суббота, 17 октября 2015 г.

О ЕВРЕЙСКОМ ПОДСОЗНАНИИ


Моше Фейглин
Злую шутку вытворяет с евреями подсознание .
Двухтысячелетнее пребывание в неподобающем человеку унизительном состоянии изгнания вынуждало их постоянно взывать, часто безуспешно, к милосердию, пощаде , тыча всем в лицо, подобно увечным на паперти, свои раны и рубцы. "Применять слабость как силу воздействия" , по словам Ницше. Выживая, Б-жьей волей, вопреки окружающей их действительности, евреи приучились с этой действительностью не считаться. Обретя государство и с ним экономическую и военную мощь , евреи , влекомые теми же, загнанными в подсознание многолетними навыками, ведут себя как изгои , выживающие унижением и мольбами о пощаде.
При этом они самонадеянно не считаются с орущей им в уши действительностью.
Допустив создание государства, Всевышний, надо верить, дал возможность, даже обязал евреев управляться во многом самостоятельно, пользуясь всеми преимуществами военной и экономической мощи. Непорядок, говорят, в государстве, которому необходимы герои на войне. И Б-жественное вмешательство там, где государство обязано управляться своими силами. Заболевший уединяется , чтобы исцелиться и вернуться к повседневному труду. Побеждённый , раненый боец укрывается в госпитале залечить раны, вернуться в бой и взять реванш над врагом.
Уставший ,постаревший мужчина отходит в сторону, говоря себе :" Я стар и устал ,уступаю место молодым и задорным." Но не в Израиле.   Журналисты с азартом, достойным лучшего применения, при каждом ранении и потере устраивают по телевидению и радио фестиваль плача на несколько дней. Усталые, состарившиеся политики составляют из своей усталости программу новых партий. Не пора ли опомниться? Навести порядок в своём подсознании и собственном государстве , прекратить предъявлять всему миру устаревшие счета и умолять человечество измениться к лучшему. 

ЖАБОТИНСКИЙ: В БОРЬБЕ ЗА ИЗРАИЛЬ

Владимир Жаботинский: в борьбе за Израиль


16.10.2015

Он призывал евреев не растворяться в чужой культуре и настаивал на изучении молодежью иврита. Он выступал за создание единой еврейской армии, которая могла бы оказать давление на арабов и отстоять право евреев на отдельное государство. Он вновь учил еврейский народ умению сопротивляться. Его взгляды не находили понимания среди современников, но история оставила его имя в памяти людей навсегда. 18 октября исполняется 135 лет со дня рождения истинного сиониста, революционера и публициста Владимира Жаботинского.

Порой в мире рождаются личности, охарактеризовать жизнь которых в русле одной идеи или мысли не представляется возможным. Своей жизнью они вносят такой вклад в развитие мира, что бывает сложно представить, каким бы он был без их участия. Они, как правило, не находят должного понимания среди своих современников, но история доказывает, что они, почувствовавшие необходимость перемен, посвятившие жизнь тому, чтобы донести верную идею до умов, остаются в памяти людей навсегда. 18 октября 1880 года в Одессе родилась именно такая личность – Зеэв Жаботински – «неповторимый и единственный в своем роде в истории еврейского народа». Так охарактеризует его французский политик и писатель Анатоль де Монзи.
Он был младшим сыном в семье. После смерти отца в 1886 году мать, преодолевая все трудности, смогла дать достойное образование своим детям. Еще подростком Жаботинский начал писать романы и стихи, а его способность к языкам просто поражала: он овладел итальянским, английским, немецким и французским, знал латинский и древнегреческий, которые изучали по школьной программе, и конечно же, иврит. Правда, школу ему пришлось бросить, потому что нужно было помогать семье.
Тем не менее по рекомендации друзей покойного отца, со своим блестящим даром к языкам он сразу же был назначен иностранным корреспондентом газеты «Одесский листок». Как вспоминал сам Владимир Жаботинский, он «был в то время далек от еврейской культуры и традиции, даже не подозревал об их существовании». Но по дороге в Швейцарию в качестве корреспондента «Одесского листка» Жаботинский побывал в Галиции и Венгрии, где впервые увидел еврейское гетто во всей его нищете, нужде и беззащитности. Можно предположить, что именно эти впечатления и заставили его встать через годы на собрании эмигрантов-революционеров в Берне и произнести свою первую политическую речь, в которой он объявил себя сионистом. Тогда, руководствуясь лишь эмоциями, Жаботинский произнес пророческое предсказание, что конец еврейству в изгнании «положит новая резня Варфоломеевской ночи» и что «единственным решением еврейского вопроса является эмиграция в Эрец Исраэль». Через 36 лет, за три года до начала гитлеровского «окончательного решения еврейского вопроса», Жаботинский призовет покончить с галутом (изгнанием. – Прим. ред.) путем массового переселения в страну отцов.
Но тогда его мало кто послушал, как, впрочем, не будут слушать его серьезно еще много раз. То, к чему он впоследствии призывал и сторонником чего являлся, было воспринято многими современниками как нечто абсолютно неприемлемое. Пожалуй, доступней всего суть его идей уже после его смерти озвучит Бенцион Нетаньяху, историк и отец нынешнего премьер-министра: «В древние времена мы были народом, отличавшимся своей особой стойкостью. Мы не допускали, чтобы нас оскорбляли, а тем более угрожали нашему существованию, лишали свободы или покушались на наши самые священные права без того, чтобы мы ответили решительным сопротивлением. Достаточно упомянуть наше решительное противодействие попыткам порабощения нас древними империями, затем империями эллинистической и римской. Но постепенно это явление исчезало, …отсутствие готовности сопротивляться силой превратилось с течением времени в идеологию. Жаботинский не разделял этой идеологии. Он учил, что если мы хотим дожить до того дня, когда сбудется мечта пророка Исайи и наступит всеобщий мир, нам необходимо выстоять в борьбе с хищниками и для этой цели пользоваться и когтями, и зубами, а если их нет у нас, то необходимо их отрастить. Жаботинский понимал, что политика – это область силовых испытаний, в которой господствуют законы власти и подчинения: или ты их признаёшь и действуешь в соответствии с ними, или же тебя покоряют и подавляют. Тот, кто садится за эту игру, обязан изучить ее законы и правила. Величие Жаботинского состоит в том, что он произвел революцию, внеся идею сопротивления в наше мышление, нашу мораль и наше восприятие себя народом среди народов. Он учил наш народ, забывший, что такое сопротивление, науке и умению сопротивляться».

