четверг, 30 декабря 2021 г.

Народный Ким России и Израиля

 

Народный Ким России и Израиля

image17502dddddddd

Фото: navigato.ru

Одному из самых знаменитых и талантливых иерусалимских москвичей или московских иерусалимцев исполнилось 85 лет. Поздравляем мэтра от всей души!

Предлагаем вашему внимание интервью, которое Юлий Черсанович дал в январе 2020 года израильской журналистке.

Если бывают легендарные люди, то это — он. Сын корейского переводчика и учительницы русского языка, испытавший на себе все прелести коммунистической «дружбы народов», сумел ухватить атмосферу свободы шестидесятых и выразить ее в песнях, которые стали по-настоящему народными. Бард, поэт, сценарист и драматург Юлий Ким — о своем детстве, о диссидентстве и о том, чего он не успел сделать в жизни.

— Юлий Черсанович, это правда, что любовь к сочинительству вам привила мама, которая присылала из зоны самодельные книжки?

— Это чистая правда. Мама моя сочиняла стихи очень давно, еще с конца двадцатых, когда она преподавала в школе русский язык и литературу. Я в какой-то степени пошел по ее стопам, потому что тоже закончил педагогический институт. Она, конечно, привила мне любовь к литературе и неистребимую тягу рифмовать. Она очень много сочиняла для школьных нужд, и позже я тоже начал сочинять для стенной газеты, для школьных праздников. Одно стихотворение даже послал в «Пионерскую правду», после чего получил вежливый отказ. Это меня не остановило, и я даже писал сочинения по литературе в стихах. А в институте я уже начал сочинять песни.

— Вы же маму увидели в первый раз, когда вам было десять лет.

— Да. Я прекрасно помню тот день, когда мама вернулась из зоны. Мы с сестрой побежали ее встречать, и перед нами стояла совершенно незнакомая женщина. А перед ней — дети, которые ее не помнили. Нам пришлось выстраивать отношения заново. Она была арестована в 38-м году вслед за отцом, который в том же году был расстрелян как японский шпион. Мой отец, Ким Чер Сан, принадлежал к обширной корейской диаспоре в Москве и занимался переводами с корейского на русский и обратно при редакции «Иностранного рабочего», которая потом стала называться «Иностранной литературой». Мама получила пятилетний срок как «член семьи изменника родины». Мы с сестрой писали ей письма на зону, а она на их основе сочиняла стихи. Вместе с соседкой по нарам, которая была художником-иллюстратором, они мастерили самодельные книжки. Мы с сестрой, конечно, зачитывали эти книжки до дыр.

— Вы знали, что мама находится в лагере?

— Мы считали, что она в командировке. А что касается отца — нам сказали, что он скончался от болезни. Подробности мы узнали намного позже. А копии этих книжек теперь хранятся в Музее жертв политических репрессий в Москве.

— Вы росли с бабушкой?

— Да. Родственники со стороны мамы — это старое русское духовенство, настоящие люди из народа, привыкшие жить на земле. Мама была красавицей с длинной русой косой, которую она сохранила до конца своих дней. Я помню такой случай, когда бабушка решила послать мамины стихи в «Пионерскую правду» без указания, конечно, того, где находится автор. Нам пришел очень трогательный ответ, что «стихи прекрасные, и чувствуется связь матери с ее детьми». А связь эта происходила за десятки тысяч километров!

— А с корейской родней у вас общения не было?

— Корейская родня возникла, когда уже началась реабилитация. Их насильно депортировали в Среднюю Азию, вместе с другими дальневосточными корейцами. Там они вскоре преуспели, занялись сельским хозяйством и вполне неплохо себя чувствовали. А спустя годы, когда появилась возможность вернуться, немногие из них согласились оставить насиженные места. В отличие, например, от крымских татар, которые рвались обратно в Крым. С корейскими родственниками мы стали переписываться еще с конца войны, но не могу сказать, что у нас сложились какие-то близкие отношения. У них была своя жизнь, у нас — своя. Так что корейская культура прошла мимо меня.

— А как получилось, что мальчик с такой непростой биографией попал в самый центр московской творческой тусовки?

— А это произошло очень просто. Я закончил школу в 54-м году. До этого нам с мамой не разрешали селиться в Москве, и мы скитались по Советскому Союзу. Когда Сталин умер, стало значительно легче, и на анкету уже почти никто не смотрел. Поэтому я поехал в Москву поступать в институт. Сначала присматривался к журналистике, но увидев, какие там требования и какие там люди учатся, решил, что мне, мальчику из провинции, там ничего не светит. Поэтому пошел на педагогический. Тем более что от мамы-учительницы я многому научился. И мне страшно повезло, потому что со мной учился Юрий Визбор. Он был на год старше. Я с ним общался, а через него познакомился с теми людьми, которых потом назвали «поколение шестидесятников». Среди них — Петр Фоменко, ставший потом великим театральным режиссером.

