пятница, 10 июня 2016 г.

ХОЛОКОСТ - ЭТО УКРАИНСКИЙ ВОПРОС

history

Jewish.ru

«Холокост – это украинский вопрос»


10.06.2016

Почему на Украине были погромы, куда подевался страх украинцев перед «жидокоммуной», как Львов и Одесса стали главными еврейскими городами мира и есть ли совместное будущее у еврейского и украинского народов? На неудобные вопросы об украино-еврейских отношениях отвечает известный историк, профессор Львовского университетаи Columbia Universityглавный редактор издания «Україна модерна» Ярослав Грицак.
Профессор, видите ли вы в еврейско-украинских отношениях нечто, присущее истории лишь этих двух народов, феномен, выпадающий из общеевропейского контекста? Кем были евреи для украинцев на протяжении веков? К сожалению, перед нами классическая европейская схема, причем не лучшая. На протяжении веков еврей в Европе был другим  персонажем, по отношению к которому строилась собственная идентичность. Другой  это почти враг. Евреи успешно, если можно так выразиться, выполняли эту роль в Европе, и Украина не стала исключением. Просто тут это ощущалось наиболее остро, поскольку из антисемитски настроенной католической Европы тысячи евреев бежали в восточные земли – Польшу и Украину. Поэтому к концу XIX века главными еврейскими городами мира стали Варшава, Вильно, Львов и Одесса. К тому же, в отличие от поляков и русских, украинцы не успели взрастить собственную элиту, оставаясь преимущественно крестьянской нацией, что лишь подчеркивало инаковость евреев: отчуждение христиан и иудеев дополнялось враждой между крестьянами и жителями городов или штетлов. Все это превратило историю украинских евреев  с XVI века до недавнего времени  в историю насилия над ними. Это очень тяжелое наследие.
Были ли периоды на протяжении истории, когда национальные интересы евреев и украинцев совпадали, и как долго продолжались эти периоды? Интересы порой совпадали, но это редко приводило к солидарности, хотя иногда она проявлялась на уровне политической элиты. Например, в Галиции украинские политики первыми поставили вопрос о признании евреев нацией. Речь шла о политическом расчете, таким образом украинцы хотели препятствовать ассимиляции евреев в русской и польской среде и привлечь их на свою сторону.После революции 1917 года уровень национальной автономии, предоставленный евреям в Украинской народной республике, был беспрецедентным. Что, впрочем, не спасло их от погромов. Эти моменты  словно яркие звезды на ночном небосклоне, но потому они так и сверкают, что небо черным-черно. Тем не менее это свидетельствует, что возможны иные отношения между украинцами и евреями.
Как вы объясняете волну стихийных погромов, прокатившихся по Галиции еще до прихода немцев летом 1941-го? Реакцией на двухлетнее большевистское правление и тотальным страхом перед «жидокоммуной»? Еврейские погромы прокатились в начале войны по всей дуге от Балтийского до Черного моря – в Литве, Польше, Западной Белоруссии, Западной Украине,  то есть на территориях, занятых Советским Союзом в 1939 году. Поверхностный ответ  погромы как реакция на быструю, радикальную и насильственную советизацию. «Жидокоммуна» это чистой воды стереотип, но оказавшийся очень ядовитым, и большинство местного населения в него поверило. Буквально за два года советской власти образ еврея претерпел колоссальные изменения – примерно то же происходило и в России после революции 1917 года  евреи впервые заняли определенные позиции в обществе, которые ранее были им абсолютно недоступны. То, что еще вчера бесправные евреи вдруг получили возможность войти в элиту, обыватель не мог стерпеть.
НКВД в первые дни войны расстрелял во Львове сотни заключенных. Когда в город вошли немцы, они согнали евреев к месту расстрела и на глазах городской толпы заставили их баграми раскапывать и вытаскивать тела. Это была прямая провокация, и естественно, случился трёхдневный погром. Вас, как историка, как львовянина, не удивляет, что в музее-мемориале «Тюрьма на Лонцкого» сохранена память об этом расстреле, но ни слова не сказано о погроме?– Мне стыдно отвечать на этот вопрос, поскольку это и мой личный позор. Подобное ничем нельзя оправдать, кроме нежелания честно взглянуть истории в глаза. Я постоянно обращаюсь к образу, созданному историком Тони Джадтом в своей книге Postwar: A History of Europe since 1945, в которой он называет память о Холокосте объединяющим элементом современной Европы. Признание своей сопричастности к Холокосту является своеобразным билетом на поезд европейской интеграции, утверждал Джадт. Никто этого особо не хотел, но всем пришлось этот билет приобрести. В этом смысле некоторые украинцы ведут себя довольно странно: заявляя о своих европейских амбициях и стремлении подсесть в поезд европейской интеграции, они хотят ехать в нем зайцем.
Дискуссии по этому вопросу ведутся, но они пока не в состоянии в корне изменить ситуацию. Шанс на это есть, и связан он с тем, что после Майдана в стране появились, на уровне массового сознания, украинские евреи – именно украинские евреи, а не евреи, живущие на территории Украины. Это должно привести к новому формату диалога и появлению книг, анализирующих погромы начала Второй мировой.
У нас возможно издание книг, подобных трудам Яна Томаша Гросса в Польше? Это неизбежно. Кто дольше всех в Европе не хотел признаться в сопричастности к Холокосту? Французы. В 1996 году во Франции был даже запрещен фильм, в котором поднималась эта тема. В этом смысле отправной точкой стало издание книги американского историка Роберта Пакстона, убедительно доказавшего, сколь активно французы сотрудничали с нацистами в деле «окончательного решения еврейского вопроса». Очевидно, подобные взрывоопасные темы проще поднимать со стороны, ведь и Гросс и Пакстон – американцы. Я жду появления таких качественных книг, написанных на украинском материале. Омеру Бартову – автору исследования «Стертые: исчезающие следы еврейской Галичины в современной Украине»  это, к сожалению, не удалось: до уровня Гросса и Пакстона он не дотянул.
Нужен какой-то триггер – фильм или книга, которые положат начало дискуссии, к чему украинские историки, как и общество в целом, видимо, еще не готовы. Да, это требует определенного мужества, но нам от этого не уйти – чем глубже Украина будет интегрироваться в Европу, тем рельефнее проблемы Холокоста будут выходить на передний план. Очень хорошо написал об этом историк Тимоти Снайдер, подчеркнувший, что настоящее осознание Холокоста в Польше стало возможно после того, как страна вошла в Европейский союз. Чтобы начать такую дискуссию, общество должно чувствовать себя психологически защищенным. В любом случае подобная дискуссия неотвратима – не потому, что это еврейский вопрос, а потому, что это вопрос украинский. Значительная часть событий Холокоста произошла на территории Украины, и это то, что делает нас частью глобальной истории. Если украинцы хотят мыслить глобально, то именно восприятие Холокоста поможет нам в этом.
Удастся ли Украине в будущем избежать раскола по языковому, национальному, культурно-идентификационному признаку?– Принято считать, что есть две моделинации: французская – политическая и германская – этническая. На самом деле ни в одной стране они не представлены в чистом виде, везде эти модели сосуществуют. Главное, что их объединяет. Разумеется, ни Донбасс, ни Галиция не могут стать ядром такого симбиоза. Хотя и Львов тоже очень меняется: недаром «Свобода» (украинская радикально-националистическая партия – прим. ред.) проиграла в городе выборы, и парламентские, и президентские – это дорогого стоит. Эффективной будет лишь модель с ядром в Киеве или Днепропетровске – городах, где сегодня решается судьба этой модели. Если эта модель победит, то возникнет ось Днепропетровск-Киев- Львов. Это и есть третья Украина – патриотическая, при этом – двуязычная и проевропейская.

