воскресенье, 16 февраля 2014 г.

ЕВРЕЙ В ГЕРМАНИИ




Валерий Зеленогорский
НЕРУССКОЕ ПОЛЕ
Они не берут продукты, которые он трогал своей оцифрованной рукой
Новая газета. 11.05.2013
http://www.novayagazeta.ru/views_counter/?id=58065&class=NovayaGazeta::Content::Article&0.8278273482419134
Кремски не спит ночью, днем он дремлет, и только когда приходит его дочь, кормить и давать лекарства, он просыпается.
Ему 90 лет, и он устал жить на этом свете, особенно здесь, в Германии, куда его привезли дети в 92-м году из Гомеля, где он жил всегда, кроме тех лет, когда был на войне и в лагерях. Его ранили под Харьковом, и он попал в плен. Потом уже были лагеря, немецкие и советские, а теперь он опять в Германии.
Он уже пять лет не выходит на улицу, и только балкон в доме, где до него жили американские военные, стал его средой обитания. Он сидит в кресле на балконе, и перед ним поле, огромное поле, которое за год меняет цвет от белого до разноцветного; сначала оно долго белое, а потом оно зеленеет, а потом оно краснеет от садовой земляники, потом оно становится малиновым, и добрые немецкие бауры разрешают собирать на поле малину.
Кремски никогда не ест эту малину, никогда, потому что он работал в войну у этих добрых людей и наелся еще тогда их добротой.
У него в доме нет пяти мешков для раздельного сбора мусора: немцы прекрасно всё сортируют, людей в печи, детские ботиночки отдельно, волосы отдельно, кожу на абажуры. Он в лагере сортировал горы теплой еще одежды, оставшейся от людей, которые сгорели.
Он помнит сладкий дым, падавший черными хлопьями. Он не делал операцию на своей ноге в Германии, не хотел пользоваться опытом немецких врачей… Он сидит на балконе и пытается понять, почему он, победитель в прошлой войне, отсидевший в концлагерях, — не сумел обеспечить нормальную жизнь своим детям и внукам на родине.
Почему он должен на старости лет жить на земле убийц своей семьи и радоваться тому, что они живут с чувством вины за преступление своего народа, всего народа, который с удовольствием во всем участвовал.
Раньше его возили в супермаркет в центр городка, где они жили, и чудесные старушки и не менее чудесные дедушки с нескрываемым страхом смотрели на его номер на руке. Не номер телефона для старика, который может заблудиться, а номер узника в лагере, где его не успели сжечь. Он заметил, что они никогда не берут продукты, которые он трогал своей оцифрованной рукой.
Да, была ужасная война, говорят они, мы и не знали о чудовищных вещах, но французские сыры и польские колбаски были прелестны, и чулки, и духи, и сумки, и мало ли что присылали Фридрихи и Гансы с фронтов этой ужасной войны.
Ночью Кремски сидит на балконе, рядом столик, он курит. Ему тысячу раз говорили, что надо бросить. Но он столько потерял за свою жизнь, что теперь бросать ему уже ничего не надо.
Двадцать восемь душ в гомельском гетто остались в яме навсегда, их убили соседи, которые вместе жили, учились, одалживали соль и спички. А потом самые ловкие из них надели белые повязки и стали убивать своих соседей, под руководством доблестных немцев, а за это убийцам дали растащить имущество убитых, но только после эффективных менеджеров из хозяйственных служб вермахта и СС.
Кремски видел свой буфет и швейную машинку у своего прежнего соседа, который потом сидел в советском лагере вместе ним. В советском лагере соседу дали 25, а Кремски — 10, они жили в соседних бараках и вышли вместе в 1956 году.
На балконе он сидит до утра, на малиновом поле тихо, но скоро добрые бауры откроют ворота, и веселые еврейские дети из Шяуляя, Риги, Бишкека и Гомеля пойдут есть малину. А пока только прожекторы шарят по полю, и что-то далекое встает в памяти Кремски.
Вот ему кажется, что сейчас завоют сирены и собаки, и он опять встанет в строй и побежит сортировать, сортировать, сортировать: детские рубашечки туда, башмачки налево, сандалики направо, евреи направо и налево, дети отдельно, старики отдельно, бабушки отдельно. Орднунг.
У него три медали, остальные послевоенные побрякушки он не признает, он и военные не сильно жалует: три медали не вернут ему бабушку Цилю, Осю, трехмесячную Хаечку, он помнит каждого, ему хватит своих убитых. А тех, кто до сих пор пересчитывает убитых, сомневаясь, было их 6 миллионов или меньше, он не слышит, нет таких совершенных калькуляторов, считающих души, да упокоятся они с миром.
В Союзе он не носил медали, да и здесь, в Германии, он их ни разу не надевал. Демонстрировать немцам свои награды ему противно: зачем, разве эта демонстрация даст остыть его боли и ненависти.
Он не желает мести, ему просто ужасно жить рядом с людьми, предки которых виноваты в том, что он уже давно мертвец.
Сегодня к нему приходил внук, он работает в госпитале для стариков, он им моет задницы, массирует ноги, перекладывает, кормит и всё такое.
Они любят его, Гришу, он добрый. Особенно его любит дедушка Вилли, безногий ветеран люфтваффе, он обожает Гришу и дарит ему из своей пенсии каждый месяц денежку. А дедушка Ганс, награжденный двумя железными крестами, подарил Грише свой старый мотоцикл, Гриша — байкер и гордится раритетом.
Кремски слушает своего внука, еле сдерживая свою ненависть к стране, где он доживает свой век, и только ночью он, сидя на балконе, позволяет себе не сдерживать себя.
Когда он умрет, он желает, чтобы его сожгли. Это, правда, не по еврейскому закону, но ему кажется, что его пепел соединится с пеплом его семьи, и он ее опять обретет.

Е. АЛЬБАЦ И РЕВИЗИЯ ХОЛОКОСТА


 Нынче в России, когда оппозиция совсем ослабела, слова либерал и еврей стали, похоже, синонимами. Скоро, глядишь, вспомнят о космополитах, а то и "убийцах в белых халатах". Может быть, хоть сегодня все эти борцы за светлое будущее коренного народа поймут, что пора спасать себя, воевать с нацизмом, юдофобией в России, а не учить природных антисемитов свободе, равенству и братству, если уж им так нравится жить в стране, где их  ненавидит, как минимум, 80% населения. Но ничего не поделаешь - все они члены одной партии трусливых, лживых либеральных догм, не позволяющих называть вещи своими именами. Об этом моя прошлогодняя статья.
 
 А что, если где-то в Европе или США существует мощный финансовый и идеологический центр, который отдает приказы своим партийцам и выполнять их они должны неукоснительно? Характер этих приказов  еще раз наталкивают на мысль, что термин «либеральный фашизм» справедлив и актуален.
 Недавно был поражен заявлением редактора «Эха Москвы» Алексея Венидиктова, что он не видит причин законодательного запрета  отрицания Холокоста. Свобода мнений превыше всего. Оказывается, Алексей Алексеевич только взял под козырек. Указание получено и должно быть, исполнено. Слушаем соратника Венедиктова, главного редактора журнала «The New Times» - Евгении Марковны Альбац.

Е.АЛЬБАЦ: Любые запретительные законы, которые принимает Государственная Дума, даже те, которые, еще раз повторяю, я бы в иной ситуации, наверное, поддерживала как, например, наказание за пропаганду фашизма... Хотя, нет, не поддерживала, потому что я считаю, что попытка законодательно ограничить какие-либо взгляды всегда чревата и всегда оборачивается только подпольем и таким ореолом мучеников для тех, кто проповедует...
 ( Спохватилась Альбац, вспомнила приказ. ЕЕ собеседница старается прояснить ситуацию).

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть наказание за отрицание Холокоста как во Франции тоже неправильно?

Е.АЛЬБАЦ: Я считаю, что для Германии это была необходимость. Потому что участие в преступлениях принимали не отдельные представители СС и не только СС, а, к сожалению, знаете, есть исследование Даниэля Гольдхагена, которое показывает, что в этом принимало участие целое поколение немцев. И у них, видимо, другого выхода не было, кроме как принимать такие законы. Я думаю, что любые законы, которые пытаются запретить любую идеологию, порождают только ореол мученичества вокруг этой идеологии, подполье и все остальное.

  Как оказалось, лишь в Германии в геноциде евреев принимало участие «целое поколение немцев». В Эстонии и Латвии, в Польше, в Украине и России этим занимались инопланетяне.
Известно, что эти «инопланетяне», даже без приказа нацистов, дружно, без промедления убивали своих соседей – евреев. Альбац оправдывает немцев. Они, оказывается, от безвыходности приняли закон против ревизии Холокоста. Точнее, им, видимо, из Центра разрешили его принять, в виде исключения. Другим странам – нельзя. Они не ответственны за Холокост. В этих странах не было поколения убийц.
 Глупость это или подлость? Наверно, и то и другое. Евреям Веннедиктову и Альбац наверняка известно, что дело не в Холокосте, а в том, что в глазах современных нацистов эта трагедия делает легитимным Еврейское государства. Не было Холокоста – Израиль должен быть стерт с карты мира. Два эти пункта существует в их сознании в неразрывной связи. И не только в мире ислама, получается, и в мире либерального фашизма тоже. Что же - все логично. Мир этот давно не устраивает Израиль в том виде, в котором он существует. Мир этот готов закрыть глаза не только на пропаганду неонацизма. Он не видит очевидного –  мощную пропаганду нацизма и юдофобии даже в своей стране. Видимо, тоже приказ.