Мысль о сопротивлении зарождалась в юном Жаботинском постепенно. Возможно, этому также способствовало и его пребывание в Италии, куда осенью 1898 года он был направлен корреспондентом. Одновременно Жаботинский учился на юридическом факультете Римского университета, где, изучая историю Италии, он досконально познакомился с влиянием восстания Гарибальди и борьбы Мадзини на дальнейшую судьбу этой страны и ее народа. Он восхищался ими.
Возвратившись в Одессу в 1901 году, сравнивая две страны и имея свой взгляд на происходившее вокруг, он становится ведущим фельетонистом на юге России, чем навлекает на себя подозрения царской охранки и, как следствие, провоцирует этим последующий арест. Правда, уже через семь недель его освободили, но за непродолжительное время в заключении он успел поразмыслить над многим. Последующие прокатившиеся по России погромы 1903-1904 годов пробуждают его до этого дремавшее еврейское самосознание. Он становится одним из лидеров первого в истории российского еврейства отряда самообороны, разворачивает активную деятельность по сбору денег на закупку оружия для своего отряда. Тогда Одессу участь погромов миновала, но в апреле 1903-го он бушевал в Кишиневе. Погром настолько потряс Жаботинского, что он вступил в движение национального возрождения, так начиная свои первые активные шаги в деятельности сионистской организации.
Там он особо гневно выступает против ассимиляции, будучи глубоко убежден, что попытка раствориться в чужой среде, чужой культуре обречена на провал, что и находит отражение в его пьесе «Чужбина». Жаботинского избирают делегатом Шестого сионистского конгресса в Базеле – последнего конгресса, в котором участвовал основоположник политического сионизма Теодор Герцль, которого он услышит в первый и последний раз. Но этого будет достаточно, чтобы осознать необходимость своего участия в политической жизни.
К слову, участие в политической жизни Жаботинский никогда не брал за основу достижения личных интересов. Всегда на жизнь и на хлеб он зарабатывал журналистикой и писательской работой. Шаг за шагом Жаботинский становится ведущим публицистом и теоретиком русского сионизма. В своих работах он всегда придавал особое значение еврейскому воспитанию молодежи, считая важнейшим аспектом национального возрождения приобщение к ивриту. Вот почему вскоре он основал книгоиздательство «Тургеман» («Переводчик». – Прим. ред.) и стал переводить на иврит лучшие образцы всемирной классической литературы.

В годы Первой мировой войны он был убежден в необходимости создания единой национальной военной единицы из разбросанных среди чужих армий еврейских солдат. Ведь после ее окончания, по его словам, «будут прислушиваться только к требованиям тех из них, которые принимали участие в войне». Все годы его последующей деятельности были направлены лишь на одно – донести до тогдашнего большинства необходимость изменить свои взгляды, понять, что выход на войну и сопротивление для еврейского народа – неизбежны. Главной же целью всегда было и оставалось «создание еврейского государства», и каждый из дней жизни Жаботинского был направлен именно на это. Начав свою борьбу за свободу и землю для еврейского народа, он никогда ее не завершал вплоть до самой смерти. Она настигла его 4 августа 1940 года в США, где Жаботинский, выступая с призывом к созданию еврейской армии для участия во Второй мировой войне, внезапно почувствовал недомогание прямо на трибуне во время своей речи.
В своем завещании Жаботинский распорядился похоронить его «в том месте, где его настигнет смерть, а впоследствии перенести останки в независимое Еврейское государство лишь по постановлению его правительства». Он не дожил до момента его провозглашения, но в том, что еврейское государство будет создано, никогда не сомневался. Его посмертная воля будет выполнена лишь в 1964 году: прах перевезен и захоронен на горе Герцля в Иерусалиме. Тогда, когда всё же пришло понимание «большинством» его идей. Идей, в которых он призывал посмотреть на жесткий, а порой и жестокий современный мир трезвым взглядом. Когда стало очевидно, что политическая крепость стены, оберегающей его народ, должна быть защищена стеной не менее действенной, военной.

Алексей Викторов
JEWISH.RU

СОЦИАЛИСТЫ ЕВРОПЫ - НАСЛЕДНИКИ ФЮРЕРА

Госдеп США: Европа перешла от критики Израиля к откровенному антисемитизму


16.10.2015

Данные ежегодного отчета Госдепартамента США о свободе вероисповедания в мире свидетельствуют о том, что в 2014 году "волна антиизраильских настроений в Европе перешла границы и превратилась в откровенный антисемитизм". Этот доклад был обнародован в минувшую среду главой Госдепа Джоном Керри и послом США по международной религиозной свободе Дэвидом Саперштейном.

Об этом пишет в четверг, 15 октября, сайт газеты The Jerusalem Post.

На вопрос одного из репортеров, поинтересовавшегося, где проходит граница между антиизраильскими настроениями и антисемитизмом, Саперштейн заявил: приемлема критика в отношении любого народа, непозволительны двойные стандарты – когда одной стране разрешается то, что запрещено другой.

Согласно данным упомянутого выше отчета, количество антисемитских инцидентов во Франции выросло в прошлом году на 101%, включая многочисленные акты физического насилия в отношении представителей еврейской общины, нападения на людей и поджоги синагог.

В 2014 году еврейская эмиграция из этой страны достигла цифры 7.231 – что более, чем вдвое выше, чем в предыдущем – 3.293.

Ранее в этом месяце экс-глава МИД Нидерландов Франс Тиммерманс, комиссар ЕС по межведомственным отношениям и верховенству права, заявил в ходе беседы с журналистами, что весьма обеспокоен резким всплеском антисемитизма в Европе, который выражается как в угрозах, так и физическом насилии в отношении евреев.

В интервью, данном в преддверии конференции, посвященной религиозной нетерпимости, Тиммерманс заявил: "В последние годы мы видим, как в Европе вновь поднимает голову древнее чудовище, что казалось мне раньше невозможным, но это происходит. Считаю это совершенно неприемлемым".

В завершение беседы Тиммерманс заявил: для Европы жизненно важно, чтобы еврейская община чувствовала себя здесь как дома.

Агентство ЕС по базовым правам человека отмечает, что антисемитские стереотипы стали реальностью во многих странах Европы, а ряд политических партии стран-членов ЕС не скрывают своих антисемитских взглядов.

АРАБЫ С НАШЕГО ДВОРА

Арабы с нашего двора


16.10.2015

Девушка с ножом в голове, трехмесячная девочка, убитая террористом, хорошенькая такая, розовенькая. Араб, держащий в одной руке кошку, а в другой – ее отрезанную голову. Ролик, где араб сначала давит человека машиной, а потом выскакивает и добивает его кухонным топориком. Фотография террориста, лежащего в роскошнойVIP-палате израильской клиники, который пытался зарезать еврейского мальчика. И рядом –фотография израильской бабушки на кровати в больничном коридоре,потому что ей не хватило места в палатах. При этом хватает денег на пособия, которые до недавнего времени выплачивало израильское правительство детям и вдовам террористов-смертников. Фотографии ликующих арабских террористов после удачного теракта. Фотографии арабских женщин в Старом городе, которые плюют в лежащую на земле раненую израильтянку и ее годовалого сына.

