понедельник, 13 апреля 2015 г.

ЧЕСТЬ И СЛАВА СТАРОГО ТЕРРОРИСТА

Махмуд Аббас и Патриарх Кирилл (архив)
В исторических патриарших палатах московского Кремля состоялась встреча председателя Палестинской национальной автономии Махмуда Аббаса с патриархом Московским и Всея Руси Кириллом.
Палестинский лидер был награжден второй по старшинству наградой русской православной церкви – орденом Славы и Чести первой степени. Как сообщаетGazeta.ru, он был удостоен "во внимание к вкладу в развитие отношений между РПЦ и государством Палестина". Из СМИ.
Думаю, если бы этому Махмуду удалось вырезать всех евреев Израиля, Гундяев наградил бы его орденом "славы и чести" ПЕРВОЙ степени. Братство на почве юдофобии - одно из самых крепких содружеств мира. Глядишь, скоро и Нобеля получит.

ХОЛОКОСТ И ГЕНОЦИД АРМЯН

"24 апреля этого года во многих странах мира пройдут мероприятия, посвященные 100-летию геноцида армян. В Израиле на государственном уровне такие мероприятия не планируются. Несмотря на то, что в Кнессете неоднократно поднимался вопрос о признании геноцида армян, официальная позиция государства Израиль по данному вопросу остается невнятной". Из СМИ

ХОЛОКОСТ И ГЕНОЦИД АРМЯН



 Совсем недавно в Кнессете вновь стал вопрос о признании геноцида армян турками. Правительство Израиля робко скосило глаза сторону США и вновь ушло от ответа. Ну, и охранило это Еврейское государство от провокации с "флотилией мира", от отзыва посла Анкары, от юдофобской истерики Эрдогана? Не спасло. Еще одно доказательство, что трусливая, аморальная политика никогда не приводит к добру.

Вот любопытно: мы возмущаемся поведением отдельных лиц и стран, не признающих Холокост, но сами ведем активную дискуссию на уровне Кнессета - был геноцид армян почти сто лет назад или его не было? Точнее – надо ли Израилю признавать очевидное, и тысячу раз доказанное – или не следует этого делать. От такой постановки вопроса даже оторопь берет. Как же так, какими таким политическими соображениями можно оправдать то, что черное объявляется белым, а белое черным? Оказывается, есть они – эти соображения, причем настолько существенные, что непреложный факт истории можно и фактом не считать. Прежде всего, следует выяснить, почему сама Турция геноцид армян не признает. Почти целый век прошел. Нынешнее поколение турок за зверства их прадедов, казалось, не в ответе. Мало ли что было в истории государств, которые нынче берутся турок судить. Жадность, скажут мне, признай Анкара геноцид – и платить за это нынешней Армении придется.  Стоп! Мухи отдельно, котлеты отдельно. Что стоит двум странам сесть за стол переговоров и найти компромисс. Геноцид Турция признает, а Армения только этим и довольствуется. Вся «мировая общественность» очень бы довольна осталась таким компромиссом. Мало того, нашла бы, чем утешить пострадавшую сторону. Но нет. Турция упрямо не желает признавать тяжкий грех своих предков. Я думаю, что непризнание это носит совершенно искренний характер. Турция – страна мусульманская. Попробуй доказать нашим соседям, что взрывать и резать гражданское население: детей, стариков и женщин – грех – не поймут. Получается, дело не в упрямстве Анкары, а в поведении тех стран, для которых любой геноцид – преступление. Вот здесь и возникает этот самый вопрос политики и морали.
 Вдаль веков уходить  не будем. Вспомним несколько аморальных политических действий последнего времени. Вспомним, как Чемберлен тряс бумажкой Мюнхенского сговора с Гитлером, а затем Сталин с Молотовым жали руку Риббентропу. Вся эта мерзость оправдывалась насущной политической необходимостью, умиротворением Берлина. Что получилось в результате – напоминать нет нужды. Мы сами, в Израиле, тоже попробовали пойти на аморальную сделку с убивцем и юдофобом Арафатом. Нам тоже казалось, что очевидные политические выгоды тут же затмят аморальность сделки в Осло. «Любой мир лучше доброй ссоры». Где он – тот мир? Была бы у наших соседей сила нацистской Германии, не просуществовал бы Израиль после того мира и года. История не раз доказала, что за моралью в политике – стратегические, долговременные последствия, за аморальностью – тактические, кратковременные успехи.
 Чем нам грозит неизбежная конфронтация с турками в случае победы морали над аморальностью? Да ничем. Последние годы Анкара любыми, возможными средствами шантажирует и провоцирует Израиль. Сможет ли Иерусалим остановить этот процесс подлым и глупым непризнанием геноцида армян? Да нет, только ускорит, просто потому, что не в нас дело, а в драке за первенство в исламском мире между Турцией, Саудовской Аравией и Ираном. Иран здесь, как первейший враг Израиля, на шаг впереди, а правительству Эрдогана совсем не хочется отставать. Скажут - признай Израиль геноцид армян – вот тебе и повод к окончательному разрыву отношений с прежним союзником. Не думаю. И по трем причинам: во-первых, было бы желание, – найдет Анкара для этого разрыва любой повод, вроде «флотилии мира», во-вторых, что за отношения такие, что за союз, в основе которых лежат подозрения в вероломстве и ненависть, в – третьих, разрыв с Израилем для Турции – это резкое обострение отношений с США, путь к гражданскому раздору, на что, при наличии тяжелой проблемы с курдами, Анкара вряд ли решится. Получается в очередной раз, что мужественная и честная политика гораздо выгодней трусливой и лживой. Напомню то, с чего и начал эти заметки. Если Израиль не признает геноцид армян, значит, Еврейское государство готово считать легитимным отрицание Катастрофы. Здесь третьего не дано. Впрочем, если вспомнить реакцию на недавний, мелкий, и уже забывшийся, скандал с пасквилем отечественного «историка» Шломо Занда, в котором «доказано», что народ Книги – вовсе не народ, а непонятно что, мы готовы примириться с чем угодно. Если в истории нет морали, почему она должна быть в политике?

