четверг, 19 апреля 2018 г.

Названы города мира с самым высоким показателем роста цен на жилье

Названы города мира с самым высоким показателем роста цен на жилье

Международная компания Knight Frank опубликовала ежегодный рейтинг городов мира с самыми высокими показателями роста цен на жилье.
По итогам прошлого года список возглавил Берлин. В столице Германии за 12 месяцев жилая недвижимость подорожала на 20,5%. Такой результат эксперты объясняют высокими темпами роста населения, стабильной ситуацией в экономике и интересом со стороны зарубежных инвесторов.
На втором месте — Измир, являющийся третьим по численности населения городом Турции. Стоимость жилья за год в Измире выросла на 18,5%. Тройку лидеров замыкает Рейкьявик, где недвижимость подорожала на 16,6%.
В десятку городов с наиболее интенсивным ростом цен на жилье вошли также Ванкувер, Гонконг, Будапешт, Гамбург, Мюнхен, Роттердам и Франкфурт.

БРЕМЯ ТРЕТЬЕГО ПОКОЛЕНИЯ

Бремя третьего поколения

Те, кто хотел окончательно решить еврейский вопрос, не делили нас на сефардов и ашкеназов, светских и религиозных, правы и левых.
День Катастрофы и героизма евреев Европы и Северной Африки – так с недавних пор официально называется дата, которую мы отметили на прошлой неделе. Спустя много лет историки и политики решили исправить историческую несправедливость и напомнить, что от рук нацистов пострадали не только европейские евреи, но и наши братья-сефарды.
Сама эта поправка еще больше обозначила всемирный характер Холокоста – те, кто хотел окончательно решить еврейский вопрос, не делили нас на сефардов и ашкеназов, светских и религиозных, правы и левых. Уничтожению подлежали мы все, в какой бы точке планеты ни жили.
Накануне Дня Катастрофы по традиции вновь были опубликованы данные о численности евреев в мире, согласно которым нас сегодня насчитывается 14,5 миллионов – все еще на 2 миллиона меньше, чем до начала Второй мировой войны. И как бы ни объясняли демографы эти цифры идущим процессом ассимиляции, дело, безусловно, не только в ней. И сегодня, спустя более чем 70 лет, наш народ все еще не может оправиться от пережитой трагедии. Кто знает, возможно, если бы не были уничтожены 6 миллионов евреев, не была стерта с лица земли великая идишская цивилизация, ассимиляция угрожала бы нашему будущему куда меньше.
Около двух недель назад я позвонил бывшему узнику гетто, в недавнем прошлом одному из ведущих инженеров «Авиационной промышленности», приехавшему в Израиль в 1970-х годах, и попросил его дать интервью для нашей газеты.
«К сожалению, – ответил он, – я не вижу в этом смысла. Сам я родился накануне войны, так что в годы жизни в гетто был совсем ребенком, и те обрывочные воспоминания, которые у меня сохранились, вряд ли отражают реальную картину. О том, как действительно жилось в гетто, надо было бы спросить у моей мамы, которая сумела спасти мне жизнь, несмотря на все «акции», но она, как вы понимаете, уже ничего рассказать не может. А просто пересказывать ее воспоминания, я не хочу».
Этот короткий разговор обозначил ту проблему, которая давно известна: большая часть тех, кто видел Катастрофу своими глазами, уже ушли в вечность. Те, кто сегодня официально числится пережившими Катастрофу, были тогда детьми и в самом деле мало что помнят.
Понятно, что чем дальше отодвигаются от нас те страшные годы, чем меньше остается живых свидетелей Катастрофы, тем настойчивее предпринимаются попытки стереть или, по меньшей мере, исказить память о том, что было в те годы. Очень многие пытаются любой ценой убедить себя и весь мир, что евреи преувеличивают, привирают, фальсифицируют… Пресловутый закон, принятый недавно польским Сеймом, родился именно в этом году не случайно. Еще несколько лет назад ни один серьезный польский политик не посмел бы выдвинуть его на обсуждение. Да, конечно, этот закон отражает мнение и настроения большинства поляков. Во время поездок в Польшу я неоднократно выслушивал от них версию, что евреи сами помогали немцам отправлять себя в лагеря, а поляки тут совсем ни при чем. Но одно дело говорить это в частных беседах между собой или в едва не доходящем до драки споре с израильским коллегой, и совсем другое – превращать это мнение в закон и объявлять официальной исторической правдой.
Главное, что следует понять: польский закон – только первая ласточка. Да, сегодня большинство европейских стран осуждают Польшу за эту законодательную инициативу, но пройдут годы, и подобные законы, неровен час, могут быть приняты в других странах Европы. А чего стесняться, свидетелей-то нет!
Историю пытаются переписать не только там, на дальних берегах, но и здесь, в Израиле. К примеру, в этом году в пантеон спасителей еврейского народа в годы Катастрофы неожиданно решили внести имя Рудольфа Кастнера, который, по мнению многих историков, в значительной степени несет ответственность за гибель тысяч евреев Венгрии. В 1953 году на знаменитом судебном процессе Кастнера обвиняли в том, что он, в обмен на выезд группы евреев, взялся обеспечить их отказ от сопротивления и скрыл от них известную ему информацию о намерении нацистов уничтожить сотни тысяч венгерских евреев. Понятно, что этот процесс ударил по репутации партии «Мапай», депутатом которой был Кастнер, и ее руководство сделало все, чтобы добиться его оправдания и обвинить инициатора процесса, журналиста Михаэля Грюнвальда, в клевете. 3 марта 1957 года Кастнер был смертельно ранен группой еврейских мстителей, а в 1958 году Верховный суд снял с него часть обвинений, но не признал его абсолютно невиновным.
В 1960 году Адольф Эйхман, по сути, подтвердил справедливость выдвигавшихся против Кастнера обвинений. И вот сейчас эта, по меньшей мере, спорная в еврейской истории фигура объявляется едва ли не святым, а в День Катастрофы в Кнессете состоялось заседание, призванное увековечить его память – к нескрываемой радости дочери Рудольфа Кастнера Сюзи и внучки, депутата от «Сионистского лагеря» Мерав Михаэли.
Я убежден, что именно сейчас наступает самый критический момент для сохранения памяти о Катастрофе в нашей национальной памяти. Весь прошлый исторический опыт свидетельствует, что память о тех или иных событиях обычно сохраняется в памяти двух поколений – непосредственных очевидцев и их детей. Затем эти события как бы утрачивают свою актуальность и превращаются «в дела давно минувших дней, преданья старины глубокой». Но если третье поколение сохранит правду о нашей национальной трагедии, примет из рук дедов и отцов факел памяти и передаст его своим детям и внукам, появляется надежда на то, что факел этот будет пронесен сквозь века. Лучшим подтверждением тому является история еврейского народа, который, по мнению наших мудрецов, сохранился благодаря тому, что не прервался рассказ из уст в уста, от одного поколения к другому.
Отсюда та ответственность, которая ложится на представителей третьего поколения после Катастрофы, к которому принадлежит и автор этих строк. Если мы не сохраним для потомков истории наших семей, каждая из которых потеряла в Катастрофе немало своих близких, не помогут ни фильмы, ни фотографии, ни поездки в страны, где нас убивали, не говоря уже об официальных церемониях. Все порастет травой забвения, а посещение музея «Яд ва-Шем» будет вызывать у наших правнуков не больше эмоций, чем, скажем, посещение раскопок стоянок первобытных людей.
Поэтому лично мне очень хочется, чтобы люди моего поколения осознавали эту ответственность не только в День Катастрофы и героизма, но и ежедневно, ежечасно, помня, как много от них зависит. Думается, это часть нашей исторической миссии, подобно тому, как другой ее частью стал приезд в Израиль с тем чтобы наши дети выросли, а некоторые из них и родились уже в своем, еврейском государстве.
Давайте жить и помнить, что никому не дано стереть из нашей памяти Катастрофу, кроме разве что нас самих.
Петр ЛЮКИМСОН

