понедельник, 3 июня 2013 г.

ОШИБКА КРЕМЛЯ "семь строк"




«Совет по сотрудничеству государств Персидского залива принял единогласное решение внести ливанскую группировку "Хизбалла" в список террористических организаций. Совет также обязался начать борьбу с интересами "Хизбаллы" на территории входящих в него стран». Из СМИ
 Понятное дело – бандиты перестали убивать евреев, но чем-то занять себя надо. Принялись убивать братьев-арабов, причем не тех, кого положено.
 А что же Россия?  Читаем:
«Россия укрепляет связи с самыми экстремистскими исламскими террористическими группировками, противостоящими Израилю. Свидетельством этому стали братские встречи зам. министра иностранных дел России Богданова с главарями Хизболлы, во время его визита в Ливан, состоявшегося месяц назад «Мы сотрудничаем с Хизбаллой и уважаем волю ливанского народа. Эта партия доказала, что ей можно доверять и что ее нужно уважать», сказал Богданов на ланче, организованном Хизбаллой в его честь. Сближение России с Хизбаллой происходит на фоне активного участия шиитской группировки в сирийской резне». Из СМИ

 Братья-арабы уже не надеются, что «Хизбалла» займется своим прямым делом, а Россия все еще мечтает об этом. И совершенно зря. Сирийские оппозиционеры – это не гуманисты из ЦАХАЛа. Еще месяц-другой и от банды Хасана Насраллы ничего не останется.

ШЕДЕВР ИЗ ИНТЕРНЕТА 3 июня.




Валерий Зеленогорский
НЕРУССКОЕ ПОЛЕ
Они не берут продукты, которые он трогал своей оцифрованной рукой
Новая газета. 11.05.2013
http://www.novayagazeta.ru/views_counter/?id=58065&class=NovayaGazeta::Content::Article&0.8278273482419134
Кремски не спит ночью, днем он дремлет, и только когда приходит его дочь, кормить и давать лекарства, он просыпается.
Ему 90 лет, и он устал жить на этом свете, особенно здесь, в Германии, куда его привезли дети в 92-м году из Гомеля, где он жил всегда, кроме тех лет, когда был на войне и в лагерях. Его ранили под Харьковом, и он попал в плен. Потом уже были лагеря, немецкие и советские, а теперь он опять в Германии.
Он уже пять лет не выходит на улицу, и только балкон в доме, где до него жили американские военные, стал его средой обитания. Он сидит в кресле на балконе, и перед ним поле, огромное поле, которое за год меняет цвет от белого до разноцветного; сначала оно долго белое, а потом оно зеленеет, а потом оно краснеет от садовой земляники, потом оно становится малиновым, и добрые немецкие бауры разрешают собирать на поле малину.
Кремски никогда не ест эту малину, никогда, потому что он работал в войну у этих добрых людей и наелся еще тогда их добротой.
У него в доме нет пяти мешков для раздельного сбора мусора: немцы прекрасно всё сортируют, людей в печи, детские ботиночки отдельно, волосы отдельно, кожу на абажуры. Он в лагере сортировал горы теплой еще одежды, оставшейся от людей, которые сгорели.
Он помнит сладкий дым, падавший черными хлопьями. Он не делал операцию на своей ноге в Германии, не хотел пользоваться опытом немецких врачей… Он сидит на балконе и пытается понять, почему он, победитель в прошлой войне, отсидевший в концлагерях, — не сумел обеспечить нормальную жизнь своим детям и внукам на родине.
Почему он должен на старости лет жить на земле убийц своей семьи и радоваться тому, что они живут с чувством вины за преступление своего народа, всего народа, который с удовольствием во всем участвовал.
Раньше его возили в супермаркет в центр городка, где они жили, и чудесные старушки и не менее чудесные дедушки с нескрываемым страхом смотрели на его номер на руке. Не номер телефона для старика, который может заблудиться, а номер узника в лагере, где его не успели сжечь. Он заметил, что они никогда не берут продукты, которые он трогал своей оцифрованной рукой.
