пятница, 17 января 2014 г.

КРУГЛАЯ СУММА


 Смотрю замечательный фильм о Григории Перельмане, в котором, как мне кажется, точно решено, почему этот гений отказался от миллионной премии, а тут мой компьютер скрипит очередным сообщением, что и мне, но без всяких эпохальных открытий, положен миллион фунтов стерлингов.
«Ваш Email выиграл один миллион фунтов в промо Microsoft Awearnes, Отправить свое имя, страну и занятий на этот адрес электронной - mcrsft230@hotmail.co.uk»

Такие сообщения приходят на мой электронный адрес так часто, что, если бы за каждый я получал даже не миллион, а всего лишь сотню долларов, я бы давно вошел в «Список Форбса». Но на этот раз задумался вот о чем: почему тупым  мошенникам не приходит на ум какая-либо иная сумма, хотя бы в целях маскировки – всегда миллион: то долларов, то евро, то фунтов. Ну, хоть бы раз написали 967 тысяч, может и бизнес их воровской пошел эффективней. А вдруг и великого математика это круглое число обидело? Глядишь, 1 миллион 152 тысячи он бы взял.
 Ну вот - не успел дать жулью урок, а они уже сами разобрались, что к чему.


 "Уважаемый господин/госпожа

Вы были выбраны нашими партнерами в частном секторе получить сумму двадцати четырех млн российский рубль. 
Отправьте последние 4 цифры вашего телефона для доступа к этому фонду. 
** Игнорируйте это сообщение, если вы не хотите участвовать. 
UKAID

ИНОХОДЕЦ. УРОК ПЕРЕЛЬМАНА.. ФИЛЬМ.


Отличный документальный фильм о Григ. Перельмане



АНДРЕЙ КОНЧАЛОВСКИЙ В УЖАСЕ



АНДРЕЙ КОНЧАЛОВСКИЙ: КУДА МЫ КАТИМСЯ?

16 января 2014, 13:24
Печальная статистика российской жизни в пронзительной статье Андрея Кончаловского.
Эта статья знаменитого кинорежиссера Андрея Кончаловского — крик и мольба человека, который хочет пробудить свою родину от многолетнего тяжелого сна, пока этот сон не стал смертельным. AdMe.ruсчитает, что можно по-разному относиться к фактам, приведенным здесь, но знать их нужно обязательно.
Я хочу вам напомнить несколько потрясающих цифр и фактов, которые ясно подтверждают, что Россия по многим показателям находится не в Европе и даже не в Азии: по уровню коррупции, по продолжительности жизни, по уровню инвестиций в науку и тому подобному мы — в Африке!
Я даже больше скажу — это не нам надо обижаться за такое сравнение, а африканцам! У африканцев есть объяснение своей отсталости: их четыре века нещадно эксплуатировали и уничтожали «пришельцы» — расисты и колонизаторы, а нас, русских, последние четыре века кто колонизировал, кто гнобил нас, кроме нас самих?
Так вот, мы часто игнорируем статистику — сейчас будет статистика — в сухих цифрах трудно охватить умом реальность.
Но масштабы трагедии, которая разыгрывается сейчас на территории России, настолько критичны, что я призываю вас напрячь своё внимание.

Смертность в России

  • За последние 20 лет в России вымерло более 7 млн. русских. По этому показателю мы опережаем Бразилию и Турцию на 50%, а Европу — в несколько раз.
  • Ежегодно Россия теряет по численности населения целую область, равную Псковской, или крупный город, такой как Краснодар.
  • Количество самоубийств, отравлений, убийств и несчастных случаев в России сравнимо с уровнем смертности в Анголе и Бурунди.
  • По продолжительности жизни мужчин Россия занимает примерно 160-е место в мире, уступая Бангладешу.
  • Россия занимает 1 место в мире по абсолютной величине убыли населения.
  • По оценкам ООН, население России с нынешних 143 миллионов человек к 2025 г. сократится до 121-136 миллионов.

Кризис семьи

  • 8 из 10 стариков, проживающих в домах престарелых, имеют родственников, способных их содержать. Но, тем не менее, они отосланы в приюты! Родственники от них отказались.
  • У нас от 2 до 5 миллионов беспризорников (после Великой Отечественной войны их было 700 тысяч).
В Китае на 1 миллиард 400 000 тысяч населения беспризорных только 200 тыс., — т.е. в 100 раз меньше, чем у нас!
Вот что значат дети для китайца! А ведь забота о стариках и детях — это залог процветающей нации.

  • 80% из 370 тысяч детей, находящихся в детских домах, имеют живых родителей.
Но их содержит государство! Я вообще считаю, что это — уголовщина.
  • Мы занимаем 1-е место в мире по числу детей, брошенных родителями.
Все эти цифры свидетельствуют об эрозии, распаде семейных ценностей у нас в стране...

Преступления против детей

  • По данным Следственного комитета РФ за 2010 год 100 тысяч несовершеннолетних стали жертвами преступлений, — из них 1700 детей изнасилованы и убиты (по этим цифрам мы опередили даже Южную Африку). Это значит, что каждый день в России убивают 4-5 детей.
  • В 2010 году в России было совершено 9500 сексуальных преступлений против несовершеннолетних — из них 2600 изнасилований, 3600 ненасильственных половых сношений (за 8 лет сексуальная преступность выросла почти в 20 раз).
Нас в этих преступлениях опережает только Южная Африка.

Наркомания и Алкоголизм

  • 30 тысяч россиян ежегодно гибнет от наркотической передозировки (население небольшого городка).
  • В год от водки погибают 70 000 человек.
    В Афганистане во время войны погибло наших солдат 14 000!
  • По данным Всемирной Организации Здравоохранения на одного гражданина РФ в год приходится 15 литров чистого спирта, притом, что если потребление чистого алкоголя на человека больше 8 литров, то возникает угроза выживанию нации.

Коррупция

Размер взяток в России удесятерился, ну а суды между собой наших олигархов в Лондоне стали посмешищем для мирового бизнес-сообщества.
Безнаказанность в правовой сфере дошла до того, что против погибшего в тюрьме юриста Магнитского возбуждено уголовное дело, — то есть решили судить мёртвого человека, который, естественно, не может себя защитить!
В Европе подобный инцидент последний раз случился в XVII веке, когда выкопали из могилы Кромвеля и вздёрнули на виселице — так сказать, правосудие, вдогонку!

