воскресенье, 22 ноября 2015 г.

ИГИЛ. РЕЛИГИОЗНЫЙ ГЕНОЦИД


                ИГИЛ.  РЕЛИГИОЗНЫЙ  ГЕНОЦИД. 

Германский журналист Юрген Тоденхофер, проведший 10 дней на территории Исламского Государства говорит, что Запад не осознает масштабов организации и опасности ИГИЛ.

В своей только что вышедшей книге “Внутри ИГИЛ – десять дней в Исламском Государстве” Тоденхофер предупреждает: “Все шииты, язиды, индуисты, атеисты и политеисты должны быть уничтожены”.
75-летний бывший депутат бундестага, Тоденхофер был допущен на территорию ИГИЛ  потому, что известен как яростный критик США. Он вернулся потрясенным:

“Люди живут в казармах, в разбомбленных домах. Я спал на пластиковом мате, и мне еще повезло. Я не вижу никого, кто мог бы их остановить. Только арабы могут. Я вернулся очень пессимистичным. Они предельно брутальны. Они не только отрезают головы, они говорят о стратегии религиозного  геноцида  в своей официальной философии…Они говорят о 500 миллионах человек, которые должны умереть. Все  население Запада, все мусульмане-приверженцы демократии должны быть убиты – потому что они , с точки зрения ИГИЛ, ставят законы человеческие выше законов божьих. И здесь господствует невероятный энтузиазм. Я не встречал ничего подобного в других военных зонах.  Число   приверженцев  ИГИЛ  в  арабском мире  и европейских  странах  огромно”.

По словам Тоденхофера, “Запад не имеет понятия о том, какие угрозы встали перед ним” и “драматически недооценивает” риски, которые влечет за собой деятельность ИГИЛ: “Боевики Исламского государства куда более умны и опасны, чем думают наши лидеры. Речь идет о крупнейшей стратегии религиозного  геноцида в истории человечества”.
А.К. Не думаю, что "черт" так уж страшен. Для того, чтобы одерживать победы мало фанатизма и даже умения воевать. Нужен тыл - значит умение работать и способность любить, а не только ненавидеть. Нужен, наконец, талант, творчество, а с этим у бандитов и убийц всегда плохо.

ВЕЛИКИЕ ИДЕИ БЕЗУМНЫХ ГЕНИЕВ

10 талантливых безумцев, давших миру великие идеи

гении

Жизнь одарённого писателя связана с большим риском для самого уязвимого в человеке — его сознания. А восхождение к славе, каким бы гладким оно ни казалось, почти всегда сопровождается опасным заигрыванием с неизвестным, запретным или безумным.Представляем список не вполне здоровых душой авторов, подаривших миру не только великолепные литературные произведения, но и гениальное творческое вдохновение на годы вперед.
гении

Пациент 1:

Эдгар Аллан По
Американский писатель, поэт (1809-1849)
Диагноз: Душевное расстройство, точный диагноз не установлен.
Симптомы: Страх темноты, провалы в памяти, мания преследования, неадекватное поведение, галлюцинации.
История болезни: Уже с конца 1830-х годов Эдгар По страдал частыми депрессиями. Кроме того, он злоупотреблял алкоголем, что сказывалось на его психике не лучшим образом: под действием выпитого писатель порой впадал в состояние буйного помешательства. К алкоголю вскоре прибавился опий. Существенно ухудшила душевное состояние По тяжелая болезнь его юной супруги (свою кузину Вирджинию он взял в жены тринадцатилетней; через семь лет брака, в 1842 году, она заболела туберкулезом, еще через пять лет умерла). После смерти Вирджинии — за оставшиеся ему самому два года жизни — Эдгар По еще несколько раз влюблялся и предпринял две попытки жениться. Первая провалилась из-за отказа избранницы, напуганной очередным его срывом, вторая — из-за неявки жениха: незадолго до свадьбы По сильно напился и впал в невменяемое состояние. Он был найден в дешевом балтиморском трактире пять дней спустя. Писателя поместили в клинику, где он и скончался уже через пять дней, страдая от жутких галлюцинаций. Один из главных кошмаров По — смерть в одиночестве — сбылся: много с кого он брал обещание быть с ним в последний час, однако же в три часа ночи 7 октября 1849 года никого из близких рядом не оказалось. Перед смертью По отчаянно призывал к себе Джереми Рейнолдса, исследователя Северного полюса.
Идеи, подаренные миру: Два популярнейших современных литературных жанра. Первый — роман (или рассказ) ужасов. Большое влияние на Эдгара По оказал Гофман, однако же гофмановский мрачный романтизм По впервые сгустил до консистенции подлинного кошмара — вязкого, безвыходного и весьма изощренного («Сердце-обличитель», «Падение дома Эшеров»). Второй жанр — детектив. Именно мсье Огюст Дюпен, герой рассказов Эдгара По («Убийство на улице Морг», «Тайна Мари Роже»), стал родоначальником возникновения дедуктивного метода и его апологета мистера Шерлока Холмса.
гении