Да, была ужасная война, говорят они, мы и не знали о чудовищных вещах, но французские сыры и польские колбаски были прелестны, и чулки, и духи, и сумки, и мало ли что присылали Фридрихи и Гансы с фронтов этой ужасной войны.
Ночью Кремски сидит на балконе, рядом столик, он курит. Ему тысячу раз говорили, что надо бросить. Но он столько потерял за свою жизнь, что теперь бросать ему уже ничего не надо.
Двадцать восемь душ в гомельском гетто остались в яме навсегда, их убили соседи, которые вместе жили, учились, одалживали соль и спички. А потом самые ловкие из них надели белые повязки и стали убивать своих соседей, под руководством доблестных немцев, а за это убийцам дали растащить имущество убитых, но только после эффективных менеджеров из хозяйственных служб вермахта и СС.
Кремски видел свой буфет и швейную машинку у своего прежнего соседа, который потом сидел в советском лагере вместе ним. В советском лагере соседу дали 25, а Кремски — 10, они жили в соседних бараках и вышли вместе в 1956 году.
На балконе он сидит до утра, на малиновом поле тихо, но скоро добрые бауры откроют ворота, и веселые еврейские дети из Шяуляя, Риги, Бишкека и Гомеля пойдут есть малину. А пока только прожекторы шарят по полю, и что-то далекое встает в памяти Кремски.
Вот ему кажется, что сейчас завоют сирены и собаки, и он опять встанет в строй и побежит сортировать, сортировать, сортировать: детские рубашечки туда, башмачки налево, сандалики направо, евреи направо и налево, дети отдельно, старики отдельно, бабушки отдельно. Орднунг.
У него три медали, остальные послевоенные побрякушки он не признает, он и военные не сильно жалует: три медали не вернут ему бабушку Цилю, Осю, трехмесячную Хаечку, он помнит каждого, ему хватит своих убитых. А тех, кто до сих пор пересчитывает убитых, сомневаясь, было их 6 миллионов или меньше, он не слышит, нет таких совершенных калькуляторов, считающих души, да упокоятся они с миром.
В Союзе он не носил медали, да и здесь, в Германии, он их ни разу не надевал. Демонстрировать немцам свои награды ему противно: зачем, разве эта демонстрация даст остыть его боли и ненависти.
Он не желает мести, ему просто ужасно жить рядом с людьми, предки которых виноваты в том, что он уже давно мертвец.
Сегодня к нему приходил внук, он работает в госпитале для стариков, он им моет задницы, массирует ноги, перекладывает, кормит и всё такое.
Они любят его, Гришу, он добрый. Особенно его любит дедушка Вилли, безногий ветеран люфтваффе, он обожает Гришу и дарит ему из своей пенсии каждый месяц денежку. А дедушка Ганс, награжденный двумя железными крестами, подарил Грише свой старый мотоцикл, Гриша — байкер и гордится раритетом.
Кремски слушает своего внука, еле сдерживая свою ненависть к стране, где он доживает свой век, и только ночью он, сидя на балконе, позволяет себе не сдерживать себя.
Когда он умрет, он желает, чтобы его сожгли. Это, правда, не по еврейскому закону, но ему кажется, что его пепел соединится с пеплом его семьи, и он ее опять обретет.

ТУРКИ - НЕ АРАБЫ, НО...