СОЮЗНИЧКИ

 10 апреля 2015

Союзнички
Юбилей Победы всё ближе, мероприятий всё больше, но не все мероприятия одинаково полезны. Не все торжества по-настоящему патриотичны. А каких-то вещей гражданам лучше не знать и не видеть вовсе. В Екатеринбурге вот выставку задумали крайне сомнительного содержания. Фотографии заграничных корреспондентов времен войны про то, как воевали наши союзники. Я подозреваю, что в этом месте нужны некоторые пояснения. Не все ведь знают, что во Второй мировой войне у Советского Союза были не только враги, но и союзники. И они не только ваньку валяли, но тоже успели повоевать и с Гитлером, и с японцами. Правда, как верно заметил министр культуры Мединский, жертвы союзников с нашими не сравнить.
У нас 27 миллионов, а у них сотни тысяч – так и хочется сказать, «жалкие сотни тысяч», и потому для них эта война вроде как «очередная», а для нас священная. Но, тем не менее, пускай и «очередная», пускай и жертвы исчислялись «скромными» сотнями тысяч, но воевали эти союзники все-таки на нашей стороне. Поэтому в Екатеринбурге, собственно и выставку хотели провести, чтобы рассказать нам, чем они там занимались, пока мы на Восточном фронте с Гитлером бились четыре года. Но выставки не будет. Разумеется «по техническим причинам». Именно теперь здание вдруг оказалось в аварийном состоянии. Настолько, что вряд ли до 9 мая достоит, если срочно не начать его чинить. Поэтому в данный момент ну никак нельзя показать публике эти фотографии. Может как-нибудь в другой раз. Не последний же юбилей – найдем повод. А сейчас отремонтируем памятник архитектуры. Знаете, русский язык поистине волшебен. Он дает безграничные возможности выражать своим мысли, и не говорить при этом правды. Сообщать одно, а ввиду иметь другое.
Словосочетание «технические причины» — одна из таких вот жемчужин нашего языка. А каковы интонации. Когда наш президент неповторимо произносит слова «наши партнеры», каждый из нас отчетливо слышит — «эти сволочи». Я думаю, что и слово «союзники» вот-вот обретет новый смысл. Есть в нем что-то неприличное, ругательное что-то. Не союзники, а «союзнички» какие-то. Сейчас такая выстраивается декорация, что народ, я думаю, уже запутался, с кем мы воевали. Вы обратите внимание, что про Германию, про немцев особо и не говорят. Фашисты, нацисты, но немецкую национальность не педалируют. Даже не смотря на зловредную Меркель. То ли дело Америка и некая собирательная Европа! Уж столько всякого дерьма на них вылили, что начинает казаться, что именно с ними мы 70 лет назад и сражались на самом деле. Именно их и победили! А они, собаки, к нам на праздник почему-то ехать не хотят. Мы их победили, а они нас с этой победой не поздравляют. Ну, а мы в таком случае выставку прикроем. Нечего нам тут всякие картинки показывать, и примазываться к нашей Великой Победе со своим копеечным вкладом в нее.

ФРАЗЫ ДНЯ


"Если Хиллари Клинтон станет президентом США, она окажется единственным президентом, имевшим секс с одним из предыдущих президентов".
 "Как только Хиллари Клинтон станет президентом, первой, кто покинет США, станет Моника Левински".

ГОЛУБАЯ ДУША РОССИИ

 Голубая душа России


ГОЛУБАЯ ДУША РОССИИ — продолжение статьи ЧЕРНАЯ ДУША РОССИИ
Рассматриваются причины утери позиций ГАЗПРОМА в Европе и истинные причины гражданской войны в Сирии, ведущейся в интересах ГАЗПРОМА.

Путин и барон Мюнхаузен

Карл Фридрих Иероним фрайхерр фон Мюнхгаузен в 1737 году уехал в Россию в качестве пажа к молодому герцогу Антону Ульриху, жениху, а затем мужу принцессы Анны Леопольдовны. В начале 1741 года, немедленно после назначения Анны Леопольдовны правительницей, а герцога Антона Ульриха — генералиссимусом, Мюнхгаузен получил чин поручика и командование лейб-кампанией (первой, элитной ротой полка). Очередной чин ротмистра Мюнхгаузен получил в 1750 году. В 1744 году он командовал почётным караулом, встречавшим в Риге невесту цесаревича — будущую императрицу Екатерину II принцессу Софию-Фридерику Ангальт-Цербстскую.
Пребывание в России не прошло для него даром. Барон Мюнхаузен вошел в историю литературным персонажем, а его имя стало нарицательным как обозначение человека, рассказывающего невероятные истории. В 1785 году в Лондоне на английском языке были напечатаны «Рассказы барона Мюнхгаузена о его изумительных путешествиях и кампаниях в России». В 1786 году появился немецкий перевод книги Э. Распе с дополнениями Готфрида Августа Бюргера — «Удивительные путешествия на суше и на море, военные походы и весёлые приключения барона Мюнхгаузена, о которых он обычно рассказывает за бутылкой в кругу своих друзей». Г. Бюргер разделил книгу на две части — «Приключения Мюнхгаузена в России» и «Морские приключения Мюнхгаузена».
9 октября 2010 года в г. Бендеры (Приднестровье) был установлен бюст Иеронимусу фон Мюнхгаузену в память его участии в штурме Бендерской крепости и полёте на ядре. Доказано, что именно в Бендерской крепости Барон Мюнхаузен увеличил дальность полета пушечного ядра. Про это событие написан знаменитый рассказ о полёте Мюнхаузена на ядре.
А 23 ноября 2012 года буквально через сутки после заключения перемирия между ХАМАС и Израилем информационное агентство «Интерфакс»порадовало мировую общественность замечательным сообщением о продолжении бессмертного дела барона Мюнхаузена:
«Российские корабли останутся в восточном Средиземноморье для эвакуации российских граждан на случай эскалации конфликта между Израилем и Палестиной», сообщил «Интерфаксу-АВН» 23 ноября 2012 года источник в главном командовании ВМФ РФ. «Отряд боевых кораблей Черноморского флота в составе гвардейского ракетного крейсера «Москва», сторожевого корабля «Сметливый», больших десантных кораблей «Новочеркасск» и «Саратов», морского буксира МБ-304 и большого морского танкера «Иван Бубнов» получил приказ находиться в назначенном районе восточной части Средиземного моря для возможной эвакуации российских граждан из района Сектора Газа в случае эскалации палестино-израильского конфликта», — сказал он.
Поскольку в Секторе Газа проживает не более пары сотен граждан России, то единственным объяснением необходимости нахождения для их эвакуации такой армады военных кораблей может быть только использование Москвой технологии переправки россиян на Родину методом барона Мюнхаузена. Русские военные моряки будут сажать сограждан верхом на межконтинентальные ракеты и стрелять ими из корабельных орудий.
Полковник Андреев, 23 ноября 2012 года
СВЯТАЯ РУСЬ - фотоколлаж московского<br /><br />
сумасшедшего
СВЯТАЯ РУСЬ — фотоколлаж московского сумасшедшего
 





ИЗЛЕЧЕНИЕ ОТ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ЗАРАЗЫ

Ленин и медведь
  • 11-04-2015 (23:20)

Излечение от коммунистической заразы

Вацлав Лисовский: Нашей стране еще предстоит пережить настоящий "ленинопад"

update: 11-04-2015 (23:20)