"ТИХИЕ" УМУДРИЛИСЬ ВЫЖИТЬ

«Тихие» герои, умудрившиеся выжить под носом у нежити

Это совершенно уникальная история. Мало кому известно, что даже после того, как гитлеровский министр пропаганды Геббельс объявил 19 июня 1943 года о «свободном от евреев Берлине», в городе продолжали жить 7000 евреев. Трудно даже представить, к каким фантастическим ухищрениям приходилось прибегать этим людям, какую проявлять смекалку и выдержку, чтобы стать «невидимыми» для нацистской власти.
Об одной из страниц этой поистине героической истории рассказывает художественно-документальный фильм «Невидимые», который вышел на днях на экраны страны. Сценарий фильма основан на интервью, проведенных режиссером Клаусом Рефле с евреями, выжившими в Берлине военных лет. Четыре героя, скрывавшиеся под вымышленными именами и документами, делятся с экрана своими воспоминаниями, своими страхами и надеждами, и их рассказы режиссер иллюстрирует впечатляющими художественными кадрами, снятыми уже в наше время.
На это нельзя смотреть равнодушно. Вот одна из молодых героинь перекрашивается в блондинку, чтобы стать похожей на арийку. Стремясь не впасть в депрессию и почувствовать себя хоть немного свободной, она осмеливается даже прогуливаться по городу, но после нескольких приставаний со стороны юных берлинцев отказывается от этой идеи. Другие две девушки устраиваются горничными в богатую немецкую семью, и хотя хозяева догадываются об их истинном происхождении, не подают вида и тем самым спасают их жизни. А парень оказывается мастером по изготовлению фальшивых документов и становится, по сути, участником движения Сопротивления, помогая сотням неизвестных ему людей избежать нацистского преследования.
Конечно, спастись в этих условиях от когтей рыскающих по столице гестаповцев было чудом – каждый по-своему, под постоянным страхом разоблачения, боролся за свою жизнь. Лишь немногие дожили до освобождения Берлина: из семи тысяч оставшихся в городе евреев дождались свободы лишь 1700. Но благодаря выжившим, мы знаем еще об одной, почти неизвестной странице Катастрофы. Эти «тихие» герои не воевали с оружием в руках, но, отказавшись следовать нацистским законам и предпочтя лагерям и неминуемой смерти невидимое существование в родном городе, продемонстрировали нацистском режиму несгибаемую силу духа.
Яков ЗУБАРЕВ
«Новости недели»