Беседовал Михаил Гольд

АМЕРИКАНСКАЯ МЕЧТА АДОЛЬФА ЦУКОРА

culture

Jewish.ru

Власть полного метра


10.06.2016

Он лишь хотел добиться уважения к себе, еврею из Венгрии, а в итоге заставил уважать весь кинематограф. Поверив в идею длинных фильмов, он оставил прибыльный бизнес на кинетоскопах, чтобы доказать, что кино тоже может быть искусством, а не минутным развлечением. Так Америка увидела первые полнометражные фильмы, а сам Адольф Цукор возглавил компанию Paramount Pictures, вплоть до 1976 года оставаясь ведущим лицом в мире киноиндустрии.
В американском социологическом исследовании 1936 года отмечено, что «из 85 человек, занятых в кинопроизводстве, 53 были евреями». Хотя, пожалуй, ни для кого уже не является секретом, что Голливуд, эта гордость и слава Америки, – детище евреев, выходцев из стран Восточной Европы. Заложив фундамент американской киноиндустрии, они управляли ею десятилетиями, превратив незатейливые помещения для показа фильмов начала прошлого века в настоящие дворцы. Не имея возможности войти в реальные коридоры власти, они создали ее альтернативу. Но в общем их наследии деятельность венгерского эмигранта Адольфа Цукора предстает отдельным столпом. Изменив первоначальное представление о кинематографе как о минутном развлечении, он соединил его с театром, доказав, что кино – это искусство, достойное восхищения.
Он родился 7 января 1873 года в нынешней Венгрии, маленькой деревушке в районе Токай. Причиной переезда в Америку в возрасте 16 лет, как и у многих, стало отсутствие любых перспектив развития, да и не очень-то приятные воспоминания детства. Его отец погиб в результате несчастного случая, когда Цукору был всего год. А когда через семь лет скончалась мать, отчим отказался взять на себя заботу об Адольфе и его старшем брате, отправив их к дяде по материнской линии в соседнюю деревню. Дядя Кальман Либерман считал, что изучение иудаизма – главная нравственная обязанность человека, и детей он взял, выполняя предсмертную просьбу сестры, мечтавшей, чтобы ее сыновья посвятили себя служению вере. И если брат Адольфа спустя годы действительно стал раввином в одной из берлинских синагог, то все, что интересовало в Библии Цукора, – лишь «увлекательные сюжеты и герои, жизнь которых завораживала». Вот почему его брат был усыновлен, а он сам передан в ученики приказчику в мануфактурную лавку, где, читая американские романы, и узнал об Америке. Закончив обучение, он и решил попробовать начать новую жизнь в стране, знал о которой лишь по художественным текстам. И с 40 долларами в кармане Цукор сел на корабль.
Начинал свою жизнь на новом месте он более чем скромно – нашел приют в Нью-Йорке у дальнего родственника и работал в обивочной мастерской. Но через некоторое время смог устроиться с помощью бывшего соотечественника подмастерьем в меховое ателье. А через два года Цукор уже сам шил и продавал меховые изделия, открыв в 19 лет свой первый банковский счет. Перебравшись в 1892 году в Чикаго вместе с приятелем, Цукор открыл маленькую меховую компанию, штат которой уже через год состоял из нескольких десятков человек. Его заметил более крупный торговец мехами Моррис Кон, тоже венгерский эмигрант, предложивший основать новую компанию, где Цукор бы отвечал за дизайн и производство. Цукор согласился, а со временем и женился на племяннице Кона Лотти Кауфман. Их компания просуществовала десять лет, и к 30 годам Адольф Цукор был вполне состоятельным человеком с годовой прибылью, доходящей до 200 тысяч долларов.
Но несмотря на то, что будущее его представлялось вполне благополучным, по признанию самого Цукора, ему «стало скучно». И поэтому, когда в 1903 году к нему обратился за займом двоюродный брат, желавший открыть театр-аркаду, Цукор не только дал денег, но и сам посетил этот театр. Позже Цукор вспоминал: «Я огляделся по сторонам и сказал себе: “На этом деле еврей может заработать кучу денег”». Он убедил Кона, что им тоже стоит открыть свою аркаду, что они и сделали, арендовав дешевый ресторан. Там они установили кинетоскопы с 30-секундными драмами и вскоре с удовлетворением наблюдали, как публика выстраивается к ним в очередь, пополняя автоматы монетами из своих кошельков.
Первоначально новое дело планировалось как дополнение к меховому бизнесу, но успех аркады превзошел все ожидания. И через год партнеры полностью переключились на «Автоматический водевиль», свернув меховой бизнес. Начав открывать филиалы в разных городах Америки, в одном из них Цукор открыл и кинозал. Но «большинство посетителей не знали, что такое кино, да к тому же привыкли платить один цент, а не пять. Тогда мы соорудили роскошную стеклянную лестницу. Под стеклом, будто водопад, по металлическим желобам бежала вода, сквозь которую сияли красные, зеленые и голубые лучи света. Мы назвали второй этаж “Кристалл-холл”, и зрители платили пять центов в основном за “хрустальную” лестницу, а не за кино. Успех был оглушительный».
Следом Цукор открыл кинотеатры в Филадельфии, Питтсбурге, Бостоне, Кони-Айленде. Правда, первоначальный успех сменился вскоре спадом посещаемости, когда эффект новизны исчерпал себя. Вышедший 12-минутный фильм «Большое ограбление поезда» еще позволил продержаться какое-то время на плаву. Но через год долг компании Цукора составлял уже 160 тысяч долларов. Казалось, крах неминуем, но Цукор, напротив, благодаря этому понял то, что и определило его будущее. Он пришел к выводу, что «короткометражки, состоящие из одной части (или того меньше), не создают главного ощущения чего-то длящегося, развивающегося». К тому времени в кинотеатры ходили, как правило, рабочие, он же задумал привлечь и средний класс, рассматривавший тогда кино, не более как пустую минутную забаву. И чтобы его привлечь, как рассудил Цукор, необходимы были более длинные фильмы, имитирующие театр, с сюжетом романа.
Идея Цукора, очевидная всем сегодня, была революционной для того времени. Неожиданно для всех он передал весь свой капитал основному конкуренту – Маркусу Лоеву – и отказался от участия в управлении их новой совместной компанией. Лоев обязан был лишь перечислять проценты от прибыли. Сам же Цукор решил посвятить себя созданию качественного художественного фильма. «Я объехал всю Европу, все Соединенные Штаты, наблюдал за реакцией зрителей, анализировал каждую картину, которая, по моему мнению, могла их заинтересовать», – вспоминал он. Цукор не только наблюдал, но и активно пропагандировал свою идею среди именитых продюсеров, доказывая ее состоятельность.
Не найдя особого интереса в их глазах, он все же получил информацию, что нечто схожее пытается кто-то сделать во Франции. Этим «кто-то» был франко-английский прокатчик Броклис, пытавшийся найти финансирование взамен исключительного права демонстрации в США фильма «Королева Елизавета» с Сарой Бернар. Однако на тот момент не было снято ни одного метра пленки, в наличии был только контракт, подписанный знаменитой актрисой, и ни один из инвесторов не торопился вкладывать свои деньги. Цукор тут же приобрел права на картину, и по завершении съемок в мае 1912 года фильм был отправлен в США. Для премьеры Цукор арендовал театр «Лицеум», а также пригласил множество театральных знаменитостей, желавших посмотреть на Сару Бернар.
Вопреки ожидаемому в газетах эффекту от долгого фильма, «никто в зале не скучал и не ерзал, глядя на великую Бернар». Отклики на премьеру были более чем одобрительные, а пресса назвала вечер первого показа «Королевы Елизаветы» значительным культурным событием. Но главное – ему удалось «победить предубеждение театралов против кино»: «А театралы, несомненно, составляли одну из главных категорий потенциальной киноаудитории. Кино доказало, что оно перестает быть просто шокирующей технической новинкой и обретает право числиться по разряду искусства».
Это стало первым его шагом к признанию. Первая настоящая победа в киноиндустрии. Затем последуют и другие. Успех требовалось закреплять. Но режиссеры, продюсеры и актеры все еще не торопились участвовать в полноценных художественных фильмах. Огромную силу сопротивления встречал он и во всех организациях, связанных с кинопрокатом, порой не лишенную и признаков антисемитизма. Съемки новых фильмов он проводил без разрешений и в ангаре, по периметру которого стояла охрана, дабы представители американского патентного треста не разузнали об этом. Подводных камней был много, но уже к лету 1913 года Цукор завершил пять фильмов, среди которых были «Граф Монте-Кристо», «Тэсс из рода д'Эрбервиллей» и «Узник Зенды». Успехом фильмов Цукор завоевал не только определенную власть в культурной элите, но и добился окончательного статуса искусства для кино. Следующей его целью стала вся кинопромышленность. На это у него уйдет пять лет – с 1915-го по 1919-й. Путем слияний своей кинокомпании с другими он делал из конкурентов партнеров. А после объединения с Paramount Цукор стал чуть ли не диктатором кинотенденций. Впервые в мировой практике ему удалось объединить в одной компании производство, продажу и показ фильмов. Гарантировав тем самым и спрос, и предложение, он обеспечил невиданный до той поры расцвет кинематографа.
Он ушел из Paramount Pictures лишь в 1959 году. И все эти годы основной движущей силой в успехе Paramount являлся он, оставаясь почетным ее председателем до самой смерти 10 июня 1976 года в возрасте 103 лет. Он был одним из тех, кто добился признания и уважения к кино. И уважения к самому себе, что, по признанию самого Адольфа Цукора, и было основным мотивом всех поступков еврейского эмигранта, наследием которого гордится вся Америка.

