пятница, 27 декабря 2013 г.

ДРАКОН И КРАСАВИЦА



В сказках все понятно, логично и разумно. Имеется зло - дракон, пожирающий юных девиц. Есть добро - рыцарь, поразивший дракона. В политике, в истории государств, все, подчас, запутано, смято, переврано. Дракон, оказывается, тоже живое существо – ему кушать надо. Девиц в том царстве –  государстве было множество, а дракон один. И вообще, никто бы не узнал о рыцаре, если бы не было идолища поганого. В истории России случалось всякое, но такого прожорливого «дракона» , как Иосиф Сталин, на троне не было никогда. Прежде считалось, что и рыцаря не нашлось, способного бросить вызов злу. Помер дракон своей смертью в родной, зловонной пещере и на родном диване, но не станем забывать о больном воображении народных масс, о тяге к сказке и мифу.
Леонид Млечин опубликовал новую книгу о «вожде народов». В ней никаких, особых открытий я не нашел, удивило точное название труда этого известного историка и журналиста: «Сталин. Наваждение России». Тем самым, Млечин подчеркнул, что к написанию книги его подвигли не новые данные о генералиссимусе, не открытие очередных архивов, не какая-то своя, оригинальная оценка тридцатилетнего правления тирана, а современное состояние умов в России, точнее некое расстройство этих умов, обусловленное патологической любовью к палачу и садисту – Иосифу Джугашвили. В финале своего расследования автор раскрывает сущность названия: «Сталин остается наваждением России. Наваждение – то, что по суеверным представлениям, внушено «злой силой» с целью соблазна, объясняет академический словарь  русского языка. Обман чувств. Призрак». Проще говоря, Сталин, как нечистая сила, соблазнил Россию, ввел ее в языческий грех культа  своего собственного врага – самого коварного разрушителя этого славянского государства. Мистика? А что еще остается, когда умом понять моду на тирана – людоеда никак невозможно.  Отсутствием ума – можно.
Вот эта недоуменная растерянность перед «гласом народа» и составляет самое любопытное в труде Млечина. Он и цитаты, в завершении книги, подбирает соответствующие: «Если главным героем страны является  садист, тиран и изверг рода человеческого Иосиф Сталин, как такая страна может быть счастливой? Она запрограммирована на несчастье». Артемий Троицкий.
«Режим Ленина-Сталина физически уничтожил десятки миллионов. Демографический прогноз численности населения народонаселения России на 200 год, сделанный Дмитрием Менделеевым, который глубоко и профессионально увлекался демографией, - 600 миллионов человек. Где они? Исчезли от рук «успешного менеджера» Сталина». Лев Любимов.
«Общество не может начать уважать себя и свою страну, пока оно скрывает от себя страшный грех – семьдесят лет тоталитаризма, когда народ совершил революцию, привел к власти и поддерживал античеловеческий, варварский режим… Продолжать скрывать от себя эту историю означает неявно оставаться соучастником этого преступления». Сергей Караганов.
Увы, на каждого разумного человека найдется дюжина идиотов, причем в любом государстве мира. Россия здесь не исключение. Возможно, я слишком грубо насчет «идиотов». Скажем мягче, видимо тех, кто не желает считаться участниками преступления. В любом случае, рано или поздно, любовь к усатому людоеду должна была вылиться в миф о насильственной смерти «имени Россия». Кто убил – пустой вопрос. Давно известно, только одна страшная сила могла победить «вождя народов» и разрушить СССР.
«Они должны были убить Сталина». Именно этими словами завершилась вечером 9 апреля 2012 г. передача Андрея Караулова «Момент истины». Этого Караулова, фигуру крайне скандальную, перебрасывают с канала на канал. Нынче его приютил, к стыду своему, прежде знаменитый и талантливый 5-ый канал С. – Петербурга. Канал недавно перелопатили. Рейтинг, ничего не поделаешь. Нынче зритель в России активно потребляет «стрелялки», «мочилово» и ложь в количествах, превосходящих  массу агитпропа в СССР. Особенно любима и желанна ложь с «коричневой» окраской.
Год назад юдофоб М. Полторанин первым рассказал Караулову на другом канале «Ц», что «вождя народов» убили Каганович, его сестра Роза и Берия. Он же два года назад издал книгу «Власть в тротиловом эквиваленте. Хроника царя Бориса» (М., Алгоритм, 2010)., в которой значилось, что реальная власть в стране находится в руках «паханата» во главе с правящим тандемом Медведев-Путин. Тандем, однако, полностью лег под враждебную России всепланетную олигархию и ее закулисный штаб в лице могущественной организации Бнай-Брит и выполняет его установки и волю. От народа русского подло скрывают, что в соответствии с этими установками в России должно остаться не более 35 миллионов человек для обслуживания добычи природных ресурсов, больше Западу, за исключением отдельных ценных специалистов и ученых, не нужно. Получается, не Сталин активно сокращал население подвластного государства, а все те же «проклятые буржуи» и «мировая закулиса» строили ГУЛАГи, разжигали войны, проводили коллективизацию и устраивали голодоморы. Сплошные ребусы и «кроксворды». Не совсем понятно и то, почему Караулов, чтущий интересы власти, затащил в свою передачу такого врага Кремля, как Полторанин. Видимо, юдофобия, сама по себе, и есть бесплатный пропуск к любому экрану в России.
За два года до исторических изысков Полторанина на экраны ЦТ вышел сериал «Охота на Берию», в котором многомиллионным зрителям на протяжении девяти серий «доказывалось», что злодей Берия отравил доброго дедушку Сталина, он же был готов предать родину, захватить власть и хотел убить чудного, честного парня Васю Сталина. Кагановича с Розой в фильме не было, как и не было рассуждений о характере тоталитарной власти Сталина, а было то, что враги СССР погубили «вождя народов». Но это ладно – художественный вымысел, версия, на совести авторов. Другое дело, когда с аудиторией начинают говорить на языке «фактов» и «документов».
А потому вернемся к «Моменту истины». Караулов ведет рассказ издалека: оказывается, враги России начали работу по разрушению державы задолго до Горбачева и Ельцина, которому тот же Полторанин служил верой и правдой. И здесь еврейские козни налицо. Еще Ротшильд дал Ленину миллионы зеленью под акции Крыма, где давно «жестоковыйный народ» хотел устроиться с комфортом и в замечательном климате. Патриотами евреи СССР не были, а только и думали, как оккупировать новую «черту оседлости», на полуострове Крым. Караулов, с помощью того же Полторанина и ряда странных, подтасованных к передаче лиц, «доказывает» враждебность еврейской нации тем, что в СССР был издан миллионными тиражами ?! «Катехизис еврея», в котором народу Торы было предписано соблюдать только свои интересы. Молотов, в спайке со своей женой – Жемчужиной – хотел устроить Еврейскую республику, оккупировав курортную зону, и поставить над ней президентом «великого еврейского актера Михоэлса», как буквально и было сказано ведущим. Именно об этом «шептались» на идише Голда Меир и Жемчужина в «Метрополе», куда «бегала» супруга члена политбюро. (Заговорщицы, оказывается, были подругами в юности, так как обе из Минска). Караулов убежден, что его станут уличать его во лжи, просто по той причине, что потребитель «Момента истины» всей душой примет и поверит сказанному, как поверит и в то, что убежденная сионистка Голда Меир мечтала отправить российских евреев в Крым, забыв о Земле Обетованной.
В общем, заговор против Страны Советов – дело доказанное.  Сталин же сначала дал себя опутать коварным иудеям, а затем мудро пресек попытку евреев оторвать от России самый лакомый кусок. Он убил Михоэлса, арестовал Жемчужину, начал травлю космополитов, покончил с ЕАК, развернул «Дело врачей»,  поняв, что враги СССР - 200 000 продвинутых евреев (именно 200 000 тысяч, как указано в программе А. Караулова) и велел этих продвинутых выселить на Новую Землю, «куда уже были завезены доски для бараков и колючая проволока». Берия же с Кагановичем сообразили, что хозяин переступает красную черту и это может быть чревато очередной мировой войной с использованием ядерного оружия, в которой СССР наверняка потерпит поражение, и отравили хозяина. В финале передачи стал совершенно не понятен ее пафос. С одной стороны – евреи - злодеи убили «вождя народов», с другой, получается, спасли России от ужасов ядерного Апокалипсиса. Но дело-то в том, что черносотенная пропаганда никогда не стремилась свести концы с концами, не боялась противоречий и прямой лжи. Главное - создать шумовой фон, за которым должен прослушиваться извечный призыв: «Бей жидов! Спасай Россию!» Вот почему обречены на провал все попытки «избранного народа» доказать своим врагам, что его представители тоже люди, а не ядовитые пауки или нечистые твари. Всегда, когда слышу список замечательных еврейских фамилий: генералов, ученых, конструкторов, писателей, актеров и прочих – подозреваю, что это сами потомки Иакова, под прессом антисемитизма, стремятся доказать сами себе, что они тоже люди. Но это так, к слову.
Увы, на сегодня, именно реваншисты и юдофобы и есть подлинная оппозиция нынешней власти в России, а не толпа правдолюбцев-интеллигентов с Болотной площади. Подлинная оппозиция Кремлю убежденна, что любимого Сталина, с учетом даты смерти, убили ритуально, из мести. Путин – агент тайной организации Бнай Брит и наследник Боруха Эльцина, Дмитрий Медведев – так тот и вовсе не Медведев, а Мендель Давид Аронович. Никто не удивится, если с экрана того же, 5-го канала, станут доказывать, что евреи таки пьют кровь христианских младенцев и никакого Холокоста не было в помине. Да что там этот провинциальный канал - совсем недавно на главном, московском – первом канале – профессиональный юдофоб Александр Гордон с компанией «доказывали», что США сами обрушили башни-близнецы, чтобы развязать войну с исламом и завладеть минеральными ресурсами арабских стран. Та передача тоже получила высочайший рейтинг. Это невозможно, скажет кто-то, это дикость, невежество, средневековье, но точно такими же словами, только в отношении  народа Гете и Шиллера, утешали себя евреи в 30-х годах прошлого века.
Верна книга Млечина и все, приведенные в ней, цитаты. Без особого труда можно опровергнуть лживую передачу под глумливым названием «Момент истины», но дело-то в том, что Сталин оказался победителем в драке с фюрером, а не наоборот. Отсюда может следовать тревожное заключение, что народам мира (вспомним хотя бы такие просвещенные нации, как немцы и японцы), чтобы поумнеть мало здравого смысла, исторических фактов и нормального чувства самосохранения. И все мирные усилия направить любую страну в русло свободного, демократического развития – напрасны. Необходимо прямое, военное поражение в обычной кровавой драке, именуемой войной, а нынешняя война с Россией не может не быть планетарной, грозящей полным исчезновением человеческого присутствия на Земле. Небо хранит Россию, даровав ей несметные земельные наделы. Так что, пусть они там будут счастливы в том, что считают счастьем.  Любят Сталина, верят, что убила его Роза Каганович, убеждены, что дважды два – десять и проводят Олимпийские игры, только бы жили тихо, не строили коммунизм или фашизм, не захватывали сопредельные страны, не дарили новейшее оружие бандитам и продавали нефть с газом по приличным ценам. Миру хватит мороки с нынешним опаснейшим, пассионарным злом: разными формами агрессивного ислама.
 Когда я писал этот текст трудно было предположить, что на место "арабской весны" грянет Майдан, и "собрание русских земель" станет не меньшей опасностью миру, чем джихад слуг Аллаха.