Так что в свете приведённых цифр можно смело говорить об упадке национальной нравственности — и, в конечном счёте, ответственность за это несёт наша власть.
А теперь — знаете ли вы, что:
  • За последние 10 лет в Сибири исчезло 11.000 деревень и 290 городов.
  • Средняя плотность Сибири и Дальнего Востока — 2 человека на 1 кв. км.
  • Средняя плотность Центральной части России — 46 чел./кв. км.
  • Средняя плотность населения Китая — 140 чел./кв. км.
  • Средняя плотность населения Японии — 338 чел./кв. км.
Для кого мы завоёвывали и развивали Сибирь и Курилы?
Для китайцев или японцев, так получается!

Для страны с таким богатством природных и водных ресурсов позорно иметь 50% населения бедняков.
На меня эти цифры наводят оторопь.
Надеюсь, что и на вас. Я уверен, что Путин знает все факты — интересно, что он по этому поводу думает?

Как это ни трагично, я думаю, что, очевидно это ещё не предел, не самое худшее, мы ещё не коснулись «дна», и народ ещё не дозрел до способности ужаснуться себе самому и, наконец, обрести отвагу, чтобы спросить, «где мы живём?».
Мы принюхались к вони в подъездах и сортирах! Мы привыкли к тому, что убивают вокруг нас. Мы привыкли к тому, что люди по российским городам и весям буквально сражаются за свою жизнь.

Журналист, родившийся в Кущевской, Анатолий Ермолин так и написал: «Если в Кущевской убили бы не сразу 12 человек, а было совершено пять убийств по два человека, этого бы никто и не заметил, как это обычно происходит в нашей стране».
Ну кто в России не знает, что «Кущевка» не только в Краснодаре, — она по всей стране! Что братки и цапки — это и есть реальная власть, которую вы сами выбираете в депутаты местных собраний! Каждый у себя в посёлке знает, кто «крутой», — у кого связь с полицией и прокурором.

Кремль только и делает вид, что борется с коррупцией, увольняя десятками генералов МВД, чиновников среднего звена, губернаторов.
Он великодушно заменяет им расстрел на «заслуженный отдых» в Дубаи и на Лазурном берегу! Неужели власть всерьёз думает таким способом покончить с коррупцией? Но, с другой стороны, по всей стране вы выбираете в местную власть кандидата, у которого на лбу начертано «я вор», а потом удивляетесь, что власть коррумпирована!

И я думаю, неужели должна вымереть половина нации и русские должны «ужаться» до Урала, чтобы народ проснулся (повторяю, народ, а не крохотная группа думающих людей!) и потребовал от власти не приятных успокаивающих новостей и очередных обещаний, а правды, и прежде всего — признания того, как сейчас плохо!
Вспомните: в 1941 наступила катастрофа, — это был вынужден сделать Сталин. В 1956 большевики почувствовали, что грозит расплата за десятилетия террора, — и это был вынужден сделать Хрущёв. А сегодня Россия приближается к демографической и моральной катастрофе, которой никогда не испытывала!

Этот факт связан со многими обстоятельствами.
Главным из которых является безответственная экономическая политика 90-х, рухнувшая на людей с феодальным сознанием, никогда не знавших частной собственности на землю и капитализма, людей, которые за 70 лет навсегда потеряли зарождавшийся, такой едва-едва зарождавшийся, дух предпринимательства.

Что делать?

Ну вот журналист Михаил Берг пишет в блоге: «Мы живём в одной стране, но у нас два народа. Крохотная кучка думающих, которым нужна большая свобода и честные выборы, и огромная „непродремавшаяся“ масса российского обывателя. И между ними — пропасть из страха, самого сильного и опасного страха, и социального недоверия... Можно бороться с „партией жуликов и воров“, можно корить русское чиновничье семя, испоганившее собой всю русскую историю, но невозможно отменить тот факт, что непременное большинство русского населения практически не меняется в своих фундаментальных характеристиках уже много веков!..».
Как ни грустно, вынужден с ним согласиться. Даже добавлю от себя — ваши угнетатели выходят из ваших же рядов!

Поэтому я не знаю что делать, кроме как попытаться встряхнуть вас и заставить ужаснуться самим себе.
Вот Юлия Латынина считает меня не только пессимистом, но «демотиватором», — мне же кажется, что мотивировать человека можно, когда он в сознании и хочет спастись. А если он в обмороке или в летаргическом сне? Иногда, чтобы привести человека в чувство, врач бьёт его по щекам.
Я знаю, что я услышу в ответ, — уже слышал много раз, но понимаю, что, если хотя бы треть читающих и слушающих меня сейчас была согласна со мной, то РОССИЯ БЫЛА БЫ ДРУГОЙ СТРАНОЙ.
Я убеждён: России нужен лидер, который имел бы смелость Петра Великого, чтобы сказать людям слова, которых они давно не слышали.
Эта будет горькая правда, ибо трудно признаться в том, что Россия не может двигаться вперёд, потому что не хочет понять, как далеко она отстала в своём цивилизационном развитии от Европы.

Я понимаю, что лидер нации, политик, несёт огромное бремя политической ответственности и, как правило, не может говорить свободно.
Но сегодня только чёткое и воодушевляющее, пусть безжалостное, но живое, искреннее слово может стать поводом для национального пробуждения от феодальной спячки.

Только сделав это, можно надеяться, что нация инстинктивною своею мудростью поймёт и примет тот нелёгкий и, может быть, беспощадный путь, который только и может выдернуть нашу страну из ямы, в которую мы погрузились.
Я не знаю, способен ли на такой самоубийственный поступок Владимир Владимирович Путин. Способен ли он взять «стальную метлу» и провозгласить равенство ВСЕХ перед законом? Всех без исключения. Если способен — ему суждено почётное место в Пантеоне Российской Истории. Если нет... не знаю...

Я русский, скучаю по своей Родине, но я её «не вижу»!
Я не вижу страны, которой я хочу гордиться. Я вижу толпы недовольных раздражённых лиц и чужих людей, которые боятся друг друга!

Я хочу гордиться своей Родиной, а мне за неё стыдно!
Когда я гордился Родиной последний раз? Не помню! Но я точно знаю, что ПРАВДА о том, в каком состоянии находится наш народ, ПРАВДА, сказанная громко на весь мир, вызвала бы у меня, и не только у меня, больше гордости, чем победа наших хоккеистов на Олимпиаде.

ЛЮДИ-ПТИЦЫ


Чуть не умер от зависти. Смотрите!
http://video.nur.kz/view=rzt3yfgw

БЕГСТВО ИЗ МОСКВЫ. 16 ОКТЯБРЯ 1941 ГОДА.



