вторник, 17 марта 2015 г.

РАСПУТИН И ПУТИН



1 декабря 2011 года 08:46 | Виталий Словецкий 

Валентин Распутин: «Наше государство убивает само себя»
Путин не услышал великого русского писателя

 До выборов депутатов Государственной думы осталось несколько дней. «СП» решила узнать у известных людей, какие сегодня проблемы в стране, чего хочет народ, что должны депутаты сделать для него. Своими мыслями на этот счет с нашими корреспондентами, напомним, уже поделились Анатолий Вассерман и Альберт Лиханов. Сегодня гость «Свободной прессы» - знаменитый писатель Валентин Распутин. В последнее время он не даёт интервью. Здоровье уже не то, и по сей день не может прийти в себя после гибели в авиакатастрофе в 2006 году своей единственной дочери – талантливой пианистки Марии. Ранее супруги Распутины потеряли маленького сына. Но нам все же удалось задать писателю несколько вопросов.
«СП»: - Валентин Григорьевич, вы говорили, что обладая властью, выслали бы большую часть тех, кто является врагами России. Не преступников, а тех, кто не любит нашу страну, разрушает её и грабит. Ваше мнение не изменилось?
- Не изменилось. Они сами не уезжают потому, что там им никто не позволит ругать традиции, порядки и власть. Но даже уезжая, они возвращаются сюда, где можно не только ругаться, но наживать себе капиталы.
«СП»: - Вы также говорили, что все мы находимся на льдине, которая тает. Она ещё не растаяла?
- Пока не растаяла, но, процессы, происходящие в стране, свидетельствуют о том, что вот-вот растает.
«СП»: - Неужели нет никакой надежды?
- Пока её не видно. Пьянство, наркомания, проституция, воровство, убиение культуры и школы. Люди внутренне переориентировались: в вере, нравственном и духовном прямостоянии. В прежние тяжелейшие для страны времена, это прямостояние не изменялось.
Возник психический надлом от погружения страны в противоестественные условия, в опустошение. В этом причины эпидемии самоубийств, бездомности, пьянства и болезней.
«СП»: - Действительно, хорошего немного… Например, повторяется история, описанная вами в повести «Прощание с Матёрой». Огромная красивейшая территория в Красноярском крае и Иркутской области уйдёт под воду после пуска Богучанской ГЭС. В 2009 году вы организовали поездку в зону, попадающую под затопление. Была ли, на ваш взгляд, возможность у федеральной власти прекратить возведение ГЭС или хотя бы снизить уровень затопления?
- Встретили нас в Богучанах очень неласково. Отказались сопровождать и что-либо показывать. Позвонили из Москвы высокие чиновники: «Что вы там делаете?». Я ответил: «Это наше дело» и попросил встречу с Путиным. Мне пообещали её. Где-то недели через две после нашего возвращения в Иркутск на расположенное неподалёку озеро Байкал приехал Путин. Моя встреча с ним состоялась. Я задал ему вопрос: «Строительство ГЭС началось в советский период. Длительное время стройка была законсервирована. Нельзя ли сейчас прекратить её? Ведь будут сломаны судьбы огромного количества людей, погибнут сотни километров тайги, живность…». Он посмотрел на меня как на ненормального, и сказал: «Нет, нельзя». Тогда я спросил у него: «Предполагается возвести ещё две ГЭС на реке Ангаре, за Богучанской гидроэлектростанцией. Что будет с людьми, проживающими там и территорией?». Он ответил: «Если понадобится, то, во всяком случае, одна гидроэлектростанция будет». Но будет не одна, а две…
Я сам с Ангары, мою деревню Аталанку переселили перед затоплением Братского водохранилища. В неё вселили ещё пять деревень. Она по сей день жива. Но, похоже, доживает последние годочки. Леса вырубили, поля затопили, магазин закрыли, школа сгорела, ни одного рабочего места не осталось. И в таком состоянии не только моя деревня. Много их по Ангаре и Енисею, доживающих…
Красавицу Ангару три ГЭС изуродовали, острова ушли на дно, воду пить нельзя, рыбу есть нельзя. Всё вокруг отравлено химическими предприятиями. Но воду пьют и рыбу едят.
Скоро запустят Богучанскую ГЭС. Там где я родился, во время сооружения Братской и Усть-Илимской ГЭС леса не были убраны, и десятилетия торчали из воды…
Другие народы не выдержали бы тех потерь и напряжений, которые достались нашему народу. Происходящее сегодня – ужасно! Государство, убивающее само себя - такого в мире ещё не бывало. Однако Россия жива, у нас есть люди, готовые отдать за неё жизнь.
«СП»: - Существует мнение, что в России умирает и классическая литература. Вы согласны с этим?..
- Она умрёт. Стали меньше читать, поэтому стало меньше хороших писателей. Нет уже тех дивных, которые были в позапрошлом веке и начале прошлого. Поэтому классической литературы в России не будет. Это выбор читателей.
Извините, не могу разговаривать дальше, чувствую себя неважно. А завтра нужно присутствовать на важном мероприятии, которое не могу не посетить.
«СП»: - Здоровья вам, Валентин Григорьевич, ждём ваши новые книги!
Читайте далее: http://svpressa.ru/society/article/50440/

ПРОКУРОР ИЗ АВСТРИИ - НАЦИСТ

Антисемитизм становится законным

 ("Israel Hayom", Израиль)
Аарон Лапидот (אהרון לפידות)


20/02/2015
«Призывы к уничтожению евреев — это легитимная критика Израиля». Эту жуткую фразу произнес не иранский лидер и не его союзник из «Хезболлы», и даже не пресс-секретарь ХАМАС. В таком случае это заявление не выглядело бы странным. Но фразу сказал прокурор австрийского города Линца, официальный представитель юридической системы просвещенного западного государства.

Да-да. Страна, породившая Адольфа Гитлера, достигла новых высот несправедливости и бесчувственности. Они считают государство Израиль настолько отвратительным, что призыв к его уничтожению воспринимают вполне легитимной критикой. Из-за бурных событий последних дней журналисты почти не обратили внимания на это заявление (насколько мне известно, кроме The Jerusalem Post). Поводом для высказывания послужила запись местного парикмахера турецкого происхождения на странице в социальной сети Facebook. Он поместил портрет Гитлера и привел высказывание, неверно приписываемое нацистскому вождю: «Я мог уничтожить всех евреев, но решил оставить некоторых в живых, чтобы вы поняли, почему я так сделал». Запись сопровождалась также обращением к Аллаху с просьбой стереть еврейское государство с лица Земли.

Один из интернет-пользователей, видевших запись, обратился в полицию. Началось следствие по подозрению в нарушении закона о запрете на оправдание нацизма. Но когда материалы были переданы в прокуратуру, то прокурор сказал, что речь идет «о выражении несогласия с действиями Израиля в ходе операции "Нерушимая скала" и о легитимной критике», и закрыл дело.