ИЗРАИЛЬ. НАЧАЛО НАЧАЛ. ВЛАДИМИР ТЕМКИН.



 
Восемнадцатого ноября 1890 года в порт Яффо вошел трехмачтовый корабль из России. На берегу собрались все уважаемые люди из числа новых еврейских иммигрантов. В стороне сидят турецкие чиновники, курят кальян и пьют кофе, не обращая внимания на еврейскую суету. Несколько встречающих на небольших лодочках подплывают к кораблю.
На берег сходит чернобородый человек, который на голову выше всех окружающих. Встречающие шепчутся: «Лицо у него, как у царя… Ротшильд велел встретить его с почетом... Смотрите, даже турецкие чиновники в его присутствии почтительно стоят…»

Прибывшему нет еще и тридцати, официально зовут его Зеев Темкин, но больше знают под русским именем Владимир. Он был одним из основателей всероссийского союза «Ховевей Цион» («Любящие Сион»). Теодор Герцль в те дни еще писал пьесы для венских театров и думать не думал о Земле Израиля. А во всех концах Российской империи евреи уже носились с одной мыслью: «Надо ехать!»

Десятки тысяч из них ищут лучшей жизни в Новом свете. Но «любители Сиона» направляют свой взгляд не туда, а на кусок земли, который всему миру кажется заброшенной провинцией, а евреям — воплощением их тысячелетних мечтаний. Сион! Палестина!

«Ховевей Цион» не сразу, но удается получить официальный статус: указ Александра III создает Общество вспомоществования евреям-земледельцам и ремесленникам в Сирии и Палестине или просто Одесский комитет. Этот комитет и направляет Владимира Темкина в Яффо, чтобы упорядочить помощь еврейским эмигрантам.

