пятница, 15 февраля 2019 г.

ИСТОРИЯ ПАРТИИ

История партии

Вот такой сборная-подзаборная (если не случится чуда, больше шести мандатов Аводе не светит): закомплексованный новичок, гейский гордец, легковесная шалашовка, комиссар шариков в юбке, постаревший горлопан и сумасшедшая феминистка. Квинтэссенция типичной «партии фриков», наглядный конец некогда солидной политической силы, влиятельного общественного движения.
Photo copyright: Chris Yunker. CC BY 2.0
Эта партия старше РСДРП, Бунда, эсеров, эсдеков, Еврейской независимой рабочей партии Вильбушевич-Зубатова и прочих разномастных социалистов, коммунистов, меньшевиков и большевиков, включая троцкистов, сталинистов и пламенных ленинцев. Сначала она именовалась «Арбейтен Ционистен», затем перешла на ивритскую кальку исходного идишского названия: «Поалей Цион» и уже в таком виде прибыла в многострадальную Эрец Исраэль.
Ее первичные отделения всегда стремились к гордой независимости, так что единого всемирного руководства не было до самого конца, когда последние члены самостоятельных восточноевропейских месткомов сгорели в печах Аушвица и Треблинки. Первая программа эрец-исраэльной – тогда одной из самых незначительных по численности ветвей Поалей Цион (несколько десятков членов) – была написана рукой двадцатилетнего Давида Бен-Гуриона (что вовсе не говорило о его тогдашнем руководящем статусе: просто никто другой не взялся за столь неблагодарную работу). Программа призывала решить основную проблему еврейских сельхозрабочих – неравную конкуренцию с умелыми и привычными к местным условиям арабскими феллахами – путем интенсивной разъяснительной работы среди последних, дабы поднять их на совместную борьбу с капиталистическими угнетателями.
Довольно быстро эрец-исраэльные Поалей Цион обзавелись собственной вооруженной милицией – организацией Хашомер. С одной стороны, хашомеры сыграли положительную роль в охране еврейских мошавов и стали зародышем будущей Хаганы, с другой – их методы частенько бывали мафиозными (физическое устранение конкурентов, шантаж и угрозы). Иерархическая структура организации тоже выглядела довольно неприятно: узкий круг привилегированных начальников и чернорабочие «кандидаты», многие из которых так и не удостоились полного членства. Бен-Гуриона, кстати говоря, в Хашомер не приняли вовсе, сочтя годным лишь на бумажную работу (что в данном случае соответствовало истине).
Хашомер сыграл позорную роль в истории с предательством НИЛИ – партии выходцев Первой алии, которая была организована Аароном Ааронсоном, выдающимся агрономом, ученым с международным признанием, одним из политических лидеров еврейского Нового ишува (так называлась преимущественно светская сионистская часть еврейского населения Эрец Исраэль – в отличие от Старого ишува – ультрарелигиозного населения Ерушалаима, Цфата, Тверии и Хеврона). Уничтожив руками турецкой полиции своих главных политических конкурентов, Поалей Цион занялась следующими по силе соперниками: партией Хапоэль Хацаир и «непартийными синдикалистами» во главе с Берлом Кацнельсоном.
Члены Хапоэль Хацаир тоже считали себя социалистами, но более умеренными, более либеральными, более профсоюзно-ориентированными и менее связанными с левыми идеями Второй алии. Для них, в отличие от Поалей Цион, лидер мирового сионизма доктор Хаим Вейцман был куда большим авторитетом, чем вождь мирового пролетариата Владимир Ленин. Ну а «непартийные» и вовсе не уважали политические дрязги, предпочитая сосредоточиться на создании практически полезных организаций (больничной рабочей кассы, рабочего банка, рабочей строительной компании, сети магазинов, спортобщества и проч.).
Бен-Гурион еще не перерос тогда относительно скромного статуса члена расширенного руководства партии – не слишком авторитетного, но самого активного, непрерывно предлагающего новые проекты и решения, а затем неутомимо продвигающего их в жизнь. Большая часть этих проектов отвергалась (как например, предложение организовать добровольно-принудительную Трудармию по образцу идеалов товарища Троцкого), но главным направлением этой бурной активности стало стремление к укрупнению Поалей Цион путем ее объединения с близкими по духу конкурентами. Можно без преувеличения сказать, что именно эта дальновидная стратегия привела партию Бен-Гуриона на лидирующие позиции к моменту провозглашения Государства Израиля.
Первое объединение (по сути поглощение) произошло в 1919 году: Поалей Цион объединилась с «непартийными», установив таким образом контроль над рабочим синдикатом (Банк Хапоалим, строительная фирма Солель Боне, Больничная касса, страховая компания «Сне», сеть магазинов «Машбир» и проч.), а также заполучив в союзники «золотое перо» Берла Кацнельсона, самого, пожалуй, популярного рабочего лидера Нового ишува. Новая партия получила название Ахдут hа-Авода (Единство труда).
Над следующим слиянием Бен-Гурион работал почти десятилетие, но добился-таки своего: изнурительные переговоры с лидерами Хапоэль Хацаир Йосефом Шпринцаком и Хаимом Арлозоровым увенчались созданием в 1930 году Мифлегет поалей Эрец Исраэль (Партии рабочих Земли Израиля) – МАПАЙ. Это тоже оказалось не столько объединением, сколько поглощением. Шпринцака впоследствии отодвинули в сторону, на почетные, но не слишком влиятельные посты (был генсеком Гистадрута, председателем первого Кнессета, и.о. президента). Хаим Арлозоров пригодился больше: клеветническая кампания после его убийства всего 3 года спустя помогла партии МАПАЙ разгромить ревизионистов как внутри Страны (посредством очернения, гонений и избиений), так и в Европе, лишив Зеева Жаботинского шансов перехватить у Вейцмана руководство сионистским движением на судьбоносных выборах в депутаты 17-го Конгресса Сионистской организации.
