вторник, 3 сентября 2013 г.

ПОЗДРАВЛЕНИЕ ОТ А.КРАСИЛЬЩИКОВА


 Обычно, к Новому году я сам пишу для себя короткое пожелание, немного молитву, в стихах. Вот и на этот раз что-то сочинилось.  Могу и всех своих друзей-книгочеев поздравить этими строчками.
Шана това, дорогие друзья!

 Мне от жизни нужно мало,
Что б продолжить скорбный путь:
Полежать под одеялом,
Почитать, потом заснуть.

Мне от жизни нужно много.
Да, конечно, отдохнуть,
Но проснуться, слава Богу,

Что б продолжить скорбный путь.

ЗА ЧТО? ПОЧЕМУ? ЧТО МЫ ВАМ СДЕЛАЛИ?



Снова этот извечный, еврейский вопрос: "Откуда, почему берутся антисемиты?". От самого этого вопроса, как мне кажется, так и несет легитимацией юдофобии. Никто ведь не спрашивает: откуда берутся убийцы, воры, педофилы, блюдодеи и прочие, подобные представители человеческого рода. Точно из такой же вонючей грязи и берутся антисемиты. Хорошо бы примириться с этим и успокоится. Так нет же! Как стояли, так и стоим перед родом человеческим в полном недоумении: "За что?Почему? Что мы вам сделали?" Они вам тут же на все вопросы ответят, как без проблем умеют люди оправдывать  и объяснять все свои пороки. Где выход писал не раз: отразить убийцу, защититься от вора, спасти детей от педофилов и так далее. Тоже и с нацистами разного рода. Но эта ясность приходит только в Израиле. На чужой земле ничего не остается, кроме этих, проклятых вопросов. 

