воскресенье, 29 марта 2015 г.

САУНА ЛЕЧИТ


Ученые из Университета восточной Финляндии пришли к выводу, что регулярное посещенеие сауны уменьшает риск сердечных приступов у мужчин среднего возраста на 63%.
В исследовании приняли участие более 2 000 мужчин в возрасте от 42 до 60 лет, живущих в Финляндии. Наблюдения за их здоровьем проводились в течение 21 года. За это время 190 человек скоропостижно скончались из-за проблем с сердцем, 281 человек умер от ишемической болезни сердца, 407 — вследствие сердечно-сосудистых заболеваний и еще 929 человек — «по различным причинам». Анализ всех данных показал, что для мужчин, регулярно посещавших сауну, часть рисков была меньше, чем для остальных. Так, риск острой сердечной недостаточно для тех, кто ходил в сауну 2-3 раза в неделю, снижался на 22%, а для тех, кто посещал сауну 4-7 раз в неделю – на 63%.
Аналогичная статистика характерна для смертей от ишемической болезни сердца: 2-3 еженедельных визита в сауну уменьшали риск смерти на 23%, а 4-7 — на 48%. А риск смерти от сердечно-сосудистых заболеваний в первом случае уменьшался на 27%, во втором — на 50%. И чем больше времени человек проводил в сауне, тем сильнее оказывалось воздействие.
Правда, что именно оказывает такое влияние, ученым выяснить пока не удалось — для этого необходимо провести дополнительные исследования. Это может быть жар сауны, возможность расслабиться или просто возможность жить довольно расслабленной жизнью, позволяющей проводить время в сауне ежедневно. 
Сауна для Финляндии — не просто место для мытья. Финская пословица гласит: «Сначала построй сауну, а потом дом». Саун в Финляндии больше, чем автомобилей. Они есть в каждом жилом доме, офисе, правительственном здании. Если для россиян поход в баню — событие, то для финнов — такой же ежедневный ритуал, как почистить зубы или выпить кофе. Больше о финской сауне можно узнать здесь.
Саун в Финляндии больше, чем автомобилей. Они есть в каждом жилом доме, офисе, правительственном здании. Если для россиян поход в баню — событие, то для финнов — такой же ежедневный ритуал, как почистить зубы или выпить кофе Саун в Финляндии больше, чем автомобилей. Они есть в каждом жилом доме, офисе, правительственном здании. Если для россиян поход в баню — событие, то для финнов — такой же ежедневный ритуал, как почистить зубы или выпить коф
С. Лахути
Источник: vokrugsveta.ru

ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА 28 МАРТА



Время выхода в эфир: 28 МАРТА 2015, 19:09

АВТОРСКАЯ ПЕРЕДАЧА
Юлия Латынина Юлия Латынинаобозреватель "Эха Москвы"
8
Ю.Латынина
 Добрый вечер. В эфире – Юлия Латынина как всегда в это время по субботам. В Санкт-Петербурге прошел слет нацистских (будем говорить своими словами), нацистских европейских партий, который, в частности, как я понимаю, избрал делегатов, которые примут участие в праздновании 70-летия Победы над собой. В общем, круто. Телеканал «Дождь» выгоняют с эфира за неудачный вопрос о блокаде, а сами проводят в этом самом блокадном Питере слет нацистов. Люди, которые кидают зиги и говорят, что Гитлер – великий общественный деятель, примут участие в Параде Победы, а Меркель и Обама – нет.

Собственно, начну с самого начала. Значит, у нас тут неделю назад Владимир Познер опубликовал на «Эхе» замечательную колонку про марш легионеров СС в Латвии, что, дескать, вот, как можно: Обама, Меркель не осуждают. Такая колонка, ну, совершенно демагогическая, потому что латышский Ваффен СС европейцы не осуждали (подчеркиваю, не осуждали). Не то, что там в 2000-х годах, а еще в 1946 году было сделано исключение для латышских частей Ваффен СС, потому что когда в 1946 году Нюрнбергский трибунал назвал Ваффен СС криминальной организацией, он сделал исключение для тех людей, которые участвовали в нем в рамках всеобщей воинской повинности. И всегда союзники исключали из, собственно, СС латвийский и эстонский легион. Даже этот латвийский легион принимал участие в Нюрнбергском трибунале не в качестве подсудимых, а в качестве сторожей. И более того, даже в Советском Союзе латышский легион рассматривался не, собственно, как СС, а вот как части, которые были забриты насильно в армию.
Не говоря уже, собственно, о том, что какой там Познер, да? Вот, есть Центр Симона Визенталя, который говорит, что – цитирую – «никто никогда не говорил, что человек, который был в латышском легионе СС, за это должен быть привлечен к ответственности. Это неправда. Мы знаем, что латышский легион СС был создан в марте 1943 года. Некоторые из людей, которые были членами легиона СС, ранее участвовали в преступлениях против евреев. И когда мы говорим, что мы хотим этих людей призвать к ответственности и судить, то это происходит из-за тех преступлений, которые они совершили в 1941-м и 1942-м, а не потому, что они были в легионе СС».
Вот, еще раз повторяю, это Центр Симона Визенталя. Ну, уж, наверное, это люди, которые блюдут интересы евреев покруче тележурналиста Познера. Познер может не беспокоиться, если не беспокоится Центр Визенталя.
Разумеется, эти люди совершали военные преступления как и почти все армии Второй мировой войны. Вот, например, Красная армия в Восточной Пруссии, когда наступала, то (почитайте мемуары Рабичева «Война всё спишет») вокруг дорог лежали мертвые штабеля изнасилованных немок. Подчеркиваю, «штабеля мертвых и изнасилованных немок».
Тем не менее, мы не признаем Красную армию преступной организацией. Хотя, у нас возникает вопрос «А, вот, как получилось, что в Восточной Пруссии все 15 миллионов немцев, которые там жили, убежали, а те, которые не убежали, куда-то делись? И куда они делись? Их что, убили украинские фашисты, десантировавшись во времени?»