Случались на мапайном пути и расколы – их Бен-Гурион переживал очень болезненно и никогда не прекращал усилий по возвращению «блудных детей» в лоно родной партии. Как правило, откалывались крайне левые фракции, которых не устраивало объединение с «соглашателями» и отказ выстраиваться согласно руководящей линии Москвы (Поалей Цион Смоль в 1920-м, «фракция-бет» Ицхака Табенкина в 1944-м). Невзирая на уговоры, леваки всегда предпочитали объединяться с еще более левыми (Хашомер Хацаир, Лига социалистов и проч.), образовав в 1948 году МАПАМ (Объединенную рабочую партию), которая располагала двумя десятками мандатов в кнессете первого созыва. Сейчас от МАПАМ осталась всего лишь одна – зато самая первая! – буква в названии нынешней ультралевой партии МЕРЕЦ.
Зато МАПАЙ превратилась в непререкаемую партию власти и стабильно набирала на выборах больше 40 (считая с первого Кнессета: 46 – 45 – 40 – 47 – 42 – 45 – 56 – 51…). Можно по-разному относиться к ее вождям, но не подлежит сомнению личностный и общественный масштаб этих людей. Берл Кацнельсон, Давид Бен-Гурион, Берл Локер, Ицхак Бен-Цви, Моше Шарет, Залман Шазар, Элиэзер Каплан, Пинхас Розен, Леви Эшколь, Голда Меир – все эти представители поколения Второй алии, Поколения №1 современной израильской государственности пользовались несомненным и заслуженным уважением как друзей (наряду с преклонением), так и врагов (наряду с ненавистью).
А вот сменившее их Поколение №2, увы, не могло похвастаться тем же. «Молодые» мапайники Моше Даян, Пинхас Лавон, Шимон Перес, Ицхак Рабин и их другие клоны были куда более наглыми, циничными, безапелляционными. Вообще говоря, это не является решающим недостатком в политике. Хуже другое: если Поколение №1 зарабатывало позиции у руля и у кормушки в жесточайшей конкурентной борьбе и потому привыкло тщательно обдумывать свои шаги, Поколению №2 те же места достались по наследству от отцов-основателей, почти даром, что неизбежно влекло за собой не только измельчание чисто человеческого материала, но и чудовищное легкомыслие в принятии важнейших решений. Эксклюзивный патент на знаменитый метод местного «научного» анализа, известный как «ийе беседер» и «смох алай» («всё будет в порядке» и «положись на меня»), записан прежде всего на них, мапайников Поколения №2.
Кто-то скажет, что закат правящей мапайной верхушки стал результатом провальной Войны Судного дня (на выборах 1977 года Перес проиграл, получив 32 мандата против 43-х у Менахема Бегина), но на самом-то деле все было наоборот: провал Войны Судного дня стал закономерным следствием морального и личностного заката, итогом преступной небрежности, невежественности, самоуверенности мапайных принцев. Их хозяйское хамство проявлялось не только в подготовке ЦАХАЛа к войне, но и во всем прочем: в подчеркнутом пренебрежении к «быдлу» (куда включались примерно все, кто не относился к партийной кибуцно-мошавно-пальмаховской элите), в бесстыдном непотизме, в появлении отвратительного клоповника гистадрутовских бонз, открыто паразитирующих на шее Страны. Людям просто надоело, обрыдло, осточертело – помимо и вне связи с просчетами, приведшими к жертвам Войны Судного дня.
И все же на втором мапайном поколении еще лежал некий романтический отсвет авторитетных предшественников. Не просто Перес, а сподвижник Бен-Гуриона. Не просто Рабин, а командир бригады Пальмаха. Вождей партии МАПАЙ (сменившей к тому времени название на Маарах, а затем Авода) по-прежнему уважали многие, пусть только по инерции. В итоге, прежде чем отправиться к праотцам, они еще успели основательно навредить Стране преступным Соглашением Осло, решение о котором было принято в типичном нахраписто-легкомысленном стиле Поколения №2: «А давайте-ка попробуем… ну, не получится, так поправим… да и почему же не получится – ийе беседер, смох алай!»
Но даже в той своей ипостаси второй половины 1990х – первой половины 2000х годов сколоченная Бен-Гурионом партия еще худо-бедно претендовала на статус общенациональной, предполагающей заниматься широким кругом общественных задач – от обороны и международной политики до развития экономики и решения социальных проблем. Возможно, кто-то сохранял ту же иллюзию и до нынешней предвыборной кампании Аводы. Но теперь, при взгляде на ее предвыборный список становится окончательно ясно, что пришло время подвести черту под весьма неоднозначной, но все-таки во многом славной историей партии ПоалейЦион-АхдутАавода-МАПАЙ-Маарах-Авода.
И дело даже не в том, что опросы сулят им от 5 до 7 мандатов. Дело в персональном составе списка. Солидная партия – даже самая малая – не может себе позволить выглядеть несерьезно. Политические репутации выстраиваются годами, министерскими портфелями, заметными постами, значительными проектами. Этот длинный путь можно сократить, запрыгнув на руководящий Олимп на гребне достижений в иной сфере – военной, научной, публицистической, но и в этом случае выскочке еще предстоит доказать профессиональную пригодность в новой для него политической сфере. Что, как хорошо известно, происходит далеко не часто.
Политическая элита похожа на официальный дипломатический коктейль, куда можно заявляться лишь в хорошо сшитом смокинге и элегантно-строгом костюме. Это не значит, что в зал вовсе не допускаются анархисты-волосатики в джинсах, девицы-распустехи и прочие существа, подходящие под жаргонное определение «фрики». Их политкорректно встретят, милостиво потреплют по плечу и предоставят самим себе. За кулисы, в библиотеку, где за рюмкой коньяку решаются судьбы и заключаются сделки, приглашаются только солидняки в смокингах и костюмах.