Вполне логично возникает вопрос, следует ли считать призыв к уничтожению евреев, каким бы возмутительным и болезненным он ни был, нарушением принципа свободы слова. Но на днях мы снова стали свидетелями обстрела синагоги, на сей раз, в Копенгагене. В результате погиб Дан Узан (Dan Uzan). А полтора месяца назад террористы убили четырех человек в парижском магазине «Гипер Кошер». Кстати, между терактами в столице Франции и в столице Дании есть сходство и, возможно, неслучайное. В Париже террористы сначала атаковали редакцию сатирического журнала «Шарли Эбдо» из-за антимусульманских карикатур, а затем напали на еврейский магазин. В Копенгагене первой мишенью террористов стал шведский карикатурист Ларс Вилкс (Lars Vilks), а затем последовало нападение на синагогу. А еще был теракт в Брюсселе, где погибли четыре еврея, а еще был теракт в Тулузе...

Как выяснилось, слова вполне могут убивать. Всегда найдется человек, группа или даже целый народ, который перейдет от слов к делу. Возможно, они менее образованы, менее критичны, не умеют отличить подстрекательства к насилию от легитимной критики, но зато они всегда умеют обращаться с автоматами, выдергивать чеку из гранаты и приводить в действия взрывные устройства. Поэтому заявление австрийского прокурора еще опаснее, чем запись парикмахера в «Фейсбуке». Перефразируя Ханну Арендт, можно сказать, что это придание законности антисемитизму. Свобода слова служит оправданию убийства евреев.

Мы так часто проходили через это на протяжении истории, особенно в течение ХХ века. Поэтому когда президент США Барак Обама, сознательно или случайно, низводит парижский теракт до инцидента со «случайной стрельбой по группе людей», а пресс-секретари Белого дома и Госдепартамента юлят и извиваются, лишь бы не признать, что имел место антисемитский теракт, и людей убили только за то, что они были евреями, американский лидер тоже способствует приданию законности набирающему силу антисемитизму, особенно в Европе. Антисемитские настроения, похоже, никогда на самом деле не пропадали.



О СУМАСШЕДШЕМ ЦИОЛКОВСКОМ и НЕСЧАСТНОМ ГАГАРИНЕ

О СУМАСШЕДШЕМ ЦИОЛКОВСКОМ, НЕСЧАСТНОМ ГАГАРИНЕ И МНОГОМ, МНОГОМ ДРУГОМ..

О СУМАСШЕДШЕМ ЦИОЛКОВСКОМ, НЕСЧАСТНОМ ГАГАРИНЕ И МНОГОМ, МНОГОМ ДРУГОМ...

Его давно грозятся убить. И это странно, потому что ну кому поперек пути мог встать простой научный работник? Ан нет -- встал. Кандидат наук Гелий Малькович Салахутдинов покусился на самое святое -- историю отечественного естествознания. И до того многих огорчил своими исследованиями, что один аспирант прямо в институте накинулся на Гелия Мальковича с кулаками. Хорошо, Гелий Малькович раньше боксом занимался, иначе неизвестно, чем бы закончилась его научная карьера. А аспирант, кстати, в этой научной дискуссии отделался всего лишь разбитыми очками... Да, но отчего же такой накал страстей вокруг исторической науки?

А вокруг исторической науки всегда страсти кипят, это не вопрос. Наш журнал давно занимается темой истории. Мы давали слово и поклонникам фоменковской теории, и антифоменковцам, публиковали в нескольких номерах интереснейшие профоменковские рассуждения Гарри Каспарова, развенчивали исторические мифы времен Второй мировой, говорили о преподавании истории в школе, даже занимались вариативной историей -- рассуждали о том, что было бы, если бы история где-то поменяла свой ход. И всегда наши статьи вызывали самые живые отклики у трудящихся. В основном трудящихся на ниве исторической науки. Но и обычные граждане очень гневались, когда мы разоблачали некоторые просоветские мифы, созданные сталинской историографией. Боюсь, сегодняшняя наша статья также вызовет море злобных откликов. Во всяком случае, очень на это рассчитываем...
Итак, сегодня проездом из Звездного городка в Москву впервые на нашей исторической сцене весь вечер поет и пляшет человек трудной судьбы, но при этом кандидат технических наук, старший научный сотрудник Института истории естествознания и техники РАН Гелий Салахутдинов. Прошу!..