Жаль, автор не указан.
Увы, авторство ныне вообще не в почете. Смотрю недавно передачу Малахова в честь 74-летия режиссера Меньшова: тысяча слов вокруг фильма "Москва слезам не верит" и не одного слова о человеке, сценаристе, придумавшем всю эту историю - Валентине Черных, будто он самый мелкий участник съемочной группы. В царстве халтуры, равнодушия и попсы не нужны личности, авторы и таланты.
 Подобные материалы авторы единого учебника истории и читать не станут, а без них никто и не поверит в подвиг настоящих защитников Москвы.



Москва, 16 октября. Эвакуация

Обычно Сталин просыпался очень поздно и приезжал с дачи в Москву, в Кремль, часам к двенадцати. В ночь на 15 октября 1941 года он, видимо, почти не спал и распорядился собрать Политбюро необычно рано. Охранникам пришлось их будить.

В эти октябрьские дни в обороне Москвы возникла огромная брешь в пятьсот километров, которую нечем было заполнить. В любой день немецкие войска могли прорваться в город.

В девять утра члены Политбюро собрались в кабинете вождя. Сталин объявил, что всем нужно сегодня же, то есть пятнадцатого вечером, эвакуироваться. Он сам уедет из города на следующее утро, то есть 16 октября.

Страна зависела от Сталина. Когда он объявил, что руководство страны покидает столицу, все, кто узнал об этом, поспешили исполнить указание вождя. Они делились пугающей информацией со всеми знакомыми, и весть об оставлении города распространилась мгновенно. Началось нечто неописуемое.

Самый страшный день

Утром 16 октября в Москве впервые за всю историю метрополитена его двери не открылись. Метро не работало. Поступил приказ демонтировать и вывезти все оборудование. Закрытые двери метро сами по себе внушали страх и панику. Метро — самое надежное транспортное средство. Главное убежище во время ежедневных налетов авиации врага. Уж если метро прекратило работу, значит, город обречен…


Жителям никто не сообщал, что происходит. Власть, занятая собственным спасением, забыла о своем народе. В Москве не топили. Закрылись поликлиники и аптеки.

Руководителей страны и города охватил страх. Стала ясна слабость системы, казавшейся столь твердой и надежной, безответственность огромного и всевластного аппарата, трусость сталинских выдвиженцев. Думали только о собственном спасении, бежали с семьями и личным имуществом и бросали столицу на произвол судьбы. Организованная эвакуация превратилась в повальное бегство.

Лев Ларский скоро уйдет на фронт, после войны станет художником. А осенью сорок первого он еще учился в десятом классе 407-й московской школы. Утром 16 октября он оказался на шоссе Энтузиастов:

«Я стоял у шоссе, которое когда-то называлось Владимирским трактом. По знаменитой Владимирке при царизме гоняли в Сибирь на каторгу революционеров — это мы проходили по истории. Теперь революционеры-большевики сами по нему бежали на восток — из Москвы. В потоке машин, несшемся от Заставы Ильича, я видел заграничные лимузины с «кремлевскими» сигнальными рожками: это удирало Большое Партийное начальство! По машинам я сразу определял, какое начальство драпает: самое высокое — в заграничных, пониже — в наших «эмках», более мелкое
— в старых «газиках», самое мелкое — в автобусах, в машинах «скорой помощи», «Мясо», «Хлеб», «Московские котлеты», в «черных воронах», в грузовиках, в пожарных машинах…

А рядовые партийцы бежали пешком по тротуарам, обочинам и трамвайным путям, таща чемоданы, узлы, авоськи и увлекая личным примером беспартийных… В потоке беженцев уже все смешалось: люди, автомобили, телеги, тракторы, коровы — стада из пригородных колхозов гнали!.. В три часа на мосту произошел затор. Вместо того чтобы спихнуть с моста застрявшие грузовики и ликвидировать пробку, все первым делом бросались захватывать в них места. Форменный бой шел: те,
кто сидел на грузовиках, отчаянно отбивались от нападавших, били их чемоданами прямо по головам…


Атакующие лезли друг на друга, врывались в кузова и выбрасывали оттуда оборонявшихся, как мешки с картошкой. Но только захватчики успевали усесться, только машины пытались тронуться, как на них снова бросалась следующая волна… Ей богу, попав впоследствии на фронт, я такого отчаянного массового героизма не наблюдал…»

Облик города, оставленного властью, пораженного страхом и безнадежностью, мгновенно изменился. Во второй половине дня начался хаос. Разбивали витрины магазинов, вскрывали двери складов. Тащили все под лозунгом: не оставлять же добро немцам. Анархия неминуема там, где нет власти. Но, вообще говоря, в Москве власть не менялась. Сколько бы чиновников ни сбежало, оставалось еще предостаточно. В городе полно было чекистов, милиции, войск. Но никто ни во что не вмешивался.

Во власти толпы

Начальник московского управления Наркомата внутренних дел старший майор госбезопасности Михаил Иванович Журавлев докладывал своему начальству в наркомате:
«16 октября 1941 года во дворе завода «Точизмеритель» имени Молотова в ожидании зарплаты находилось большое количество рабочих. Увидев автомашины, груженные личными вещами работников Наркомата авиационной промышленности, толпа окружила их и стала растаскивать вещи. Разъяснения находившегося на заводе оперработника Молотовского райотдела НКВД Ныркова рабочих не удовлетворили. Ныркову и директору завода рабочие угрожали расправой…

На Ногинском заводе № 12 группа рабочих напала на ответственных работников одного из главков Наркомата боеприпасов, ехавших из города Москвы по эвакуации, избила их и разграбила вещи…


Директор фабрики «Рот Фронт» (Кировский район города Москвы) Бузанов разрешил выдать рабочим имевшиеся на фабрике печенье и конфеты. Во время раздачи печенья и конфет между отдельными пьяными рабочими произошла драка. По прибытии на место работников милиции порядок был восстановлен».

Начальство действовало по принципу «спасайся кто может». Многие руководители, загрузив служебные машины вещами и продуктами, пробивались через контрольные пункты или объезжали их и устремлялись на Рязанское и Егорьевское шоссе. Все остальные пути из Москвы или уже были перекрыты немецкими войсками, или обстреливались. По Рязанскому шоссе шли толпы. Начался исход из Москвы…

Писатель Аркадий Алексеевич Первенцев тоже пытался уехать из города вместе с женой. Он был писателем более чем процветающим, имел собственную машину с шофером. Но дорогу перекрыла огромная толпа: «Несколько человек бросились на подножки, на крышу, застучали кулаками по стеклу. Под ударами кулаков рассыпалось и вылетело стекло возле шофера. Машину схватили десятки рук и сволокли на обочину, какой-то человек поднял капот и начал рвать электропроводку. Десятки рук потянулись в машину и вытащили жену.