Как же тогда отнестись к партийному списку, составленному из одних только фриков? Во главе его стоит Ави Габай, несколько лет прослуживший директором крупных фирм. Допустим, его достижения в этой сугубо частной области можно признать удачными. Но в большой политике он всего лишь неопытный новичок, перескакивающий от скандала к скандалу и создающий устойчивое впечатление человека, одержимого тяжкой формой комплекса неполноценности – мстительного, болезненно обидчивого, готового утопить вверенное ему судно по одному подозрению в недостаточном уважении к капитану. Уже одного этого достаточно, чтобы считаться фриком. Поразительно, но в сравнении со следующими звездами партии даже Габай выглядит солидняком-тяжеловесом (возможно, именно поэтому он так доволен составом списка).
Второе место занимает малахольный фрик, вечный студент Ицик Шмули, победивший на праймериз преимущественно благодаря голосам гомосексуалистов, что и отмечается им со свойственной его половой общине гордостью. Я ничего не имею против этого вида гордости (пусть каждый гордится, чем может, мне не жалко), но вряд ли комплекс общегосударственной проблематики лидера партийного списка должен основываться прежде всего на борьбе за права геев. Сдается мне, что есть в Стране проблемы и посерьезней.
Далее следует крикливая рыжая фитюлька Став Шафир, пролезшая в кнессет под прутьями шалашей т.н. «общественного протеста» 2011 года. Следы тогдашней Великой социалистическо-творожной революции до сих пор пугают собак, вышедших прогуляться по бульвару Ротшильда: чуткое собачье обоняние не в силах вынести вонь революционной мочи, коей борцы за дешевый коттедж залили в те недели каждый квадратный сантиметр бульвара. Да что там собаки – этот запах явственно ощутим даже обычным человеческим носом, стоит лишь его обладателю взглянуть на пламенную г-жу Шафир. Проверено: чувствуется даже через телевизор. Это примерно всё, что можно сказать о третьей позиции списка партии фриков.
Четвертой значится оголтелая социалистка Шели Ехимович-Шарикова, воспринимающая как личное оскорбление каждый шекель в чужом кармане. Ее короткая стрижка и темный пламень в глазах хорошо подошли бы к кожаной тужурке, штурму Перекопа и последующему революционному террору. Правда, пока что она требует экспроприировать экспроприаторов не силой оружия, а удавкой налогов, но в остальном не слишком отличается от беззаветного налетчика Камо и его закадычного дружка Кобы Джугашвили. Предыдущие политические успехи тов. Шариковой ограничиваются пока отчаянной борьбой против добычи жизненно необходимого Стране газа – на том основании, что часть доходов от газовой сделки «беззастенчиво присваивается капиталистами». В свое время она признавалась, что голосует за ХАДАШ – партию арабских коммунистов, а к Аводе присоединилась, чтобы быть ближе к рычагам реального влияния на ход истории. Похоже, настало время пересмотреть решение: на грядущих выборах список ХАДАШ может набрать больше, чем нынешняя партия комиссарши Ехимович.
«Ветеранов Аводы» представляет профсоюзный горлопан Амир Перец, потерявший голос на гистадрутовских митингах и с тех пор вот уже который год упрашивающий других отдать ему свои голоса взамен. Пока получается, но, видимо, ненадолго: Перец в политике уже очень давно, и в его некогда шустром взгляде читается усталость. Что удивительно, ибо уставать человеку не от чего: за многие годы он ухитрился не отметиться в политике ничем – то есть вообще ничем. Впрочем, есть и исключение из этого правила: в бытность министром обороны (поразительно, кстати, бездарным) он поставил свою подпись под запуском проекта «Железный купол». С тех пор престарелый фрик оживляется всякий раз, когда сбивается очередная «катюша» – как будто он не только осуществил всего лишь скромный росчерк пера, но и своими усилиями придумал, спроектировал и построил противоракетную систему, а также лично нажимает на кнопку при каждом ее запуске.
Ну и, наконец, вишенка на торте – пучеглазая Мерав Михаэли, внучка Исраэля Кастнера, продавшего душу дьяволу. В полном соответствии с традицией печально знаменитого деда, она делает всё, чтобы поспособствовать ликвидации еврейских семей (правда, не физической, как в свое время Кастнер, а в принципе, как общественное понятие). На пучеглазый взгляд Мерав Михаэли, традиционная семья отжила свой век, а дети должны быть отняты у родителей и отданы на правильное (видимо, в духе покупателя дедовской души) воспитание. Прославилась г-жа Михаэли преимущественно изнасилованием родного языка посредством его феминизации (за это, увы, не сажают). Слова ненавистного мужского рода она употребляет только сквозь зубы и в непременном сопровождении словесной перемены пола: не просто «хаверим», а «хаверот и хаверим», или, допустим, не просто «фрики», а «фрики и фрикадельки». Исключение составляют лишь понятия ругательного оттенка: мерзавцы, фашисты и обскуранты у замыкающей партийный список фрикадельки Мерав Михаэли всегда однополы.
Вот такой сборная-подзаборная (если не случится чуда, больше шести мандатов Аводе не светит): закомплексованный новичок, гейский гордец, легковесная шалашовка, комиссар шариков в юбке, постаревший горлопан и сумасшедшая феминистка. Квинтэссенция типичной «партии фриков», наглядный конец некогда солидной политической силы, влиятельного общественного движения. Как правило, в кнессете для подобной компании есть только одно место, и оно давно уже застолблено за МЕРЕЦом. Неслучайно сейчас все громче звучат голоса в пользу объединения – вернее, поглощения Аводы ее крайне левой фриковатой сестрой.
Интересно, что сказал бы по этому поводу Давид Бен-Гурион. Наверно, что-нибудь типа: «Ой-а-брох! Тут даже убийство Арлозорова не поможет…» Впрочем, этот провозгласивший Государство Израиля человек-и-аэропорт может хотя бы немного утешиться тем, что его (почти уже почившая в бозе) партия ПоалейЦион-МАПАЙ-Маарах-Авода пережила и бундовцев, и эсеров, и эсдеков, и даже РСДРП-РКП(б)-ВКП(б)-КПСС. Какое-никакое, а достижение.
Алекс Тарн