Верховная Рада Украины приняла закон о запрете коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов и их символики. Таким образом поставлен знак равенства между самыми человеконенавистническими в современной истории диктатурами.
И это не может не радовать!
По всей Украине продолжается низвержение памятников деятелям коммунизма. В Днепропетровске ночью "уронили" последний памятник первому коммунистическому правителю. В Харькове снесли памятники советским деятелям Орджоникидзе, Рудневу и Свердлову. И в том же Харькове активисты прикрепили государственный флаг Украины к памятнику воину-освободителю.
Осуждение коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов как преступных, введение запрета на публичное отрицание преступного характера этих тоталитарных режимов, запрета публичного использования и пропаганды их символики приняты на законодательном уровне и лишь подкрепляют проходящее уже больше года в Украине по инициативе "снизу", во многом стихийного очищения от коммунистического прошлого, принесшего не только Украине, но и России, Беларуси, Казахстану, всем странам, ранее входившим в состав СССР, бед и несчастий во сто крат больше, чем пресловутая война с гитлеровской Германией.
Страны Балтии, а ранее входившая в "социалистический лагерь" братская Польша давно уже приняли соответствующие законы и успешно провели декоммунизацию общества, хотя это было и не просто, не прошло без "сучка и задоринки".
Еще только начинающийся процесс очищения от скверны в Украине уже подвергся многочисленным атакам как внутренних противников, так и в официальных заявлениях МИДа "старшего брата" и подтявкивающих ему шавок из депутатского питомника ГД.
А ведь, по большому счету, декоммунизация, десоветизация и деКГБ-НКВДизация необходима в первую очередь самой России. Ко всему прочему именно в нашей стране сложилась и уже несколько лет всячески насаждается властителями-казнокрадами новая причудливая доктрина "рашизма", призванная играть на самых низменных чувствах обывателя, – переплетение языческо-православных скреп "руцкавамира" с ура-патриотическими лозунгами "дедываивале" и "крымнаш", подкрепляемая сомнительными легендами об особом гене "истинного арийского (не как у Гитлера) народа", спустившегося с Карпатских гор, и какой-то надуманной сакральностью притянутых за уши к истории московской Руси-предшественнице СССР событий тысячелетней давности.
Начавшаяся было в 90-е годы в России кампания по переименованию городов, улиц, станций метро и фабрик-заводов, носивших имена наиболее одиозных фигур большевистского прошлого, постепенно сошла на нет и со временем основательно забылась, хотя, например, в Москве нет теперь ни улицы, ни площади Дзержинского – есть Лубянка и Лубянская площадь, нет станций метро "Ждановская" и "Щербаковская", (соответственно, "Выхино" и "Алексеевская"), но сохранились всевозможные "Ленинские проспекты" и библиотеки имени Ленина, площадь Революции, станция метро "Войковская" и прочее. А последние годы к тому же активно предпринимаются попытки реабилитации и реставрации коммунистических идолов – от попытки вернуть памятник Дзержинскому на площадь перед окнами ФСБ–КГБ до чуть ли не переименования Волгограда в Сталинград.
Нашей стране еще предстоит пережить настоящий "ленинопад": статуи коммунистического вождя по прежнему высятся по всем городам и весям нашей необъятной Родины – и пока смердящий труп ее первого плешивого вождя, 145-летие которого приходится на 22 апреля этого года, лежит в мавзолее в центре столицы, главная площадь которого представляет собой кладбище, на котором покоятся самые мерзкие палачи и кровавые убийцы, правившие страной 70 лет, ожидать перемен к лучшему – в общественной, политической и экономической жизни России (всё ведь взаимосвязано) не приходится.
Но начинать придется всё же с плешивого карлика № 2...
 Все бы замечательно, если бы не марксистские корни нынешних либералов-социалистов Запада. Украина выбрала курс именно туда. С этим как?

ТЕСТ НА ИМПЕРСКИЙ ПАТРИОТИЗМ

  • 13-04-2015 (08:23)

Тест на имперский патриотизм

Игорь Клямкин: Отношение к тем, кто уходит из российской зоны влияния, можно считать тестом

update: 13-04-2015 (08:22)

Лет восемь назад, готовя с Лилией Шевцовой книжку "Путь в Европу" (о бывших социалистических странах и новых государствах Балтии, вошедших в Евросоюз), мы предварительно размещали материалы в Интернете. И тогда я понял по многим откликам, что отношение к тем, кто уходит из российской зоны влияния в иное цивилизационное измерение можно считать тестом на имперский патриотизм. Гораздо более показательным, чем, например, антиамериканизм, потому что он, тест этот, выявляет империалистов и среди людей, кому антизападничество мировоззренчески чуждо. Их раздражает любое упоминание об успехах этих стран, они в них заведомо не верят или верить не хотят, все их внимание сосредоточено на неудачах и проблемах, о которых узнали из наших же интервью с восточноевропейцами. Ну, а доминирующей эмоцией было пренебрежение к странам и народам, которые никакого уважения не заслуживают, ибо озабочены лишь поиском "лучшего хозяина". Притом, что никакой официальной пропаганды против этих стран, за исключением разве что прибалтийских и Польши, не велось. Так что в сегодняшнем отношении к Украине ничего нового нет - да, негативная реакция по ряду причин, включая действие мощнейшего пропагандистского усилителя, несопоставимо более острая, но природа ее та же самая. И этот имперский негативный патриотизм будет еще проявляться долго и в отношении к неудачам украинцев, и в отношении к их успехам.
Ну, а о том, как это проявляется в деталях и подробностях (точнее, проявлялось несколько лет назад) в отношении к Восточной Европе, можно , кому интересно, прочитать в моем заключении к книге "Путь в Европу" (стр. 378-386). Некоторые оценки, касающиеся перспектив России, я бы сейчас скорректировал, но это уже другая тема.

"РОССИИ НУЖНО 4 ЧАСА, ЧТОБЫ ОККУПИРОВАТЬ ЭСТОНИЮ"

Президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес просит НАТО разместить больше военных на территории страны, опасаясь российской агрессии. Нынешнего контингента недостаточно, уверен он: если Россия нападет внезапно, "все будет кончено часа за четыре", заявил он в интервью британкой газете The Telegraph.
Сейчас в Эстонии временно находятся танковый взвод 7-го полка 3-й пехотной дивизии армии США в составе четырех танков M1A2 Abrams вместе с экипажами, а также два взвода американских десантников из 173-й воздушно-десантной бригады, всего 150 военнослужащих.
"Одна пехотная рота США, состоящая из 150 военнослужащих, это единственное размещенное в данный момент в Эстонии подразделение сил НАТО - и даже они находятся здесь только временно, мы считаем единственным вариантом размещение здесь в будущем крупного военного контингента", - цитирует Ильвеса РИА "Новости".
Президент считает, что мобильной группы быстрого реагирования из 5 тысяч военнослужащих, которую предложили создать на прошлогоднем саммите НАТО в Уэльсе, недостаточно для защиты. "И за сколько они окажутся здесь? За неделю, за пять дней? Если вы посмотрите на российские учения, то они начинаются внезапно. Все будет кончено часа за четыре", - опасается глава Эстонии. По словам Ильвеса, НАТО пора понять, что ситуация в области безопасности изменилась с 1997 года, и следует направить в страны Балтии хотя бы одну бригаду.
Ранее в НАТО заявляли об активности российских ВВС в европейском воздушном пространстве, в частности над Балтийским морем. В Минобороны РФ это посчитали попыткой отвлечь внимание от наращивания сил НАТО рядом с границами России.
В связи с ситуацией вокруг Украины НАТО приняло ряд мер, которые объясняет необходимостью обеспечить безопасность стран-участниц. Были усилены миссии воздушного патрулирования стран Прибалтики, самолеты с радиолокационным оборудованием совершают регулярные полеты над Польшей и Румынией. Введены дополнительные корабли НАТО в Балтийское и Средиземное моря.
Накануне в Британии стартовали масштабные военные учения Альянса Joint Warrior.