— И он тоже учился на педагогическом факультете?

— Да. А режиссером стал намного позже.

— Он вас ввел в круг московской богемы?

— Да, а в круг московской творческой интеллигенции я попал благодаря другу, прозаику Юрию Ковалю. Он привел меня в мастерскую художников. А там всегда были застолья, песни под гитару, бесконечный праздник молодости и творчества. Я тогда впервые начал бренчать на гитаре, до этого, в моем детстве, считалось, что гитара — это мещанский инструмент. И вот туда зашел режиссер Теодор Вульфович, которому требовались барды для эпизода в его фильме. И так получилось, что мы попались ему на глаза. И тогда я впервые получил заказ написать песню специально для этого фильма. Она называется «Фантастика-романтика», моя первая песня для кино.

— А есть разница между тем, когда вы пишете на заказ, и тогда, когда вы пишете для себя?

— Почти нет. Часто у меня бывали лирические высказывания в песнях, которые были написаны по заказу. Хотя, с другой стороны, когда пишешь песню к определенному сценарию, то нужно проникнуться атмосферой, личностью героя, перевоплощением.

— Вы знаете, мои дети, родившиеся в Израиле, очень любят ваши песни. Особенно из фильма «12 стульев». Когда я им сказала, что иду на встречу с их автором, они просто не поверили. Им казалось, что эти песни были всегда, их нельзя просто взять и сочинить.

— Мне это, конечно, очень приятно. Да, у меня были удачи, и их оказалось немало.

— А как вам работалось с Захаровым, Мироновым, Гладковым?

— Прекрасно, очень легко. Гладков, как правило, шел за мной, то есть я обычно писал текст, а он на него сочинял музыку. С Дашкевичем было по-разному, иногда он придумывал сначала музыку, а я подгонял текст. Но, как правило, конфликтов не случалось. Работалось очень хорошо.

— Шестидесятые годы немыслимы без диссидентства, в котором вы тоже участвовали.

Фото: gdb.rferl.org
Фото: gdb.rferl.org

— Да, когда Сталин умер, новое поколение людей начало переосмысливать все то, что происходило в Советском Союзе. Хотя широких репрессий уже не было, наоборот, начались реабилитации, но права человека в Советском Союзе нарушались повсеместно. И появлялись люди, которые пытались с этим как-то бороться. Никто их не финансировал, они действовали на свой страх и риск. Тогда же появился самиздат, а вместе с ним и тамиздат. Там были, конечно, такие звезды, как Владимир Буковский, недавно скончавшийся. Я был не самым крупным функционером, но время от времени оказывал посильную помощь. Все это закончилось тем, что мне запретили преподавать. Это было в шестьдесят восьмом году, сразу после «Пражской весны». Тогда на короткое время возникло ощущение, что у социализма может быть человеческое лицо. Но танки вошли в Прагу, и стало ясно, что человеческого лица не получилось.

— Вы любили преподавать?

— Да, очень любил. Я работал в школе для математических вундеркиндов, у меня были неплохие результаты. Но преподавать мне запретили.

— Для вас это был удар?

— Нет, все к тому шло. Было ясно, что рано или поздно доберутся и до меня, хотя я не был выдающимся диссидентом.

— Но ваш тесть, Петр Якир, был.

— А, это да. Он был легендарной личностью. Его арестовали, когда ему было четырнадцать. А выпустили на свободу в тридцать два. Они с матерью получили квартиру в Москве и приличную компенсацию, настолько, что он позволил себе поступить на очное отделение Историко-архивного института. И это понятно, почему: ему очень хотелось восстановить доброе имя своего отца, командарма Якира, расстрелянного Сталиным в 37-м году. И он действительно стал специалистом высшей пробы и мог бы даже сделать хорошую карьеру, если бы не началось диссидентское движение. Но его до поры не трогали, боялись общественного резонанса: арестовать Петра, который борется с реставрацией сталинизма, было бы слишком!

— Но, тем не менее, его арестовали.

— Да, это случилось после смерти его матушки. К моменту своего ареста он оказался практически в одиночестве. К тому времени уже очень многие прекратили с ним знакомство, потому что он прикладывался к бутылке, становился нервным, несдержанным, даже агрессивным. И тогда власти почувствовали, что он ослабел, что его можно брать.

— И он пошел на сделку со следствием.

