четверг, 31 октября 2019 г.

Как это снято: «Мой друг Иван Лапшин»

ПРАКТИКА

Как это снято: «Мой друг Иван Лапшин»

Как Алексей Герман снял фильм, ставший эталоном гиперреализма в кино: Андрей Миронов в нечистотах, ослабленная сюжетно-фабульная конструкция, длинные кадры и любовь к другой эпохе

Драматургия: ослабленная фабула, «антология миниатюр» и признание в любви ушедшей эпохе


Кадр из фильма «Мой друг Иван Лапшин»Кадр из фильма «Мой друг Иван Лапшин»

Идея фильма «Мой друг Иван Лапшин» родилась у Алексея Германа еще в конце 60-х годов. Режиссера увлекала мысль снять кино об обычных людях накануне трагических событий «большого террора», о тех, кто еще не знает, что «эпоха их приговорила». В основу сценария картины, созданного совместно с Эдуардом Володарским, легла повесть отца режиссера Юрия Германа «Лапшин» о буднях ленинградской милиции того времени. Заинтересованное в проекте милицейское начальство помогло режиссеру обогатить историю реальными уголовными делами. Готовясь к картине, Герман много времени провел на допросах, в тюрьмах (например, в ленинградских «Крестах»), в судебно-медицинских моргах и в прочих малоприятных местах.

На съемках фильма «Мой друг Иван Лапшин»На съемках фильма «Мой друг Иван Лапшин»

В фильме «Мой друг Иван Лапшин», пожалуй, впервые по-настоящему ярко проявилась специфика Германа в подходе к драматургии: в картине подчеркнуто ослаблена сюжетно-фабульная конструкция, а повествовательная система как бы отрицает саму себя. Хотя картину называют приключенческим боевиком, сюжетный мотив поимки преступника отодвинут на второй план. То же можно сказать и о мелодраматической составляющей — истории любовного треугольника. Обе этих сюжетных линии намечены лишь пунктиром, они то и дело прерываются многочисленными микросюжетами. Не случайно картину порой относят к «антологии миниатюр», из которых соткан образ провинциального Унчанска и целой эпохи. 

На съемках фильма «Мой друг Иван Лапшин»Кадр из фильма «Мой друг Иван Лапшин»

Также примечательна работа с речью героев: их реплики зачастую обрывочны и, казалось бы, не имеют никакого отношения к действию, но именно они раскрывают характеры и подчеркивают примечательные детали быта. Собственно, по словам Германа, главное, что его интересовало — это не сюжет, а само то время: «О нем мы и делали фильм. Передать его — было нашей самой главной и самой трудной задачей».


Сцена из фильма «Мой друг Иван Лапшин»

Отдельно стоит сказать о прологе и эпилоге. Во-первых, они показывают взаимосвязь времен — 80-х годов и 30-х годов. А во-вторых,  эта композиция определяет субъективный, личный характер повествования — история состоит из воспоминаний рассказчика, чей закадровый голос начинает и заканчивает фильм. Не случайно и Герман часто говорил о картине как о «признании в любви тем людям, с которыми прошло его детство».
 

Локации: аутентичность, неизменная Астрахань и «очернение» действительности


На съемках фильма «Мой друг Иван Лапшин»На съемках фильма «Мой друг Иван Лапшин»

Хотя события книги Юрия Германа разворачиваются в Ленинграде, в фильме действие перенесено в провинциальный городок Унчанск. Это было связано и с соображениями экономии бюджета, и замыслом режиссера, который требовал большей камерности — чем меньше городок, тем правдивее и трагичнее история. После долгих поисков решили снимать в Астрахани, где группа провела большую часть 1982 года. Также часть съемок проходила под Ленинградом. Астрахань привлекла Германа тем, что там почти ничего не изменилось с 30-х годов — парки, улицы, пристань и дома полвека сохраняли необходимую аутентичность. Единственное крупное вмешательство, которое пришлось сделать авторам — привезти из Ленинграда старые трамваи. Естественно, для максимального правдоподобия в кадре использовали только аутентичные реквизит и костюмы. Для этого группа скупала в огромных количествах в магазинах и блошиных рынках мебель, различные аксессуары и одежду 30-х годов. Герман проявил известную требовательность в этом плане — массовка одевалась целиком в одежду того времени, даже если не все ее участники попадали в кадр. 