«Первые акции протеста начались в Турции 28 мая. Поводом послужили планы по уничтожению парка Гези в Стамбуле и восстановления на его места здания артиллерийских бараков, которое должно служить в качестве торгового центра. Однако очень быстро манифестации приняли антиправительственный характер и охватили десятки городов, включая Анкару, Конью, Измир и Трабзон».  Из СМИ
 Как только начал Эрдоган соревноваться с Ахмадиниджадом, кто из них больше ненавидит Израиль и евреев в нем, сразу и подумал, что дела в самой крепкой прежде исламской республике плохи. Идеология ислама не способствует экономическому развитию и нуждам возрастающего населения. Так везде, кроме государств, паразитирующих на энергоресурсах. Кризис, экономика Турции в тупике, безработица выше 20%. Как успокоить народ, чем его занять, как направить в сторону от социальных протестов и борьбы с правительством? Здесь и старое, верное средство пошло в ход. Сначала антиизраильская пропаганда, потом и война с режимом Асада, а, по сути, конфликт с Ираном и «Хисбаллой», поддерживающих правительство Сирии. Понимая, как плохи дела в одной из стран НАТО госсекретарь США примчался в Израиль и умолил Нетаниягу даровать  Эрдогану "победу", испросить у него прощения за убиенных бандитов с «Флотилии мира». Биби послушно испросил, однако и это не помогло, да и «национально-освободительное движение» вокруг Дамаска никак не может свалить упрямого  Асада. Все зря. Никаких побед за бугром и одни поражения дома. А тут еще курды плодятся без меры, а родные дамы набрались европейской дури  и рожать не хотят. Население стареет, а социалка худеет.  В общем, отвлекающие маневры не сработали , началось то, что должно было начаться. Турция – не Сирия, Ливия или Ирак. Там на смену исламистам не обязательно придут откровенные бандиты и террористы. Есть шанс, что неизбежная смена правительства и курса не приведет к очередному гадюшнику и банке с пауками, как в других странах Ближнего Востока. Турция – государство давнее, с традициями имперскими и населена не дикими, конфликтующими  племенами. Вернее всего, бунты и Запад посадят там на трон умеренного лидера. Он и продержится у власти некоторое время, пока турки снова не вспомнят, что они слуги Аллаха… Все повторится, как это обычно бывает со странами в хроническом, идеологическом тупике.

К ТЕРАКТАМ В РОССИИ





Сценарии нормальных фильмов нынче в России продаются туго. Нужны сериалы, где в каждой серии должно быть с десяток "убитых" и литров пять красной краски. Вот добрые знакомые и прислали заказ с обязательными кошмарами, но близкими, увы, моему сердцу израильтянина. В центре истории должен быть теракт, совершенный, само собой (так мне казалось) фанатиками ислама. Органам известно, что он обязательно должен произойти, но вот когда и где неизвестно. Просят заявку на пару страничек.
 Пишу. Летать через Домодедово приходится часто: толпы, хаос, наглая ватага таксистов, загоны для пассажиров ближайших рейсов…  До реконструкции попасть в этот один из самых крупных аэропортов мира можно было с помощью единственного грузового лифта. Тогда подумал: поставь здесь контроль с рамкой – и ни один со злым умыслом в само здание не попадет. Нынче в аэропорт въезжай хоть на танке. Вот и подумал, что при таком состоянии безопасности рвануть бомбу в зале, всегда битком набитом встречающими и пассажирами легче легкого. В заявке отметил две точки, где может раздастся клич: «Аллах Акбар!»: аэропорт «Домодедово» или один из огромных супермаркетов, как раз перед праздничной распродажей.
 Заявку отправил дней десять назад. Ответ получил 23-го января: «Старик! Кто позволит снимать такое в супере -  это ж антиреклама. Насчет аэропорта ты загнул слишком уж. Сейчас контроль такой, что флакон с одеколоном пронести проблема, ботиночки снимаем. Они не дураки, на рожок не полезут. И потом – зачем чечены. Лучше кто-нибудь неопределенный. Думай».