Красноармейцы пытались оттеснить толпу, но ничего не получилось. Толпа кричала, шумела и приготовилась к расправе. Я знаю нашу русскую толпу. Эти люди, подогретые соответствующими лозунгами 1917 года, растащили имения, убили помещиков, бросили фронт, убили офицеров, разгромили винные склады… Это ужасная толпа предместий наших столиц, босяки, скрытые двадцать лет под фиговым лист-ком профсоюзов и комсомола. Армия, защищавшая шоссе, была беспомощна. Милиция умыла руки. Я видел, как грабили машины, и во мне поднялось огромное чувство ненависти к этой стихии.


Я посмотрел на их разъяренные, страшные лица, на провалившиеся щеки, на черные, засаленные пальто и рваные башмаки, и вдруг увидел страшную пропасть, разъединявшую нас, сегодняшних бар, и этих пролетариев. Они видели во мне барина, лучше жившего во времена трагического напряжения сил при всех невзгодах пятилеток и сейчас позорно бросающего их на произвол судьбы».

Советский человек превратился вовсе не в носителя высокой морали, самоотверженного и бескорыстного труженика. Жизнь толкала его в противоположном направлении. О революционных идеалах твердили с утра до вечера. Но люди видели, что никакого равенства нет и в помине.

Аркадий Первенцев показал документы. Настроение толпы изменилось. Его, как писателя, пропустили. Украли, правда, пиджак и теплые унты на волчьем меху, об утрате которых он будет потом сильно сожалеть. Вошедшая во вкус толпа бросилась грабить очередной правительственный автомобиль ЗИС-101:

«Из него летели носовые платки, десятки пар носков и чулок, десятки пачек папирос. ЗИС увозил жирного человека из каких-то государственных деятелей, его жену в каракулевом саке и с черно-бурой лисой на плечах. Он вывозил целый магазин. Из машины вылетел хлеб и упал на дорогу. Какой-то человек в пальто прыгнул к этому хлебу, поднял его и начал уписывать за обе щеки…»


Взорвать город!

Сталин распорядился подготовить к взрыву основные промышленные предприятия и другие важнейшие объекты Москвы. 10 октября взрывчатка была доставлена на заводы. Уничтожению подлежали не только предприятия оборонной промышленности, но и хлебозаводы, холодильники, мясокомбинаты, вокзалы, трамвайные и троллейбусные парки, мосты, электростанции, а также здания ТАСС, Центрального телеграфа и телефонные станции… Иначе говоря, жизнь в городе должна была стать невозможной. Рабочие увидели, что предприятия готовят к уничтожению. Информация о том, что они заминированы и могут быть взорваны в любую
минуту, подбавила масла в огонь.

Из докладной в Наркомат внутренних дел:

«На заводе № 8 около тысячи рабочих пытались проникнуть во двор. Отдельные лица при этом вели резкую контрреволюционную агитацию и требовали разминировать завод.

В связи с тем, что на заводе № 58 не была выдана зарплата, рабочие ходили толпами, требуя денег. Со стороны отдельных рабочих имели место выкрики: «Бей коммунистов!» и др.».

17 октября передовые части вермахта достигли Химок. До Москвы немцам оставалось девятнадцать километров. Профессор-литературовед Леонид Тимофеев записал в дневнике: «Для партии и вообще руководства день 16 октября можно сравнить с 9 января 1905 года. Население не скрывает своего враждебного и
презрительного отношения к руководителям, давшим образец массового безответственного и, так сказать, преждевременного бегства. Это им массы не простят».

Драпали все. И в те годы появилась злая шутка. Спрашивается:

— На какой ленточке медаль «За оборону Ленинграда»?

Ответ:

— На муаровой.

— А медаль «За оборону Москвы»?

— На драповой!..

Люди в страхе бросились на вокзалы и штурмовали уходившие на восток поезда.

«17 октября. Курский вокзал, — вспоминал полковник-артиллерист Павел Коваленко. — В зале вокзала негде ступить — все лестницы, где можно только поставить ногу, заполнены живыми телами, узлами, корзинами… Ожил в памяти 1919 год — год разгара Гражданской войны, голода, разрухи и тифа…»

Журналист Николай Вержбицкий записывал в дневнике горькие наблюдения: «18 октября. Все ломают головы над причинами паники, возникшей накануне. Кто властный издал приказ о закрытии заводов? О расчете с рабочими? Кто автор всего этого кавардака, повального бегства, хищений, смятения в умах? Кипит возмущение, громко говорят, кричат о предательстве, о том, что «капитаны первыми сбежали с кораблей», да еще прихватили с собой ценности… У рабочих злоба против головки,
которая бежала в первую очередь.

Истерика наверху передалась массе. Начинают вспоминать и перечислять все обиды, притеснения, несправедливости, зажим, бюрократическое издевательство чиновников, зазнайство и самоуверенность партийцев, драконовские указы, лишения, систематический обман масс, газетную брехню подхалимов и славословие…

Страшно слушать. Говорят кровью сердца. Неужели может держаться город, у которого такое настроение? И опять — все в тумане. В очередях драки, душат старух, давят в магазинах, бандитствует молодежь, а милиционеры слоняются по тротуарам и покуривают. «Нет инструкций…» Да, 16 октября 1941 года войдет позорнейшей датой, датой трусости, растерянности и предательства в историю Москвы. И кто навязал нам эту дату, этот позор? Люди, которые трубили о героизме, несгибаемости,
долге, чести…»

Кто тут главный трус?

В учреждениях отделы кадров жгли архивы, уничтожали документы и телефонные справочники. Зато бросили действительно секретные документы, которые не должны были попасть в руки врага. Сотрудники обкома и горкома партии первыми благополучно смылись из столицы. 17 октября вечером они были уже в полной безопасности, в Горьком. Личный багаж прихватили, а казенный потеряли.

18 октября заместитель наркома внутренних дел Серов доложил Берии: «Сегодня, в 15 часов, при обходе тоннеля Курского вокзала работниками железнодорожного отдела милиции было обнаружено тринадцать мест бесхозяйственного багажа. При вскрытии багажа оказалось, что там находятся секретные пакеты МК ВКП (б), партийные документы: партбилеты и учетные карточки, личные карточки на руководящих работников МК, МГК, облисполкома и областного управления НКВД, а также на секретарей райкомов города Москвы и Московской области».