На съемках фильма «Мой друг Иван Лапшин»На съемках фильма «Мой друг Иван Лапшин»

Добавим, что Германа неоднократно упрекали в очернении действительности и дегероизации эпохи 30-х годов. Критики фильма настаивали, что условия жизни и быт не могли быть такими жуткими, какими они отражены на экране. Однако повторим, что снимая фильм, группа не сильно вмешивалась в существующие пространства. Например, барак в сцене поимки Соловьева не строился специально, а был реальным бараком, найденный под Ленинградом, причем на момент съемок в нем действительно жили обычные люди. Собственно, подобный гиперреализм и стал причиной запрета картины — пускай в сюжете не было ничего крамольного, беспокойство цензурных инстанций вызывал лишенный привычного романтизма взгляд на советскую действительность.
 

Кастинг: лица другой эпохи, неизвестные имена, Андрей Миронов и зэк


Алексей Герман и Андрей Болтнев на съемках фильма «Мой друг Иван Лапшин»Алексей Герман и Андрей Болтнев на съемках фильма «Мой друг Иван Лапшин»

Чтобы усилить погружение зрителя в другую эпоху, Герман решил наполнить экран фактурными лицами той поры. Для этого он намеренно отказался от известных актерских имен: «Я хотел сделать фильм с людьми, которых никто не знает». После долгих поисков и проб удалось собрать ансамбль, в котором часть исполнителей были известны преимущественно по эпизодам (как Нина Русланова, Алексей Жарков, Александр Филиппенко) или были дебютантами в кино (как Юрий Кузнецов или сыгравший главную роль Андрей Болтнев). С Болтневым работать оказалось тяжелее всего. Дело было в том, что опытный театральный актер и представить не мог, что попадет в кино, за счет чего на пробах вел себя естественно и раскрепощено. Однако после утверждения, по словам Германа, Болтнева «просто скрючило» — игра на площадке давалась ему с большим трудом. Тем не менее, отказаться от артиста режиссер не мог, поскольку тот был единственным из кандидатов на роль с необходимой «печатью смерти на лице». В целом же актерский ансамбль сложился настолько удачный, что в значительной части перекочевал в военную драму «Торпедоносцы», вскоре снятую по другому сценарию Германа. Единственным исключением из ряда неизвестных имен был Андрей Миронов, которого Герман видел в роли Ханина изначально. Как и в случае с Юрием Никулиным в «20 днях без войны», режиссеру было интересно попробовать преодолеть комическое амплуа актера, раскрыв его драматический потенциал.


Сцена из фильма «Мой друг Иван Лапшин»

Также в фильме были задействованы непрофессиональные актеры, в том числе реальные уголовники. Например, бандита Соловьева играет бывший зэк, отсидевший двенадцать лет. Сцена его нападения на Ханина получилась достоверной не только благодаря яркой типажности, но и благодаря тому, что человек этот внушал буквально животный ужас Миронову. Последнему, кстати, из-за этой сцены пришлось, пожалуй, тяжелее всех из актеров. Как позже объяснял Герман: «…невозможно сделать грим человека, которому только что ножом проткнули желудок». Решение было найдено следующее — Миронову было предложено лицом окунуться в близлежащую дорожку, целиком состоящую из разных сортов грязи и нечистот. Причем окунаться пришлось дважды — после первого раза дубль оказался невозможным, поскольку ушел режимный свет. Впрочем, сам Миронов утверждал, что самой сложной для него была сцена неудавшегося самоубийства, репетиции которой актер посвящал буквально каждую свободную минуту съемок.  


Сцена из фильма «Мой друг Иван Лапшин»

Примечателен метод работы Германа с актерами. На вопросы, что играть, режиссер неизменно отвечал: «Ничего». По его мысли, исполнитель в кадре не должен был не играть, что сразу становилось очевидным и разрушало созданную реалистичную атмосферу, а существовать. 
 