Я могла бы перечислять еще долго. Из всего этого в последние дни состоит моя лента новостей. И я, естественно, не могу не реагировать. И если в России многие мои друзья были мусульманами, если там не было никого толерантнее меня, то тут, в Израиле, я смотрю на все эти фотографии и искренне чувствую, что их всех надо закатать в асфальт. А тем, кто имеет израильское гражданство, – надо дать три дня на сбор вещей и переезд в другие страны. Более того, в некоторые моменты я сама готова нажимать кнопки с бомбами и выдавать желтые полумесяцы в качестве нашивок на одежду.
В моем сознании существуют совершенно разные мусульмане, которые никак не пересекаются друг с другом. Одни – это все мои друзья, это знакомый преподаватель фарси, тоньше и человечнее которого я не знаю. Это врачи и журналисты, это красавица модный блогер, на чей инстаграм я подписана. В конце концов, это Халед Хоссейни, написавший потрясающую книгу «Бегущий за ветром», рассказывающую об ужасах войны. И все остальные мои любимые мусульманские писатели.
А есть – они. Отдельные специальные израильские арабы. Они все террористы и детоубийцы, которым не жалко ни своих, ни чужих. И которых нужно уничтожить всем скопом. Нет, не убить, это людей убивают, а просто уничтожить, как проблему. И да, я сама готова взяться за оружие. Наверное.
…Вообще, то, что со мной сейчас происходит, называется «дегуманизация». Это действия по устранению всего человеческого, обращенного к человеку, совершаемого ради его духовного, психологического и материального благополучия, учитывающего его особенности, потребности и интересы. Это та ситуация, когда в твоем сознании человек превращается в носителя одного определяющего качества. Когда он не Виталий, любящий маму, мороженое, кататься на велосипеде и французских импрессионистов, и еще у него шрам на подбородке: он в детстве неудачно прыгнул с качелей. А мусульманин. Или гей. Или левый. Или правый. Или кто угодно. Важно, что это определение вообще никак не учитывает человека, за ним стоящего. И меньше всего я могла себе представить, что я способна на такие чувства. И, что особенно поражает, в такие короткие сроки.
И если даже я, человек с неплохим образованием, воспитанный на хороших книжках и гуманистических идеалах, так быстро смогла дойти до идеи массовых зачисток, то представляю, что происходит в головах у арабских подростков, которых обрабатывают куда профессиональней и целенаправленнее.
Мое сознание перевернули друзья. Подруга, которая позвонила узнать, как мы пережили теракты в нашем городе, и внезапно сказала, что беспокоится за свою коллегу: она арабка, очень талантливая и хорошая девушка, и «я не представляю, как ей сейчас, она же меж двух огней!». И еще один приятель, известный своими крайне правыми взглядами. Но он врач, и именно он оперировал того террориста, который пытался убить людей в нашем городе. И случайная знакомая, которая рассказала, что недавно ехала в такси и водитель-араб сетовал, что ему страшно за сына-подростка, что он запирает его дома, что они с матерью стерегут мальчика изо всех сил. Потому что «дети сейчас такие впечатлительные, а антиизраильскую пропаганду ведут сейчас очень жестко».
Жизни моих друзей оказались плотно переплетены с арабскими. Отношения между израильтянами и арабами изнутри выглядят в тысячи раз сложнее и запутаннее, чем снаружи. Я не знаю, как это происходит внутри мусульманского мира, но во всех израильских домах, где мне приходилось бывать, сейчас идут бесконечные споры. Правые против левых. Гуманизм VS безопасность. Толерантность или слабость? Лечить террористов или убивать их на месте?
В связи с этим стала очень популярна новость о мэре одного канадского города, который на просьбы мусульманской общины убрать из школьных столовых свинину ответил, что приезжие должны уважать местные традиции и быть готовыми к ассимиляции. Эти наши канадские традиции сделали Канаду именно такой, какова она сейчас, то есть более привлекательной для вас, чем несколько десятков мусульманских стран, которым вы ее, Канаду, предпочли.
И вот эта новость меня очень задела. Причем с прямо противоположным эффектом тому, который, видимо, ожидался. Израиль, евреев и те страны, что традиционно считаются высокоразвитыми, сделал таковыми в том числе и гуманизм. В большей степени гуманизм! Корреляция: чем выше уровень жизни, тем больше демократии и толерантности в законах и сердцах – прослеживается очень четко. Я не говорю, что мы не должны защищать свои жизни и свои границы. Но я четко понимаю, почему мы лечим террористов, пусть всё животное, утробное начало во мне и противится этой идее. Потому что победивший дракона сам становится драконом. Потому что вокруг – множество людей, которые лучше и благороднее меня. Таких людей, которые строят эту страну. Потому что даже в концлагерях, в самых жутких условиях выживали, как ни странно, те, у кого было самое сильное духовное начало. Собственно, у евреев очень долго не было практически ничего, кроме этого самого начала. У нас отбирали собственность, жизни, здоровье, права, книги, свободу. И в общем, единственное, что нам оставалось, – это быть людьми. И, мне кажется, это единственное, что поможет нам выжить дальше.
Знаете, как в теории целых окон. Лечить их убийц, учить их детей. Защищать наши границы. И мы победим. От Турции до Египта, как нам обещали.

Автор о себе:
 
Я родилась в 1980 году, у меня есть сын-второклассник и годовалая синеглазая дочка, которая сейчас больше сладкая булочка, чем девочка. Я родилась и выросла в Москве, окончила журфак МГУ и с одиннадцати лет только и делала, что писала. Первых моих гонораров в районной газете хватало ровно на полтора «Сникерса», и поэтому я планировала ездить в горячие точки и спасать мир. Когда я училась на втором курсе, в России начали открываться первые глянцевые журналы, в один из них я случайно написала статью, получила баснословные 200 долларов (в августе 1998-го!) и сразу пропала. Последние несколько лет я редактировала всевозможный глянец, писала о людях и тех удивительных историях, что с ними случаются.