Пациент 2:
Фридрих Ницше
Немецкий философ (1844-1900)
Диагноз: Ядерная мозаичная шизофрения (более литературный вариант, обозначенный в большинстве биографий, — одержимость).
Симптомы: Мания величия (рассылал записки с текстом: «Через два месяца я стану первым человеком на земле», требовал снять со стен картины, ибо его квартира «храм»); помрачение рассудка (обнимался с лошадью на центральной городской площади, мешая уличному движению); сильные головные боли; неадекватное поведение. В медицинской карте Ницше, в частности, говорилось, что больной пил из сапога свою мочу, испускал нечленораздельные крики, принимал больничного сторожа за Бисмарка, пытался забаррикадировать дверь осколками разбитого стакана, спал на полу у постели, прыгал по-козлиному, гримасничал и выпячивал левое плечо.
История болезни: Ницше перенес несколько апоплексических ударов; страдал психическим расстройством последние 20 лет своей жизни (именно в этот период появились наиболее значимые его произведения — к примеру, «Так говорил Заратустра»), 11 из них он провел в психиатрических клиниках, дома о нем заботилась мать. Состояние его постоянно ухудшалось — под конец жизни философ мог составлять лишь простейшие фразы.
Идеи, подаренные миру: Идея сверхчеловека (как ни парадоксально, именно этот прыгавший по-козлиному и выпячивавший левое плечо товарищ ассоциируется у нас со свободной, надморальной, совершенной, существующей по ту сторону добра и зла личностью). Идея новой морали (мораль господ взамен морали рабов): здоровая мораль должна прославлять и укреплять естественное стремление человека к власти. Всякая другая мораль болезненна и упадочна. Идеология фашизма: больные и слабые должны погибнуть, сильнейшие — победить («Падающего толкни!»). Допущение «Бог мертв».
гении

Пациент 3:

Эрнест Хемингуэй
Американский писатель (1899-1961)
Диагноз: Острая депрессия, умственное расстройство.
Симптомы: Суицидальные наклонности, мания преследования, нервные срывы.
История болезни: В 1960 году Хемингуэй вернулся с Кубы в США. Его мучили частые депрессии, чувство страха и неуверенности, он практически не мог писать — а потому добровольно согласился пройти лечение в психиатрической клинике. Хемингуэй перенес 20 сеансов электрошока, об этих процедурах он отозвался так: «Врачи, которые делали мне электрошок, писателей не понимают: Какой смысл был в том, чтобы разрушать мой мозг и стирать мою память, которая представляет собой мой капитал, и выбрасывать меня на обочину жизни? Это было блестящее лечение, вот только пациента они потеряли». По выходе из клиники Хемингуэй убедился в том, что по-прежнему не может писать, и предпринял первую попытку самоубийства, однако близкие сумели ему помешать. По просьбе жены он прошел повторный курс лечения, но намерений своих не изменил. Через несколько дней после выписки он выстрелил себе в голову из любимой двустволки, зарядив предварительно оба ствола.
Идеи, подаренные миру: Идея «потерянного поколения». Хемингуэй, как и его товарищ по эпохе Ремарк, имел в виду конкретное поколение, перемолотое жерновами конкретной войны, однако термин оказался уж больно соблазнительным и удобным — с тех пор каждое поколение находит причины для того, чтобы считать себя потерянным. Новый литературный прием, «метод айсберга», когда скупой, сжатый текст подразумевает щедрый, душераздирающий подтекст. «Мачизм» нового образца, воплощенный и в творчестве, и в жизни. Герой Хемингуэя — суровый и немногословный борец, который понимает, что борьба бесполезна, но борется до конца. Самым бескомпромиссным хемингуэевским мачо стал, пожалуй, рыбак Сантьяго («Старик и море»), в уста которого Великий Хэм вложил фразу: «Человек не для того создан, чтобы терпеть поражение. Человека можно уничтожить, но его нельзя победить». Сам Хемингуэй — охотник, солдат, спортсмен, моряк, рыболов, путешественник, нобелевский лауреат, чье тело сплошь покрывали шрамы, — к огромному разочарованию многих, до конца бороться не стал. Впрочем, своим идеалам писатель не изменил. «Мужчина не имеет права умирать в постели, — говорил он. — Либо в бою, либо пуля в лоб».
гении

Пациент 4:
Франц Кафка
Чешский писатель (1883 — 1924)
Диагноз: Выраженный невроз, психастения функционального характера, непериодические депрессивные состояния.
Симптомы: Возбудимость, перемежающаяся с приступами апатии, нарушение сна, преувеличенные страхи, психосоматические трудности в интимной сфере.
История болезни: Корни глубоких психологических провалов Кафки берут свое начало из конфликта с отцом, трудных взаимоотношений с семьей и сложных , запутанных любовных историй. Увлечение писательством в семье не поощрялось, и заниматься этим приходилось украдкой. «Для меня это ужасная двойная жизнь, — писал он в дневнике, — из которой, возможно, есть только один выход — безумие». Когда отец стал настаивать, чтобы после службы сын работал еще и в его лавке, а не занимался ерундой, Франц решился на самоубийство и написал прощальное письмо своему другу Максу Броду 
«В последний момент мне удалось, вмешавшись совершенно бесцеремонно, защитить его от «любящих родителей», — пишет Макс Брод в своей книге о Кафке. В его психическом состоянии отмечались периоды глубокого и ровного спокойствия, сменяемые такими же продолжительными периодами болезненного состояния. Вот строки из его «Дневников», наглядно отражающие эту внутреннюю борьбу: «Я не могу спать. Только видения, никакого сна. Странная неустойчивость всего моего внутреннего существа. Чудовищный мир, который я ношу в голове. Как мне от него освободиться и освободить его, не разрушив?». Умер писатель в возрасте 41 года от туберкулеза. Три месяца он пребывал в агонии: разрушался не только организм, но и разум.
Идеи, подаренные миру: Кафка не был известен при жизни, мало печатался, но после его кончины творчество писателя покорило читателей новым направлением в литературе. Кафкианский мир отчаяния, жути и безысходности вырос из личной драмы его создателя и стал основой нового эстетическое направления «литературы с диагнозом», очень характерной для XX века, потерявшего Бога и получившего взамен абсурд существования.
гении

Пациент 5:
Джонатан Свифт
Ирландский писатель (1667-1745)
Диагноз: Болезнь Пика либо болезнь Альцгеймера — специалисты спорят.
Симптомы: Головокружение, дезориентация в пространстве, потеря памяти, неспособность узнавать людей и окружающие предметы, улавливать смысл человеческой речи.
История болезни: Постепенное нарастание симптомов вплоть до полного слабоумия в конце жизни. Идеи, подаренные миру: Новая форма политической сатиры. «Путешествие Гулливера», безусловно, не первый саркастический взгляд просвещенного интеллектуала на окружающую действительность, однако новаторство здесь не во взгляде, а в оптике. В то время как другие насмешники смотрели на жизнь сквозь увеличительное стекло или в телескоп, декан собора св. Патрика смастерил для этого линзу с причудливо искривленным стеклышком. Впоследствии этой линзой с удовольствием пользовались Николай Гоголь и Салтыков-Щедрин.
гении