Сомалийка в Конгрессе

Сомалийка в Конгрессе

Я никогда не был большим поклонником Эллиота Абрамса. Он классический «неокон», что для меня «ни нашим ни вашим». Он начинал при Рейгане и стал большой шишкой при Буше. Как професcиональный дипломат, он всегда старался и рыбку съесть – и чтобы Америке было хорошо, и чтобы права человека не нарушить.
Photo copyright: pixabay.com
Естественно, падения с такого канатика неизбежны и многие из его политических решений со временем принесли больше зла, чем добра. Я не хочу разбираться с его наследием, наверняка найдутся люди, которые обвинят его во всех смертных грехах (я ограничусь 2-3); с ним можно не соглашаться, но он заслужил лучшего к себе отношения, чем то, что выдала Сомалийка в Конгрессе на слушаниях. (Трамп назначил его чрезвычайным послом в Венесуэлу).
Это тупое говно в чалме читало по бумажке то, что ей написали ее референты (судя по всему, комса еще та), и с трудом выговаривала такие сложные вещи как Iran-Contra. Но лично для меня главным было ее презрительная хамская полу-улыбочка, с которой она требовала, чтобы человек вдвое ее старше и вдесятеро умнее и опытнее, признался в том, что он якобы нарушал права человека в Латинской Америке – а Кто Их Там Не Нарушает! – и гарантировал, что на своем новом посту он поставит права человека выше интересов США.
«Да или нет, поддержите ли вы вооруженную группу внутри Венесуэлы, которая совершает военные преступления, преступления против человечества, или геноцид, если вы считаете, что таковые служат интересам США, так как вы сделали в Сальвадоре, Никарагуа и Гватемале?»
Ясно, куда клонит? Если ты гад пальчиком Мадеру тронешь…
Назовите меня истериком, назовите меня эмоциональным, но это был deja vu – «Губчека допрашивает левого эсера Шапиро».
О, я еще забыл сказать, что Абрамс является одним из самых стойких сторонников Израиля в истеблишменте. Сомали не забыла.
Вячеслав Гуревич
Источник: Facebook

Либеральная публика пережила траурный день

Либеральная публика пережила траурный день

Разведывательный комитет Сената официально завершил двухлетнее расследование о “вмешательстве” России в президентские выборы 2016 года. Сенатор Ричард Берр, председатель комитета, подчеркнул, что в ходе расследования не было обнаружено никакого сговора между кампанией Дональда Трампа и российскими властями.
Photo copyright: Paddy Power Joe Pepler. Public domain
К аналогичному выводу пришли и конгрессмены в Палате представителей, которые еще в прошлом году закончили свое собственное расследование Рашагейта. Однако тогда демократы отказались соглашаться с позицией большинства и после ноябрьских выборов возобновили это расследование. Сейчас же сенаторам-демократам пришлось нехотя признать общую позицию разведывательного комитета Сената. Он дольше и плотнее занимался изучением этой ситуации и успел допросить почти всех свидетелей по делу.
Как отметил сам Берр, у них просто уже не осталось, кого приглашать давать показания, а следов пресловутого “калюжена” так и не было обнаружено. Либеральная публика пережила траурный день: ведь теперь им даже не удается обвинить республиканцев в предвзятости, раз демократы в общем и целом поддержали их позицию. Все надежды оппонентов Трампа остались на расследование Роберта Мюллера, которое в теории может продлиться до июля. А окончательный доклад Сената стоит ожидать не раньше осени.
Команда Мюллера потратила почти два года и 30 млн долларов на то, чтобы отправить группу людей в тюрьму за такие страшные преступления, как незарегистрированный лоббизм в пользу Турции и Украины, неуплату налогов десять лет назад и процессуальные нарушения. Что же касается самого “калюжена”, то здесь дела обстоят так себе. Даже либеральные юристы советуют готовиться к тому, что отчет Мюллера окажется совсем скучным. Но не стоит преуменьшать его способностей сгущать краски зловещими фразами вроде “заговора против американской демократии”, лишь бы не признавать полное отсутствие состава преступления в том, что он изучает.
Тем временем вокруг ФБР разгорелся еще один настоящий скандал, который, впрочем, не сильно обсуждается в прессе. Сотрудникам бюро пришлось опубликовать переписку Джеймса Коми и юристов Хиллари Клинтон от октября 2016 года. Как оказалось, ФБР предложило замять историю с её почтой и снять с её сообщений конфиденциальный статус в обмен на усиление роли бюро после ожидаемой победы Хиллари на выборах. В частности, Коми попросил Клинтон увеличить число зарубежных сотрудников ФБР и расширить их полномочия. Такой вот абсолютно бесхитростный пример коррупции: и как обычно, никакого расследования по этому поводу не планируется.
@usapoliticsonline