 Альбац. Я не вижу, чтобы у нас проблемы с ксенофобией были чем-либо больше или хуже, чем они в странах Европы.

 В общем, тихая страна Россия.  Плохо, что медицина пока не на том уровне. Вот Альбац и советует местным женщинам лечиться в Израиле: «Вы знаете, я всегда с интересом смотрю зимой на улицы Москвы. И я вижу, как люди, женщины самого разного достатка идут по улице в дорогущих шубах. И я смотрю на них и думаю, вот, для того, чтобы, я не знаю, полететь в Израиль, куда не нужна виза, и сделать там маммографию, нужен один рукав или полтора рукава такой шубы. Это вопрос приоритетов и ценностей».
  
 Интересно, куда полетят бедные женщины из Москвы, когда ревизорам Холокоста – либерал-фашистам и неонацистам от ислама удастся задушить Израиль. Не думаю, что об этом задумывается Альбац. В том-то и сила тотальных идеологий – думать запрещается.

ПРАВИЛО БУМЕРАНГА И ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ



Лет десять назад напечатал статью о юдофобии известного юдофила, русского религиозного философа – Владимира Соловьева. Я утверждал, что идея крещения евреев, проповедуемая этим человеком, это просто старый способ окончательного решения «еврейского вопроса».
 Тем не менее, та статья вызвала справедливую и гневную реакцию некоторых читателей. Верно, как никто защищал Владимир Соловьев народ еврейский от погромного бешенства толпы. Здесь не поспоришь.
 Вот почему, в глубине души не мог не согласиться с рядом доводов разгневанных читателей, а потому старался с тех пор читать все из наследия Вл. Соловьева, имеющее хоть какое-то отношение к еврейскому вопросу и недавно в статье философа "Три силы" обнаружил любопытную трактовку ислама. Дана она была 130 лет назад, но читатель без труда обнаружит, по ряду признаков, ее злободневность, а потому прошу меня простить за обширную цитату из этой статьи: "Что касается исламского Востока, то не подлежит никакому сомнению, что он находится под преобладающим влиянием первой силы – силы исключительного единства. Все там подчинено единому началу религии, а притом сама эта религия является с крайне исключительным характером, отрицающим всякую множественность форм, всякую индивидуальную свободу. Божество в исламе является абсолютным деспотом, создавшим по своему произволу мир и людей, которые суть только слепые орудия в его руках; единственный закон бытия для Бога есть Его произвол, а для человека – слепой неодолимый рок. Абсолютному могуществу в Боге соответствует в человеке абсолютное бессилие. Мусульманская религия, прежде всего, подавляет лицо, связывает личную деятельность, вследствие же этого, разумеется, все  проявления и различные формы этой деятельности задерживаются, не обособляются, убиваются в зародыше... Все социальное тело мусульманства представляет сплошную безразличную массу, над которой возвышается один деспот, соединяющий в себе и духовную, и светскую высшую власть. Единственный кодекс законов, определяющий все церковные, политически и общественные отношения есть Алкоран… В мусульманском мире, собственно говоря, совсем не существует ни положительная наука, ни философия, ни настоящая теология, а есть только какая-то смесь из скучных догматов Корана… Как в сфере общественных отношений, так и в сфере умственной, а равно и в сфере творчества подавляющая власть исключительно религиозного начала не допускает никакой самостоятельной жизни и развития. Если личное сознание безусловно подчинено одному религиозному принципу, крайне скудному и исключительному, если человек считает себя только безразличным орудием в руках слепого, по бессмысленному произволу действующего божества, то понятно, что из такого человека не может выйти ни великого политика, ни великого ученого или философа, ни гениального художника, а выйдет только помешанный фанатик, каковы и суть лучшие представители мусульманства".
 Мы, конечно, не можем так безапелляционно судить религию слуг Аллаха. Нынешнее состояние умов либералов и демократов не позволяет нам подобную размашистость и абсолютность в суждениях. Нельзя обвинять сотни миллионов землян  в том, что они заблуждаются, даже в том случае, когда заблуждения эти грозят утопить земной шар в новом море человеческой крови. Такова нынешняя мода в морали и этике. Так называемая, пресловутая "политкорректность". 
 Но ошибется  читатель, решивший, что тупику ислама, Владимир Соловьев противопоставлял динамику цивилизации Запада. Ничего подобного и любопытно, что критиковал он Запад с позиций современного ислама, да и не только ислама.
Привожу цитату из той же статьи: "И в сфере общественной жизни и в сфере знания и творчества вторая историческая сила, управляющая развитием Западной цивилизации, будучи предоставлена сама себе, неудержимо приводит под конец к всеобщему разложению на низшие составные элементы, к потере всякого универсального содержания, всех безусловных начал бытия. И если мусульманский Восток, как мы видели, совершенно уничтожает человека и утверждает только  б е с ч е л о в е ч н о г о  б о г а , то Западная цивилизация стремится прежде всего к исключительному утверждению  б е з б о ж н о г о  ч е л о в е к а".
Иудаизма в этой статье Вл. Соловьев не касается, но не составляло труда в иных работах этого философа найти еще одно доказательство его "любви" к евреям. В статье: "Национальный вопрос в России" читаем: "Ставить выше всего исключительный интерес и значение своего народа требуют от нас во имя патриотизма. От такого патриотизма избавила нас кровь Христова, пролитая иудейскими патриотами во имя своего национального интереса! "Аще оставим Его тако, вси уверуют в Него: и придут римляне, и возьмут место и язык наш… уне есть нам, да един человек умрет за люди, а не весь язык погибнет"".
Правда, абзацем ниже Соловьев слегка поправляет сам себя, не желая быть причастным к «кровавому авету»: "Озлобленное преследование и умерщвление Христа  было делом не народности еврейской, для которой Христос (по-человечески) был ее высшим расцветом, а это было дело узкого и слепого национализма таких патриотов, как Каифа".
Здесь мы видим очередную несообразность. Дело ведь не в том, что мифический Каифа отринул Христа, а как раз, в народе еврейском, который по какой-то причине не понял и не принял идею своего "высшего расцвета" к великому разочарованию того же Вл. Соловьева. Народу этому, как философ неоднократно отмечал, надо было презреть не только свою государственность, своих пастырей, но и свою веру. Как, при таких условиях, евреи сохранили бы себя как народ? Этим вопросом, что понятно, Вл. Соловьев не задавался. С его точки зрения понятие народности, во многом, связано с национализмом и ложно понятым патриотизмом. Однако, не во всех случаях. Некоторые народы, как мы увидим ниже, имеют полное право оставаться отдельной нацией, народом самостоятельным во всех своих проявлениях.
 Соловьеву, как и многим другим умам 19 века, казалось, что он постиг истину в конечной инстанции, понял доподлинно, что хорошо или плохо в сфере человеческих идей. Именно эта убежденность и привела к торжеству в веке 20-ом коммунизма и фашизма. Достаточно было остановиться на ложном приеме, уйти в догму мысли, как сразу же извечная порочность рода людского была готова обратить напиток, с внешне безобидным содержимым, в чашу со смертельным ядом.
Читаем Соловьева, все ту же статью "Три силы": " Итак, третья сила долженствующая дать человеческому развитию его безусловное содержание, может быть только откровением высшего, божественного мира, и те люди, и тот народ, через который эта сила проявится, должен быть только  п о с р е д н и к о м  между человечеством и тем миром, свободным, сознательным орудием последнего".
Ну и, конечно, незамедлительно, - религиозный философ такой народ находит:  "А эти свойства (Соловьев перечисляет ряд достоинств души человеческой. Прим. автора.), несомненно, принадлежат племенному характеру Славянства, (так с большой буквы в тексте) и в особенности же национальному характеру русского народа. Но и исторические условия не позволяют нам искать другого носителя третьей силы вне".
Далее Соловьев подробно доказывает свой тезис, полагая, что "рабское состояние народа русского и  бедность" не только не опровергают  тезис о несомненном превосходстве славян над другими народами, но неопровержимо доказывают его.
Нам, с высоты опыта бурного 20-го века, не сложно судить Соловьева и попытки иных ученых найти повод для прогнозов оптимистических, основанных на рецептуре блюда, необходимого для всеобщей гармонии, но и в суде этом не вижу никакого смысла.
После чудовищных войн, Холокоста, нынешней войны террора ясно лишь одно: высшая доблесть ума человеческого - признать свое несовершенство в поисках абсолютной истины и понять, что нет и быть не может одного ключа, способного открыть каждому человеку на земле врата рая.
Знаю и то, что любая сомнительная идея подобна бумерангу: оружие, направленное, как будто, в бесконечность истории, к потомкам, возвращается к тебе же, к твоему эго, по замысловатой кривой.
Мне ближе, родней и понятней специфика иудаизма. В монотеизме моих предков меня ничто не колет, не задевает, нет в нем для меня сомнительных,  спорных вопросов, но мне и в голову не приходит убеждать соседа – инородца в непогрешимости моего мозга, верности моих устремлений и спасительности пророчеств моей веры. И, как только меня стараются убедить в обратном,  сразу же прячусь под твердый панцирь защиты от всякого вида насилия над душой  и "телом".
Только наивный человек верит, что фанатикам ислама всего мира мешает отсутствие собственности на считанные тысячи квадратных километров у берега Средиземного моря. Я твердо знаю, что это не так, как знаю и то, что нацизму не мешала легенда о заговоре "сионских мудрецов" и реальная еврейская собственность, а виделась помехой в кровавых своих делах  сама идея еврейского Бога и Закона, данного им.
 Мне совершенно безразлично, во что и как верят мои соседи. Я готов согласиться с любым образом их жизни и мыслей, но до тех пор, пока этот сосед не сочтет себя высшим существом, знающим истину в конечной инстанции, а меня и мой народ - субъектом заблуждений, подлежащим перевоспитанию или уничтожению.
  Я знаю, что сегодня "первая сила", как ее назвал Соловьев, далеко не всегда желает признавать за мной, за моими детьми, за моим народом, право оставаться самим собой…. Впрочем, и к несчастью, не только "первая", но "вторая" и "третья"…и даже «четвертая»…