Однако Темкин не мог удержаться в рамках, которые определил ему Одесский комитет. Поддержка нескольких крошечных поселений — что это для мыслителя, творца, народного трибуна, выдающегося оратора? Видя за своей спиной мощное движение по всей России, в том числе среди состоятельных людей, Темкин стремился создать реальную основу для освоения Земли Израиля. Программа его была такова: выкупить эту землю за народные деньги, а затем отстроить ее.

Понимая, что не каждый, кто хочет купить себе кусок поля, может это сделать, он считал, что комитет должен сосредоточить в своих руках большие участки земли в разных местах страны, делить их на мелкие наделы и продавать эмигрантам. Ближайшим помощником Темкина стал выдающийся «выкупатель» земель Йегошуа Ханкин, который к тому времени уже приобрел земли, на которых был основан Реховот, а в дни, о которых идет речь, готовился приобрести те, где впоследствии появился город Хадера. У Ханкина был преданный компаньон в лице местного араба со связями в среде высших чиновников и немало партнеров с капиталом. Младший товарищ Темкина, Моше Смилянский, вспоминает, как воспринимали того современники: «Арабы на улицах уступают Темкину дорогу. Старики и старейшины, сидящие на своих стульях вдоль улицы, встают в его честь и приветствуют его. Вокруг стоит шепот: "Рас эль яхуд!” (князь евреев)...»

Комитет, возглавляемый Темкным, располагался в узком переулке, петляющем, как змея, и соединяющем таможню с городской улицей, на втором этаже арабского дома, куда ведут узкая и темная каменная лестница. Ступени ведут в узкий коридор, из которого попадаешь в большой зал на два окна, выходящих в переулок. Зал целыми днями гудит от множества людей, как пчелиный улей. Это «первопроходцы», которых русские корабли сотнями извергают каждый вторник.

Возле кабинета Темкина целыми днями толпятся люди, ожидая своей очереди увидеть его. У одних к нему дело, они слышали о нем еще до приезда из галута, а у некоторых никакого дела нет, они просто хотят его увидеть. Первые заходят по очереди в его кабинет, а последние стоят и смотрят на этих счастливчиков с завистью. У выходящих лица светятся надеждой...

Это совершенно особое положение, которое занял Темкин в Яффо, почет со стороны и евреев, и арабов, и турок, частично объясянется его личной харизмой, а частично — привезенными им миллионами франков от Одесского комитета. Однако значительную роль, видимо, играло то чувство, что в его лице многомиллионное еврейство Российской империи вышло наконец на авансцену истории. Евреи возвращаются на землю предков. 

Темкин надеялся, что выкуп палестинских земель станет общенародным усилием, а не уделом множества мелких покупателей, частью просто авантюристов. Однако довольно скоро зависть и конкуренция между евреями стали главным препятствием на его пути. Маклеры и посредники заполонили Яффо, буквально охотясь за еврейскими покупателями. Чем больше Темкин и Ханкин стремились централизовать процесс выкупа земли, тем хуже вели себя их конкуренты — взвинчивали цены, натравливали людей друг на друга. Смилянский вспоминает: «Темкин ходил, как тень. Печаль и отчаяние пропахали глубокие борозды на его лбу. Он был обременен заботами, загружен работой по двадцать часов в сутки, не зная отдыха ни днем, ни ночью. Из-за множества хлопот он забросил работу: не писал в Одесский комитет, не вел необходимые записи в книгах и не занимался бухгалтерией. В результате он вышел за рамки бюджета. Денежные дела запутались, исчезла грань между личными и общественными деньгами. Растерянность росла с каждым днем».

Между тем среди иммигрантов все больше распространялась эпидемия малярии, затем к ней добавился еще и тиф. Многие из недавних иммигрантов осаждали Темкина, требуя вернуть их в Россию.

И вот в один несчастный день вышел запрет турецкого правительства на иммиграцию евреев и на покупку земли. В один день были потеряны все деньги, вложенные как задаток в сделки по приобретению участков. Все приезжавшие вынуждены были возвращаться. Турецкие чиновники издевались над иммигрантами с привычной жестокостью.

Темкин не сдался. Он боролся с запретом, и даже поначалу немного преуспел. Он установил порядок выплаты «бакшиша» — взяток туркам, благодаря которому в Яффо продолжали впускать иммигрантов. Он находил различные уловки, чтобы помочь Ханкину завершить дела с покупкой земли. Но это не могло продолжаться долго. Вскоре комитет отозвал Темкина, не пробывшего в Палестине и года, назад в Одессу.

У неудачи Темкина было множество причин. Например, у него не было поддержки со стороны евреев Западной Европы и правителей великих держав — той поддержки, которую смог получить Герцль десять лет спустя. Однако и полного провала тоже не было. Ханкин продолжал покупать земли — на приобретенных им участках стоят сейчас несколько еврейских городов и десятки поселков. И поток еврейских иммигрантов из России в Землю Израиля не прекращался с того самого дня.

Вскоре по возвращению из Яффо Темкин был назначен казенным раввином Елисаветграда и оставался в этой должности до самого 1917 года, продолжая активно участвовать в сионистском движении. После революции же он переехал в Европу и присоединился к Жаботинскому. Два последних года своей жизни Темкин возглавлял союз сионистов-ревизионистов. 

Незадолго до кончины Темкин еще успел выступить в качестве свидетеля во французском суде, дав показания в пользу Ш. Шварцбурда — еврея-анархиста, который отомстил за гибель тысяч евреев и застрелил в Париже Симона Петлюру. Суд, кстати, Шварцбурда оправдал.

Скончался Владимир-Зеев Темкин 25 декабря 1927 года в Париже, так что эта заметка приурочена к годовщине его смерти.

В статье использован перевод воспоминаний М. Смилянского, выполненный Г. Майзель. Воспоминания являются частью книги А. Яари, которая готовится к выходу в издательстве «Место встречи».