Визуальное решение: тревеллинг, субъективная камера и цветные вставки


На съемках фильма «Мой друг Иван Лапшин»На съемках фильма «Мой друг Иван Лапшин»

Пожалуй, ключевым инструментом погружения зрителя в эпоху для Германа является изображение. Визуальный стиль, обозначенный в предыдущих картинах режиссера, здесь получил дальнейшее развитие. Создавая свой экранный мир, Герман сочетает тревеллинг с длинными, порой до нескольких минут, кадрами. Камера хаотично (но лишь на первый взгляд) перемещается в пространстве, как бы случайно вырывая необходимые детали и создавая ощущение субъективности — зритель становится, по сути, участником действия. Последний эффект усиливается еще и тем, что герои иногда заглядывают прямо в кадр, разрушая четвертую стену, словно обращаясь прямо к аудитории. Мотив субъективности, кстати, особенно важен, и задается уже в прологе — камера, сопровождаемая голосом рассказчика, перемещается по квартире, явно воспроизводя чей-то взгляд. Соответственно остальной фильм оказывается его субъективным воспоминанием.

На съемках фильма «Мой друг Иван Лапшин»На съемках фильма «Мой друг Иван Лапшин»

Еще одна особенность визуального решения картины, которую превозносила мировая критика — чередование черно-белого изображения и цветных вставок. Интересно, что решение это возникло невольно. Герман был убежденным сторонником черно-белого формата, полагая, что отсутствие цвета позволяет выявить некую правду жизни и подлинность портретных характеристик. Цвет же определяет ненужное ощущение любования. От своей концепции он не собирался отказываться и в этот раз, однако на «Ленфильме» требовали делать фильм цветным. В итоге Герман снял в цвете несколько сцен, причем каждой придал свою цветовую гамму. И хотя в исследованиях можно встретить различные трактовки принципов, по которым Герман выстраивал чередование цветных и черно-белых кадров, сам режиссер утверждал, что принцип был один: «Как душа просила».

ОПТИКА ПОДВЕЛА

Обозреватель «Новой»

9 21110
 
30 октября полиция допросила Николая Колачевского, членкора РАН и директора ФИАНа — одного из старейших и знаменитейших российских научных учреждений. Чтобы для сравнения — это как если бы в США допрашивали, ну, главу Goddard.
Колачевского прихватили люди с автоматами и в масках, когда он выходил на улицу с мусорным ведром, и допрашивали его шесть часов, а потом отпустили под подписку о невыезде. После этого Колачевский сказал, что уголовное дело, в рамках которого его повязали автоматчики, связано с поставкой в Германию «двух оптических окошек» фирмой «Триоптикс».
И тут меня, знаете, пробило. Потому что дело фирмы «Триоптикс», так уж получилось, я знаю хорошо. Мне о нем случайно сказал ученый-приятель еще три месяца назад.
Есть такой ученый — Сергей Канорский. «Великолепный оптик, специалист по интерферометрии, наследник классических советских великих оптиков», — так его характеризует один из знакомых.
Сергей Канорский шесть лет провел в институте Макса Планка, но несколько лет назад вернулся в Россию.
Но там он и учредил эту самую «Триоптикс», которая занялась — абсолютная редкость нынче в России — самой что ни на есть наукоемкой деятельностью. «Триоптикс» покупала обычные стекла, наносила на них специальные оптические покрытия и продавала.
Что такое оптическое покрытие? От поверхности оптического стекла отражается от 3 до 8 процентов падающего света. Иногда это слишком много — для объективов, плюс нежелательные блики из-за переотражений. В других случаях это слишком мало — например, для зеркал, когда нужно отразить как можно больше света. Ситуацию исправляют нанесением на поверхность детали оптического покрытия — из чередующихся слоев различных материалов.
Канорский эти покрытия умел рассчитывать в совершенстве.
Канорский — сотрудник ФИАНа, и «Триоптикс» арендовала у ФИАНа какие-то площади в Троицке. Несмотря на то что деятельность фирмы очень наукоемкая, сама она на сей момент стоила копейки. Да, могла развиться в большой концерн, но, как мы увидим из дальнейшего, этого-то ей и не дали.
Итак.
В мае 2018 года «Триоптикс» заказал в Китае 6 стеклянных окон, нанес на них антиотражающее покрытие и продал в Германию, где их заказала местная метеостанция. Это были защитные окна для корпусов лазерных метеорологических приборов для измерения направления и скорости ветра.
Четыре окна уехали в Германию безо всяких проблем. Все документы были в порядке. Окна входили в утвержденный Федеральной службой технического и экспортного контроля (ФСТЭК) список товаров, для экспорта которых специальной лицензии не требуется, но, несмотря на это, в «Триоптикс» подстраховались и получили из ФСТЭКа письмо о том, что да, точно, окна можно экспортировать.
12 сентября 2018 года оставшиеся два окна задержали на таможне, после чего ФСБ отправило их на экспертизу в Красногорский оптико-механический завод и получило оттуда бумажку и получило заключение, что указанные окна могут использоваться «в системах наведения на расстоянии более 10 км с воздуха» и прочих военных системах. Другая экспертиза, проведенная ОАО «Швабе», нашла, что специалисту «неизвестно оборудование гражданского назначения, где возможно использование подобных деталей».