ЕВРЕИ НА "ФИЛОСОФСКОМ ПАРОХОДЕ"


                              Пассажиры "философского парохода"
 Юдофобы столько твердили о повальной еврейской поддержке большевизма, что даже  сами евреи начали верить в этот миф. В годы совласти это было выгодным, почетным, но после вернулось разящим бумерангом, исказившим подлинные факты еврейского активного сопротивления Ленину и его кровавой банде.
 В этом смысле достаточно вспомнить историю знаменитого «Философского парохода». Читаем: «В сентябре-ноябре 22-го из России высылали философов, экономистов, юристов, врачей. Из всех российских губерний, в соответствии с тщательно составленным списком, с подпиской о невозвращении под страхом смерти. Высылка была «подарком» новой власти неугодным, так как заменяла смертную казнь. 29-30 сентября и 16-17 ноября 22-го «Философский пароход» - два рейса немецких пассажирских судов, «Oberbürgermeister Haken» и «Preussen» - вывез в Европу цвет русской мысли». Петр Щедровицкий.
 «Россия вдохновляла их, давала им силы творить, но с ними не считались, они оказались не угодны власти. Их всех посадили на судно и отправили за границу. Они мечтали вернуться уже в другую Россию, но протяжным гудком парохода в финском заливе закончилась их жизнь на родине. «Антисоветская интеллигенция». Ее творчество стало достоянием Европы, ими восхищались, о них говорили, но Россия для ученых, писателей и поэтов так и осталась недостижимой». Реклама одного из фильмов о «Философском пароходе».
 Но кого же «вдохновляла Россия»? Как выглядел «цвет русской мысли»? Передо мной список лиц, в первую очередь намеченных ВЧК и Дзержинским к высылке, опубликованный в 1994 году в Хрестоматии под редакцией М.Е. Гловацкого. На первой странице этого списка «Антисоветской интеллигенции г. Петрограда» 24 фамилии.
2. Изгоев (Ланде) Александр Соломонович.
4. Бруцкус Борис Давидович.
5. Каган А. С.
7. Пумпянский Л. М.
8. Фромет (не разыскан)
13. Харитон Борис.
17. Гуткин А.Я.
18. Канцель Ефим Семенович.
19. Збарский Давид Соломонович.
21. Бронштейн Исай Евсеевич.
24. Соловейчик Эммануил Борисович.
Итак, из 24 фамилий 11 потомков Иакова, почти половина. Далее по спискам картина высылаемого «цвета русской мысли» не менее характерна. Даже антисемит Солженицын отметил в своем труде «200 лет вместе»: «Среди более чем 2 млн. эмигрантов из советских республик в 1918 - 1922 было более 200 тыс. евреев». Проще говоря, в толпе бегущих из большевицкой России каждый десятый был еврей. И это при том, что количество еврейского населения в империи не превышало 3%. Черта оседлости была разорвана Временным правительством совсем недавно – и вот результат. Как все-таки удивительно живучи мифы, как мы любим им верить, не давая себе труда обратиться к фактам. Впрочем, фактом было и то, что и поддержка новой России евреями была существенной, яркой, заметной. Но вся эта «яркость и заметность» - следствие активности, таланта «жестоковыйного народа», а не его массового участия в строительстве СССР. Юдофобы качество ненавидимого племени подменили количеством, преднамеренно забыв о качестве и количестве врагов большевизма, – вот и весь фокус.

ЧЕСТНЫЙ ГОЛОС В ИНТЕРНЕТЕ

   Искал в Интернете фото автора - не нашел. Пусть это будет она - в молодости, конечно.

О Холокосте

·                   Инга Ахунзянова                           
23 марта 2012 г. 3:58:20 PDT
Считаю, что мне крупно повезло – я росла в такой обстановке, где никто не придавал значения кто вокруг какой национальности. Мне кажется, мы все даже и не понимали, что между людьми разных национальностей могут быть какие-то различия. Я, конечно, знала, что я башкирка с небольшими угро-финскими примесями, но мне до этого факта было как до макаркиных именин. Это уже потом, когда всё пошло вразнос, люди стали волчарами смотреть друг на друга и задавать вслух или как минимум про себя коронный вопрос: «а ты кто такой?!» Первое столкновение с реальностью произошло классе в пятом. Мой одноклассник, в котогрого я была по уши влюблена, уезжал с родителями в Израиль, а я ревела как белуга. Мама сказала мне тогда: «там он будет в безопасности, там он сумеет поступить в университет». Я, дура, конечно же, ничего не поняла. В какой такой безопасности, если мы все его так любим?! Как это может быть, чтобы его, победителя всех математических олимпиад, не приняли в самый лучший московский университет?!
Прозрение наступило летом, когда я на чердаке подружкиной дачи нашла подшивку журнала «Юность» за 1966-ой год с повестью Анатолия Кузнецова «Бабий яр». Я прочла её на одном дыхании, и это было одно из главных потрясений моей жизни. Я не могла взять в толк, как это все люди, прочитав ТАКУЮ повесть могут хохотать, валять дурака, и вообще заниматься чёрт знает чем. Подспудно, впрочем, я понимала, что никто её не читал, а если читал, то не понял, а если и понял, то положил с прибором. И ещё понимала, какой гражданский подвиг совершил Борис Полевой, тогдашний редактор «Юности», протащив «Бабий яр» через рогатки цензуры, пусть в усечённом и искромсаном виде, но всё равно способном произвести в обществе взрывной эффект (его, увы, не произошло, а почему – см. предидущую фразу). А то, что текст искромсан, было видно невооружённым глазом – очень многие куски текста по смыслу или даже грамматически не состыкованы друг с другом. Видимо, очень торопились, пока «наверху» не передумали. Пепел сожжённых стучит с тех пор в моё сердце, и я тогда решила: пойду на истфак и посвящу всю жизнь изучению Холокоста. (Слова такого тогда я, естественно, ещё не знала, вообще оно пересекло советскую границу только в конце восьмидесятых). Когда к концу школы моя мудрая мама поняла, что это не детские завихрения, а абсолютно серьёзные намерения, она сказала: «Смотри, доизучаешься до Большого Белого Дома!» (Это у нас в Уфе одно из названий главного здания одной милейшей организации из трёх букв). Ну я со своим упрямством, конечно же, попёрлась на истфак, но баллов не добрала. Оно, может, и к лучшему, а то была бы всю жизнь училкой истории, винтиком в огромной машине оболвания молодого поколения.
Но это всё предисловие, речь не обо мне, рабе Божией Инге, а о Холокосте. И вот мой вопрос. Ладно, немцы (западные) ответили за Холокост. Ответили, я считаю, недостаточно, но ответили. И дело не в том, сколько миллиардов они выплатили, а в том, что большинство из них осознали весь ужас содеянного и искренне раскаялись. И, надеюсь, генетически передали этот ужас и раскаяние детям и внукам. Но ведь истина, почти находящаяся под табу, в том что Холокост в таких масштабах немцы не могли бы провести без  вдохновенной помощи и участия местного населения. Украинцы, русские, поляки, чехи, сдержанные цивилзованные прибалты и темпераментные румыны и молдаване – все с энтузиазмом взялись за изничтожение евреев и разграбление их имущества. Те герои-одиночки, которые с риском для жизни прятали еврейские семьи или брали на воспитание детей – это исключение, которое только подчёркивает правило. (Интересно, что фашистские диктатуры Италии и Испании не торопились вылизать сапоги старшему брату, и на их территории геноцид не достиг таких масштабов. Но это – совешенно отдельный разговор). Итак, вот мой вопрос, хотя и достаточно риторический: почему мы (Советский Союз и пост-советские страны) не взяли на себя даже доли ответственности, ну хотя бы моральной, за Холокост? Ну было после войны вздёрнуто несколько десятком полицаев – так не за евреев же их, а за то, что супротив советской власти пошли. Представляете, например, такое сообщение: «Россия и Украина  дороворились выплатить столько-то сотен миллиардов жертвам Холокоста и их потомкам». Где такое можно услышать? Только в белогорячечном бреду! Ну хорошо, не платите, сидите сами на деньгах, но хотя бы покайтесь и  перестаньте поддерживать и вооружать арабских подонков, нынешних тружеников Холокоста. Проведу аналогию: полицай, расстреливающий евреев в Бабьем Яру, свой шмайсер ведь не в подполе свой хаты смастрячил, а получил его от германского правительства. Нынешние летающие и прочие «шмайсеры» выдаются правительством российским (ну и другими моральными преемниками нацизма). История катится всё теми же тысячелетними жерновами. Никто не забыт, ничто не забыто - это да, но ещё никто не покаялся, никто ничему не научился. Меняются технологии Холоста, не меняются цели его исполнителей и вдохновителей...
    Другая тема, которую я хочу поднять и попросить всех высказаться, находится под ещё большим «табу». Это вопрос о том, что делала и как  вела себя Советская армия в покорённой Германии в 1945 году. Некогда уже говорить о том, как я сама пришла к этой теме, как светлый образ советского воина-освободителя стал вполне сочетаться с такими словами как «насильник, убийца, грабитель, мародёр и т.д.» Материалов по этому поводу почти нет по обе стороны железного занавеса – в каждом случае по своим причинам. Свидетелей и участников тех событий уже почти нет в живых; старухи, изнасилованные в пятилетнем возрасте, потихоньку въезжают в маразм; журналисты эту тему обходят как чумную. Единственно, что я знаю наверняка – среди тех, к запятнал себя насилием по отношению к гражданскому немецкому населению нет ни одного еврея. Они не мстили безоружным детям и старухам. Более того, среди голосов, раздававшихся и ещё раздающихся в защиту этих жертв, подавляющее большинство это еврейские голоса. Чудесный, воистину Божий народ!
А мы, мы.... Вот тут недавно кипеж прошёл, что казанские менты мужика бутылкой до смерти изнасиловали. Подумаешь, сенсация! Да у нас вся история – это бутылкой в задницу! И так будет ещё тысячу лет, покуда мы не покаемся в злодеяниях, причинённых себе и другим.
...А Кузнецова обязательно прочитайте, если вы хоть немного задумывайтесь о настоящем, прошлом и будущем человечества. Книга выпущена без купюр в 2005 году в Москве маленьким тиражом. Но наверняка она выложена в интернете. Пока ещё не поздно...