ЯКОВ КРЕЙЗЕР - ОСВОБОДИТЕЛЬ ДОНБАССА

Успешные бои, освобожден город Дебальцево... Это о событиях, случившихся зимой 2015-го. И это повторение победных сводок Совинформбюро, звучавших осенью 1943 года. Тогда войска 51-й армии, входившей в состав Южного фронта, громили немцев на территории Донбасса. А командовал армией Яков Крейзер — один из забытых генералов Великой Отечественной.
Об этом полководце можно найти очень немного упоминаний в мемуарной литературе, его образ буквально один или два раза мелькнул в кадрах художественных фильмов про войну. Однако сейчас такая несправедливость отчасти исправлена: завершена работа над документальным фильмом, посвященным Якову Крейзеру. В преддверии премьеры корреспондент «МК» встретился с автором сценария Татьяной Басовой, чтобы подробнее узнать от нее о неизвестном командарме. 
Донбасс освобождал один из забытых генералов Великой Отечественной
Фото из личного архива.
— Это один из многих забытых героев первых недель войны — самого тяжелого и малоизвестного периода Великой Отечественной, — рассказывает Татьяна Басова. — Именно мотострелковая дивизия Крейзера сумела задержать наступление фашистских танков в Белоруссии, когда перед ними, казалось бы, уже открылся прямой путь к Москве по Минскому шоссе. За этот подвиг он стал первым из пехотных командиров Красной Армии высокого ранга, кому после нападения фашистской Германии на нашу страну присвоили звание Героя Советского Союза. Постановление об этом вышло ровно через месяц после начала войны.
О победах генерала Крейзера сегодня практически также не вспоминают. Между тем войска под его командованием освобождали Донбасс, форсировали Сиваш... Увы, эти героические события, так же как и бои на рубеже обороны под Борисовом летом 1941-го, остаются в числе малоизвестных эпизодов войны.
Яков Крейзер родился 4 ноября 1905 года в Воронеже. К 15 годам остался сиротой, а еще через пару лет ушел добровольцем в Красную Армию, потом окончил пехотную школу. Начиная с 1923 года и вплоть до первых военных месяцев (то есть почти 18 лет!) он служил в Московской Пролетарской дивизии (с 1940 года ее переименовали в 1-ю Московскую мотострелковую), где прошел путь от командира взвода до комдива. А надо сказать, что эта дивизия в довоенные годы считалась полевой академией РККА. Полностью переведенная на кадровую основу, она оснащалась новой по тем временам техникой, участвовала во многих экспериментальных учениях.
К началу войны Яков Григорьевич уже был опытным военачальником, участвовал во многих армейских маневрах и тактических учениях. Особенно он отличился летом 1936 года. Тогда в Алабинские военные лагеря под Воронежем приехали сразу два маршала — замнаркома обороны М.Н.Тухачевский и начальник Генштаба А.И.Егоров. К их приезду было подготовлено батальонное тактическое учение. Командовал батальоном в учебном бою майор Крейзер, который был приверженцем доктрины Тухачевского о «войне моторов». За умелое руководство действиями батальона на учениях Крейзер из рук самого Сталина получил орден Ленина. А Тухачевский хвалил молодого комбата и предсказывал ему большое будущее в своих статьях в «Красной звезде» и «Правде».
— Но как же уцелел герой этих публикаций впоследствии, после ареста и казни Тухачевского?
— Настоящее чудо. Загадка.
Сюрприз для Быстроходного Гейнца
— За первую неделю войны гитлеровские войска продвинулись вглубь нашей страны на 350 километров. Об этом начальном периоде войны драматург Александр Володин, бывший тогда рядовым солдатом, вспоминал так: «Мы всё боялись, сидя на линии обороны, что не успеем разгромить этих сук, которые хотят отнять у нас мирную жизнь в нашей прекрасной стране! Но в какой-то миг я увидел: это война с марсианами. Они стреляли из автоматов, а мы из винтовочек. А потом открылось самое страшное. Мы не вперед шли, не на запад, а на восток! Мы были в окружении. И долго-долго мы прорывались. И сколько было дезертиров! И не одолеть этих марсиан!» Однако именно в те самые катастрофические дни полковник Крейзер со своей дивизией сделал почти невозможное: он задержал стремительное продвижение немцев к Москве. Впервые за неделю войны они по-настоящему запнулись. Это был первый проблеск победы!
— Когда и где начался боевой путь Крейзера в той войне?
— Вечером 21 июня 1941 года после трудных маневров в Подмосковье 1-я Московская Пролетарская дивизия (в нее входили 2 мотострелковых полка, артиллерийский и танковые полки, батальоны разведки, связи, инженерных работ — всего более 12 тысяч бойцов и командиров. — А.Д.) вернулась в свои лагеря, а через несколько часов комдив узнал о нападении на страну гитлеровской Германии.
23 июня Крейзер получил приказ двинуть дивизию по Минскому шоссе через Вязьму, Смоленск и сосредоточиться в лесах севернее Орши. 30 июня из штаба поступило новое указание: следовать от Орши к Борисову. Этот старинный белорусский город имел особое стратегическое значение: через него проходило шоссе на Москву. Однако защищать эту важнейшую магистраль в те дни было почти некому, фронт на ширину около 400 километров оказался по сути открытым для неприятеля. 1-я Московская, совершив многокилометровый форсированный бросок, заняла позиции по берегу реки Березины, «оседлав» Минское шоссе. И сразу же, с марша, наши полки вступили в бой с наступавшей в этой полосе фронта 18-й дивизией, которая входила в танковый корпус «непобедимого» генерала Гудериана. Опоздай Крейзер хоть на пару часов, немцы заняли бы шоссе, ведущее на Москву.
Под Борисовом тогда творился настоящий ад: жара, горят окрестные поля, вода в Березине кипит от разрывов бомб... Вместе с бомбами летят листовки: «Русские воины! Кому вы доверяете свою жизнь?! Ваш командир — еврей Янкель Крейзер. Неужели вы верите, что Янкель спасет вас от наших рук?! Сдавайтесь в плен, а с Янкелем поступайте так, как надо поступать с жидами». Листовку показали комдиву. Крейзер пробежал ее глазами, улыбнулся и сказал: «Да, дома отец и мама действительно называли меня Янкелем... Хорошее имя. Горжусь им!»
Два дня бойцы 1-й Московской дивизии удерживали мост через Березину, хотя это было почти невозможным: самолеты люфтваффе царили в небе и практически безнаказанно уничтожали наши танки и пушки прицельным огнем. Надо не забывать также, что противостоял Крейзеру знаменитый танковый стратег вермахта Гейнц Гудериан, который покорил всю Европу и имел прозвище Быстроходный Гейнц, Гейнц-ураган.
Ситуация усугублялась тем, что в тылу дивизии действовали многочисленные диверсионные немецкие группы, уничтожавшие связных, портившие телефонные линии. В результате Крейзер три дня не получал никакой информации из штаба армии. Он понятия не имел, что происходит на соседних участках фронта. Может, дивизия уже вообще в окружении?
— То есть комдиву приходилось в этой ситуации действовать на свой страх и риск? Тут вспоминается симоновский Серпилин из «Живых и мертвых»...
— Да. А ведь Симонов в качестве военного корреспондента сам был под Борисовом, он описал эти бои в своих дневниках... Тогда проявлять командирскую инициативу было крайне опасно. В те дни на фронт прибыл начальник Главного политического управления Красной Армии Лев Мехлис со специальным карательным заданием. Его задачей было искать виновных в наших отступлениях и поражениях. Любую неудачу на полях сражений Мехлис считал предательством со стороны командиров частей Красной Армии, а наказание для таких «предателей» было одно — расстрел. Не мудрено, что в подобной остановке многие командиры попросту боялись принимать самостоятельные решения даже по мелким вопросам.
На третьи сутки боев немцы все-таки заняли мост через Березину. Крейзер отвел дивизию на новый рубеж обороны, и там она продолжала сопротивление.
Яков Григорьевич заметил, что гитлеровцы предпочитают наступать вдоль дорог и стараются избегать активных действий в ночное время. На этом комдив построил свою особую тактику подвижной обороны. Ночью части 1-й Московской незаметно снимались с позиций, передислоцировались на другие рубежи и, развернувшись на них еще до рассвета, утром встречали наступающего врага с совершенно неожиданной для него стороны ураганным огнем в упор. Такая тактика дала блестящие результаты. День за днем Крейзер изматывал силы противника, тормозил его наступление, выигрывал дорогое время.