Алексей Викторов

СОНЯ С ЁЖИКОМ

Внучка моя Соня с ёжиком - только рожденным. Человеку нет еще шести лет, а столько тепла, нежности и материнского чувства к колючему существу.





СВЕРХЧЕЛОВЕК В СССР

Советская евгеника 1920-х: как селекционировать Сверхчеловека

08.06.2016

В 1920-е советские евгеники озаботились созданием Нового человека. Один из лидеров этого движения Сергей Давиденков разработал концепцию, по которой всех советских людей следовало после осмотра евгениками разбить на 5 групп в зависимости от их одарённости. Размножение самых умных предлагалось стимулировать деньгами, глупых (дебилов) надо было стерилизовать.
Подходы к обретению Нового Человека были различны – от идеи сексуальной революции Александры Коллонтай («крылатый эрос» и теория «стакана воды») и замысла А. В. Барченко создать Единое Трудовое Братство на основе телепатии и телекинеза (он задружился с оккультистами ВЧК и вместе с ними исчез в свое время), до Института гениальности Г. Сегалина и проекта зоолога проф. Ильи Иванова «Об искусственном скрещивании человека с обезьяной» (поддержанного президиумом Государственного ученого совета в конце 1924 года). Архитектор-штейнерианец Мельников построил для Ленина пирамидальный хрустальный гроб, чтобы тот лежал, как Спящая Царевна, пока грядущий Принц не оживит его (но был выбран другой вариант, так как эта форма не подходила для публичного осмотра). Максим Горький выдвинул проект института Человека и пр. В первой половине 1930-х годов удар времени исчерпал себя, и мысль о Новом Человеке, лишенная вдохновляющего импульса, все же дожила до 1960–1980-х – в бледном виде бессмысленных идеологических заклинаний.
Тот же удар времени дал русское евгеническое движение. Русская евгеника (ранний этап генетики человека, но также и эволюции человека) ставила важные и интересные вопросы. Опиравшаяся на великие традиции русской биологии и медицины и руководимая Н.Кольцовым и другими крупнейшими биологами и врачами, она была лишена эксцессов и злоупотреблений, характерных для американской евгеники старого стиля и германской расовой гигиены. Напротив, «Русский евгенический журнал» Кольцова вёл систематическую критику любых необоснованных выводов и уклонений от строгого научного мышления – а в период всеобщего энтузиазма таких попыток было множество.
Как себе представляла ранняя советская власть создание Нового Человека, даёт представление статья нейрофизиолога Сергея Давиденкова «Наши евгенические перспективы» (журнал Труды кабинета по изучению наследственности человека, №1, 1929).
«Все евгенические программы единодушно выставляют, как основу положительной евгеники, “поощрение рождения детей теми, кто наделен благоприятными наследственными качествами” (п.8 программы Американского евгенического общества), но лишь в условиях имущественного равенства становится возможным организованное государственное определение этих наследственно наиболее ценных групп. Кроме того, здесь нельзя базироваться только на пропаганде и уговорах, только распространять убеждение, что ограничение своей семьи одним или двумя детьми ведёт к быстрому вымиранию рода (п. 4 программы Английск. евгенич. о-ва). На стороне генотипически лучших родительских пар должны быть организованно созданы лучшие условия для деторождения. Государство должно активно вмешаться в плачевные результаты современной беспорядочной панмиксии.
Какие же наследственные качества расы должны быть предметом социальной охраны и в какой форме эта социальная охрана должна быть осуществлена?
По первому из этих вопросов мы находимся в исключительно выгодном положении, т. к., при возможности широкого социального законодательства, мы и здесь можем не идти в тёмную, а вполне ясно и чётко ставить себе цели. Наиболее евгенически ценными группами в первую очередь должны быть признаны наиболее интеллектуально одарённые. Все те качества, которые представляются ценными для будущих поколений, – всё, что характеризует лучший интеллект – активность, инициатива, воля, внимание, память, критическая способность, все виды особой одарённости, – всё это является несомненно положительным и заслуживает государственной охраны. Дети умных должны в каждом последующем поколении давать все больший и больший процент популяции по сравнению с детьми глупых.
Однако практическая евгеническая политика делается возможной уже в переживаемый нами период, т. к. для неё, в сущности, достаточно знать, что одарённость в целом относится к признакам, передающимся по наследству. Создавая на стороне лучших фенотипов условия, благоприятствующие рождению лишнего ребенка, мы тем самым неизбежно будем улучшать генотипический состав населения. Это очень понятно и просто для всех тех признаков, которые подчиняются доминантному менделированию. Но это в равной мере приложимо и для признаков рецессивных. Если семьи ценных рецессивных гомозиготов, поощрять размножение которых необходимо, будут иметь по одному лишнему ребенку, сумма рецессивных генов, хотя бы и в гетерозиготном состоянии, несомненно нарастёт в следующем поколении; при планомерном проведении этого процесса желательные рецессивные задатки в популяции должны всё больше увеличиваться.
Стало быть, всё больше будут повышаться шансы и для встречи этих задатков, и для рождения ценных гомозиготов. Культивирование ценных рецессивных задатков есть, таким образом, процесс разве только несколько более медленный, чем культивирование задатков доминантных, но отнюдь не процесс утопический. То же касается, конечно, и рецессивных задатков, заключающихся в Х-хромосоме, по-видимому, особенно богатой ценными наследственными возможностями.
Широко намеченные цели оздоровления генотипического фонда страны совершенно противоположны задачам создания небольшого генетически ценного слоя населения. Только в этом последнем случае мы были бы вправе рекомендовать для наиболее одарённых отыскивать себе всегда наиболее одарённую пару, предоставив худшим комбинироваться с худшими. Если умный будет выбирать себе умную жену, то оставшийся дурак женится на оставшейся дуре, и ещё вопрос, кто из них наплодит больше потомства.
Государственный евгенический контроль должен исходить обязательно из учета случайной панмиксии. Как бы ни комбинировались фенотипы, если на стороне лучших фенотипов будет всегда хотя бы небольшое преимущество детности, нет сомнения в том, что в каждом последующем поколении эти лучшие фенотипы будут появляться всё чаще и чаще, пока в результате всего процесса их перевес не выльется в ясную форму изменений основных свойств расы.
Действительно, нельзя не сознаться, что перенесение центра тяжести практической евгеники на охрану определённой расы есть опять-таки та же игра в тёмную, которую мы должны заменить ясной и чёткой целью. Почему считается выгодным для человечества охранять эту расу высоких голубоглазых блондинов? Ведь не потому, конечно, что нам нравятся голубые глаза, высокий рост и другие её атрибуты, а потому, что раса эта действительно несёт с собою весьма часто ценные психологические свойства.