Ю. ЛАТЫНИНА ОБ ОЛИМПИАДЕ, БЛОКАДЕ И БОРЬБЕ С ТЕРРОРОМ

 
Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, +7 985 970-45-45 – это смски. «Код доступа» как всегда в прямом эфире. Огромное количество вопросов у меня почему-то посвящено истории с Евгением Плющенко, который единственный представлял Россию на Олимпиаде в мужском одиночном катании и который снялся с соревнований после командного зачета из-за травмы позвоночника и объявил о завершении своей спортивной карьеры. Действительно, на мой взгляд, такая, очень некрасивая история, и, в общем, как в капле воды в ней гораздо больше, чем Олимпиада отражается. Потому что, ну, давайте разберемся по порядку. Есть великолепный, гениальный, талантливый фигурист Плющенко с золотой медалью Олимпиады в 2006 году, с двумя серебряными в 2002-м и 2010-м. Но Плющенко 31 год. Это, конечно, детский возраст в современном мире, но в фигурном катании с его запредельными нагрузками возраст вполне чрезмерный. Я напомню, что самому старому олимпийскому чемпиону в мужском одиночном катании шведу Гиллису Графсторму было 28, и было это, на минуточку, в 1928 году, когда если двойной прыжок прыгали, я не уверена, что его вообще прыгали.

А во-вторых, Плющенко перенес тяжелую травму позвоночника – у него 4 болта в спине, у него пластиковый позвонок. И если я правильно посчитала, то с 2010 года он участвовал только в одном международном турнире. Ну и, наконец, Плющенко – такой известный персонаж светской тусовки. Конечно, в основном, этим персонажем является его жена Яна Рудковская, светская дива, бывшая супруга Юрия Батурина. Но согласитесь, все-таки, как бы бешено человек ни тренировался (он, действительно, тренировался бешено и восстановился после травмы, что редко бывает), все-таки, это светская жизнь сказывается.

Но, собственно, это всё лирика. А не лирика заключается в том, что в 2013 году Евгений Плющенко при точно таких же обстоятельствах снялся с Чемпионата Европы в Загребе. То есть он откатал короткую программу тогда и снялся из-за травмы позвоночника. Кстати, перед тем, как он снялся, по результатам короткой программы его опережал Сергей Воронов.

Дальше Плющенко не участвовал в Чемпионате мира-2013. Потом на Чемпионате России в Сочи он уступает (в 2014 году, уже в этом) Максиму Ковтуну. И в Чемпионате Европы-2014 он опять не участвует. И понятно, что в такой ситуации, конечно, если б 18-летний Ковтун выигрывал бы все соревнования, то вряд ли Плющенко попал бы на Олимпиаду.

Но это было не так, потому что Ковтун выступал не ровно. На прошлогоднем Чемпионате мира Ковтун занял 17-е место. Собственно, по итогам этого чемпионата и определялась квота на Олимпиаду и у нас оказалось одно место. А на Чемпионате Европы-2014 Ковтун занял только 5-е место, опять же пропустив при этом вперед двух россиян, Воронова и Меньшова.

А дальше начинается очень интересная штука, дальше начинается административный ресурс. Вот передо мной лежат правила отбора и формирования сборной команды России по фигурному катанию на коньках в олимпийском сезоне 2013-2014, и там написана удивительная вещь. Значит, напомню, что Плющенко не участвует в чемпионатах мира и Европы 2013 и 2014, и вообще с 2010 года, если я правильно помню, как я уже сказала, участвовал в одном международном соревновании.

И в этих правилах написано, что формирование состава сборной команды России будет определяться сначала по результатам показанного спортсменом на основном отборочном соревновании сезона Чемпионате России в Сочи. А окончательный состав – по итогам Чемпионата Европы 2014 года.

То есть совершенно понятно, что Плющенко по этим правилам никак не попадает в олимпийскую сборную – он не победил в Сочи и не участвовал в Чемпионате Европы.

А дальше написано «Кандидатура спортсмена в мужском одиночном катании будет определена на основании заключения экспертной группы и рекомендаций Всероссийского тренерского совета». То есть фантастические правила, сделанные специально для Плющенко, благодаря которым победа в соревнованиях на льду заменяется какой-то странной административной историей.

И вот 21 января этого года случается, действительно, изумительная, не имеющая аналогов в спортивном мире, если я не ошибаюсь, событие – контрольный прокат Евгения Плющенко в Новогорске при закрытых трибунах, при полном отсутствии зрителей, судей и конкурентов. Да? На этот прокат не позвали состязаться с Плющенко хотя бы тех же Ковтуна и Воронова.

И вот по итогам этого закрытого без конкурентов просмотра Евгения Плющенко, великого спортсмена, доверенного лица Путина, очень влиятельного человека, который, конечно, влиятельней, чем какой-то глава Федерации фигуристов России. Назначают единственным фигуристом, представляющим Россию на Олимпиаде в мужском катании. То есть нарушен главный принцип спорта – чемпионы выигрывают, их не назначают по итогам закрытого просмотра при пустых трибунах. Евгения Плющенко назначили чемпионом, в административном соревновании с Ковтуном и Вороновым он выиграл. Вот, выиграть в открытом соревновании у Юдзуру Ханю оказалось сложнее.

Но, к сожалению, это еще не всё, потому что это еще цветочки. Потому что в этом году в Сочи впервые проводился командный турнир по фигурному катанию. То есть схема, действительно, была как будто специально придумана для Плющенко. И получилось так, что человек мог бы участвовать в командном турнире, а потом его бы заменили другим спортсменом. И Плющенко сам заявил о том, что не собирается участвовать в личных соревнованиях еще в декабре. Так сказать, адекватно, да? Он публично заявил «Мне будет достаточно выступить в командном турнире, в котором сборная России может рассчитывать на золото», да? И дальше возник чрезвычайный скандал, потому что Олимпийский комитет сказал, что он этого... Даже если бы Плющенко этого не сказал, всё было бы, наверное, в порядке. Но когда Плющенко это сказал, то возник чрезвычайный скандал и, насколько я понимаю, Олимпийский комитет дал понять, что если Плющенко будет участвовать в командном турнире, но снимется в индивидуальном и вместо него будет Ковтун, то будет дикий скандал. Дальше трудно понимать, что случилось – не будем обвинять, не имея возможности доказать. Но получилось очень плохо, потому что Плющенко не снялся сразу после командного турнира. Якобы не могли разыскать Ковтуна. И оказалось, что Плющенко сам не выступил и другим не дал.

И дальше после этого, после тяжелой травмы вдруг встает агент Плющенко и говорит «Через 2 недели он будет кататься на гастролях. Не беспокойтесь, все билеты действительны».

