понедельник, 15 июля 2013 г.

РОССИЯ ОПЕРЕДИЛА ГЕРМАНИЮ

«По оценке Всемирного банка, Россия заняла пятую строчку в списке десяти нукрупнейших мировых экономик с учетом паритета покупательной способности по итогам 2012 года с показателем в 3,4 триллиона долларов. Премьер-министр России Дмитрий Медведев назвал отрадным это сообщение: "Я вот посмотрел, только что появилось сообщение, что Россия вышла на пятое место в рейтинге крупнейших экономик мира по объему ВВП, потеснив Германию. Всемирный банк считает, что объем ВВП у нас больше, чем в Германии. Не знаю, по какой методике они считали, ну, по паритету покупательной способности, наверное, но само по себе это отрадное сообщение", - заявил Медведев. Первую строчку рейтинга, по версии ВБ, занимает США с 15,6 триллиона долларов, второе место за Китаем (12,4 триллиона), третье - за Индией (4,8 триллиона), четвертое - за Японией (4,5 триллиона), сообщает РИА "Новости".
 Замечательно! Прогресс  очевиден, но ВВП (Валовой Внутренний Продукт)  и ВВП на душу населения – разные вещи. И здесь Россия находится примерно на 50 –м месте в мире. Именно этот показатель и дает точную картину экономических успехов  страны. Германия, которую «опередила» Россия, по этому показателю занимает одно из первых мест в мире. Израиль с 22-го перебрался на 20-е.
 И вспомнил я, в связи с этим, замечательный, старый анекдот, точно определивший характер прессы, радио и телевидения в СССР: « Состоялось соревнование по бегу между Никитой Сергеевичем Хрущевым и Джоном Кеннеди. Никита Сергеевич пришел вторым, Кеннеди предпоследним».

 Впрочем, и 50 –ое место не такое уж плохое. При любимом нынче в России Сталине (1953 г) СССР находилось примерно на 98 месте. Сразу скажут: ВОЙНА! Но в мирном 1940 году этот показатель выглядел не лучше. 

СПЕШУ ПОДЕЛИТЬСЯ 15 июля




2013-07-12 Андрей Епифанцев 
Что стоит за бунтом в Пугачеве
Русский вопрос
Я писал этот текст, почти без изменений, около года назад и писал его о другом межнациональном конфликте, состоявшемся в селе Ремонтном, Ростовской области. С тех пор, в период менее года, конфликтов на этой почве было немало и конкретно сейчас мы стали свидетелями еще одного всплеска народного гнева в г. Пугачеве, Саратовской области. Все эти конфликты похожи как две капли воды, они имеют общие причины, общую, повторяемую картину событий и, по логике вещей, должны привести к общему результату. Конфликты похожи настолько, что текст, написанный год назад, можно давать сейчас практически без каких-либо исправлений и с минимальной актуализацией. Итак…

Проблема, вызвавшая межнациональный конфликт в Саратовской области, находится не в городе Пугачеве и заключается не в агрессивной кавказской молодежи, русском национализме или, как нас уверяют власти, в происках неких темных сил, желающих подорвать межнациональный мир и согласие в нашей стране. Проблема существует в целом по России, она имеет структурный характер и касается в целом взаимоотношений Кавказа и России. Наибольшую остроту этот вопрос принимает не конкретно в Ростове, Кондопоге, Москве или Сагре, а вообще везде, где существуют места массового компактного проживания выходцев из республик Северного Кавказа, но не из всех республик (это тоже есть, но в гораздо меньшей степени), а преимущественно из трех из них: Дагестана, Ингушетии и Чечни. Как правило, это крупные российские города и «прикавказские» российские территории – Ростовская и Астраханская области, Краснодарский и Ставропольский края, но, как мы видим, появляется и российская Средняя Полоса, в виде Рязани, Саратова и т.д.

Не погрешу против истины, если скажу, что все в России понимают, что эта проблема напряженных взаимоотношений с выходцами с Кавказа существует, но говорить о ней вслух считается неполиткорректным. Помните - «Не раскачивайте лодку! Это выгодно США! Вы хотите разрушить межнациональное согласие в стране»? Год назад, в наиболее общей форме и с совершенно неверными, на мой взгляд, выводами проблему озвучил губернатор Краснодарского края А. Ткачев: Существует массовая внутренняя миграция выходцев из северокавказских республик, у нас с ними есть невероятно большая ментальная разница, они ведут себя крайне агрессивно, пытаются захватывать разнообразные активы, это приводит к конфликтам, значит, давайте их «вытеснять».