Воспользовавшись этой сомато-психологической корреляцией, мы будто бы и можем вести отбор по внешним признакам, имея в виду конечной целью размножение даровитых людей. Как эта тенденция ни была бы, может быть, неприятна для представителей других рас, будь она биологически правильна, нам было бы, пожалуй, трудно против неё возражать. Но как раз и здесь, подобно рассмотренному выше вопросу о выдвиженчестве, рассуждающая таким образом евгеника выбрала себе окольный путь. Гораздо прямее мы подойдем к цели, если станем организовывать широкий евгенический отбор как раз по тому признаку, который нам больше всего нужен, т. е. как раз на основе психологической одаренности.
Увлечёт ли за собой этот психоотбор какие-нибудь антропологические признаки, изменится ли под влиянием этого отбора соматическое строение популяции или нет, для государства безразлично. Будут ли строить нашу будущую жизнь блондины или брюнеты, люди с плоским затылком или с выдающимся затылком, высокие или низкие – это с государственной точки зрения нам совершенно неважно. Но нам до крайности необходимо, чтобы эту будущую жизнь строили люди смелые, решительные, одарённые и способные к большой моральной дисциплине и к широким государственным концепциям. Создание этой новой породы людей и должно стать нашей евгенической политикой.
Евгенический отбор, построенный непосредственно по признаку психической одарённости, бьёт прямо в самую цель действительного улучшения человеческого рода и если евгенисты Запада не выставляют этого принципа, то это, вероятно, прежде всего потому, что для проведения его нужен ряд объективных социальных предпосылок, и прежде всего, конечно, уничтожение имущественного неравенства населения.
Итак, нами мыслится длинная и плодотворная работа, в результате которой, после правильно проведённой пропаганды, организуется обязательный евгенический осмотр городского населения Союза. Центром тяжести обследования является установление врождённой одарённости по предварительно хорошо выверенным тестам, причём последние должны быть построены таким образом, чтобы совершенно не влияли на конечный результат предшествующее обучение или воспитание. Согласно результатам обследования каждый гражданин или гражданка заносится в соответственную высшую или низшую геногруппу.
При отнесении осматриваемого в ту или иную группу одарённости не должны приниматься в расчет никакие сословные или национальные признаки. Однако возможно, что для мужчин и женщин придётся установить разные стандарты. Работу должны проводить специалисты, прослушавшие предварительно специальные курсы в Центральном Евгеническом Институте. Всем делом евгенического контроля ведает высший Евгенический Совет Республики. Должны быть приняты все меры к полной объективности работы евгенического осмотра, чтобы никакие личные, родственные или сословные или расовые симпатии врачей-обследователей не могли отражаться на результате их работы. Планомерным проведением этой программы удастся постепенно разбить всё городское население на отдельные геногруппы.
Евгеническая охрана людей 1-й геногруппы должна состоять в том, что государство именно в отношении этой группы должно посредством пропорционального увеличения заработка компенсировать для неё расходы, связанные с деторождением. В отношении этой группы выгодно развить максимальную экономическую поддержку, напр., увеличивать жалование на 50% с рождением каждого ребёнка, и кроме того, установить единовременные премии для 3-го, 4-го и т. д. ребёнка. При этом должно быть совершенно безразлично, муж или жена относится к 1-й геногруппе, государственная поддержка должна иметь место в обоих случаях.
Очень возможно, что в отношении этой геногруппы придется делать и ряд других льгот, касающихся воспитания и образования детей и т. д. Но дети, родившиеся от такого брака, сами автоматически не должны пользоваться никакими евгеническими преимуществами, а должны будут снова, по достижении совершеннолетия, участвовать в евгеническом конкурсе на общих основаниях.
Следующая по квалификации геногруппа также может пользоваться некоторой поддержкой государства, но уже в меньшем размере. 3, 4-я и следующие геногруппы в вопросах своего размножения должны быть предоставлены самим себе, точно так же, как в настоящее время предоставлено само себе в этих вопросах всё население СССР.
В отношении же наиболее низко стоящей геногруппы, напр., 5-й, при делении популяции на 5 групп, которая должна соответствовать границе дебильности, должны быть приняты решительные меры для ограничения её размножения: с одной стороны, всем таким лицам должны вручаться специальные листки с описанием низкого умственного уровня возможного у них потомства, с решительным отсоветованием деторождения и, наоборот, с рекомендацией подвергнуться добровольной стерилизации; с другой стороны, имея в виду сравнительную безуспешность мер, основанных на одном только убеждении, представители этой группы должны быть как-то материально заинтересованы в том, чтобы выполнить даваемый им совет. Легче всего это может быть достигнуто назначением единовременной государственной денежной премии тем из них, которые согласятся добровольно подвергнуться стерилизации.
ТОЛКОВАТЕЛЬ

ИСЛАМ В РОССИИ

Кто такие российские исламисты?

10.06.2016

Центром исламизма в России является Дагестан, это признают 55% местных жителей. От трети до половины жителей других республик хотят жить при шариате. Основной контингент исламистов – это молодёжь, не сумевшая «сесть» на потоки федеральных денег, а также местная интеллигенция. Постепенно исламизм завоевывает и регион Идель-Урал.
Об этом пишет доктор социологических наук Александр Ваторопин в статье «Исламистское движение в современной России: генезис, характерные черты и перспективы развития», опубликованной в журнале «Социологический журнал», №2, 2013. Обратим внимание, что его исследование опубликовано ещё до появления запрещённого в России ИГИЛ, и речь в нём идёт в основном о ваххабитах.
«Ликвидация Ичкерии и дагестанских анклавов силами российской армии не привела к исчезновению ваххабитской идеологии. Вытесненные из Чечни боевики-исламисты ушли в другие республики Северного Кавказа, где стали создавать свои оплоты (особенно в Дагестане), обрели там новых сторонников и нашли ресурсы, поступавшие из мусульманских стран.
Социологические исследования, проведенные в этих республиках, дают вполне определённую картину. Так, большинство жителей Чечни и Ингушетии открыто не признают, что у них распространён ваххабизм; в обратном уверены только 16% чеченцев и 14% ингушей. Отсюда напрашивается следующее предположение: либо местное население в данных субъектах РФ скрывает истинное положение вещей, и ваххабитов там много; либо — и на наш взгляд, это наиболее вероятно — оно просто боится действующих там боевиков-исламистов, которых, может быть, относительно немного.