ДОНАЛЬД ТРАМП В ЗАЗЕРКАЛЬЕ

Дональд в Зазеркалье

Мы живём в беспрецедентное для Америки время. Но такими были все времена великой страны: пионеры, осваивавшие материк от океана до океана, войны с аборигенами и с метрополией, потом война с самими собой, покончившая с рабством и оставившая 700 тысяч погибших; первое убийство президента – Линкольна.
Фото: Gage Skidmore
В ХХ веке – революция суфражисток, Великая депрессия и социальные реформы ФДР, продвижение либерализма в годы президентства Линдона Джонсона, десегрегация и МЛК. Общество за полвека прониклось этими изменениями. Наконец, пришла новая революция – Барака Обамы.
Этот президент поставил страну с ног на голову. Он объявил, что США более не христианская держава, а «одна из самых больших в мире мусульманских», что мусульмане создавали её цивилизацию, хотя были замечены разве что в работорговле. Соответственно, Обама переориентировал внешнюю политику США на поддержку исламистских движений в мире: привёл к власти в Египте «Мусульманское братство», разбомбил правительственные войска в Ливии и вручил эту страну исламистам, открыл Ирану путь к атомной бомбе и разморозил ему более 100 миллиардов долларов. Напротив, Израиль Обама превратил в государство-парию.
Одним из самых больших грехов была объявлена статистически неприметная в США, скажем, по сравнению с антисемитизмом, «исламофобия». Этот грех уступал в тяжести лишь белому расизму. Чёрный расизм, напротив, был оправдан врождённым грехом «привилегии белых». В столкновениях при задержании чернокожих преступников виновными пытались делать блюстителей порядка. Про одного такого темнокожего преступника президент сочувственно сказал: «Он мог быть моим сыном». Полиции пришлось покинуть многие кварталы городов, заселённые чернокожими, и там резко пошла вверх цифра убийств. Стали обыденными мятежи афроамериканцев – с поджогами и грабежами.
В экономику и в экологию Обама привнёс социалистический подход, включающий доминирующую роль государства. Глобальное потепление было провозглашено доказанным важнейшим фактором мироздания, в жертву борьбы с которым должны быть принесены свобода экономики и благосостояние страны.
Обама поддерживал широкую эмиграцию в США, включая нелегальную, состоящую из граждан недоразвитых стран, чтобы закончить здесь доминирование белого большинства. Особенно привлекательна для Обамы была эмиграция мусульман.
Революция Обамы отменила традиционную сексуальную мораль, узаконила однополые браки и сделала самыми оберегаемыми членами общества страдающих психическим расстройством транссексуальности, связанным подчас с шизофренией. Для удобства транссексуалов Обамой были изменены правила пользования туалетами и душевыми в учебных заведениях. Если парень вдруг почувствует себя девушкой, он может мыться в девичьей душевой.
При этом само явление транссексуальности крайне редко. Им страдают 0,003% мужчин и 0,0001% женщин.
Революция Обамы прошла столь гладко, поскольку общество приняло на себя жестокую цензуру, названную в Америке политкорректностью. Что дозволено говорить и писать – решают левый истеблишмент и труженики СМИ. С такой влиятельной армией историческая победа прогрессивизма, как зовётся наследие Обамы, казалась окончательной. Тем более, что президент предпринял все возможные, хотя и противозаконные меры, чтобы его сменила Хиллари Клинтон, обещавшая продолжить его политику.
Победа на выборах 2016 года Дональда Трампа представлялась невозможной, невероятной. Но она случилась.
Трамп – первый, пришедший со стороны, не из политиков, президент США. Вся его жизнь была связана с удовольствиями. Как застройщик, он создавал казино, курорты, шикарные квартирные комплексы. Трамп субсидировал популярное телешоу и участвовал в нём, проводил конкурсы красоты, сам трижды женился на красавицах. Растил детей. Ничто не заставляло его оставлять его приятную жизнь и идти в политику. Но Трамп почувствовал, что мир, в котором он жил и который любил, кончается, заменяясь дикостью третьего мира, ислама, социалистических химер, сексуальных извращений вроде феминизма.
Победив на выборах, Трамп заспешил отменить всё, что поддавалось отмене из наследия Обамы. В этом смысле Трампа можно назвать контрреволюционером. Исчезли десятки установленных Обамой регулирующих правил, душивших экономику, исчезла из политики афера глобального потепления, прогрессивные режимы Кубы, Ирана и Северной Кореи вернулись в категорию изгоев, а Израиль вновь стал другом Америки. Была приостановлена или крайне затруднена иммиграция в США мусульман и народов из стран, которые, как нам донесли, Трамп за закрытыми дверьми назвал «дерьмовыми». Понятно, сторонники прогрессивизма пришли в неистовство – рушилось всё, чего они добились в глобальной перестройке Америки.
Обамовские ставленники в «глубоком государстве», направляемые Обамой, устроили ещё на стадии избирательной кампании прослушивание сотрудников Трампа. Результаты противозаконных прослушек сливались в прессу. Так была разрушена карьера генерала Флинна, недолго прослужившего советником Трампа по национальной безопасности.
Майкл Флинн потерял пост начальника военной разведки, поскольку не соглашался с политикой Обамы в Сирии, ведшей к усилению там исламистских группировок вроде Аль-Нусра и Аль-Кайда и возникновению Исламского Государства. Начав работать в администрации Трампа, когда формально ещё правила администрация Обамы, Флинн провёл встречу с послом России Кругляком. Содержание его беседы стало известно, поскольку она прослушивалась. Флинн был обвинён в нарушении «Закона Логана», запрещающего частным лицам общаться с представителями иных государств. Закон этот был принят в 1799 году, никогда не применялся и фактически был мёртв. Заслуженного генерала вынудили покинуть важный пост.
Об акциях влиятельного игрока антитрамповской команды из «глубокого государства», директора ЦРУ Джоне Бреннана, верного служаки Обамы, в годы работы послом в Саудовской Аравии, ходит молва, тайно принявшего ислам, в недавнем интервью поведал бывший ассистент директора ФБР Джим Каллстрём. В соответствии с его источниками Бреннан «почти еженедельно или ежедневно сливал через Конгресс и СМИ кучу фальшивого дерьма якобы из России, он был одним из активных людей».
Бреннан выполнял поручение Обамы – считает Каллстрём. «Приказ шёл с самого верха, они предполагали, что выиграют выборы 2016 года, и никто не будет когда-либо знать, как это произошло. Они просто развязали разведывательное сообщество… Эти люди совершили тяжкие преступления», – утверждает Каллстрём.
Сейчас Бреннан через Твиттер обратился к президенту: «Когда станет известной в полной мере Ваша продажность, нравственная распущенность и политическая коррупция, вы примете свое законное место опального демагога на свалке истории». Бреннан заявил, что Россия шантажирует Трампа, но потом от этого обвинения отрёкся: «Я не знаю, есть ли у русских что-нибудь на Дональда Трампа». И это уровень директора ЦРУ – ругань и клевета!
