пятница, 27 октября 2017 г.

Джихад на Синае

Джихад на Синае

26.10.2017

Как голод заставил пойти на мировую враждующие террористические группировки ХАМАС и ФАТХ и почему единый палестинский фронт парадоксальным образом выгоден для Израиля.

Враждовавшие палестинские группировки ФАТХ и ХАМАС на днях примирились. Заклятые враги, делящие между собой власть в Палестинской автономии, согласились дружить не от хорошей жизни. ХАМАС находится в тяжелейшем финансовом положении, и недовольство жителей сектора Газа, который эта группировка контролирует, только растёт. Меж тем помощь нынешних союзников ХАМАСа – Турции, Катара и Ирана – ограничивается сейчас в основном моральной поддержкой.
И тут, на беду ХАМАСа, в секторе Газа возникла еще одна экстремистская исламистская группировка, куда более радикальная, чем сам ХАМАС, и с каждым днем у нее становится все больше сторонников. Если это и не откровенный ИГИЛ (запрещённая в России организация), то явно что-то игилоподобное. При этом параллельно на Синае действует группировка «Вилайет Синай», еще два года назад присягнувшая ИГИЛу и ведущая кровопролитные бои с регулярными египетскими войсками. Но угрожает «Вилайет Синай» не только Египту, но и ХАМАСу. Тем более что теперь у игиловцев появились союзники внутри сектора Газа. Египет при этом со своей стороны усиливает блокаду сектора и своё давление на ХАМАС.
В такой ситуации, испытывая угрозы извне и изнутри и не обладая достаточными запасами ликвидности, руководство ХАМАСа под давлением египетского президента Ас-Сиси согласилось на мир с ФАТХом. Если подписанные соглашения действительно будут реализованы на практике, что пока само по себе не очевидно, то в сектор Газа приедут чиновники и полиция Палестинской администрации. Хотя их инкорпорация в правящие структуры сектора будет чисто формальной и реальный контроль останется за ХАМАСом, власти Палестинской автономии начнут выплачивать зарплаты Газе.
Египет в ответ на такую сговорчивость ХАМАСа откроет контрольно-пропускной пункт «Рафиах», находящийся на границе сектора и Синая. Это, вероятно, немного улучшит тяжелейшее экономическое положение в секторе Газа и ослабит финансовое давление на ХАМАС. К тому же у группировки появляется дополнительный бонус – возможность разделить ответственность за царящую в Газе разруху и списать её со своей неповоротливой хамасовской бюрократии на Палестинскую администрацию в лице Махмуда Аббаса.
Выгоды от примирения для самой Палестинской администрации просчитываются гораздо хуже, и они, по существу, формальны, но Аббас, дни которого у власти заканчиваются, вполне вероятно, хочет оставить после себя хоть какое-то «наследие» в виде хотя бы «на бумаге» единого государства.
Да и восстановление хороших отношений с Египтом – тоже неплохое наследие, преемникам Аббаса не помешающее хотя бы уж потому, что Египет может оказывать сильное давление не только на Палестинскую администрацию и ХАМАС, но и на Израиль.
Случившееся примирение в любом случае – значимое достижение египетской дипломатии. Именно нежеланием обострять отношения с Египтом на фоне выстроенного с таким трудом сотрудничества в борьбе с боевиками «Вилайет Синай» – Израиль поставляет разведданные об этой группировке и помогает ликвидировать ее членов беспилотниками – объясняется такой сдержанный тон реакции Биньямина Нетаньяху на заключенные соглашения.
Palestinian Authority President Mahmoud Abbas poses for a picture with a delegation of the Federation of Jews from Arab countries, during a meeting at the Muqaata in Ramallah, West Bank, on March 28, 2016. The delegation met with Abbas in order to promote dialogue, good relations, and peace between Israel and the Palestinians. Photo by Hadas Parush/Flash90
Интересы Израиля заключенная мировая, естественно, вообще никак не учитывает: Палестинская автономия не требует от ХАМАСа ни признания еврейского государства, ни разоружения, ни обязательств избегать провокационных действий. Фактически же ХАМАС, инкорпорированный в официальные учреждения Палестинской автономии, получит таким образом международное признание, не отказываясь от своей экстремистской идеологии.
На данном этапе лидерам ФАТХа и ХАМАСа выгодно вести борьбу с Израилем сообща. Создание единого палестинского фронта потребует от Израиля изменений в тактике. Главная опасность – внедрение в секторе Газа «ливанской модели», при которой террористическая организация, как, например, «Хезболла», сохраняет свои вооруженные формирования, никоим образом не подотчетные государству, но при этом получает представительство в правительстве и парламенте, и со временем западные страны, за исключением США, начинают относиться к террористической группировке, как к респектабельной политической партии.
A Palestinian boy looks up during a rain storm while walking through a neighbourhood destroyed during the 50 day conflict between Israel and Hamas, in the Shejaiya neighbourhood of Gaza City on October 19, 2014. United Nations chief Ban Ki-moon said that the promised aid funds to rebuild would go towards the
Поскольку же режим Аббаса коррумпирован, а ХАМАС – крайне популярен на территории Палестинской автономии, то у него есть возможность прийти к власти и вовсе демократическим путем. Такой сценарий крайне нежелателен для Израиля и вынуждает еврейское государство поддерживать нынешний режим Аббаса как меньшее из зол.
Однако во внутренней палестинской политике племенной и клановый факторы очень значимы и намного важнее любой идеологи. Хамасовцу из Газы, например, проще иметь дело с человеком из ФАТХа из Газы, чем с хамасовцем из Шхема. Вообще, на уровне народных масс жители территорий Палестинской автономии недолюбливают обитателей сектора Газа, и наоборот.
Вероятно, что самым сильным человеком в Газе станет не кто иной, как Мухаммад Дахлан – уроженец Хан-Юнеса и бывший начальник палестинской службы безопасности. Дахлан всегда был против нападений на израильских граждан, активно занимался бизнесом и имеет много контактов с политиками еврейского государства. Дахлан способен повлиять на ХАМАС, и это очень даже неплохо для Израиля. Не говоря уж о том, что Объединенные Арабские Эмираты, стоящие за Дахланом, пытаются всеми возможными способами воевать с радикальными исламистами как у себя, так и в Йемене, и даже в Европе. Вероятно, ОАЭ используют Дахлана как троянского коня по отношению к ХАМАСу. Но вряд ли что-то быстро поменяется – военное крыло ХАМАСа не сложит оружие, даже если политическое крыло признает Государство Израиль.
«Ливанская модель», кстати, помимо опасностей для Израиля, несет в себе и некоторые преимущества: респектабельность и представительство в официальных органах власти накладывает ограничения на действия террористической организации – уже нельзя творить всё, что придёт в голову. Вместо этого надо решать социальные проблемы, собирать голоса на выборах и объяснять свои действия вечно недовольным избирателям и мировому сообществу. Это как с армией: когда террористическая организация превращается в официальное боевое формирование, то она, с одной стороны, усиливается, но с другой – утрачивает все преимущества партизан. Но ЦАХАЛу проще воевать с другой армией, чем с партизанским отрядом.
Александр Гринберг

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..