-- Гелий Малькович, насколько я понимаю, вы занимаетесь хорошо задокументированной, тихой и спокойной областью истории -- историей техники. И вдруг такие скандалы. Как начался ваш крестный путь в исторической науке?
-- Началось все с того, что в 1984 году я взял исследовательскую тему по истории мировой космонавтики. И оказалось, что вся наша отечественная история космонавтики сфальсифицирована.
Вся наша история космонавтики поддерживает легенду о том, что в результате напряженного соревнования ноздря в ноздрю двух наших стран в космосе Советский Союз с честью выиграл эту гонку у США, запустив первый спутник и так далее... И никто у нас не знает -- это тщательно скрывается, -- что еще в 1946 году Вернер фон Браун, отец немецкой ракеты «Фау-2», предложил американцам проект запуска первого искусственного спутника Земли. И американцы отказались от этого предложения, справедливо рассудив, что военного применения спутник иметь не может. В 1954 году фон Браун опять предлагает запустить спутник. Ему опять отказывают.
В 1957 году фон Браун уже говорит: дайте мне 90 дней, и я запущу спутник. Ему снова отказывают. А у него уже ракета готова была! И вот 4 октября 1957 года свой спутник запускает СССР... Американцы дали фон Брауну разрешение на запуск только после того, как у нас собака Лайка полетела.
-- Но все-таки первый спутник был наш!
-- Да, первая болванка летала наша. Но все первые прикладные спутники -- американские. Первый научный спутник был американский, первый связной -- американский, навигационный, метеорологический -- тоже американские. Первая орбитальная станция -- американская. Первый крылатый возвращаемый аппарат -- американский. Первые люди на Луне -- американцы. А наша ракета «Н-1», которую готовили для полета на Луну, на всех четырех запусках успешно взрывалась со страшной силой.
Американцы шли дорогой практичности, а мы символы запускали. Первую болванку -- спутник. Первую женщину, перепуганную до слез. Она там расплакалась, у нее начались сопли -- в общем, полило из всех дыр. Она кричала: «Мама! Мама!..» И после этого Королев сказал: «При мне больше ни одной бабы в космосе не будет!» И выгнал их всех из отряда космонавтов. Там еще четыре штуки было...
-- А чего девушка так испугалась?
-- Страшно. Ведь первые полеты -- это идиотизм был какой-то, у них вероятность возвращения составляла 50%! Когда, например, летал Гагарин, было серьезное опасение, что не сработает тормозной двигатель. На этот случай аппарат обеспечили водой и питанием на десять суток, рассчитывали, что он затормозится атмосферой за это время и упадет сам по себе. Однако орбита оказалась выше расчетной, и если бы тормозной не сработал, Гагарин бы погиб -- ему не хватило б запасов еды и воды, чтобы дождаться естественного торможения. Гагарин исполнял роль живого символа. Собачку послали, теперь надо человечка...
В истории нашей космонавтики кругом фальсификация. С тем же Гагариным. На пресс-конференции журналисты его спрашивают: вы как приземлились, на парашюте или в кабине корабля? И наш первый космонавт Гагарин начинает выкручиваться. Говорит, мол, главный конструктор предусмотрел оба варианта спуска с орбиты. Не ответил прямо на вопрос.
-- А какая разница?
-- Это для установления международного рекорда надо было. Международная авиационная федерация засчитывала рекорд дальности, только если пилот опустился в кабине корабля. И что вы думаете? Взяли и обманули всю мировую общественность -- написали, что Гагарин опустился в кабине корабля. А он спустился на парашюте -- катапультировался из кабины! Но самое смешное -- через несколько лет наши действительно создали корабль «Восход-1», на котором космонавты садились уже в кабине. И СССР... официально объявил, что впервые в мире совершена мягкая посадка людей в кабине корабля! Совершенно забыв, что несколько лет назад Гагарин уже «садился» в кабине.
-- Союз славился очковтирательством. Особенно военные и политики...
-- Космонавтику у нас старались подгрести под политику. Полет Титова лично Хрущевым был выбран таким образом, чтобы под его шумок возвести Берлинскую стену. Под шумок Терешковой гасили скандал с размещением ракет на Кубе... Знаете, как назвали американцы нашу программу «Восток-Восход»? Технологической софистикой.
Мы же их постоянно дурачили, врали. Например, если запустить второй спутник ровно через сутки после первого, они окажутся рядом на орбите. Мы такое сделали и на весь мир раструбили, что наши аппараты такие классные, что могут сближаться на орбитах. В Америке был шок -- русские умеют строить аппараты, меняющие орбиты!..
Потом мы в одноместный корабль загнали трех космонавтов. Они там буквально друг у друга на руках сидели. Для того чтобы их разместить, пришлось снять с космонавтов скафандры и демонтировать из кабины катапультируемое кресло. Зато американцы ахнули -- русские уже делают большие корабли для групповых полетов!.. Им и в голову не приходило, что это надувательство, что люди полетели «голые», как пушечное мясо...
Вот когда все это раскрылось, американцы и назвали нашу космическую программу технологической софистикой.
-- Что же было потом, после того, как вы переписали историю космонавтики?
-- А дальше я занялся Циолковским. Циолковский также целиком сфальсифицирован.
-- Как же это с ним случилось?
-- Из-за революции. К революции Циолковский уже был разоблачен научным сообществом как лжеученый и псевдоизобретатель. Против него выступали Жуковский, Ветчинкин, Императорское русское техническое общество... Что спасло этого провинциального полуграмотного мечтателя? В 1921 году Ленин подписал постановление о присуждении Циолковскому персональной пенсии -- совершенно случайно. Там длинная была история. За Циолковского хлопотали знакомые военные -- полуграмотные кавалеристы -- и два земляка из «Калужского общества любителей природы местного края», которые ходили по инстанциям, -- учитель и врач. Когда собрался совет по присуждению персональных пенсий, посмотрели -- все подписи собраны. И проголосовали.
Циолковский был награжден пенсией «за особые заслуги в области авиации». А по положению этот документ должны были визировать все члены правительства, в том числе и Ленин. Ну а раз подпись Ленина, историки стали делать из городского сумасшедшего великого ученого. Последняя критическая публикация о Циолковском была в 1934 году, когда издали его избранные работы, а в предисловии стояла статья профессора Моисеева из академии Жуковского, который просто высмеял «труды» Циолковского по аэродинамике и естествознанию.
Когда я сам стал смотреть работы Циолковского, то с ужасом увидел, что этот «ученый» умудрился ни одной формулы не вывести без ошибки. Единственная правильная формула, которую почему-то приписывают Циолковскому, -- уравнение движения точки переменной массы -- принадлежит Мещерскому. Мало того, она и Мещерскому-то не принадлежит, строго говоря! Ее выводили на экзаменах за пятьдесят лет до этого студенты Кембриджского университета.
-- Я знаю, что Циолковский был шизофреником. Мне попадались его «философские» работы. Когда я в первый раз прочитал их, понял, что я уже видел нечто подобное: по редакциям ходит уйма подобных циолковских со своими трактатами. Они часто публикуются в «МК» в рубрике «Там, за горизонтом».