Восемь дней, которые никого не потрясли

Восемь дней, которые никого не потрясли

Откровения Эндрю Маккейба, секретное прощание Рода Розенстайна, тысяча сто шестьдесят страниц ради пятидесяти пяти миль дырявого забора и блестящая победа социализма в Нью-Йорке.
Эндрю Маккейб. Photo copyright: FBI. Public domain
Бывший заместитель бывшего директора ФБР Коми Эндрю Маккейб, коварно уволенный за два часа до наступления заслуженной пенсии, неожиданно решил разоткровенничаться, дав интервью программе “60 минут” и лично озвучив слухи, которые раньше распространялись “людьми, знакомыми с мыслительным процессом Эндрю”, и даже снял для большей убедительности очки, в результате довольно ловко превратившись из серого дипстейтовского кардинала в несчастную подслеповатую курицу. Эндрю ударился в воспоминания о том, что увольнение бывшего директора ФБР Коми повергло его в состояние шока, а рядовые сотрудники, собираясь небольшими группами в коридорах этого учреждения, нестройным хором плакали, и он тут же испугался, что его тоже уволят, а расследование Русской Саги, скромно названное им “расследованием Трампа”, без его чуткого руководства довольно быстро зачахнет, поэтому пошел по самому простому пути, срочно собрав всех своих высокопоставленных антитрамповских товарищей по минюсту и ФБР, и вместе с этими товарищами стал раздумывать, как бы поизящнее отстранить Трампа от власти.
Маккейб в этом интервью подтвердил и идею уговорить кабмин и лично вице-президента Майкла Пенса воспользоваться двадцать пятой поправкой и досрочно отправить Трампа в отставку, и идею повесить на Рода Розенстайна микрофон, чтобы поймать Трампа на каком-нибудь неудачном слове. Восемь дней лихорадочных раздумий и метаний привели к тому, что Маккейб на всякий случай решил начать расследование по поводу “obstruction of justice“, хотя Трамп, которому Коми неоднократно клялся, что он под следствием не находится, по Конституции имеет право в любое время уволить любого члена правительства, и закончились назначением Боба Мюллера, после чего Маккейб обменялся многозначительными взглядами с товарищами и глубоко и облегченно вздохнул, правда, как показала жизнь, многим из этих товарищей за прошедшие с тех давних времен полтора года пришлось расстаться со своими насиженными дипстейтовскими местами.
Народ довольно быстро догадался, что Маккейб на всю страну рассказал, что с его легкой руки минюст и ФБР методично планировали государственный переворот, что обычно более свойственно государствам типа Уганды, то есть, просто признался в государственной измене, но наиболее догадливые решили, что страшными рассказами про Русскую Сагу и про его тяжелые думы о том, что Трампу, возможно, лично Путин помог стать президентом, Маккейб, ожидая суда по поводу незаконных утечек секретных материалов в прессу и вранья Конгрессу, хочет добиться, чтобы хотя бы один из будущих присяжных заколебался, из-за чего ему не смогут вынести обвинительный приговор. Окончательно переродившийся Линдзи Грэм, посмотрев эту передачу, тут же потребовал, чтобы Эндрю перед Сенатом ответил на несколько неожиданно возникших к нему вопросов.
Товарищ Маккейба по несчастью заместитель Генерального Прокурора Род Розенстайн, узнав, что Конгресс практически единогласно, то есть, минус Рэнд Пол и плюс три колеблющихся демократа, утвердил кандидатуру Уильяма Барра на пост Генерального прокурора, решил, что его песенка, все-таки, спета и, обрадовавшись, что ему успешно удалось не ответить ни на один неприятный вопрос конгрессменов до трагической замены Пола Райана на Нэнси Пелоси, побежал раздавать прощальные интервью журналистам, но строгим, хотя и тонким, голосом их предупредил, что эти интервью “off the record” (не для печати), что обычно означает, что скоро эти тайные беседы в слегка искаженном виде станут известны благодаря анонимным людям, “знакомым с мыслительным процессом Рода”.
Продукт совместного творчества анти- и невертрампов по финансированию Великой Мексиканской Стены в виде бессмысленных и беспощадных 1160 страниц был наконец опубликован, и все сразу увидели, что, как и ожидалась, гора родила даже не мышь, а какого-то недоделанного таракана. Этот блестящий проект выделил деньги на все, что попало, кроме Стены, а заодно слегка завуалированно решил восстановить придуманную в стародавние обамовские времена программу “catch and release”, по которой пойманных нелегалов с сомнительным прошлым типа изнасилований, ограблений и убийств из-за нехватки у иммиграционной службы мест заключения отпускали под честное слово, что они больше так не будут, сократив на двадцать процентов количество таких мест. Кое-кто пытался подсластить пилюлю и рассказать, что миллиард с небольшим, который выделили Трампу на строительство пятидесяти пяти миль дырявого забора – это “downpayment”, а остальные деньги и мили выделят “потом, если захочешь”, но Трамп посмотрел на результат работы коллективного разума и, видимо, махнул на все вашингтонское болото рукой, и лидер сенатского большинства Митч Макконелл уже заявил, что Трамп подпишет это безобразие, чтобы избежать очередной шатдаун, но тут же объявит ЧП.
Похоже, что болото не предусмотрело такой простой вариант, потому что тут же со всех сторон раздались хорошо скоординированные крики, что Трамп таким образом создаст прецедент, которым воспользуется следующий президент-демократ, но эти крики не нашли должного понимания у народных масс, которые прекрасно помнят, что предыдущие президенты довольно регулярно по любому поводу объявляли ЧП, и никто их никакими плохо выговариваемыми словами не попрекал. Наиболее догадливые поняли, что Трамп будет строить пятьдесят пять миль дырявого забора, методично доводя до Верховного Суда протест против нападок судей-активистов из штата Гавайи или, например, Калифорнии, которые наверняка встанут на сторону зла без границ и временно приостановят действие ЧП. При упоминании Верховного Суда некоторые конспирологи оживляются и начинают интересоваться, как поживает Руфь Гинзбург, которую с декабря прошлого года никто толком не видел.
Борьба Оказии и ее товарищей за важное дело построения социализма уже привела к ощутимым результатам, потому что Джеф Безос передумал строить новую штаб-квартиру Амазона в Нью-Йорке, что будет стоить этому штату, как минимум, двадцать пять тысяч рабочих мест. Губернатор Нью-Йорка, тоже Эндрю, но Куомо, украдкой пустил скупую губернаторскую слезу и вычеркнул строчку “Амазон”, сопровождаемую числом с большим количеством нулей, из секретной книжечки, в которой он записывал взятки в особо крупных размерах, после чего залез на броневик и произнес гневную речь по поводу некоторых политиков, ставящих личные интересы выше общественных.
Михаил Герштейн
Источник