Мнения редакции и автора могут не совпадать

Алина Фаркаш

Арабы с нашего двора


16.10.2015

Девушка с ножом в голове, трехмесячная девочка, убитая террористом, хорошенькая такая, розовенькая. Араб, держащий в одной руке кошку, а в другой – ее отрезанную голову. Ролик, где араб сначала давит человека машиной, а потом выскакивает и добивает его кухонным топориком. Фотография террориста, лежащего в роскошнойVIP-палате израильской клиники, который пытался зарезать еврейского мальчика. И рядом –фотография израильской бабушки на кровати в больничном коридоре,потому что ей не хватило места в палатах. При этом хватает денег на пособия, которые до недавнего времени выплачивало израильское правительство детям и вдовам террористов-смертников. Фотографии ликующих арабских террористов после удачного теракта. Фотографии арабских женщин в Старом городе, которые плюют в лежащую на земле раненую израильтянку и ее годовалого сына.
Я могла бы перечислять еще долго. Из всего этого в последние дни состоит моя лента новостей. И я, естественно, не могу не реагировать. И если в России многие мои друзья были мусульманами, если там не было никого толерантнее меня, то тут, в Израиле, я смотрю на все эти фотографии и искренне чувствую, что их всех надо закатать в асфальт. А тем, кто имеет израильское гражданство, – надо дать три дня на сбор вещей и переезд в другие страны. Более того, в некоторые моменты я сама готова нажимать кнопки с бомбами и выдавать желтые полумесяцы в качестве нашивок на одежду.
В моем сознании существуют совершенно разные мусульмане, которые никак не пересекаются друг с другом. Одни – это все мои друзья, это знакомый преподаватель фарси, тоньше и человечнее которого я не знаю. Это врачи и журналисты, это красавица модный блогер, на чей инстаграм я подписана. В конце концов, это Халед Хоссейни, написавший потрясающую книгу «Бегущий за ветром», рассказывающую об ужасах войны. И все остальные мои любимые мусульманские писатели.
А есть – они. Отдельные специальные израильские арабы. Они все террористы и детоубийцы, которым не жалко ни своих, ни чужих. И которых нужно уничтожить всем скопом. Нет, не убить, это людей убивают, а просто уничтожить, как проблему. И да, я сама готова взяться за оружие. Наверное.
…Вообще, то, что со мной сейчас происходит, называется «дегуманизация». Это действия по устранению всего человеческого, обращенного к человеку, совершаемого ради его духовного, психологического и материального благополучия, учитывающего его особенности, потребности и интересы. Это та ситуация, когда в твоем сознании человек превращается в носителя одного определяющего качества. Когда он не Виталий, любящий маму, мороженое, кататься на велосипеде и французских импрессионистов, и еще у него шрам на подбородке: он в детстве неудачно прыгнул с качелей. А мусульманин. Или гей. Или левый. Или правый. Или кто угодно. Важно, что это определение вообще никак не учитывает человека, за ним стоящего. И меньше всего я могла себе представить, что я способна на такие чувства. И, что особенно поражает, в такие короткие сроки.
И если даже я, человек с неплохим образованием, воспитанный на хороших книжках и гуманистических идеалах, так быстро смогла дойти до идеи массовых зачисток, то представляю, что происходит в головах у арабских подростков, которых обрабатывают куда профессиональней и целенаправленнее.
Мое сознание перевернули друзья. Подруга, которая позвонила узнать, как мы пережили теракты в нашем городе, и внезапно сказала, что беспокоится за свою коллегу: она арабка, очень талантливая и хорошая девушка, и «я не представляю, как ей сейчас, она же меж двух огней!». И еще один приятель, известный своими крайне правыми взглядами. Но он врач, и именно он оперировал того террориста, который пытался убить людей в нашем городе. И случайная знакомая, которая рассказала, что недавно ехала в такси и водитель-араб сетовал, что ему страшно за сына-подростка, что он запирает его дома, что они с матерью стерегут мальчика изо всех сил. Потому что «дети сейчас такие впечатлительные, а антиизраильскую пропаганду ведут сейчас очень жестко».
Жизни моих друзей оказались плотно переплетены с арабскими. Отношения между израильтянами и арабами изнутри выглядят в тысячи раз сложнее и запутаннее, чем снаружи. Я не знаю, как это происходит внутри мусульманского мира, но во всех израильских домах, где мне приходилось бывать, сейчас идут бесконечные споры. Правые против левых. Гуманизм VS безопасность. Толерантность или слабость? Лечить террористов или убивать их на месте?
В связи с этим стала очень популярна новость о мэре одного канадского города, который на просьбы мусульманской общины убрать из школьных столовых свинину ответил, что приезжие должны уважать местные традиции и быть готовыми к ассимиляции. Эти наши канадские традиции сделали Канаду именно такой, какова она сейчас, то есть более привлекательной для вас, чем несколько десятков мусульманских стран, которым вы ее, Канаду, предпочли.
И вот эта новость меня очень задела. Причем с прямо противоположным эффектом тому, который, видимо, ожидался. Израиль, евреев и те страны, что традиционно считаются высокоразвитыми, сделал таковыми в том числе и гуманизм. В большей степени гуманизм! Корреляция: чем выше уровень жизни, тем больше демократии и толерантности в законах и сердцах – прослеживается очень четко. Я не говорю, что мы не должны защищать свои жизни и свои границы. Но я четко понимаю, почему мы лечим террористов, пусть всё животное, утробное начало во мне и противится этой идее. Потому что победивший дракона сам становится драконом. Потому что вокруг – множество людей, которые лучше и благороднее меня. Таких людей, которые строят эту страну. Потому что даже в концлагерях, в самых жутких условиях выживали, как ни странно, те, у кого было самое сильное духовное начало. Собственно, у евреев очень долго не было практически ничего, кроме этого самого начала. У нас отбирали собственность, жизни, здоровье, права, книги, свободу. И в общем, единственное, что нам оставалось, – это быть людьми. И, мне кажется, это единственное, что поможет нам выжить дальше.
Знаете, как в теории целых окон. Лечить их убийц, учить их детей. Защищать наши границы. И мы победим. От Турции до Египта, как нам обещали.

Автор о себе:
 
Я родилась в 1980 году, у меня есть сын-второклассник и годовалая синеглазая дочка, которая сейчас больше сладкая булочка, чем девочка. Я родилась и выросла в Москве, окончила журфак МГУ и с одиннадцати лет только и делала, что писала. Первых моих гонораров в районной газете хватало ровно на полтора «Сникерса», и поэтому я планировала ездить в горячие точки и спасать мир. Когда я училась на втором курсе, в России начали открываться первые глянцевые журналы, в один из них я случайно написала статью, получила баснословные 200 долларов (в августе 1998-го!) и сразу пропала. Последние несколько лет я редактировала всевозможный глянец, писала о людях и тех удивительных историях, что с ними случаются.

Мнения редакции и автора могут не совпадать

Алина Фаркаш
JEWISSH.RU

ЧЕРНОСОТЕНЕЦ МАКСИМ ШЕВЧЕНКО ПРОТИВ АНТОНА НОСИКА



 М. Шевченко. Вот, я, допустим, считаю, что высказывание Антона Носика о том, что чем больше будет убито сирийцев, тем лучше будет Израилю, и почему надо убивать… Это было, кажется, в вашем эфире. ...почему надо убивать сирийских женщин, — сказал блогер Носик…
Д.Пещикова Которые рожают солдат будущих.
М.Шевченко Да. Потому что они рожают солдат для войны с Израилем. Я считаю, что его надо… Вот, я говорю «Этот человек – подонок, нацист, мразь и негодяй». Это я официально говорю просто в эфире. Вот, я своим высказыванием дал ему оценку.
А.К. Прочел пост Носика, и никаких таких страшных, кровожадных и расистских призывов не обнаружил. Носик одобрил действия Путина в Сирии. Одобрил с его личной точки зрения. Я с Носиком не согласен, так как хорошо помню, что граница с Сирией 40 лет была самой тихой границей с Израилем, а что там творил "национал-социалистический" режим Дамаска со своими подданными - это дело исключительно самих сирийцев. Боюсь, что гадюшник после гражданской резни в Сирии  будет опасней для Израиля, чем прежний режим. Волна беженцев-арабов в Европу тоже не внушает оптимизма. Эта Европа и так пропитана юдофобией, а тут еще новые "друзья" Еврейского государства. Так что, никак не могу разделить восторгов Носика.
 Смысл же коричневой истерики Шевченко прост: это очередной  донос на евреев вообще, попытка соорудить что-то, вроде нового "кровавого навета", с целью защиты, милых сердцу Шевченко, арабов-террористов-убийц евреев. Так кто же в этом случае "подонок, нацист, мразь и негодяй"?





