Меир Антопольский

АДРЕС МАНДЕЛЬШТАМА


      «В Петербурге мы сойдемся снова,
        Словно солнце мы похоронили в нем,
        И блаженное, бессмысленное слово
        В первый раз произнесем»
                                      Осип Мандельштам

  Горд тем, что владею  журналом «Звезда», №5 за 1928 год. В номере этом  первый роман Вениамина Каверина  «Скандалист или Вечера на Васильевском Острове», опять же впервые, в печати  «Смерть Вазир Мухтара» Юрия Тынянова, и главное, главное! «Египетская марка» Осипа Мандельштама. Только рукопись была перед типографским шрифтом в этом питерском журнале, отпечатанном в количестве 3.500 экземпляров. Сколько их выжило, этих книжек, не ушло на раскурку, не сгорело блокадных печах?
 Глеб Струве в своем очерке о Мандельштаме писал: «В 1925 году вышла в свет первая книга прозы Мандельштама – «Шум времени». В 1928 году она была переиздана под названием «Египетская марка», с присоединением одноименной повести, напечатанной в промежутке в одном из советских журналов».
 Вот он – предо мной – этот журнал, выпущенный из типографии «Печатный двор», Ленинград, Гатчинская 96.
 «1928 год таким образом – вершина литературного пути Мандельштама». – пишет дальше Струве. Вершина, связанная с Петербургом. Таким, каким этот город был для поэта.
 «Где-то между Сенной и Мучным переулком, в москательном кожевенном мраке, в диком питомнике перхоти, клопов и оттопыренных ушей зародилась эта странная кутерьма, распространявшая тошноту и заразу». Это проза «Египетской марки».
 Я там был, там жил. Ну, не на Сенной, но совсем близко от Тенишевского училища – альма матер Мандельштама. В очерке поэта, посвященном училищу,  читаю: «…. На Моховой, в собственном амфитеатре, с удобными депутатскими местами, на манер парламента, установился довольно разработанный ритуал, и в первых числах сентября происходили праздники в честь меда и счастья образцовой школы».
 В этом амфитеатре открыли, со временем, детский театр Брянцева.
 Вот еще один раритет в моей библиотеке: толстенный том под названием «Весь Петроград на 1923 год». Красиво, богато он издан, в год НЭПа, надежд на реставрацию нормальной жизни в городе и России.  О театре Брянцева там сказано так: « (Моховая, 35, т. 574 – 85). Театр организован на основании распоряжения Петрогубсоцвоса 5 июля 1921 года… Основной задачей Т.Ю.З. является пробуждение и воспитание здорового театрального вкуса среди подрастающего поколения»  
 Пересмотрел там, в свое время, все спектакли, воспитывая «здоровый театральный вкус». Значит, и я учился почти в той же школе, что и Мандельштам. Впрочем, мне это только кажется. Мне просто хочется, чтобы было так. Мания адресов завораживает. 
 Но где жил сам поэт?  Добрая половина тома «Всего Петрограда» занята фамилиями практически всех жителей города, тогда весьма немногочисленных.  Причем, узнать можно не только адрес, телефон ( крайне редко), но и профессию гражданина.  Ищу, перелистываю желтые, хрупкие  страницы. Семь Мандельштамов в адресной книге: Исай Бенедиктович – инженер, Мария Абрамовна – учительница, Мария Ивановна – машинистка, и вот он - адрес поэта! «Мандельштам Осип Эмильевич, литератор Гесслеровский пер. 27». Квартира не указана. Появилась ли памятная доска на  этом доме в неприметном переулке на Петроградской стороне? Вряд ли.
 Впрочем, памятных досок потребовалось бы слишком много.  Не был Мандельштам домоседом. Вот отрывок из биографической справки: «Осенью 1923 года Мандельштам жил в Крыму, в Гаспре, зимой в Киеве. Потом снова в Москве и Петрограде». Поэт жил везде и нигде, как и положено настоящему поэту.
 И все-таки, Мандельштам только родился в Варшаве, но детство и юность свою провел в Петербурге, а потому город этот можно с полным правом назвать родиной поэта, а этим все сказано.
 Есть в моей библиотеке «Путеводитель по Ленинграду» за 1934 год: невидное, скупое бедное издание. Время надежд кончилась, наступала эра террора. Рекламы в этом путеводители немного, а список граждан и вовсе отсутствует. Впрочем, в путеводителе его и быть, как будто, не должно. Есть в этой книге список переименованных улиц, площадей, парков, переулков: Мещанская ул. стала Гражданской, Гороховая – Дзержинского, Калачий пер. – пер. Ильича, и так далее…. Тщетно ищу Гесслеровский. Судя по всему, он остался «нетронутым». Можно отправить письмо с точным адресом. Только неясно, зачем и кому?
  Впрочем, сам Мандельштам отметил в «Египетской марке»:  « Петербург чем-то напоминает адресный стол, не выдающий справок, - особенно в районе Дворцовой площади…. Еще раз повторяю: величие этого места в том, что справки никому и никогда не выдаются».
 Любил ли город Петра Мандельштам? Трудно сказать. У настоящего поэта любовь – ненависть неразделимы, неразлучны, неразличимы. «И страшно жить и хорошо!» - признавался Осип Эмильевич в «Египетской марке».
 Из статьи «Слово и культура»: «Трава на петербургских улицах – первые побеги девственного леса, который покроет место современных городов…. Наша кровь, наша музыка, наша государственность – все это найдет свое продолжение в нежном бытии новой природы». Это о Петербурге, задушенном большевиками, истоптанным грязными сапогами, изгаженным испражнениями, умирающим от тифа. Но было и другое: молодость и надежда.
   Поедем в Царское село!
   Свободны, ветрены и пьяны,
   Там улыбаются уланы,
   Вскочив на крепкое седло….
    Поедем в Царское село!
  Написано Мандельштамом до того, как этот пригород Питера переименовали в Детское село и Пушкин. А вот что писал поэт, когда чума переименований захватила город:  «Петербург объявил себя Нероном и был так мерзок, словно ел похлебку из раздавленных мух».
 Впрочем, не только в переименовании дело. Вот стихи Александра Сергеевича Пушкина, написанные задолго до большевистского переворота:
 Город пышный, город бедный,
 Дух неволи, стройный вид,
 Свод небес зелено – бледный,