-- У Циолковского был серьезный сдвиг. Он сам об этом писал: «Я получил нервное расстройство, такое сильное, что совсем разучился бегать, и это отразилось на моих детях». Я решил проверить это его признание и убедился, что у Циолковского почти все в роду были сумасшедшими. Из шести его детей двое покончили жизнь самоубийством. Один всю жизнь хотел проколоть себе барабанную перепонку, чтобы стать таким же гениальным, как его отец. Еще один был попросту слабоумным...
-- Можно было не трудиться с дурной наследственностью. Диагноз Циолковского виден как на ладони в его трудах и воспоминаниях. Я помню, он сам описывал, как ему мерещилось слово «рай», написанное на небе. А уж его философские взгляды...
-- Да, у него просто жуткая философия. Суть ее в следующем -- когда человек умирает, его атомы рассеиваются по всей Вселенной, а потом поселяются в какое-то другое живое существо. Так начинается вторая их жизнь в другом обличье. И если умершее существо было счастливым, значит, и атомы будут счастливые, и новая жизнь нового существа будет счастливой. Если атомы несчастные -- наоборот. И задача человечества -- уничтожить всю несчастную жизнь на Земле и в космосе. Далее Циолковский описывает, как, кого и в каком порядке нужно убивать. Я процитирую: «больных, калек, слабоумных, несознательных... диких и домашних животных, насекомых...»
И вот этот шизофренический бред наши циолковеды и циолколюбы вводят в ранг философии -- научного космизма. Каждый год проходят Циолковские чтения в Калуге -- «По разработке научного наследия и развитию идей Циолковского».
-- Все верно вы говорите, но у нас так много глупостей в стране творится, отчего же ваши исследования вызвали такую злобную реакцию, причем не только в научном мире?
-- Я написал книгу «Блеск и нищета Циолковского», не успел даже еще издать ее, как на меня набросились... На еще не изданную книгу -- вещь для нашей науки беспрецедентная! -- сразу была опубликована куча рецензий, в которых не содержалось ни одного научного аргумента против меня. А была только ругань. Я процитирую. Вот некий Григорий Хозин -- как тут про него сказано, «выдающийся специалист в области гуманитарных аспектов космонавтики», между прочим, профессор! -- пишет про меня в своей ругательной брошюре: «Меня до сих пор бьет дрожь, как можно, будучи россиянином, хотя и носящим фамилию Салахутдинов, поливать дерьмом величайшего гения человечества?»
-- Больше всего мне понравилось «...хотя и носящим фамилию Салахутдинов».
-- Кстати, россиянин Циолковский, которого Хозин защищает, тоже был наполовину татарином, хотя и носящим польскую фамилию... На меня потому так накинулись, что многие люди кормились и до сих пор кормятся с исторических легенд. Если бы в 60-е годы знали, что Циолковский не гений, а псих, разве построили бы ему в Калуге музей, глянув на который, иностранцы в один голос спрашивают: сколько же это стоит? Вы не были в Калуге? Это Дворец съездов! Рядом гостиница «Интурист». Дорогу построили. Финансирование было мощное. Сотни людей на этом кормились и кормятся до сих пор. На меня выходило начальство из города Калуги с угрозами...
-- Но дворец покойному построили не за его «философские» труды, а за принципы реактивного движения, за космос, за придуманные им ракеты...
-- Ракеты существовали с XIII века. Причем не придуманные, а реальные, твердотопливные, пороховые. Циолковский это знал. Он читал брошюру морского офицера Федорова, на которую неоднократно ссылался. Что сделал Циолковский? Циолковский предложил сесть на ракету и полететь на ней в космос. Но первое предложение по этому поводу сделал физик и писатель Сирано де Бержерак еще в 1648 году. Дальше был Жюль Верн с тем же предложением. Был китаец Ван Ху... да масса людей!.. Циолковский не придумал ничего нового.
-- Я читал, что Циолковский первым придумал многоступенчатые ракеты.
-- Наглое и циничное вранье! Уже в XVIII веке такие ракеты существовали в проектах. А впервые патент на многоступенчатые ракеты получил Роберт Годдард в Америке в 1914 году. Немного позже, в 1923 году, выходит книжка немецкого профессора Оберта, который предложил двухступенчатую ракету для полета в космос. И только спустя четыре года своей идеей разрожается наконец господин Циолковский. Да к этому времени вся страна уже знала про многоступенчатые ракеты! Потому что газета «Правда» неоднократно писала об идее «немецкого профессора Оберта, который придумал способ полета в космос»! Но Циолковский «Правды» не читал...
Да и не придумывал Циолковский никаких многоступенчатых ракет. Знаете, что на самом деле предложил Циолковский? Он предложил одновременно запустить 512 РАЗНЫХ ракет, которыми управляют 512 пилотов. Когда топливо израсходуется наполовину, ракеты как-то встречаются в воздухе попарно -- и половина ракет переливает остаток топлива в другие. Пустые ракеты с пилотами падают, остальные летят, пока опять не выработают полбака. И так далее. Космоса достигает одна из 512 ракет и один пилот. Бред сивой кобылы!
Даже сочувствующий Циолковскому популяризатор его трудов Перельман не выдержал и в своей книге в 1937 году написал: да надо их соединять, ракеты! И тогда не понадобятся 512 пилотов, а хватит одного, и проще будет отбрасывать отработавшие ракеты, «как это и предлагали Годдард и Оберт».
-- Ну хоть что-то новое в науке сказал несчастный глухой сумасшедший из Калуги?
-- Сказал. Предложил поставить трубу на колесики и толкнуть с горы. И тогда, по Циолковскому, струя воздуха, протекающая через трубу, создаст реактивную тягу, и труба будет ездить вечно!.. Он даже не понимал принципа действия ракетного двигателя, этот деревенский фантазер. Вы знаете, что Циолковский проучился в гимназии всего четыре года, причем два из них в одном классе?
-- Основоположник теоретической космонавтики... Ладно, вот вы написали правдивую книгу. И?..
-- За свой счет, между прочим, это была моя внеплановая тема... Написал и по своей наивности предложил в комиссию Циолковского. Думал, открытие сделал, переворот. Думал, ухватятся. О Циолковском ведь написано ни много ни мало 800 книг -- и ни одной правдивой... И тут началась такая истерия!
Газетные статьи, где меня поливали за поругание святых имен... Разгромные отзывы на мою книгу разных «ученых». Один профессор так расстарался, что написал ругательный отзыв на раздел... которого вообще в моей книге не было! У нас в институте была принята осуждающая меня резолюция. Мне систематически грозят увольнением. Начали распускать слухи, что я «нехороший человек»...
Ну ладно, пусть я «нехороший человек», но оставьте мою личность в покое, ответьте по существу, как полагается в научном сообществе. Так нет!.. И я их понимаю, аргументов-то против меня нет: я основываюсь на трудах самого Циолковского.
Доходит до смешного. Вышла у меня статья в «Независимой газете». И директор нашего института -- бывший комсомольский работник, привыкший священных коров защищать, -- звонит в редакцию Андрею Ваганову...
Звонит, значит, говорит, что статья ошибочная, а вместо аргументированной критики начинает Андрею рассказывать... какой я плохой человек. Ваганов меня встречает, хохочет, говорит: «Пиши еще!..»
Кстати, прочитав эту статью, меня начал искать профессор Йельского университета через ленинградское отделение нашего института. А ему там говорят: мы, конечно, дадим вам координаты этого Салахутдинова, но вы должны знать -- он очень нехороший человек.