"Я только что закончил чтение книги доктора филологических наук, профессора Греты Ионкис: "Евреи и немцы. В контексте истории и культуры", изданной в России в 2009 году.
Эта книга ответила на интересовавший меня всю жизнь вопрос: как могло случиться, что именно немцы, одна из наиболее образованных и цивилизованных наций в Европе, додумались до массового уничтожения евреев в промышленных масштабах?
Это позволило им в течение всего лишь трех лет "окончательно решить еврейский вопрос" на территории Западной Европы. "Окончательное решение" - это их технический термин, означающий убийство 6 миллионов европейских евреев. Грубо говоря, по два миллиона в год.
Уничтожение 6 миллионов людей за такой короткий срок есть сложная в техническом отношении задача (о моральном и психологическом факторах поговорим позже), и она могла быть решена только при участии и технической экспертизе буквально сотен тысяч немцев и их добровольных помощников на оккупированных территориях.
Задача эта связана и с огромными расходами, казалось бы, совершенно недопустимыми во время тотальной войны против всего мира. Среди исполнителей этой операции были сотни немцев с высшим образованием, включая доктора филологии Иозефа Геббельса, инженеров и архитекторов.
Я не рискую писать здесь об ужасающих деталях этого каннибальского проекта. Сердце уже не выдерживает таких подробностей. Помню об этом с войны, несколько моих ближайших родственников погибли в Бабьем Яру, а я уже далеко не молод, чтобы вызывать в памяти без серьезной для меня опасности подробности этого преступления. Многие читатели о них знают, а интересующийся может обратиться к материалам Нюрнбергского процесса. Нет на Земле ничего страшнее этих томов.
Если хорошо известно, что сотни тысяч немцев непосредственно принимали участие в "окончательном решении", то, следовательно, десятки миллионов немцев одобряли и поддерживали эту не имеющую прецедента в истории человечества деятельность. Иначе ничего бы у них не вышло. Такой "проект" без массового участия и поддержки нации не осуществить.
В 1935 году Рейхстаг по предложению Гитлера подавляющим большинством голосов с восторженными возгласами принял Нюрнбергские законы, лишающие евреев Германии гражданских прав. Крещеные евреи и евреи, находившиеся в смешанных браках, тоже подпадали под эти законы, равно как и их дети.
Гражданства лишались люди, чьи предки появились на территории современной Германии 700 и более лет назад, так как не было в Европе еще такого государства, как Германия, а евреи уже жили на этой земле.
Следует отметить, что Гитлер стал канцлером в 1933 году. Ни о какой нацистской антисемитской пропаганде, якобы помутившей мозги немцев, проголоcовавших за него в это время, говорить не приходится. Она активно развернулась в 1933 году. Да и неужели двух лет хватило, чтобы превратить нацию, по-видимому состоящую из нормальных и грамотных людей, в орду дикарей и садистов? Ведь не только евреев убивали они миллионами.
Разница в том, что других они убивали без стремления к "окончательному решению". Но эта разница для нас принципиальна. Даже Министерство пропаганды во главе с выродком Геббельсом появилось позже. Как ясно из книги Греты Ионкис, антисемитизм и национализм жили в немецких душах веками.
Восторг и усердие немцев говорили о том, что практически вся нация давно ждала этого закона с такою же страстью, с какой евреи ждали прихода Мессии. Еще можно было безопасно возражать в рейхстаге, да некому было.
Мы знаем, что евреев не любили почти по всей Европе с незапамятных времен. Погромы и убийства бывали не только в Германии. Погромы в Европе происходили в средние века и до начала 18-го века, не считая России, где они с усердием устраивались и в веке двадцатом. В Германии же погромы происходили и в 1819-20 годах под руководством и при участии студентов и их профессоров, а отнюдь не немецкой черни.
Однако принятия антисемитских законов в середине 20-го века в "цивилизованной" Германии никто в Европе и ожидать не мог, так же, как и "хрустальной ночи" и убийств сотен евреев среди бела дня прямо на улицах столицы Третьего рейха уже в 30-е годы. Германия погрузилась в средневековье, длившееся 12 лет - до мая 1945 года.
Но вернемся к Грете Ионкис и ее книге. Грета родилась в СССР в 1937 году. Ее отец, немецкий инженер, в начале 30-х годов приехал в Союз по контракту строить Сталинградский тракторный завод. В Германии в те годы была страшная безработица, и немецкие специалисты ехали в СССР сотнями.
Мать Греты, советская гражданка, родившаяся в России, была, на ее несчастье, еврейкой. Откуда было знать молодому немцу и красавице еврейке, влюбленным без памяти друг в друга, к каким ужасным последствиям приведет этот брак, вскоре ставший в СССР противозаконным.