  В общем, все привычно: «Иди туда, не зная куда, принеси то, не знаю что», но стал я думать. Цирк придумал, ледовый стадион….Теракт совершат инопланетяне ростом с муравья, но шустрые. А потом стало тошно от всех этих кровавых картин в воображении, от инопланетян-муравьев.  Подумал, а вдруг мы всей этой фантазийной кровушкой только беду накличем. Нет, зря я в это дело ввязался. Мы-то, в Израиле - народ закаленный, опытный, вон стеночку поставили. Охрана в каждом приличном заведении. Осведомителей среди возможных террористов хватает.  Я вспомнил все эти авиарейсы в Домодедово из Душанбе, Ташкента, Грозного. Толпы одноликих, чернооких, усатых, мрачных парней…. Сейчас там вовсю ищут виновных: милиция, администрация аэропорта…. При этом не учитывается главное: куцый опыт государства  в этом жутком деле, большая армия мстителей и главное – полная беззащитность страны перед террором. Бдительность, порядок, закон - все это не по сердцу русскому человеку. Чудовищный разгул коррупции делает и вовсе безнадежными все попытки с террором справится.
 Напомню, 23 –го декабря я получил ответ на мою заявку, 24 -го рвануло в «Домодедово». И стало мне тошно, будто накликал все-таки, будто сам виноват в гибели 35 человек, в муках еще двух сотен. Не чужое все-таки. Мне же скоро лететь в Москву, проходить через зал, где рвануло…. Нет, я фаталист. Был им в годы чудовищной, второй интифады и тогда, когда падали мины неподалеку  от нашего дома в Ган Явне. В случай не верю: что предопределено, то и сбудется. Гнетет, что и там, за тысячи километров от Израиля, идет та же, безумная, бесчеловечная, кровавая война, в которой нет честного противостояния, а есть внезапность подлого удара по безоружным и ни в чем не виноватым людям.
 И еще. Ответил на мою заявку человек далеко неглупый, вхожий в высокие кабинеты. Там, значит, в этих кабинетах не ждут терактов в аэропортах, как, наверно, не ждали взрывов в метро, как…. Нет, не хочу продолжать. А, может быть, им там вообще плевать на теракты. Есть деньги – расплатиться с семьями убитых и раненых, что еще нужно? А начальство нынче террор не трогает. За воркотней тамошнего официоза так и сквозит хроническое равнодушие или лихое, кабацкое обещание «мочить террористов в сортире». Мол, чего там - всего три десятка жертв, причем в списке убитых полно иностранцев - их проблемы, а наши «бабы новых нарожают». Все так, только устали бедные бабы рожать после всех потерь и травм, российской истории. Судя по демографии, цифрам рождений и смертей вокруг Кремля очень устали. 
                                          2011 г.

ЕВНО АЗЕФ Против всех





                        « Мысленно я повторял только одно слово: «Предатель! Предатель! Предатель!…» В моем распоряжении было Всего несколько секунд, чтобы решить, как встретить  Азефа. Я быстро встал с кресла и закричал:
-         А,  наконец-то мы встретились! Сколько лет мне хотелось с вами повидаться! Ведь у нас есть о чем поговорить».
     Вл. Бурцев « В погоне за провокаторами»

 Сначала условимся: всякая ссылка юдофобов на природное зло в натуре еврея – не более, чем предлог для погрома, массовых репрессий, геноцида и так далее.
 Не было и в помине злодеев синдиката, эксплуататоров, шинкарей, спаивающих Россию, злобных  менял и пр., а существовал очередной древне – греческий миф об откормленном греке в Храме Иерусалимском, коего иудеи намеревались сожрать во время очередного праздника.
 С тех давних пор всякие призывы евреев к евреям не грешить во имя мира между народами, не пакостить с целью искоренения, или даже смягчения антисемитизма,  - лишены здравого смысла.