Перепуганные сотрудники московского партаппарата бросили на Курском вокзале самые секретные материалы. Если бы немцы вошли в город и эти ящики попали в руки гестапо, все оставшиеся в городе видные члены партии были бы обречены на уничтожение.


В тот же день, 18 октября, начальник московской милиции Романченко доложил заместителю наркома Серову: «Распоряжением Московского комитета ВКП (б) и Московского совета о расчете рабочих предприятий, кои подлежат уничтожению, и об эвакуации партийного актива жизнь города Москвы в настоящее время
дезорганизована… Районные комитеты партии и райсоветы растерялись и фактически самоустранились от управления районом… Считаю необходимым
предложить горкому партии временно прекратить эвакуацию партийного актива».

Чекисты не без злорадства сообщали, что партийные чиновники драпанули и бросили город на произвол судьбы. Аппаратчики же считали, что чекисты к ним несправедливы. Московские руководители валили вину друг на друга.

Второй секретарь горкома партии Георгий Попов возложил вину на своего прямого руководителя — первого секретаря Московского обкома и горкома Александра Щербакова: «Я поехал в Московский комитет партии. Там было безлюдно. Навстречу мне шла в слезах буфетчица Оля. Я спросил ее, где люди. Она ответила, что все уехали. Я вошел в кабинет Щербакова и задал ему вопрос, почему нет работников на своих местах. Он ответил, что надо было спасать актив. Людей отвезли в Горький. Я поразился такому ответу и спросил: а кто же будет защищать Москву?
Мы стояли друг против друга — разные люди, с разными взглядами. В тот момент я понял, что Щербаков был трусливым по характеру».

Из секретной справки горкома партии:

«Из 438 предприятий, учреждений и организаций сбежало 779 руководящих работников. Бегство отдельных руководителей предприятий и учреждений сопровождалось крупным хищением материальных ценностей и разбазариванием имущества. Было похищено наличными деньгами за эти дни 1 484 000 рублей, а ценностей и имущества на сумму 1 051 000 рублей. Угнано сотни легковых и грузовых автомобилей».

Заведующий организационно-инструкторским отделом горкома партии Сергей Наголкин представил Щербакову записку: «О фактах уничтожения партийных билетов 16—17 октября 1941 года в Москве»: «Выявлен 1551 случай уничтожения коммунистами своих партийных документов. Большинство коммунистов уничтожили партдокументы вследствие трусости в связи с приближением фронта».

Страх охватил даже аппарат ЦК партии, который требовал от всей страны и от армии самопожертвования: ни шагу назад! Умереть, но не отступить!.. Так должны были поступить все остальные. Только не они сами.

Заместитель начальника 1-го отдела НКВД (охрана руководителей партии и правительства) старший майор госбезопасности Шадрин доложил заместителю наркома внутренних дел Меркулову:

«После эвакуации аппарата ЦК ВКП (б) охрана 1-го Отдела НКВД произвела осмотр всего здания ЦК. В результате осмотра помещений обнаружено:

1. Ни одного работника ЦК ВКП (б), который мог бы привести все помещение в порядок и сжечь имеющуюся секретную переписку, оставлено не было.

2. Все хозяйство: отопительная система, телефонная станция, холодильные установки, электрооборудование и т.п. оставлено без всякого присмотра.

3. Пожарная команда также полностью вывезена. Все противопожарное оборудование было разбросано.

4. Все противохимическое имущество, в том числе больше сотни противогазов «БС», валялось на полу в комнатах.

5. В кабинетах аппарата ЦК царил полный хаос. Многие замки столов и сами столы взломаны, разбросаны бланки и всевозможная переписка, в том числе и секретная, директивы ЦК ВКП (б) и другие документы.

6. Вынесенный совершенно секретный материал в котельную для сжигания оставлен кучами, не сожжен.

7. Оставлено больше сотни пишущих машинок разных систем, 128 пар валенок, тулупы, 22 мешка с обувью и носильными вещами, несколько тонн мяса, картофеля, несколько бочек сельдей и других продуктов.

8. В кабинете товарища Жданова обнаружены пять совершенно секретных пакетов…»

Начальники без оглядки бежали из Москвы, считая, что война проиграна. Поразительно, какими трусливыми они все оказались. Бежали, даже не видя врага, те самые люди, которые других отправляли умирать на поле боя! Запрещали сдаваться в плен даже в безвыходной ситуации — требовали застрелиться!

В ожидании Гитлера?

У многих москвичей было ощущение конца света. Ожидали краха и распада России. Или, во всяком случае, падения советской власти. По существу, город был брошен на произвол судьбы.

«Когда паника была, во дворе сжигали книги Ленина, Сталина, — рассказывала Антонина Котлярова. В сорок первом она окончила восемь классов и поступила токарем на станкостроительный завод имени Серго Орджоникидзе. — Паника была ужасной. Видела, как по мосту везут на санках мешками сахар, конфеты. Всю фабрику «Красный Октябрь» обокрали. Мы ходили на Калужскую заставу, кидались камнями в машины, на которых
начальники уезжали…»


Вечером 16-го и весь день 17 октября рвали и жгли труды Ленина, Маркса и Сталина, выбрасывали портреты и бюсты вождя в мусор.

Вот эти рассказы — самое поразительное свидетельство реальных чувств и настроений многих людей. В стране победившего социализма, где толпы ходили под красными знаменами и восторженно приветствовали вождей, в одночасье — и с невероятной легкостью! — расставались с советской жизнью.

Сталин словно растворился. А с ним — партийный аппарат. Куда-то пропали чекисты, попрятались милиционеры. Режим разваливался на глазах. Он представлялся жестким, а оказался просто жестоким. Выяснилось, что система держится на страхе. Исчез страх, а с ним — и
советская власть.

Картину дополняет историк литературы Эмма Герштейн: «Кругом летали, разносимые ветром, клочья рваных документов и марксистских политических брошюр. В женских парикмахерских не хватало места для клиенток, «дамы» выстраивали очередь на тротуарах. Немцы идут — надо прически делать».

Далеко не все москвичи боялись прихода немцев. Эмма Герштейн вспоминает, как соседи в доме обсуждали вопрос: уезжать из Москвы или оставаться? Собрались друзья и соседи и уговаривали друг друга никуда не бежать:

«Языки развязались, соседка считала, что после ужасов 1937-го уже ничего хуже быть не может. Актриса Малого театра, родом с Волги, красавица с прекрасной русской речью, ее поддержала.

— А каково будет унижение, когда в Москве будут хозяйничать немцы? — сомневаюсь я.
— Ну так что? Будем унижаться вместе со всей Европой, — невозмутимо ответила волжанка».