Помянутая Каллстрёмом «куча фальшивого дерьма» стала в последние полтора года центром политической жизни великой державы, основанием расследований Трампа и его команды Конгрессом и Спец-прокурором Мюллером. Когда нужно назвать это «вещество», извлекают неосторожную шутку Трампа: обвинённая в серьёзном уголовном преступлении в бытность Госсекретарём США – в халатном обращении с секретными материалами, Хиллари Клинтон уничтожила улики преступления – стёрла более 30 000 е-мейлов со своего незащищённого сервера, которым пользовалась вместо защищённого госдеповского. Высказывалось предположение, что русские спецслужбы могли перехватить эти секретные е-мейлы, Трамп заметил: «Так пусть Путин покажет нам эти е-мейлы». Враги Трампа, делая вид, будто не понимают, что речь идёт о шутке, стали приводить эту фразу как доказательство сотрудничества Трампа с президентом России.
Горестную эволюцию прошли за последнее десятилетие американские СМИ. Они превратились в идеологический орган прогрессивистов. Люди прессы перестали быть журналистами и публицистами в традиционном понимании, а превратились в лживых горлопанов-агитаторов, сначала страстных поклонников Обамы, а сейчас оголтелых ненавистников Трампа. Порочащая Обаму, тогда ещё только кандидата в президенты, информация, едва промелькнув по страницам газет и экранам ТВ, немедленно исчезала. Филадельфийская речь Обамы, когда выяснилось, что он 20 лет проходил воспитание у чёрного расиста и антисемита Джереми Райта, была почему-то признана исторической и всё объясняющей.
В своём эссе «Маньчжурский» президент» я рассказывал о сенсационной публикации левым сайтом Politico 18 декабря 2017 разоблачения Джоша Майера о том, как Обама «крышевал» нарко-террористическую империю «Хизбаллы». Та «совершала доставку тонн наркотиков из Венесуэлы в США, а также через африканскую страну Бенин в Европу, использовала вырученные в Америке деньги для покупки в американских дилершипах подержанных автомобилей, транспортировала и продавала их в Африке. Годовая выручка «Хизбаллы» равнялась примерно миллиарду долларов». Обама уничтожил «Проект Кассандра», в который были вовлечены около 30 американских и европейских ведомств по борьбе с наркоторговлей, занимавшийся преступной деятельностью Хизбаллы. Это разоблачение едва промелькнуло в прессе и забылось.
Зато уже полтора года СМИ обсуждают «сговор Трампа и его команды с русскими, которые помогли Трампу выиграть выборы». Поначалу могло казаться, что эти предположения могут иметь некие основания. Викиликс опубликовал порочащие Хиллари материалы, похищенные с компьютера Демократического Национального Комитета (ДНК). Стало известно, что Хиллари жульнически выиграла праймериз, оттеснив более популярного кандидата сенатора Берни Сандерса (этот бы как президент быстро превратил США в Венесуэлу), что перед дебатами CNN она получила вопросы, которые ей будут задавать, и сумела, к примеру, блеснуть на дебатах лекцией о содержании свинца в почве Миннесоты. За такое жульничество абитуриентов выгоняют с экзаменов. Но не претендентов в президенты США. Демократы обвинили российские спецслужбы в похищении всей этой информации. И хотя Викиликс, которая никогда не лжёт, отрицала эту версию, американский истеблишмент, включая прессу, принял её.
И тут случилось, казалось, землетрясение. 9 августа левый журнал The Nation неожиданно опубликовал подробную статью, сообщив, что авторитетная группа «Ветераны разведки за здравый смысл» (VIPS) установила: информацию с компьютера ДНК снял некто, имевший доступ к этому компьютеру, а не находившийся на расстоянии российский хакер. Был очевиден подозреваемый в этом похищении – через два дня после похищения на вашингтонской улице был убит неизвестными работник ДНК Сет Рич. Это убийство, по существу, не расследовалось. Немедленно респектабельный сайт Блумберг напечатал статью о выводах VIPS. Я подробно описал эту интригу в эссе «Интересное время».
Можно было предположить, что полетят со своих постов редакторы изданий, что журналисты устроят массовые покаяния в том, что полтора года кормили читателей, зрителей и слушателей ложью, что испросят прощения у президента, репутацию которого столь долго полоскали в грязи. Ничуть не бывало. Прошли пара дней, и статьи вновь запестрели ссылками на сговор Трампа «с русскими».
И хотя порой появляются в прессе признания, как в рецензии Мари Луиз Келли с NPR на бестселлер Корна и Изикоффа «Русская рулетка: история войны Путина против Америки и избрание Дональда Трампа», – «Нет доказательств сговора, нет свидетельств, что Россия изменила исход выборов 2016 года…», влиятельный конгрессмен Адам Шиф по-прежнему видит «в распоряжении общественности массы доказательств сговора», а конгрессмен Тед Лью настаивает, что «облака предательства» висят над администрацией Трампа.
Картина представляется сюрреалистичной – гражданам страны полтора года поставляют откровенно лживую информацию. Эндрю Клаван, статьи которого я стараюсь не пропускать, ставит в публикации от 5 апреля американскому журнализму, определяющему общественный дискурс, такой диагноз: «Он заселён крупнейшим сборищем болванов, когда-либо собиравшихся у города болванов на планете болванов… Если вы добавите к эмоциональной сфере трёхлетнего малыша истеричный характер, то получите типичного американского журналиста и комментатора… Я могу накинуть лассо на гориллу, удалить той лобные доли и за 15 минут научить её делать работу лучше, чем эти клоуны».
В последние дни анти-трамповцы в министерстве юстиции (МЮ) и в ФБР открыли против президента новый фронт. Они позволили спец-прокурору Мюллеру, в попытке найти подтверждение, что Трамп заплатил порно-звезде Клиффорд, с которой переспал 12 лет назад, $130 000 с целью купить её молчание, серию обысков – в офисе, в доме и в номере отеля адвоката Трампа Майкла Коэна. Такие обыски нарушают конфиденциальность отношений «клиент – адвокат» и могут быть допущены, пишет гарвардский профессор юриспруденции Дершовиц в статье «Почему рейд ФБР против адвоката Трампа направлен против всех нас», «только как последний ресурс в исключительно важных случаях. Из того, что мы знаем, данное подозрение не укладывается в этот строгий стандарт».
Учитывая, насколько «закон» был благосклонен к Обаме и к Хиллари после серьёзнейших надругательств тех над ним, последние действия МЮ и ФБР против Трампа выражают двойной стандарт и укладываются в про-обамовскую стратегию «глубокого государства».
Похоже на то, что «наследие Обамы» умирает. Во всяком случае, оно уже сильно смердит.
Борис Гулько, Нью-Джерси