Я считаю, что сложившаяся ситуация и ее причины заключаются в следующем:

Налицо два параллельных, но четко взаимосвязанных с собой процесса:

1. За последние 20 лет Северный Кавказ в целом, но гораздо более именно Дагестан, Ингушетия и Чечня, так называемые республики ДИЧ, вышли из российского конституционного, ментального, гражданского и любого иного поля. Это уже не Россия или совсем не полностью Россия. Выросшее там поколение уже не ассоциирует себя с Россией. В первую очередь они не россияне, а носители исламской национальной, клановой и любой иной идентичности. Россия стоит в списке их приоритетов на …дцатом месте если вообще стоит. Они воспитаны на своих патриархальных и архаичных устоях, хотят жить по своим законам, группируются по своим признакам и к России относятся презрительно, с чувством собственного превосходства и исторической обиды, а также как к полю для охоты и плательщику дани.

Внутренне они уже не ощущают себя Россией, в то время как по всем российским законам они являются полноценными россиянами, на которых в полной мере распространяются все гражданские права. С обязанностями дело обстоит иначе, но права распространяются. Это очень удобная ситуация, когда практически постоянно можно жить и взаимодействовать с окружающим миром, исходя из своей клановой идентичности, но в нужные моменты прибегать к защите своих интересов на основе официальной принадлежности к идентичности общегражданской.

2. Уход этих регионов в религиозную и этническую архаику привел к ситуации, в которой самостоятельное и свободное экономическое существование в них невозможно – экономика разрушена, безработица, жуткая социалка, нарастает внутренне противостояние, вымогательства-«флэшки», взрывы, жизнь по религиозным правилам, высочайшая клановость, несущая ограничения и угрозы и т.д. Либо там установилась жесточайшая командно-административная система, как в Чечне, либо – клановая и религиозная фронда и анархия как в Дагестане.

Все это происходит на фоне крайне высокой дотационности – от 80% и выше. Вкладывать деньги, идущие в виде дотаций, в реальную экономику региона в таких условиях невозможно – это опасно, нет условий для нормального, цивилизованного бизнеса, нет страховки от передела в случае начала новой войны, в случае прихода к власти чужого клана и многих иных причин, следовательно, местные элиты – чиновничество, поддерживаемое федеральной властью - разворовывают дотационные деньги и выводят их в другие регионы. Парадокс, но Дагестан – одна из самых нищих республик - является экспортером финансовых средств! Деньги втекают в Дагестан в виде федеральных дотаций и вытекают из него в виде частных инвестиций в другие российские регионы! Дырявое решето! Неким исключением является Чечня, но это отдельная и тоже очень тревожная история – на мой взгляд чеченская сказка конечна и этот конец мы можем увидеть довольно скоро.

 Внимательно следим за руками… что происходит далее?.. Кремль обворовывает нищие российские регионы, выкачивая из них деньги на дотации незарабатывающему себе на жизнь Кавказу, кавказские элиты, поддерживаемые Кремлем, делят эти дотации (налоги нищих российских служащих и фермеров) и вывозят в саму Россию, где на эти самые деньги скупают у тех же самых русских рабочих и служащих, чьи налоги и сформировали дотации, их активы – лесопилки, как в Кировской области, землю, как в Саратовской области, рынки, как на Кавказских Минеральных водах и т.д.

С экономической точки зрения это является самопоеданием. Каннибализмом. Выкачивание денег из хоть как-то зарабатывающих полунищих регионов в отсталые, архаичные и незарабатывающие, в результате чего, эти деньги подвергаются переделу, присваиваются, после чего приходят в те же регионы и скупают те же бизнесы, налоги с которых и сформировали эти дотации - это абсурд!