Вот, там при всем при том, что Плющенко – великий спортсмен, мне кажется... И просто, действительно, можно снять шляпу, как человек после такой тяжелой травмы восстановился, и можно себе представить, сколько он тренировался и сколько он катался. Всё равно от этой истории остается омерзительный привкус, потому что слишком много людей предсказывали на основании слов самого же Плющенко, что Плющенко снимется после командного турнира и что таким образом у Максима Ковтуна он выиграл административным способом. И что сейчас думает Ковтун, ну, мне просто страшно предположить. И, конечно, это очень неприятно, когда говорят, что Ковтуна не могли разыскать (сам Ковтун, заметим, молчит), потому что... Ну как, господа? Если вы предчувствовали такой вариант, то Ковтун должен был быть на месте. А если, как бы, всё это устроили, чтобы МОК потом не сердился, то это уже совсем плохо.

+7 985 970-45-45. И еще одна олимпийская номинация, еще новости Олимпиады. Краснодарский краевой суд у нас тоже решил поучаствовать в Олимпиаде. Видимо, в спорте, который называется «низкопоклонство». И я думаю, сразу получил призовое место, посадив сочинского эколога Евгения Витишко на 3 года за то, что на заборе дачи, которая, как утверждает Витишко, принадлежит губернатору Краснодарского края Ткачеву, написал «Саня – вор, и это наш лес». Даже МОК, который, в общем, на что уж развращенная конформистская организация, он удивился такому прибавлению в олимпийской программе и потребовал разбирательства. Кстати, самое изумительное, что своим решением суд, собственно, подтвердил, что всё, что написал Витишко, правда. Потому что если бы это был забор ничьей дачи и тем более если забора не было вообще, то какое отношение фраза «Саня – вор» имеет к Ткачеву, если этот забор ему не принадлежит? А если этот забор ему не принадлежит, то как взялась дача?

Ваша покорная слуга обычно не любит экологов, как многие могли заметить, и вообще абсолютное их большинство, с моей точки зрения, такие, идеологические жулики, которые храбро осваивают деньги на борьбе с глобальным потеплением. И, собственно, основная моя претензия связана с тем, что у мира очень много экологических проблем, но все эти проблемы локальны. А фарисеи от экологии вместо того, чтобы бороться против реальной локальной проблемы, например, дачи губернатора Ткачева, подменяют это дело глобальным освоением бабок на борьбе против конца света. Есть даже такие изумительные товарищи как бесстрашный герой Гринписа Ванг из загаженного Китая, который храбро протестует против загрязнения Большого Барьерного рифа в Австралии.

Так вот, Витишко и вообще сочинские экологи, тот же Сурен Газарян, который вынужден искать политического убежища и относится к той немногочисленной породе экологов, которые делают ровно то, что надо, - борются с локальными проблемами. И, собственно, пример Витишко, который сел на 3 года, показывает, почему таких людей мало. Потому что борьба с локальной проблемой всегда означает борьбу против серьезной группы интересов. Это вам, действительно, не бабки на глобальном потеплении осваивать.

И самое удивительное, что Евгений Витишко и его товарищи – они реально отстаивают стратегические интересы Сочи. Потому что в чем стратегический интерес Сочи? В том, чтобы быть курортом. Что говорит Витишко и его товарищи? Они говорят «Ребята, это крошечная полоска земли с уникальным микроклиматом и уникальными лесами. У вас не будет никакого курорта на этой крошечной полоске, если она будет вся перекрыта начальственными заборами. Нету такого курорта в мире, чтобы люди не могли пройти вдоль берега, разбитого на квадраты колючей проволокой и автоматчиками».

У нас вот сейчас уже случилась замечательная история, когда кто-то из зрителей Олимпиады помочился на какой-то забор, который то ли был забором дачи президента Путина, то ли просто был каким-то высокопоставленным забором. Бедолагу тут же отхватили в кутузку. При освобождении у него почему-то из кармана исчезла тысяча евро (у него было 3 тысячи евро в кармане, вернулось 2 тысячи евро). Но самое главное, что это был высокопоставленный штемп, это был один из спонсоров Олимпиады, это был директор европейской авиакомпании. Он удивился. Вот, как вы думаете, вот этот человек будет рекомендовать своим друзьям ездить в Сочи как на курорт? Или будет рассказывать с круглыми глазами о местных заборах и местных милициях? Да?

И второе, что говорят экологи, что если вы будете бездумно рубить леса просто потому, что так проще гастарбайтеру, не будет у вас никакого уникального микроклимата.

Вот, об этом уже Немцов писал, что климат Красной поляны, похоже, изменился. Он изменился именно в результате, похоже, Олимпиады, в результате пробитых тоннелей и варварски вырубленных лесов, потому что теплый воздух с моря хлынул в относительно холодные горы, и в результате этого в прошлом году на Красной поляне существенно теплее, чем еще 3-4 года назад. Ну, какой международный курорт? Ну, какая стратегия? Это вот на Олимпиаду снегометательные машины закупали в Израиле. А кто в будущем поедет кататься в горы без снега?

И, вот, Сочи – это прекрасный пример общего правила. Воздействие человека на природу очень сильное, но всегда локальное. Я как-то приводила пример с горой Килиманджаро – на вершине Килиманджаро тают ледники, несмотря на то, что температура на вершине горы не меняется, не теплеет и не холодеет. Отчего же они тают? Оттого, что по склонам вырубают растительность и становится суше.

Килиманджаро не единственный пример. Вот вам еще. Столица ацтеков Теночтитлан располагалась на острове посреди озера Тескоко, на котором, собственно, и выращивалась большая часть продовольствия для столицы.

Сейчас на месте Теночтитлана располагается столица Мексики Мехико, а озера нет. Вместо него есть соленые болота, и к востоку от столицы есть несколько крошечных озер – Хочимилько, Чалко и Зумбанго. А огромное озеро исчезло, и случилось это не из-за глобального изменения климата, а из-за безграмотного водного хозяйствования европейцев.

В Южной Африке в Ботсване расположена дельта реки Окаванго. Это один из крупнейших бессточных бассейнов мира, то есть в том смысле, что река Окаванго не доходит до моря, она растекается по равнине болотами и протоками. И в настоящий момент там происходит экологическая катастрофа: дельта засоляется, превращается в бесплодные солевые проплешины, в пустыню. Это происходит не из-за глобального изменения климата, а из-за перевыпаса скота, потому что Ботсвана – одна из самых бедных стран мира с чудовищным демографическим давлением. Население ее поголовно занято тем самым органическим хозяйствованием без всяких технологий и удобрений, которые так дороги экофундаменталистам и которые в условиях перенаселенности являются суперразрушительным для всех природных экологических систем.

И еще один пример, который я очень люблю, остров Гаити. На острове Гаити тоже происходит экологическая катастрофа. Склоны лишаются лесов, после проливных дождей это приводит к оползням, в которых гибнут сотни человек. Причиной этой экологической катастрофы опять же является не глобальное потепление и не проклятый прогресс, и не индустриализация, а ровно наоборот – чудовищное демографическое давление при отсутствии оного прогресса.

Ужасных электростанций, которые выбрасывают в атмосферу CO2, на Гаити не хватает, и население, чтобы приготовить пищу, вырубает леса. А в соседней Доминикане на том же самом острове, где проклятый прогресс присутствует и там диктатор Трухильо охранял природу железной рукой (там он сносил бульдозерами дачи собственных приближенных, выстроенные в заповедниках), там никаких оползней нет. Ну, вот, Владимир Владимирович не Трухильо. И, кстати, такая же ситуация наблюдается в Северной Корее, где тоже органическое земледелие, которое разрешено местному населению при демографическом давлении, приводит к тотальной экологической катастрофе, потому что в горах просто люди распахивают каждый клочок и это приводит к тому, что горы обезлешены и горы очень плохо себя чувствуют.

Вот, к сожалению, не трудно заметить, почему я всё это перечисляю, что то, что происходит в Сочи, происходит, конечно, по образцу стран третьего мира, по образцу дельты реки Окаванго, озера Тескоко и Гаити. Варварская вырубка лесов и строительство высокопоставленных заборов.

И, вот, именно против этого протестуют сочинские экологи, которые делают великое, нужное, очень опасное дело. Кстати, далеко не всегда вырубка лесов, даже реликтовых, плохо, потому что людям надо где-то жить. Но если главной стратегической надеждой региона является курорт с уникальной природой и микроклиматом, то, конечно, никаких вырубок реликтовых лесов по пути к начальственным дачам, равно как и начальственных дач самих быть не должно, потому что такому курорту будет очень тяжело соревноваться с другими природными курортами, в которых леса есть, а начальственных дач и автоматчиков нету.

+7 985 970-45-45. У меня большое количество вопросов по поводу злосчастной колонки Шендеровича, в которой он сравнил сочинскую Олимпиаду аж с мюнхенской, путинский режим, соответственно, с фашизмом. После этого началась мощная срежиссированная кампания травли, пиком которой стал, по-моему, 7-минутный сюжет по российскому телевидению, который демонстрировал съемки Шендеровича скрытой камерой в постели с подосланной ему там Нашими какими-то ребятами подстилкой (Катя Муму, кажется, она называлась). Ау, где ты, Эдвард Сноуден, который так страшно протестует против того, что американцы слушают террористов, вмешиваются в частную жизнь? Почему господин Сноуден не протестует против того, что против российских оппозиционеров делаются такие вещи?