Понятно, да? Позиция по поводу легионов, западная позиция с самого начала, с 1946 года по поводу латышского легиона, что это были люди, которых забрали по подписке, то есть это была военная часть. И кроме этого, проблема этих людей (многих) заключалась в том, что поскольку Советский Союз оккупировал Латвию, то немцы выступили для них как люди, которые освободили латышей от советской, сталинской оккупации, которая стоила жизни чрезвычайно многим латышам и которая чрезвычайно многих сослала. И в такой ситуации они были готовы заключить пакт с самим дьяволом.
ЛАТЫНИНА : «Дождь» выгоняют с эфира за неудачный вопрос о блокаде, а сами проводят в эПитере слет нацистов
Ну а сейчас самое главное другое. Представим себе, что латышский СС были все как один добровольные звери и палачи. Латвия – демократическое государство, она не может регулировать процесс свободы слова и процесс свободы собраний. Между прочим, Рижская Городская Дума запретила марш легионеров. Членам правительства запрещено принимать участие в марше легионеров – членов правительства за это увольняют. Демократическое государство ничего не может сделать со свободой митингов, в том числе и нацистских митингов.
Напротив, в Питере состоялся съезд неонацистских партий, маргиналов и неонацистов. Их встречали примерно такие же товарищи как и заграничные. Например, замечательный человек по имени Мильчаков, который еще до того, как он поехал воевать в Донбасс, фотографировался, как он режет щенка. И там были многочисленные фашистские все истории. И, вот, все эти замечательные люди кидали зиги сначала Гитлеру, а потом Путину.
Вот, еще раз, давайте называть своими словами. Это нацисты. У нас есть куча левых, которые называют нацистами вполне нормальные движения. Но это не английская UKIP, это не Марин Ле Пен, это вот совсем маргиналы типа партии шведов, которая получила в 2014 году аж 4 тысячи голосов избирателей. Была основана в 2009-м, собственно, Нацистской национал-социалистической шведской партией, Национал-социалистический фронт после того, как власти Швеции запретили предыдущую партию.
Датская партия опять же основана членами Национал-социалистического движения Дании, которое в свою очередь идет от датской нацистской партии DNSAP, то есть просто, вот, по образу и подобию гитлеровской.
«Золотая заря» Греции, члены которой открыто восхищаются Гитлером, употребляют для приветствия нацистский салют. Только арийцы по крови и греки по происхождению могут претендовать на членство в партии.
Британская национальная партия, которая отрицает Холокост. Национал-демократическая партия Германии – но эти получили, надо сказать, на выборах в Бундестаг аж больше чуть-чуть процента голосов. Лидер ее Удо Фойгт также является депутатом Европарламента. Это как раз тот самый человек, который считает Гитлера великим немецким государственным деятелем, и партия его – цитирую – «преклоняется перед мужественными солдатами Вермахта, сухопутных сил, Люфтваффе, военно-морского флота и Ваффен СС, которые до последнего дня исполняли свой долг».
Ребят, если б всё это собралось всё в демократической стране, я бы слова не сказала: ну, понятно, потому что демократия – ну, свобода. Но это собирается, мягко говоря, совсем не в совсем свободной стране и кричит на каждой странице съезда «Да здравствует Путин».
Что касается моей точки зрения, с моей точки зрения это чрезвычайно неэффективный пиар, который свидетельствует о том, что те пиарщики, которые занимаются внутри России имиджем России на международной арене – ну, вот, им надо освоить бабки, попилив бабла.
Я могу объяснить приезд именно этих маргиналов тем, что приехали те, кого каким-то образом соблазнили. Я не хочу говорить слова «заплатили деньги», но я не могу никаким другим способом это объяснить, потому что даже внутри Европы есть вполне приличные консервативные партии, которые более или менее могут одобрять политику Путина. Но для них, видимо, показалось неприемлемым присутствие на этом сборище.
Самое удивительное в том, что там совершенно непонятно для чего, кроме как для освоения бабок и пиара это сделано, потому что я вижу только один объект применения всей этой истории. Это потом брать интервью этих людей, когда они будут поддерживать Путина в Европе, и класть листочки с этим Путину на стол со словами, что «Вот, смотрите, вот великий европейский политический деятель вам такое-то сказал». Потому что самое удивительное, как я уже сказала, что эти партии абсолютно маргинальные, партии, которые занимают очень маленькие места.
Это вот, знаете, вот как с Ириной Бергсет «Костюм Путина». Вот, можно в любой газете «Daily Mail» раскрыть и прочитать очередной случай, как какая-то сумасшедшая бывшая супруга решила забрать детей и по этому поводу обвинила своего мужа в том, что он учиняет с ними сатанинские оргии. Это проходит по разряду курьезов и уголовных дел, потому что ее потом в этом обвиняют.
А у нас гражданка Ирина Бергсет, которая в том же самом обвиняет своего бывшего шведского супруга, ну, вот, она становится зачинательницей общественного движения. И вот те люди, которые не то, что не политики, абсолютные какие-то маргиналы в Европе у нас становятся мэйнстримом.
С моей точки зрения, еще потому это очень глупо, что, конечно, надо инвестировать с точки зрения политических дивидендов не в ультраправых, которые не имеют никаких электоральных перспектив в Европе. То есть, там, плохо это или хорошо, там сейчас даже не будем говорить, а будем говорить о чистом прагматизме. А уж хотя бы в левых, в Гринписы какие-то там, сторонников мультикультурализма как раз, сторонников равенства и так далее, и так далее.
Владимир Путин выступил на Коллегии ФСБ, рассказал, что ни запугать, ни надавить на нашу страну не получится, что с Россией такие штучки не проходят. На все внутренние угрозы национальной безопасности и внешние у нас всегда был и будет адекватный ответ. Ну, условно сказал в очередной раз, что мы встали с колен, показали Кузькину мать Америке.