Многое, что связано с этим днем, по-прежнему держится в секрете. Большинство документов, даже протоколы заседаний бюро горкома и обкома партии, в московском партийном архиве все еще нераскрыто. За трусость, преступную в военное время, наказали очень немногих. И не тех, кто едва не сдал город. Сталин, который никому и ничего не прощал, по существу, повелел забыть октябрьский позор. Иначе пришлось бы признать, что знаменитых сталинских наркомов как ветром сдуло из
города, что партийные секретари праздновали труса, что вознесенные им на вершину власти чиновники оказались ни на что не годными, что вся созданная им политическая система едва не погубила Россию…

«Набросайте план отхода»

В дни, когда очень многих охватывали отчаяние и страх, когда люди как никогда нуждались в поддержке, мысли москвичей точно обращались к Сталину: где он, почему молчит?

16 октября, колеблясь, решая для себя, что делать, Сталин потребовал ответа на главный вопрос у командующего Западным фронтом Жукова: смогут ли войска удержать Москву? Георгий Константинович ответил, что он в этом не сомневается.

— Это неплохо, что у вас такая уверенность, — сказал довольный Сталин.

Он боялся уезжать из Москвы. Понимал, какое это произведет впечатление: многие и в стране, и за границей решат, что Советский Союз войну проиграл. Покинув Москву, Сталин вообще мог утратить власть над страной. Пока он в Кремле, он — вождь великой страны. Как только сядет в поезд — превратится в изгнанника. Тем не менее Сталин приказал Жукову:

— Все же набросайте план отхода войск фронта за Москву, но только чтобы кроме вас, Булганина и Соколовского никто не знал о таком плане, иначе могут понять, что за Москву можно и не драться. Через пару дней привезите разработанный план.

Заместитель главы правительства Николай Булганин был у Жукова членом военного совета фронта, генерал-лейтенант Василий Соколовский — начальником штаба. Составленный ими план Сталин утвердил без поправок.

Готовы умереть в бою

Когда бездарные и неудачливые генералы потеряли свои войска, когда большие начальники позорно бежали из столицы, когда одни готовились встретить немцев, а некоторые дамы устремились в парикмахерские — делать прически, другие сказали себе: «Это мой город, немцы войдут в него только через мой труп». Они занимали боевые позиции по всей Москве. Москвичи не испугались, не струсили, не отдали себя на милость Гитлера. Они собирались сражаться за каждый квартал, за каждую улицу и дом.

То, что сделала тогда столичная молодежь, считавшаяся изнеженной и не готовой к суровым испытаниям, заслуживает высочайшего уважения. Московская молодежь стала живым щитом, заслонившим город. Сколько славных, талантливых, не успевших раскрыться молодых людей погибло тогда в боях.

Учившиеся на историческом факультете ИФЛИ Александр Зевелев и его друзья вступили в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения. В те октябрьские дни бригада заняла позиции в центре Москвы.

«Строем, с песней идем по улице Горького — сектору обороны, порученному нашему взводу, — вспоминал Александр Израилевич. — В недостроенном здании — напротив редакции газеты «Известия» — мы с Феликсом Курлатом оборудуем пулеметное гнездо. В расчете я — номер один, Феликс — номер два».

Среди бойцов бригады особого назначения был будущий академик Александр Ефимович Шейндлин: «Мы получили винтовки старого образца. Некоторым из нас выдали
маузеры в деревянных кобурах явно дореволюционного времени. Наше отделение состояло в основном из старшекурсников Института истории, философии и литературы. Моими товарищами оказались будущие поэты Семен Гудзенко и Юрий Левитанский.

Нас разбили на группы для охраны различных районов Москвы. До прихода нашей части даже мосты через Москву-реку не охранялись. Наша группа патрулировала нынешнюю Тверскую улицу».

Я представляю себе, о чем думали и что ощущали юноши, которые заняли свой первый боевой рубеж в самом центре нашего города. В Москве нашлось много людей, которые сказали себе: немцы не пройдут. Они и не прошли…

11.10.2011

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АНТИСЕМИТИЗМ В СССР




 Сегодня такие книги в России не издаются. Пошла полоса единых учебников по истории страны. В учебниках этих будет не до деталей, хотя прекрасно известно, что именно в них прячется дьявол.