Пациент 6:

Жан-Жак Руссо
Французский писатель и философ (1712-1778)
Диагноз: Паранойя.
Симптомы: Мания преследования. Руссо везде мерещились заговоры, он вел жизнь скитальца и нигде не задерживался надолго, полагая, что все его друзья и знакомые злоумышляют против него либо в чем-то его подозревают.
История болезни: В результате конфликта писателя с церковью и правительством (начало 1760-х, после выхода книги «Эмиль, или О воспитании») изначально свойственная Руссо подозрительность приобрела крайне болезненные формы. Ему везде мерещились заговоры, он вел жизнь скитальца и нигде не задерживался надолго, полагая, что все его друзья и знакомые злоумышляют против него либо в чем-то его подозревают. Так, однажды Руссо решил, что обитатели замка, в котором он гостил, считают его отравителем умершего слуги, и потребовал вскрытия покойника.
Идеи, подаренные миру: Педагогическая реформа. Современные пособия по воспитанию детей по многим пунктам повторяют «Эмиля»: взамен репрессивному методу воспитания Руссо предлагал метод поощрения и ласки; он полагал, что ребенка следует освободить от механического затверживания сухих фактов, а объяснять все на живых примерах, и лишь тогда, когда ребенок будет психически готов к восприятию новой информации; задачей педагогики Руссо считал развитие заложенных природой талантов, а не корректировку личности. Новый тип литературного героя и новые литературные направления. Порожденное фантазией Руссо прекраснодушное создание — слезливый «дикарь», руководствующийся не разумом, но чувством (однако чувством высоконравственным), — дальше развивалось, росло и старилось в рамках сентиментализма и романтизма. Идея правового демократического государства, прямо вытекающая из сочинения «Об общественном договоре». Идея революции (именно произведениями Руссо вдохновлялись борцы за идеалы Великой французской революции; сам Руссо, как ни парадоксально, никогда не был сторонником столь радикальных мер).
гении

Пациент 7:
Николай Гоголь
Русский писатель (1809-1852)
Диагноз: Шизофрения, периодический психоз.
Симптомы: Зрительные и слуховые галлюцинации; периоды апатии и заторможенности (вплоть до полной неподвижности и неспособности реагировать на внешние раздражители), сменяющиеся приступами возбуждения; депрессивные состояния; ипохондрия в острой форме (великий писатель был убежден, что все органы в его теле несколько смещены, а желудок располагается «вверх дном»); клаустрофобия.
История болезни: Те или иные проявления шизофрении сопровождали Гоголя на протяжении всей его жизни, однако в последний год болезнь заметно прогрессировала. 26 января 1852 года от брюшного тифа умерла сестра его близкого друга Екатерина Михайловна Хомякова и эта смерть вызвала у писателя сильнейший приступ ипохондрии. Гоголь погрузился в непрестанные молитвы, практически отказался от пищи, жаловался на слабость и недомогание и утверждал, что смертельно болен, хотя врачи никакой болезни, кроме небольшого желудочно-кишечного расстройства, у него не диагностировали. В ночь с 11 на 12 февраля писатель сжег свои рукописи (на следующее утро он объяснил этот поступок происками лукавого), далее состояние его постоянно ухудшалось. Лечение (не слишком, впрочем, профессиональное: пиявки в ноздрях, обертывание холодными простынями и окунание головы в ледяную воду) положительных результатов не дало. 21 февраля 1852 года писатель скончался. Истинные причины его смерти так и остались неясны. Однако же, вероятнее всего, Гоголь попросту довел себя до полного нервного и физического истощения — не исключено, что своевременная помощь психиатра могла бы спасти ему жизнь.
Идеи, подаренные миру: Специфическая любовь к маленькому человеку (обывателю), состоящая наполовину из отвращения, наполовину из жалости. Целый букет удивительно точно найденных русских типажей. Гоголь разработал несколько ролевых моделей (наиболее яркие — персонажи «Мертвых душ»), которые вполне актуальны до сих пор.
гении

Пациент 8:
Ги де Мопассан
Французский писатель (1850-1893)
Диагноз: Прогрессивный паралич мозга. Симптомы: Ипохондрия, суицидальные наклонности, припадки буйства, бред, галлюцинации.
История болезни: Всю жизнь Ги де Мопассан страдал ипохондрией: он очень боялся сойти с ума. С 1884 года у Мопассана начались частые нервные припадки и галлюцинации. В состоянии крайнего нервного возбуждения он дважды пытался покончить с собой (один раз при помощи револьвера, второй — при помощи ножа для бумаг, оба раза неудачно). В 1891-м писатель был помещен в клинику доктора Бланша в Пасси — там он и прожил в полусознательном состоянии до самой смерти.
Идеи, подаренные миру: Физиологизм и натурализм (в том числе эротический) в литературе. Потребность неустанно бороться с бездуховным обществом потребления (своеобразных клонов «Милого друга» усердно воссоздают ныне здравствующие французские писатели Мишель Уэльбек и Фредерик Бегбедер, старается не отставать и наш Сергей Минаев).
гении