В Дагестане ситуация более прозрачная: 55% дагестанцев и 61% русских открыто заявляют, что у них распространён ваххабизм в наибольшей степени. Таким образом, судя по результатам опросов, самым исламистским субъектом РФ является Дагестан; в зоне риска находятся Ингушетия (почти половина респондентов — сторонники шариата, а каждый четвертый затруднился с ответом), Карачаево-Черкесия (треть населения хочет жить в шариатском государстве и еще 20% затруднились ответить) и Кабардино-Балкария (около половины опрошенных говорят о наличии в их населённом пункте ваххабитов).
Носителями исламистских и салафистских взглядов обычно становятся представители социальных слоёв или этнонациональных общностей, не имеющих доступа к бюджетным средствам, поступающим в северокавказские республики от федеральной власти. Можно выделить две группы: 1) люди с тяжёлым материальным положением и безработные;
2) образованные круги общества, по сути, интеллектуальная элита.
Многие представители первой группы, особенно молодёжь, пополняют ряды бандформирований исламистов-экстремистов. Представители второй группы, не адаптировавшись к социально-экономической ситуации на Северном Кавказе, борются за власть и пытаются припособиться, опираясь на исламистскую риторику, поддерживают экономические и образовательные связи с мусульманами Саудовской Аравии, Ирана, Иордании и Турции. Эти исламисты могут придерживаться как экстремистских, так и умеренных взглядов.
В авангарде этой борьбы стоят правящие элиты республик, в том числе бизнес-элиты, неразрывно связанные с российским рынком, а также представители традиционного ислама (тарикат, или суфизм) и догматического богословия (шафиитский и ханафитский мазхабы). К примеру, борьбу с ваххабизмом в Чечне возглавил в конце 1990-х годов именно религиозный деятель — муфтий республики Ахмад Кадыров.

До недавнего времени считалось, что проблема исламизма ограничивается именно северо-кавказскими республиками. Но в последние годы всё чаще поступает информация о проникновении исламистов в другие субъекты РФ и прежде всего в Татарстан и вообще в Поволжье. В наши дни постепенно формируется мощный исламистский центр, охватывающий так называемый Идель-Урал, то есть территории от Поволжья до Урала.
Показателен пример самого крупного татарского села в России — Средней Елюзани (Пензенская область). В селе, жители которого даже в советское время отстаивали свое право на традиционный ислам, с конца 1990-х годов стали появляться «молодые» имамы — местные елюзанцы, прошедшие подготовку в арабских исламских университетах. Новая генерация духовенства отвергала традиционные мусульманские нормы и обряды («народный ислам»), объявив их грехом; взамен вводились принципы «истинного» ислама, то есть жесткое соблюдение требований Корана, пятикратный намаз и др.
Исламизм оказал положительное влияние на экономическую и моральную ситуацию в Средней Елюзани. Жители села, быстро приспособившись к рыночным условиям, ведут довольно зажиточный образ жизни; практически истреблено пьянство, многие бросают курить; женщины ходят в скромной одежде, не может быть и речи о сексуальной распущенности. Всё это достигается за счет жёсткого контроля и суровой критики со стороны «молодых» имамов.

В борьбу с исламизмом вступили «старые» имамы, то есть традиционное духовенство, и значительная часть жителей, особенно старшее поколение. В результате они добились закрытия в селе исламистского медресе. Тем не менее салафиты в Средней Елюзани укрепились и даже добились расположения местной администрации, которая в последние годы стремится примирить — и небезуспешно — враждующие стороны».
+++
Ещё в Блоге Толкователя об исламе в России:
Жизнь московских мусульман-татар в 1980-е годы
Сегодня образ мусульман в Москве олицетворяют выходцы с Кавказа и из Средней Азии. Между тем, в советское время мусульманская община столица почти сплошь состояла из татар, которые сформировали интересную субкультуру, ныне почти исчезнувшую. Фото 1980-х и рассказ очевидца дают представление о ней.

+++
Повседневная жизнь во время войны в Дагестане
В Дагестане 14-й год идёт борьба исламских повстанцев против местных и федеральных властей. За это время погибли тысячи людей с обеих сторон, и пока не видно, как остановить эту войну. Лучше всяких боевых сводок о реальном положении дел в Дагестане говорят фотографии обыденной жизни в салафитских селениях и семьях.

+++ТОЛКОВАТЕЛЬ

КРЫМ ЕВРЕЙСКИЙ


Фильм рассказывает о совершенно забытой и тщательно замалчивавшейся странице в истории СССР: проекте создания еврейской сельскохозяйственной автономии в Северном Крыму в 1920-е годы. 




Еще в первую мировую войну по решению Российского Императорского Генерального штаба более 500000 евреев было насильно депортировано из прифронтовой полосы во внутренние губернии России, где их приемом и расселением никто не занимался. Это была первая массовая депортация в ХХ веке. Свыше 700000 евреев пострадало от погромов в годы революции и гражданской войны. Было разгромлено 911 местечек. Свыше 300 тысяч еврейских детей остались сиротами. Более 1, 5 миллионов российских евреев стали бездомными маргиналами. Многие из этих людей связали свое будущее с большевизмом. 

Последний удар по традиционному еврейскому образу жизни, нанесли военный коммунизм и государственная монополия на торговлю. Жителей еврейских местечек лишились источников существования и оказались на грани вымирания. Превращение насильно деклассированной еврейской массы в крестьян-земледельцев казалось естественным выходом из этой отчаянной ситуации и для самих евреев и для большевистской власти. 

На короткое время совпали устремления еврейских масс, национальные утопии еврейских общественных деятелей и конъюнктурные расчеты большевистских лидеров. Ленин и его сподвижники хотели противопоставить демонстративно «прогрессивную» политику - антисемитизму царской власти, интернационализм – сионизму. Кроме того, им были очень нужны деньги еврейских благотворительных организаций, современная техника, квалифицированные специалисты. 

Российские евреи, пытались выехать в Палестину, но не могли этого сделать. Они стали селиться на пустынных землях Северного Крыма, создавать сельскохозяйственные коммуны. Спонтанно начавшееся создание коммун было поддержано большевиками. Это был первый грандиозный проект Советской Власти в области национальной политики. Он пользовался большой популярностью – число желающих переселиться в Крым многократно превосходило возможности переселенческих организаций. К началу 30-х годов на юг Украины и в Крым переселилось свыше 160 тысяч евреев, а к 1934 году туда планировалось переселить свыше полумиллиона человек. 

Но уже в конце 1927 года было решено свернуть Крымский проект и перенести еврейскую колонизацию на Дальний Восток в междуречье рек Биры и Биджана. Дальневосточный проект оказался мертворожденным - Биробиджан так и остался историческим анекдотом – существующей и поныне еврейской автономией без евреев. 

Крымский проект был поспешно ликвидирован к концу 30-х годов. О сотнях бесследно исчезнувших еврейских поселений в Крыму не вспоминали многие десятилетия, хотя геополитические последствия «Крымского проекта» во многом определяли отношение коммунистической власти к «еврейскому вопросу» до самого распада СССР. 

В этом проекте участвовали десятки тысяч людей. Об их радостях, драмах и подлинных трагедиях вы узнаете из фильма. Его основой стали уникальные кадры кинохроники 20-40-х годов, фотографии и документы, совсем недавно переставшие быть государственной тайной". 