Пишет Anton Nossik (dolboeb ) 
 

Стереть Сирию с лица Земли

Вам это может не понравиться, но я продолжу цитировать Максима Карловича Кантора. Пару часов назад он написал буквально следующее:
Гентский алтарь Агнец Божий работы Ван Эйка
уважаемые граждане,
если любого из вас поставить в музее перед картиной, ну, скажем, Ван Эйка и спросить, чем эта картина отличается от картины его современника Андреа Мантеньи - подавляющее большинство из вас разумно скажет, что ничего в изобразительном искусстве не понимает.
А это легкий вопрос.
Однако, подавляющее большинство из вас готово выносить суждения по поводу ситуации в далекой стране Сирия, в которой вы никогда не были, языка которой не знаете, обычаев не понимаете, историю которой вы не ведаете, и вообще не представляете ровно ничего, помимо того, что вам рассказывает по телевизору такой же точно неуч.
Андреа Мантенья
Ко мне — как и к любому израильтянину — эта реплика относится лишь отчасти, потому что Сирия много лет была для нас не потенциальным, а совершенно реальным военным противником, и знать про неё пришлось больше, чем хотелось. Кто б ни бомбил сегодня Сирию, я это горячо приветствую, а если её вообще сотрут с лица Земли — не огорчусь ни разу, только спасибо скажу. Сапрыкин давеча укорял меня за то, что я напрасно сравниваю Сирию с нацистской Германией, но с чем ещё сравнивать страну, в которой за места в первом после обретения независимости парламенте боролись национал-социалистическая партия и коммунисты, причём нацисты с огромным перевесом победили? С чем ещё сравнить страну, принявшую у себя беглых нацистских преступников, чтобы перенять их опыт геноцида?! За последние 70 лет Ближний Восток не видел от Сирии ничего, кроме агрессии, войн, людоедства, разрухи и горя. До 2011 года они весь этот ужас экспортировали в сопредельные государства, с 2011 года сами жнут ими же посеянную бурю. Так им и надо, и ни разу не жалко. Осталось только все выходы заминировать, чтобы не экспортировали джихад в Европу.

Министерство обороны РФ хвастается, что наши самолёты козырно вчера отбомбились по сирийским целям — ну и ура. Что эти цели не имели никакого отношения к Исламскому государству, совершенно плевать. По целям Исламского государства коалиция уже сделала 9000 вылетов, и сделает ещё несколько раз по столько же, если потребуется. Любые бомбардировки гражданских объектов имеют один результат: они уничтожают ту страну, на территорию которой падают бомбы. Разрушаются дома, дороги, инфраструктура, гибнут жители. Избиратели Национал-социалистической партии Сирии получают ровно то, за что они проголосовали — как получили их немецкие кумиры 70 лет назад. Меня во всей этой истории радует то, что ВВС Израиля никак в ней не задействованы, и не тратят на боевые вылеты бензин, который в Израиле очень дорог. В России бензин подешевле, и есть какая-то высшая справедливость в том, что за уничтожение гражданской инфраструктуры Сирии платят сегодня россияне по дешёвке, а не израильтяне задорого.

Безотносительно к сказанному, я не готов сказать, чем живопись Мантеньи круче полотен Ван Эйка. Но могу проиллюстрировать пост картинами обоих, что и делаю. А сирийцы пусть готовятся к новым бомбардировкам: нехуй было за нацистскую партию голосовать и геноцид христиан в Ливане устраивать. Хуячь, Владимир Владимирович, ковровыми, не стесняйся, be my guest. А что дети, которые погибли при бомбёжках, с тебя на том свете спросят, зачем ты их убил — лично я в загробную жизнь не верю, так что просто прими иудаизм и расслабься, не спросят они тебя ни о чём. Придёт Машиах, и все, кому положено, воскреснут, включая сирийских детей. И никаких глупых вопросов задавать не будут, а отправятся навеки в Эдемский сад.

ЕВГЕНИЯ ЛЕОНОВА НА МЕТАЛЛОЛОМ


По делу о краже памятника Леонову задержали пятерых выходцев из Средней Азии

время публикации: 02:33
последнее обновление: 02:39
блогпечатьсохранитьпочтафото
Фигурантами уголовного дела о краже памятника актеру Евгению Леонову, установленному на Мосфильмовской улице в Москве, стали уроженцы одного из государств Средней Азии
Фигурантами уголовного дела о кражепамятника актеру Евгению Леонову, установленному на Мосфильмовской улице в Москве, стали уроженцы одного из государств Средней Азии. Об этом сообщил руководитель пресс-службы столичного главка МВД Андрей Галиакберов. Как указывает LifeNews, злоумышленники распилил монумент на куски.
"Сотрудники УВД по Западному округу столицы в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий задержали пятерых подозреваемых в краже с Мосфильмовской улицы скульптурной композиции в виде персонажа из кинофильма "Джентльмены удачи" в исполнении актера Евгения Леонова", - цитирует Галиакберова ТАСС.

По его словам, "уроженцы одного из государств Средней Азии могли сдать бронзовую скульптуру в пункт приема цветных металлов". Злоумышленники увезли монумент с помощью автомобиля "Газель". Ущерб от их действий составил около 160 тысяч рублей.
Памятник Евгению Леонову в образе вора-рецидивиста по кличке Доцент из фильма "Джентльмены удачи" был установлен в Москве в 2001 году, в рамках Международного кинофестиваля. Скульптура не имела постамента и воспроизводила сцену, когда герой Леонова делает "козу", угрожая "порвать пасть" и "моргала выколоть". Автор памятника Екатерина Чернышева воспроизвела наколки, которые были показаны в фильме, - череп с костями, кота и обнаженную женщину, а также несколько фраз: "Нас утро встречает прохладой", "Жить стало веселей", "Она устала" и "Маму не забуду"

А.К. Одни слуги Аллаха уничтожают бесценные памятники Пальмиры, для других - имя Евгения Леонова ничего не значит. Нет, так называемой, "войны цивилизаций". Есть война дикарей с культурой. 

М. ДАЯН ОТ М. ВЕЛЛЕРА

В Москве жил как-то, сыт и пьян, сам Хайнц Вильгельм Гудериан,
    а также жил Моше Даян, что стал военным гением.
    Учили побеждать в бою, ходить в атаку и в строю –
    всему (на голову свою!) в советской Академии.