Пациент 9:
Вирджиния Вульф
Английская писательница (1882-1941)
Диагноз: Депрессия, галлюцинации, кошмары.
Симптомы: Находясь в глубокой депрессии, Вирджиния жаловалась на то, что все время «слышит голоса птиц, поющих на оливах Древней Греции». Часто и подолгу не могла работать из-за бессоницы и кошмаров. С детства страдала суицидальными наклонностями.
История болезни: Когда Вирджинии исполнилось 13 лет, она пережила попытку изнасилования со стороны ее кузенов, гостивших в доме. Это положило начало стойкой неприязни к мужчинам и к физической стороне отношений с ними на протяжении всей жизни Вирджинии. Вскоре после этого от воспаления легких скоропостижно скончалась ее мать. Нервная, впечатлительная девочка от отчаяния попыталась покончить с собой. Ее спасли, но глубокие, затяжные депрессии стали с тех пор частью ее жизни. Сильный приступ психического расстройства настиг юную Вирджинию и после смерти отца в 1904 году. Эмоционально-откровенные письма и произведения Вирджинии Вульф дают основания для вывода о нетрадиционной сексуальной ориентации писательницы. Однако это не совсем так. Вследствии пережитой в детстве трагедии, страха, который она испытывала перед мужчинами и их обществом, она влюблялась в женщин — но при этом питала отвращение ко всем формам близости, в том числе и с ними, не выносила объятий, не позволяла даже рукопожатий. Будучи 29 лет замужем за Леонардом Вульфом (причем этот брак считается образцовым с точки зрения преданности и эмоциональной поддержки супругами друг друга), писательница, по некоторым сведениям, так и не смогла вступить в супружеские отношения со своим мужем. В начале 1941 года ночная бомбардировка Лондона разрушила дом писательницы, сгорела библиотека, едва не погиб любимый муж — все это окончательно расстроили ее нервную систему, врачи настаивали на лечении в психиатрической клинике. Не желая, чтобы остаток своей жизни муж провел в заботах, связанных с ее помешательством, она 28 марта 1941 года исполнила то, что не раз описывала в своих произведениях и что не раз пыталась осуществить на практике — покончила с собой, утопившись в реке Оус.
Идеи, подаренные миру: Новаторство в способах изложения преходящей мирской суеты, отображения внутреннего мира героев, описание множества путей преломления сознания — произведения Вирджинии Вульф вошли в золотой фонд литературного модернизма и принимались с восторгом многими современниками. Верная ученица Толстого, она разрабатывала и довела в английской прозе до совершенства «внутренний монолог».
гении

Пациент 10:
Сергей Есенин
Русский поэт (1895-1925)
Диагноз: Маниакально-депрессивный психоз (МДП).
Симптомы: Мания преследования, внезапные вспышки ярости, неадекватное поведение (поэт прилюдно крушил мебель, бил зеркала и посуду, выкрикивал оскорбления). Несколько случаев есенинского помрачения не без смака описал в своих воспоминаниях Анатолий Мариенгоф.
История болезни: Из-за часто повторявшихся приступов МДП, провоцируемых, как правило, чрезмерным употреблением спиртного, Есенин несколько раз проходил лечение в психоневрологических клиниках — во Франции и в России. Лечение, к сожалению, не оказало на пациента благотворного действия: через месяц после выписки из клиники профессора Ганнушкина Есенин покончил с собой, повесившись на трубе парового отопления в ленинградской гостинице «Англетер».
Идеи, подаренные миру: Новые интонации в поэзии. Есенин сделал стилистической нормой, со слезой и всхлипами, любовь к деревне и деревенскому жителю (прямые его последователи не в стилистическом, но в идеологическом смысле — «деревенщики»). Есенин, много работавший в жанре городского хулиганского романса, по сути, задал канон современного русского шансона.

ГУРИЕВ ПРЕДСКАЗАЛ БУДУЩЕЕ РОССИИ

РЕЖИМ НЕ ПРОСУЩЕСТВУЕТ СЛИШКОМ ДОЛГО. ГУРИЕВ ПРЕДСКАЗАЛ БУДУЩЕЕ РОССИИ

 

Глава ЕБРР выступил на Гражданском форуме
Режим не просуществует слишком долго. Гуриев предсказал будущее России

Выступление экс-ректора РЭШ, ныне главы Европейского банка реконструкции и развития, Сергей Гуриева – безусловно, стало одним из самых интересных событий  сегодняшнего Общероссийского гражданского форума. Экономист, эмигрировавший во Францию после активизации так называемого второго дела ЮКОСа, впервые появился на крупном мероприятии в России.