— Да, как он сам потом рассказывал, когда его арестовали, он испытал облегчение. Единственное, что он сказал: «Я все расскажу, только не трогайте мою дочь. Она беременна». Мы уже с Ириной были вместе, и у нас намечалась дочка Наташа. После этого он быстро сломался и начал давать показания. За это публичное покаяние ему и его соратнику Красину дали самое минимальное наказание: по три года, которые тут же скостили до одного, а выпустили еще раньше.

— Как на вас отразилась эта история?

— Понимаете, Якир — это трагическая фигура. Это фигура, которая ждет большого художника, чтобы ее описать. От него отвернулись все. Ему не давали работать. Он был в полном одиночестве. Не удивительно, что он пристрастился к бутылке. Он прожил еще восемь лет и скончался в один день с похоронами Брежнева. Было такое ощущение, что страна, сама того не зная, отпевает Петра. А на нас как сказалось? Я просто ушел со своей работы в школе на вольные хлеба. Мне не препятствовали работать в театре и в кино. И понятно почему. Потому что я больше не был одиночкой. Я был частью команды. Я понимал, что если я начну выступать против советской власти, подписывать какие-то документы, то меня уволят, а проект закроют. Я не мог подставлять других людей. Поэтому я стал безопасен.

— А с нынешней властью у вас какие отношения?

— Никаких. Нынешняя власть, какая бы она ни была, не ставит перед собой цель вернуть партийную цензуру. Ведь теперь творчество зависит от спонсоров, а раньше от цензуры. В этом смысле, конечно, нынешняя ситуация лучше. Сложнее найти деньги, но тебя никто не ограничивает. Свобода творческого высказывания намного важнее денег. Можно поставить спектакль с одной табуреткой вместо декораций, но это будет свободный спектакль. Это самое важное. Поэтому я могу писать все, что угодно, даже с намеками на нашу теперешнюю власть. И если это не персонально, я имею в виду лично Путина, то это пройдет.

— Тем не менее вы так и не стали любимцем властей. Ваши песни пошли в народ, их поют не только на бардовских фестивалях, но в электричках. А никаких особых государственных званий вы не получили.

— Как вам сказать. Я не жалуюсь. Я получил достаточное количество славы, признания, популярности. Хотя, конечно, я не могу сравниться с популярностью Шаова или Городницкого. Но для меня это не важно. Мне достаточно того, что я имею.

— А сегодня бардовская песня популярна?

— Господь с вами, еще как! Хотя, конечно, о ней мало говорят в прессе. Иногда упоминают о Грушинском фестивале, который ежегодно проводится и постоянно имеет огромнейшую аудиторию. В пике туда приезжало до трехсот тысяч людей! Это потрясающей зрелище! Интерес к бардовской песне огромный, но он никак не отражается. О нем просто не говорят. А вообще бардовских фестивалей проходит до четырехсот в год. Вы представляете, какая эта цифра!

— А вам что ближе: бардовская песня, театральные постановки, мюзиклы?

— Я между ними большой разницы не вижу. В отличие от других бардов, я не пишу в стиле «высказывания». Я всегда завязан на сюжете, на персонажах и так далее.

— А новые песни вы пишете?

— Конечно, время от времени.

— Вам интересно браться за новые проекты? Вам вообще интересно жить?

— Конечно. Я, слава Б-гу, достаточно востребован. В основном работаю для театра. Вот сейчас заканчиваю либретто для Челябинской драмы. Затем буду работать над либретто для Московского Театра оперетты.

— Вам все удалось сделать?

— Я сразу задаю себе вопрос: а что мне не удалось? Мне не удалось выполнить несколько своих творческих задач. Но это не из-за власти. Пока руки не дошли. Или время не поспело для такого рода сочинений. Но я не опускаю рук. Я продолжаю работать.

Мы встречались с Юлием Кимом в его иерусалимской квартире, где он проводит половину времени. В России у него работа, известность и привычная среда. В Израиле — атмосфера свободы, согревающее солнце и ощущение спокойствия.

Беседовала Майя ГЕЛЬФАНД

Юлий Ким: «Читающие Тору»

Они по городу идут — читают Тору.

Они в автобусах сидят — читают Тору.

Они за рыбою на рынок, за бумагою в контору

Коридорами идут, читают Тору.

 

У моря Красного лежат — читают Тору.

У Средиземного лежат — читают Тору.

Они лежат, они сидят, они стоят, они идут,

Они едят и пьют — и тут читают Тору!

 

Трясёт Исландию — они читают Тору,

Колотит Грузию — они читают Тору,

Ливану Персия поставила четыре партии

Ракет «земля-земля» — они читают Тору.

 

Мне замечательно — они читают Тору.

Мне отвратительно — они читают Тору.

Их уважают, унижают, обожают, обижают, ают, ают,

А они её читают.