Самое изумительное во всей этой кампании так это что хотя режим наш совершенно не походит на фашистский, вот, кампания, конечно, как раз как 2 капли воды походит на такие тотальные кампании шельмования, которые были и в Германии, и у Сталина, и у Молотова. То есть чем обширнее эта кампания, тем более оправданным кажется мне неоправданный тезис Шендеровича.

Конечно, на самом деле, кампания не имеет никакого отношения к содержанию блога. Просто, да, понятно, что есть люди, которые всеми силами хотят уничтожить и «Дождь», и там любую другую свободную прессу. Они стояли на низком старте, им был нужен повод. Они бы там прикопались... Если бы они не прикопались к колонке про фашизм, они там спросили бы, почему Шендерович пришел в черных носках или в белых носках, если он в белых носках пришел.

Вот, есть искусство (уже кто-то заметил) блажить, да? По любому поводу орать выбранной жертве «Ты мою папу, маму, духовные скрепы обидел». Вот, оно прекрасно освоено уголовниками, оно прекрасно освоено пропагандистами. В данном случае известно, что Путин очень трепетно относится к Олимпиаде. Надеялись, видимо, что сравнение с Мюнхеном его особенно взбесит, так что адресатом кампании в первую очередь являлся Путин. Это его хотят убедить, что всех этих либеральных негодяев надо закрыть и что общественно негодующая общественность это требует.

Теперь, собственно, о важном. Сравнение путинского режима с Гитлером, на мой взгляд, пошло и некорректно. Собственно, организаторы кампании шельмования отняли у меня возможность спорить с Шендеровичем, потому что нельзя спорить с теми, кого травят. Ну, вдобавок они-то как раз тщатся продемонстрировать сходство, но, все-таки, я позволю себе сказать.

Оно некорректно не потому, что так нельзя и это, мол, слишком, а просто потому, что природа нашего режима и всех тоталитарных режимов середины XX века, на мой взгляд, принципиально различна. Фундаментальных различий два. Во-первых, те тоталитарные режимы были нацелены на завоевание всего мира и на технический прогресс. Они внушали своим гражданам «Мы – самые совершенные, мы завоюем мир».

Путинский режим мир завоевывать не хочет, ну, вот, слушайте, потому что как же тогда, в каком же Майами тогда отдыхать и где ж тогда покупать Мерседесы. Все-таки, современный российский режим – он именно существует как придаток свободного мира, который туда экспортирует нефть, а оттуда импортирует всё остальное: машины, личные самолеты, унитазы, дверные ручки, архитекторов, детей своих они учат, виллы покупают. Деньги хранят слуги этого режима тоже за границей. Ну, какое уж тут завоевание?

Во-вторых, тоталитарные режимы прошлого держались на насилии, людям не затыкали рот, языки вырывали с корнем. При всей отвратительности кампании против Шендеровича мы понимаем, что она не закончится арестом, Освенцимом и ГУЛАГом. Это тоже принципиальная вещь, потому что когда ресурсов общества было мало, диктатор сидел наверху, он забирал у большинства всё. Большинство ненавидело, но боялось. Так было или, по крайней мере, так казалось поклонникам свободы и демократии.

Сейчас, когда технический прогресс сделан возможным обществу, где большинство не работает или почти не работает, мы наблюдаем принципиально другой тип режима, когда авторитарный популист сидит наверху или даже не особенно популист. Он получает со страны ренту. А большинство, которое тоже надеется на халяву, его поддерживает. Это происходило и происходит в Венесуэле, в Таиланде, в Аргентине, в Боливии, в Африке, на Ближнем Востоке. Конечно, типологически правильно сравнивать современный российский режим не с фашизмом (упаси господи) и не со Сталиным, а с кучей всяких таких мусульманских или популистских режимов где-нибудь в Судане или в Венесуэле. То есть это люди, которые объясняют своей заведомо отсталой стране, что да, вот те гады за океаном богатые и поэтому они плохие, а мы – бедные, но зато у нас духовные скрепы. Ну и при всём том все эти режимы со своим Аллахом или духовными скрепами жрут в 3 горла, выписывают себе за миллионы западных див на корпоративы, детей в Америке учат, виллы покупают в Ницце, счета держат в Швейцарии.

Еще раз. Сравнение Шендеровича некорректно не потому, что так нельзя, а просто потому, что механизмы социологические коренным образом отличаются. К тому же, если честно, называть кого-то фашистом, на мой взгляд, это просто либеральное дурновкусие. Вот, в современном политкорректном новоязе слово «фашист» выродилось и в переводе значит просто: «Я твою точку зрения не разделяю. Но так как возразить мне нечего, я тебя обзову фашистом. Ты против всеобщего избирательного права? Значит, ты – фашист».

А ничего, что Джордж Вашингтон тоже был против всеобщего избирательного права? А ничего, что первая европейская Конституция со всеобщим избирательным правом была как раз Конституция Муссолини?

Но самое важное, что я хочу сказать, еще другое. Вот так уж получилось, что публичная кампания травли Шендеровича совпала с другой кампанией против Ирины Родниной, которая опубликовала в Twitter’е коллаж Обамы с бананом. Разумеется, разница между этими двумя кампаниями видна невооруженным глазом. Как я уже сказала, кампания против Шендеровича, такая, организованная травля, которая имеет конкретную цель подставить «Эхо Москвы». Кампания против Родниной родилась стихийно в стадном либеральном порыве, и ведут себя, обратите внимание, ее фигуранты по-разному. Шендерович отстаивает свою точку зрения, причем, скажем так, поскольку колонку свою он писал левой ногой и не подумав, то там множество вещей, к которым можно придраться. А, вот, когда он стал возражать, он уже, как бы, аргументированно стал возражать и там придраться трудно к чему.

А Роднина – она сначала сказала гнусность (а оскорбление – это всегда гнусность, потому что суть оскорбления в том, что его нельзя логически опровергнуть. На него можно ответить только ответным оскорблением или, там, пощечиной). А теперь еще и нас держат за идиотов, потому что сначала госпожа Роднина долго отстаивала свое право оскорблять, писала там «Свобода слова есть свобода слова. За свои комплексы сами отвечайте», а теперь она вдруг заявляет, что ее аккаунт был взломан. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. +7 985 970-45-45. Вот по смскам пишут, что мюнхенская-то Олимпиада была в 1972 году. Ну, извините, ребята. Олимпиада, конечно, была в Берлине, а в Мюнхене был сговор. Но сути это не меняет.

Так вот возвращаясь к истории с Шендеровичем и истории с Родниной. Несмотря на всё различие, у этих двух вещей есть главное сходство – это вопрос о подсудности слова. И Шендерович, и Роднина что-то сказали. И Роднина при всей гнусности ее твита совершенно права: свобода слова есть свобода слова, либо она есть, либо ее нет.

Я хочу обратить внимание либеральной общественности на то, что принцип свободы слова не может соблюдаться только относительно либеральных высказываний. Вот, в современном западном мире создана очень странная атмосфера, при которой за любой твит, сочтенный расистским, можно выгнать с работы, можно снять с олимпийских соревнований. И кампании против Ирины Родниной предшествовала кампания против Ивана Охлобыстина – я уж забыла, что он там в очередной раз предложил сделать с геями, то ли сжечь сердца, то ли закапывать в землю. И геи всего мира принялись слать письма с требованием уволить Охлобыстина из Евросети. И не находили в этом ничего странного. И Охлобыстина уволили.

Ребят, но как же так? Но свобода слова? Или она есть, или ее нет. А то, знаете, это написано на сайте Гринпис в разделе «Часто задаваемые вопросы», что свобода слова не распространяется на дезинформацию и пропаганду. Ну, просто есть цитата из Оруэлла на сайте Гринписа.

Так вот в мире, где либеральная общественность считает, что свобода слова не распространяется на Охлобыстина и Роднину, кремлежулики всякие и пропагандисты будут доказывать, что она не распространяется на либеральную общественность, и крыть либеральной общественности будет нечем. Потому что еще раз повторяю, господа, свобода слова или есть, или ее нет. Потому что если свобода слов не касается тех, кто говорит неправду, то как определить, что правда и что нет? И мне было бы гораздо проще в этой ситуации защищать Шендеровича, если бы, вот, с одной стороны, со стороны, которую я считаю неправосудной, неправильной, нападали на Шендеровича. А с другой стороны по итогам там высказываний типа Охлобыстина или Родниной раздавалось бы только похихикивание и кивание головой «Да, ребята, это свобода слова и это можно».