 Не было в царской России олигархов, близких к власти, юдофобы придумали дело Бейлиса. Не было при Сталине «еврейской эксплуатации», усатый палач сочинил «убийц в белых халатах». Не было бы в нынешней РФ Абрамовича с Фридманом, пошел бы слух о том, что евреи специально перекрыли сибирские реки, чтобы затопить половину страны. Не было бы сионизма  и независимого Израиля,  нынешние арабы придумали бы иной предлог для исламского террора и юдофобии на государственном и бытовом уровне
 А что сами евреи? Нет орла без решки. Добро не может существовать без зла.  Так уж устроено человечество. Каждый народ и свят и черен одновременно. Дело лишь в степени этой святости и меры зла. И тут, никто не станет спорить, что за душой еврейского народа гораздо меньше мрака, чем за душами многих, очень многих народов мира.
 И все же, не было бы Маймонида и Гилеля, если бы не было Ирода и Торквемады, не было бы Эйнштейна, Винера или Шагала, если бы не Маркс, Троцкий или Ягода.
 Всякий расизм иррационален, а потому искать причины юдофобии – занятие не только бессмысленное, но и подлое. Зло не испытывает ненависть к злу. Юдофоб ненавидел и ненавидит  еврея лишь за  добро в нем.
 Любят утверждать, что евреи гениальны во зле и святости. Мы, мол, и настоящие ангелы и первостатейные черти. Это верно лишь с точки зрения личностных характеристик. Бог занят воспитанием народа. Творца волнует массовое сознания своих детищ. К великому сожалению, отдельные мрачные типы вне поля Его зрения. Всевышний не разменивается по мелочам.
  Такой удивительной «мелочью» и был гений предательства Евно ( он же Евгений) Фишелевич Азеф. Он, надо думать, в равной степени ненавидел революционеров-террористов и «кровавый царизм». Азеф любил себя. Свою исключительную и счастливую возможность воевать против всех, наносить беспощадные удары и, как правило, быть победителем в битве против всей мощи сыскной службы Российской империи, и против тех, с кем эта служба безуспешно и отчаянно боролась в конце 19 –го и начале прошлого века. Подобное утверждение мне кажется верным, но всегда существует в схватке третья сила, которой и выгодна смертельная свара между первыми двумя. Не был ли Евно Фишелевич невольным или вольным агентом этой тайной силы, поднявшей валявшуюся в грязи власть над огромной державой в октябре 1917 года и покончившей без труда над подлинными героями войны с царизмом – эсерами – летом года 18-го?
 Считается, что век провокатора крайне недолог: 2-3 года. Азеф продержался в должности агента департамента полиции фантастический срок – 16 лет.
  6 апреля ( вот проклятый месяц) 1893 года он пишет «заявление»: « Сим имею честь довести до сведения Жандармского управления, что в Ростове – на – Дону имеется кружок рабочих-социалистов, предводительствуемый некоторыми интеллигентными лицами, из который гг. Фридман Димитрий и Алабышев Василий состоят в переписке с здешним карлсруйским кружком революционеров….. Если мои сведения окажутся Вам необходимыми в дальнейшем, то я не откажусь их сообщить. Готовый к услугам, покорный слуга….»
 Азеф был обижен природой и царизмом. Природа наградила его внешностью урода, причем мерзкого. Царизм заставил одаренного и честолюбивого еврея черты учиться в Германии на инженера – электрика, а не дома. Революционеры, впрочем, ничем не обидели Азефа, так что никак нельзя наличием этой самой обиды оправдать сам факт предательства.
  В 1893 году Азеф активно предлагал свои услуги и полиции, и террористам. Вот отрывок из книги Вл. Бурцева « В погоне за провокаторами»: « Из Германии от Азефа было получено предложение распространять «Народоволец» и связать меня с революционными кружками в России. Азефа я знал очень мало. Я его до сих пор только раз, и то случайно, встретил в Цюрихе в 1993 году.
 Указывая на него, один мой знакомый сказал тогда мне:
-         Вот крупная сила, интересный человек, молодой, энергичный, он – наш!
-         Вот грязное животное! – сказал мне другой.