Мне приходилось встречать особо яркие случаи проявления подобного маразма. Приведу один: в одном сугубо российском, западном регионе, компания выходцев из одной практически полностью дотационной республики выиграла государственный тендер, дав цены ниже себестоимости. Когда в кулуарах представителей этой компании спросили откуда такие цены, если все понимают, что они не покрывают даже цены материалов, те, особо не скрывая, ответили, что, мол, их неформально спонсируют деньгами большие люди из их республики, сидящие на бюджете и поэтому в течении нескольких лет они могут не заботиться о прибыли, их задача – завоевать рынок. Несколько лет они будут работать в минус, но покроют его из федеральных дотаций, из которых формируется бюджет их республики, а за это время местные производители умрут, не выдержав конкуренции и они станут монополистами. Парадоксально, но именно из налогов, собранных с работы этих самых местных производителей и формируется бюджет той республики.

Перейдем от экономики к социальной политике.

Люди следуют за деньгами, в результате чего на «Большой Земле» образовываются массовые поселения выходцев из ДИЧ. Для участковых и работников паспортных столов дагестанцы и чеченцы являются россиянами. Но сами себя они таковыми не чувствуют и действуют не по Конституции РФ, а на основе клановой и этнической сплоченности – т.наз. эффект нахождения на враждебной территории, где новым поселенцам нужно быть едиными. Обустраиваясь, они насаждают свои порядки – те же самые средневековые порядки, которые привели их к невозможности существования на своей Родине – иных порядков они не знают.

То есть, смотрите что получается, за 20 последних лет они и их родители разрушили советское наследие, которое позволяло жить экономически благополучно и в национальном плане мирно. Они ушли в архаику, в социальные и религиозные нормы 15-16-17 веков, руководствуясь которыми нормальная цивилизованная жизнь в наше время оказывается невозможной. Во многом из-за этого они оказались вынуждены оставить Родину и уехать в относительно благополучные соседние регионы. Но проблема в том, что, уезжая от упадка на своих территориях, они не перенимают новое и прогрессивное в других районах, а наоборот - увозят на подошвах своих сапог Махачкалу и Грозный и стремятся построить их на новом месте. Со всем этим уходом в архаику, который им кажется правильным! В плане социального прогресса такое поведение является полной деградацией и тупиком!

Далее. Исходя из родовых черт современного российского государства, приезжие имеют огромное преимущество перед коренными жителями – у них есть деньги, есть высочайшая клановость, на их стороне Кремль (почему – это другая история), на их стороне полиция, защищающая их либо в рамках установок из Кремля, либо по коррупционным интересам и т.д.

Русских же не защищает никто - у них нет клановости по этническому признаку, они ждут поддержки от государства, но государство стоит не на их стороне, им некуда бежать «если что», т.к. своих Дагестана или Чечни, где их никто не достанет, у них нет, и т.д.

Приезжие начинают устанавливать свои порядки, вести передел бизнеса, создавать диаспоральные общественные организации, призванные осуществлять политическую защиту «Нью Махачкалы». В то же время они входят в коррупционный или политический сговор с местной властью и начинается беззаконие, а ньюмахачкалинцы получают индульгенцию от закона на новом месте жительства.

После этого, не имея общей идентичности с местным населением, презирая его и ощущая собственные безнаказанность и всевластие, они начинают вести себя по хамски с местными – избивают молодежь, насилуют женщин, ведут себя демонстративно презрительно и оскорбительно, устраивают криминальный бизнес и т.д.

Важно подчеркнуть, что на этом этапе, ни органы власти, ни диаспоры не пресекают беспредела выходцев из ДИЧ, что является важнейшим фактором, способствующим процессу архаичной колонизации России. Апеллирование к фактору единой общности им здесь не нужно, т.к. на этом этапе на общегосударственную идентичность и общую для всех российскую законность им наплевать потому, что они живут не на их основе, а по принципам этнической клановости, по законам того архаичного общества, откуда они приехали и которое хотят воспроизвести на новом месте. Когда беспредел творят выходцы из Кавказа – диаспоры и власть молчит. Это закон! Закон банды!

В какой-то момент местные доходят ручки и до осознания, что терпеть подобное уже невозможно, происходит взрыв, что создает опасность существованию диаспоры в конкретном регионе, препятствует распространению там махачкалинских и грозненских обычаев и в целом подрывает основы формулы взаимоотношений Кремль-Кавказ.