    Михаил Веллер на видео читает свой рассказ: Орденоносец – Моше Даян:


В Википедии – свободной энциклопедии можно посмотреть биографию Михаила Веллера, видео, где-когда родился, женился, книги, библиографию, официальный сайт, диски, цитаты и др.

Об Армии Обороны Израиля смотрим онлайн – на http://jewish-video.narod.ru/Israel/army


Источник: https://www.youtube.com/w...
Автор: Михаил Веллер

ПОЧТИ ВСЁ О ЧЮРЛЁНИСЕ

Композитор и художник МИКАЛОЮС КОНСТАНТИНАС ЧЮРЛЕНИС (1875 – 1911) Видео


 

Микалоюс Константинас Чюрленис  является уникальным творцом в истории европейского искусства.

 Он родился 22 сентября 1875 года в маленькой литовской деревушке в семье церковного органиста и, конечно, с детства полюбил музыку, а талант и трудолюбие помогли ему получить высшее музыкальное образование в Лейпцигской консерватории.

Разносторонностью своих творческих исканий Чюрленис может сравниться с великими мастерами эпохи Возрождения. Творческий путь Чюрлениса-композитора, продолжавшийся всего десять лет, принес бесценные плоды: автор создал около четырех сот музыкальных произведений, среди которых две крупные симфонические поэмы, увертюра, кантата для хора и оркестра, две сонаты и несколько циклов вариаций для фортепиано, струнного квартета, произведения для хора.

  За шесть лет активной творческой деятельности, Чюрленис-художник написал свыше трех сотен картин, создал немало работ графики, а кроме того писал произведения литературы и поэзии, проявлял себя в публицистике, экпериментировал в сфере художественной фотографии. Записи Чюрлениса времен учебы в Варшавском музыкальном институте гласят о его увлечениях геологией и историей, химией и геометрией, физикой и астрономией, астрологией и древней мифологией, древними и современными языками, современной и классической философией, религиями востока и запада.

 
Любовь — это восход солнца, полдень

долгий и жаркий, вечер тихий и

чудный. А родина его тоска.

Любовь — это старая песенка.

Любовь — это качели радуги,

подвешенные на белых облаках.

Любовь — это мгновение блеска

всех солнц и всех звезд.

 
Знаки Зодиака

Знаки Зодиака

Цикл «Соната звёзд» также посвящен теме Вселенной. В этом цикле мысль художника обращена только к Космосу; обе картины пересекает горизонтальная линия — это звёздный «путь-мост».

Любовь — это мост из чистого золота

через реку жизни, разделяющую

берега «добра и зла».

Любовь — это крепкие белые крылья.

Любовь — это старый сосновый лес

в жаркий полдень, это отдых в лесу

под убаюкивающий шум сосен.

Любовь — это дорога к солнцу,

вымощенная острыми жемчужными

раковинами, по которым ты должен

идти босиком.



Помнишь ли ты море, черный закат?

...Слышишь, как шумят волны?

И играют, и поют. Помнишь?

А большие волны помнишь?.. Помнишь,

какой шар света ты принесла

мне тогда, когда я еще не знал тебя?

Говори со мной, говори много, часто,

как говорила еще до нашей встречи.

И всегда держи в своих ладонях

этот великий огонь...



...Помни, что исполнятся все наши

желания, все мечты. Счастье с нами,

а если судьба слегка мешает и стесняет,

то уж такая у нее привычка...

Я вижу, как горят твои светлые глаза,

как мысль твоя летит метеором,

и, ощущая бескрайнюю радость,

свято, твердо верю, что серость, жалкая

проза никогда не проникнут в наш

Дом. Ты будешь оберегать наш Алтарь,

ты, чудесная моя Жрица! Вся наша

жизнь сгорит на жертвеннике Вечного

и Всемогущего искусства. И скажи —

разве не мы самые счастливые люди на свете?


 

Я полечу в очень далекие миры,

в края вечной красоты, солнца и сказки,

фантазии, в зачарованную страну,

самую прекрасную на земле. И буду

долго, долго смотреть на все,

чтоб ты обо всем прочитала в моих глазах...

   Разносторонностью своих творческих исканий М.К. Чюрленис может сравниться с великими мастерами эпохи Возрождения. Творческий путь Чюрлениса-композитора, продолжавшийся всего десять лет, принес бесценные плоды: автор создал около четырех сот музыкальных произведений, среди которых две крупные симфонические поэмы, увертюра, кантата для хора и оркестра, две сонаты и несколько циклов вариаций для фортепиано, струнного квартета, произведения для хора. В то же время, лишь за шесть лет активной творческой деятельности, Чюрленис-художник написал свыше трех сотен картин, создал немало работ графики, а кроме того писал произведения литературы и поэзии, проявлял себя в публицистике, экпериментировал в сфере художественной фотографии. Записи Чюрлениса времен учебы в Варшавском музыкальном институте гласят о его увлечениях геологией и историей, химией и геометрией, физикой и астрономией, астрологией и древней мифологией, древними и современными языками, современной и классической философией, религиями востока и запада.



Источник: http://www.liveinternet.r...