 Я не решился тогда познакомиться с Азефом, и вот почему и в 1897 году, во время издания «Народовольца», когда я искал всюду поддержки, я даже не ответил на письмо Азефа».
 1993 год. Азефу 24 года. Он уже успел стать «нашим» для одних революционеров и «грязным животным» для других. Большевики начинают трепать имя Азефа только после его разоблачения. Двойное предательство этого человека, мол, означает полную деградацию оппозиционных большевикам революционных сил , ну и, конечно, смертельные судороги самого царского режима.
  «Другой путь» Ильича был неверно понят наивными властями, как отказ от террора. А болтуны –марксисты, теоретики будущего коммунистического общества, мало интересовали охранителей империи.
 Проводники террора – вот кем усердно занималась тайная и явная полиция России Азеф успешно налаживает свои связи среди социалистов – революционеров, предлагает  услуги жандармам и становится вскоре ключевой фигурой тайного сыска. Он лучший друг таких знаменитых революционеров, как Савинков, Гершуни, Чернов. Он параллельно работает рука об руку со «звездами» царской охранки: Ратаевым, Зубатовым, Рачковским, Герасимовым. Азеф становится, членом ЦК и предводителем Боевой организации, убившей, в числе многих, не столь выдающихся лиц, министра внутренних дел империи – Плеве и московского генерал-губернатора, князя Сергея Александровича.
 Вл. Бурцев утверждает, что на счету Азефа было не менее 30 террористических актов, организованных им лично. Евгений Фишелевич «честно» работал на террор и также «честно» на  врагов террористов. Здесь жертвы провокатора не подсчитаны так скрупулезно, но все историки согласны с тем, что на счету Азефа сотни казненных  и тысячи обреченных на каторгу революционеров.
 Этот «двойной агент» не только заработал себе невиданный стаж службы в Департаменте полиции. Он считался ключевой фигурой тайных служб Российской империи.
 Начал Азеф с мизерных вознаграждений за службу. Со временем его жалованье достигло фантастической по тем временам суммы – 12 тысяч рублей в год. 
 Судьба наградила этого «гения» пошлой душой обывателя. Азеф нежно и преданно любил все те удовольствия, которые можно купить за деньги. Но и это не было причиной его предательства. Дипломированный инженер – электрик в России и за границей мог зарабатывать не меньше.
 Евно Фишелевич стал «двойным агентом» просто потому, что любил предательство, как таковое. Одни любят писать стихи, другие выращивать овощи и фрукты, третьи играть в шахматы…. Этот человек, как, кстати, и многие другие занимался предательством вдохновенно и радостно. Азеф родился предателем.
 Величия в его фигуре не было никакого. Демонических черт подавно. Сохранился уникальный документ, письмо, написанное Азефом из берлинской тюрьмы «Моабит», где он отбывал пятилетний срок, как агент царского правительства: «    «Высокому Комитету имени Ее Императорского Высочества Великой княгини Татьяны Николаевны в Стокгольме инженера Евгения Азефа, подданного Российской империи, жившего в Берлине, прошение».
 В прошении этом Азеф просит посылать продовольственные посылки Комитета лично ему, так как он «принужден довольствоваться питанием, которое вследствие моей болезни совершенно недостаточно».
 Письмо это он отправил в январе 1917 года. Ровно через месяц оно полностью потеряло свою актуальность. Подкормку Азеф так и не получил. Он, приговоривший к гибели многих, хотел  жить и жить сыто, даже в тюрьме, даже владея фамилией, которая в те годы была синонимом самого гнусного предательства. Жить! Несмотря ни на что.
 И здесь самое место вспомнить о другом письме Азефа, написанном тем, кто привык казаться героем освободительного движения. Письме, наполненном лицемерием, фальшью, но и пафосом посредственного провинциального актера. Впрочем, пафос этот был в те годы модным.