В этот момент включается мощнейший государственный механизм защиты пришельцев – милиция начинает прессовать местных, диаспоры заламывают руки и принимаются стенать с экранов телевизоров – "как же так, мы же граждане одного государства, против наших соплеменников творится беспредел" и требуют относиться к ним по законам государства. Государства, а не банды! Государства, а не по законам гор! Здесь они вспоминают свою гражданскую принадлежность и начинают усиленно ее эксплуатировать в целях собственной защиты. Так было во всех конфликтах последних нескольких лет! Во всех! Вспомните как тот же Российский Конгресс Народов Кавказа молчал когда убили Свиридова и только после Манежки начал заявлять, что протесты против выходцев из Кавказа недопустимы – "мы граждане России, наши предки вместе воевали на фронтах ВОВ" и нести прочий бред «общечеловеков», который как правило, никогда не транслируется ими, когда их соплеменники творят беспредел…

В результате нажима и политкорректных мантр, через некоторое время в конкретно взятом населенном пункте конфликт затихает и мы начинаем ждать нового всплеска, т.к. при сохранении системы он совершенно неминуем. Но система порочна и раскол идентичности уже настолько велик, что на низовом уровне идет отторжение.

Взглянем на простой пример - во время последней Олимпиады кавказские политики и политологи очень сокрушались, что россияне не сильно восхищаются победам дагестанских борцов. "Мы же граждане России" – говорили они – "почему другие россияне не рады тому, что дагестанцы приносят им и России олимпийское золото"?

Скажите, на ваш взгляд, при вышеописанных раскладах жители Ремонтного, Демьяново, Рязани и прочих российских городов, где с укоренением выходцев из ДИЧ невероятным образом "усилилось" межнациональное согласие, ощущают себя гражданами одного государства с дагестанцами? Жители Лермонтово или Пугачева считают себя гражданами одного государства с чеченцами? Они ощущают, что живут с ними по одним законам, имеют равные права и равную защиту от государства?

Ответ очевиден – нет! На низовом уровне народ не согласен с собственным неравноправием по сравнению с выходцами из Кавказа, с презрением к себе и с такими правилами совместного общежития. На низовом уровне вызрел протест и зарождается ощущение того, что ситуацию нужно менять. Наиболее же радикально настроенные граждане начинают заявлять о необходимости отделения Кавказа.

Но здесь вступают в дело российские власти и кавказские диаспоры, которые, естественно, обеими руками стоят за сохранение существующих условий.

Народ говорит: "Нас убивают, унижают и обворовывают! Мы не согласны так жить! Давайте либо менять эту ситуацию и ставить всех в равноправные условия, либо, если нет, давайте отсоединять эти республики!"

Власти отвечают народу: "Вы раскачиваете лодку и подрываете межнациональное согласие".

Диаспоры вторят властям: "А нам эта ситуация нравится. Она несет нам огромное количество преимуществ. Мы не хотим ни что-то менять, ни откуда-то выходить. Нас нынешнее положение устраивает. А если вам не нравится, что вас режут, унижают и обворовывают, значит, вы хотите развалить страну и работаете по указке тех, кому не нравится процветание России»

Конца у этой истории нет. Пока нет. Налицо раскол общества и раскол двух мировоззрений. Проблема не в том, что Кавказ не хочет выходить из России. Проблема в том, что народ России уже начинает задумываться нужен ли ему Кавказ на таких кабальных условиях!

По факту мы перевернули ситуацию начала 1990-х годов на 180 градусов – тогда на Кавказе бытовали сепаратистские настроения и российское общество противилось им, буквально затаскивая северокавказские республики назад в общее государство и соглашаясь даже воевать только бы сохранить Чечню в составе России. С тех пор уступки, на которые Кремль по всем позициям пошел Кавказу, его беспросветное дотирование, позорное пресмыкание перед его элитами, унижение народа его представителями на бытовом уровне оказались так велики, что теперь не Кавказ, а уже низовое российское общество постепенно приходит к мысли о сепаратизме, в то время как кавказские элиты настолько довольны своим положением, что не хотят ничего менять...

Мы опять живем в эпоху перемен. Время «Хватит кормить Кавказ!» уходит. Трагично, но настает время «Гудбай, Кавказ, до свидания». И это тоже результат правления Путина.