Экономист Сергей Гуриев предсказал будущее России
 
 
Мы публикуем выдержки из доклада «Роль цензуры и пропаганды в современных автократиях», который ученый презентовал по скайпу на площадке Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина.
Об отличии современных недемократических режимов от диктатур прошлого
"Если мы посмотрим на нашу страну и вокруг, то поймем, что ситуация с недемократическими режимами за последние 30 лет сильно изменилась.
Под словом "диктатуры" мы подразумеваем что-то похожее на сталинский Советский Союз или на Китай Мао, где есть режим, который удерживает власть насилием и, как правило, использует идеологию – набор принципов, идей, стереотипов, которые позволяют отказаться человеку от своих интересов в пользу так называемого блага.
Диктаторы прошлого всегда использовали идеологию, в некоторых случаях не очень хорошо сформулированную, и насилие в больших масштабах. Мы хорошо знаем Сталина или Гитлера, но даже латиноамериканские диктатуры 60-х 70-х годов людей убивали тысячами или десятками тысяч".
"Сегодня большинство недемократических режимов отказались от массовых репрессий, остались только точечные репрессии. В СССР оппонентов Сталина сажали, сегодня такие режимы пытаются сказать: “У нас демократия, у нас есть выборы и если политики не добиваются успехов, то это только потому, что они непопулярны”.
"Диктаторы прошлого носили военную форму, потому что режим был основан на власти спецслужб и армии.
Сегодняшние автократы носят серые дорогие костюмы и галстуки, они выглядят как гражданские люди и пытаются не запугать общество, а быть популярными. Потому что сегодня у человека, живущего в Турции или в Иране, гораздо больше информации о том, что происходит в Европе или в Америке.
И этому человеку нужно объяснить, почему он живет не так богато, как там. Поэтому современные недемократические режимы не запугивают человека, а пытаются ему понравится, и делают это с использованием информации".
О пропаганде, подкупе и цензуре
"Для того, чтобы такой режим работал, необходимо, чтобы большинство людей думало, что у власти стоит компетентный лидер, что он лучшее, на что они могут рассчитывать.
Нужно убедить их, что если и есть какая-то оппозиция, то если она придет к власти, будет хуже. Для того, чтобы донести этот месседж своим гражданам, режим тратит огромные деньги.
Естественно, в любой стране есть люди, которые понимают, что это ложь. Если их большинство, то режим заканчивает существование довольно быстро. Если их меньшинство, то у режима есть два рычага, чтобы с ними справится: подкуп и цензура.
Примером таких режимов можно считать режим Ли Куан Ю в Сингапуре и режим Фухимори в перу. У Фухимори был, как бы мы сейчас сказали, глава внутреннего управления Монтесинос. Он понимал, что СМИ – это самое главное, он подкупал сенаторов, парламентариев, оппозиционных журналистов и политиков, судей.
Так как Монтесинос не доверял этим людям, он брал с них расписки типа “Я такой-то такой-то, получил от Монтесиноса столько-то денег, за то, что я перейду из своей оппозиционной партии в провластную партию в парламенте”. Он записывал свои сделки и на видео.
После того, как режим рухнул, архив Монтесиноса попал в СМИ и теперь мы знаем, что самым главным для него был подкуп медиа. Он платил миллионы долларов владельцам телеканалов и журналистам.
Для него самым главным было не столько заставить оппозиционных лидеров замолчать, сколько не показать их по телевизору. Он говорил, что не важно, случилась или нет пресс-конференция оппозиционного лидера, главное, что ее не показали по телевизору, раз ее не показали по телевизору, значит, ее не было".
Об экономике, холодильнике и телевизоре
"Мы попытались построить теорию о том, сколько могут просуществать такие режимы. Возможно, что вполне рациональные избиратели продолжают поддерживать режим, если тратится много денег на пропаганду, цензуру. Мы полагаем, что это не бесконечно".
"Народ смотрит и в холодильник, и в телевизор, и у режима начинает не хватать денег, чтобы финансировать и холодильник, и телевизор одновременно.
В пропаганде есть два равновесия: либо режим использует подкуп и пропаганду, соответственно, тратит больше денег и вероятность его выживания выше. Либо режим использует пропаганду и цензуру, тратит меньше денег, но вероятность его выживания меньше.
Российский режим переключился во второе равновесие. Если главное – это не подкуп, а цензура, то вы реагируете на внешние шоки, падают темпы экономического роста, режим реагирует на это закручиванием.
Наша теория предсказывает, что не нужно ждать либерализации законодательства и оттепели.
Если цены на нефть не поднимутся, то не стоит ждать, что режим просуществует слишком долго. Большинство граждан поймет, что в холодильнике пусто, несмотря на красивую картинку в телевизоре".
О военной операции в Сирии
"Зачем нужна война в Сирии? Посчитайте, сколько самолетов разместила Россияв Сирии - несколько десятков. Этого достаточно, чтобы непрерывно показывать по телевидению бомбардировки позиций врагов сирийского правительства.
Этого не достаточно, чтобы разбомбить ИГИЛ (запрещено в России - "МК"). Это, скорее, пропагандистская война, которая нужна, чтобы убедить российских граждан в том, что есть объяснение тому, почему нам нужно затягивать пояса. Мы окружены врагами. Эти враги есть и на Западе, и на востоке Украины, на Ближнем востоке, поэтому не нужно удивляться, что в холодильнике еда не очень высокого качества. Не нужно удивляться, что цены растут, реальные доходы падают, а экономического роста больше нет".

ЦЕЛЬ ТЕРРОРА - ПАНИКА И СТРАХ



 Автор: Яков Шаус Фото:Проект Викимедиа 8 комментариев

Кому помогают паникеры и крикуны?