И вот одна проблема: Путин ни единым словом не упомянул об убийстве Немцова. Это дерзкое убийство у стен Кремля, как нам твердит официальная пропаганда, бросило вызов власти Путина, и ФСБ по этому поводу хочет допросить Геремеева, который сидит в Чечне. И не может допросить.
Ребят, чего такое? Геремеев находится на территории России, а оперативники не могут его задержать. В то же время Рамзан Кадыров говорит, что убийство Немцова заказал Обама. Ну, наверное, Геремеев, может быть, тогда связующее звено между Зауром Дадаевым и Обамой? Чеченские власти должны быть кровно заинтересованы в его допросе?
Путин рассказывает про кибератаки, как мы от Америки спаслись. Я не говорю о нас, презренных либерастах. Но, вот, что-то мне подсказывает, что много офицеров ФСБ ждало, что скажет Путин по этому поводу. Не по поводу того, как прогибаться перед Америкой, а по поводу того, как быть с Чечней.
Одновременно парламент Чечни, председатель парламента заявил, что, вот, если США будут поставлять вооружения Украине, то – цитирую – «мы начнем поставки (в смысле чеченский парламент, видимо) новейших вооружений Мексике для возобновления споров о правовом статусе аннексированных США территорий, где сейчас находятся американские штаты Калифорния, Нью-Мексико, Аризона, Невада, Юта, Колорадо» и там далее еще про партизан.
У меня вопрос. Вот, отвлекаясь от практической стороны поставок новейших оружий калифорнийским партизанам, которые хотят отделиться от США, у меня вопрос. А представитель Ярославской области тоже может поставлять оружие США? И какое именно на территории Чечни производится новейшее оружие? Вообще такое впечатление, что через год после того, как Крым стал частью России, Россия стала становиться частью Чечни.
Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сказал прямым текстом, что регионы у нас, все-таки, не определяют внешнюю политику. В ответ Дукуваха Абдурахманов продолжает, что в случае начала кампании США по поставкам летального оружия на Украину – цитирую – «в Грозном (в Грозном, не в Москве) намерены добиться от Государственной Думы и Совета Федерации ответных мер».
Ну, а Путин на коллегии ФСБ рассказывает всем, как он покажет Обаме.
Еще один момент, то, что, конечно, сегодня этой ночью 13 человек в черном вынесли цветы с места гибели Немцова, с того самого места напротив Кремля, где муха не пролетит без разрешения ФСО. И заметим, что вот эта вот продолжающаяся кампания по нагнетанию истерики против национал-предателей и продолжающаяся кампания в сущности против покойного Немцова – она создает у меня-то как раз такое впечатление, что те люди, которые организовали эту кампанию, они очень хотят сделать так, чтобы Кремль был сопричастным к гибели Немцова. Чтобы Кремль воспринимался сопричастным к гибели Немцова. Им это по каким-то причинам жизненно важно.
Еще одна вещь, за которую мне, кстати, мучительно стыдно во всей этой истории. Мне мучительно стыдно за поведение либеральной прессы и коллег. Я имею в виду не ту прессу, которую купили или на которую повлияли, или которую взяли за горло и которая там рассказывает как газета «Коммерсантъ», что свидетель убийства не опознал в Зауре Дадаеве убийцу. С этими как раз всё ясно.
Я имею в виду тех людей, которые начинают с тоном либерального негодования рассказывать, что у следствия ничего не клеится с таким подтекстом, как будто взятый Заур Дадаев, ну, совершенно невиновный. Они такие дико храбрые ребята, что они готовы отстаивать с пеной у рта неправильные мотивы, которые, якобы, приписало следствие убийцам. Напомню, что сейчас следствие не говорит ни о каком убийстве на настоящий момент из религиозной розни – это было утверждение самого Заура Дадаева. Следствие сейчас, насколько я понимаю, обсуждает вопрос об убийстве по найму. И, вот, мои либеральные коллеги такие дико храбрые, что как и после убийства Политковской они защищают, ну, вот этих невиновных ребят, которых арестовали.
Я понимаю, что страшно. Но я, господа, вам советую, вот, совет. Если страшно, молчите. Потому что человек, который называет себя либералом и громко рассказывает, как кровавый режим замочил Немцова, а теперь этот кровавый режим валит вину на несчастных чеченцев, я хочу сказать открыто, что в этом человеке храбрости на два порядка меньше и службы России, и любви к России, чем в тех фсбшниках, которые сейчас делают то, что могут.
Еще одну историю я хочу вам рассказать по следам этого выступления Путина. Потому что, да, конечно, Россия встала с колен. Но я бы хотела узнать, кто в мире это заметил? Вот, вы знаете, в сентябре прошлого года президент Обама выступал в ООН и назвал три главные опасности для человечества. Помните, что он сказал? Эпидемия лихорадки Эбола, действия Путина в Украине и Исламский Халифат в Сирии и Ираке.
Я, вот, как-то подумала, что у этих трех опасностей есть нечто общее, а именно то, что они не представляют угрозы, на самом деле, открытому обществу. Вот, если взять лихорадку Эбола, я уже говорила, что там за полгода эпидемии страшной и ужасной Эболы в США было зарегистрировано (по итогам сейчас можно сказать) 11 больных. 9 из них заразились за рубежом, умерли двое.
ЛАТЫНИНА : Люди, которые кидают зиги примут участие в Параде Победы, а Меркель и Обама – нет
Почему Эбола безопасна для развитого мира, я уже говорила. Во-первых, по чисто техническому аспекту, потому что Эбола не передается воздушно-капельным путем. Главной причиной смерти при лихорадке, как и при холере, является обезвоживание организма. В переводе на русский, там, где моют руки и нету туалета типа сортир, и там, где можно ставить пациентам капельницы с физраствором, от Эболы не умирают.