Фильм начинается вполне элегически: с пустынной панорамы каменистого Крымского побережья, с античных и средневековых руин и стихов Макса Волошина. Заканчивается он поваленными надгробиями заброшенного еврейского кладбища... Большевики сразу после революции стали заигрывать с евреями, дав им возможность заниматься земледелием и организовывать колхозы. 

Указом Ленина евреям было предложено переселиться в Крым и создать свое государство в рамках Советского Союза. Из них хотели сделать крестьян и животноводов. Для тех кто не знает, в Крыму практически не было плодородных земель, одни лишь бескрайние степи. По всему миру была проведена беспрецедентная рекламная акция по привлечению евреев в Советскую Россию. В северном Крыму были созданы коммуны, поднималась целина, разводился скот. И все это делалось руками всеми нелюбимых евреев. У истоков коммуны стояли и Шкловский с Маяковским, сделавшие документальный фильм о ней – редчайшие кадры из которого вошли в "Красный Сион", и Соломон Михоэлс, которого прочили в председатели Верховного Совета новой социалистической республики в Крыму. Но с приходом Сталина к власти для евреев все изменилось... Конец всей этой затеи, конечно же, оказался трагическим, как и все то, что делали большевики. 

Интереснейшие и совершенно неизвестные исторические факты проиллюстрированы редкой хроникой 20-х, 30-х, 40-х годов, документами, совсем недавно переставшие быть государственной тайной и умными, грустными комментариями, которые читает Эммануил Виторган.


Источник: http://isralove.org/load/...