 Только что провалился эсеровский суд над Бурцевым, рискнувшим разоблачить главаря боевой организации партии социалистов – революционеров. Все шло к суду над самим Азефом. Он сопротивлялся и сопротивлялся бешено.
 « Я совершенно подчиняюсь решению, которое вынесет суд вплоть до смертной казни. В этом случае я ставлю только следующее условие – суд должен свой приговор объявить, и я его приведу сам в исполнение в течение 24 часов, время, которое мне нужно для предсмертных писем и может быть Любовь Григорьевна ( жена Азефа. Прим А.К.) даст мне свидание с детьми».
 Красиво, даже слишком. Не было суда и смертного приговора. Жена Азефа с детьми скрылась от позора в Америке. Фамилию она изменила на свою, девичью. Прямой род предателя пресекся. Но не род предателей – он бессмертен, как бессмертны и страсти человеческие.     
 Теоретиком террора Азеф не был никогда, лишних слов не говорил. Он  занимался делом. Чернов, один из лидеров эсеров, писал о нем: « Евгений Азеф представлялся одной из самых крупных практических сил Центрального комитета… Им всегда очень дорожили… Со своим ясным, четким, математическим умом Азеф казался незаменимым».
  Вот еще отрывки из характеристик Азефа современниками, его товарищами, приведенные в статье Д.Б. Павлова об этом человеке: « Золотая голова, золотые руки, нежный и чуткий товарищ».
 Один лишь Бурцев всегда подозревал Азефа в предательстве , но и Азеф внимательно «пас» Бурцева, называя его фамилию в одном из первых своих донесений: « До приезда в Карлсруэ побывал в Париже, познакомился там с Полонской и Тарасовым…. Врублевский ведет переписку с Владимиром Бурцевым, который проживает теперь в Цюрихе».
  И в дальнейшем не оставлял Азеф своим вниманием Бурцева, приложив свою энергичную руку к аресту этого человека в Лондоне (1998 год) и к высылке Бурцева из Швейцарии (1903 год). Как чувствовал Азеф, что именно Бурцев положит конец его блестящей карьере.
 Азеф родился в еврейском Гродно. В обычной, по тем временам, религиозной семье. Евно стал Евгением, прошел обычный путь ассимилянта. Он никогда не чувствовал себя сыном гонимого и презираемого народа. Он предпочитал быть гонителем и презирать всех без исключения. Он продавал и предавал евреев точно также, как и  представителей других народов. Даже в большей степени предавал, просто потому, что в те годы потомков Авраама в революционном движении было множество.
 Вот один из доносов Азефа: « Здесь в Берне, помимо известного Вам Житловского среди социалистов-революционеров видную роль играют г-жи Фолькнер, Троп и Каган. Затем большая свора вокруг Семена Раппопорта…. Среди искровцев тут известная Любовь Аксельрод…. Варшавский живет теперь в Цюрихе. Относительно Левита все теперь подтверждается…»
 С очевидным равнодушием относился Азеф лишь к социал-демократам России ( большевикам). Впрочем, подобные вялые чувства испытывали к  Ленину, Зиновьеву, Троцкому с компанией  и сыскные службы империи. В связи с этим, можно подвергнуть сомнению профессиональную компетентность и Азефа, и его самых квалифицированных хозяев из жандармерии.  Главную опасность для существующего строя они так и не заметили.
 Террор, «эксы» большевиков были не менее отвратительны и опасны. Но Азеф не сделал даже попытки напасть на след Иосифа Джугашвили, Тер-Петросяна ( Камо) и других откровенных бандитов. И кто знает, может быть, и не собирался заниматься этой стороной революционного движения в России. Не было ли у этого провокатора еще одного, глубоко законспирированного хозяина в лице большевиков? Все могло быть в это странное, мутное время, когда сам феномен предательства стал совершенно обычен. Подъем революционного движения в России стал триумфом провокаторов. Еще в начале века огромная империя будто приучала себя к кошмарам всеобщего предательства и доносительства в эпоху Сталина.