МОЛЧАЛИВОГО СОГЛАСИЯ НЕ СЛУЧИЛОСЬ

Молчаливого согласия не случилось

Группа живущих в США общественных деятелей, писателей, журналистов, врачей, адвокатов и представителей других профессий, в разное время эмигрировавших из бывшего СССР и Российской Федерации, обратилась с открытым письмом к Президенту Дональду Трампу.
Письмо, которое подписали более 140 человек, стало реакцией на послание американскому президенту от имени «Конгресса русских американцев» (КРА). О содержании того сомнительного обращения КРА, которое будто бы имеет отношение ко всей пятимиллионной русской общине, мы рассказывали в предыдущих публикациях на страницах наших изданий и в интернет-газете.
По понятным причинам то обращение получило прессу в России: о нем написали ведущие информационные агентства, газеты, интернет-издания. Понятно и то, что никто не удосужился поинтересоваться, насколько «факты», озвученные в письме КРА, соответствуют действительности.
Молчать в этом случае, значит, согласиться с тем, что нашим мнением кто-то публично манипулирует. В итоге появилось ответное послание, с которым мы сочли нужным ознакомить наших читателей. Будем признательны за любые отклики, замечания и дополнения.
Редакция.
Р.S. С оригиналом письма, а также русским переводом можно ознакомиться здесь.

РОССИЙСКАЯ ВЛАСТЬ И ОППОЗИЦИЯ

Российская власть и оппозиция: сегодня и завтра

Блиц-опрос интернет-газеты «Континент»
Нашим уважаемым экспертам мы предложили ответить на два вопроса:

Есть ли в России оппозиция? Кем она представлена и каково ее место на политическом ландшафте страны?