Декабрь, 2008

Источник 9tv.co.il

isrageo.com

«Потомки победителей» или Возвращение к норме

 

«Потомки победителей» или Возвращение к норме

promem

.

Игорь Черниховский

«Почему мы, потомки победителей, должны стыдиться и каяться, вместо того, чтобы гордиться славным прошлым?»
Вопрос прокурора суду на заседании по поводу закрытия Международного Мемориала.
И правда. Почему? В той, не сказать чтобы новой, виртуальности, кою там, в зазеркалье, мнят собственной историей, Мемориалу места нет, ибо он эту виртуальность отрицает самим фактом своего существования.

И в унылых мозгах псов режима как дважды два выстраивается цепочка — раз в их, этой самой виртуальности, никаких преступлений и злодеяний не было, значит на них, любимых, злостно клевещут да и вообще, Мемориал чему? Тому, чего, по их мнению, и не было вовсе, а если и было чего, то, сами знаете — кто старое помянет…Я вполне понимаю психологический шок, который ныне испытали многие. Понимаю, но не разделяю, ибо всей логикой последних событий этого и следовало ожидать.

Мемориал был абсолютно чужеродным телом в нынешнем рейхе, возводимом под командованием маленького подполковника. Ну примерно, как большая хоральная синагога в гитлеровском Берлине. По степени чужеродности это вещи одного порядка и да, правозащитная легальная организация в фашистской стране невозможна по определению. Так что — всё логично и рационально в той жути, что имеет место быть там, за поребриком.

сталинисты – новости на информационном портале Горских евреев СТМЭГИИ происходит всё это при практически тотальном, в лучшем случае, равнодушии, а то и одобрении биомассы, окончательно ныне свободной от химеры совести, от памяти и элементарного уважения и сочувствия миллионам убиенных, среди которых и их, совсем недалёкие предки.

Так что наблюдаем мы не только, а может и не столько за очередным преступлением режима, но и ещё за чудовищным, как по своему масштабу, так и по цинизму экспериментом по отъёму исторической и просто человеческой памяти. Оставьте политику и историю. Просто, помните своих мертвецов, чтите их память.

Петр Белов в Музее истории ГУЛАГа — Блоги — Эхо Москвы, 23.11.2021
П.Белов. Беломорканал

Теперь им никто не будет мешать говорить, что и чтить-то некого, ибо ничего и не было. Не был СССР террористическим государством, как злонамеренно хотел показать Мемориал, не было и преступлений против человечности.

И вообще, неча. Тут, понимаешь, гордиться надо, а не думать. И здесь, запрещённая ныне организация, самим фактом своего существования мешала срезать, уничтожить целые пласты истории не только одной России, но и бывших её колоний, перед которыми она также должна нести ответственность за террор, голод, массовые убийства и депортации. Не было этого. Какие у вас к нам, вообще, претензии?

Рассказывают, что ещё в 90-е, в ельцинские времена, будучи с каким-то визитом в Германии, маленький подполковник попал на какое-то международное мероприятие. Там, представитель Эстонии резко высказался о годах советской оккупации его страны, после чего наш герой демонстративно в гневе покинул зал. Нет, это не тот случай, когда правда глаза колет. Просто они и по сей день почитают себя вправе лезть всюду, а отрицание такового права воспринимают, как плевок в лицо себе любимым. И мнений в нынешнем зазеркалье может быть, как и всегда, там, только два — его, недофюрера и ложное, а стало быть вредное. И распространением таковых вредных мнений и занимался Мемориал, смущая умы подведомственной биомассы.

У них, кремлёвских паханов, свои планы на эту страну и самой страшной угрозой этим планам является правда об истинной их истории ХХ-го века,в то время, как их «версия» оправдывает и освящает всё, что они уже сделали и только собираются сотворить.

Это в их «реальности» сталинский СССР боролся за мир, это у них население Западных Украины и Белоруссии радостно встречали освободительный поход Красной Армии, а страны Балтии были присоединены к «братской семье народов» абсолютно законно и сообразно нормам международного права. Что, в свою очередь, оправдывает и утверждает право паханов на Украину и другие страны бывшего Союза, на сферы влияния, придаёт им наглости и уверенности в праве кидать предъявы цивилизованному миру.

Можем повторить! — DRIVE2Они вышли из Совка, они его порождение и продолжение, а потому так и бесит их любая критика того болота, что произвело их на свет Б-жий. И опять, Совок в их версии, в их виртуальности даёт легитимацию ныне творимым ими подлостям. И ещё и по сей причине правда об СССР выбивает почву у них, из под ног.