Звонит этот профессор мне, просит о встрече. Я отвечаю: я, конечно, с вами встречусь, но вы должны знать -- я очень нехороший человек. Он смеется, говорит: а мне уже сказали...
-- Мне очень понравилось, как про вас этот дядька написал в разгромной брошюрке... Зачитайте еще пару мест из бессмертного.
-- Вот, пожалуйста, чудный момент есть... Хозин сначала обращает внимание на то, что Циолковский был пацифистом и не хотел работать на войну, а потом пишет: «А может быть, нам (Хозину и военным. -- А. Н.) сесть за стол вместе, положить творческое наследие Циолковского, положить его философские работы, поговорить с этими господами в погонах и сказать им: может быть, есть более эффективное применение этому потенциалу?»
Представляете? Сидят Хозин и куча генералов в погонах за столом переговоров. За генералами пушки, бомбы, а Хозин им труды Циолковского на стол! А давайте-ка мы, господа генералы, сделаем вечную ракету из трубы на колесиках, с горки столкнем... Идиотизм. Доктор наук, между прочим.
Вот еще прелестное место: «Циолковский должен быть познан как целостная социо-, политико-, философско-, гуманитарно-нравственная копилка сокровищ цивилизации». Ничего себе? Как он их приватизировал ловко, сокровища цивилизации... Копилка!
Потом еще на меня сильно наезжала эта госпожа... Мельпомен... э-э... такая девушка-философиня есть, забыл...
-- Мапельман.
-- Да! А откуда вы знаете?
-- Она у нас философию в институте читала. Такая приличная с виду. И чего это она на вас набросилась?
-- Так она как раз диссертацию свою докторскую защищала про «философа» Циолковского -- русский космизм. Что ж ей теперь, признаваться, что она доктор не философских, а психиатрических наук?
-- Но, я полагаю, на Циолковском вы не остановились?
-- Не остановился. После того как меня стали травить, ко мне стали подходить втихую наши сотрудники и говорить: слушай, раз уж ты такой смелый, посмотри -- там и с Ломоносовым что-то не то творится. И с Поповым. И электрическую дугу, кажется, не Петров открыл... Я стал смотреть документы. Точно, никаких открытий Ломоносов не делал!..
-- Под дых... А мы в школе проходили, что он открыл закон сохранения массы.
-- Закон сохранения массы открыл Лавуазье. А все ломоносовские работы по химии и физике -- полуграмотные фантазии. Ломоносов был просто талантливым администратором. Он основал университет, организовывал научные экспедиции. Сам же по себе был довольно безграмотным человеком, не знал математики, к концу жизни спился, приходил в Академию наук и устраивал там пьяные дебоши.
-- Как мне нравится вас слушать!
-- То же самое открылось и по другим персонажам! Оказалось, действительно, не Попов радио изобрел...
-- Маркони?
-- Его вообще никто не изобретал! Так же, как парашют, вертолет или шестерни... Первый патент на устройство по передаче сигналов, основанное на электромагнитной индукции Фарадея, взял Эдисон. Он же создал приемно-передающее устройство, работающее на расстоянии до 200 метров. Поддерживал связь между берегом и судном на рейде, вокзалом и приближающимся поездом. Вообще же Герц, открывший электромагнитные волны, первым держал в руках приборчик, который передавал электромагнитные сигналы на расстояние.
Потом русский журнал «Электричество», англичанин Крукс и серб Тесла практически одновременно заявили, что на основе герцевых волн можно создать приборы дальней связи. Выходить на космос, передавать сообщения на другую сторону земного шара. Тесла изобретает антенну, рисует схему радио... Единственное, что Тесла не смог сделать, -- найти хороший приемник, он использовал проволочное кольцо. Зато эту задачу решил англичанин Брантли -- он придумал в качестве приемника трубочку с металлическим порошком.
-- Я ее помню. Эту трубочку в черно-белом фильме про Попова показывали. Там ее еще молоточек от будильника почему-то все время встряхивал.
-- Этот молоточек с часовым механизмом придумал англичанин Лодж, а не Попов, кстати... И это было продемонстрировано в Англии. Про английские опыты узнают Попов с Маркони, начинают их повторять, увеличивая подъем антенны и мощность сигнала. Это все, что они выдумали своего. Вопрос: кому принадлежит приоритет в изобретении радио?
То же и по другим персонажам... Русский ученый Петров никакой электрической дуги не открывал. Дугу открыл Мейджер -- россиянин, но английский подданный, поэтому его, конечно, по боку, а Петрова назначили первооткрывателем... Черепановы свой неудачный паровоз начали строить после поездки в Англию, где увидели паровоз. Ползунов изобретателем паровой машины не был, она была изобретена за пятьдесят лет до него... Слизать-то он машину слизал, но нужной технологии обработки металлов в России не было, и поршень просто болтался в цилиндре, машина не работала...
Не было никакого ленинского плана ГОЭЛРО. Этот план электрификации был придуман еще при царском правительстве. Куда ни ткнись -- везде вранье.
-- Как же такое могло произойти с нашей историей?
-- Очень просто. По прямому указанию Сталина в 1946 году русская и советская история науки и техники стала переписываться. В рамках борьбы с космополитизмом и низкопоклонничеством перед Западом...
Короче, когда я все это понял, то сразу начал об этом писать -- в основном в прессе, потому что в нашем журнале «Вопросы истории естествознания и техники РАН» я стал персоной нон грата. Потому что главный редактор журнала -- директор нашего института. И я его по-человечески понимаю: как он может Салахутдинова публиковать? После того как Горбачев объявил перестройку, и общественные науки и история стали очищаться от уродливых наплывов тоталитаризма, в истории естествознания и техники ничего подобного не произошло. Спрашивается, чем же вы занимались все эти годы? Поддерживали мифы?
-- Неужели вся наша история науки сфальсифицирована?
-- Полностью. Все изобретения, вся наука пришли к нам из-за границы. Вдумайтесь: на целый огромный Советский Союз -- всего восемь нобелевских лауреатов. В крохотной Дании -- восемь, в Швейцарии -- двенадцать. В Америке -- сто пятьдесят четыре! А у нас -- восемь. А вот в литературе примерное равенство: у американцев семь, у нас пять лауреатов.
-- Может быть, они там засуживали наших научных ребят?
-- Напротив, Нобелевский комитет и вообще зарубежные ученые очень наших ученых любили и сочувствовали им, понимали, как тяжело работать в тоталитарной стране. Порой даже давали премии, которые, на мой взгляд, и давать-то не надо было. Я бы, например, Капице и Ландау не дал Нобелевской премии.
-- А почему на вас аспирант набросился с кулаками прямо в стенах института?
-- Его любимая девушка работает в Калуге в Музее Циолковского. А я покушаюсь на ее сумасшедшего кумира. И он, защищая свою девушку, напал на меня, гонителя Циолковского.
-- Как все запутано. Но вы же уже пожилой человек. А он молодой. Как же вы выжили?
-- Зато я боксом когда-то занимался. Так рукой его отбросил, он отлетел, очки у него упали. А потом он сам на них наступил. Взял разбитые очки и пошел писать донос на меня. А я сказал: пускай в суд подает!
-- Каковы же ваши планы на будущее, Гелий Малькович?
-- Буду бороться дальше.
-- Спасибо вам за вашу борьбу. За то, что помогаете нам по капле выдавливать из себя циолковских...
Александр НИКОНОВ
В материале использованы фотографии: Виктора БРЕЛЯ, Александра ДЖУСА, из архива «ОГОНЬКА»