Назревало большое дело. Канорский, получается, нанес ущерб Родине, отправив за рубеж стекла, которые натовские враги поставили в лазерных целеуказателях своих, нацеленных на Москву, ракет. Канорский, впрочем, съездил в Германию и привез оттуда фотографии стекол, которые стояли на метеостанциях (впрочем, на это были и все документы), но это никого не волновало.
В целом, все дело представляет из себя концентрацию тупости, невежества и того самого произвола спецслужб, которое убивает российскую экономику. Это же бред.
Такие дела означают, что в России нельзя изготовить никакую высокотехнологическую продукцию. Потому что нет такой высокотехнологической продукции, которую нельзя задержать на таможне, несмотря на все имеющиеся документы, заказать экспертизу «специалистам» — вроде тех, которые оценивали творчество Егора Крида, — и на основании этой экспертизы раскрыть шайку изменников Родины.
Я спросила Канорского, кто его заказал, но он не знал. И отобрать этот бизнес нельзя, потому что главное в нем — мозги самого Канорского. Даже если какой-нибудь чекист наложит на «Триоптикс» свою чистую лапу, то хотела бы я посмотреть, как он будет рассчитывать оптические покрытия вместо Канорского.
Да и — чтобы было понятно — стекла стоили каждое 1000 евро. Может, кто-то хотел срубить большой куш, а когда там оказались копейки, решил, что куша не получится, а звездочки выйдут?

"ОХОТА НА ВЕДЬМ" ПОЛУЧИЛА БОЛЬШИНСТВО


"Охота на ведьм": нижняя палата Конгресса одобрила резолюцию по импичменту Трампа

время публикации:  | последнее обновление: 
блог версия для печати фото
"Охота на ведьм": нижняя палата Конгресса одобрила резолюцию по импичменту Трампа
Rambler's Top100
Rating@Mail.ru