 Скука, холод и гранит.
«Скука, холод и гранит». Мандельштам бежал из Петербурга – Петрограда - Ленинграда, чтобы убедиться в мерзости Москвы, Киева, Воронежа, и лагерной, смертельной бездны Черной речки….
 Он погиб на востоке, но всегда стремился на юг. Надежда Мандельштам пишет во «Второй книге»: «Мандельштам убеждал меня, что тяга на юг у него в крови. Он чувствовал себя пришельцем с юга, волею случая закинутым в холод и мрак северных широт…Мандельштам… никогда не забывал, что он еврей, но «память крови» была у него своеобразная. Она восходила к праотцам и к Испании, к Средиземноморью, а скитальческий путь отцов через Центральную Европу он начисто позабыл».
 Не тот климат, не тот цвет лиц, не тот градус злобы. И ненависть к пришельцам. В той же «Египетской марке»: «Есть люди, почему-то неугодные толпе, она отмечает их сразу, язвит и щелкает по носу. Их недолюбливают дети, они не нравятся женщинам».
 Мандельштам родился в век толп. Его и казнила организованная толпа – самосудом, как и случайного героя, из короткой повести, впервые напечатанной в журнале «Звезда».
 Толпа начала 20-х годов обозначена в томе «Весь Петроград» поименно: слесари, наборщики, счетоводы, техники, акушерки…. Город, после кошмара военного коммунизма, был готов работать, любить, рожать детей….
 Читаю рекламу: «Склад галантереи и парфюмерии И.Ш.ЛЕВИН…. Марсельское, туалетное мыло собственного изготовления», «Клуб «ДОМИНО»… Рулетка, Тридцать и сорок, Баккара, Джокер, Шмен-де-фер, Макао и др. Артистические понедельники и четверги…. Только апробированные русские и иностранные вина».  «ЕВРОПЕЙСКАЯ ГОСТИНИЦА, уд. Лассаля 1-7. Телефон! 131 – 15 и 139 – 08. Функционирует в полном объеме. Вновь отреставрированные комфортабельно обставленные комнаты с ваннами. Имеются РОСКОШНО ОТДЕЛАННЫЕ АППАРТАМЕНТЫ».
 В таком мире, с «ваннами», «марсельским мылом», играя в джокер, все еще можно было жить. В те годы толпа не была так страшна, как  всего лишь через стремительных десять лет, когда она превратилась по приказу свыше в толпу убийц и жертв.
 Толпа двадцатых позволила Мандельштаму напечатать «Египетскую марку». Толпа тридцатых годов убила его.
 Но и в таком выводе лишь часть правды. Настоящего поэта нельзя убить. Он убивает себя сам. Это только кажется, что большие поэты покорны власти и черни.
 «Я от жизни смертельно устал,// Ничего от нее не приемлю,// Но люблю мою бедную землю // Оттого, что другой не видал». Стихи написаны Мандельштамом в семнадцатилетнем возрасте. «Бедная земля» – это прежде всего Петербург, задолго до «десяти дней, перевернувших мир».
 Вернусь к фолианту «за 1924 год». Делаю это специально, вновь привлеченный «адресным» текстом из «Египетской марки».
 «Государственный академический драматический театр (ГАТЕДР) б. Александринский. ( Александринская пл. т. 138 –131, служ. каб, зав. худ. ч. Юрьева Ю.М. тел 144 – 64)»
 Какое жуткое название – ГАТЕДР. Может быть, из этой жути и появились строчки Мандельштама: « Ведь и я стоял в той страшной терпеливой очереди, которая подползает к желтому окошечку театральной кассы – сначала на морозе, потом под низкими банными потолками вестибюлей Александринки. Ведь и театр мне страшен, как курная изба, как деревенская банька, где совершилось дерзкое убийство ради полушубка и валенных сапог. Ведь и держусь я одним Петербургом – концертным, зловещим, желтым, нахохленным, зимним». 
 У Карла Маркса в «Нищете философии» есть такие строчки: «Петр Великий варварски низвергнул русское варварство». Все-таки неглупым человеком был этот внук раввина. Вечное несчастье России – жестокий характер реформ. И как здесь не вспомнить, каким варварским способом была низвергнута совсем недавно Советская  империя.
 Читаю первые строчки «Путеводителя по Ленинграду»: «И съезд советов Союза Советских Социалистических Республик считает вполне справедливым удовлетворить просьбу Петроградского совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, поддержанную резолюциями рабочих всех фабрик и заводов Петрограда о переименовании города Петрограда в Ленинград.
                        Председатель Второго съезда советов Союза ССР М.И.Калинин.
                                                                                          Секретарь А.Енукидзе.
                                                                        (принято 26 января 1924 г.)
  Справочный фолиант, оплаченный непманами Петрограда, вышел всего лишь за пять месяцев до этой даты наступления варварской эры. Следовательно, он был последней адресной книгой этого города, где можно было встретить фамилию Мандельштама. К Ленинграду этот поэт уже не имел никакого отношения.
  Мандельштам некогда пробовал жить в своем городе, по особому, несуществующему  адресу, и имя этому месту было Петрополь: «Мне холодно. Прозрачная весна // В зеленый пух Петрополь одевает…. В Петрополе прозрачном мы умрем».  Не вышло. Он не смог остаться в своем городе, в городе детства и юности. В городе «прожилок и детских припухлых желез». Редко кому из нас это удается.
 Впрочем, и Ленинградом Мандельштам так и не смог назвать  Петрополь.  В тридцатом году он написал хрестоматийное:
                                Петербург! Я еще не хочу умирать:
                                У тебя телефонов моих номера.
                                 Петербург! У меня еще есть адреса,
                                 По которым найду мертвецов голоса.
   Что еще может раскрыть ушедшее время так, как книги, старые книги, причем любые: наполненные ярким, художественным содержанием, или скупым адресно-справочным текстом?
 Да, я не назвал еще четырех Мандельштамов, проживающих в Петрограде 1923 года.
 Мандельштам Роза Григорьевна – педагог. Пантелеймоновская 27-а.
 Мандельштам Сергей Яковлевич - секретарь Г.У. В.-О, 7-ая линия, 30.
 Мандельштам Эмиль Вениаминович – кожевенник, К. Либхнехта, 16.