Два теракта, совершенные арабскими террористами в четверг, вызвали очередную истерику в израильских СМИ. Не только левые, но и правые политики пытаются повысить свой рейтинг, визгливо обрушиваясь на премьер-министра. Не всегда ведут себя по-мужски и рядовые граждане...
Каждый теракт вызывает шок. Но сообщение о том, что совершен теракт в тель-авивском “Бейт-Панорама”, ударило меня особенно больно.
В этом огромном здании на бульваре Бен-Цви в январе 1991 года я начинал свою израильскую трудовую биографию. Меня приняли в газету “Спутник”, редакция которой располагалась на шестом этаже. Это была серьезная “толстая” газета, выходившая два раза в неделю. (После ее закрытия рекламное издание, распространявшееся в “русских” магазинах, купило у владельцев “Спутника” право на использование названия их газеты). Подобралась сильная команда: Дима Сливняк, Саша Гольдштейн, Люба Магина, Саша Майстровой, командовали нами редакторы Давид Шехтер и Велвл Чернин. Нас переполняли энергия и оптимизм.
Но сейчас мне вспомнилось, что в те времена этот район на границе с Яффо казался раздражающе скучным. И тогда в Израиле бывали теракты, но это случалось крайне редко и не держало людей в напряжении. Каждый день, экономя на автобусных билетах, я неторопливо шел на работу пешком. Неподалеку останавливались автобусы, привозившие из сектора Газа сотни арабов, которые трудились в многочисленных окрестных мастерских. Вечером их увозили назад. Никому в голову не приходило, что они могут представлять угрозу.
Угроза пришла из далекого Ирака. Несколько раз к концу работы раздавалась сирена. Сначала мы по инструкции натягивали противогазы, а потом перестали дурить и увлеченно наблюдали с шестого этажа, как установленная неподалеку батарея “Патриотов” сбивала “Скады”.
Сегодня израильтянин чувствует себя в Яффо, как в Иерусалиме. Без нужды туда не сунется. Впрочем, ни в центре Тель-Авива, ни в Ришон ле-Ционе, ни в Раанане уже никто не защищен. В любой точке Израиля на тебя может броситься араб с ножом. Увы, у части израильтян в такой ситуации сдают нервы, а некоторые политики хладнокровно рассчитывают: как бы побольней лягнуть правительство и повысить собственный рейтинг.
Левые верны себе: “Правые экстремисты, захватившие власть, отказались от продолжения мирного процесса и лишили надежды жителей автономии, которые от отчаяния прибегают к крайностям. Единственный путь к прекращению насилия — возобновление переговоров с ПА”.
Безнравственность “миротворцев” проявляется не только в доносах на свою страну, посылаемых в международные “правозащитные” организации, не только в передаче за рубеж украденной в ЦАХАЛе секретной информации, которая становится доступной и террористам! Как утверждают в последнее время израильские СМИ, многочисленные уголовные дела, по которым проходил Эхуд Ольмерт, состряпали потому, что он был близок к подписанию мирного договора с Абу-Мазеном! Если бы перед следующими выборами Ольмерт был на свободе и баллотировался в Кнессет, весь “лагерь мира” дружно агитировал бы за кандидата в премьер-министры, которого суд признал виновным в позорных преступлениях.
Самые хитрые левые так топорно не высказываются. Они для вида сурово осуждают террор и с пафосом говорят: “Пора отделиться от них железной стеной”. Извините, а как мы проведем линию, по которой пройдет железная стена? Это “зеленая черта”? Так ведь отдать занятые из-за арабской агрессии территории Израиль мог сразу после Шестидневной войны. Но с какой стати мы должны отступать к “границам Освенцима”, если мы сильней наших врагов, а они продолжают нападать на нас! В мировой истории не было подобных прецедентов.
Наряду с левыми “стратегами” желанным гостем в телестудиях стал Авигдор Либерман. Журналисты не могут на него нарадоваться: в правое правительство не вошел, сидит в оппозиции с “хорошими” партиями, а уж как ругает Нетаниягу!
У Либермана всегда все просто. Он бичует Нетаниягу за бездействие. Он требует ввести смертную казнь для террористов, убивших израильтян. Глава НДИ заявляет, что надо было доводить до полного разгрома ХАМАСа операцию “Нерушимая скала”. Сегодня он предлагает ввести ЦАХАЛ в Хеврон и проводить там зачистку в каждом доме. А почему раньше лидер НДИ не был так радикален, почему он охотно входил в правительства Нетаниягу и даже создавал общий блок с "Ликудом"? И что зачищать в Хевроне — а заодно во всех населенных пунктах ПА и в Восточном Иерусалиме, если сейчас в большинстве нападений на израильтян используются ножи? Ведь это оружие ни к чему прятать дома — его можно спрятать под любым камнем по дороге к месту теракта. Вряд ли реально отнять у всех арабов машины, чтобы положить конец терактам-наездам.
Что касается смертной казни за убийства израильтян, то это проблема не только моральная. Закон един для всех. Применять ли высшую меру к безумным еврейским экстремистам? Предложит ли кто-нибудь казнить Игаля Амира?
Странно, что главный обличитель премьер-министра не вспоминает о чудодейственном средстве против террора, которое он рекламировал в бытность министром транспорта. Тогда он предложил установить в дверях автобусов громоздкие вертушки, чтобы они мешали террористам проникнуть внутрь! Но ровно в такой же степени эти приспособления затрудняли честным израильтянам вход в общественный транспорт, не говоря о быстром выходе из оного в случае возникновения террористической угрозы. Недаром этот патент давно забыт...
Некоторые израильские журналисты с атрофированными мозгами в пику Биби идиотически орут: “Нам нужен Путин — только он способен усмирить террористов!”.
При Путине террористы устраивают взрывы в метро, аэропортах, на вокзалах и убивают политиков рядом с Кремлем. Исламский террор правит Северным Кавказом. “Привет из России” мы получили сразу после теракта в “Бейт-Панорама”. Российские телеканалы и интернет-сайты радостно (!) сообщили, что террористы напали в Тель-Авиве на редакцию телеканала Russia Tоday. Можно представить, какое вдохновение охватило руководительницу этого лживого канала Маргариту Симоньян: ИГИЛ хозяйничает в Израиле и мстит беззащитным российским журналистам за принципиальную борьбу Путина с террором! Офис Russia Today действительно находится в “Бейт-Панорама”, но там сотни контор и торговых заведений. Террорист пришел туда убивать евреев. Русское телевидение его не интересовало.
Левые СМИ и политические противники Нетаниягу заинтересованы не в эффективной борьбе с террором, а в дискредитации правительства "Ликуда". К сожалению, на эту мельницу льют воду и, извините, сопли многие русскоязычные израильтяне — даже называющие себя правыми. Почитайте “русскую” прессу, пройдитесь по “русским” социальным сетям — всюду истерический визг по поводу беззащитности граждан Израиля и столь дружные нападки на Нетаниягу, что не остается сомнений насчет того, кто направляет эти филиппики. Эти крикуны не разделяют требование, звучащее среди более сильных духом “русских”: упростить получение оружия израильтянами, чтобы они могли защищаться. Оружие паникеров — подлое натравливание. Мол, премьер-министр не думает о соотечественниках — его самого окружает кольцо телохранителей, а на улицах убивают нас!
Да, в случае опасности охраняют прежде всего руководителей страны, а не кухарок. Но мы помним, что в Израиле не застрахованы от нападений ни глава правительства, ни министры. Увы, к каждой кухарке не приставишь охранника. Если ей страшно, пусть заказывает по телефону продукты и сидит дома.
Старожилы страны ведут себя достойней. Они пережили много войн, вспышек террора и понимают, что в экстремальных ситуациях нельзя терять самообладания.
Без сомнения, Нетаниягу есть за что критиковать. Но сейчас идет война, каждый день происходят столкновения с врагом. В любой стране во время войны прекращаются политические распри. Да и нельзя не задаться вопросом: кто из наших политиков сегодня проявил бы себя лучше, чем Нетаниягу, на посту премьер-министра? Левые немедленно начали бы переговоры с Абу-Мазеном, что привело бы к новой волне террора. Либерман не мог бы ничего сделать, так как с ним отказывается общаться весь арабский мир из-за придуманных им в начале политического пути подростковых речевок. К тому же мы помним, как беспомощен был в борьбе с террором министр внутренней безопасности Ааронович (НДИ).
В нынешней “интифаде ножей” участвуют в основном молодые парни, родившиеся после Осло. Этих убийц не образумило бы возобновление мирных переговоров, потому что их толкает на преступления не мечта о палестинском государстве, а религиозный фанатизм, который они впитали в школах автономии. Все они тупо твердят, что евреи хотят взорвать мечети на Храмовой горе. Появление этого поколения Израиль проморгал. Наши правые лидеры вяло упоминали подстрекательство в школах ПА, но не выдвигали на первый план требование прекратить его. Левые же оправдывают антиизраильское воспитание даже в израильских школах — и арабских, и еврейских, называя это защитой плюрализма и свободы слова.
С мальчишками, вооруженными ножами, бороться трудней, чем с террористами-смертниками. Те получали стволы и взрывчатку от террористических структур, информацией о которых располагали израильские спецслужбы. Теперь практически невозможно предупредить нападения на израильтян.
Но террор можно победить. Надо увеличить численность полиции и спецслужб, установить больше блок-постов и наблюдательных пунктов. Правительство действует в этом направлении. Без сомнения, требуется ужесточить наказания, в том числе семьям убийц. Конечно, террористы должны знать, что если они получат длительный тюремный срок или пожизненное заключение, их никогда и ни при каких условиях досрочно не освободят.
Хватит причитаний о бедственном положении наших арабских соседей, доведенных до отчаяния нищетой. Террорист, убивший евреев в “Бейт-Панорама”, работал неподалеку в ресторане. В его одурманенной ненавистью голове не было ни опасения оставить свою семью без поддержки, ни тем более благодарности к Израилю за предоставленную возможность заработка.
Кстати, у этого убийцы, проживающего в Хевроне, было разрешение на работу в Израиле. В связи с этим задумываешься: у нас не хватает рабочих рук в строительной сфере, в сельском хозяйстве, не говоря о дефиците программистов, но неужели для процветания израильской экономики так необходимо пускать в пределы “зеленой черты” потенциальных террористов, чтобы хозяева забегаловок получали дешевых чернорабочих? Да и кто выдает эти разрешения? Кто подкупает своих избирателей, контролирующих общепит в Южном Тель-Авиве?
Прискорбно, что борьбу с террором затрудняют не только политическое соглашательство и демагогия, не только нерешительность лидеров, но и наша израильская коррупция!
Источник:"LiveJournal"