В итоге 18-я немецкая дивизия потеряла в этих сражениях почти половину танков. Ее командир генерал Неринг в одном из приказов высказался предельно откровенно: «Потери снаряжением, оружием и машинами необычайно велики… Это положение нетерпимо, иначе мы «напобеждаемся» до собственной гибели...»
На протяжении 12 суток 1-я Московская вела практически непрерывные сражения, и в итоге наступление немцев на Оршу замедлилось. За это время резервные дивизии нашей 20-й армии вышли на оборонительные рубежи по Днепру. О действиях дивизии Крейзера начальник Генерального штаба Жуков докладывал Сталину как о единственной на тот момент удаче на всех фронтах. За эти бои Яков Григорьевич получил звание Героя Советского Союза.
— А ведь в те страшные, гибельные для Красной Армии дни даже награждение медалью было редкостью!
— Именно так. В указе о награждении, датированном 22 июля 1941 года, написано, что полковник Крейзер в тяжелых условиях сражений «умело и решительно управлял боевыми операциями дивизии. Обеспечивал успешные бои на главном направлении армии. Своим личным участием, бесстрашием и геройством увлекал в бой подразделения дивизии». Газета «Красная звезда» в номере от 23 июля писала: «Я.Г.Крейзер — первый из мужественных командиров пехоты, удостоившийся высокой награды за отвагу и геройство, проявленные на фронте борьбы с фашизмом, умело управлял боем соединения, воодушевлял личным примером своих подчиненных, был ранен, но не ушел с поля боя».
Бывший фронтовик генерал Евгений Иванович Малашенко мне говорил, что воевать под началом Крейзера бойцы и младшие командиры считали счастьем. Среди солдат укрепилась вера в то, что где Крейзер — там победа. Еще летом 1941-го у воинов 1-й Московской дивизии появилась собственная песня, которую сочинили красноармеец М.Свинкин и младший командир А.Рыкалин: «Громит врага оружием / Дивизия бесстрашная. / На подвиги геройские / Нас Крейзер в бой зовет. / Лавиной сокрушительной / Пошли бойцы отважные / За наше дело правое, / За наш родной народ!..»
Начало 1960-х годов. Я.Г.Крейзер с женой Шурой и сыном. Фото из личного архива.
«Наступательный генерал»
— Во время боев на Березине Крейзер был ранен, а вскоре после выхода из госпиталя, 7 августа, получил звание генерал-майора. Через несколько дней, 25 августа, его поставили во главе 3-й армии. Якову Григорьевичу было только 35 лет.
Генерал А.С.Жадов впоследствии вспоминал: «Встреча моя с Я.Г.Крейзером произошла в начале сентября 1941 года на Брянском фронте; его назначили командующим 3-й армией, начальником штаба которой довелось быть автору этих строк. Помню, в штабной землянке я знакомился по карте с полосой действий нашего фактически заново формируемого объединения, когда дверь отворилась и к столу стремительно подошел генерал-майор с Золотой Звездой Героя Советского Союза и двумя орденами Ленина на груди. «Крейзер — ваш новый командарм», — отрекомендовался он, протягивая руку и весело глядя на меня умными карими глазами. Он тут же подсел к столу, и мы принялись вместе изучать обстановку. С первых же минут знакомства я проникся уважением и симпатией к новому своему начальнику, ибо он весь, что называется, излучал энергию, деловитость, доброжелательное отношение к соратникам...»
В октябре 1941-го 3-й армии пришлось воевать в окружении. После тяжелых сражений дивизии Крейзера с боями выходили из вражеского кольца. Положение было столь тяжелым, что немцы уже объявили армию разбитой, а командарма погибшим. Командующий Брянским фронтом А.И.Еременко позднее писал: «...Эта армия оказалась в самых тяжелых условиях. Ей предстояло пройти с боями наибольшее по сравнению с другими армиями расстояние по труднопроходимой местности… Под руководством Крейзера... армия, пройдя 300 км по тылам врага, вышла из окружения, сохранив свою боеспособность».
В дальнейшем 3-я армия участвовала в Тульской оборонительной и Елецкой операциях, освобождала в ходе контрнаступления под Москвой райцентр Ефремов.
— Однако уже вскоре после этого пути армии и ее командира разошлись. Разве хороших военачальников вот так снимают с должности?
— В данном случае речь идет о повышении полководческой квалификации. Незадолго до наступления нового, 1942 года Крейзера направили на учебу. Он окончил ускоренный курс Военной академии Генштаба, после этого был заместителем командующего 57-й армией, командовал 1-й резервной армией, которую он фактически формировал и которая в октябре 1942-го была переименована во 2-ю гвардейскую... В боях южнее Сталинграда он получил серьезное ранение, однако в письмах старался успокоить родных: «На днях был легко ранен в голову шальной пулей, но теперь это все уже зажило, и остался только маленький шрам на макушке...»
После выздоровления Яков Григорьевич 2 февраля 1943 года решением Ставки вновь был поставлен во главе 2-й гвардейской армии. Под его командованием наши войска освободили значительную часть Ростовской области, в том числе крупные промышленные центры Новочеркасск и Новошахтинск. По окончании этой операции Якову Григорьевичу было присвоено воинское звание генерал-лейтенанта.
В августе 1943 года Крейзера назначили командующим 51-й армией, действовавшей на правом крыле Южного фронта. В начале Донбасской операции, согласно планам Ставки Верховного главнокомандования, этой армии досталась второстепенная задача: удерживать фронт в своей полосе и связывать силы противника, регулярно проводя разведку боем. Однако недаром же знаменитый советский военачальник маршал Иван Баграмян в своих отзывах о Крейзере называл его «наступательным генералом, мастером атак»!
— Он опять проявил личную инициативу?
— Обстоятельства требовали от всех командиров быстро ориентироваться в обстановке и принимать решения, но не каждый из них на это отваживался. По данным разведки удалось выяснить: неприятель планирует отойти на заранее подготовленный рубеж и укрепиться там на длительный срок. Чтобы не допустить этого, Яков Григорьевич срочно начал готовить удар по противнику. Когда в ночь на 1 сентября наши лазутчики доложили, что гитлеровцы начали отход, оставив в окопах лишь небольшие заслоны, сформированная командармом ударная группировка устремилась в атаку. Войска под командованием Крейзера за три дня продвинулись почти на 60 километров. Было освобождено много населенных пунктов, в том числе города Красный Луч, Ворошиловск, Дебальцево...
Герои «Миус-фронта»
— Серьезным испытанием для полководца Крейзера стали бои на реке Миус. Здесь немцы создали мощную линию обороны, которую они назвали «Миус-фронт». Строительство было начато ими еще зимой 1941 года.
Гитлер считал «Миус-фронт» важнейшим оборонительным рубежом, прикрывавшим южные районы Донбасса. Берлинские газеты писали: «Доблестные солдаты заверяют своего фюрера, что «Миус-фронт» — неприступная крепость!» С началом наступления войск Южного фронта берлинский «хозяин» приказал удержать этот оборонительный рубеж любой ценой. Он послал туда свою лучшую танковую дивизию СС «Мертвая голова», с воздуха ее поддерживали 700 самолетов. Кроме того, все подступы к немецким позициям были пристреляны многочисленной немецкой артиллерией.
И все-таки войска под командованием Крейзера прорвали этот столь хорошо укрепленный рубеж, который гитлеровцы иногда в порыве восторга называли даже «Миус-фронт-колоссаль».
В числе наступавших на немецкие линии обороны по Миусу войск Южного фронта была и армия Крейзера. Но этот командарм, хотя и имел жесткие приказы о необходимости «прорвать оборону, захватить любой ценой в кратчайший срок», все-таки не повел своих солдат на верную смерть. Он решил предпринять фланговый маневр и потому, вопреки распоряжению фронтового командования, задержал наступление в лоб.
— Но, принимая такое решение, военачальник знал, что за нарушение приказа его могут расстрелять? Ведь тогда на фронте расстреливали и за меньшие проступки.
— Хотя Крейзер в итоге и прорвал немецкую линию обороны, но все-таки за нарушение приказа командующий фронтом генерал Толбухин и находившийся на фронте маршал Тимошенко устроили ему форменный разнос, отстранили от командования армией.
Неизвестно, чем бы все это закончилось для Якова Григорьевича, но то ли потому, что в Ставке, где его весьма высоко ценили, вспомнили старую поговорку о том, что победителей не судят, то ли у «вождя народов» просто было хорошее настроение — однако через два дня представитель Ставки на фронте маршал Василевский вернул Крейзера на его прежнюю должность и даже объявил благодарность за прорыв «Миус-фронта».