 Мендельштам Яков Исаевич – актер, Пантелеймоновская, 7.   

КОЗЛИНОЕ МОЛОКО рассказ

   
          

 В большой продуктовый магазин  города Тель-Авива привезли новый товар: кефир из сои. Все новое нуждается в рекламе. Реклама эта, как говорится, «двигатель прогресса». Хотя какой прогресс от творога из бобовых -  не знаю. Просто так устроен человек: он не способен останавливаться на достигнутом. Вот новый продукт придумали, в котором нет холестерина и всякой иной пакости, укорачивающей нашу жизнь.
 В общем, хотите жить долго, ешьте продукты из соевого молока. А не хотите, продолжайте пить коровье.
 Так или примерно так говорит своему русскоязычному покупателю Белла. Она это делает очень убедительно, потому  Беллу и ставят на пропаганду и агитацию всего нового, что попадает в супермаркет.
-        Скажите, что это за продукт? – спрашивает у Беллы аккуратный старичок с очень неаккуратной физиономией.
-        Это новый кефир, уважаемый, - вежливо и с улыбкой отвечает Белла.
-        Еще один, - склонив голову набок, старичок пронзает Беллу острым взглядом. – Скажите, а зачем им так много кефиров. У нас в Мелитополе имелся один - и все были довольны. Я, знаете, вставал очень рано и шел за ним в магазин. Тем, кто вставал рано, и вовремя занимал очередь, кефир доставался. Ну, а те, кто любил поспать, покупали только молоко, слабой жирности, потому что все сливки снимало начальство. Так мы жили там. Здесь сливок сколько угодно - были бы деньги.
-        Хотите попробовать? – спрашивает Белла словоохотливого покупателя, подцепив кефир на разовую деревянную ложечку.
-        Это бесплатно?
-         Совершенно!
 Старичок пробует, просит еще. Он доволен.
-        Так вы говорите, из какого это молока?
-        Это не молоко, это соя.
 Старичок смотрит на Беллу так, будто она ему сообщила, что не позже завтрашнего дня в Израиле состоится  землетрясение в десять баллов, и все Еврейское государство поглотит морская пучина.
-        Пардон, - совладав с дыханием, начинает старичок. – Соя, если я не ошибаюсь, есть растение.
-        Точно! – улыбается Белла. – В этом и заключается исключительная польза нашего кефира, особенно для людей пожилых.
-        Вы шутите, - старичок обнажает в улыбке все 32 искусственных зуба. – Здесь, в Израиле, все шутят. У нас, в Мелитополе, евреи тоже любили пошутить. Евреи везде шутят. Мы такой народ.
-        Я не шучу, - говорит Белла. – Мне, уважаемый, не до шуток. Я работаю в торговле, и мне доверили ответственное задание по рекламе нового продукта: вот этого кефира из сои.
Старичок энергично делает шаг в сторону Беллы, при этом он шепчет тоном заговорщицким, будто хочет сообщить ей страшную, военную тайну:
-        У сои нет сосцов.
-        Правильно, - кивает Белла, - а молоко есть.
Теперь старичок смотрит на нее, как на умалишенную. Он ей втолковывает, словно малому ребенку:
-        Нет сосцов, нет сисек, не про вас будет сказано. Откуда взяться молоку?
-        Из сои, - насупившись, упрямо отвечает Белла.
Старичок оглядывается, будто в поисках поддержки. В магазине полно покупателей, но новинкой никто больше не интересуется.
-        Можно еще попробовать? – спрашивает старичок.
Белла охотно угощает въедливого покупателя. Тот долго смакует кефир.
-        Козлиное! – вдруг радостно сообщает он. – Я такое пил в местечке у бабушки.
 Тут Белла заводится.
-        Козел не молоко дает, а сперму, - сообщает она старичку. – Это не продукт питания, а размножение, если вы не забыли, уважаемый.
-        Почему я должен был забыть? – насупившись, спрашивает старичок.
-        Потому что козье молоко вы назвали козлиным, - все больше раздражаясь, отвечает Белла.
-        Я не адиёт, - сообщает на это старичок. – Я знаю, что у козла сосцов нету. Просто в нашем местечке  такое молоко называли козлиным. Это было давно, еще до войны, что вы можете знать о том времени.
 Белла поднимает руки, словно для защиты.
-        Я ничего не знаю о том времени. Я знаю, что мой продукт приготовлен из соевого молока. Он очень вкусен и полезен. Я вам настоятельно советую этот кефир приобрести.
-        Слушайте, - говорит старичок. – Мне восемьдесят лет. Что вы мне говорите про пользу. Я не собираюсь умирать. У меня нет никаких болезней, не сглазить бы. Я всегда ел, что давали. Нас не интересовал всякий там холестерин. Молоко было молоко, сметана – сметана, творог- творог, а колбаса была колбасой. И никто, должен вам сказать, не держался за печень. Держались за живот, когда от голода кишки сводило или понос мучил, не про нас будет сказано.
-        Вы приехали в Израиль, - говорит Белла. - Здесь о старшем поколении думают врачи и диетологи. Все хотят, чтобы вы жили не сто лет, а сто двадцать, поэтому придумали и этот соевый продукт.
-        А зачем им это надо? - пожимает плечами старичок. – Одно дело я помру завтра, а другое - буду еще жить 40 лет на пособии. Им что, некуда деньги девать?
-        Какие-то вы дикие вещи говорите, - начинает нервничать Белла.
 Но старичок, будто ничего не слышит и не видит, он, молча, смотрит на раскрасневшуюся мастерицу рекламы, напряженно раздумывая о чем-то своем. Вдруг сияет, найдя решение.
-        Все понял. Этот кефир просто назвали соевым в шутку, а на самом деле его приготовили из козлиного молока.
-        Хорошо, - шипит Бэла. – Пусть козлиное молоко. Только от козлов, вскормленных на сое…. В общем, привет от вашей бабушки.
-        Сомневаюсь, - пальцем правой руки старичок почесывает мочку левого уха. – Это наверняка козлы из Кореи, наши еврейские козлы сою не едят.

-        Нет! Едят! – вдруг истошно орет Бэла, взмахнув руками и выпучив глаза. - Едят наши козлы сою! Едят!!

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР РУССКИХ



 Дмитрий Сергеевич Лихачев. Боюсь, последний авторитет в русской культуре, да и не только в культуре. Уж кто - кто, а знал он свой, русский народ хорошо. Родину любил, народ русский любил, но от знания этого некуда было деваться. Честность, совесть глубоко интеллигентного человека не позволяли. И вот что он писал: «Одна из основных причин многих случайностей – национальный     характер русских. Он далеко не един. В нем скрещиваются не только разные черты, но черты в «едином регистре»: религиозность с крайним безбожием, бескорыстие со скопидомством, прктитизм с полной беспомощностью перед внешними обстоятельствами, гостеприимство с человеконенавистничеством, национальное самооплевывание с шовинизмом, неумение воевать с внезапно проявляющимися великолепными чертами боевой стойкости».
 В «едином регистре». Проще говоря, в одном русском человеке может без проблем уживаться ангел с чертом. Вот она, я думаю, причина полной обреченности жизни евреев в России. Еврей, если он черт, так уж нечистый от пяток до макушки, а, если ангел, то до потрохов, до аппендикса. Ну, могут два таких разных народа ужиться? Я об определении Лихачевым национального характера русских вспомнил, прочитав интервью Алексея Германа. Вот одна из рассказанных им в нем историй:  «Вообще мгновенный переход от любви к ненависти и обратно — наше национальное свойство. Классический, несчетное количество раз повторявшийся эпизод: ужинаем с Андреем Мироновым в вагоне-ресторане. За соседним столиком — шахтерская семья. Муж поднимается с бутылкой и стаканом: «Товарищ Миронов, разрешите познакомиться. Я — Иванов, супруга Галя и дочка Леночка. Леночка, поздоровайся с дорогим нашим артистом». Миронов встает, говорит, что очень благодарен, но, с вашего позволения, выпьет лимонаду за шахтеров, за жену Галю, за дочку Леночку, за подземный труд. Проходит полчаса: «Товарищ Миронов, я не понимаю, почему, товарищ Миронов, вы отказываетесь выпить с простым рабочим? Не уважаете?» И, наконец, финальное: «Жидовская морда, брезгуешь с русским человеком!..» Таков наш народ. Такова наша жизнь».