Отца Греты в скором времени арестовали как шпиона и после долгих издевательств выслали в Германию (хорошо, что не расстреляли), а матери с крошечной Гретой пришлось мгновенно покинуть город, чтобы избежать верного ареста и ГУЛАГА "за связь со шпионом". Грета никогда не видела своего отца, а вскоре началась война.
Всем, кто заинтересуется судьбой и жизнью этой необыкновенной женщины, я весьма рекомендую книгу Греты Ионкис "Маалот", т.е. в переводе с иврита "ступени". Это блестяще написанная автобиография писательницы.
В 50-е годы Грета с отличием окончила Московский педагогический институт по специальности "русский язык, литература и история", затем аспирантуру по кафедре "Зарубежная литература", защитила со временем кандидатскую и докторскую диссертации, получила звание профессора и преподавала в Комсомольске-на-Амуре и Кишиневском пединституте.
Она написала несколько интересных книг, в частности о Марке Твене, и двадцать лет назад оказалась в эмиграции, покинув уже не СССР, а независимую Молдову. Уехала она в Германию с целью разыскать своих немецких родных и что-нибудь узнать об отце. Там она и живет, занимаясь теперь немецкой культурой, историей и литературой. Обсуждаемая книга есть прекрасный плод этих ее занятий.
Что же нового узнаем мы от автора этой работы? Мое впечатление, далеко не обязательное для каждого, состоит в том, что антисемитизм сидит у немцев (да и не только у немцев) в генах. Весь материал книги я иначе истолковать не могу. При этом автор ни единым словом не формулирует этого в своей книге так, как я. Судите сами, какими иными доводами можно оправдать эту звериную ненависть к законопослушному, очень способному народу, ничего кроме пользы не принесшему Германии и человечеству.
Начиная с конца 19-го века в Германии жили тысячи евреев - выдающихся немецких ученых, врачей, инженеров и юристов. Десятки великих музыкантов, писателей, художников и лауреатов Нобелевской премии. Многим евреям, как явствует из этой книги, следует отдать должное даже в формировании немецкой культуры в 18-м и 19-м веках. В движении Просвещения евреи тоже были одними из первых. Что, кроме благодарности, могут испытывать разумные, нормальные люди к такому народу?
Зависть, скажете вы. И будете правы. Правда, завидовать особенно было нечему. Подавляющее большинство евреев Европы и Германии жили далеко не роскошно, а кое-кто и вовсе в нищете. Несколько десятков действительно очень богатых, знаменитых и гениальных евреев, появившихся только в 20-м веке, - не повод для зависти и ненависти к целому народу на протяжении столетий.
Ну, положим, это всего лишь рассуждения, ни к чему не ведущие. Хотя очевидно, что все-таки сильно завидовали, хотя видели среди богатейших людей Европы совсем немного еврейских фамилий. Пусть так. Но должно было быть и что-то еще.
Ведь из зависти нигде не убивают людей миллионами вместе с их малыми детьми. Из зависти обычно делают мелкие или крупные пакости. Это в человеческой природе, с этим ничего не поделаешь. Но не крушили же немцы головы своим более удачливым соплеменникам-немцам или их детям из зависти.
Правда, некоторые доносили в Гестапо (или в ГПУ-КГБ в иной стране), но убивать своими руками, промышленным способом в газовых камерах или голодом и непосильной работой в лагерях! Для этого зависти недостаточно.
Мне стало ясно, что здесь работает генетическая программа, называемая антисемитизмом. Программа же предполагает обязательную последовательность действий без объяснений. Она сама есть объяснение, на то она и программа. И немцы тут вне конкуренции. Они вообще народ легко программируемый в результате "удачного" сочетания генов, должно быть. И это хорошо показано в книге Ионкис.
Маньяк и преступник Гитлер прибрал их к рукам за какие-то несчастные 5-6 лет. Они явно жаждали этого. Немцы обожают подчиняться. Об антисемитизме написаны сотни ккниг. И их общим недостатком является то, что их авторы пытались рационально объяснить, откуда он взялся и что он такое.
Почему он так стоек? Почему так нечеловечески жесток? Для объяснений привлекались такие общечеловеческие явления, как зависть, религиозные различия, традиция или определенное воспитание. Иные авторы додумывались до абсурдного вывода о том, что евреи сами виноваты во всем, так как вели себя обособленно в чужом окружении.
После прочтения этой книги мне стало ясно, что все прежние объяснения недостаточны для понимания этого феномена. Может быть, генетика ответит на этот вопрос? Когда я поделился этой мыслью с Ионкис, то в ответ получил ее краткое резюме: "Марк, если не в генах, то где?"
0Но вернемся к книге. К 1930 году в Германии жило около 70 миллионов человек, включая всего 600 тысяч евреев. Менее одного процента. В таком соотношении это не конкуренты, тем более что немцы и сами - народ очень талантливый и трудолюбивый. Они сами - сильный конкурент кому угодно.