+7 985 970-45-45. На «Эхе» продолжается огромный марафон по случаю очередной годовщины вывода советских войск из Афганистана, 15 февраля, собственно, были выведены. Мало публично празднуется это событие. И вы знаете, что я подумала, когда я тут слушала всё, что говорилось на «Эхе»? Что, во-первых, конечно, Афганистан – это была последняя колониальная война в мире. И я должна сказать, что, не знаю как вы, но у меня отношение к колониальным войнам вообще за последние годы как-то очень сильно переменилось, потому что когда я была маленькой, нам объясняли, что колониализм – это очень плохо, это вот кровавые западные народы завоевывали мирные автохтонные цивилизации с их изумительными обычаями и уничтожали их свободу. И то же самое продолжают нам объяснять левые всего мира сейчас. А как-то, вот, с тех пор я немножко подросла и подумала. А, вот, как странно, да? Вот, допустим, взять тот же Афганистан. Вот, нам говорят, что очень плохо, что в него пришли английские войска. А перед этим, например, Афганистан завоевали монголы. А монголы не просто завоевали Афганистан, монголы уничтожили его как страну, как экологию. Потому что Афганистан был довольно плодородной землей, собственно, до монголов Афганистан завоевывал и Александр Македонский, и «белые гунны» (эфталиты) и кто только ни завоевывал. А, вот, после монголов не то, чтобы никто не мог завоевать Афганистан, а никому не нужно было завоевывать Афганистан. Трудно было на него польститься, потому что это была страна плодородных долин, орошаемых очень изысканной системой орошения, построенной на использовании подземных колодцев, и страна торговых городов. А поскольку монголы уничтожили колодцы, которые мешали их лошадям, потому что монголы считали, что, в общем, никакого земледелия быть не должно, лошадь должна кушать траву... И поскольку монголы вырезали все города, просто вырезали... Вот тот самый город Бамиан, в котором потом, помните, талибы Будд разрушили и весь мир очень сильно плакал, что Будды разрушены? А Будды стояли посреди пустыни практически. А там когда-то был город. И город Бамиан монголы резали 3 дня после того, как взяли. А потом они через недельку вернулись и вырезали тех, кто выполз из-под трупов.

И как-то, вот, когда смотришь книжки про монголов, то оказывается, что Чингисхан и его потомки были гениальными воинами и создали замечательную империю. Да? И как-то так думаешь: как странно, англичане, вроде, как-то были приличнее монголов, но про них говорится, что они гады, а про монголов говорятся только хорошие вещи.

И вообще как-то смотришь, что все европейские завоеватели, которые худо-бедно несли цивилизацию, они всегда с точки зрения либеральной очень плохие. А, вот, ребята типа тех же гуннов или тех же монголов, или, там, германцев, которые разрушили Римскую империю – во-первых, все их страшно хвалят, а, во-вторых, новая история Европы, заказываемая Евросоюзом, называет разрушение Римской империи, тотальную резню «трансформацией». Оказывается, это была трансформация, оказывается, это было не завоевание.

То есть вдруг начинают смущать какие-то разные критерии оценок, потому что англичане, завоевавшие Индию, это какие-то нехорошие люди, которые принесли чужую культуру. А когда перед этим, собственно... А кого завоевали англичане? Вообще англичане завоевали, в основном, Индию, которой правили великие моголы. А великие моголы – это что, автохтонная династия? Нет, это тоже люди, которые принесли совершенно чужую, мусульманскую культуру Индии.

Более того, как-то, когда внимательней смотришь на все эти замечательные автохтонные цивилизации, выясняется, что, может быть, не все они были такие уж хорошие. Что маури были людоедами, что ацтеки занимались человеческими жертвоприношениями, карибы тоже. Правда, согласно новейшим либеральным теориям это всё были нехорошие сплетни, которые распространяли кровавые европейские завоеватели, чтобы оправдать свое покорение данных народов.

И в конце концов, даже те же афганцы, когда они после первой афганской войны, англо-афганской взяли в плен англичан, они, например, их продавали в рабство. Это вот кровавые европейские режимы – они рабство запрещали. А в тех местах рабство всегда считалось нормальным у замечательных свободолюбивых народов, даже в Африке была целая страна, которая тогда называлась Занджибар, то есть «страна рабов». Она и сейчас называется Занзибар.

Или, например, те же самые свободолюбивые замечательные афганцы. Они как раз когда англичан разбили, у них был такой способ казни: привязывали англичанина посреди села, пардон, за колышки, и женщины, пардон, на него мочились, ну, до тех пор, пока он не захлебывался.

Как-то с тех пор у меня сильно поменялось отношение к тому, что есть плохо и что есть хорошо в колонизации. Потому что, условно говоря, я читаю историю завоевания, скажем, Южной Африки, и я вижу, что зулусы, которые завоевывали Южную Африку, где-то лет за 20 до англичан, которые никогда там не жили, и которые устраивали там мфекане, то есть тотальный геноцид. Было убито около 2 миллионов людей. Убивали только мужчин, а женщин брали себе, естественно, в наложницы.

И мне говорят, что зулусы были великие воины. А когда мне говорят про европейцев, которые там построили Южноафриканскую Республику, вдруг оказывается, что они были страшные захватчики. И когда мне объясняют, почему убивали европейских фермеров после конца апартеида, вдруг оказывается, что это была месть за многолетнее порабощение. А не кажется ли вам, что это было просто продолжение традиций мфекане, того же самого геноцида?

Так вот это я к чему, да? Это безотносительно замечательного свободолюбивого Афганистана, который никто не мог покорить. Во-первых, это неправда – его много раз покоряли (сейчас я буду об этом говорить). А во-вторых, как-то, ну, вот, Афганистан никто не смог... Так сказать, англичане его не завоевали в конечном итоге, русские его не завоевали, американцы его тоже не завоевали. И что, хорошо от этого Афганистану? Ну, почитайте Викиликс о том, что происходит в Афганистане. Неужели, это можно назвать удачной свободой для страны? Это первое.

Вот, второе, о чем я хочу поговорить, я хочу поговорить о вот этой легенде, которая, насколько я понимаю, родилась, все-таки, где-то у советских историографов, что, дескать, Советский Союз не завоевал Афганистан, но и англичане его не завоевали – вот, они там сломались.

Это не совсем так или даже, скажем, совсем не так. Потому что англичане вели в Афганистане 3 войны, и из них, мягко говоря, только первая была неудачной. А причины, по которой первая война была неудачной, я считаю, нужно просто изучать не только во всех военных академиях, а просто должна быть такая история, которая известна каждому обывателю. Потому что это классическая иллюстрация на тему того, что, во-первых, никогда не надо назначать военными командующими идиотов. Тем более, тотальных идиотов. А во-вторых, это иллюстрация на тему того, что никогда не надо вступать в переговоры с врагом, который не хочет договариваться, а использует переговоры только для того, чтобы поставить тебя в безвыходное положение.

Я как-то по этому поводу цитировала замечательную историю, случившуюся с дожем Витале Микеле в Венеции. Напомню, что этот дож поехал во главе флота воевать с Византией, с императором Мануилом Комниным, который захватил, арестовал всех венецианцев на территории империи. Флот был набран из виднейших представителей венецианской знати, вся золотая молодежь там ехала. И Комнин послал к флоту переговорщиков со словами «Погодите-погодите, давайте мы порешаем дело миром». Это были абсолютно фейковые переговоры – Комнину надо было только затянуть время. Он и не собирался договариваться, но дож на это дело попался. Флот зазимовал на Хиосе, разразилась эпидемия, цвет венецианской молодежи погиб без всякого соприкосновения с врагом, и война была проиграна, только благодаря тому, что вступили в переговоры с тем, с кем никогда не надо вступать в переговоры. Это вот рецепт и для украинской оппозиции, и для переговоров со всякими моджахедами, и так далее.

И, вот, в Афганистане в первой англо-афганской войне случилось совершенно то же самое. Еще раз повторяю, с моей точки зрения, это история, которую просто всем надо знать. 1841-й год, представьте себе. Англичане входят в Афганистан, сбрасывают старого правителя. Надо сказать, что англичан Афганистан никогда не интересовал, потому что после монголов кормиться там было нечем. С точки зрения недвижимости это была недвижимость совершенно третьего класса, которая не интересовала цивилизованные страны. Англичан Афганистан интересовал исключительно с геополитической точки зрения, потому что в него с другой стороны заходила Россия, и они хотели предотвратить появление там России. Поэтому, поскольку они завоевывать, собственно, страну не собирались, они щадили чувства местного населения и они расположились лагерем не в самом Кабуле, а возле Кабула, чтобы как-то было не так обидно. Это была, конечно, одна ошибка, потому что армия стала очень уязвима для обстрела.

Вторая ошибка заключалась в том, что... Надо вообще заметить, что, ведь, английская армия никогда не была особенно хорошей. Английским был хорош флот. Английская армия всегда была немножечко по сравнению с флотом второсортной. В ней было очень много слишком высокопоставленных и знатных товарищей. Англия – царица морей. Это не немецкая пехота.

Но в данном случае англичане превзошли сами себя, потому что они в 1841 году поставили командовать вот этим 16-тысячным корпусом человека, которого звали Эльфинстон. Эльфинстону было 59 лет, он никогда не имел самостоятельного командования. Ну, естественно, он был очень знатный товарищ. Он был абсолютно и психологически, и физически уже не подготовлен к командованию. А дальше, когда в Кабуле случилось восстание, случилась удивительная вещь. Во-первых, Эльфинстон не сделал никаких попыток подавить это восстание и занять снова Кабул. А во-вторых, восставшие пригласили на переговоры английского посланника (его звали Макнафтен) и убили. То есть как только он въехал для переговоров, так его сразу убили.

