среда, 20 февраля 2013 г.

ПРАВО ЖИТЕЛЬСТВА


Сначала скажу то, что должно понравиться автором замечательной книжки: «ИУДЕЯ И САМАРИЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ РОДИНА ЕВРЕЕВ». Сама идея пройтись по этим землям с Торой, как путеводителем в руках, полезна и поучительна. В свое время я часто совершал прогулки по Израилю и его столице с одним из автором этой книжки и должен сказать, что новая - древняя земля, на которой поселилось мое семейство, стала для меня родной во многом в результате этих экскурсий.
 В книге Марины Воробьевой, Пинхаса Полонского, Михаила Магрилова точно, просто, доходчиво, без излишней патриотической истерики, рассказано о самых увлекательных, необходимых путешествиях по тем местам, где когда-то жили наши предки. А жили они не в районе Гуш-Дана, а, как правило, на тех землях, которые ныне враги Израиля называют «оккупированными территориями». Впрочем, точно также многие из них зовут и всю площадь Еврейского Государства: от Эйлата до границ с Ливаном и Сирией. А печальный опыт доказывает потомкам Иакова, что стоит только отдать нашим «добрым» соседям палец, они готовы оттяпать всю руку. Вот почему Иудея, Самария и Восточный Иерусалим, о которых рассказывается в книге, вовсе не «оккупированные территории», а территории, без которых само существование Израиля ставится под вопрос.
 Мне понравилась книга, о которой пишу, не только точностью, последовательностью, подробностью изложения, но и бесспорным поэтическим духом, которым она проникнута: духом Торы и тем, что о временах древних авторы говорят так, будто все, что случилось с нашими предками на этой земле, было совсем недавно. «Иудея и Самария» приближает нас к  великому мифу о поисках обретении свободы, без которого нынешнее бытиё «избранного народа» теряет всякий смысл. Читаю:  «Иерусалим, Храмовая гора – самое священное для евреев место. С него, согласно преданию, началось Сотворение мира, здесь Авраам проявил готовность принести в жертву Ицхака. На этой горе стояли Первый и Второй Храмы и, согласно пророчеству, здесь будет воздвигнут Третий, вокруг которого объединится все человечество».
 Но как после таких слов отказаться посетить описанную гору, при этом, увы, обнаружить там мечеть. Собственно,  пафос «Иудеи и Самарии» прост: эту землю заповедовал нам Бог, он же привел нас сюда из рабства египетского, он же возвратил потомков Иакова на землю предков, допустив создание Еврейского государства. В этом наше незыблемое право на Эрец - Исраэль.
 Но здесь начинаются проблемы. И я вынужден сказать то, что, возможно, не понравится авторам упомянутой книги. Мне кажется, что подобным образом мы обращаемся к миру, который или не хочет или не может нас понять. Мы, с помощью Пятикнижия, Книги Пророков, Судей, раскопок и древних документов, словно стараемся оправдать свое присутствие именно здесь, на берегах Кинерета и Средиземного моря, а не в каком-то другом месте. Мы словно сами сомневаемся в нашем «праве жительства» не в черте оседлости или галуте, а в своем государстве. Мы не нападаем. Мы по привычке защищаемся. Но люди веры, враги Израиля, скажут: «Хорошо, Бог заповедовал вам эту землю. Он же привел вас сюда из рабства египетского, но он же допустил ваше изгнание из Иерусалима. Почему бы ему не изгнать вас в очередной раз?» Атеисты, террористы, нацисты и прочая шваль вообще не верят во все то, что для нас свято. Для них Библия – сказочки, оправдывающие захват чужих земель, репатрианты последних десятилетий вообще потомки хазар, а права арабов на всю территорию Израиля не подлежат сомнению.
 Получается, что мы, евреи, разговариваем сами с собой, заранее соглашаясь, что больше никто нас  не слышит. Тупик? Ни в коей мере. Мы просто заранее соглашаемся стать жертвами проклятой политкорректности и стыдливо не хотим говорит на языке непреложных фактов. Мы здесь, на земле предков, прежде всего, потому что за нами право СИЛЫ, ЗНАНИЙ И ТАЛАНТА. Точно по этому праву англосаксы и испанцы завладели Америкой, русские – Сибирью, те же британцы Австралией и так далее. Оставим в покое историческое право евреев на эту землю. Мы в Израиле, потому что за сионизмом наша СИЛА, наши ЗНАНИЯ и наш ТАЛАНТ. И перестанем скулить по поводу «государства на кончике пера» и кого-то благодарить за то, что наш, по праву дом, стал, наконец, нашим домом. Мы сами взяли и отстояли эту землю СИЛОЙ, ЗНАНИЕМ и ТАЛАНТОМ. Арабы утратили ее не только потому, что они здесь публика случайная, пришлая, а потому, что не смогли ничего противопоставить этим качествам народа Книги. На подобном, кстати, зиждется мой оптимизм: не верю я, что в ближайшее время наши соседи обретут то, что позволит им завладеть Иерусалимом. И только с позиции СИЛЫ, ЗНАНИЙ и ТАЛАНТА, с позиции человеческого достоинства нужно разговаривать с врагами Еврейского государства. Других доказательств они, отрицающие даже недавний Холокост, никогда не поймут и не примут. Главное для нас самих усвоить, что три эти понятия должны быть неразрывны. ТАЛАНТ и ЗНАНИЯ без СИЛЫ не помогут защитить нам крепость Еврейского государства.
 Тем не менее, книгу «Иудея и Самария» должен прочесть каждый читающий и думающий потомок древних хозяев Хеврона, Иерусалима и Цфата. Хотя бы только затем, чтобы по-настоящему приобщится к этой земле, почувствовать ее своей не умозрительно, а с помощью самого захватывающего путешествия к дому, из которого, когда-то и силой зла были изгнаны твои предки.