Бывшaя кoнтppaзвeдчицa BBC CШA пpeдaлa cвoю cтpaну и пepeшлa нa cтopoну Иpaнa, выдaв ceкpeтныe дaнныe

Бывшaя кoнтppaзвeдчицa BBC CШA пpeдaлa cвoю cтpaну и пepeшлa нa cтopoну Иpaнa, выдaв ceкpeтныe дaнныe

Фeдepaльнoe бюpo paccлeдoвaний (Federal Bureau of Investigation – FBI) выдвинулo oфициaльныe oбвинeния пpoтив бывшeй coтpудницы кoнтppaзвeдки BBC CШA, кoтopaя oкaзaлacь пpeдaтeлeм.
Moнику Эльфpиду Bитт пoдoзpeвaют в пepeдaчe cвepxceкpeтнoй инфopмaции cпeцcлужбaм Иpaнa, выдaчe личныx дaнныx бывшиx cocлуживцeв. Фoтo: FBI
З9-лeтнюю Moнику Эльфpиду Bитт пoдoзpeвaют в пepeдaчe cвepxceкpeтнoй инфopмaции cпeцcлужбaм Иpaнa, выдaчe личныx дaнныx бывшиx cocлуживцeв и oкaзaнии пoмoщи вpaжecким xaкepaм.
Kaк paccкaзaли пpeдcтaвитeли FBI, уpoжeнкa Texaca cлужилa в Boeннo-вoздушныx cилax бoлee 10 лeт — c 1997 пo 2008 гoд.
Oнa пpoшлa куpc cпeцпoдгoтoвки и oвлaдeлa фapcи (ocнoвнoй язык в Иpaнe), пocлe чeгo учacтвoвaлa в cвepxceкpeтныx миccияx нa тeppитopияx дpугиx cтpaн. Зa вpeмя cвoeй cлужбы в кoнтppaзвeдкe Bитт пoбывaлa вo мнoгиx cтpaнax, в тoм чиcлe нa тeppитopии гocудapcтв Ближнeгo Bocтoкa.
Пocлe уxoдa из BBC жeнщинa cтaлa нaeмным coтpудникoм в Mиниcтepcтвe oбopoны CШA.
Пpимepнo зa гoд дo ee пoбeгa в Иpaн oнa пoпaлa в пoлe зpeниe Фeдepaльнoгo бюpo paccлeдoвaний и дpугиx aмepикaнcкиx cпeцcлужб.
Bитт былa вызвaнa нa дoпpoc и зaвepилa aгeнтcтвo в cвoeй нeвинoвнocти. Ho ужe тoгдa бывшaя coтpудницa кoнтppaзвeдки иcкaлa cпocoбы пoдopвaть нaциoнaльную бeзoпacнocть CШA. B 201З гoду жeнщинa oтпpaвилacь нa иpaнcкую кoнфepeнцию, пocлe чeгo бeccлeднo иcчeзлa.
Cпуcтя нeкoтopoe вpeмя Moникa Bитт нaчaлa пoявлятьcя в aнтиaмepикaнcкиx poликax, a coтpудники FBI пoняли, чтo дoпуcтили oшибку. Жeнщинa cтaлa пpинимaть учacтиe в мepoпpиятияx, нa кoтopыx иcлaмиcты пpoпaгaндиpуют coпpoтивлeниe цeннocтям зaпaднoгo миpa.
Ecтecтвeннo, Bитт пepeдaлa cпeцcлужбaм Иpaнa cвepxceкpeтную инфopмaцию и личныe дaнныe бывшиx кoллeг. B дaльнeйшeм c ee пoмoщью xaкepы aтaкoвaли, пo мeньшeй мepe, 4 coтpудникoв кoнтppaзвeдки CШA, пoпытaвшиcь зapaзить иx кoмпьютepы виpуcaми.
Злoумышлeнники тaкжe пoлучили нa нeкoтopoe вpeмя дocтуп к зaкpытoй гpуппe бывшиx coтpудникoв BBC.
Пpeдcтaвитeли ФБP нe утoчнили, пoчeму oфициaльныe oбвинeния в гocудapcтвeннoй измeнe были выдвинуты лишь cпуcтя 6 лeт пocлe фaктичecкoгo пpeдaтeльcтвa.
Жуpнaлиcты cвязывaют этo c нeдaвним зaдepжaниeм иpaнcкoй тeлeвeдущeй Mapзиe Xaшeми. Жeнщину ocвoбoдили cпуcтя нecкoлькo днeй, нe пpeдъявив кaкиx-либo oбвинeний.
Пaвeл Koт
Источник