ПРОШЛО 15 ЛЕТ


Война идеалов

Октябрь 2000
Что происходит сегодня у нас в Израиле: Беспорядки? Конфликт? Или война?Именно война! Самая тяжелая и опасная из всех войн, пережитых народом Израиля. Чтобы это осознать, нам необходимо вспомнить, как вел себя библейский Амалек* – наш извечный заклятый враг. В военной силе Амалек уступал прочим народам, преграждавшим народу Израиля путь в Землю Обетованную. Но, следуя за евреями по пятам и уничтожая слабых и отставших, Амалек стал наиболее опасным и беспощадным среди наших врагов. Да, он не форсировал Суэцкий канал, не бросал в бой ни танков, ни самолетов. Но подобная тактика – неотступное преследование противника – может привести нас к постепенному умиранию, которого мы даже не почувствуем. Этой тактике следует снайпер, стреляющий по жителям Иерусалимского района Гило из арабской деревни Бейт-Джалла, и никакие танки здесь не помогут. Как вампир, враг потихоньку пьет нашу кровь, а мы не в силах проснуться. Мы говорили: «Когда от камней перейдут к бутылкам Молотова, мы им покажем»; «Когда от бутылок Молотова перейдут к автоматам, мы им врежем»; «Когда откроют огонь полицейские Арафата, мы их «замочим»; «А вот если посмеют стрелять на израильской территории, то тогда, тогда, тогда...». Что "тогда"? Когда "тогда" наступит, и мы, наконец, очнемся, то мы увидим, что и ситуация, и народ, и мы сами изменились до неузнаваемости. И, что хуже всего, мы привыкнем к этому новому положению: несмотря на нашу военную мощь (целые эскадрильи F-15), мы поставлены на колени.Кто с нами воюет?Ответ «палестинцы воюют против израильтян» звучит понятно и доходчиво. Но стоит нам задуматься, и мы сразу поймем, что палестинцев как таковых вообще не существует, да и израильтяне (в современном понимании этого слова) – выдумка последних дней. Под маской палестинца скрывается араб – носитель исламской цивилизации. А кто же скрывается под маской израильтянина? Запуганный еврей, боящийся самого себя, собственной самобытности и культуры, от которой он пытается отмахнуться на протяжении доброй сотни лет.В чем суть этой войны?То, что с нами происходит, – это не просто локальный конфликт. Это начало или, по меньшей мере, предвестие мировой войны, подобно тому как гражданская война в Испании возвестила миру приближение Второй мировой войны. Это столкновение трех цивилизаций: ислама, христианства и еврейской культуры. Исход этой войны зависит не столько от физической силы сторон, сколько от устойчивости позиций. Пока евреи терпят поражение и отступают на всех фронтах. Ведь официальный представитель еврейства – государство Израиль – отрекается от собственных корней (накануне войны, если кто не забыл, собирались отменить графу "национальность" в израильском удостоверении личности, чтобы окончательно разорвать связь между Израилем и еврейством). Израиль не понимает судьбоносности начатой против него войны. Он даже не пытается найти достойную идеологическую почву, опираясь на которую можно было бы не только обороняться, но и нанести сокрушительный ответный удар. Сейчас Израиль находится между молотом и наковальней. Молот – это арабы, в данном случае арабы, живущие в Стране Израиля. Наковальня – это Запад (так же враждебный нам). Мы терпим поражения на обоих фронтах, так как нам не понятны ни их мотивы, ни суть чужой ненависти. Нашими врагами движут идеологические мотивы, естественно вытекающие из их цивилизационных особенностей, их культуры и религии. Мы не осознаем опасности, таящейся в христианской цивилизации, так как сегодня христианство пассивно. Оно пользуется такими обтекаемыми понятиями, как "иудео-христианская цивилизация", как будто между этими культурами нет никакой разницы. Тем не менее, сегодняшний христианский мир опирается на четко выраженные христианские ценности. Слабые там окружены ореолом святости: Иисуса всегда изображают распятым, с терновым венком на голове, истекающим кровью от вонзенных в него гвоздей – воплощение безгрешного мученика. Наряду с этим в основании религии заложен и изначальный антисемитизм, так как христианство провозгласило себя «новым Израилем», заключившим «новый завет», и отрицает «Израиль старый».Антисемитизм не исчез из христианской культуры и сегодня. Пока мы погибали в газовых камерах или сидели с противогазами наготове и, скорчившись от страха, ожидали иракской газовой атаки, христианский мир молчал, никаких мук при этом не испытывая. Просто молчал. Конечно, не все корреспонденты CNN – набожные христиане. Но аудитории, воспитанной, как и они, на христианской культуре, они преподносят свою "продукцию" в таком виде, в котором зритель сможет ее воспринять. В условиях современного мира невозможной стала клевета о христианском младенце, замученном евреями на Пасху. Вместо старого кровавого навета появляется новый – палестинский мальчик, умерший на руках у своей матери (а тот факт, что он был убит арабскими пулями, отбрасывается за ненадобностью). Христианская наковальня тем и опаснее арабского молота, что от нее нам никуда не деться. Мы не можем скрыться от нее потому, что сами приняли основы христианской культуры, отбросив собственную культурную почву. Сверху на нас обрушился исламский молот. Магомета никто не распинал, гвозди не язвили его тело, и голова его не знала тернового венца. Напротив, Магомет – жестокий завоеватель, хитрец и беззастенчивый лжец – вот кого ислам считает святым. В этой религии господствует культ силы – сильный всегда прав (здесь мусульманская культура смыкается с нацизмом. Не даром "Майн Камф" стал одним из наиболее популярных бестселлеров в палестинской автономии). В исламе цель оправдывает любые средства, доверие союзника воспринимается как его слабость и глупость, обман – как доблесть. Даже сам пророк Магомет обманул своих союзников и уничтожил их, злоупотребив оказанным ему доверием.Именно обман помогает исламу использовать христианские институты в своих целях. Обман делает очень эффективной борьбу этих двух непокорных наследников иудаизма против своего источника. Через объектив телекамер мусульмане предоставляют христианскому миру свой образ слабого праведника, но для внутреннего пользования они сохранили свою традиционную идею правоты силы. Когда евреи добровольно подчиняются христианским идеологическим установкам, они оказываются неспособными противостоять лицемерному врагу в идеологической войне. «Право слабого» христианства – это наковальня, о которую мусульманский молот дробит нас медленно, но верно.А что происходит с евреями?Эта война – самая опасная из всех, которые когда-либо знал наш народ. Израиль, не способный признать, что идет настоящая война, оказался в самом уязвимом положении. Израиль не хочет признавать, что война идет между еврейской и арабской нациями. И уж, само собой разумеется, никому не придет в голову называть происходящее войной ислама и христианства против иудаизма. Подвергшийся агрессии Израиль не хочет видеть, что само его существование поставлено на карту, и это, к сожалению, не увеличивает наши шансы на выживание. Впрочем, не все израильтяне ослеплены. Есть широкий круг людей, чей разум или здоровый инстинкт самосохранения помогает трезво оценить происходящее. Они полагают, что пришло, наконец, время отказаться от гибельного пути, который привел нас к существующему положению. Что нашим лидерам пора встать и, наметив достойные цели, повести государство в нужном направлении. Но ничего не происходит. Вместо этого наши политиканы мечутся по коридорам власти, пытаясь решить все проблемы, пересаживаясь из кресла в кресло. «Но вы, друзья, как ни садитесь...».Почему правый лагерь не берет бразды правления в свои руки – разве представится лучшая возможность?