Игорь Бобров
Игорь Бобров, политический аналитик

Вряд ли в России есть оппозиция путинскому режиму как организованная политическая сила, способная предложить и осуществить альтернативную программу развития страны. Граждан, выступающих против Путина, правильнее определять как российское освободительное движение. В протесте участвуют самые различные политические сообщества, общественные активисты, группы населения, которые ситуативно отстаивают локальные интересы, а также возникшая в последние годы российская политическая эмиграция. Это движение крайне разнородно в социальном плане. Под антипутинскими лозунгами объединяются часть молодежи крупных городов и предпринимателей, люди, мировоззренчески сформировавшиеся в конце 1980-х – 1990-х годах, а, также те, кому для человеческой реализации важна личная и профессиональная свобода. Всех их объединяет лишь одна цель, которая с точки зрения политических изменений является промежуточной: уход Путина от власти. А вот в своих социальных и идеологических представлениях это диаметрально противоположные гражданские сообщества. Поэтому, они и не могут договориться о совместных действиях и не готовы солидарные выступления.
Лариса Володимерова
Лариса Володимерова, писатель, журналист

Пробуждается после Кемерово. Если в городе ОМОН расставлен на всех углах и не дает митинговать, то в других городах Сибири, рассказывают, идет настоящий подъем, особенно радикальна молодежь. По моему мнению – прямая заслуга Вострикова.

Андрей Некрасов, режиссер. Санкт-Петербург (Россия)
Андрей Некрасов, режиссер

Оппозиция в виде людей, считающих Путина злом, нелегитимным лидером – есть, но она маргинальна; острая конфронтация с Западом (в которой Россия играет роль жертвы) лишает даже Навального какого-либо значимого влияния.
Леонид Романков
Леонид Романков, российский политический деятель, правозащитник

Оппозиция в России существует в двух видах – организованном и неорганизованном. Неорганизованная оппозиция – это творческая и техническая интеллигенция, понимающая всю губительность пути, по которому идёт нынешняя Россия. Её признаки – петиции и подписи с протестами против произвола власти, как правило, в индивидуальном порядке.
К организованной оппозиции можно причислить Движение Навального; Солидарность: Открытая Россия; только что возникшая партия Собчак – Гудкова; в той или иной степени партия Роста; в той или иной степени Яблоко. Её место в политическом ландшафте страны пока не очень велико, из-за мощного давления властей. Но существенные подвижки делаются активным меньшинством.
Ольга Смирнова, сопредседатель СДД «Солидарность»

Оппозиции в России нет. Есть иллюзия оппозиции, которая в значительной степени мешает трезвой оценке ситуации в стране и собственных возможностей. Оппозиции в классическом понимании этого слова быть и не может, поскольку в качестве оппонентов действующая власть не готова рассматривать какие либо общественные объединения. Сигналы об этом поступают от неё давно и отчётливо, но услышало их меньшинство, а поверили услышанному – единицы. Та степень деградации политической системы, которая достигнута на сегодняшний день, позволяет говорить об авторитарной диктатуре, в которой институты демократического государства не работают. Тех, кто пытается их использовать по прямому назначению, принято называть оппозицией, но реально они – не более чем рабочие сцены, приводящие в движение декорации.
Ефим Смулянский
Ефим Смулянский, независимый политический обозреватель

Сколь-нибудь организованной оппозиции в сегодняшней России нет.
Есть отдельные люди, которые резко негативно относятся к существующему режиму, который такое отношение, на мой взгляд, вполне заслуживает. Некоторые из них известны как некие медийные в прошлом фигуры. Они различными способами пытаются высказать публично это своё отношение к происходящему: одни – например, в зарубежных изданиях, другие – в российских, полуоппозиционных и полусвободных, таких, как «Эхо Москвы», «Дождь», «Новая газета»…
Но… меня лично радует не это… Хотя договориться между собой эти разные известные оппозиционеры не могут (и, видимо, так и не смогут!) меня, тем не менее, радует, что в пока ещё функционирующих социальных сетях всё больше и больше простых людей (совсем не медийных персон!) высказывают своё растущее негативное отношение к нашей власти и решениям её органов на самых разных уровнях от высшего – Президента, Правительства, Совфеда и Госдумы – до органов местного самоуправления, т.е. всей созданной волей одного человека «властной вертикали».
Меня этот прогресс утешает и вселяет некоторые, впрочем, думаю, призрачные надежды…
Константин Куортти
Константин Куортти, независимый журналист

Я называю оппозицией всех несогласных. Большинство зарегистрированных партий – это чистая декорация и обман. Другие на поводке, как Яблоко или Парнас, причём, в них много несогласных. Миллионы оппозиционеров никак не структурированы. Они частично откликаются, скажем, на призывы незарегистрированной партии Навального, общаются на сайтах и спорадически выходят на пикеты. Пока безрезультатно.
Виталий Щигельский
Виталий Щигельский, публицист

Оппозиция находится в анабиозе. Это, в общем, правильная реакция на опасность, если нет возможности сразу нейтрализовать эту опасность. Российский режим всячески домогается военного конфликта с цивилизованным миром, цивилизованный мир делает ставку на санкции – мягкое, но возрастающее давление на режим. Оппозиция внутри России тоже делает ставку на санкции – ненасильственное сопротивление. Самого сопротивления пока не видно потому что, во-первых, ненасильственное сопротивление – это долгая, упорная, не дающая мгновенных результатов, работа; во-вторых, медиапространство в России «зачищено», в нем присутствуют только штучные оппозиционеры, представляющие интересы контрэлит.
Рамис Юнус
Рамис Юнус, политолог, политический и общественный деятель