— Большинству наших читателей, уверен, даже само это название немецкой линии обороны неизвестно...
— Многого мы не знаем, к сожалению, о многом забыли. Вот и эта победа на Южном фронте осталась в тени, о ней в последующие годы говорили и писали довольно мало, как-то вскользь. Объяснение тому вполне очевидное: одновременно со сражением за «Миус-фронт» шла битва на Курской дуге — именно она и оказалась на десятилетия в центре внимания советских органов пропаганды, радио, газет и журналов...
Войска 51-й армии продолжали продвигаться в южном направлении, приняв активное участие в боевых действиях по освобождению Крыма.
Направлением главного удара был избран Севастополь. В советских газетах тогда писали, что в 1941–1942 гг. немцы штурмовали Севастополь 250 дней, а «армия Я.Г.Крейзера освободила его за пять дней».
Надо отметить, что Крымская операция стала первой в истории Великой Отечественной войны, когда наши потери оказались вдвое меньше потерь противника. Командующий войсками вермахта в Крыму и на Кавказе генерал-полковник Йенеке заявил впоследствии: «Я был удивлен, узнав, что сильной армией русских командует еврей Крейзер. Я преклоняюсь перед военной стратегией русских офицеров и генерала Крейзера».
Именно Крейзер не позволил Йенеке осуществить его план операции «Михаэль», согласно которому немецкие войска должны были уйти из Крыма на Украину через Перекоп. В ноябре 1943 года солдаты полков и батальонов 51-й армии под холодным ветром, в ледяной воде перешли через залив Сиваш — Гнилое море, как его еще называют, — и разгромили гитлеровскую группировку с тыла. Это была очень важная победа.
Конец войны Яков Григорьевич встретил в Прибалтике: летом 1944 года его армия была переброшена на 1-й Прибалтийский фронт.
7 октября 1944 года он писал супруге: «Война идет к концу, и я постараюсь закончить ее с честью. Сейчас я действую на несколько ином направлении, то есть из Латвии опять перешел в Литву, и вот пока пишу письмо, кругом раздается сильнейшая канонада нашей артиллерии и довольно редко рвутся снаряды противника километрах в трех-четырех от того места, где я нахожусь. Через пару часов буду переезжать вперед. В общем, в ближайшее время должно быть покончено с немцами в Литве, а дальше и в Латвии. Несколько слов о себе. Здоровье вполне удовлетворительное, несколько подгуляли нервы. После войны поедем всей семьей в Сочи и все болезни вылечим». О Сочи командарм не просто так вспомнил. В довоенные годы он, пропадая с утра до ночи на службе, почти не отдыхал, и только раз в году в отпуск они с женой ездили в какой-нибудь из военных санаториев, и там, на берегу моря, забывал Яков Григорьевич все заботы…
Великая Отечественная война длилась для генерал-лейтенанта Крейзера и после Дня Победы. В Прибалтике, где находилась его 51-я армия, немцы сражались до последнего: свыше 250 тысяч человек — остатки почти 30 немецких дивизий, окруженные, прижатые к берегу моря, — яростно сопротивлялись.
— Насколько я понимаю, речь идет о так называемом Курляндском котле? Ведь ликвидация этой группировки противника затянулась до середины мая.
— Да. И даже на прием, который устроил Сталин в честь командующих фронтами и армиями 24 мая 1945 года, Крейзер прибыл прямо с позиций, одетый не в парадную, а в полевую форму. Еще один интересный эпизод, относящийся к этому же торжеству. В разгар застолья Сталин вдруг спросил маршала Баграмяна: «А почему товарищ Крейзер до сих пор генерал-лейтенант? Ведь его армия хорошо воевала...» И хотя большинство командармов были генерал-лейтенантами, но эта реплика вождя возымела магическое действие: уже вскоре Якову Григорьевичу присвоили звание генерал-полковника.
Он был очень скромным и очень честным
— В послевоенное время Крейзер командовал войсками Южно-Уральского, Забайкальского и Дальневосточного военных округов. В 1963 году, получив к тому времени звание генерала армии, он стал начальником Высших офицерских курсов «Выстрел», которые сам окончил в начале 1930-х. Однако фронтовые ранения и постоянная напряженная работа давали себя знать. Яков Григорьевич начал болеть, часто прихватывало сердце, но по-прежнему генерал приходил на работу первым и до поздней ночи горел свет в его кабинете.
В мае 1969-го Крейзера включили в группу генеральной инспекции Министерства обороны. Но поработать на новой должности он не успел: умер в ноябре того же года, всего 64 лет от роду.
— Вам довелось встречаться с сослуживцами этого забытого военачальника? Каким они рисуют Крейзера в своих воспоминаниях?
— Сейчас осталось очень мало людей, которые знали его, а тем более во время войны. Соратники рассказывали, что Яков Григорьевич был настоящим кадровым офицером. Никакие тяжелые, даже трагические события не выводили его из равновесия. Крейзер никогда не употреблял крепких словечек и никогда не повышал голос, но даже тихие слова генерала звучали как приказ. Вспоминали и о его необычайной вежливости. Ко всем обращался на «вы», по имени-отчеству. И еще такой штрих к его портрету: генерал Малашенко рассказывал мне, что Крейзер, будучи уже командующим военным округом, в офицерской столовой всегда расплачивался за свой обед, что было редкостью среди людей такого ранга.
Один из его сослуживцев, Глеб Бакланов, в своей книге воспоминаний написал: «Крейзер жил и командовал соединением так, как будто лично отвечал за исход каждого боя, за жизнь и смерть каждого бойца и командира».
Так же заботился и о своей семье. Его брат Михаил тоже воевал, и даже из писем Крейзера жене видно, как он переживал за него. Сестра генерала умерла во время войны, совсем молодой. А еще раньше арестовали и расстреляли ее мужа — только за то, что он был поляк. После смерти сестры Яков Григорьевич взял осиротевшего племянника к себе, усыновил и воспитал как сына.
О Крейзере так мало известно еще и потому, что он был очень скромным человеком, не любил рассказывать о себе. Известно, например, о том, что 24 мая 1945 года, на том самом уже упоминавшемся здесь приеме в Кремле в честь командующих фронтами и армиями, «вождь народов» поднял тост за Крейзера. Яков Григорьевич о данном эпизоде предпочитал молчать, хотя в то время любой бы этим гордился. Однажды его сослуживец по курсам «Выстрел», молодой офицер Кривулин, спросил: вот, мол, говорят, что Сталин за вас тост поднимал, правда ли это? Генерал лишь улыбнулся в ответ: «Ну, раз в народе говорят, значит, правда».
— Наверное, Крейзер с его столь ярким полководческим талантом мог бы сделать и более успешную военную карьеру?
— Этому мешал характер: слишком уж он был честным и справедливым, не умел поддакивать начальству, обо всем имел свое мнение и ни при каких обстоятельствах не соглашался на бесчестный поступок. Можно лишь удивляться, что при таком-то характере его судьба складывалась, в общем, удачно. На нее не повлияли ни сталинские чистки, ни доносы.
Яков Григорьевич был депутатом Верховного Совета, входил в состав Центральной ревизионной комиссии КПСС. Но жил всегда очень скромно. Генерал, Герой Советского Союза, заслуженный фронтовик, он даже в отдельную квартиру в знаменитом генеральском доме на Соколе переехал с семьей лишь во время войны, а до того долгие годы скитался по съемным углам. Да и квартира эта была фактически пустой. О мебели, коврах и люстрах он вообще не думал. После Победы многие военачальники чуть ли не вагонами привозили трофейное добро из Германии. Но Крейзер считал это воровством. Упомянутый уже мною офицер Кривулин рассказывал, как однажды пришел с каким-то поручением к Якову Григорьевичу домой и был поражен скромностью, буквально бедностью обстановки. Он-то думал, что жилище такого высокого начальника, генерал-полковника, выглядит как настоящий дворец. А что же вместо этого увидел: генерал, который плохо себя чувствовал, лежал на обычной железной койке, накрытый тощим солдатским одеялом, а сверху для тепла была накинута шинель с генеральскими погонами...
■ ■ ■
— Генерал Крейзер никогда не говорил о своей роли в войне, никогда не искал личной славы, — подытожила Татьяна Басова. — Он просто прожил жизнь по вечному закону чести: делай, что должен, и будь что будет. Как показывает история, таких людей во все времена не слишком много.
P.S. Премьера документального фильма «Яков Крейзер. Неизвестный генерал» пройдет 2 апреля в Доме кино.