Этого они допустить, конечно, не могли. И снова повторю — не было ещё в истории более чудовищной попытки подлога, искажения правды, подмены понятий, где добро и зло поменялись местами. И Мемориал здесь им абсолютно не нужен, не нужен стране с его единым учебником истории, а значит и с единой «историей».

Им, «потомкам победителей», напоминали, что рабы победителями не бывают, что они, исторические лузеры, так же исторически обречены оставаться на обочине цивилизации, показывая миру, как не надо, нельзя. Каждый раз, когда они начинали раздувать щёки, «гордиться», их тыкали носом в зловонную субстанцию, ими же и произведенную, выставляли на всеобщее осмеяние. Ну как такое можно простить?

Но снова подчеркну главное — при тоталитарном режиме свободы мнений, тех же исторических оценок и трактовок не может быть по определению. На самом деле, аномалией было то, что Мемориал просуществовал до сего дня. Просто, теперь всё вернулось в «норму». К вящей радости, судя по вакханалии в Рунете, не только власти, но и подведомственной популяции.

Что ж, чудовищный эксперимент над собственным народом, начатый большевиками более ста лет назад продолжается. Он знал и подъёмы и послабления, именуемые оттепелями, но, будем честны, не прекращался ни на минуту. И сейчас мы просто присутствуем при очередном закручивании гаек.

Культ личности Сталина — ВикипедияТам это легко, памятуя о весьма благодарном и отзывчивом на это дело человеческом материале. Совок и Постсовок удивили мир дважды. Первый раз — создав режим такой чудовищной жестокости и бесчеловечности, совершив такие преступления, которых не ведали даже тирании древнего Востока. Второй — когда небезуспешно, в масштабах страны попытались всё это скрыть, обелить, переписать и отменить бывшее своей новой виртуальностью, пестуя всё низкое, подлое и рабское в собственном народе.

Навязав им, как норму, рабство, более и хуже того — объявив, что это рабство и есть свобода и его надо нести всюду, куда они только могут дотянуться своими кривыми лапами.

И да, они настолько уверены в своей правоте, что не сомневаются — «их» люди делать то, что делает Мемориал не будут. А по сей причине, либо наспех и грубо сшитая уголовка, как в случае Юрия Дмитриева, либо утверждения на голубом глазу, как то и было на суде, что де, правозащитная деятельность финансируется врагами из-за рубежа. Всё, как и всегда за поребриком — всё зло оттуда. Да и права человека тоже от лукавого.

Я уверен — это не безумие, а вполне прагматичный расчёт, как было и во времена сталинских процессов. Власть насаждает этот бред вполне сознательно, всё с тем же горячим сердцем, но холодной головой. Она просто приводит страну к тому, что почитает нормой. А потому и жуткий случай с посадкой на четыре года пьяного дуралея, помочившегося на чей-то там портрет, прекрасно вписывается в общую картину кажущегося безумия. Равно как и религия «великой» Победы с их камланиями у каменных истуканов, стояниями на гвоздях босых девочек и т.п.

Безумие, как норма и ложь, отрицание права оплакать своих мертвецов, параллельно с гордостью за миллионы трупов своих же, в самими же устроенной мировой бойне. Намеренное лишение народа подлинной памяти о своём прошлом, самолюбование и гордость за то, чего не было или было совсем не так. Какая там правда? О каком Мемориале вообще может идти речь?

Вполне ожидаемый вопрос — а нам, эмигрантам, какое до всего этого дело? Но это не так. Все мы, так или иначе, выходцы из зазеркалья, хотим мы того или нет. И это наша история, наших родителей, дедушек и бабушек. А значит, плюют в лицо и нам тоже, не говоря уже о том ничтожном проценте нормальных и порядочных, кто ещё там остался. И да, там, за поребриком, окончательно сформировался фашистский режим, несущий угрозу всем, нам с вами тоже. И молчать об этом, просто, непорядочно.

А так, действительно, там всё вернулось к обычной русской норме. Их норме, где Мемориалу места нет. А потому не удивляйтесь, не падайте в обморок. Всё по плану. Какой такой Мемориал? Потомки победителей, мать их…

 

Авторский блог

Декабрь 2021

Делать свою работу, ничего не делая

 

Делать свою работу, ничего не делая

_113904164_mediaitem113904162ffffffffffff

Фото: ichef.bbci.co.uk

«Век живи, век учись», гласит русская народная мудрость, как и ее английский аналог «live and learn». Президентский век власти в США недолог, но тоже поучителен, и на его первых порах наш вице-президент учится у президента.