Это вопрос вопросов. В эти дни по всей стране в пятый раз помпезно отмечают годовщину смерти Рабина – человека, который, более чем кто бы то ни было, символизирует процесс, приведший нас к нынешней катастрофе. Левые в очередной раз несправедливо обвиняют правых в подстрекательстве к убийству, и правый лагерь хранит смущенное молчание. Лозунги вроде «не забудем – не простим» доставляют левым неизъяснимое удовольствие. Они помнят то, что они хотят помнить. Никто из них не вспоминает о том, что большую часть народа просто поставили перед фактом, насильно заставив принять соглашение с террористами. Многочисленных противников соглашения обозвали «врагами мира» и практически вывели из категории граждан, охраняемых законом. Их избивали на демонстрациях, превентивно арестовывали, засылали к ним провокаторов из ШАБАКа. И, в довершение всего, их пятый год клеймят позором, словно каждый из них – убийца. Почему же правые, оказавшие ненасильственное сопротивление соглашениям Осло, воспринимают все обвинения как должное? Пора бы и правым крикнуть: "Мы вас предупреждали!" Ведь речь идет не о мифическом подстрекательстве, а о реальных фактах. Именно Рабин и Перес дали Арафату автоматы, из которых сейчас стреляют в евреев. Полицейская станция в Рамалле, на которой растерзали наших солдат, передана Арафату в рамках состряпанных Бейлиным соглашений. Каждый день мы хороним евреев, которых убивают помощники Арафата, каждый день теряем новый кусок страны. Казалось бы, уж если мы пристыжено замолкли после убийства Рабина, то свора «архитекторов Осло» должна была бы сразу после начала стрельбы в этот Рош Ха-Шана, устыдившись, поискать себе где-нибудь убежище под вымышленным именем. Но этого не происходит.Прибегнем к аналогии. Представим себе такую картину: поздно ночью мы гуляем по городской улице. И вдруг мы видим, как грабитель лезет из банка, таща на плечах большущий мешок, переполненный деньгами. Мы, понятное дело, кричим: «Держи вора!» Но никто, включая грабителя, и ухом не ведет. Раз так, рассуждаем мы, давайте на этой истории мы хоть подзаработаем. Когда грабитель пробегает мимо нас, мы ненароком запускаем руку в его мешок, несколько купюр – хвать! – и в карман. Тут-то сигнализация и срабатывает. Весь народ проснулся и понял, наконец, что произошло ограбление – что же, мы и тогда будем кричать "мы же вам говорили"? За время, прошедшее после соглашения в Осло, израильские правые успели пошарить в воровском мешке. Премьер-министр от правого лагеря, избранный уже после договора Осло, удостоил Арафата теплого рукопожатия, да еще и обеими руками. Нетаниягу продолжил одаривать их оружием, и по его милости почти весь правый лагерь стал соучастником преступления. У него нет морального права заявлять «мы вам говорили», и он не способен предложить какое-либо альтернативное решение. Даже когда на выборах победит кто-либо из нынешних правых лидеров, это ничего не изменит. Как мы уже видели в прошлом, правый лагерь не способен предложить свой путь, отличный от того, который нам предлагают левые, он способен только более эффективно бороться с собственным народом. Никто, кроме Шарона, не смог сравнять с землей город Ямит в Синае. Тот, кто слышит, как этот человек пытается успокоить левых и утверждает, что он чуть ли не единственный, кто может принести мир, должен хорошенько подумать, что он, собственно, имеет в виду.Но ведь правый лагерь верен своей стране?Правые верны еврейскому народу, и в этом главное различие между ними и левыми. Но правые не готовы провозгласить свой идеал. Они играют по правилам, навязанным противником, и поэтому их проигрыш запрограммирован заранее. Борьба, развернувшаяся сегодня между самими евреями, это столкновение разных мировоззренческих позиций, это война за определение национального идеала. Будет ли это идеал Герцля: сделаться похожими на все другие народы, получив свое государство? Или идеал – это исполнение нашей еврейской миссии в этом мире? Является ли нашей целью построение единственного в мире Еврейского государства или цель – это государство-убежище для евреев, безликое государство для всех его граждан? До сих пор побеждал идеал Герцля, идеал национальной мимикрии: мы сделали все возможное, чтобы ассимилировать народ Израиля как нацию. Проблема в том, что, стремясь стать «такими же, как все прочие народы мира», мы не стали такими же. Каждый народ уникален, а мы стали безликими, стали хуже других, стали никакими. Как говорили наши мудрецы, если еврей отбрасывает свое еврейство и ассимилируется, то он не становится от этого неевреем, а становится хуже любого нееврея. Действительно, какой другой народ поступил бы так же со своими святынями? Однажды в наших руках нежданно оказалась Храмовая гора. И что же? Мы тут же убрали оттуда израильский флаг, чтобы никто, не дай Бог, не подумал о воссоздании Храма. Как же мы сможем оправдать наше присутствие в Эрец Исраэль, если мы не хотим говорить о еврейских ценностях, о еврейской культуре, о наследии пророков, о наших святынях? Проблему обоснования решила Катастрофа. Мы апеллируем к правам жертвы. Неверно, что мы не создали Храма в Иерусалиме. Храм, созданный израильским народом в Святом городе, существует, и имя ему – музей катастрофы "Яд ва-Шем". И израильтяне водят туда каждого встречного-поперечного, чтобы подтвердить свое право жить на этой земле. Большинство израильтян удовлетворяются этим и не ищут себе других целей и идеалов. Но призывы к воссозданию настоящего Иерусалимского Храма раздаются все громче и громче, так что даже лидер правого лагеря счел необходимым посетить Храмовую Гору. И вот тут-то произошел взрыв арабского насилия.Что нас ждет теперь и есть ли выход?Если мы готовы осознать всю глубину проблемы, то у нас есть шанс найти выход. Если нет, то проблема только усугубится. Христианская наковальня станет тверже, а мусульманский молот будет более увесистым и эффективным. За нынешней жалкой действительностью можно различить три отрадных факта. Во-первых, не начнись эта война, Храмовая гора была бы уже передана террористам, а поселения были бы ликвидированы. Во-вторых, обнажилась несостоятельность наших политиков, и общественность стала более чуткой к другим точкам зрения. Когда мы перестанем мямлить и четко провозгласим свой идеал, то к нам прислушаются. В третьих, и это важнее всего, формируется определенная альтернатива сегодняшней политической реальности, альтернатива не только политическая, но и идеологическая. Строится новый идеал, основанный не на израильских фантазиях о «новом Ближнем Востоке», а на твердой почве понимания реальности и на еврейском самосознании. Вырабатывается новое интеллектуальное мировоззрение, основанное на живой еврейской традиции, а не на мнении государственных чиновников-бюрократов от религии. И это мировоззрение послужит основой для политической инициативы, для национального руководства.Какой тактики мы должны придерживаться в ответ на выстрелы?Казалось бы, какая связь между еврейским самосознанием и террористическими актами последних дней? Как наша двухтысячелетняя мечта о возвращении и выполнении библейских пророчеств поможет нам в сегодняшней «войне Осло»? Сиюминутное тактическое решение неразрывно связано с основной целью политика, его идеалом. Не международное давление заставило Моше Даяна убрать израильский флаг с Храмовой горы, просто его идеал (как и идеал всех руководителей государства Израиль с момента его основания) в корне отличается от нашего. Когда мы победим в войне мировоззрений, тактические решения появятся сами собой. В то же время любая тактика, пусть даже самая хитроумная, ничего не сможет изменить, пока общество руководствуется нынешними изжившими себя ассимиляторскими, социалистическими или гедонистическими идеалами. Эта «война Осло», по утверждению начальника генштаба, продлится еще год. Может быть больше, может быть меньше. Но чем сильнее будет отчаяние, царящее в обществе, тем внимательнее к нам прислушаются. Поэтому нам необходима верность нашим идеалам, которые мы должны донести до каждого участка политической системы. Нам необходимо быть там, где мы нужны, так как именно к нам обратится народ Израиля в поисках спасения. И тогда мы предложим ему наш идеал – выполнение нашей еврейской миссии на благо всего мира.
 Моше Фейглин
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..