Очевидно, что в этом контексте не имеет никакого смысла говорить о «карманной оппозиции», которая давно уже стала плотью от плоти правящего режима: всем им перемены не нужны, так как любые перемены для них означают, как минимум, резкое понижение их нынешнего статуса и какой бы «патриотичной» ни была их риторика, судьба страны их нисколько не волнует. А прошедшие недавно так называемые выборы президента России это только подтвердили. Говорить тут стоит только о гражданском обществе и об оппозиции, не подконтрольной Кремлю. Однако в ее рядах, к сожалению, до сих пор не удалось создать единого центра борьбы с растущим авторитаризмом, для консолидированного принятия политических решений, дающих возможность альтернативной путинскому режиму организации жизни в стране. И надо сказать Кремль старается жестко контролировать этот процесс и, к сожалению, пока это режиму Путина удается.
Георгий Янс
Георгий Янс, журналист

«На колу мочало, начинай сначала». Эта поговорка вспоминается каждый раз, когда в той или иной интерпретации задаются вопросы про оппозицию. Ну, раз «на колу мочало», начну про оппозицию.
Оппозиция есть, но маргинальна по своей сути. Будь то системная (Госдума) или несистемная (Навальный, Гудков и Собчак…). Маргинальна, потому что конкретные партии и персонажи имеют к оппозиции самое косвенное отношение. Одни устроились под властью, и очень комфортно себя чувствуют. У других стать властью не получается (и не получится) и некомфортно себя чувствуют.
Сегодня время одиночек-пассионариев и различных сетевых сообществ. В отличие от так называемой оппозиции они не занимаются глобальными темами (власть), а пытаются решать (иногда успешно) конкретные вопросы. Занимаются реализацией «теории малых дел». И это здорово на самом деле. Вместо бесконечного бла-бла конкретные дела с конкретным результатом.

Насколько реальны перспективы перехода власти в России? В чьих руках она (власть) скорее всего окажется?

Игорь Бобров
Игорь Бобров, политический аналитик

Путинская Россия является государством ограниченного доступа, в котором из политической жизни исключены почти все социальные группы населения, кроме путинского олигархата и его обслуги. Нынешняя путинская правящая коалиция – это крайне узкая социальная группа родственников, друзей, подельников. Плюс связанные с ними «силовики», необходимые для осуществления насилия в отношении других претендентов на элитное положение в стране и несогласных с режимом групп населения. Эта «группа товарищей» не может допустить потери своей власти, так как это прямо угрожает её личной свободе, владению собственностью, которую они сейчас передают своим детям. Поэтому правящая коалиция будет, вплоть до прямого насилия удерживать власть внутри себя самой и не допустит ни “либерализации”, ни тем более демократизации жизни в России.
Поэтому есть несколько сценариев возможного перехода власти в России. Первый – персональная передача власти внутри путинского олигархата, связанная с физической возможностью или невозможностью Путина руководить правящей коалицией. Второй – захват власти военно-бюрократической группой, которая сложится в период подавления случайного народного выступления (так называемый “чёрный лебедь” – как следствие управленческой ошибки или коллапса Российской экономики). Эти два варианта, как представляется, – основные сценарии перехода власти. Эти тенденции видны уже сейчас. Если же “черный лебедь” будет совсем катастрофичным и разрушит способность нынешней правящей коалиции контролировать применение насилия, то возможен третий сценарий – захват различных районов страны местными группами, способными к насилию, и возникновение «народных республик» – как сейчас на юго-востоке Украины.
Есть и четвертый – эфемерный на данный момент – вариант: демонтаж государства ограниченного доступа – переход к республиканскому демократическому режиму. Но его не стоит ожидать ранее середины двадцать первого века. Этот сценарий возможен лишь в том случае, когда население будет готово пойти на формирование новой правящей коалиции либо в результате осмысленного массового выступления по свержению путинского режима (или постпутинского), либо вследствие соглашения о коалиции части путинской обслуги и демократической части российского освободительного движения. Но в настоящее время большая часть населения лишена ресурсов взять на себя ответственность за свою жизнь и судьбу своих детей. Фактически в России нет народа, общества, общественности, есть лишь население в состоянии “стокгольмского синдрома” и одурманенного шовинизмом.
В этих условиях перехода к республиканскому демократическому режиму быть не может. Это хорошо показали и события 1917 года, когда освободившись от опостылевшего всем самодержавия население страны к лету того же года фактически начало гражданскую войну. Тот же сценарий краха демократических преобразований, в схожих условиях, осуществился в России и в 1990-годы. В целом, чтобы этот сценарий перехода власти был осуществлён, необходимо уже сейчас разрабатывать программу действий переходного правительства по восстановлению правового и республиканского характера российского государства.
Лариса Володимерова
Лариса Володимерова, писатель, журналист

Недавно вышел фильм о Сечине, в который и я внесла свою лепту – прежде всего ради Пичугина, политзаключенных и Украины. В конце фильма пассивный Ходорковский и Невзлин так уверенно беседуют о перспективах верхушки власти после ее ареста, что, похоже, они «что-то знают». «Отдам власть в хорошие руки». Надеюсь, что – западные: велика пропасть между российскими и западными цивилизацией, образованием и культурой. А народ, в массе голосующий за фашизм, нужно учить; землю – беречь. И я надеюсь, что не в местных концлагерях, остальное – неважно.
Андрей Некрасов, режиссер. Санкт-Петербург (Россия)
Андрей Некрасов, режиссер