ЛЕВ КОПЕЛЕВ И СОЛЖЕНИЦЫН


Всю жизнь он просто очень любил людей. Был героем на войне, но помогал гражданским немцам, за что долго сидел вместе с Солженицыным. Потом защищал уже самого Солженицына и других диссидентов, был правозащитником, распространял книги через самиздат. И был лишен советского гражданства. В новую Россию Лев Копелев не вернулся, будучи к тому времени гуманистом уже мирового масштаба.
«Озираясь назад, на десятилетия, перечитывая письма и дневники, и твои новейшие публикации, припоминая и заново осмысливая все, что перечувствовал и передумал раньше, я снова убеждаюсь, что больше всего мучит меня, вызывая не только боль, но и стыд, горькое сознание, что я в эти годы повторял ту же ошибку, которая была источником самых тяжких грехов моей молодости. Тогда, во имя “великой правды социализма и коммунизма”, я считал необходимым поддерживать и распространять “малые неправды” о советской демократии, о процветании колхозов и т.п. Веря в гениальность и незаменимость Сталина, я, даже зная правду, подтверждал враки о его подвигах, о его дружбе с Лениным, о его гуманизме и любви к народу. И, по сути, так же поступал я, когда, зная или постепенно узнавая “малые правды” о тебе, во имя великой общей правды об империи ГУЛАГ, которую ты заставил услышать во всем мире, я еще долго доказывал всем, что, мол, нет, он не мракобес, он безупречно честен и правдив. Ведь все мы в десятки тысяч голосов объявили тебя “совестью России”. И я уверял, что ты никак не шовинист, не антисемит, что недобрые замечания о грузинах, армянах, “ошметках орды”, латышах, мадьярах – это случайные оговорки…» (Лев Копелев, Письмо Солженицыну, 1985).
Письмо, написанное Львом Копелевым в немецком Кельне, где он проживал, лишившись советского гражданства, было ответом Солженицыну на присланное ранее «обвинительное заключение» в его адрес. Это лишь небольшой его отрывок. Указанные в нем факты Копелев никогда не произносил на публике, да и письмо опубликовали без его участия и ведома. Но это письмо дает лучшее, чем все сухие биографические данные, представление о Льве Копелеве как о человеке. В нем разговор наедине с собеседником, погружение в общие воспоминания, их осмысление, признание своих заблуждений и ошибок, нетерпимость лжи. Своего рода маленькая автобиография, не предназначенная для посторонних, а потому лишенная пафоса и неправды. Такими же автобиографичными были и его книги: «И сотворил себе кумира», рассказывающая о детстве и юности, «Хранить вечно» – о конце войны и первом заключении и «Утоли моя печали» – о годах заключения в Марфинской шарашке.
Лев Залманович Копелевич родился 9 апреля 1912 года в Киеве. Отец его был агрономом и часто летом брал с собой сына в село, где жили немецкие колонисты. Проводя там время, мальчик, свободно общавшийся как на русском, так и на украинском языке, овладел еще и немецким. После круговорота событий на Украине, по воспоминаниям Копелева, приход большевиков в городе восприняли с облегчением, как меньшее из зол после петлюровцев, принесших багрово-черное слово «погром». Со временем Лев был принят и в пионеры, правда, вскоре исключен с формулировкой «за бытовое разложение» – так как «гулял с буржуазными мещанскими девицами». Надо сказать, что Лев был очень влюбчив, никого впоследствии не забыв в своих мемуарных книгах.
В 1926 году семья переезжает в Харьков, где Копелев начинает интересоваться политикой. Когда же, несогласный с высылкой Троцкого за границу, Лев был застигнут при распространении соответствующих листовок, он был арестован. Арест продлился всего 10 дней – благодаря усилиям отца Копелева выпустили аккурат в день 17-летия. «Кто бы мог тогда предсказать, что холодное дыхание тюрьмы... просквозит через все последующие годы», – вспоминал Копелев.
Устроившись редактором радионовостей, доказав успешной агитационной работой свою благонадежность, Копелев по направлению партии едет издавать агитационные листовки в сельские местности в рядах «тридцатитысячников». Там, воочию наблюдая за работой НКВД по раскулачиванию крестьян, он призывал в листовках крестьян-«саботажников» сдавать государству припрятанный хлеб. Эта ошибка и была «источником самых тяжких грехов моей молодости», «этого греха не отмолить. Ни у кого. И ничем не искупить», – вспоминал он, раскаиваясь до конца жизни.
Перебравшись вскоре в Москву, Копелев поступил в Институт иностранных языков, закончив который, преподавал в Институте философии и литературы. А лишь только защитив диссертацию о творчестве Шиллера, несмотря на ученую бронь, ушел добровольцем на фронт. В совершенстве владея немецким языком, в затишье между боями через громкоговоритель он призывал немецких солдат и офицеров сдаваться в плен.
Однако после войны в конце 45-го он вместо очередного ордена получил срок по 58-й статье. В поступившем на него доносе говорилось: «...занимался спасением немцев и их имущества, проповедовал жалость к немцам, несмотря на возмущение наших солдат и офицеров». Вот так, проявляя милосердие к безоружным и гражданским, Копелев был признан изменником Родины. При пересмотре дела его оправдали, и из Бутырской тюрьмы он вскоре вышел на свободу. Казалось, все страшное уже позади – власти признали ошибку. И вдруг по протесту Главного военного прокурора оправдательный приговор трибунала был отменен. Вскоре в дверь позвонили, пригласили проехать – и вновь «санаторий Бутюр», как называли Бутырскую тюрьму заключенные. Вновь допросы и приговор: «Три года заключения в исправительно-трудовых лагерях, два года поражения в правах». Уже в лагере следует новый удар – приговор вновь пересмотрен: «Десять лет заключения в исправительно-трудовых лагерях, пять лет поражения в правах». Пережить заключение помогло владение немецким, которое и привело Копелева в «арестантский рай» –Марфинскую шарашку под куполом церкви «Утоли моя печали» с довольно сносными условиями жизни.
Шарашкинскими умельцами еще в 1949 году был собран телевизор, а затем и целый комбайн, совмещавший телевизор, магнитофон и радиолу. Копелев же переводил огромное количество немецкой документации с описанием еще неизвестных приборов. А связанный с его тамошней работой случай и вошел самым интригующим эпизодом в роман «В круге первом» Солженицына, заведовавшего там же технической библиотекой. Однажды Льва Копелева вызвали к начальству и дали прослушать разговор, записанный на магнитофоне. В книге «Утоли моя печали» он передает запись так: «Советский разведчик Коваль вылетает в Нью-Йорк. Вы слышите? Вылетает сегодня, а в четверг должен встретиться в каком-то радиомагазине с американским профессором, который даст ему новые данные об атомной бомбе. Коваль вылетает сегодня. Вы меня поняли?» Копелеву поручили вычислить по голосу мужчину, выдавшего государственную тайну, но прежде он подписал документ: «В случае разглашения или саботажа подписавшийся подлежит строжайшей ответственности во внесудебном порядке». На вопрос Копелева, что означает «внесудебный порядок», ему ответили просто: «Если трепанетесь, шлепнут без суда и следствия».
Несмотря на столь радужную перспективу, Копелев поделился тайной с Солженицыным. Солженицын, назначивший себя прототипом главного героя «Круга» Глеба Нержина, уверял в тексте романа: «Сказать Глебу – все равно что и никому не сказать, потому что Глеб никому не скажет». Это, однако, не помешало самому Александру Исаевичу сообщить о тайне всему миру, даже не изменив подлинного имени разведчика, действительно существовавшего. Поэтому, возможно, не только резким откатом от прежде взятого курса на разоблачение культа личности Сталина объясняется запрет на публикацию «Круга», но и откровенное разглашение автором государственной тайны.
Общение Копелева и Солженицына продолжилось и после выхода на свободу. Копелев отсидел свой срок почти полностью, а реабилитировали его только в 1956-м. Он восстановился в КПСС, признаваясь позже, что прозрел не сразу: «От старых идолов и старых идеалов я освобождался медленно, трудно и непоследовательно», «некоторые мои приятели раньше поняли, что кумиром целого народа был ловкий негодяй, бессовестный, жестокий властолюбец, типологически подобный блатным “паханам”, которых мы встречали в тюрьмах и лагерях». Благодаря Копелеву повесть Солженицына «Один день Ивана Денисовича» (тогда она еще называлась по арестантскому номеру героя – «Щ-854») попадет на стол к Твардовскому. В 1963-м Копелев будет одним из тех, кто активно поддержит выдвижение Солженицына на Ленинскую премию. Когда Солженицына исключат из Союза писателей, Копелев напишет протестное письмо в «Литературную газету». А в ночь ареста Солженицына с 12 на 13 февраля 1974 года он же сделает и заявление, которое передаст иностранным корреспондентам. Как писал Копелев, «в те годы и еще долго потом я верил ему безоговорочно. Верил вопреки мимолетным сомнениям, вопреки сердитым перебранкам, вопреки предостережениям злоязычных приятелей».
После высылки Солженицына КГБ определил Копелева как «близкую связь Солженицына», но с каждым новым его произведением, вышедшим за границей, эта связь становилась все слабее, вскоре оборвавшись и вовсе. В своем последнем письме к нему, фрагмент которого приводился ранее, он напишет: «Ты и твои единомышленники утверждаете, что исповедуете религию добра, любви, смирения и справедливости. Однако в том, что ты пишешь в последние годы, преобладают ненависть, высокомерие и несправедливость...»
В последние 30 лет жизни Лев Копелев был неразлучен с Раисой Орловой. Одна из сотрудниц Библиотеки иностранной литературы, где он работал после освобождения, вспоминала: «Позвонив Копелеву домой, я услышала, что его можно найти по телефону такой-то дамы. Через некоторое время мне снова нужен был Лев Зиновьевич, но по новому телефону мне ответили, что его нужно искать уже по номеру другой дамы. Примерно за полгода телефоны несколько раз переменились. И наконец мне дали номер Раи Орловой, и тут я поняла, что других телефонов уже не будет». В соавторстве с ней Копелев написал книгу «Мы жили в Москве» о «прекрасной “оттепельной” суете», которая, к сожалению, длилась недолго. К этому времени относится и начало их тесной дружбы с писателем-антифашистом Генрихом Бёллем, хлопотавшим о советских диссидентах при активном заступничестве за них Копелева.
Как следствие такого заступничества – отнятый партбилет, увольнение и лишение возможности печататься. Когда же в 1977 году в очередной раз над Андреем Дмитриевичем Сахаровым сгустились тучи, Копелев подписал письмо к главам государств и правительств ведущих стран мира с призывом защитить академика. Реакция властей последовала мгновенно – его исключили из Союза писателей. Жизнь стала совсем невыносимой: по телефону звонили неизвестные и желали смерти, потом телефон вообще отключили, по ночам били окна, забрасывая квартиру камнями. В ноябре 1980 года по приглашению Генриха Бёлля Копелев с женой выехал на год в Германию, а через два месяца его лишили советского гражданства. Гражданство восстановят в 1990 году, но назад он уже не вернется, лишь будет приезжать изредка в Москву. Он был удостоен звания почётного доктора Кёльнского университета, ему была вручена премия Мира немецкой книжной торговли. Льва Копелева знали и уважали в Австрии, Швейцарии, Голландии, США. В Германии так и вовсе его узнавали на улицах, а немецкие университеты наперебой приглашали его читать лекции. Вновь и вновь он выступал в своих эссе, радиотелевизионных интервью и открытых письмах против нарушений прав человека. А главным научным трудом Копелева стал «Вуппертальский проект», посвященный исследованию многовековых русско-немецких связей и переменам в их тысячелетней истории.
Прах Льва Копелева был перевезен в Россию после его смерти в июне 1997 года. В разных странах и сегодня проводятся копелевские чтения, устраиваются симпозиумы его имени, посвященные проблемам международных взаимоотношений. Имени человека, пытавшегося выстроить отношения между народами там, где ломали их другие. Близкие ему люди говорили, что хотя под конец жизни он уже, конечно, не верил, что все «народы, распри позабыв, в единую семью объединятся...», но все равно надеялся. Надеялся на то, что, по крайней мере, удастся научить их жить в мире. «Потому что иначе вообще жить не стоит, – говорил Копелев, – поскольку третьей войны человечеству уже не выдержать».

Алексей Викторов


Источник: http://www.jewish.ru/hist...
Автор: Алексей Викторов

КОГО ОБМАНЕТ КСЕНИЯ СВЕТЛОВА?

Полемика вокруг имени этой дамы развернулась ожесточенная. Мне не нравится грязная ругань в её адрес, как не нравится откровенное хамство ее сторонников, но у политической борьбы свои законы. Возможно, есть смысл вспомнить о Роли Ксении Светловой в недавних выборах в Израиле.

Кого обманет Ксения Светлова?