Главное, впрочем, не это. Вот, представьте себе, что дело бы обстояло другим образом, была бы это какая-то смертельная чума или инфлюенция. Вот, циничная проблема заключается в том, что ни один самый суперлетальный вирус не в силах уничтожить развитое человечество. Это, конечно, хороший сюжет голливудского блокбастера, но логика жизни такова, что в том-то и заключается прогресс человечества за последние 500 лет, что эпидемии перестали ему угрожать. У развитого общества есть развитая иммунная система, лекарства, прививки, антибиотики, карантины, которые сведут ущерб любой этой эпидемии к минимуму.
И вообще я должна сказать одну очень неприятную, неприличную вещь. Вот, недавно публиковали замечательные цифры по тому, сколько денег потратили на Эболу. И заметно, что по мере того, как на нее тратили всё больше и больше денег, которые доставались, разумеется, несчастным развивающимся странам, в которых эта бедная Эбола свирепствовала, по мере этого эпидемия становилась всё больше.
То есть такое впечатление, что это очередная история с раскруткой международного сообщества на бабки, очень циничная в том смысле, что чем... Как бы сказать? Если бы с Эболой не боролись, эта эпидемия прошла бы довольно быстро. Она бы ограничилась несколькими сотнями смертей (да, к сожалению, это ужасно) в каких-то заброшенных деревнях.
Когда это всё стали сводить в одно место и не мыть там руки, тогда-то и началась, с одной стороны, борьба с Эболой, с другой стороны, рассказы о гигантской опасности, с третьей, освоение бабок. Ну а когда еще какой-нибудь там Сьерра-Леоне или что-нибудь в этом роде получил большие бабки от международного сообщества с криком «Мы погибаем»?
Собственно, вот, я боюсь, что это как поддержка несчастной Палестины: чем более ее поддерживать, тем более она несчастная. Вот, так же и с Эболой: чем больше с ней боролись, тем больше входили во вкус люди в развивающихся странах, которые осваивали бабки.
Ну, возьмем другую опасность. Вот, Исламский Халифат, о котором все говорят. Вопрос: чем Исламский Халифат может угрожать США? США – гигантская постиндустриальная экономика, основанная на мириадах сочленений между собой. Вот, как биосфера планеты Пандоры в фильме «Аватар». Там Элон Маск строит ракеты, Брин гуглит, в этой экономике Apple продает в год iPhone’ов и iPad’ов на 182 миллиарда долларов. Можно тебе секвенировать геном за тысячу долларов. Стоимость добычи сланцевой нефти, благодаря частной инициативе, на многих скважинах упала ниже еще недавней российской себестоимости.
Ну и вопрос: какой ущерб Исламский Халифат может нанести Элону Маску? Ну, циничный ответ заключается в том, что никакого. Вот, Исламский Халифат может нанести большой ущерб Ираку и Сирии. Он может резать горло тамошним жителям, он может публиковать инструкции о том, как насиловать и оставшихся после перерезанных горл вдов. Может устроить теракты. Ну и?
Бен Ладен взорвал башни-близнецы. Какое долгосрочное влияние этот теракт оказал на американскую экономику?
Причем, это не значит даже, что исламизм не угрожает Западу. Условно говоря, когда власти Великобритании платят годами исламистам в качестве пособия на джихад, социального пособия бóльшие деньги, чем они платят людям, которые у них воюют в Афганистане, и когда эти люди потом идут в мечеть открыто проповедовать, что это пособие на джихад, да, это угрожает структуре западного общества. Но это внутренняя угроза, которая никак не связана с чисто внешней военной.
Ну и то же самое Владимир Владимирович, потому что, вот, да, республиканцы в Америке кроют сейчасный Кремль последними словами, потому что это их способ критиковать Обаму. Ну, тот же самый вопрос: а, вот, что может сделать Кремль такого, что не может сделать Эбола или Исламский Халифат? Чем Кремль может помешать Элону Маску? Ну, опять же, ничем, потому что мы можем превратить экономику своей страны в болото, в котором Элон Маск невозможен (собственно, уже превратили). Но это Элону Маску ничуть не мешает – наоборот, это увеличивает его шансы в смысле отсутствия конкуренции хотя бы со стороны России.
Ну, вот, чисто абстрактно можно себе представить там некую гигантскую программу вредительства, которая направлена на то, что к Маску пошлют каких-то диверсантов, которые чего-то там сделают, ракета у него взорвется на старте, для Google’а напишут вирус. Даже если потратить чрезвычайные усилия, чтобы у соседа корова сдохла, своя корова не родится. Там не полетит Маск – полетит Безос. Я уже не говорю о том, что квалификация наших шпионов не та, чтобы они могли чего-то взорвать, потому что если бы они могли чего-то взорвать, они бы сами строили.
Можно прекратить продавать нефть и газ – это на зло бабушке повеситься, потому что единственный, кто реально потеряет от сокращения продаж, это сама Россия. То есть, вот, как и в случае с Исламским Халифатом мы можем причинить реальные беды только самой себе, ну, там, Грузии и Украине. То есть странам, которые недостаточно окрепли для того, чтобы стать частью открытого мира. Потому что если бы они, действительно, были его частью, то, конечно, российская Эбола им была бы не страшна.
Ну, конечно, теоретически еще можно шантажировать открытый мир ядерным оружием. Но, опять же, вероятность этого так же мала, как вероятность эпидемии Эболы в США. Ну, вот, если шарахнуть по США атомной бомбой, как обещает там господин Киселёв, то где потом, собственно, брать iPhone’ы и iPad’ы?
То есть я обращаю внимание, что это не значит, что у свободного мира нет проблем. Ему угрожают внутренние опасности, потому что каждое динамически развивающееся общество порождает в своем развитии внутренние угрозы, которые являются логическим продолжением его успехов.
Вот в этом, собственно, одна из разгадок ленивости и нерешительности, которую открытый мир проявляет в противостоянии Исламскому Халифату и другим угрозам. Зачем противостоять тому, что не представляет опасности, в общем-то, ни для кого, кроме как для самих себя?