Для революционного перехода власти к противникам Путина предпосылок сейчас, конечно, нет. Да и в перспективе, одна «борьба с коррупцией» оппозицию к власти не приведет. У оппозиции, как, впрочем, и у «правящей партии», нет тех четких политических и идеологических контуров, в которых можно увидеть вектор грядущих больших перемен. Но по большому историческому счёту, их два – в сторону интеграции с Западом, по правилам, если не под диктовку, Запада, и в направлении радикального национализма. С моей точки зрения – последнее гораздо вероятней.
Леонид Романков
Леонид Романков, российский политический деятель, правозащитник

Переход власти от чекистов во главе с Путиным в близком будущем маловероятен. Правда, есть некоторое ожидание «чёрных лебедей». Власть может оказаться в руках представителей бизнес-элиты, недовольных потерей капиталов и решившихся на переворот. Власть может оказаться в руках маргиналов, типа Гиркина, если не вмешается армия.
Может быть, конечно, что ухудшающееся положение народа (инфляция, бедность, дольщики, дальнобойщики, антисвалочники и т.д.) вынудит власть пойти на переговоры с представителями оппозиции, наиболее приемлемыми для власти, типа Ксении Собчак. Тогда может оказаться, что будут призваны к власти люди типа Кудрина и Грефа. Но это маловероятно.
Ольга Смирнова, сопредседатель СДД «Солидарность»

Смену власти, но никак не самой авторитарной модели, считаю вполне вероятной в течение ближайших двух лет. Власть останется в тех же руках. Обновится только «пользовательский интерфейс» при сохранении всего набора функций. Персоны, олицетворяющие это обновление, принципиального значения не имеют. Более глубокие изменения возможны только в долгосрочной перспективе. Неизбежным, хотя и очень болезненным, этапом на пути движения к ним будет проживание обществом разочарования в этой мнимой революции.
Только после краха всех иллюзий, связанных с возможностями «конструктивного взаимодействия» с автократией, формирование гражданского общества начнется через сознательный отказ от сотрудничества с ней в любых формах, включая соревнование. Попытки состязаться с властью, уже закончившиеся поражением оппозиции, будут предприниматься и дальше, но в фокус общественного внимания будут попадать всё реже. На первый план выйдет гражданское сопротивление, которое сможет на определенном этапе выбить из-под ног постепенно слабеющей под воздействием внешних ударов авторитарной диктатуры её главную подпорку – авторитет. Это предопределит её финал и откроет возможности формирования, или восстановления институтов демократического государства. Будут ли эти возможности использованы – отдельный вопрос.
Ефим Смулянский
Ефим Смулянский, независимый политический обозреватель

Я лично никаких перспектив перехода власти в России не вижу… Однако все мы под Богом ходим… и если завтра, не приведи Господь, на голову первого лица вдруг упадёт обломок карниза какого-нибудь из разрушающихся у нас в избытке старых домов, то…
Однако я не думаю, что  человек, пришедший в этом случае Путину на смену, сможет удержать сколь-нибудь продолжительное время созданную им «вертикаль власти»… Тогда нас ждёт страшный неуправляемый хаос в стране, который вероятнее всего, как мне кажется, завершится развалом России на некоторое количество мелких государственных образований… Это было бы, на мой взгляд, и слава Богу, но только в том случае, если издержки этого хаоса не будут слишком велики –кровавой бани очень хотелось бы избежать…
Тем не менее, надо понимать, что этот сценарий крайне маловероятен… скорее всего, с Путиным в ближайшей перспективе ничего экстраординарного не случится.
Константин Куортти
Константин Куортти, независимый журналист

Перспективы изменений, конечно, реальны, ведь десятки стран вышли из состояния, подобного нашему, и стали успешными демократиями. Правда, сроки указать невозможно. Главная же сложность – достижение консенсуса по дальнейшей процедуре перехода власти и его сохранение. При отсутствии традиций демократии это не просто. В девяностых не получилось. В случае же успеха не столь важно, в чьих руках первоначально окажется власть. Вероятно, она может оказаться у тех, кто свергнет тиранию.
Виталий Щигельский
Виталий Щигельский, публицист

Мы находимся на той стадии упадка, когда смена «лица власти» («кто, если не он») может произойти в любой день. Реальная власть останется у тех же финансово-промышленных олигархов. Что бы власть перешла к гражданскому обществу, нужно чтобы это общество существовало, и чтобы оно было готово осуществлять эту власть.
Рамис Юнус
Рамис Юнус, политолог, политический и общественный деятель

Нетрудно предположить, что усиливающиеся санкции Запада против России, начавшиеся после аннексии Крыма и российской агрессии на юго-востоке Украины, поддержка Кремлем одиозного режима Асада в Сирии, вкупе с коррумпированностью российской экономики и огромной зависимостью экономических показателей России от мировых цен на нефть, отсутствие нормального диалога с главными экономическими партнерами в мире, такими как США, Китай и Евросоюз по многим вопросам мировой политики, рано или поздно приведут в скором времени к новой концепции развития страны, как это было во времена горбачевской перестройки, взамен прогнившей идеологии путинизма, которая вернула Россию в приснопамятные советские времена.
Георгий Янс
Георгий Янс, журналист

Смена власти на западный манер, то есть через выборы, в обозримом будущем практически невозможна. У нас традиция смены власти через «похороны». Горбачев и Ельцин – абсолютные исключения. Поэтому пожелаем президенту «многие лета» и будем ждать.
Составитель Виталий Щигельский
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..