ГОСУДАРСТВО БЕДНЫХ, БЕЗДАРНЫХ И ЛЕНИВЫХ


"Современный либеральный проект, который представляет Хиллари Клинтон, ни в коей мере не может считаться нацистским. Она не помышляет о поощрении этнического национализма, антисемитизма или агрессивных захватнических войн. Но при этом следует иметь в виду, что, хотя эти вещи имели огромное значение для Гитлера и его идеологов, они были во многом вторичными по отношению к главной цели нацизма, которая заключалась в создании новой политики и новой нации, преданной идеям социальной справедливости, радикального эгалитаризма (хотя только для "истинных немцев") и необходимости разрушения старого порядка. Поэтому, несмотря на колоссальные различия между программами либералов и нацистов, итальянских фашистов или даже националистически настроенных прогрессистов былых времен, главный мотив, тоталитарное искушение, присутствует в обеих". Дж. Голдберг "Либеральный фашизм. История левых сил от Муссолини до Обамы".

 Позволю себе упростить до предела, возможно недозволенного, сказанное Голдбергом. Современное общество потребления неизбежно ведет к увеличению доли в составе населения сравнительно бедной прослойки граждан, бездарных и ленивых членов общества. Нынешняя демократическая система позволяет именно этим гражданам влиять на выборы власти. Маргиналам кажется, что правительство, выбранное демагогами от социализма, - гарантия общества всеобщего благоденствия. На самом деле, власть от имен бедных, бездарных и ленивых приведет к государству бедному, бездарному и ленивому. Это и есть результат политики либеральных фашистов на Западе, особенно в США. Некоторое время, идеалы, накопленные консервативным, буржуазным обществом, становятся преградой на пути к хаосу, но капли, как известно, и камень точат. Искушение социализмом уже губит такие страны, как Греция, Испания, Португалия, Франция... Думаю, что, если Обаме не удалось добить своё, собственное государство, это без труда получится у Хиллари Клинтон, если фанатики либеральных идей, но главное - бедные, бездарные и ленивые выберут эту даму президентом. Этой же прослойке населения близка ложная и порочная либеральная идея, что все люди равны по природе и все они братья. Вот почему либералы - враги Израиля, как национального государства. Их цель - арабо-еврейское государство, в котором евреи и арабы будут жить в любви и дружбе. Собственно, их задача - ЛИКВИДАЦИЯ Еврейского государства. вместо которого возникнет некое искусственное образования, без намека на любовь и дружбу. Государство бедных, бездарных, ленивых и злобных, из которого евреи пробегут точно так же, как бегут сегодня белые из ЮАР и Родезии. Любой фашизм враждебен народу Торы. Фашизм в овечьей шкуре - либеральный - в том числе.

МАДАМ КЛИНТОН И ЛИБЕРАЛЬНЫЙ ФАШИЗМ

Дж. Голдберг. Либеральный фашизм
Перевод с английского: 
94259)«    »
Сами вы фашисты!