Однако, если посмотреть на количество евреев, занятых интеллектуальным трудом, то картина меняется. Несмотря на многовековые ограничения и притеснения, процент евреев, стремящихся к интеллектуальному труду, среди ученых, писателей, музыкантов и особенно врачей и юристов был непропорционально высок.
Помня, что даже в середине 19-го века в Германии существовали законы, запрещающие евреям занимать многие должности и получать профессии, требующие университетского образования, остается удивляться тому, что за жизнь одного-двух поколений во враждебной среде этот народ добился таких выдающихся успехов.
"И слава Богу!" - скажет нормальный человек. Юридически они все были немецкими гражданами, и следует радоваться тому, что в стране так много талантливых людей, прославляющих свою родину по всему миру и приносящих столько пользы всем гражданам немецкого государства.
Увы, таких нормальных людей в Германии и в остальных странах находилось не так-то много. Разве что в Англии и в Америке. Да и то с недавнего времени.
Грета Ионкис рассказывает нам о том вкладе в немецкую культуру и науку, который внесли проклинаемые веками евреи, и как они это делали. Имена Генриха Гейне, трех поколений семьи Мендельсонов, Баруха Спинозы, называвшегося немецким Сократом, известны всем грамотным людям.
Немецкие евреи деятельно участвовали в движении Просвещения, охватившем в конце 18-го века всю Европу. В те времена евреи хотели только одного - чтобы их оставили в покое! Полагая, что это станет возможным только в результате усвоения евреями немецкой культуры, языка и приобщения к жизни общества, они устремились к немецкой культуре, к Просвещению, ставшему на столетие общеевропейским стремлением, почти религией.
Это стремление было осложнено множеством антиеврейских (будем говорить так) законов. Евреи обязаны были жить в гетто, не имели права заниматься земледелием, получать светское образование и занимать государственные должности, к которым относились, в частности, должности учителей школ и профессоров университетов.
Единственное, что им оставалось, - это заниматься самообразованием. И немецкие евреи в кратчайший срок сделались самым образованным социальным слоем в Германии. Но, увы, и это им не помогло стать равноправными гражданами.
Не случайно писал великий немец Гёте, обращаясь к своим соплеменникам: "Нацией стать захотели вы, глупые немцы. Начали вы не с того. Станьте сначала людьми!" Судя по "успехам" Гитлера в 30-е годы и результатам Второй мировой войны, немцы людьми тогда не стали. А со времени смерти Гёте и до начала войны прошло более ста лет.
Грета Ионкис владеет огромным количеством документального материала, с таким искусством организует его в своей книге, что читатель сразу и не замечает, каких трудов стоило автору написать эту работу. Только после прочтения книги с удивлением думаешь, как же удалось простой смертной овладеть таким количеством материала и передать свои знания нам. Талант автора ощущается с первых страниц повествования.
Из книги видно, что евреи Германии настолько вжились в культуру этой страны, что благодаря им творчество великого немца Гёте, Олимпийца, как его называли, стало изучаться, пропагандироваться, а книги его - издаваться огромными тиражами.
Нам стоит вспомнить и Феликса Мендельсона, выкопавшего из 70-летнего забвения великого немца Иоганна Себастьяна Баха. Мендельсона, начавшего издавать, играть и пропагандировать сочинения немецкого гения. И это прекрасное свойство евреев тоже раздражало немецких антисемитов. "Не смейте касаться наших, даже забытых святынь!"
Эта ненависть сопровождала евреев на протяжении веков, даже сдерживалась властями, но не меняла ситуации. Профессор Ионкис убедительно показала, что без этого "еврейского вмешательства" интеллектуальный климат Германии был бы по уровню гораздо ниже и примитивнее.
С конца 18-го века литературные, музыкальные и философские салоны, которыми владели и управляли богатые и образованные евреи, а чаще всего - еврейки, сыграли великую роль в просвещении и интеллектуальной жизни всей страны.
Читатель познакомится с биографиями Спинозы, Мендельсонов, Гейне, Мартина Лютера - не еврея, конечно, но много лет связанного с еврейской культурой, верой и обычаями. Вы узнаете много неизвестного о еврее Зюссе и Франце Кафке. Лессинг и Ницше, Юнг-Штиллинг и загадочные гернгутеры пройдут перед вами.
Вы откроете для себя интеллектуальный и религиозный мир Германии с новой для вас стороны и с удовольствием увидите, что, конечно же, не все немцы - звери-антисемиты. Эта книга, по существу, есть многовековая история Германии в свете ее культуры, науки и социальных проблем. Прочитать ее совершенно необходимо всем интересующимся этими вопросами.