 Откуда этот шахтер, в котором благополучно квартировал черт с ангелом,  знал, что Миронов – еврей по папе, а Герман – по маме – непонятно, но знал же!

ГОСДЕП ОБАМЫ ХАМИТ

ТАЙНА ВНЕЗАПНОЙ ДОБРОТЫ В.В.ПУТИНА


Пишут, что В.В. Путин в начале этого года был очень зол и лихорадочно закручивал «гайки» общественной жизни в России, а в конце года внезапно подобрел, перестал лихорадочно работать гаечным ключом и даже кое-какие «гаечки» заметно ослабил. Мир в недоумении. Политологи и журналисты гадают, что произошло с президентом России. Догадок множество, но о главной причине, как мне кажется, никто не догадывается.

 В начале года  проблемы в личной жизни Путина обострились до крайности. Судя по всему В.В. места себе не находил, нервничал, не зная, как выйти из рабства нелюбви в свободу счастливого чувства. Вот он и отводил душу на  бунтарях с Болотной, шутов – гороховых – девиц скоморохов, а так же на «зеленой» публике, не любящей нефтяные скважины и прочих несогласных. А тут вдруг почти всех выпустил из узилища, даже самого лютого врага погнал из зоны и устроил ему отдых в Швейцарии. Что это вдруг? А все просто. Просто для тех, конечно, кто долгие годы  жил с нелюбимой женой и , развязав мучительный узел, уходил к любимой.  Вспомним  о главном событии в жизни  страны: о разводе президента. И перестанем гадать на кофейной гуще, чего это он вдруг так подобрел. Вспомним и все поймем. И будем просить  небо, чтобы не оставила любовь В.В. Путина, не предала, не бросила, не обманула, а то… Всякое может случиться.  Даже заслуженный отпуск в Швейцарии бывшего зека способен внезапно превратиться в  кошмар.

ЭТУ СТРАНУ НЕ ПОБЕДИТЬ




 
   Click Me!Click Me!
??????????                                                          ??????????? 1??????????                                                              ??????????? 2??????????                                                          ??????????? 3??????????                                                          ??????????? 5??????????                                                          ??????????? 7??????????                                                          ??????????? 17??????????                                                          ??????????? 4??????????                                                          ??????????? 9

СПЕШУ ПОДЕЛИТЬСЯ 27 декабря



Михаэль Кориц
«Все мы сейчас русские евреи»

24.12.2013

Снежные бури в Иерусалиме и его окрестностях улеглись, сейчас о них напоминают лишь изредка встречающиеся груды потемневшего снега на обочинах дорог. Даже семьи из Тель-Авива уже не приезжают в Иерусалим с детьми, чтобы поиграть в снежки. Жизнь вернулась в привычную колею, и остается только гадать, что же послужит поводом для очередного потрясения умов и темой для разговоров.


Российская пресса взбудоражена амнистиями, но вполне возможно, что имена, внезапно заполнившие в связи с этим информационное пространство, так же стремительно из него и исчезнут.Поэтому давайте поговорим об иерусалимском снеге, пока он еще не забылся. Мне кажется ценным именно это состояние души, когда эмоции еще живы и не изгладились из памяти, но уже не настолько сильны, чтобы влиять на способность разума к анализу. Сейчас, когда проблемы жизнеобеспечения граждан, на долгое время оставшихся без электричества и воды, уже решены, а шоссе открыты для проезда, можно обсудить и вопросы, решение которых требует не спешки, а вдумчивости.

Иерусалимские евреи вдруг оказались в ситуации, столь знакомой в диаспоре, когда сама возможность жить еврейской жизнью не является очевидной, а выполнение заповеди может стать почти проявлением героизма.
Чуть более недели назад, в пятницу и субботу, улицы Иерусалима были завалены снегом по колено, а некоторые из них оказались просто перекрытыми из-за поваленных деревьев. Как писали затем в новостях, улицы совершенно опустели, лишь изредка кто-то пробирался сквозь сугробы в синагогу. Общественная молитва в эти дни превратилась в вид экстрима — по крайней мере, для жителей Иерусалима, привычно живущих в налаженном ритме своей религиозной жизни. Обычное посещение миквы, в которую мужчины-хасиды окунаются перед утренней молитвой и перед наступлением Шаббата, превратилось в преодоление полосы препятствий. Порушенные бурей столбы, на которых крепился шаббатний эрув, сделал запрещенным перенос предметов из дома в синагогу, что в Иерусалиме случается нечасто. Каждая молитва ставила перед габаями вопрос: смогут ли необходимые для миньяна десять человек добраться до синагоги, не предпочтут ли переждать непогоду дома? На удивление, и миквы, и синагоги были заполнены, молитвы и уроки проходили как обычно. Даже женская галерея, необходимость открытия которой вызывала большие сомнения при такой погоде (ведь женщины освобождены от обязанности участвовать в коллективной молитве), оказалась к моменту начала чтения Торы заполненной до отказа.

На трапезе в синагоге, посвященной завершению чтения первой книги Пятикнижия, из уст раввина общины прозвучала важная фраза: «Все мы сейчас русские евреи». Речь шла не столько о погоде, сколько об усложнении условий соблюдения заповедей.

Переезд в Израиль нередко оказывается для нового репатрианта непростым испытанием, и главное — с неожиданной стороны. Еврейство, которое в стране исхода раскрывалось как удивительная сказка, вдруг поворачивается своей обыденной стороной и — о ужас! — своими недостатками.
Иерусалимские евреи вдруг оказались в ситуации, столь знакомой в диаспоре, когда сама возможность жить еврейской жизнью не является очевидной, а выполнение заповеди может стать почти проявлением героизма. Иерусалимцы вдруг приобщились к иудаизму другого вида, где значимым оказывается само событие, а не его свойства. Упрощая, можно сказать, что существует иудаизм экстремальный и иудаизм рутинный, имеющие разные задачи и ценности. Еврейство снежное и еврейство тепличное, если хотите. 

Кто-то может подумать, что эти понятия соответствуют иудаизму в диаспоре и в Земле Израиля, но это, разумеется, не вполне соответствует действительности: есть уютные еврейские теплицы и за пределами Израиля, причем не только в Бруклине, а в то же время и в Израиле можно найти уголки, где религиозным евреем быть не просто.