Мнение авторов публикаций может не совпадать с мнением редакции сайта

США СОГЛАСИЛИСЬ, ЧТО ХОЛОКОСТ БЫЛ В 1985 ГОДУ

Правда без срока давности


20.11.2015

Американский суд впервые признал факт Холокоста всего 30 лет назад. Произошло это благодаря венгерскому еврею Мелу Мермельштейну, который смог собрать все необходимые документы, подтверждающие смерть его семьи и тысяч других человек в газовых камерах Освенцима. Он выиграл дело и получил в качестве компенсации 90 тысяч долларов от Института пересмотра истории, который в Холокосте и сомневался. Впрочем, как ни ужасно, сомневается он в нем до сих пор.

35 лет назад Институт пересмотра истории (Institute for Historical Review), расположенный в американском штате Калифорния, распространил во всех изданиях сообщение, что готов выплатить 50 тысяч долларов любому, кому удастся предоставить доказательства того, что евреев убивали газом в Освенциме. Причем, как можно догадаться из формулировки, сделано это было не для того, чтобы донести миру шокирующие моменты трагедии и сохранить свидетельства Катастрофы для потомков. Напротив, считая это невозможным, IHR представил свои доводы несостоятельности и надуманности таких обвинений к нацистам, тем самым отрицая не только масштабы Катастрофы, но и ее наличие как таковой.
В мире на тот момент еще не были распространены уголовные наказания за отрицание Холокоста. Так, к примеру, только на этой неделе решением суда Германии известная в стране сторонница неонацизма Урсула Хавербек была уличена в отрицании Холокоста и приговорена к тюрьме. Правда, всего к девяти месяцам тюрьмы в связи с преклонным 87-летним возрастом. Впрочем, в США и сегодня нет закона, преследующего подобные деяния, поскольку свободное выражение своих взглядов защищено Первой поправкой к Конституции Соединенных Штатов.
Этой же поправкой и именно «во имя нее» прикрывает свою «миссию» IHR и поныне. Цель организации демонстративно озвучивается при любом удобном случае как «миссия в содействии осведомлению мировой общественности о наиболее важных аспектах истории двадцатого века путем правдивого предоставления информации о причинах, характере и последствиях войн, конфликтов, их справедливой оценке». Сегодня IHR считается одной из ведущих организаций, отрицающих Холокост, и вбирает в свои ряды антисемитов и неонацистов всего мира. Тогда же институт существовал всего два года (его в 1978 году основали Дэвид МакКальден, бывший член Британского национального фронта, и еще один политик Уиллис Карто, бывший лидер американских ультраправых) и сделал себе громкую рекламу заявлением о недоказуемости Холокоста. Демонстративно внеся указанную сумму в 50 тысяч долларов на депозит в банке, представители IHR уверенно заявили о ее «вечной неприкасаемости». Просто «из-за отсутствия в принципе такого факта в истории, как Холокост».
Это заявление среди сотен тысяч других жителей Америки прочитал и Мел Мермельштейн. Мел перебрался в США после окончания Второй мировой войны. Здесь он основал собственный успешный бизнес, счастливо женился на американке, создал крепкую семью, у него четверо детей. Но за спиной он имел непростую личную историю. Мел родился 25 сентября 1926 года в Чехословакии и был четвертым ребенком в еврейской семье. В 1944 году его семья и другие члены еврейской общины были депортированы в концлагерь Освенцим, где в первые же дни в газовых камерах были убиты две его сестры и мать. Он же вместе с отцом и братом, по его собственным воспоминаниям, были вынуждены работать, как рабы, и пытались выжить, несмотря на скудный рацион, антисанитарию и, как следствие, частые вспышки тифа. В таких условиях отец его вскоре заболел. «Перед смертью он сказал нам, что верит, что мы выживем, – написал в своей автобиографической книге By Bread Alone Мермельштейн. – И взял с нас слово, что мы представим миру свидетельства тех преступлений, которые происходили с нами, на наших глазах».