 Невольно начинаешь думать, что сама склонность к революционному насилию, к полному разрушению существующего порядка вещей, к бунту воинствующих богоборцев – и есть предательство, преступление против человечества.
 Но не будем голословными. Некогда нас приучили думать, что большевистская партия была лидером в борьбе трудящихся за свои права. Так вот,   Имя Ленина в своих донесениях жандармам Азеф поминает всего лишь ОДИН раз, имя Троцкого в том же, совершенно беззубом, кстати, доносе, от 16 октября 1903 года,  ДВАЖДЫ. Имя Сталина не поминает НИ РАЗУ. Вот и все.
  Вся политическая жизнь России того периода была пропитана духом предательства и провокации. Случай с Азефом – «двойным агентом» не был исключением. Бурцеву хватало работы. Он будто напал на «золотую жилу».  Да что там отдельные провокаторы. Целые партии вставали на скользкий путь тайного или явного предательства. Кстати, и большевизм оказался долговечен по причине своей исключительной гибкости в двойной, а то и в тройной игре внутри страны и на мировой арене.
 Не вдохновил ли пример Азефа Ленина, взявшего деньги на подрывную деятельность у германского Генерального штаба весной 17 года, и устроившего тем же немцам революцию в ноябре 18-го. Способность быть «двойным агентом» не раз продемонстрировал и Сталин. Этот политик был подлинным гением провокации, куда там бедному Азефу. Достаточно вспомнить трогательный роман вождя мирового пролетариата с фюрером германской нации.
 Думаю, что поражение в битве за власть меньшевиков и эсеров было, прежде всего, обусловлено их идеализмом и честностью ( относительными, конечно)  по сравнению с чудовищной беспринципностью большевиков.
 Азеф по духу своему был настоящим учеником Ленина-Сталина, но, кто знает, может быть, и учителем .
 Этот человек  поместил себя в мир насилия, подлости и крови. Он не мог поступить иначе, потому что и сам был олицетворением зла. Так устроен наш мир: мелкие, обыденные души способны на большие гнусности.
 Без подготовительных классов провокации и террора - ХХ век не стал бы кровавым университетом коммунизма и фашизма. Лодку человеческой морали следовало расшатать, прежде, чем опрокинуть. Этим и занимались революционеры прошлого века ( и провокаторы и честные борцы за свободу   трудового народа).
 Нет, конечно, прямой и обязательной связи между крещением еврея – революционера тех лет и его предательством. Но факты говорят о том, что все евреи-провокаторы периода террора и Первой русской революции были выкрестами.
 Фигуры Георгия Гапона и Евгения Азефа – общеизвестны. Из значительного числа выкрестов – провокаторов – приведу только два имени деятелей, наиболее значимых: М.В. Вильбушевич и Гуровича Михаила Ивановича ( до крещения Гуревич Моисей Давидович).
 Вильбушевич, по указанию жандармского полковника Зубатова, создала «Еврейскую, независимую, рабочую партию». Затем работала в партии «Паалей Цион» в Палестине и США. В ответ на разоблачение утверждала, что полиция фальсифицировала ее доносы.
 Гурович в 1894 году стал агентом полиции под кличкой «Харьковец». Издавал легальный, марксистский журнал «Начало». В 1902 году разоблачен, после чего был причислен к департаменту полиции.
  Как уже отмечалось, род Азефа пресекся, не встречал людей с такой фамилией. Но это ничего не значит. Азефов мы с вами видим и слышим постоянно. Проклятый ХХ век изрядно поработал над психикой человека. Нам достаточно раскрыть газету, включить радио или телевизор, чтобы убедиться в этом. Азефшина стала привычной нормой и нашего, такого демократического, такого «прозрачного», такого прогрессивного времени. Доносы, провокации по-прежнему в чести, а мораль и гордыня революционеров все еще учат нас оплачивать ценой предательства билет в несуществующий рай.
 
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..