СОБЧАК О СТАЛИНЕ

Дума о тиране

В Петербурге представят книгу Анатолия Собчака «Сталин. Личное дело».
Анатолий Собчак своей рукой заполняет подробную советскую анкету – за Иосифа Сталина, таков замысел книги "Сталин. Личное дело", писавшейся в Париже в 1998-99 годах. Книга не закончена, в ней много чего не хватает, не исправлены ошибки и неточности, нет справочного аппарата, и все же Ксения Собчак решила издать неоконченный труд своего отца именно сейчас.
Книге предпосланы два эпиграфа: слова Жана-Поля Марата «Народ станет свободным только тогда, когда научится быть бдительным к своим вождям» и Герцена: «Только народ, научившийся думать сам за себя, способен отучить других действовать за него». Предисловие написала Ксения Собчак. В нем она пытается объяснить, почему и зачем понадобилось ее отцу писать книгу про Сталина: «В чем причина, какова анатомия тоталитаризма – вот главная цель размышления автора, отдавшего столько сил демократизации нашего общества». Она подчеркивает, что в центре внимания Анатолия Собчака находилось не создание научной биографии Сталина, а размышления о том, «как сам народ своей рабской покорностью, безразличием, равнодушной удовлетворенностью быть винтиком в машине государства, способствует установлению тоталитарной власти, от которой сам же и страдает».
Ксения Собчак решила издать недописанную книгу своего отца через много лет после его смертиКсения Собчак решила издать недописанную книгу своего отца через много лет после его смерти
Возможно, многим будет интересно посмотреть на природу тирании глазами Собчака. Известный петербургский писатель Валерий Поповпризнается, что готов прочесть такую книгу:
- Я бы прочитал – хотя бы для того, чтобы снова почувствовать Собчака, его личность, его страсти, его мысли. То есть специально охотиться за этой книгой я, возможно, и не стал бы, но если бы попалась – то прочитал бы. Странно немножко, что ее издали только сейчас, ведь так много лет прошло, есть в этом какая-то некрасивость, что ли. Наверное, это усилия его родных, желание поддержать память о нем, в каком-то смысле вернуть его нам через новую книгу. И все это происходит на волне повышенного интереса к Сталину, которую мы сейчас наблюдаем. С другой стороны, вполне можно понять дочь, которая хочет помочь отцу не исчезать совсем с нашего горизонта. И издательство тоже оказывается в струе, в тренде, издает нечто актуальное.
Kажется, что Сталин из гроба усмехается, прикуривая свою трубку и наблюдая за происходящим как за делом своих рук
Многие из тех, кто лично знал первого мэра Петербурга, не скрывают удивления – зачем понадобилось издавать недописанную книгу через 15 лет после смерти автора?
- Я знал Анатолия Собчака достаточно хорошо, но при мне он своих исторических познаний не демонстрировал, - вспоминает депутат Ленсовета последнего созыва, глава фракции Народного фронта Сергей Егоров. - Что он делал в Париже, я сказать не могу, но заподозрить его в знании истории у меня нет никаких оснований. Я не думаю, что он способен развеять миф о Сталине – нам бы миф о Собчаке как-нибудь развеять. Когда я иду по Невскому проспекту мимо дворца Белосельских-Белозерских, всегда перехожу на другую сторону: меня тошнит от таблички, где написано, что это музей демократии имени Собчака. Главный антидемократ нашего города – и его именем назван музей демократии! Это было время бури и натиска, так уж нам повезло, что именно он выдвинулся в депутаты СССР от одного из наших округов, - а дальше засверкал! Никого более достойного не нашлось. Вообще, к сожалению, интеллигенция в России не стала авангардом своего народа. Такая вот хилая интеллигенция – ни локков среди нас, ни гоббсов, ни томасов моров, ни дидро, ни вольтеров, нету никого. Это медицинский факт – поэтому так все у нас и происходит. Нет ни умов, ни их властителей. Возвращаясь к книге Собчака о Сталине, - мне она просто неинтересна: что нового он мог найти в парижских архивах, какие документы? Только мнения эмигрантов. Я, между прочим, в отличие от большинства моих соотечественников, Сталина читал – это был человек достаточно умный, который сам писал свои книги – в отличие от Собчака.
Для меня Сталин - это фигура, не имеющая никаких положительных качеств. Но, конечно, Собчак способен в ней разобраться
В своем предисловии к книге «Сталин. Личное дело» Ксения Собчак пытается ответить на многие вопросы, прежде всего, на главный – зачем понадобилось издавать эту книгу сейчас. В качестве ответа она приводит цитату из стихов Евгения Евтушенко:
Мне чудится, будто поставлен в гробу телефон.
Кому-то опять сообщает свои указания Сталин…
Мы вынесли из мавзолея его…
Но как из наследников Сталина
Сталина вынести?
«Поэтому, - заключает Ксения Собчак, - я и решила выпустить эту неоконченную книгу сейчас, спустя десятилетие. Может быть, потому, что, повзрослев и столкнувшись с современными политическими процессами, сама, как и отец, стала задумываться над теми же вопросами…»
Многие из тех, кто в своей жизни сталкивался с Анатолием Собчаком, сегодня выносят о нем довольно суровые суждения. Совсем не так категоричен бывший эксперт Ленсовета Ефим Смулянский, но и для него фигура Собчака – неоднозначная.
- Я познакомился с ним на одном из митингов, предложил свою помощь, и тех пор время от времени участвовал в каких-то его делах. Я, безусловно, был покорен его обаянием, его речью, его внешним блеском, но с течением времени произошли события, сильно меня от него отдалившие. Это события в Тбилиси, происшедшие 9 апреля 1990 года, там во время разгона демонстрации около 10 человек были убиты саперными лопатками. Он был назначен председателем комиссии по расследованию событий в Тбилиси. Анатолий Александрович, зная, что я долгие годы дружу с великим грузинским режиссером Тенгизом Абуладзе, позвонил мне и попросил, чтобы я позвонил ему и сказал за него несколько слов, прося содействия. Я выполнил его просьбу, позвонил Тенгизу, тот спросил: «А он приличный человек?» Я говорю – о чем разговор, это же демократ! – И Тенгиз обещал свою помощь. Собчака в Грузии встретили с распростертыми объятиями, все ему рассказали и показали. Каково же было мое изумление, когда я услышал его выступление по итогам этой поездки на Верховном Совете СССР. Тогда грузинская делегация в полном составе покинула зал заседаний. А поздно вечером мне позвонил Тенгиз Абуладзе, и я услышал от него, что каждый человек должен отвечать за те рекомендации, которые он дает. Оказалось, что Собчак прилюдно соврал, выступая перед двумя тысячами депутатов. Потом я спросил у Анатолия Александровича, почему он так поступил. И он ответил, что если бы он рассказал всю правду, то виновника – министра обороны маршала Язова – немедленно сняли бы с должности, а его место занял бы начальник генерального штаба генерал армии Моисеев, зять Лигачева, противник Горбачева. Он считал это недопустимым. И хотя я признавал, что в его рассуждениях есть резоны, с тех пор общение с ним стало мало приятным, доверия к нему поубавилось.
Кроме того, Ефим Смулянский считает, что сейчас любая книга про Сталина будет не в пользу правды и народного просвещения.
- Для меня очевидно, что если бы либеральные реформы, ельцинско-гайдаровские реформы 90-х годов по-настоящему удались, так что народу стало бы жить по-настоящему хорошо, то про Сталина никто бы и не вспомнил. А поскольку в стране творится беспрерывный 25-летний бардак, свинство, системная коррупция, засилие чиновничества, и вообще никакого порядка нет, то людям снизу резонно кажется, что порядок надо навести. Ну, и не вспоминать же Ивана Грозного или Петра Первого – вспоминают Сталина. Поэтому сейчас любые всплески интереса к Сталину мне не кажутся полезными, для меня это фигура, не имеющая никаких положительных качеств. Но, конечно, Собчак способен в ней разобраться – он ведь был одной из самых ярких фигур своего времени, просто не выдержал искушения властью.
«Сегодня, когда в центре Европы льется кровь и идет братоубийственная война, кажется, что Сталин из гроба усмехается, прикуривая свою трубку и наблюдая за происходящим как за делом своих рук, - пишет Ксения Собчак. – Ведь все межнациональные конфликты, возникшие в посткоммунистическое время, были зажжены именно сталинской национальной политикой, Карабахский конфликт, избиение и выселение турок-месхетинцев из Узбекистана, абхазско-грузинское противостояние, проблемы Южной Осетии и т.д., - во всех случаях можно проследить, как произвольные государственные решения, принятые «отцом наров» в свое время, стали минами, заложенными под будущее этих народов. Включение Нагорного Карабаха, населенного армянами, в состав Азербайджана, ликвидация Абхазской республики и включение ее в состав Грузии на правах автономии…, разделение осетинского народа на Северную Осетию и Южную Осетию, включенную в состав Грузии, - вот истинные причины межнациональных войн конфликтов. А произвольная передача российских губерний Украине? А пакт Молотова-Риббентропа, включивший Западную Украину в состав СССР и тем самым превративший ее в заклятого врага?» - Ксения Собчак заканчивает свое предисловие словами о том, что книга ее отца – это политическое завещание, «предостережение и предупреждение своим последователям и ученикам, а главное – своему народу».
Правозащитнику, депутату Ленсовета 21 созыва Александру Винникову довелось работать с Анатолием Собчаком в тот период, когда его заместителем был Владимир Путин. Возможно, именно поэтому его совсем не удивляет выход этой книги.
- Когда я услышал об этой книге, у меня, честно говоря, мурашки по коже побежали – это выглядело так, будто Анатолий Александрович вышел с того света и написал книгу, которая будет восприниматься как факт, имеющий прямое отношение к тому, что сейчас происходит в России. Ведь у нас сейчас явный поворот в сторону сталинских методов управления страной. Но поскольку эта версия противоречит моим атеистическим убеждениям, приходится рассматривать две другие. Первая состоит в том, что она была написана незадолго до смерти, но ее по каким-то причинам не издали, а сейчас его родные нашли ее и решили исправить свою ошибку. Но и это представляется мне маловероятным. Ведь Анатолий Александрович был блестящий оратор, он писал актуальные статьи и произносил актуальные речи, на основе этого потом было написано несколько книг. Вся его литературная деятельность была сугубо актуальна – представить, что он написал книгу, подготовил, но не издал, совершенно невозможно. То есть как минимум речь идет о чем-то, что было не слишком готово. Я предполагаю, что после Анатолия Александровича остался большой архив, не исключено, что из него можно составить несколько книг, и это одна из них. Вопрос – почему для издания было выбрано именно то, что относится к сталинизму? Я думаю, у его родственников возникла потребность оживить память о нем – оживить чем-то таким, что было бы сегодня актуально для общества. И для меня нет сомнения в том, что сейчас отношение Собчака к сталинизму будет восприниматься через призму того, что его помощником был нынешний президент Путин, который сейчас на наших глазах вводит целый ряд элементов сталинского управления страной. Очень интересен вопрос, как из помощника такого антисталиниста и антикоммуниста, как Собчак, получился такой президент, как Путин. Этот вопрос сразу же всплывет, как только начнут сравнивать взгляды Собчака и Путина. Думаю, что появление этой книги связано именно с внутренней потребностью общества осознать связь нынешней ситуации с тем, что происходило в русской демократии и в Петербурге в начале 90-х годов. А самой яркой фигурой тех времен, безусловно, был учитель Владимира Путина Анатолий Собчак.
Сам Анатолий Собчак во вступлении к своей книге тоже объяснял мотивы ее написания. Он пишет о том, как важна была в советское время анкета, от заполнения которой в буквальном смысле слова зависела судьба человека – право на работу, образование, на жилье, на проживание в крупных городах, наконец, на свободу и даже на жизнь, - все это зависело от того, какие ответы будут даны на десятки и даже сотни вопросов в анкетах. Собчак замечает, что Сталин сам не любил заполнять анкеты, предпочитая окутывать тайной некоторые страницы свой жизни. «Данная книга, - пишет автор, - попытка собрать воедино разбросанные по крупицам в книгах и документах сведения о жизни человека, сыгравшего, возможно, самую важную роль в истории человечества в ХХ веке». 