Блумберг выделит 500 миллионов долларов на борьбу с Трампом

Блумберг выделит 500 миллионов долларов на борьбу с Трампом

Миллиардер Майкл Блумберг, бывший мэр Нью-Йорка, основатель компании Bloомberg намерен потратить не менее 500 миллионов долларов личных средств на финансирование кампании противника Дональда Трампа в 2020 году, сообщает издание Politico со ссылкой на осведомленные источники в Демократической партии. Не исключено, что этим соперником окажется он сам.
Photo copyright: Boss Tweed. CC BY 2.0
Пока Блумберг не принял решения относительно выдвижения своей собственной кандидатуры в президенты США от Демократической партии, но, как отмечают источники Politico, это нижний, а не верхний предел того, что готов потратить бывший мэр Нью-Йорка, чтобы нанести поражение действующему президенту. Эта сумма на 175 миллионов превышает расходы Дональда Трампа на весь избирательный цикл в 2016 году.
Вне зависимости от того, вступит ли сам Блумберг в президентскую гонку или поддержит номинанта Демпартии, он будет делать ставку на высокотехнологичную кампанию, основанную на подробнейших данных о миллионах избирателей и определении с их помощью выигрышной политической платформы.
“500 миллионов — это примерно 1 процент общего состояния Блумберга, – рассказал его помощник Кевин Шики. – Когда он в последний раз избирался в мэры Нью-Йорка, то потратил на свою кампанию 100 миллионов. А Нью-Йорк — это всего 3 процента общего населения Америки. Так что, 500 миллионов на общенациональную кампанию для него не так уж и много“.
По словам Блумберга, окончательное решение о том, баллотироваться ли ему в президенты, зависит только от его индивидуальной оценки собственных шансов, а не от того, вступит ли в борьбу за номинацию от Демократической партии вице-президент Джозеф Байден, чей электорат близок к блоку сторонников Блумберга.
Евгений Аронов

БУХГАЛТЕР ДЛЯ БИТЛОВ

Бухгалтер для битлов

15.02.2019

Шла запись легендарного альбома Let It Be группы The Beatles. И вдруг Пол Маккартни спел вместо «Харе Кришна» – «Харри Пинскер». Так ливерпульская четверка отблагодарила бухгалтера, который знал все их тайны и спасал от налоговиков.