Марк Зальцберг "


КАМЕРА ДЛЯ ПРЕЗИДЕНТА


Смещенный президент Египта Мухаммад Мурси, а также еще 14 лидеров движения "Братья-мусульмане" предстанут перед судом по обвинению в применении насилия и подстрекательстве к кровопролитию, сообщает сайт "Аль-Джазира"

 Этот Мурси посадил в тюрьму прежнего президента – Мубарака. Теперь Мубарака выпустят, а в «президентскую камеру» посадят  его врага. Я бы оставил их в одной камере вместе.  Так, на всякий случай. В арабских странах означенные камеры не пустуют, если президенты, премьеры и прочие вожди добираются до неё живыми. В цивилизованных, демократических государствах таких, специальных «президентских камер» нет. Это правильно, но иной раз думается:  жаль, что нет. 

КОГО ВСТРЕТИМ НА ТОМ СВЕТЕ


Думаю так: если попадешь в рай - увидишь там людей дорогих и любимых. Попадешь в ад - подлых и глупых. Вот и вся разница.
У Булата Окуджавы предсмертное:
Я не прощенья прошу у людей:
Что их прощенье? Вспыхнет и сгинет.
Так  и качаюсь на самом краю
И на свечу несгоревшую дую….
Скоро увижу я маму свою,
Стройную, гордую и молодую.

Мне подобное не грозит. Не помню мою маму молодой, стройной и гордой. Родила она меня в 42 года.  Помню только в одном качестве – доброй.  С такой, возможно, и встречусь.

Всегда полезно снять налет излишнего пафоса. В блокаде, умирая от голода точно так же, как моя мама, Ольга Фрейденберг писала: «Русский человек, в моих глазах, был резиновым. Мог погибнуть в известных условиях европеец. Но русский, да еще советский человек обладал неизмеримой емкостью и мог растягиваться, как подтяжка, сколько угодно, в любую сторону. Его безразличие к жизни и смерти было огромным оружием. Он мог умирать и воскресать – да, сколько угодно. Сюда прибавлялась обескровленность и  измотанность последних десятилетий».
Вот он – один из секретов победы над Гитлером. Нельзя одолеть солдата, которому все равно жить или умирать. Арабские страны долгие годы мучили, уничтожали, унижали беженцев – своих братьев - арабов Палестины. В итоге вывели особую породу несчастных, полных равнодушия к жизни и смерти. Как воевать с народом добровольных самоубийц?

 Еще одного очень близкого человека моего детства тоже не помню молодой. В 1931 году Марии удалось вырваться из умирающей деревни на Украине. Она добралась до Питера, но на Варшавском вокзале силы ее покинули. Мария лежала на грязном, заплеванном полу и умирала. Не знаю, почему мой дядя Моисей именно ее принес на руках в квартиру №6 дома №3 по Кирочной улице, где жила семья моей мамы. Была ли Мария няней или домработницей? Нет, была она родным человеком. И  подняла Мария всех детей нашего семейства. Перед войной и блокадой уехала посетить родню в деревне, потому и жива осталась, а после войны вернулась к моей маме. Она ее очень любила.  Мария в Бога верила истово, причем и в своего – православного, и в еврейского. Мои родители боялись ходить в синагогу за мацой. Мария ходила, но и на каждую пасху красила яйца и пекла куличи. Грамоты она не знала и говорила только на украинском языке. И я этот язык в детстве знал лучше русского. В церковь нашу, Преображенского полка, меня Мария водила, давала копеечку, учила нищим подавать, но молиться не заставляла, не крестила, никак не склоняла в христианскую веру. Бог ей дал легкую смерть. Заснула Мария, спала две недели и перестала дышать – вот и все. Лет ей было далеко за девяносто. Она и сама не знала, в каком году родилась.

Совсем недавно понял, откуда во мне всегда была тяга к простым, деревенским людям. Может, и жизнь моя из-за этого сложилась так, а не иначе. Мария, Мария во всем виновата. Опыт детства на всю жизнь. Только потом была череда разочарований и случайных удач. Моя няня была редчайшей разновидностью рода людского: святым человеком.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..