 Читал этот сборник, как чудовищный роман абсурда, написанной самой жизнью, рядом с которым поблекли такие шедевры, как «1984 год» Орвела, «Мы» Замятина или «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына.
 «Письмо в ЦК ВЛКСМ
  4 декабря 1950 г.
 Секретарю ЦК ВЛКСМ тов. Михайлову Н.А.
 В течение долгого ряда лет на международных конкурсах музыкантов – исполнителей в честь советского искусства защищали скрипачи, которых никак нельзя считать представителями великого русского народа; это: Леонид Коган, Юлиан Ситковецкий, Эдуард Грач, Игорь Ойстрах, Игорь Безродный, Рафаил Соболевский.
 Что же, разве нет талантливой русской молодежи? Конечно, есть. Так в чем же причина отсутствия русских скрипачей? А вот в чем. Профессорско – преподавательский состав скрипичной  кафедры Московской консерватории имеет следующий вид:
 Русских – 3 человека, армян – 1 человек, евреев – 10 человек….
 Особого внимания заслуживает дело распределения уникальных инструментов…. В этой коллекции имеется более десятка «Страдивариусов», а также другие ценные инструменты: «Гварнери», «Амати» и др.
 У кого же находятся эти «Страдивариусы»? У Б. Фишмана, С. Фурера, Б. Гольдштейна, Л. Когана, М. Фихтенгольца, В. Пикайзена, И. Безродного, Калиновского, Жука и других».
 Действительно, вопиющий факт, как и то, что знаменитые исполнители играли на скрипках иностранного производства, а не изделиях, выпущенных на музыкальных фабриках Пензы или Саратова.
 Письмо подписано Шароевой, членом ВКП (б) с 1943 года и было незамедлительно переправлено т. Суслову. Товарищ Суслов отметил эту «музыкальную грамоту» следующей записью: «Важно. Кружкову, Киселеву. Прошу заинтересоваться и внести предложения».
 Так и вижу черный фургон, агентов МГБ, по очереди посещающих Бусю Голдьдштейна, Леонида Когана или Владимира Пикайзена с целью изъятия «ценных инструментов»…. Не знаю, как там обстояло дело с трубачами и барабанщиками? Видимо, там статистика не внушала тревоги. Доносов на эту тему не имеется.
 Вот тут я ошибся. Черти уволокли Сосо Джугашвили в ад, но юдофобскую инициативу масс остановить было не так просто.
 «Отдел художественной литературы и искусства ЦК КПСС – Н.С. Хрущеву о «засоренности кадров в институте им. Гнесиных.
 17 марта 1953 г.
… Около половины всех педагогов учебных заведений имени Гнесиных являются евреями. На кафедре специального фортепьяно русских лишь 33%, кафедре истории музыки – 40%, струнных инструментов – 49%. Скрипичная группа кафедры полностью укомплектована преподавателями одной национальности».
 И  как результат такого засилья «малого народа», бдительными лицами выявлены факты прямого вредительства в области музыкальной культуры. Так, например: «Студент Коган (класс профессора М.Ф. Гнесина) написал дипломное сочинение – симфониетту. Впоследствии выяснилось, что в основу этой симфониетты положен государственный гимн Израиля».
 Последовали репрессивные меры, но совсем уж беззубые, мягкие: на место директора Института им. Гнесиных назначили бывшего заместителя начальника управления театров – Муромцева (этот чиновник, надо думать, должен был исправить вопиющие проценты), но бывшего директора  - Е.Ф. Гнесина оставили в институте в качестве художественного руководителя.
 Музыкальную тему никак нельзя считать исчерпанной без самого любопытного документа, отправленного Хрущеву тов. Антоновым накануне похорон вождя всех народов: « Дорогой Никита Сергеевич! То ли под впечатлением великого горя, постигшего наш Советский народ, то ли под впечатлением жгучей ненависти к врагам и предателям народа террористам-убийцам, занесшим над нашими вождями и государственными деятелями свое жало, начиненное американским ядом, или под впечатлением и того и другого, я осмелюсь выразить и надеюсь, не только свое мнение и пожелание, но и мнение, и пожелание многих советских граждан, пожелание в том, чтобы в период гражданской панихиды по нашему дорогому и любимому вождю И. В. Сталину не допускать «еврейского ансамбля», именуемого Государственным Союза ССР Симфоническим оркестром, коллектив которого всегда привлекался играть траурную музыку в Колонном зале Дома союзов.
 Траурная мелодия этого оркестра, состоявшего на 95% из евреев, звучит неискренне. После каждых похорон этот еврейский сорняк, сплотившийся под вывеской Государственного Союза ССР Симфонического оркестра, с чувством удовлетворения подсчитывает свой внеплановый доход.
 Я считаю, что этот еврейский коллектив симфонического оркестра недостоин находится в непосредственной близости к нашему великому, любимому вождю, дорогому И.В.Сталину».
 Как положено, назначили расследование. Времена изменились и те же известные юдофобы-контролеры от ЦК – Кружков и Тарасов - сообщают: «… Фактически положение в оркестре следующее: из 112 оркестрантов русских 66 человек (59%), евреев 40 чел.(37,7%) и других национальностей 6 чел. (5,3%). Сообщение автора письма о том, что на проводимых в оркестре конкурсах было принято мало русских, не соответствует действительности».
 Выходит, доверили 40 евреям «отпевать» вождя в Колонном зале. Любопытна в приведенном доносе оговорка «по Фрейду», когда автор печалиться, что не он, а «неискренние» евреи «с чувством удовлетворения» начнут подсчитывать свой гонорар после исполнения марша Шопена.
  В те чудовищные годы была и понятна попытка самих евреев спрятаться от бдительного ока радетелей чистоты музыкальных и прочих рядов.
 Профессор Р. Белкин направил И.В. Сталину предложение юридически узаконить свободную национальную самоидентификацию граждан СССР.
 Читаем: «Имеет ли право гражданин СССР изменить в узаконенном порядке свою анкетно-паспортную национальную принадлежность, если по всем признакам, характеризующим нацию ( родной язык, территория, на которой вырос и живет данный гражданин, условия экономической жизни и психический склад, проявляющийся в общности культуры), он принадлежит другой нации, чем его родители, по национальности которых определена его национальная принадлежность?
 Эти вопросы имеют значения для представителей ряда национальностей, но особенно актуальны для лиц еврейского происхождения. Евреи, по Вашему определению нации, никогда не являлись нацией, так как они не имели общности территории».
 Да, как жить без «Страдивариуса»? А тут стоит какому-нибудь Давиду Ойстраху изменить «анкетно-паспортную национальную принадлежность» - и порядок: может такой Давид и дальше с помощью уникальной скрипки славить свое социалистическое отечество.
 Но не тут-то было. Письмо  отправили экспертам, а те категорически отвергли претензии профессора и члена ВКП(б) Р. Белкина.
 «Русская нация не может включать в свой состав лиц иной национальной принадлежности…. Предложение Р. Белкина ведет к путанице и извращению учения Сталина о нациях», - писал кандидат филологических наук Б.А. Серебрянников.
 «Вы совершенно неправильно считаете искусственным отличие евреев от русского народа. Русский народ является ведущей нацией среди всех наций СССР. Товарищ Сталин назвал русский народ выдающимся народом. Евреи имеют не только «паспортное» отличие от русских», - так ответил наглому Белкину доцент института философии Е. Дунаев.
 «Секретарю ЦК КПСС тов. Маленкову Г.М.
 …. Предложение Р. Белкина о предоставлении в законодательном порядке права лицам еврейской национальности произвольно изменить в официальных документах свою национальную принадлежность является ничем не обоснованным».