Уроженец Лондона Харри Пинскер с детства мечтал стать врачом или адвокатом. Но жизнь, как назло, складывалась так, что не давала приблизиться к мечте. Сначала мешала война. Из-за бомбежек Лондона мальчика увезли в деревню, и местная школа там оставляла желать лучшего. Потом помешала национальность. В колледже Труро ему сказали прямо в лицо, что евреев не принимают. И наконец, под самый конец школы он загремел в больницу с перитонитом, дело дошло до реанимации. В итоге Харри не освоил латынь, без которой нельзя было учиться ни на врача, ни на адвоката.
Он выучился на бухгалтера. Поступил в крупную бухгалтерскую фирму Bryce Hanmer&Co., среди клиентов которой было много артистов и импресарио. Начинающему бухгалтеру было лестно иметь дело с клиентами-знаменитостями. Можно было похвастаться друзьям личным знакомством со знаменитыми комиками того времени – Артуром Аски, дуэтом Флэнеган-Аллен, Джимми Эдвардсом. Вряд ли кто, за исключением старшего поколения англичан, помнит сейчас эти имена.
Харри не представлял, что ждет его дальше. Точнее – кто. А все началось с того, что в ливерпульском отделении Bryce Hanmer&Co. появился новый клиент. Владелец мебельного магазина Харри Эпстайн. У Эпстайна был сын Брайан, которому отец вначале поручил управлять своим новым бизнесом – магазином грампластинок. А потом Брайан решил стать продюсером музыкальной группы. Сотрудники ливерпульского отделения посоветовали сыну обратиться за помощью в бухгалтерских делах в лондонское отделение, к Харри Пинскеру.
Историческая встреча группы The Beatles и бухгалтера Пинскера произошла в его кабинете в 1961 году. За письменным столом сидел солидный мужчина – 33 года, 126 килограммов веса, в дорогом костюме, на пальце обручальное кольцо. А перед ним стояли типичные мальчишки из провинции: двоим самым старшим – 21 год, младшему – 18 лет. Как-то в интервью британскому журналу для профессиональных бухгалтеров Economia Пинскер поделился воспоминаниями о первой встрече: «Они были просто оборванцами. Я никогда раньше о них не слышал. За пределами Ливерпуля вообще мало кто о них слышал. Но потом это изменилось».
Группа переехала из Ливерпуля в Лондон. На съемных квартирах, в которых поселились битлы, не было телефонов. От заявки на телефон до его установки обычно проходило полгода. Музыкантов и их менеджера это абсолютно не устраивало. Брайан Эпстайн попросил Пинскера решить проблему. Незадолго до этого Пинскер занимался аудитом совершенно секретного правительственного проекта. Настолько секретного, что даже не знал, какого именно. Пинскер позвонил главе почтово-телеграфной службы и сообщил, что для секретного правительственного проекта необходимо срочно установить телефоны по адресам, которые он назовет. Телефоны были установлены на той же неделе.
Если в 1961 году о клиентах Харри Пинскера мало кто знал, то в 1963 году о них уже знала вся британская молодежь – после того как первый сингл группы Love Me Do взлетел на вершину английского хит-парада. А в 1964 году о Джоне, Поле, Джордже и Ринго узнал весь мир. И вскоре Харри Пинскер сообщил своим юным клиентам две новости. Хорошая была в том, что заработки членов группы превысили миллион фунтов стерлингов в год на каждого. Плохая новость состояла в том, что на руки они получат не миллион, а гораздо меньше. Гораздо-гораздо меньше. Примерно по 50 тысяч.
Дело в том, что правительство лейбориста Гарольда Вильсона установило налог для самых богатых жителей страны в размере 83% от дохода. Кроме того, сумма налога могла увеличиться еще на 15%, если доход был «незаработанным», то есть дивиденды, например инвестиции. Окончательная ставка налога для самых-самых богатых составляла в итоге 95%.
Сообщение, что правительство хочет отобрать у них 95% заработанных денег, поразило всех битлов. Но особенно сильное впечатление эта занимательная математика произвела на Джорджа Харрисона. «Девяносто пять процентов? – переспросил он. И попытался пошутить: – Спасибо, что не сто». «Могут и сто, даже больше, – совершенно серьезно объяснил Пинскер. – После смерти богатого человека наследникам придется заплатить огромный налог на наследство».
Пинскер вспоминал: «Пресса с самого начала называла их миллионерами. Мне пришлось уточнять, что нужно откладывать очень большую часть доходов, чтобы заплатить налоги. Они этому были совсем не рады. Вот почему Джордж написал “Налогового инспектора”. Они были бедняками».
Песня Харрисона Taxman, тот самый «Налоговый инспектор», была выпущена на альбоме 1966 года Revolver.
Если ты ведешь машину, я обложу налогом улицу.
Если ты попытаешься присесть, я обложу налогом сиденье.
Если ты замерз, я обложу налогом тепло.
Если ты пойдешь на прогулку, я обложу налогом твои ноги.
Не спрашивай, зачем мне эти деньги,
Если не хочешь заплатить еще больше.
Потому что я налоговый инспектор, да, я налоговый инспектор.

Пока Харрисон сражался с главным врагом группы песней, Харри Пинскер общался с налоговым инспектором лично. Была создана компания, в которой все члены группы стали директорами. Ставка корпоративного налога была гораздо ниже, чем ставка налогов на сверхбогатых.
Но был еще «незаработанный» доход. Налоговый инспектор заявил Пинскеру, что доходы от компании Lenmarc Enterprises, оформленной для продажи прав на песни Леннона и Маккартни, должны облагаться налогом по высшей ставке, ведь это дивиденды, тот самый «незаработанный доход». Пинскер ответил, что если в газету завернуть рыбу и жареную картошку, газета все равно останется газетой. Точно так же песни Леннона и Маккартни всегда останутся песнями. Налоговый инспектор вынужден был согласиться.
Харри Пинскер занимался финансовыми делами знаменитой группы почти до ее распада. Только он знал, кто из битлов сколько заработал и сколько может потратить. Пол Маккартни в автобиографии признал: «Харри был единственным человеком, знавшим, что на самом деле происходит». Он давал советы по выбору нового дома и нового автомобиля. Джона, Пола, Джорджа и Ринго не всегда устраивала такая опека. В январе 1968 года ливерпульская четверка создала собственную компанию Apple Corps, чтобы без посредников распоряжаться деньгами. В ноябре того же года Apple выпустила сольный альбом Джона Леннона и Йоко Оно Two Virgins. На обложке была размещена фотография полностью обнаженных Джона и Йоко.
Харри Пинскер был оскорблен до глубины души этим фото. К тому же могли возникнуть юридические проблемы. Он позвонил Леннону и попросил изменить оформление обложки. Тот отказался, используя «цветистые выражения», как вспоминает Пинскер. После этого Пинскер подал в отставку. Но напоследок попросил своего помощника Стивена Мальца проверить бухгалтерию Apple.
Картина оказалась удручающей. Великолепная четверка потратила все деньги, отложенные на уплату налога – два миллиона фунтов стерлингов, плюс израсходовала еще 400 тысяч сверх сметы. Все члены группы перерасходовали также суммы, которые должны были получать от компании. Главным транжиром оказался Пол Маккартни – 66 988 фунтов стерлингов в минусе. И еще все битлы должны были заплатить налоги с личных доходов – примерно по 600 тысяч фунтов стерлингов.
Но этот кавардак приводили в порядок уже другие финансисты. А Харри Пинскер продолжал работать с другими клиентами. И только много лет спустя он случайно обнаружил на YouTube запись, на которой бывшие «оборванцы» из Ливерпуля поют его имя. Ему было очень лестно. Бывший бухгалтер The Beatles даже написал потом мемуары, но пока ни одно книжное издательство ими не заинтересовалось.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..