Палата представителей Конгресса США одобрила резолюцию об импичменте президента Дональда Трампа, которая, в частности, определяет порядок открытых слушаний в комитете по разведке и обнародование показания свидетелей.
Об этом сообщает в четверг, 31 октября, сайт телеканала CNN.
В поддержку данной резолюции проголосовали 232 конгрессмена, почти все представители Демократической партии, против высказались 196 депутатов – в подавляющем большинстве республиканцы.
Трамп прокомментировал это первое голосование по импичменту на своей странице в социальной сети Twitter, назвав его "величайшей охотой на ведьм в американской истории".
Накануне сенатор из штата Кентукки Митч Макконнелл, лидер республиканского большинства в верхней палате парламента США, заявил, что подготовленный демократами проект импичмента в отношении президента лишает Трампа "базовых человеческих прав.
В рамках этой критики сенатор отдельно назвал имена спикера Палаты представителей Нэнси Пелоси и главы парламентского комитета по разведке Адама Шиффа – инициаторов этого "безумного" по его определению процесса – и заявил, что те "пробили дно" вместо того, чтобы действовать грамотно и достойно, как того требует их положение.
Ранее в этом месяце Трамп обвинил своих политических противников в попытке государственного переворота, цель которого – лишить американцев из конституционных прав и свобод. Эти обвинения были обнародованы в социальной сети Twitter.
"С каждым днем узнавая все больше, я прихожу к выводу: то, что происходит, не импичмент, а переворот, цель которого – лишить народ власти, голоса, свобод, второй поправки, религии, армии, стены на границе и данных Богом прав Гражданина Соединенных Штатов Америки", – написал он.
Напомним: спикер Палаты представителей Конгресса США Нэнси Пелоси заявила 24 сентября, что Конгресс начинает процедуру импичмента президента Дональда Трампа и официальное расследование. Трампа подозревают в том, что он "нарушил долг президента, предал национальную безопасность и покусился на целостность выборов".
Речь идет о расследовании попыток Дональда Трампа получить от президента Украины Владимира Зеленского компромат на Хантера Байдена, сына бывшего вице-президента США Джо Байдена.
В поддержку импичмента выступила бывший госсекретарь США Хиллари Клинтон, которая в 2016 году была соперником Трампа на президентских выборах. 30 сентября президент США Дональд Трамп предпринял очередную атаку на своих оппонентов, предложив арестовать председателя комитета по разведке Палаты представителей Конгресса США Адама Шиффа за государственную измену.
"Конгрессмен Адам Шифф измыслил ужасное заявление, выдав его за важнейшую часть моего разговора с украинским президентом, и зачитал его Конгрессу и американскому народу. Это высказывание не имеет никакого отношения к тому, что я сказал по телефону. Арест за измену?" – написал в своем блоге американский лидер.