После чего, естественно, было бы Эльфинстону предпринять какие-то действия. Но поскольку, как я уже сказала, этот человек был... Это был худший командир всех времен и народов, видимо, один из худших. Он просто не сделал ничего. Когда вождь восстания Акбар-Хан сказал, что «Вы знаете, мы тут погорячились. Это я не виноват. Вот, убили, а я не причем». То несмотря на то, что это была ложь, Эльфинстон принял эти объяснения за чистую воду и некоторое время он топтался, а потом он скомандовал ни с того ни с сего в достаточной мере отступление.

Это было еще полбеды, потому что Акбар-Хан пришел к Эльфинстону и сказал «Вы не беспокойтесь, вы отступайте, я вам дам сопровождение». Никакого сопровождения, естественно, не было, а, естественно, отступление сопровождалось тем, что с недоступных высот английскую колонну попросту расстреливали.

Но этого еще мало, потому что через несколько дней отступления приезжает Акбар-Хан к Эльфинстону и говорит «Вы знаете, вы поторопились уйти без моего сопровождения. Подождите, пожалуйста, я вам дам сопровождение. Вот это поэтому в вас стреляют». И несмотря на то, что было ясно, что это вранье, и было совершенно очевидно всем офицерам кроме Эльфинстона, что это сделано специально, чтобы задержать продвижение английской армии, деморализовать ее, развалить изнутри и, конечно, загнать в засаду, Эльфинстон на это купился и продолжал ждать этого самого мифического сопровождения.

Естественно, никакого сопровождения не было, а просто всё время был редкий, но меткий огонь афганских стрелков с высот. Потихонечку армия стала отступать. Она двигалась очень медленно. Эльфинстон, в конце концов, просто устранился от командования, он не говорил ни «да», ни «нет». И кончилось это, как я уже сказала, тотальным уничтожением английской армии, от которой спасся в буквальном смысле живым невредимым ускакал один человек – военный врач.

Да, кстати, Акбар-Хан – он замечательно вел переговоры. Он, когда очередных заложников еще отдавал Эльфинстон во время этого похода, то Акбар-Хан командовал так: на персидском он кричал «Щадите их», а на пушту он кричал «Убивайте их».

Так вот, так кончилась первая англо-афганская война. Понятно, что афганцы были не подарок, но она кончилась тотальным уничтожением 16-тысячного корпуса, исключительно благодаря исключительной тупости английского командующего, которая просто редко имеет параллели в истории.

Что касается двух остальных войн, то война 1878 года, вот та самая, в которой участвовал Доктор Ватсон из «Шерлока Холмса», она была тяжелая для англичан, но она кончилась победой англичан и она кончилась ровно тем, что англичанам было нужно: Афганистан отказался от самостоятельной внешней политики. Как я уже сказала, как недвижимость Афганистан им не был нужен, а как геополитическая единица, не подпадающая под влияние России, им была нужна. И более-менее то же самое было в 1919 году, когда очередной афганский правитель, уже после Первой мировой войны, уже когда началось здание колониализма распадаться, уже когда Великобритания была достаточно либеральной и слабой, вот тогда он тоже начал наступление на английские владения в Индии, получил по рогам. Он, правда, заключил на несколько более выгодных условиях договор с Англией, в частности, она перестала определять его внешнюю политику. Но это был тоже вполне процесс, в ходе которого выяснилось, что, да, английская армия значительно лучше афганской.

И, вот, возвращаясь к советскому завоеванию, почему оно было... То есть еще раз повторяю, вот это некоторый миф, что англичане не завоевали Афганистан. Англичане вели с Афганистаном 3 войны, из которых они проиграли одну из-за позорной недееспособности командующего. Вторую они выиграли, третью – так...

Что касается Советского Союза, я уже сказала, это была последняя колониальная война. Ее погубила ровно советская идеология, которая заключалась в том, что с точки зрения Советского Союза Советский Союз колониальных войн не вел, а вел освободительные. Поэтому эта война лишилась самой главной своей составляющей – она лишилась славы. Не бывает войны без воинской славы. Не бывает так, что солдат не может похвастаться своей победой. В данном случае была совершенно ужасная ситуация, когда российские солдаты шли в бой и гибли, когда из-за политических соображений их атака согласовывалась с местным вот этим Царандоем, когда, благодаря этому, афганские союзники, с которыми согласовывали атаку, предупреждали повстанцев или сами стреляли по советским войскам. А после этого по радио советские войска если что-то слышали, так они слышали о том, что операция проведена освободительными силами самого Афганистана. То есть как же солдат может воевать, если ему даже по радио сообщают, что это что-то постыдное и в этом бою он не участвовал?

Более того, как же солдат может воевать, если в России на кладбищах нельзя было хоронить людей, погибших в Афганистане, со словами «Он погиб в Афганистане»? Эти памятники сносили.

И вторая, конечно, причина поражения России, поражения Советского Союза заключалась в самой структуре армии, которая была унаследована от Сталина. А Сталин строил армию рабов, которые должны были завоевать для него весь мир. И поскольку он строил армию рабов, которых будут гнать на убой, которые будут собственными телами проламывать линии обороны и подрываться на минах в качестве живых разминирующих устройств, то Сталину надо было построить очень страшную армию, в которой впервые в истории человечества действующий генерал мог гнать солдат на убой, не опасаясь, что он погибнет вместе с ними.

В результате даже в истории с Эльфинстоном, о которой я вам говорила, Эльфинстон хотя бы погиб со своими солдатами. В нормальной армии если Эльфинстоны существовали, то они не выдерживали естественного отбора войны. В сталинской армии она была устроена так, чтобы именно Эльфинстоны и выживали. Что, вот, когда я говорила 2 передачи назад про маршала Жукова, который прибыл в Ленинград и рассказывал о том, что он отражает несуществующие атаки немецких танков, а немецкие танки в это время давно ушли из Ленинграда... И, собственно, это было не просто вранье, это была еще и измена, и дезинформация верховного главнокомандования. Потому что если эти танки не были под Ленинградом, они ушли под Москву.

И вот эти вот генералы, которые рапортовали об успешном отражении несуществующих танковых атак, которые тратили людей и которые командовали «Дорасходуем людей и отступаем на переформирование», вот, они все остались и в афганской войне. И это была война...

Вот, я уже много раз говорила и еще раз повторю, что когда читаешь историю Второй Мировой войны, не той, которая происходила на территории Советского Союза, вдруг видишь, что это другая война, в которой генералы платят жизнями за ошибочные решения. В Советском Союзе жизнями за ошибочные решения генералов платили только их подчиненные. И это всё со страшной силой сказалось в Афганистане, потому что в Афганистане можно было послать солдат в ущелье и не нести за это ответственности, а, наоборот, получить большое поощрение за то, как много было израсходовано боеприпасов.

В Афганистане какой-нибудь майор мог выстраивать годами отношения с местным кишлаком, и, действительно, выстроить эти отношения. А потом приезжал какой-нибудь командировочный из Москвы и говорил «Вот, нанеси-ка быстренько по этому кишлаку артиллерийский удар». Да он мирный кишлак. А генералу всё равно из Москвы. Генерал приехал на 3 дня, чтобы отчитаться об успешном бое и получить следующее поощрение. А с тем, что кишлак обстреляли, он превратился, естественно, из мирного в не мирный, потом разбирался майор.

И вот это 2 вещи были, конечно, которые погубили советскую войну в Афганистане. И если честно, Афганистан-то живет сейчас хуже, чем если бы его завоевал Советский Союз. Даже Советский Союз!

Но самое интересное другое – это вот третья война, которая идет сейчас, и нам опять говорят, что «Знаете, Афганистан нельзя завоевать». Да? С чего бы это? А вы знаете, вот, об американской войне, которая, к сожалению, уже не является колониальной, потому что американцы заискивают перед местным населением, и вы никогда не можете победить дикарей, если вы перед ними заискиваете.

Об американской войне в Афганистане лучше всего свидетельствует следующий эпизод. Знаете ли вы, что президент Клинтон трижды (подчеркиваю, трижды) мог уничтожить Бен Ладена еще до 11 сентября? То есть он ни разу не дал на это санкций, потому что каждый раз рядом с Бен Ладеном кто-то находился. Этот кто-то, мягко говоря, был, скорее всего, такой же как Бен Ладен. Но Клинтон представил себе, что будет, если погибнет Бен Ладен, с ним погибнут какие-то люди, которых провозгласят местным населением, а самого Клинтона демократическая пресса смешает с дерьмом и он проиграет выборы.

Вот, нельзя воевать со связанными руками, нельзя воевать в ситуации, когда ваши противники являются террористами, которые могут делать всё, что угодно, уничтожать мирное население и ваших солдат, а вы не можете использовать даже беспилотники, потому что с вашими беспилотниками разбирается ООН и международная общественность.

Единственная причина проигрыша американцев в Афганистане и в Ираке, и проигрыша современного цивилизованного мира в борьбе с исламизмом заключается не в силе исламизма, а в слабости современного цивилизованного мира. И я опять напомню пример Второй Мировой войны, когда на том самом Ближнем Востоке, на котором сейчас происходит Сирия и Ливия, действовали английские и немецкие дивизии танковые, и никаких моджахедов просто не было ни слышно, ни видно.

Всего лучшего, до встречи через неделю.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..