Дж. Голдберг. Либеральный фашизм. Перевод с английского: Дж. Голдберг. — М.: Рид Групп (Серия “Политическое животное”), 2012.
Книга Джоны Голдберга “Либеральный фашизм” появилась в 2008 году, в разгар президентской предвыборной кампании в США. Теперь эта книга переведена у нас, и мы можем оценить ее, хотя бы в небольшой степени абстрагируясь от контекста политической борьбы, в котором она увидела свет.
Когда левые и либералы обвиняют правых да и прочих своих оппонентов в тайной приверженности фашизму, это совсем неудивительно и даже привычно. Также левые могут упрекать либералов в скрытом фашизме, находя многочисленные намеки на фашизм в современном глобализме, неолиберализме и т.д. Но когда консерватор начинает уличать в таком же тайном фашизме левых и либералов — это что-то относительно новое и непривычное. Именно этим и занимается в своей книге американский консерватор Джона Голдберг.
Аргументация Голдберга во многом сводится к тому, что фашизм — в не меньшей степени, если не в большей, левое движение, чем правое. Он вырос преимущественно из левой и либеральной политической философии. Голдберг находит многочисленные свидетельства в пользу сходства фашистов и современных им прогрессивистов и либералов. Американский консерватор сопоставляет идеи и практики фашистов и прогрессивистов по принципу “найди десять отличий” и находит их лишь в оттенках и степени завершенности практических действий, предпринятых теми и другими. Так, прогрессивисты, правившие Америкой во времена Вудро Вильсона, “были настоящими “социальными дарвинистами” в современном смысле этого термина, хотя сами они так называли своих врагов. Они верили в евгенику. Они были империалистами. Они были убеждены, что посредством планирования рождаемости и давления на население государство может создать чистую расу, общество новых людей. Они не скрывали своего враждебного отношения к индивидуализму и гордились этим. Религия была политическим инструментом, а политика была самой настоящей религией. Прогрессивисты считали традиционную систему конституционных сдержек и противовесов устаревшей и препятствующей прогрессу, поскольку такие древние институты ограничивали их собственные амбиции. Догматическая привязанность к конституции, демократической практике и устаревшим законам тормозила прогресс в понимании как фашистов, так и погрессивистов. Более того, фашисты и прогрессивисты превозносили одних и тех же героев и цитировали тех же самых философов”.
Голдберг также приводит многисленные примеры симпатий либералов и левых к фашизму. Так, например, мы узнаем, что Б. Шоу в разное время боготворил Сталина, Муссолини и Гитлера, что Г. Уэллс писал почти откровенно фашистские книги и вообще хотел “видеть либеральных фашистов, просвещенных нацистов”, которым одним под силу установить новый мировой порядок и разрешить многочисленные проблемы, тяготящие европейские общества, что во времена Рузвельта сходство его курса с фашистским вызывало отнюдь не только порицание, но, скорее, одобрение среди соратников, и т.д. и т.п.
Автор доводит свою интеллектуальную историю до наших дней, делая вывод, что либеральный мягкий фашизм сегодня в Америке еще как возможен, более того, он уже во многом осуществлен.
Мы сказали — “интеллектуальную историю”, но историю чего? Так называемого “фашистского момента” — ключевого понятия в рассуждениях Голдберга. Голдберг пишет его интеллектуальную и практическую историю в Европе и в США. Среди этих моментов, не считая привычных фашистской Италии и Германии, обнаруживаются и Французская революция, и вильсоновский прогрессивизм, и “Новый курс” Рузвельта, и культурная революция 1960-х, и т.д., вплоть до мягкого фашизма Кеннеди, Джонсона, Билла и Хиллари Клинтон и, конечно, Обамы.
Так что же такое “фашистский момент”? Его можно определить как конгломерат идей и практик, среди которых наиболее характерны следующие. Прежде всего это упор на полезный миф в сорелевском духе. Идея может быть ненаучной и вообще далекой от истины, но если она полезна, она обладает творческой силой и меняет историю. Для фашистского момента характерен прагматизм, в свете которого истинно то, что работает. Далее следует отметить склонность не к теоретизированию, построению четкой программы и идеологии, а к динамике, действию ради действия и оценке политиков, исходя из их намерений и благих пожеланий. Особенно важен этатизм, вера в государство, в его способность решить все проблемы и в то, что государство тебя любит. Не последнее место занимают вождизм и культ личности. Большое значение имеет война как средство мобилизации общества для решения каких-либо задач. Если войны нет, то необходим ее “моральный эквивалент”, провоцирование кризисов, которые можно решить напряжением всех сил (например, война с наркотиками, за чистоту окружающей среды и т.д.) Понятно, что ряд этих признаков Голдберг с легкостью находит не только у правых, но и у левых, особенно у “новых левых”.
Надо отметить, что у подобного рода анализа нетрудно обнаружить обширную интеллектуальную историю, некоторые элементы которой неочевидны, но имеют исключительное значение. Так, например, уже давно радикальные сторонники капитализма и свободного рынка вроде Фридриха Хайека и Айн Рэнд ставили на одну доску левых и фашистов за их этатизм и тому подобные грехи. В связи с этим вспоминается, конечно, и концепция тоталитаризма Ханны Арендт. Но трудно отделаться от впечатления, что больше всего в данном направлении сделали мыслители, чьи воззрения легли в основу взглядов как “новых левых”, так и современных левых и либералов. Еще Т. Адорно и др. исследовали американское общество на предмет поиска в нем потенциально фашистских индивидов, которые не объявляют себя фашистами и не принадлежат к известным фашистским организациям, но охотно приняли бы фашизм, если ему удалось превратиться в достаточно сильное и уважаемое движение. Философы франкфуртской школы и все те, на кого они оказали влияние, описывали западное общество как пронизанное репрессивными практиками, подавляющими волю человека и его способность к самореализации. Со времен 60-х они убедили множество западных интеллектуалов, что западное общество пронизано скрытым фашизмом.
Похоже, Голдберг и сам принимает все это за аксиому. Он всего лишь пошел чуть дальше — туда, куда левые обычно не заходят. Как говорил классик, жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. Почему, если общество пронизано фашизмом, для левых и либералов должно быть сделано исключение? Если в истории Запада время от времени проявляется “фашистский момент”, то он касается всех, не только консерваторов (это Голдберг тоже признает!), но и левых. Словом, Голдберг, если так можно выразиться, вслед за своими леволиберальными оппонентами “размазал” фашизм по обществу, но мазки у него получились еще более широкие.
Разумеется, Голдберг нередко передергивает, и поэтому его легко обвинить в конъюнктурности, в том, что книга написана на злобу дня, чтобы свалить Хиллари Клинтон, как это делают Константин Аршин и Александр Павлов: “Таким вот образом весь 400-страничный талмуд Голдберга на поверку оказался не более чем агиткой “консервативного фашиста”, призванной не дать Хиллари Клинтон победить на выборах”. (“ОХОТА НА ВЕДЬМ” ОТ ДЖОНЫ ГОЛДБЕРГА Константин Аршин, Александр Павлов — http://www.intelros.ru/pdf/Rus_journal_12_2008/22.pdf) Тем не менее, значение книги Голдберга в другом. Нередко приходится слышать о либеральных корнях фашизма, о том, что фашизм — такое же порождение европейской культуры, как и многое другое. Книга Голдберга как раз и показывает, что фашизм как явление европейской и американской политической культуры не был чем-то преходящим и случайным, что он зародился в том же идейном и культурном бульоне, что и ряд идеологий и утопий, а также лозунгов и практик, к которым мы относимся с гораздо большим одобрением или хотя бы не с таким порицанием. Небезынтересны последние главы книги, в которых Голдберг утверждает и иллюстрирует это примерами, что ряд данных лозунгов и практик, которые мы теперь привычно относим к левому и либеральному спектру, был характерен и для фашизма: современные либералы и левые ведут “войны за культуру”, содействуют упадку традиционных христианских церквей и проповедуют языческие культы, сводят все зло к порокам определенной расы (“белый мужчина — это еврей либерального фашизма”), оправдывают сожжение книг, разрушают традиционную семью. У современных левых либералов обнаруживается расизм, только развернутый в другую сторону. Разделяемая левыми и либералами мультикультуралистская парадигма, придающая главное значение не универсальным, а культурным и расовым критериям при оценке человека, также, с точки зрения Голдберга, является типично фашистской. Левых, либералов и нацистов роднит общее представление о том, что с некоторых пор цивилизация пошла по какому-то ошибочному пути. В частности, поэтому взятие на вооружение левыми и либералами лозунгов защиты окружающей среды — тоже нацистское наследие: “Природоохранное движение предшествовало нацизму и использовалось для расширения базы его поддержки. Нацисты среди первых сделали борьбу с загрязнением воздуха, создание заповедников и экологически рационального лесного хозяйства центральными пунктами своей политической платформы”. Кроме того, вегетарианство, общественное здоровье и права животных, с точки зрения Голдберга, были “просто разными гранями одержимости органическим порядком, господствовавшим в немецко-фашистском сознании того времени и характерным для сегодняшнего либерально-фашистского сознания”. В то время как сегодняшние американцы одержимы всем “натуральным”, в свое время Гиммлер “надеялся перевести СС полностью на натуральные продукты питания и намеревался осуществить такой переход для всей Германии после войны”.
Словом, бульон идей и практик, в котором зародился когда-то фашизм, все еще кипит, а “фашистский момент” никуда не исчез и, похоже, исчезнуть не может. Поэтому, считает Голдберг, “не требуется особого мужества и ума для того, чтобы указывать на то, что вам не нравится и не считается популярным, и кричать: “Фашизм!”. Настоящее мужество требуется для того, чтобы заглянуть внутрь себя, посмотреть на свои убеждения и спросить себя, не может ли что-нибудь из того, что вам нравится, привести к фашизму или иной разновидности тоталитаризма под другим именем”.
Конечно, поскольку книга была написана в запале политической борьбы, ее легко воспринять как ответ, брошенный “напросившимся” на него либералам и левым: “Сами вы фашисты!”. Но правильнее дух книги отражает название последней главы: “Новая эра: все мы теперь фашисты”.

Леонид Фишман
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..