Перерыв на новости.
НОВОСТИ
Вопрос
 Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа» как всегда в это время по субботам. Я хочу посвятить вторую часть программы скончавшемуся на этой неделе бывшему премьер-министру Сингапура Ли Куан Ю. Во-первых, потому что совершенно невозможно говорить только о российских делах – они вгоняют в чистую депрессию. Ну, потому что, вот, собственно, о чем говорить? И так всё ясно. Ну, там, Православная церковь протестует против оперы «Тангейзер». Ну, что по этому поводу можно сказать Православной церкви кроме того, что сказал уже замечательный дьякон Андрей Кураев? «Хотите чиститься – начните с себя».

Опубликован новый список льготников, получателей лекарств, и в него вошли кремлевские чиновники. Это дело слила газета «Известия», вполне проправительственный холдинг. Последовало кремлевское разъяснение, что никаких новостей нет, что чиновники кремлевские и так всегда являлись льготниками. В споре этих двух замечательных сущностей, что у нас теперь льготниками являются чиновники (у нас что, чиновники всегда являлись льготниками?), я могу сказать только одно: чума на оба ваши дома.
Вот, во всем мире современном льготниками являются неимущие. У нас являются льготниками миллиардеры и люди, занимающие высокий социальный статус.
ЛАТЫНИНА : Впечатление, что через год после того, как Крым стал частью России, она стала становиться частью Чечни
Я не являюсь сторонником, как вы знаете, социальной справедливости и я не считаю, что льготы – это правильно. Но если льготы кому-то должны доставаться, они должны доставаться неимущим. Общество, в котором льготы достаются неимущим, называется «вэлфэр-стейт», государство всеобщего благосостояния. Общество, в котором льготы достаются людям, которые и без того имеют гигантский социальный статус, оно называется «феодальным обществом». Так, когда прелаты и короли ходят в жемчугах, а всякие смерды копаются в земле в одних набедренных повязках и рубашках с застежками между ног.
Так вот. Вот, чтобы не впадать в окончательную депрессию, потому что я считаю, что это неправильно, и не обсуждать то, что, к сожалению, и без того очевидно, а обсуждать более сложные политические вопросы и социальные, потому что... Вот, у нас сейчас Кремль доказывает, что дважды два – семь. Конечно, это здорово из передачи доказывать, что дважды два – четыре. Но если каждый раз доказывать, что дважды два – четыре, то дальше арифметики не продвинешься, до дифференциального исчисления не дойдешь.
Сегодня поговорим о дифференциальном исчислении и фантастическом примере Ли Куан Ю, который сделал свою страну из страны-помойки страной первого мира. Не второго, не развивающейся, а первого.
Кстати, заметим, что вообще на Земле вдоль экватора располагаются социальные помойки. Это можно просто по глобусу посмотреть – Папуа Новая Гвинея, Эквадор, Конго, Судан, Гаити, Карибы. Ну, вот, какой-то паноптикум: леность, коррупция, демагоги, покупающие своих избирателей за мешок с рисом и объясняющие все беды своей страны происками проклятых колонизаторов.
Вот, есть такой в Малайзии (вернее, был) премьер-министр Махатхир. Выдвинул на этот счет специальную теорию, что, вот, малайцы, по его словам, ленивы. А ленивы, потому что и так всё вокруг растет.
И вот на экваторе расположен крошечный Сингапур. Его отделяет от ленивой Малайзии пролив шириной в километр. И там находится страна, которая занимает третье в мире место по уровню ВВП на душу населения и первое в мире место по легкости ведения бизнеса. И вместе с Данией и Новой Зеландией делит первое место по отсутствию коррупции.
И вы знаете, вот удивительно, что когда туда попадаешь, ты сразу отмечаешь две вещи. Первое, что улицы до сих пор называются именами английских колонизаторов – улица Кетченера, улица Напьера. Почему-то их не переименовали в улицу председателя Мао. И тебя везет таксист-малаец и он не говорит «нас обидели» – он как раз говорит «мы – страна первого мира». И я бы даже поспорила, потому что в некоторых аспектах Сингапур сейчас устроен лучше, чем Европа.
И две вещи, которые в Сингапуре поражают. Я говорю издалека, потому что с начала. Первое, это полное отсутствие нищего жилья. Вот, даже в Америке, несмотря на триллионы, потраченные Америкой на борьбу с бедностью... Ну, я-то считаю, что благодаря триллионам, потраченным Америкой на борьбу с бедностью, но замнем для ясности. Вот, даже у Америки куча трущоб, какого-то социального жилья, расписанного неприличным видом. И сколько его ни строят, всё время его неприлично расписывают.
В Сингапуре есть разница между частным жильем и жильем, построенным на государственные деньги. Частное жилье обнесено заборчиками. Под частным жильем я имею в виду крупные многоквартирные дома – они тоже в заборчиках. Но, в принципе, различить просто по внешнему виду невозможно или, по крайней мере, не всегда возможно, потому что всюду жилье очень высокого качества. Просто нету ни одного бедного места.
И самое смешное, что это произошло, благодаря отсутствию программ социального обеспечения, потому что на Сингапуре все за жилье платят за себя сами, пособия по безработице нету, поэтому безработица в Сингапуре 2%.
Второе, невероятная зелень. Есть города, в которых есть парки. Вот, Сингапур – это парк, в котором расположен город. Не видела я в жизни более зеленого города. Ну, я видела еще Сантьяго-де-Чили – он совершенно великолепен, там тоже широкие проспекты между небоскребами залиты зеленью. Но даже по сравнению с Сингапуром Сантьяго отдыхает.
Третий аспект – это чистота. Вот, есть только одна биологическая сущность, которая мусорит в Сингапуре – это деревья, потому что они всё время роняют какие-то свои сережки. И вот еще раз повторяю, этих деревьев так много, что город, в котором чудовищное популяционное давление воспринимается как экваториальный заказник... И это одна из прекрасных иллюстраций того, что, на самом деле, самой страшной экологической катастрофой является нищета.