БОРИС ПАСТЕРНАК И МАРИНА ЦВЕТАЕВА


«Борис Пастернак – мгновенное ощущение счастья и боли, - пишет Иосиф Рабкин, - Боли – потому, что свою причастность к еврейству он расценивал как биологическую случайность, осложнившую его нравственные позиции и творческую судьбу». О том же читаю у Вильяма Баткина: «Решительно прекращаю цитаты, ибо боль выворачивает душу... Нет, еще одно место: «В среде евреев не живет красота, тогда как христианство пронизано эстетическим началом...». Отказываюсь комментировать каждый абзац, о последнем скажу... Какая слепота! Неуж-то ненависть к своему народу водила рукой великого поэта - не в кровавых ли крестовых походах, не в Хмельницких ли погромах, не в Катастрофе ли европейского еврейства разглядел он «эстетическое» начало своих возлюбленных христиан?»
 Боюсь, что ради указанной «душевной боли», «разоблачений» христианства и невольных проблем замечательного поэта, не стоит останавливаться на «еврейском вопросе» в  жизни поэта. Здесь дело совсем в другом. Известно, что свидетельство еврея – апостола Матфея – привело к «кровавому навету» - чудовищному обвинению, в результате которого было убито сотни тысяч потомков Иакова. С тех пор еврейские свидетельства о природной порочности народа Книги особенно в цене. Еврей Борис Пастернак в годы, когда мир был заражен коричневой чумой, свидетельствовал против своего народа. Его последователи и сегодня заняты этим черным делом, а потому мои заметки о Пастернаке никак не разборки с усопшим, великим поэтом, а попытка в очередной раз разобраться с истоками и сущностью еврейского предательства, как доноса на свой народ его палачам и хулителям.

 Борис Пастернак не хотел БЫТЬ евреем. Он желал быть русским поэтом и прозаиком. Иосиф Бродский не отказывался евреем быть. Он не хотел быть ТОЛЬКО евреем. Он хотел быть гражданином мира, русским поэтом и английским эссеистом. Позиция Пастернака мне отвратительна. Позиция Бродского понятна и вызывает зависть. Уровень способностей, скромный дар Божий – мне никогда не помогут вырваться за рамки еврея, сносно пишущего на чужом языке.