К сожалению, брату Мела выжить не удалось. В живых остался лишь Мел, которого перевезли в Бухенвальд, где ему посчастливилось дожить до освобождения.
Как только бизнес его в США пошел в гору, он сразу же, во имя клятвы отцу, основал в стране Музей Холокоста, наполненный памятными вещами о людях, которые умерли в лагерях: фотографиями жертв, списками имен, обрывками одежды, кусками колючей проволоки, сложенными в форме Звезды Давида. Кроме того, Мермельштейн договорился с местными школами и время от времени читал школьникам лекции о собственном опыте в Освенциме.
И вот человек, переживший и воочию наблюдавший ужасы Катастрофы, читал со страниц газет кощунственные заявления псевдоученых. Мало того, как основатель Музея Холокоста, вскоре он получил и личное письмо, в котором Институт пересмотра истории «любезно приглашал» его присоединиться к «поиску доказательств, способных убедить беспристрастный комитет, что хотя бы один еврей нашел смерть в концлагере от рук немцев». В письме они также еще раз подчеркивали, что «глубоко убеждены»: евреев сгоняли в лагеря лишь потому, что они были «опасными для общества дебоширами», и умирали они там от тифа, а не «от газовых камер».

Мермельштейн был возмущен. Собрав все имеющиеся у него документы, подтверждавшие его нахождение в лагерях смерти, гибель его родных в газовых камерах, он разослал их копии в газеты. Однако IHR заявил об их недостоверности, отказавшись выплачивать обещанное вознаграждение. Мермельштейн и не подумал сдаваться. Он отправился сразу к нескольким адвокатам, обратился в несколько правозащитных организаций. Поначалу все отговаривали его от того, чтобы затевать суд с IHR. Все боялись, что с мощной юридической поддержкой сотрудники института высмеют Мермельштейна, выиграют суд, и тогда случится непоправимое – на их стороне окажется и сила юридического слова. Тем не менее Мермельштейн был уверен, что победа будет за ним. И он решился на публичный суд.
В ходе судебных процессов и изучения представленных документов никаких проблем у Мермельштейна не возникло. Суд безоговорочно признал их подлинность, установив факт убийства в газовых камерах родных Мела, признав этот факт бесспорным и не подлежащим сомнению. Выплатив Мермельштейну сверх обещанной суммы в 50 тысяч долларов еще 40 тысяч долларов в качестве компенсации за моральный ущерб, IHR опубликовал письма в изданиях с персональными извинениями. Еще через шесть лет в США вышел фильм «Никогда не забыть», рассказывающий в деталях о судебном процессе против Института пересмотра истории. Мел Мермельштейн сыграл в нем своего отца.

Однако, к сожалению, извинения перед одним человеком не означали извинения перед остальными выжившими и лишившимися родных. Тем более это не означало отказа от отрицания Холокоста. IHR продолжил свою «миссию» ревизии истории. Через книги, листовки, выпускаемые ими журналы и интернет они и ныне заполняют некоторые умы информацией о том, что массового уничтожения евреев нацистами никогда не происходило. Плохо информированные люди впитывают доклады этих псевдоученых-ревизионистов, ораторствующих с трибун проводимых ими международных конференций. Так, француз Поль Рассинье, один из основателей ревизионистской школы, утверждал, что во время Второй мировой войны погибло лишь от 500 000 до миллиона евреев, причем большинство из них умерло вследствие плохих физических условий, а не в результате систематических действий нацистов. А американский ревизионист Артур Бутц полагал, что в это время пропали лишь 350 000 евреев. Более того, некоторые из них вовсе не погибли, а просто утратили контакт со своими семьями, не были убиты, а нелегально иммигрировали в США, изменили имя и влились в американскую жизнь, стерев все следы своего прошлого. Они и их последователи утверждают, что дневники, свидетельства и фотографии, посвященные Катастрофе, недостойны доверия и вообще полностью лживы.

Меньше их присутствие там, где или отрицание Холокоста объявлено вне закона, или культура общества выше. Больше там, где такого закона и культуры нет. Аргументация тех, кто отказывается принять закон о запрете отрицания Холокоста, как правило, одна и та же – свобода слова. По мнению политиков, препятствующих принятию таких законов, «слово» может быть неверным, неподтвержденным, заслуживающим порицания, но его ограничение возмутительно. Вследствие этого, например, главный судья Испании Адольфо Прего де Оливеро Толивар отменил ранее принятый закон об ответственности за отрицание Холокоста. Подытожив свою речь, он заявил: «Мы не можем наказывать тех, кто просто распространяет идеологию, независимо от того, к чему эта идеология может привести». К сожалению, стран-участниц клуба защиты такого «слова» много. К счастью, людей, не принимающих такую идеологию и даже не уделяющих ей внимание, многократно больше.


Алексей Викторов
http://www.jewish.ru/
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..