Так вот. Вот, Сингапур настолько зеленый город, что казалось, что так было всегда. На самом деле, экосистема этого города совершенно искусственная, потому что экваториальные дождевые леса – весьма неустойчивая экосистема. Если такой лес вырубить, вода тут же вымывает из почвы питательные вещества, реки превращаются в сточные канавы. И в начале XX века вдоль речки Сингапур проживало 600 тысяч свиней, и речку можно было (цитирую мемуары Ли Куан Ю) сначала унюхать, а потом увидеть.
Вот, чтобы превратить Сингапур в парк, что произошло? Специальные команды, которые премьер Ли Куан Ю разослал по всему миру, привезли отсюда 8 тысяч разновидностей растений. В Сингапуре самом принялись только 2 тысячи. И вот теперь в Сингапуре есть только одно место, где, действительно, воняет дерьмом. Но не свиным, а птичьим.
В Сингапуре есть третий по величине в мире нефтехимический комплекс. Находится он на острове Юрон Айленд, который, собственно, происходит из соединенных между собой искусственными насыпями островов. И, вот, представьте: прямо напротив ректификационных установок... Нам всё время Гринпис объясняет, что это ужасно, загрязняет окружающую среду. Вот, прямо напротив всех вот этих вот немыслимых спиральных конструкций расположен птичий парк уникальный и уникальная коллекция птиц. И вот там сидят розовые фламинго, и от них воняет дерьмом так, что мама не горюй.
Опять же, с чистотой то же самое. 80% населения Сингапура составляют китайцы. Есть у китайцев привычка, которая древняя как Книга перемен – плевать под ноги. Вот, плевательницы с многомесячным содержимым из континентальных ресторанов Китая стали исчезать сравнительно недавно. И зелень вся эта и чистота были внедрены абсолютно драконовскими мерами, потому что 20 лет на каждом перекрестке стоял полицейский и штрафовал всех, кто плюнул. А коров, пасшихся в городе, их просто брали и сдавали на бойню.
Запретили китайскую привычку тысячелетнюю – фейерверки. Запретили столетнюю американскую привычку – жвачки. После 20 лет плевать перестали.
Вот, история создания города-парка из этой помойки мне кажется символичной по двум причинам. Во-первых, огромное количество стран у нас сейчас любит охранять свои экосистемы. Вот, есть такая замечательная страна Австралия (даже почти рядом находится) – вот там в аэропорту тебя обнюхивает специальная собака на предмет того, не привез ли ты в Австралию чужое яблоко.
Ли Куан Ю действовал ровно наоборот – он привозил деревья как инвесторов со всего мира. Он не охранял экосистему, а создавал ее.
И такой маленький момент. Вот, великий руководитель – он всегда внимателен к деталям. Плохой руководитель внимателен только к деталям: его стиль руководства будет ровно в том и заключаться, чтобы проверять по улицам, чтобы не плевали, а за его спиной будут красть миллионы. Великий руководитель внимателен в том числе и к деталям.
И, конечно, Сингапур – это потрясающий пример того, что для человека важна не изначальная экосистема, для человека важен сад, который он создал. Вот, не случайно во всем мире рай изображается не в качестве леса, в котором всякие гадюки водятся, а в качестве сада. Для человека важен конечный продукт. Вот, Сингапур – это город-сад, тот самый, о котором писал Маяковский. И лучший пример того, что при чудовищном популяционном давлении, который много больше, чем, скажем, на Гаити, город экологически процветает, потому что самой страшной экологической катастрофой, как я уже сказала, является нищета.
Как я уже сказала, Сингапур был создан Ли Куан Ю, его командой. Ли Куан Ю написал потрясающие политически некорректные мемуары, которые я всем вам советую прочесть. Правда, я не знаю, в каком виде они переведены на русский.
ЛАТЫНИНА : Да, конечно, Россия встала с колен. Но я бы хотела узнать, кто в мире это заметил?
Вот, кто мемуары не читал, я сейчас несколько вещей скажу. Во-первых, Ли Куан Ю пишет, что он большой поклонник насилия, «a great believer in violence». Ли Куан Ю – он вообще-то получил английское образование, он на английском говорил долгое время лучше, чем на китайском. Но он японскую оккупацию пережил в Сингапуре. И Ли Куан Ю пишет, что именно японская оккупация убедила его в эффективности насилия, потому что во время японской оккупации нищета была абсолютной, а преступность была на нуле, потому что японцы по любому поводу расстреливали на месте.
Кстати, в этих мемуарах рассказана еще одна маленькая история о том, как Ли Куан Ю был в лагере для задержанных сингапурцев-китайцев. И однажды на выходе из лагеря ему японские солдаты говорят «Иди налево вот к тем, кто там стоит». А Ли Куан Ю был молодой мальчик, но очень умный, он понял, что что-то не так. Он сказал «Сейчас-сейчас, только я вот заберу шнурки из тапочек и зубную щетку, потому что я ее оставил у себя в бараке». Он побежал в барак, забился там под одеяло и не вылезал несколько дней. Вот, всех тех людей, которых тогда японцы отвезли налево, их некоторое время держали на пляже, а потом расстреляли. Просто всех. Тем не менее, Ли Куан Ю продолжает быть «a great believer in violence».
Ли Куан Ю, кстати, не раз с презрением отзывался о суде присяжных, опять же на основании собственного опыта. Потому что когда Сингапур был английской колонией, а Ли Куан Ю был еще социалистическим либеральным адвокатом, он добился от присяжных оправдания четырех подонков, которые убили английского офицера, причем потому, что он был английский офицер – это были расовые беспорядки. И из этого Ли Куан Ю цинично сделал вывод, что 12 неграмотных обывателей легко становятся добычей ловкого адвоката.