КОГДА ПРОРВАЛО КЛОАКУ

ИСТОРИЯ ОДНОГО УБИЙСТВА

История одного убийства

Clip2net_191030190504мммммммм
81 год назад, 27 октября 1938 года, в Тверии был убит Заки Альхадиф — первый еврейский глава этого города и вообще первый мэр-еврей в населенном пункте со смешанным арабско-еврейским населением.
Трагическое убийство, а точнее, все предшествовавшие ему события, столь точно отражают картину взаимоотношений евреев и арабов в Земле Израиля, что требуют подробного и обстоятельного рассказа.
Заки Альхадиф родился в Тверии, в семье потомков испанских изгнанников, бежавших на Родос. В начале XVIII века бедуинский шейх из Галилеи Дахир аль-Амр, окружив Тверию крепостной стеной, превратил ее в столицу своего самопровозглашенного княжества и в 1740-м пригласил главу еврейской общины Измира раввина Хаима Абулафию переселиться в город. Вместе с раввином и его учениками перебралась в Тверию и семья Альхадифа. Его дед был главным раввином Тверии, отец возглавлял знаменитую городскую иешиву, расположенную у могилы рабби Меира Чудотворца.
Сам Заки Альхадиф начал карьеру на общественном поприще в 24-летнем возрасте. Вскоре после начала Первой мировой войны турецкие власти переселили множество евреев — жителей Тель-Авива, южных областей страны и Средиземноморского побережья — в Галилею. Турки опасались, что евреи будут сотрудничать с британцами, наступавшими со стороны Египта.
Тверия переполнилась беженцами, и Альхадиф, известный своими организаторскими способностями, оставил преуспевающий бизнес в Бейт-Шеане и вернулся в родной город, включившись в устройство быта переселенцев. В 1920 году он был назначен новыми британскими властями заместителем мэра, а через четыре года, после смерти арабского главы города, сменил его на этом посту.
Предприимчивый и энергичный, он сразу же взялся за обустройство города и еще через четыре года, на первых в истории Тверии демократических выборах, был избран мэром, став первым еврейским главой города, а заодно и первым евреем, возглавившим не чисто еврейское поселение. В этой должности он оставался 15 лет, до дня убийства.
Несмотря на живописные виды, окружающие город, на выигрышное географическое положение, Тверия, расположенная на берегу озера Кинерет, у подножия Галилейских гор, представляла из себя в то время жалкое зрелище. Из грязного, плотно заселенного восточного поселения с отсутствующей инфраструктурой, с узкими улицами и помоями, текущими между домами, Альхадиф начал создавать современный город.
До Альхадифа ни канализации, ни водопровода в Тверии не было. Жители носили воду ведрами, набирая ее из озера. У место забора воды стояли чиновники, взимавшие плату и насыпавшие в каждое ведро щепоть хлорки. Нечистоты из помойных ям тоже выгребали ведрами и сливали в Кинерет. Новый мэр начал со строительства водокачки и канализации. Городские старики смеялись, утверждая, что «Заки воюет с небесами» и никогда не сможет поднять воду из озера на склон горы, в только что отстроенный район Кирьят Шмуэль. Но Альхадиф установил насос, построил водосборник, проложил трубы и доказал, что технический прогресс может многое. Старики перестали смеяться. Тем временем мэр обратился к своему хорошему приятелю Пинхасу Рутенбергу, управляющему гидроэлектростанцией в Наараиме, что неподалеку от Тверии. И в город пришло электричество.
Альхадиф продолжал удивлять привыкшее к запустению и нищете население родного города. Он построил внутри Тверии и вокруг нее современные дороги, начал развивать инфраструктуру городских кварталов и инициировал возведение гостиниц. Пользуясь авторитетом и уважением у жителей города, Заки Альхадиф в 1929-м сумел договориться с главами арабских кланов, и страшные погромы, обрушившиеся на еврейские общины Иерусалима, Хеврона и Цфата, обошли Тверию стороной.
Весной 1934-го в городе случилось несчастье. Ливни, хлынувшие на окружающие Тверию горы, создали селевой поток, сошедший со склонов к подножию и к берегу Кинерета и затопивший старую часть города. То, что не смыло водой, разрушили увлеченные течением огромные валуны. В результате 35 человек погибли, около 400 остались без крыши над головой. Нанесенный ущерб составил 40 тысяч лир — колоссальная, по тем временам, сумма. Восстановительные работы заняли больше двух лет. Альхадиф лично возглавил процесс: добывал компенсации и помощь пострадавшим, контролировал вывоз руин. А заодно и расширил узенькие улицы старого города, ведущие к озеру, создав водосток, позволяющий избежать подобной катастрофы в будущем. Тогда же он начал строительство прогулочной набережной.
В 1936 году на конференции арабских партий в Шхеме был избран Верховный арабский комитет во главе с иерусалимским муфтием Амином аль-Хусейни. Муфтий, впоследствии сбежавший в нацистскую Германию и помогавший в организации мусульманских частей вермахта, в частности в формировании эсэсовской дивизии «Ханджар», в том же году провозгласил арабское восстание, сводившееся, в основном, к нападениям на еврейских жителей страны.
Поначалу Альхадиф сумел снова договориться с арабскими лидерами. Но уже летом 1938-го арабские террористы совершили покушение на еврейского мэра, обстреляв его, когда он стоял на автобусной остановке. Альхадиф не пострадал и отклонил предложение выделить ему телохранителей.
В начале октября 1938-го, при попустительстве британской полиции, арабы устроили страшную резню в еврейском квартале Тверии. Были убиты 19 человек, из них 11 детей. Через три недели среди бела дня Заки Альхадиф, шедший из мэрии в банк, был убит. Молодой араб, сын хозяина местного трактира, когда Альхадиф проходил мимо, подскочил к нему и произвел несколько выстрелов в упор. Через два дня 48-летний Альхадиф скончался от ран. Впоследствии убийца был пойман властями и казнен.
Весной 1948 года в Тверии шли тяжелые бои между еврейскими и арабскими кварталами. Еврейские бойцы отказались договариваться с арабами о перемирии, и британцы эвакуировали арабское население из города. В апреле Тверия стала первым городом, освобожденным в ходе Войны за независимость.
История убийства Заки Альхадифа предельно ясно демонстрирует несостоятельность утверждений о том, что корни конфликта между евреями и арабами связаны с израильским контролем над областями, освобожденными в ходе Шестидневной войны. За 30 лет до возвращения евреев в Иудею и Самарию, за 10 лет до провозглашения самого государства, когда всех этих причин еще и в помине не существовало, арабская ненависть была столь же яростной, а желание нанести вред евреям, даже в ущерб себе, — столь же сильным.
На фото: Заки АЛЬХАДИФ

ГЛАВНАЯ ЛИТЕРАТУРНАЯ ЗАГАДКА ХХ ВЕКА

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..