В мае прошлого года 77-летний сенатор Джо Байден, кандидат в президенты среди демократов, дал 18-минутное интервью 43-летнему чернокожему Ленарду Ларри Маккелви, который ведет свое шоу на канале Comedy Central под псевдонимом Шарлемань Та Год, присвоив себе имя французского короля Карла Великого. Речь, естественно, шла о популярности Байдена среди афроамериканцев. «Я выиграл в каждом округе. Я получил самую большую в истории долю голосов чернокожих, даже больше, чем Барак Обама», — сказал он и не обещал, а гарантировал, что в случае победы его напарницей станет чернокожая женщина. «Если вы колеблетесь голосовать за меня или за Трампа, то вы не чернокожий», — заявил Байден, и эта смелая фраза вызвала недолгий ропот негодования, но быстро забылась. Байден сдержал слово, и его вице-президентом впервые в истории США стала дочь ямайца и индианки, которая усвоила этот урок.

В беседе с тем же Шарлеманем в позапрошлую пятницу Камала Харрис этого не коснулась, а когда он спросил, кто на самом деле президент этой страны, Джо Байден или Джо Манчин — сенатор-демократ, который пошел наперекор президенту, мигом ответила: «Да ладно тебе, Шарлемань, это Джо Байден». Тот заметил, что иногда такого не скажешь. «Нет, нет и нет, вступилась за президента его напарница, — это Джо Байден, и не заводи разговор, как республиканец, президент он или нет. Это Джо Байден, а я вице-президент, и меня зовут Камала Харрис». Это был достойный отпор, но параллельно шли политпересуды, будто между Байденом и Харрис нет былой дружбы. Как написала New York Times в прошлый четверг, среди своих в Западном крыле Белого дома Камала Харрис в частном порядке объясняла, почему к ней так несправедливо относятся даже либеральные СМИ, считая некомпетентной бездельницей. 57-летняя Харрис уверена, что все дело в ее «небелости», и тут досталось даже Хиллари Клинтон, которая пыталась стать первой женщиной-президентом. «Двойной стандарт, к сожалению, жив и здоров, — сказала 57-летняя Харрис корреспондентам Times Кэти Роджерс и Золану Канно-Янгс. — О ней говорят всякое, как и обо мне или о других женщинах, участвовавших в президентской кампании, и вообще обо всех, но на самом деле это… цвет кожи». В сонетах к Марии Стюарт покойный Бродский назвал ее белой вороной для своего столетия и добавил, что, «с этой точки зрения, ни на пядь не сдвинете шотландского барона». Камала Харрис в таком случае ворона черная, и, с точки зрения, что Америке системно присущ белый расизм, не сдвинуть ни ее, ни Байдена, ни прочих левых политиков, прекрасно понимающих, что суть вовсе не в этом.

Как написали корреспонденты Times, Хиллари Клинтон раз в несколько месяцев общается с Камалой Харрис по телефону, а в ноябре этого года побывала в ее вице-президентском офисе в Западном крыле Белого дома. Как сообщил вашингтонский корреспондент ВГТРК (Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании) Денис Давыдов, «как только об этой встрече стало известно, поползли слухи, что дамы обсуждали расклады на случай досрочного ухода Джо Байдена. Руководство страной взяла бы в свои руки Камала Харрис, а Хиллари Клинтон стала бы ее вице-президентом». Такие слухи ползли и раньше, в основном касаясь неизбежной, а возможно, и запланированной досрочной замены Байдена его напарницей. Покидающая в новом году Палату представителей Карен Басс, демократка из Калифорнии, в интервью New York Times сказала, что Белому дому следовало бы активнее защищать Харрис от нападок справа. «Я знаю, и все мы знаем, что ей трудно, как бывает со всеми ‘первыми’, — заявила 68-летняя афроамериканка Басс, — А быть первой женщиной вице-президентом, а при этом быть первой черной и быть первой азиаткой — втрое трудней. И мы знали, что ей придется трудно, но это затянулось, и мне кажется совершенно несправедливым». И то верно, но, опять же по Бродскому, на чей вороний взгляд.

В ноябре канал CNN сообщил, что, судя по всему, отношения президента и вице-президента можно считать тупиковыми, и сослался на почти три десятка источников в Белом доме, которые сказали, что Харрис чувствует себя в одиночестве, в отличие от других членов администрации. При этом один бывший помощник Камалы Харрис сказал, что «трудно не заметить энергию, с которой Белый дом защищает белого мужчину, зная, что Камала Харрис почти год принимала на себя удары, на которые в Западном крыле не пожелали ответить». Помощник имел в виду министра транспорта Пита Бутиджаджа, который в разгар кризиса с доставкой товаров и продуктов взял отпуск по семейным обстоятельствам. Как и Камала Харрис, открытый гей Бутиджадж тоже стал в своем роде «первым», и в 2020 году оба претендовали на Белый дом среди демократов. Но сейчас Сабрина Сингх, пресс-секретарь Камалы Харрис, сказала корреспондентам Times, что «вице-президент активно работает с президентом, координируя с партнёрами, советниками и демократами Палаты (представителей) и Сената предстоящие цели администрации».