КРЫМ ЧЕРЕЗ ГОД

статья Проверка на годность

Дарья Костромина17.03.2015

 

Год после аннексии: как изменилась жизнь простых крымчан? Стала ли она богаче и привольнее? Как живется им по российским законам, с новыми судами, полицией и бюрократией? Рассказывают участница Крымской полевой миссии по правам человека Александра Крыленкова и адвокат Джемиль Темишев, который ведет несколько политических дел в Крыму.
Александра Крыленкова, участница Крымской полевой миссии по правам человека:
80266
Все случившееся повлияло на жизнь каждого человека в Крыму. Все не только встали перед проблемами политического выбора или выбора места жительства и гражданства, но и столкнулись с разными бытовыми вопросами. Например, жили люди в незарегистрированном браке, один прописан в Крыму, а второй в Херсоне, возможно, даже детей рожали, все у них было хорошо. А тут мало того, что они вынуждены выбирать страну и гражданство, - они еще должны регистрировать свои отношения, даже если не хотят, а то не смогут дальше жить вместе. Люди с херсонской пропиской не имеют права на российский паспорт или вид на жительство в России. Ну ладно, херсонцам еще можно доказать, что они здесь жили, а, например, если прописка львовская или киевская, то уже это очень трудно и, как правило, ФМС на это не идет.

Люди сталкиваются с огромным количеством бытовых препятствий и, по моим ощущениям, за этот год сильно устали. В прошлом году я приехала в Крым в марте. Все были страшно политически ангажированы, у каждого было свое мнение. Ты садился в такси, и тебе таксист начинал объяснять, как все изменилось, как в России хорошо или как в России плохо, - в зависимости от таксиста. В автобусах все время были какие-то дебаты. Сейчас так много всяких бытовых, организационных и прочих сложностей, что люди ушли в частную жизнь. Надо поменять паспорт, перевести все документы, получить медполис - а ведь никто не отменял ни работу, ни текущие проблемы. Это что касается быта.
Сложная ситуация складывается с церквями. В Крыму на прошлый год только зарегистрированных религиозных объединений было 1400. На 1 марта 2015 года, которое было крайним сроком перерегистрации всех юрлиц, было зарегистрировано всего 11 церквей. Некоторые религиозные общины столкнулись с невозможностью находиться на территории России: российское миграционное законодательство намного более жесткое, а многие католические и некоторые протестантские священники - иностранцы (поляки, литовцы, немцы). Они потеряли возможность приезжать в Крым служить, и многие такие общины закрылись. Понятно, серьезные проблемы у церквей Киевского патриархата, у которых нет возможности зарегистрироваться.
Но и даже у тех, кто вполне лоялен РФ, кому все равно как, лишь бы зарегистрироваться, часто нет ресурсов на такое количество бумажной работы: нет юриста, нет денег. Это как c законом об иностранных агентах. Вместо того чтобы служить, проповедовать, детей крестить, они занимаются бумажной волокитой, изучают законы, пишут тонны документов. То же происходит и с общественными организациями, да и в повседневной жизни.
Наступила изоляция. Невозможно сообщение с Киевом, для пересечения границы приходится идти пешком через четырехкилометровую зону. Переправа постоянно стоит: то бури, то ветер, то очереди. Часто единственный путь в Крым - самолетом, но пропускная способность там ниже, а цены намного выше.
В украинские загранпаспорта, полученные в Крыму, визы можно поставить в Украине, но с этим тоже есть сложности. В российские загранпаспорта, полученные в Крыму, получить европейскую визу невозможно.
Мне трудно говорить о плюсах перехода Крыма в Россию, поскольку мы как правозащитники сосредоточены в первую очередь на проблемах. Можно отметить, например, медицину. В Украине медицина практически полностью платная, а в Крыму сейчас вводится страховая медицина, которая все-таки подразумевает большой объем бесплатных услуг. Это, однако, не всем нравится, потому что предполагает, например, ограниченный круг рекомендаций, которые может дать врач: если ты находишься в больнице, врач может выписать только те лекарства, которые есть в больнице, поэтому выписывают часто более дешевые лекарства. Но в общем и целом это для многих позитивные изменения.
Пенсии выросли довольно существенно; правда, цены тоже выросли очень сильно, но рост пенсий перекрывает рост цен. Не настолько, как люди рассчитывали, но перекрывает. Но в социальной сфере у врачей и учителей рост зарплат был небольшой, а рост цен очень большой. Цены выросли примерно раза в три, пенсии - в три с небольшим, а зарплаты - в два. Правда, я не занималась мониторингом зарплат силовиков. Говорят, что все они довольны, у них все хорошо.
В Симферополе появились жуткие пробки - говорят, многие смогли купить машины в Краснодарском крае. Симферополь "стоит" хуже, чем Москва. Не знаю даже, плюс это или минус...
Не могу сказать, многие ли крымчане пожалели о переходе в Россию. Просто снизился накал, и они перестали об этом думать. Так много всяких бытовых заморочек, что лучше думать о них. И никуда, конечно, не делось извечное "это лучше, чем война". Рассказы про "Правый сектор" и карателей по-прежнему есть, но они потеряли свою эмоциональность и злость.
Джемиль Темишев, адвокат:
80265
Сейчас у меня такое впечатление, что три года назад мы жили в бархатном, хрустальном, сахарно-припудренном обществе. Какие-то обыски, аресты журналистов - для нас это тогда казалось нереальным.