 Что там какой-то Белкин. Сам Илья Эренбург пробовал спасти евреев с помощью массового отказа от отметки в паспорте и анкете. Он тоже направил Сталину письмо накануне массовых репрессий, не позднее 29 января 1953 года, в ответ на чудовищный самооговор  видных евреев, в котором эти бедняги послушно несли повинную голову на плаху.
 «Я боюсь, что коллективное выступление ряда деятелей советской культуры, людей, которых объединяет только происхождение, может укрепить в людях колеблющихся и не очень сознательных националистические тенденции. В тексте «письма» имеется определение «еврейский народ», которое может ободрить националистов и смутить людей, еще не осознавших, что еврейской нации нет».
  Нет евреев, исчезли! Иосиф Виссарионович, не трогайте этих несчастных с пятой графой в анкете, она случайна, условна, несущественна. Кто ныне посмеет бросить в Эренбурга камень. Лауреат Сталинской премии использовал весть свой талант писателя, чтобы вывести из-под неизбежного удара народ, к  которому он принадлежал.
 Но даже на Эренбурга никто не обратил внимания. Евреи остались евреями.  И в самом деле, в противном случае могли наметиться трудности с выявлением сионистов, безродных космополитов и врачей убийц.
 Впрочем, дело не только в том давнем ужасе и понятной панике в рядах лиц еврейской национальности. Чудо истории в том и состоит, что история эта никак делом прошедшим быть не желает.
Лет через 50 после попыток отмены  еврейской нации в СССР состоялся у меня разговор с одним израильским, русскоязычным журналистом, достаточно известным, как говорится, в узких кругах. Так вот, этот журналист, страдая ярко выраженной семитской внешностью и сильным акцентом, стал уверять меня, что он никакой не еврей, а гражданин мира, так как подобно приснопамятному профессору Белкину весь проникнут духом западной, и особенно русской, культуры.
 Я же, в ответ на это, отметил, будто теперь понимаю, что не зря идеологи Сталина ввели в обиход понятие «безродный космополит». Это замечание почему-то очень обидело хмельного журналиста, и он настырно полез в драку, видимо убежденный, что хроническое пьянство и страсть к немотивированной агрессии – есть признак принадлежности к мировому гражданству.
 Впрочем, упомянутый журналист мог сослаться и на точно уловленные пассы интеллектуальной «элиты» Израиля, долгие годы пытающейся безуспешно превратить евреев Иерусалима или Хайфы в новый народ - израильтян. И, тем самым, хоть как-то ассимилировать жестоковыйных потомков Иакова. Израильтян, не евреев, как думали они, наконец-то оставят в покое. Еще один разительный пример презрительного, легкомысленного отношения к урокам истории.
 Вернемся к сборнику. Интересно, что на любой вираж юдофобской компании, правящие верхи шли только после организованного сигнала снизу. Инициаторами очередного погрома должны были быть лица коренной национальности. 
 «Группа студентов обращается в ЦК КПСС с письмом о «еврейском засилье в критике»: «… после того, как еврейские сионисты  разоблачили себя как агенты американского империализма и враги Советского государства, считаем недопустимым, чтобы наша русская критика находилась в руках еврейских проходимцев.
 Просим внимательно рассмотреть прилагаемый список критиков-евреев, печатающихся в журналах «Новый мир», «Знамя», «Октябрь».»
 К письму, как сообщает комментатор, приложен список критиков – «космополитов»  из 62 фамилий. Донос направлен в ЦК за день до инсульта генералиссимуса, а то бы пошли эти шесть десятков критиков в расход.
 Без музыки и разных там Белинских еврейской национальности можно как-то обойтись. Но ведь была и попытка избавиться от «еврейской физики».
 Главному юдофобу секретарю ЦК ВКП(б) тов. Суслову М.А. сынок А.А. Жданова – Юрий направил официальную бумагу под грифом: «Заведующий отделом науки и высших учебных заведений ЦК ВКП(б) в секретариат ЦК ВКП(б) о преобладании евреев среди физиков-теоретиков».
 Читаем: «… В институте физических проблем среди заведующих лабораториями русских только 20% и 1 член ВКП(б). В отделе теоретической физики, руководимой Ландау, все руководящие научные сотрудники евреи, беспартийные. Академик Ландау подбирает своих сотрудников не по деловым, а по национальным признакам. Аспиранты нееврейской национальности, как правило, уходят от него, как «неуспевающие…. В некоторых отраслях науки сложились монопольные группы ученых, зажимающих развитие новых научных направлений и являющихся серьезной помехой в деле выдвижения и роста молодых научных кадров. Так, например, среди теоретиков-физиков и физико-химиков сложилась монопольная группа: Ландау, Леонтович, Фрумкин, Гинзбург, Лифшиц, Гринберг, Франк, Компанеец, Нейман и др. Все теоретические отделы физических и физико-химических институтов укомплектованы сторонниками этой группы, представителями еврейской национальности».
 Невольно вспомнил грустную шутку Бегина о том, что провидение натравило Гитлера на евреев, чтобы лишить фюрера возможности создать ядерную бомбу. Сталин и Берия оказались хитрее Адольфа. Евреям было высочайше дозволено укреплять величие СССР. Были репрессии, многие потомки Иакова отправились в, так называемые, шарашки, но замены Харитону, Зельдовичу, Ландау, Френкелю, Гинзбургу и прочим так и не нашли.
 Есть еще одна странность в этом документе, да и не только в нем: еврейской нации, как указал т. Сталин, нет, а представители еврейской национальности в наличии. Тяжелый случай. Утверждают, что усатый людоед болел паранойей. Боюсь, что вместе с ним болела этим психическим заболеванием и значительная часть его подданных.  
 Картина той погромной пятилетки была бы неполной без реакции евреев тех лет на «новый курс партии и правительства».
 В сборнике впервые помещен совершенно секретный документ, СПЕЦИАЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ, посланное МГБ УССР в ЦК КП(б) Украины т. Сердюку.
 Стукачи не дремали, хлеб отрабатывали исправно, из СООБЩЕНИЯ следовало, что уже в 1949 году евреи города Черновцов прекрасно понимали, куда идет дело.
 Некто Гефнер сказал: «Положение евреев в СССР становится все более невыносимым. Это самый настоящий антиеврейский курс, который исходит из руководящих правительственных кругов. Никто не может предсказать, в какую форму это выльется дальше» Далее идет донос, с цитатами из приватных бесед, на врача Вайнберга, на работника фабрики индивидуального пошива Маферштейна, на инструктора-методиста Кноэль, на педагога Айзена, на врача Крутянского, профессора Мангейма, служащего Винокура, начальника цеха артели Новак, и даже на секретаря парторганизации этой артели, инженера Сегала.
 Что стало с этими людьми? Почти все еврейское население Черновцов перебралась в Израиль и США. Может быт кто-то узнает среди перечисленных в сводке МВД своих родных или знакомых? Как сложилась  судьба этих мужественных людей, посмевших пусть вполголоса, шепотом произнести то, о чем большая часть еврейского населения СССР сдавленно, униженно, трусливо молчала.
 В 1952 году мне было семь лет. Мой отец, мама и я тряслись в переполненном трамвае. И  помню, как отец, уловив чей-то недоброжелательный взгляд, вдруг громко заговорил на идише.
 - Левушка, не надо, Левушка, - в ужасе шептала мать, но отец продолжал громко картавить.
 Тихо стало вокруг. Мне тогда показалось, что все пассажиры повернулись в нашу сторону. Потом многое было в наших отношениях, но я никогда не забывал тот трамвай и тот отчаянный вызов толпе и всей системе, готовой повторить успешный опыт нацистов с «окончательным решением еврейского вопроса».
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..