То, что речь действительно идет о двух разных мирах, можно заметить, наблюдая за переходом из одного в другой. Переезд в Израиль нередко оказывается для нового репатрианта непростым испытанием, и главное — с неожиданной стороны. Еврейство, которое в стране исхода раскрывалось как удивительная сказка, вдруг поворачивается своей обыденной стороной и — о ужас! — своими недостатками. Как известно, мастерски выполненная статуя всегда будет казаться красивее живого тела, особенно если рассматривать тело вблизи. Помните ужас Гулливера, увидевшего грубую и бугристую кожу великанов?

Один мой знакомый, отстаивавший свое право на еврейство в непростой борьбе с советской властью, снял с головы кипу, увидев такую же на голове у вора. Сейчас уже ни для кого не новость, что религиозность не является синонимом праведности, и шок от «рутинного иудаизма» принимает иные формы. Например, неприятно вдруг обнаружить, что глубокие знания, которые делали человека уникальным знатоком на сотни километров вокруг, вдруг оказываются среди обычных жителей Иерусалима вполне заурядными. 

Переход в обратном направлении обычно не имеет столь шокового характера, но также может быть болезненным. Переезжая из мира, где соблюдение заповедей было жизненной нормой, в среду, где оно не имеет внешней поддержки, человек, случается, настолько теряет ориентиры, что в своей привычной обстановке не мог бы и представить этого.

Какая из форм еврейства ценнее в глазах Всевышнего? Вряд ли стоит располагать их по какой-то шкале. Говоря словами Талмуда, «больше ли, меньше ли — главное, чтобы делал ради Небес». 

Один мой знакомый, отстаивавший свое право на еврейство в непростой борьбе с советской властью, снял с головы кипу, увидев такую же на голове у вора. Сейчас уже ни для кого не новость, что религиозность не является синонимом праведности, и шок от «рутинного иудаизма» принимает иные формы.
Разумеется, любому еврею можно пожелать как можно меньше препятствий в его еврейской жизни. Когда духовное существование перестает быть экстремальным и становится нормой, это означает, что произошли принципиальные изменения внутри самой личности. С другой стороны, еще пророк Йешаягу предупреждал об опасности положения, при котором заповедь превращается в привычку и не основана на устремлениях сердца.

Граница между этимя двумя полюсами проходит в душе каждого из нас. Чем больше мы живем еврейством, тем больше его представления и принципы становятся нашими жизненными нормами. Но нельзя закостеневать в том, к чему уже привык, необходимо вносить в привычную жизнь новые, казавшиеся ранее недостижимыми вершины, для овладения которыми необходимы усилия и старания. Иногда помощником в этом может оказаться даже плохая погода.


Автор о себе:

Детство мое выпало на ленинградскую оттепель, поэтому на всю жизнь осталась неприязнь ко всяческим заморозкам и застоям. В 1979 году открыл том Талмуда в переводе с ятями, в попытках разобраться в нем уехал в Иерусалим, где и живу в доме на последней горке по дороге к Храмовой горе. Работаю то программистом, чтобы добиваться нужных результатов, то раввином, чтобы эти результаты не переоценивать. Публицистика  важна для меня не сама по себе, а как необходимая часть познания и возможность диалога с читателем. Поскольку от попыток разобраться все еще не отказался.

ЖИРИНОВСКИЙ. ЧТО ГОТОВЯТ МИРУ ЕВРЕИ.


  Евреи в Израиле без конца задают себе вопрос: "Сколько еще лет продержится Еврейское государство? " И зря "избранный народ" как правил миром, так и будет править. Нет сильнее и страшнее народа в мире. Это точно знает "сын юриста". Утешимся этим. Евреи непобедимы!

http://www.youtube.com/watch?v=uRILBF8r7EU

НУ. ПОГОДИ! И "МИРНЫЙ ПРОЦЕСС".



 У каждой из моих внучек случается период увлечения бессмертной мульти-сагой о волке и зайце. Поневоле и мне приходиться повторно просматривать эти фильмы. И вдруг я увидел, что веселые истории эти – чистая сионистская пропаганда, придуманная одними евреями. Вот повеселились ребята (Камов - он же Кандель, Курляндский, Хайт). О том, что антисемит - волк охотится в этих фильмах за евреем – зайцем и всегда оказывается в дураках, уже, кажется, писалось об этом, но одну особенность этих веселых историй я обнаружил только недавно. Дело в том, что волк и заяц постоянно стараются помириться, жить в мире, но у них ничего не получается. Думаю, не только из-за корысти: мир – это и сериалу конец, но из ощущения художественной неправды: какой может быть мир между хищником, пожирающим зайцев и зайцем, трескающим одну морковь с капустой. Вот и бегает волк за зайцем  уже много серий, побегает, дай Бог, еще не одну. А мы посмеемся, наблюдая за увечной карьерой волка и  за веселым умением зайца уходить от погони. И кто знает, может в этом и состоит гармония природы: добро не может существовать без зла, хищник без зайца, а еврей без антисемита. Только бы серии не прекращались, а еврей-заяц уж как-нибудь не пропадет, только крепче, здоровей и умней станет. Уходящий от погони знает, что рискует жизнью и живет в полном напряжении сил, а волк-юдофоб будет тупеть и вырождаться, так как никакой такой школы жизни ему не требуется: беги, лязгай зубами и вопи дурным голосом: «Ну, заяц, погоди-и-и!»
 Есть еще много интереснейших деталей в этом мультике. Заяц, к примеру, часто шутит, смеется - этим, порой, и спасается. Волк всегда мрачен и злобен. Он лишен чувства юмора. Вот еще почему юдофоб никогда не сожрет еврея.

 А тут еще оказалось, что зловредные сионисты по всему миру ведут подобную пропаганду, отравляя сознание детей всех народов. Читаю:

Киноведы считают, что Багз Банни был евреем


версия для печатисохранить в виде файлаотправить по почтефото
Киноведы считают, что Багз Банни был евреем
По мнению британского киноведа еврейского происхождения Дэвида Иегуды Стерна, героический и знаменитый на весь мир кролик студии Warner Brothers – еврей, сообщает Цвика Кляйн на сайте газеты "Маарив".
Стерн объясняет это тем, что Багз Банни был создан еврейским продюсером, жил в еврейском районе, разговаривал с четким еврейским акцентом и, самое главное, избегал опасностей при помощи смекалки и чувства юмора.
Главным аргументом в пользу еврейского происхождения веселого и находчивого кролика Стерн считает поросячье происхождение заклятого врага Багза Банни – Порки Пига
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..