Еще Ли Куан Ю много раз с большим скепсисом отзывался о всеобщем избирательном праве, хотя, сам он избирался (поговорим, как) именно согласно всеобщему избирательному праву. И в частности, с восхищением он писал о Гонконге, что люди, не имея социальной страховки, в нем потому добиваются большего.
Ли Куан Ю просто прямо сетовал, что будучи выборным политиком, он не имеет такой свободы как колониальная администрация, которая не подотчетна избирателю. И с точки зрения Ли Куан Ю идеальной системой для голосования была бы та, которая предоставляла бы ответственным людям, главам семей пропорционально большое число голосов.
И вот в 1959 году такой человек приходит к власти в Сингапуре в результате демократических выборов. Его партия, социалистическая партия называлась «People’s Action Party». Она первоначально блокировалась с коммунистами. Она потом стала их злейшим врагом. Причем, очень тяжело Ли Куан Ю было победить в этой выборной борьбе, потому что он, в общем, был англоязычный китаец. Он китайский знал, чем неграмотные коммунисты, хуже. Поэтому Ли Куан Ю пришлось выучить китайский.
Но большинство китайцев в Сингапуре говорили не на, собственно, том, что называется «мандаринский китайский». Они говорили на хоккиен. Ему пришлось выучить хоккиен, причем так, чтобы перекрикивать коммунистов, а коммунисты, как вы сами понимаете, кричали громко. А поскольку кроме китайцев в Сингапуре были еще малайцы, пришлось выучить малайский.
Чтобы было понятно, хоккиен (хотя он формально тоже считается как диалект китайского языка), это совершенно другой язык. Это не имеет ничего общего кроме иероглифов.
Итак, Ли Куан Ю становится премьером. Сингапур в это время еще является частью Малайзии. И в 1965-м случается абсолютная для Сингапура катастрофа – Сингапур выходит из состава Малайзии ввиду непреодолимых национальных противоречий, и перед Сингапуром встает очень простая проблема физического выживания государства.
Сингапур – это не Карибы, где США никогда не станут никого захватывать и никому не позволят это сделать. Это Юго-Восточная Азия, 60-е годы. Нет иного регулятора кроме силы. И есть крошечный остров.
Англичане в свое время сделали в нем хаб именно потому, что он был остров. Великобритания – морская империя, стены этой империи – борта ее кораблей. Но сейчас это не Великобритания, а Сингапур. Стен нет, без ресурсов, без защиты. Островное положение из преимущества превращается в колоссальную слабость. Просто достаточно сказать один факт: у Сингапура тогда не было питьевой воды – ее импортировали по водопроводу из Малайзии. Малайзия относилась к Сингапуру примерно так, как сейчас Кремль относится к Украине. То есть, вот, как мы перекрываем газ Украине, так периодически Малайзия перекрывала воду Сингапуру.
Дело кончилось тем, что, в конце концов, Сингапур эту импортированную воду, очистив, стал экспортировать обратно в Малайзию.
Да, и еще, естественно, как только Сингапур выходит из состава Малайзии, он теряет свою роль административного, делового и военного центра в Юго-Восточной Азии. Малайзия закрывает для него рынок, Индонезия фактически объявляет войну, Британии нету. То есть первой задачей Ли Куан Ю было сделать так, чтобы Сингапур было невыгодно и невозможно завоевать.
Вторая проблема была коммунисты, потому что Сингапур был китайский, нищий. Это было время расцвета китайского коммунизма. Соответственно, председатель Мао в этот момент воспринимался в Азии как символ достижений желтой расы. А китайский коммунизм, напомню, был максимально эффективен в том, что касалось насилия и лжи. То есть сталинский Коминтерн по сравнению с тем, что делал Мао, просто в подметки не годился этим пропагандистам и диверсантам.
Есть совершенно гениальный момент в мемуарах Ли Куан Ю. Ли Куан Ю выступал вместе с коммунистами. Ему очень нравилось, как толпа спонтанно хлопает коммунистическому оратору. А потом замечает, что толпа хлопает не спонтанно, что в ней есть особые люди, которые подают сигналы. И в свободное от митингов время эти люди вместе с подручными собираются в лесу и отрабатывают приемы хлопанья.
И, вот, казалось бы, Сингапур был обречен. 20 тысяч рикш, велорикш. Расовые противоречия. Англичане забрали с собой правящую элиту, что всегда является катастрофическим для страны – вспомним там, при отсутствии элиты во что превращается Зимбабве. Уничтожили рабочие места. Перенаселенный остров. Клоака вместо речки. Под окном премьерского кабинета пасутся коровы. Обречен либо на коммунистический переворот, либо на завоевание либо Малайзией, либо Индонезией, расположенными, соответственно, в одном и 20-ти километрах.
И что начинает делать Ли Куан Ю? В общем-то, с поправкой он начинает делать то же самое, что Фридрих Великий и любой другой монарх эпохи просвещенного абсолютизма.
Первое, что он делает, он приглашает в страну транснациональные корпорации. Казалось бы, сейчас это не мудрено, но напомню, что в это время все вожди всех развивающихся стран и все политически корректные экономисты – они рассказывали, что транснациональные корпорации – это эксплуататоры, что они вытягивают из стран третьего мира последние ресурсы.
А Сингапур буквально... Вот, Ли Куан Ю буквально пороги обивал. Первым звонил в Texas Instruments, потом National Semiconductors, потом Hewlett-Packard. И уже к 80-м годам Сингапур был один из главных экспортеров электроники. И к 1997 году было 200 американских компаний, которые вложили в Сингапур 19 миллиардов долларов. К 1990 году Сингапур стал третьим в мире центром нефтепереработки после Хьюстона и Роттердама, а сейчас он крупнейший финансовый хаб Юго-Восточной Азии. За 40 лет правления Ли Куан Ю ВВП на душу населения, внимание, вырос в 40 раз. Просто для сравнения: золотой век роста США с 1850-го по 1900-й, ВВП США на душу населения увеличился в 13 раз.