 Теперь о «счастье» при знакомстве с творчеством поэта. И здесь все верно. Сам затверживал наизусть стихи Пастернака, но чем выше талант ненавистников потомков Иакова, тем они опасней. Скольких убийц в их кровавом деле поддержали такие теоретики юдофобии, как Федор Достоевский или Рихард Вагнер. Автор «Доктора Живаго» специального исследования по «еврейскому вопросу» не писал, но и его откровенная враждебность к народу Торы стала бесспорной поддержкой целой плеяды нынешних антисемитов-евреев в России. Одного примера Дмитрия Быкова достаточно.
 Нужно было миновать ХХ веку со всеми его зверствами, чтобы, хоть в какой-то степени стала понятна причина бедствий людских. Равенство не способно уничтожить зависть, а вместе с ней и ненависть. Лев Толстой мог сколько угодно земельку пахать и ездить в третьем классе, но ни разу он не подумал, что в любом состоянии остается аристократом и гением, что подлинная причина неравенства в способностях человека, в его личных качествах. И здесь никакими революциями, проповедями или реформами дело не исправишь. Лев Николаевич был в силах отказаться от мяса, бежать под покровом ночи из Ясной Поляны, но от самого себя он уйти не мог. Как пишет Павел Басинский в новейшем исследовании о классике: «Творец, философ, «матерый человечище», Толстой по природе своей оставался старинным русским барином, в самом прекрасном смысле слова». В чем же трагедия Льва Толстого? Убежден, если бы его гений смог найти спасение в Боге, он бы не стремился опроститься, слиться с народом, не стал бы пахать земельку, примерившись с тем, что трудиться «в поте лица своего» для души человеческой не менее почетно, чем пахать для тела. И обрел бы покой перед смертью Лев Николаевич. Вопрос, правда, в том: нужен ли был ему, творцу, покой этот?
 Подобную  трагедию пережил духовный сын великого старца – Борис Леонидович Пастернак. И здесь, уверен, подлинная искренняя вера спасли бы поэта от ненависти к своему народу и не отвратила от народа чужого. Лев Толстой упрямо «опрощался» до крестьян – земледельцев. Еврей - Пастернак мечтал слиться с народом общим с ним по месту рождения и языку. Народом то ли советским, то ли православным. Слиться надеялся, опроститься, примкнуть к большинству. Народ же Торы он умолял не высовываться, утихнуть, а лучше всего раствориться, «распуститься» среди иных племен, исчезнуть. И это понятно: нет потомков Иакова – нет и личной, неразрешимой проблемы классика русской поэзии. Но Пастернак родился волшебной заморской птицей, волей судьбы залетевшей в чужие края и превосходно поющей на языке настоящей поэзии. Родился изгоем и умер затравленным изгоем, как бы он не старался оспорить этот «медицинский» факт. Медицинский – мог бы написать без кавычек, так как младенец Пастернак был обрезан в Московской синагоге. Представляю, как мучился поэт, по нескольку раз день, убеждаясь в этом «несчастье».
 Лев Толстой не раз декларировал свою неприязнь к ученым людям, к людям искусства,  но не унизился до ненависти к своему классу, к своему племени. Борис Пастернак ненавидел факт своего «неправильного» рождения и панически боялся своего еврейства. Еврей, вопреки всему остающийся евреем в юдофобской среде, одним этим сопротивляется злу шовинизма. Еврей, маниакально и осознанно жаждущий ассимиляции, этому злу потворствует. Как же все сложно в этом мире! Один Борис Пастернак – поэт и потомок мудреца, толкователя Танаха Ицхака Абарбанеля – слышал Бога. Другой Борис Пастернак не мог уйти от нашептывания Сатаны.
 Сын Бориса Леонидовича – Евгений – считался человеком обыкновенным, никакими особыми способностями отмечен не был, и понятно, что гордился сын отцом в высшей степени, когда писал Пастернаку, что он с ним «одной крови». Уверен, что напоминал Евгений не о еврействе общем, а о своих прямых, родственных связях с классиком. Однако, отец очень даже гневно, обиделся на сына: «Ты пишешь: «Мы с тобой одной крови, папочка». А на черта мне эта кровь, твоя или моя? Мне брюхом, утробой, а не только головой ближе всякой крови «Фауст»». Отчитал сыночка: нечего лезть к гению, гражданину мира, со своим, совсем нежелательным родством. Рожденный фантазией Гете немец-философ, продавший душу дьяволу, ближе Пастернаку, чем сын родной от некогда отставленной жены-еврейки. Гордыня? Куда ж без нее высокому таланту. Но грех бесспорный – и никуда от этого не деться.
Чистое золото – мудрые и талантливые книги. «Впервые в Библии» Меира Шалева именно такая книга. Читаю: «Кстати говоря, всем этим трагическим последствиям жертвоприношения Исаака можно найти весьма многочисленные, хотя и не столь драматичные, аналогии, потому что такая история могла случиться и во многих других семьях, похожих на семью Авраама, - в семьях каких-нибудь революционеров, живописцев, исследователей и других выдающихся людей, которые безоглядно служат своей мечте, своей вере, своему идеалу, будь искусство, наука или революция. И в этом смысле жертвоприношение Исаака – не только теологическая притча, но еще и пример того, что может грозить близким таких фанатиков».
 «Ребенок выше Бога» - сказано в Талмуде. В Торе за ним, за Исааком, не просто ребенок, а народ Божий, потому и был остановлен нож, занесенный над жертвой, но и фанатичную веру Авраама отверг, тем самым, Всевышний.
 Отказ Пастернака от крови по родству - своего рода состоявшееся жертвоприношение  фанатика чужой веры и чужого народа.
 Марина Цветаева была прозорливей, честней (я бы даже сказал чище) своего корреспондента. 10 июля 1926 г. она писала Пастернаку: «Не смущайся женой и сыном. Даю тебе полное отпущение от всех и вся. Бери, что можешь – пока еще хочется брать! Вспомни о том, что кровь старше нас, особенно у тебя, семита. Не приручай ее. Бери все это с лирической – нет, с эпической высоты!»
 «Кровь старше нас». И выше нас, и значимей нас. Пастернак не хотел и не мог примириться с этим.
 Норман Джерас пишет о Троцком: «Это сложная и мучительная проблема поиска равновесия между верностью еврейству и преданности улучшения участи человечества».  Понять, чем верность своим предкам должна мешать «улучшению участи человечества»  трудно. «Мучительной» становится эта проблема только для еврея-антисемита.
 Марина Цветаева понимала то, что не мог и не хотел понять еврей, но.... антисемит Пастернак. Нет, конечно же, не был он антисемитом, до подобной грязи не опустился. Вот иудеофобом – был. Но слушаем Цветаееву:
 «За городом! Понимаешь? За!
 Вне! Перешел вал!
 Жизнь, это место, где жить нельзя:
 Ев-рейский квартал».
 Пастернак бежал от «еврейского квартала». Он так хотел жить, жить в радости, но от призвания своего, от гения как уйти? И это понимала Марина:
 «Так не достойнее ль во сто крат
   Стать вечным жидом?
   Ибо для каждого, кто не гад,
   Ев-рейский погром».
 И от погрома Борис Леонидович пробовал бежать, не понимая, что рано или поздно увидит кровавую ненависть у дверей своего дома.
 «Жизнь. Только выкрестами жива!
   Иудами вер!
   На прокаженные острова!
   В ад! – всюду! – но не в
   Жизнь – только выкрестов терпит, лишь
   Овец – палачу!
   Право – на – жительственный свой лист
   Но – гами топчу».
 Пастернак – «иуда веры» - свой «жительственный лист» получил, но на время. Марина согласилась быть «жидом» в этом «христианнейшем из миров»  и  замерла в петле «вала и рва».