Венцом этого хаоса мнений и перспектив стало интервью Камалы Харрис каналу CBS, которое было записано раньше и появилось в воскресной программе «Face the Nation». Ведущая программы Маргарет Бреннан поинтересовалась, как отноститься к мнениям некоторых демократов, будто Камале Харрис поручили заведомо невыполнимые задания, а теперь ее в этом обвиняют. «Нет, — с обычной улыбкой ответила Харрис, — не думаю, что меня подставили. Я вице-президент Соединенных Штатов, и все, с чем я имею дело, сложно и не может быть решено на другом уровне. Нужно решать много других сложных дел, чем я, в сущности, занималась всю жизнь, и сейчас то же самое». До Сената она была генеральным прокурором своего штата Калифорния, но ни там, ни там звезд известности с неба не хватала. На вопрос Бреннан, как относиться к тому, что ее критикуют за цвет кожи, Харрис ответила уклончиво. «Оставляю судить об этом другим, — сказала она. — Я же делаю свою работу». В этом она права, хотя ее критики считают работу вице-президента тем, что итальянцы называют dolce far niente — «сладким бездельем».

О неумении Камалы Харрис «делать свою работу» в своем же коллективе говорят нелады в ее офисе с первых дней вице-президентства. В начале декабря один ее бывший помощник в интервью газете The Washington Post назвал Харрис «хулиганкой» («bully»), которая доводит подчиненных «постоянной душераздирающей критикой». В июне другой источник, отрекомендованный изданием Politico как непосредственно знающий работу аппарата вице-президента, образно выразился, что там «людей с самого верха бросают под автобус, держат на коротком поводке и царит атмосфера враждебности, которую люди часто чувствуют на себе». Переходя к более ощутимым метафорам, он добавил, что «это место, где не чувствуешь поддержки, а где с тобой обращаются, как с г…м». Недавно от Камалы Харрис ушли начальник отдела связей Эшли Этен и старший советник, она же пресс-секретарь Симона Сандерс. Как уже было сказано, защитники Харрис обвиняют Байдена в том, что он взвалил на хрупкие политические плечи первой женщины вице-президента, такой груз, как кризис на южной границе. Комментатор канала CNN и бывший конгрессмен Бакари Селлерс сказал, что ей поручили невыполнимое, о чем знали заранее, а пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки заявила, что такие кадровые подвижки, как в офисе Камалы Харрис, естественны, и к ним нужно быть готовым. Это тоже вызывает образ вороны, но не из сонета Бродского, а из басни Эзопа в переложении дедушки Крылова.

Российский рубль обвалился в ожидании переговоров Байдена и Путина

 

                                      Фото из ФБ

Российский рубль обвалился в ожидании переговоров Байдена и Путина

Российский валютный рынок провожает 2021 год сильнейшим за месяц падением рубля. Курс доллара на Московской бирже вырос на 1,44% и поднялся до 75,06 рубля, курс евро превысил отметку 85 рублей.

Как пишет издание РБК, рубль дешевеет на фоне ухудшения ситуации на внешних рынках и снижения нефтяных котировок. Также падение рубля связывают с предстоящим сегодня телефонным разговором президента РФ Владимира Путина и президента США Джо Байдена.

Переговоры президентов пройдут в 23:30 по московскому времени. Их инициатором выступил Путин.

По словам пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова, они нужны для достижения компромисса "с учетом принципиальных позиций" перед заседанием Совета Россия — НАТО, которое запланировано на 12 января."Это очень сложные субстанции — те вопросы, которые на повестке дня", — отметил Песков.

Напомним, в середине декабря МИД РФ выдвинул требования к США и НАТО по гарантиям безопасности для Российской Федерации и государств — членов Организации Североатлантического договора. В их числе — не принимать в НАТО страны бывшего СССР. По сути, Путин хочет оставить в сфере своего влияния все постсоветское пространство.

Архивное фото с Пугачевой совершило фурор в соцсетях

 Архивное фото с Пугачевой совершило фурор в соцсетях


Архивное фото с Пугачевой совершило фурор в соцсетях


Знаменитый российский исполнитель Игорь Николаев взбудоражил социальные сети, опубликовав архивное фото с примадонной российской эстрады Аллой Пугачевой.

На своей странице в Instagram он показал, как встречал Новый год более 20 лет назад.


На снимке, обнародованном Николаевым, позировали Пугачева, российский композитор Игорь Крутой и его супруга Ольга.