Что важно? Что присутствие транснациональных корпораций обеспечивало безопасность страны, потому что Сингапур, в котором есть 200 американских компаний, – его сожрать опасней, чем Сингапур, в котором таких компаний нет.
Одновременно очень важный момент: оно ограничивало власти руководства. Вот, инвестора в отличие от избирателя не обманешь. Пока диктаторы освободившихся колоний пугали свой народ страшными страшилками про транснациональные корпорации... Это же, на самом деле, переводилось так: «Мы не хотим быть связанными мировой экономикой. А уж вас, избирателей мы как-нибудь сможем обмануть».
Ли Куан Ю, кстати, сажал оппозицию. Инвесторов он пальцем не трогал.
Еще одна огромная вещь была образование. Правительство оплачивало лучшим студентам образование за рубежом в обмен на последующую работу в правительстве. Зарплата, которую получали правительственные чиновники, она была аналогична зарплате, которая получалась на схожем посту в коммерческой корпорации. И самое важное, Ли Куан Ю не отменил английский язык. А напомню, 80% населения составляли китайцы.
Вот сейчас есть потрясающие нейролингвистические исследования – они показывают, что мозг сингапурца в языковом отношении работает принципиально по-другому, чем мозг практически любого другого обитателя Земли. Потому что обычно родной язык хранится в правом полушарии, второй выученный в левом. Вот, у сингапурских китайцев (исследования показали) английское слово и китайское слово, которое обозначает одно и то же понятие, они хранятся не просто в одном и том же правом полушарии, они записаны в одном и том же нейроне. То есть Ли Куан Ю сумел полностью навязать стране чужой язык.
Сейчас в Сингапуре одно из лучших в мире образований, однако правительство по-прежнему посылает лучших в MIT и Гарвард.
Кстати, эта политика имела несколько побочных эффектов, потому что, например, она фактически обескровила частный бизнес в Сингапуре. Сингапурские госкорпорации (я об этом буду говорить) – они успешней многих частных корпораций. Однако, частных миллиардеров, на самом деле, в Сингапуре почти нет, если не считать строительства и финансов. И как правило, это как раз те миллиардеры, которые не очень успевали в школе, потому что, на самом деле, Сингапур – это государство-корпорация.
И, конечно, второй побочный эффект был в том, что такая политика обескровила оппозицию, потому что она лишала ее и мозгов, и потенциальных источников финансирования.
Есть еще один очень важный побочный эффект такой политики. Как я уже сказала, в Сингапуре не очень хорошо с демократией. То есть, вот, первое в мире место Сингапур по отсутствию коррупции, а по демократии он 69-й, а по свободе слова он 111-й. Почти как мы.
Так вот пример Сингапура показывает, что лучшим ограничителем для авторитарной власти является не свобода слова, даже не свобода выборов, а уровень образования и уровень присутствия иностранного капитала. Потому что благодаря английскому уровню образования, сингапурец может уехать учиться куда угодно, но уровень брейн-дрейн невысок.
Ли Куан Ю никогда не верил в вэлфэр. Способности людей не равны. Когда государство берет на себя те обязанности, которые должен нести глава семьи, упорство людей слабеет.
И, вот, в 60-х годах провал европейской модели государства всеобщего благосостояния еще не очевиден. Ли Куан Ю создает принципиально другую модель. И центральным моментом этой модели становится то, что есть частный пенсионный счет работающего человека, в котором можно взять кредит и использовать их на покупку дешевого жилья, построенного государством. То есть первое, что сделал Ли Куан Ю, он сделал избирателей собственниками жилья. Сейчас эти деньги могут быть использованы и на лечение, сейчас они могут быть даже инвестированы.
И вот это очень важно, что сингапурское государство превратило инструмент социальной страховки в инструмент создания собственника. Вот, из государства была создана корпорация, из избирателя был создан акционер.
Плюс беспощадная борьба с преступностью. Плюс беспощадная борьба с коррупцией. Кстати говоря, вы будете смеяться, что преступность в Сингапуре была ликвидирована без всяких судов присяжных. Без суда можно было держать человека за решеткой два года. И никаким другим способом совладать с триадами было нельзя, потому что в любом суде против них отказались бы свидетельствовать.
Очень много цитируют Ли Куан Ю, который говорит, что если вы хотите бороться с коррупцией, для начала посадите трех своих ближайших друзей – они будут знать, за что, и вы будете знать, за что. Но поразительно, что то, что в Сингапуре нет коррупции, не значит, что в Сингапуре нет личных отношений, потому что, к сожалению... Вернее, не «к сожалению», а так случилось, что они там составляют, наоборот, основу общества.
Сингапур – это очень закрытая и высокоэффективная азиатская корпорация. И, вот, лучшим примером такой закрытости и преемственности является сам Ли Куан Ю, который назначает своим преемником своего сына.
И самое важное, пожалуй, я скажу последнее. Я многое чего не сказала, но последнее, что скажу. Что долгое время Сингапур был один. И даже было понятно, что не все достижения Сингапура в частности (это очень маленькая страна) можно распространить на гигантскую территориальную страну. Но в 1979 году в Сингапур приехал Дэн Сяопин после конца Мао. И Дэн Сяопин... Почему Дэн Сяопин не приехал в Гонконг, понятно: это была британская колония. Он приехал в Сингапур, потому что это было независимое государство. И, на самом деле, всё, что делает сейчас Китай, это делается в значительной степени в подражании Сингапуру.
Вот, собственно, почему я говорю об этом? Потому что европейская модель государства всеобщего благосостояния быстро себя исчерпывает. Похоже, это тупиковая ветвь социальной эволюции. Похоже, заботу о благосостоянии нельзя переложить с плеч граждан на плечи государства. И рано или поздно Россия, если она хочет выжить, ей придется проводить реформы. И я надеюсь, что эти реформы будут больше похожи на те реформы, которые проводил Ли Куан Ю, чем те, которые проводят сейчас современные европейские страны.
Всего лучшего, до встречи через неделю.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..