 Возможно, не одно проклятье поэтического дара заставило Цветаеву считать себя изгоем. Она была женщиной, а женщина и еврей для юдофобов, часто, одно и то же. Вот и Гитлер писал: «Женщина принесла в мир грех, и легкость, с которой она уступает похотливым уловкам недочеловеков, стоящих немного выше животных, - главная причина порчи нордической крови». Марина испортила «нордическую кровь» не только своим гением, но и детьми от Эфрона. У Цветаевой была своя победа над злом нацизма. У Бориса Пастернака ее не было. 

О МАРКЕ ШАГАЛЕ из дневника


В книге «Моя жизнь» Шагал вспоминает: «В один прекрасный день (а других и не бывает на свете), когда мама сажала в печку хлеб на длинной лопате, я подошел, тронул ее за перепачканный мукой локоть и сказал:  - Мама, я хочу быть художником ». Рай счастливого детства (мама и хлеб) – все это и стало содержанием живописи Шагала. Детство - домашний хлеб – живопись – звенья одной цепи.  Дали – совсем другое дело. Прожитое, прошлое он и в грош не ставил. Читаю в заметках «О себе и обо всем прочем»: «Обычно мемуары пишут к концу, к старости, когда жизнь прожита. Мне же в силу порочной привычки все делать не так, как прочие люди, взбрело на ум, что куда разумнее сначала написать воспоминания о своей жизни, а после ее прожить». Эти воспоминания о своей, и человечества, будущей жизни Дали и писал на холсте всю свою жизнь. Собственно, какая разница из какого «мусора» творили эти двое свои шедевры. Главное, что они есть, нам подарены. Местечко погибло, превратилось в пепел, но не может погибнуть мечта человека о райских кущах детства. Рукописи, увы, горят. Вот детство наше никогда не сгорает. Фантазии Дали невозможны, немыслимы, но они были, они есть, они будут, просто потому, что был на Земле гений этого художника.
«Мы должны выкинуть из головы все, что нам говорили постороннии ( в том числе русский критик Стасов) – будто бы евреи не способны создать пластическое искусство. Как только евреи сбросили оковы традиции и взяли на себя смелость переосмыслить законы, ставившие под запрет пластическое искусство, они оказались не менее талантливыми художниками, чем признанные мастера других национальностей». Марк Шагал «О современном искусстве».

Замечательно! Только насчет «оков традиций» классик живописи явно перебрал. В традиции как раз и кроется новаторство Шагала, как бегства от банальной пошлости  реализма. Его люди на полотнах не способны стать идолами, его полотнами можно восхищаться, но молиться на них нельзя. 
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..