"Судя по елочке на балкончике, это новогодние деньки на "майамщине" где-то в конце прошлого века! Эх, хорошо было, весело и беззаботно! Но сейчас, друзья, ничем не хуже! Жизнь продолжается! С оптимизмом смотрим в Новый, 2022-й", - отметил Николаев.
 


В комментариях под фото некоторые пользователи не узнали Пугачеву. За сутки снимок набрал более 22 тысяч лайков. Пользователи пожелали знаменитым артистам счастья и здоровья в Новом году, отметив, что "годы летят, как птицы".

Минздрав расширил кампанию вакцинации четвертой дозой: кто в группе

 Минздрав расширил кампанию вакцинации четвертой дозой: кто в группе


Минздрав расширил кампанию вакцинации четвертой дозой: кто в группе

Генеральный директор министерства здравоохранения Нахман Аш расширил кампанию вакцинации четвертой дозой вакцины против коронавируса.

Соответствующее решение он вынес вечером, 30 декабря.

Четвертая доза вакцины разрешена к использованию лицам с ослабленным иммунитетом. Такое решение было принято на фоне вспышки заболеваемости штаммом коронавируса Omicron.

"Решение было принято из-за опасений, что данная группа лиц наиболее уязвима", – сказано в коммюнике.

Аш отметил, что представители сферы здравоохранения рассмотрят возможность разрешить кампанию ревакцинации на другие группы лиц.

Напомним, что 27 декабря первый израильтянин получил четвертую дозу вакцины от коронавируса. Вакцинация была проведена в рамках исследования эффективности четвертой дозы вакцины.

Читайте нас в Telegram.

Запретив Мемориал, Путин совершил революцию, прогрессивней которой не было со времен Адама и Евы

 


 Запретив Мемориал, Путин совершил революцию, прогрессивней которой не было со времен Адама и Евы

 

Запретив Мемориал, который осуждал Органы, совершавшие Великое Дело уничтожения всякого, кто 

хотя бы подумает покуситься, Президент России Владимир Путин совершил революцию, сравнимую с 

Октябрьской и Великой Французской. Которую давно было пора совершить!

Потому что со смерти Сталина и до дня уничтожения Памяти в судебном порядке (которую принудили 

взять псевдоимя Мемориал, пахнущее могилой) Советский Союз и его Павопреемница Федерация 

шли по проклятому пути. В течение 79и лет при изменниках Великому Делу создания Человечества

-Монолита Хрущеве, Брежневе, Горбачеве, Черненке и Ельцине, и даже при выпестованном Органами 

Андропове, великая очистительная деятельность ЧК-ГПУ-НКВД-КГБ в части организации голодомора, 

террора, заградотрядов, расстрелов в подвалах и полигонах находила частичное осуждение. 

Явившись истинной причиной распада Великой Советской Страны на осколки. Теперь это покончено. 

На память о осужденных и проклятых положен конец!  

Великий Ленин уничтожив мир, основанный на вознаграждении за собственные деяния а не на 

бескорыстном служении Цели, при котором за любое сопротивление Власти полагаются муки, 

в сравненье с которыми казнь – всего-навсего казнь – милость – являлся основоположником 

Большого Начала. Великий Сталин продолжил начатое так славно, что разницы между семью, 

двадцатью и сорока миллионами уничтоженных не было никакой. Однако со смертью Бессмертного 

Вождя и Учителя к власти пришли изменники, правившие Россией восемь десятков лет. Теперь с этим

 покончено. Компетентные органы, устранившие контроль сгуманистнейшей партии, взявшие власть 

с приходом 21ого века, снова стали не погрешимыми. Не только в настоящем и будущем, но и в 

прошлом. Отныне и навсегда (как при Ленине-Сталине) никакого сочувствия осужденным Советской 

и Послесоветской Властями не может быть. Чекисты не ошибаются. Они святы. В благодарность 

за их великие действия по управлению массами, им положено жить лучше других, и никто осуждать 

власть не вправе поодиночке и толпами. Пытки, которые проводили Органы Правопорядка, 

сохраняя видеозаписи мук как отчет о работе, были и останутся правовой нормой.

Да Здравствует Путин – вождь всего Суверенного Человечества!

Да будет славна Наша Великая Родина и ее компетентные органы!

Вечная Слава Голодоморам, Террорам, ГУЛАГам, Заградотрядам, и их осуществителям надзирателям, 

расследователям и расстреливателям!

Слава ЧК-ГПУ-НКВД-МГБ-КГБ и их СверхПравоНаследнице ФСБ!

Ура Нам!

Иван Державный Автор Ивангелия от Ивана и других патриотических Святцев

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..