МОИ ВНУЧКИ



«Этот ритуал произошёл, скорее всего, от движения рук, показывающих, что в них нет оружия. В греческом изобразительном искусстве фигуры пожимающих друг другу руки людей встречаются уже в пятом веке до н.э. В литературных источниках рукопожатие упоминается в первом веке нашей эры в поэме Овидия "Метаморфозы": "Вот повстречались они, и тесть ему правой рукою правую жмёт; при знаках благих вступают в беседу." (VI, 447-448) и далее: "Верности брал с них залог: потребовал правые руки, соединил их..." (VI, 507-507). В первом случае рукопожатие служит приветствию, во втором - скреплению обязательства (как при заключении сделки). В то же самое время упоминается в "Послании к галатам" апостола Павла (II 9): "и, узнав о благодати, данной мне, Иаков и Кифа и Иоанн, почитаемые столпами, подали мне и Варнаве руку общения, чтобы нам идти к язычникам, а им к обрезанным,..." Здесь рукопожатие также является символом заключения договора». Википедия.
Одно из самых удивительных изобретений человека – рукопожатие. Сколько же сотен тысяч лет прошло, когда при виде себе подобного «мыслящий тростник» сразу хватался за дубину, нож, меч. И вдруг неведомый гений при виде соседа протянул ему правую руку: «Видишь, я безоружен. Я не собираюсь убивать и грабить тебя». Первого, безоружного обладателя великого патента, наверняка, зарезали и обобрали. Мало того, появился запрет, под страхом смерти, протягивать руку с пустой ладонью. Но гений и в те давние времена был всесилен. Он победил страх, ненависть, подозрительность, запреты. Победил чудовищный, долгий опыт крови, предательства, подлости. Вера в добро победила, надежда, что встречный не враг тебе, а друг. Я бы памятник поставил тому, неведомому таланту: низколобое создание в шкурах стоит с протянутой рукой. Нет, это должен быть памятник ребенку. Только детская душа могла догадаться протянуть руку в неведомый, полный опасностей мир. И вообще, скольким гениальным открытиям человечество обязано своему детству: детскому любопытству, детской щедрости, детской доброте. И детскому, святому невежеству: полному незнания мира, в котором ребенку предстоит жить.
 Моя внучка Соня 

 О гениях часто говорят, что в них живет душа ребенка. Но здесь к рукопожатию мы должны прибавить улыбку. Одна из моих внучек так и родилась: с улыбкой в глазах и на губах. Так и живет: просыпается с улыбкой, играет с улыбкой, разговаривает с улыбкой. Другая внучка, тоже добрейшее и любимое существо, часто в печали. Глаза на мокром месте, всегда готовы заплакать. Не знаю, как там - в животном мире, но человек родится со своим отношением к миру: с улыбкой или слезами. Младенец с первых дней своих будто говорит нам всем: «Я знаю, сколько радостей и горестей меня ждет там, куда я вовсе не просил меня отправить. Я готов оказаться в мире знаний, «умножающих скорбь». Я верю, что улыбка и слезы станут моей защитой в вашем, взрослом мире. И я протягиваю навстречу вам ладошку, в которой мало физической силы, но есть великая сила надежды, что ваш жестокий, опасный мир не причинит мне вреда».
 В замечательной книге Юрия Норштейна «Снег на траве» читаю: «Но самые выдающиеся учителя – мои внуки и вообще дети. Глядя на их исполненные простодушия улыбки, на нежные узкие плечики, окаймленные рубашечками, понимаешь, что все мировое искусство имеет смысл, если в наших душах открывается любовь». Прочел это и подумал, что я и к Еврейскому государству относился как к произведению искусства.  Я верю, если не в святость, то в праведность того мира, в котором нахожусь последние 18 лет своей жизни. Я верю, что за чадолюбием этого мира его право на лучшее и безопасное будущее. Я верю в гений этого мира, сохранившего в себе чудо детской души. Я понимаю, хочется мне того или нет, мою веселую внучку, готовую протянуть руку навстречу самой злой собаке. Я верю в искренность печали другой моей внучки, за которой, вполне возможно, отзывчивое сердце и умение видеть то, что скрыто. И я не верю в победу того мира, в котором родители готовы, пусть даже в шутку, обрядить своего младенца в пояс шахида. Мир этот обречен, как и любой мир, живущий не любовью и верой в добро, а ненавистью.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..