Израильские выборы 17 марта 2015 года отличаются от всех предыдущих. К этим не применима отговорка: «внутриизраильское дело». Они касаются французских евреев, которым пройтись в кипе по иным районам Парижа ныне не безопаснее, чем по Рамалле. Они касаются датских евреев. Копенгаген Х. К. Андерсена по составу населения всё больше превращается в фон для «Тысячи и одной ночи» – как и большинство крупнейших европейских центров. И недавняя стрельба у копенгагенской синагоги в любой момент может повториться в каждом из них. Недаром еврейское население Европы с 60-х годов ХХ века к нашим дням сократилось вдвое. И даже «надёжная гавань» в Америке для евреев уже не столь надёжна.
В США нет «исламского терроризма». То есть терроризм есть, но слов таких нет. Их отменил президент Обама, проводящий промусульманскую и антиизраильскую политику. Легальные в Америке и влиятельные исламские организации CAIR и MAS признаны террористическими даже Объединёнными Арабскими Эмиратами. Многие университеты, получающие жирные саудовские гранты, стали рассадником антисионизма и антисемитизма, активны в нацистском движении BDS. И посылать в такой университет сына или дочь становится небезопасно.
Всё это делает для евреев мира Израиль не только религиозным символом, но и местом вероятного спасения.
Демократические выборы при неограниченном избирательном праве имеют серьёзные, хорошо известные недостатки. Слова Черчилля о том, что демократия – наихудшая форма правления (за исключением всех остальных) – не шутка, как они обычно принимаются, а горькая констатация. Поясняет это другой афоризм великого англичанина: «Лучший аргумент против демократии – пятиминутная беседа со средним избирателем». Грубее это выразил архитектор Обамакера профессор Д.Грубер: «Народ туп».
Поэтому предвыборная борьба в современном мире превратилась в искусство обманывать, иногда незатейливое. Так, в 1992 году Рабин и Перес надули недавно прибывших евреев из СССР, пообещав тем «бесплатные квартиры и работу по специальности». Вместо этого лидеры социалистов принесли новым эмигрантам и бывалым жителям Израиля Ословский договор, Арафата соседом и взрывы в автобусах.
Нынешняя предвыборная кампания, может возникнуть впечатление, касается пустяков. Мне, когда я почитал израильскую прессу, представился их премьер, уныло тащущий сетки с пустыми казёнными бутылками к ларьку с надписью «Приём стеклотары». Или это была жена премьера?
Ксения Светлова с портретом Арафата
Но в таком случае недруг Израиля Обама не командировал бы, мечтая свалить Нетаньяху, в помощь «Сионистскому лагерю» «Бужи-Ципи» пятерых своих помощников. Переживёт ли Израиль ещё одно «Осло», если либералы придут к власти?
Обсудим подробнее тему обмана. Название блока двух партий «Сионистский лагерь»(на иврите и на русском) на арабском оказалось – «Движением за мир и прогресс». И ,поскольку это никак не перевод с иврита, то имеет место обман – той или другой стороны – еврейской или арабской. А так как на израильском политическом сленге «мир» означает изгнание евреев и отдача территорий арабам, то есть действие, противоположное сионизму, обман тут масштабный.
В Израиле во многих партиях принято, чтобы привлечь на выборах русскоязычных избирателей, включить в список кандидатов в Кнессет кого-то русскоязычного. Мне это непонятно: если человеку такое необходимо – зачем было уезжать из России, где правители всегда – кто лучше, кто хуже – говорили по-русски.
Чтобы привлечь русскоязычных израильтян в «Сионистский лагерь», «Бужи-Ципи» поставили в своём списке на проходное место в Кнессет арабистку Ксению Светлову. Моя сестра Бэлла, живущая в поселении Долев, что в наделе Беньямина, делилась со мной своей тревогой: в своих передачах на телевидении во время последнего военного конфликта с ХАМАСом Светлова защищала арабскую сторону так яростно, будто является арабкой. На фотографии по вот этому адресу https://www.facebook.com/eliezer.f613/posts/10205783511337721?pnref=story  Светлова, улыбаясь, держит портрет Арафата. Доверились ли бы вы человеку, позирующему с портретом Гитлера? – другой аналогии не подберу. В дискуссии с профессором М. Амусья на странице «Еврейского калейдоскопа» Светлова утверждала,что «руководством страны (Израиля) были совершены военные преступления», фактически озвучивая ложь ООП.
Тревожная информация о Светловой была опубликована 11 февраля. Популярный израильский экскурсовод Марина Магрилова рассказывает: «В конце 90-х годов Ксения работала в туристической компании под моим руководством… Ксения неожиданно объявляет о своем увольнении, объясняет, что выходит замуж и уезжает жить в Россию… Через месяц-другой в наш офис в центре города заглянула Ксенина мама. Она пришла показать фотографии со свадьбы дочки. На фото мы увидели, что свадьба Ксении была в мечети! На наше удивление мама ответила, что Ксения в Каире замужем за египтянином… Но ведь для того, чтобы сочетаться браком в мечети, надо перейти в ислам? А можно ли, согласно законам шариата, выйти из ислама бесправной женщине? Сотрудники компании были в шоке от этой новости и готовы сегодня ее подтвердить. Видимо, в Каире Ксения стала большим специалистом по арабским вопросам и законам шариата… Так что же получается? Возможно, кандидат от «Сионистского лагеря», русская репатриантка с арабским голосом, скрывает свой переход в ислам и свое вероисповедание?
Ранее, пока Ксения Светлова была частным лицом, я эту информацию не публиковала. Сегодня, поскольку Ксения Светлова баллотируется в Кнессет в составе партии, претендующей на власть, я полагаю, что информация о ее деловых качествах, идеологии, вероисповедании и т.д. является общественно значимой информацией, необходимой для избирателей».
Рассказанное Мариной Магриловой подтверждают комментарии в Фейсбуке. Игорь Торик: «Я, кстати, свидетель истории…Что она была замужем за арабом в Египте – факт». Ирина Бранов: «Про мужа только ленивый не знает. Все «близкие к телу» доброжелатели и любители поговорить давно уже всем всё рассказали». Жанна Свет: «Я всё это знала давно, но обещала не предавать гласности. Однако возник такой восторг по поводу попытки Светловой пролезть в политику, что не могу не поделиться».
На сайте ИнфоИзраиль, после публикации Магриловой, Светлова сообщила, что не желает «оправдываться перед клеветниками» и прибегнет к защите закона. Однако 17 февраля Магрилова написала: «Завтра неделя с публикации моего поста про КС, никаких опровержений ни от нее, ни, тем более, от ее адвокатов пока не поступало, никаких писем или повесток в суд тоже не было, и это несмотря на все угрозы и оскорбления в мой адрес… Главный вопрос – «перешла ли в мусульманство Ксения Светлова» так и остался без ответа…»
Впрочем, сайт ИнфоИзраиль возразил Магриловой, что можно выйти замуж за мусульманина и в ислам не переходить. Не являясь знатоком законов шариата, всё же с трудом представляю, как жена мусульманина в хиджабе поутру спешит из гарема на Симхат Тора в синагогу, или какие там религиозные праздники существенны для верований Светловой.
17 февраля в интервью на русском телевидении ITON Светлову спросили о её браке с египтянином. Светлова возразила, что была замужем за евреем, родила двойню и развелась. Вам не приходилось встречать женщин, выходивших замуж более одного раза?
Но главное не это. Можно быть и мусульманкой, и членом Кнессета. При этом можно плавать с турецкими террористами на корабле «Мави Мармара» как Ханнин Зуаби и «прорывать блокаду Газы». Можно даже во время Второй ливанской войны шпионить на «Хезболлу», бежать из Израиля, как Азми Бишар, и получать после этого несколько лет зарплату как член Кнессета. Но, скрывая и даже отрицая факт замужества с египтянином, Светлова вводит в заблуждение избирателей. Другими словами – пытается их обмануть. Зоаби и Бишар ничего не скрывали. Голосующие за Светлову должны знать – чью сторону она представляет.
И уже совсем серьёзно: то, что в этом обмане участвуют «Бужа и Ципи» – руководители «Движения мира и прогресса» (тьфу ты, запутался – кто они по-русски, кто по-арабски!), «Сионистского лагеря»! Все кандидаты в члены Кнессета там наверняка проверялись.
Борис ГУЛЬКО
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..