В Крыму сейчас очень много военных и полиции. Когда проходят массовые мероприятия, на площади стоят рамки с детекторами, подгоняются "воронки". Меня как крымского жителя, который к этому не привык, немножко коробит. Очень много, на мой взгляд, ненужного силового сопровождения, бряцания оружием, демонстрации силы.
Защищать себя становится намного сложнее, чем было раньше. Уголовно-процессуальный кодекс и правоприменительная практика в России намного менее демократичны, чем в той же Украине. Хотя и к украинской правоприменительной практике было очень много претензий, но Украина в области уголовного процесса ушла вперед. Система правоприменительной практики в Украине более гуманна и дает стороне защиты больше прав.
В Украине уголовный процесс приближен к состязательной модели. Стороны защиты и обвинения практически равны в процессуальных правах. В России судебная система более склонна к инквизиционной форме. Есть следователь, у которого неограниченные права и возможности, и есть адвокат, права которого отрезаны, распилены, обрублены.
Еще год назад адвокат имел право вести параллельное расследование, он мог самостоятельно допросить свидетелей, собрать материалы, аудио- и видеозаписи, экспертизы, потом представить это суду. Сейчас адвокат этой возможности лишен. Он должен обратиться с ходатайством к следователю, а тот, если посчитает необходимым, вызовет свидетеля и допросит его так, как считает нужным. Естественно, сформулирует его показания так, как он воспринимает. Захочет экспертизу - назначит, не захочет - не назначит. Это напоминает боксерский поединок, когда у следователя развязаны руки и ноги и он делает что хочет, а адвокату привязали левую руку, связали ноги, на глаза повязку натянули и сказали: вы же в одинаковых условиях.
И мы, крымские адвокаты, - и настроенные суперпророссийски, и настроенные экстрапроукраински - все сходимся во мнении, что сейчас мы в области уголовного процесса вернулись на 5-10 лет назад. Система уголовного судопрозводства стала более репрессивной.
Еще такой вопрос, как выбор меры пресечения. У меня нет статистических данных, но, по моим впечатлениям, при украинской власти относительно часто использовались альтернативные меры, не связанные с лишением свободы: залог, домашний арест, личное поручительство. Людей сажали в СИЗО и лишали свободы до суда только в крайних случаях. В суде можно было бороться - кого-то закрывали, кого-то выпускали. Сейчас ни у меня, ни у моих знакомых адвокатов не было ни одного случая, чтобы человека в первой инстанции закрыли, а по апелляции выпустили. Если следователь обращается с ходатайством об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, судья практически всегда это ходатайство удовлетворяют, вне зависимости от того, есть ли основания. Если же защита подает апелляционную жалобу, она практически во всех случаях отклоняется.
А когда человек находится в СИЗО, из него легче выбивать показания. Лично я как адвокат воспринимаю эту практику не как обеспечение надлежащего поведения, а как способ выбить нужные показания. Даже те, кто приезжает из континентальной России, удивляются, насколько в Крыму все жестче, чем в той же Москве. На сегодняшний день в Крыму все намного репрессивнее.
По некоторым делам удается договориться с властями, а в некоторых творится полный беспредел. Один из ключевых примеров - дело фонда "Крым". Это общественная благотворительная организация, она занималась помощью депортированным при Сталине и их потомкам, реализацией различных проектов, выкупом жилья для тех людей, которые возвращались и не могли купить дом. Иностранные спонсоры выделяли средства, покупалась недвижимость, шло финансирование культурных проектов.
Одним из основателей этого фонда был Мустафа Джемилев. Естественно, со своей политической позицией он впал в немилость, и все связанные с ним структуры оказались под ножом. Сейчас распространяется информация, будто бы через фонд отмывались денежные средства и если он будет существовать и дальше, то через него будет вестись финансирование экстремистской деятельности и ваххабизма. Деятельность фонда на сегодняшний день парализована.
Прокуратура Крыма подала совершенно надуманный, на мой взгляд, иск об исключении Джемилева из числа учредителей этой организации. Я посоветовал клиенту признать иск, быстро исключить Джемилева из числа учредителей и продолжить деятельность. Хотя, по всем данным, которые предоставила регистрационная служба Украины, Джемилев учредителем и не являлся. Я считал, что раз для крымской власти фамилия Джемилева имеет "сакральное" значение, то надо было согласиться. Мы согласились с исковыми требованиями, не обжаловали решение, подали документы на снятие ареста имущества - а ареста никто не снимает. Более того, организацию оштрафовали на 4,5 миллиона рублей, руководителя - на 350 тысяч. И сейчас идет планомерное удушение этого фонда.
Кстати, здание Меджлиса принадлежит фонду "Крым", и обыски в этом здании проходят в рамках данного дела.
Другое дело, которое я бы назвал беспределом, - это "дело 26 февраля". Это был судьбоносный день для Крыма. Каждый по-своему оценивает результаты так называемой "крымской весны". Но очевидно, что организаторами этого митинга были два человека, две организации. Это Рефат Чубаров и Сергей Аксенов, это Меджлис и "Русское единство". А сейчас получается, что одних участников преследуют, а другие почему-то остаются в стороне - хотя агрессия, насилие проявлялись с обеих сторон. Если быть объективными, нужно сказать, что это было смутное время, никто не знал, чем все закончится. Тут надо либо решить, что, мол, что было, то было, давайте все забудем и всех простим, - либо, если уж мы кого-то наказываем, так давайте наказывать всех. А такое избирательное правосудие я могу оценить только как беспредел, травлю, расправу с политически неблагонадежными элементами.
Но когда закрывают человека, который действительно участвовал в драках, - это катастрофа для конкретной семьи. А вот закрытие благотворительного фонда "Крым", демонстративные аресты, обыски - это попытка давления на весь народ. Крымская власть сама подрывает принципы ненасильственной борьбы. Крымские татары - один из немногих малых народов, который принципиально отказывался от насильственных методов. За 20 с лишним лет жизни в составе независимой Украины здесь не было никаких взрывов, перестрелок, терактов. Когда проходили акции гражданского неповиновения, митинги, всегда говорилось, что не должно быть никакого насилия, ни капли крови. А сейчас происходит медленное удушение этой идеологии крымскотатарского движения.
Власти кажется, что сейчас эта протестная часть общества будет устранена - и проблема исчезнет. Но беда в том, что в образовавшийся вакуум придут другие идеологии, другие течения, связанные с ваххабизмом, с тем, что происходит на Северном Кавказе. Получается парадоксальная ситуация: борясь формально с экстремизмом, сегодняшняя крымская власть способствует радикализации общества, способствует тому, что среди крымских татар действительно могут появиться экстремистские организации. Чем больше закручиваются гайки, тем больше усиливается радикализация общества. Я вижу это наглядно.
До недавних пор среди крымских татар происходило некоторое "расхолаживание", говорили даже о возможности их постепенной ассимиляции. А сейчас, когда есть угроза (кто-то считает ее реальной, кто-то - иллюзорной, но в любом случае есть вина власти, допустившей появление этой угрозы или хотя бы ее правдоподобной иллюзии), она сплачивает, и на некоторые вещи люди смотрят иначе. Я еще недавно был настроен негативно в отношении некоторых членов Меджлиса (из этических соображений не буду называть имена), выступал с критикой. Но теперь, когда я вижу, что их откровенно травят, я не могу себе позволить их критиковать. Примерно такое же отношение и у многих других крымских татар. Раньше можно было критиковать отдельных лидеров, но теперь это как если кто-то упал, его бьют, а ты подключился к своре, - никакой уважающий себя человек так поступать не станет. Это как маятник: одна крайность порождает другую.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..