понедельник, 18 ноября 2019 г.

ПО ГАНЦУ ТОЖЕ НАЧАЛОСЬ РАССЛЕДОВАНИЕ


После многочисленных запросов различных общественнвых и юридических организаций государственная прокуратура Израиля наконец-то обратила внимание на материалы, которые, возможно, свидетельствуют о нарушениях закона в процессе деятельности организации «Пятое иземерение», которой ранее руководил Бени Ганц.
Как сообщает государственный медиа-портал КАН, государственная прокуратура получила, по ее просьбе, в последние дни из канцелярии Государственного контролера  «определенные материалы» на данную тему. Речь идет о папке материалов из проведенной госконтролером проверки системы закупок полицией Израиля у компании  хайтека «Пятое измерение», которая, среди прочего, занималась разработкой проектов инновационных систем наблюдения и контроля. Все это произошло тогда, когда фирмой руководил нынешний лидер КЛ Бени Ганц. Требование начать расследование возникло у госконтролера после заключения аудитора о некотоорых юридических «нестыковках» в системе полицейских закупок. Отчет Госконтролера показал, что «Пятое измерение» представило ложные факты полицейскому управлению в рамках переговоров, проведенных сторонами, и незаконно побудила полицию провести «предварительный эксперимент» по проверке эффективности проекта (стоимость «эксперимента» — 4 миллиона шекелей). В августе прошлого года гражданская правозащитная организация «Лави» обратилась в Верховный суд с петицией, в которой просила юридического советника правительства и государственного прокурора начать уголовное расследование по подозрению в мошенничестве в отношении высших руководителей технологической компании, включая нынешнего генерального секретаря «Сине-белых» Дорона Коэна. В отчете, опубликованном Государственным контролером в марте этого года, были отмечены факты с вероятной криминальной подоплекой, свидетельствующие о том, что процедуры закупок в «Пятом измерении», которые осуществлялись структурами полиции в последние годы, не были выполнены в соответствии с государственным «Законом о тендерах» (конкурсов на получение производственных и закупочных подрядов). Некоторые аспекты отчета госконтролера могут служить основанием для выдвижения обвинений «в конфликте интересов» против некоторых ведущих сотрудников полиции. Компания «Пятое измерение», в руководстве которой состоял бывший высокпоставленный сотрудник «Мосада» Дорон Коэн, предложила полиции «заинтересоваться» новой технологией электронной разведки — и, после встречи старших должностных лиц компании в августе 2016 года с генеральным инспектором полиции Рони Альшейхом, началось практическое воплощение внеконкурсных (то есть незаконных) договоренностей. В результате этих переговоров полиция решила заключить первоначальный контракт с компанией на сумму 4 млн шекелей, с опцией приступить к осуществлению широкомасштабного полицейского проекта стоимостью 50 млн шекелей. На эту информацию еще более полугода назад отреагировал член руководства «Ликуда», нынешний министр туризма Ярив Левин. «Я призываю полицию немедленно расследовать «дело о 50 миллионнах», и отнестись к этому делу со всей серьезностью», — заявил Ярив Левин в марте нынешнего года, но лишь сейчас это дело сдвинулось с «мертвой точки».

AP: Белый дом объявит о смягчении своей позиции в отношении еврейских поселений

AP: Белый дом объявит о смягчении своей позиции в отношении еврейских поселений

время публикации:  | последнее обновление: 
блог версия для печати фото
Майк Помпео
По информации агентства AP, в ближайшие часы государственный секретарь США Майк Помпео объявит об изменении позиции США в отношении еврейских поселений на Западном берегу.
По данным Associated Press, Помпео намерен отменить заключение юристов госдепартамента от 1978 года, согласно которому строительство гражданских поселений на оккупированных территориях "нарушает нормы международного права".
В администрации Дональда Трампа полагают, что любые юридические вопросы, касающиеся существования поселений, должны решаться израильскими судами.
По информации Associated Press, в речи, которую произнесет 18 ноября Майк Помпео, будет говориться о том, что сама формулировка о "нарушении норм международного права поселениями, не способствует мирному процессу. "Тяжелая правда заключается в том, что никогда не будет юридического решения конфликта, а споры о том, кто прав, а кто ошибается в трактовке международного права, не принесут мира", - приводит агентство цитату из предполагаемого доклада госсекретаря.


ЧТО ТАКОЕ ДРЕВНИЙ РИМ

COLTA.RU продолжает рубрику «Ликбез», в которой эксперты делятся с нами своими взглядами на основополагающие понятия и явления культуры и истории. Автор книги «Здесь был Рим» Виктор Сонькин, лауреат премии «Просветитель» 2013 года, рассказал о том, в чем проблемы жителей Древнего Рима схожи с проблемами современных москвичей и в чем различны.
— Для начала давайте уточним: о каком Древнем Риме пойдет речь и кто такие были древние римляне?
 
— Говорить о чем угодно древнеримском вообще — дело бессмысленное. История Древнего Рима — как ее традиционно принято понимать — насчитывает 1200 с лишним лет. Да, римская цивилизация сохраняла внутреннюю идентичность на протяжении этого времени (да и позже), но в представлении большинства Древний Рим — это два-три века на рубеже нашей эры, эпоха поздней республики и принципата (слово «империя» тут тоже не совсем точно, потому что империя как колониальная экспансия в далекие земли была и при республике, а единоличного правления одного человека — с оговорками — не было вплоть до Диоклетиана). Поэтому говорить мы будем в основном о «классическом» Древнем Риме; просто при этом следует держать в уме, что Древних Римов было довольно много.
 
Демографическое изучение древности по понятным причинам — дисциплина гадательная. Даже численность населения приходится подсчитывать по косвенным признакам (хотя римляне проводили регулярные переписи населения, которые назывались census, мы не знаем точно, на какой методологии и принципах основывались их расчеты). Цензы охватывали все государство, а по городу Риму у нас есть данные раздачи зерна (зерно раздавали почти всем), из которых следует, что в эпоху принципата («ранней империи») население Рима могло доходить до миллиона человек — только в XIX веке Лондон снова преодолел эту планку.
 
Древний Рим был глобализованным обществом потребления.
 
Структуру населения тоже с точностью определить сложно. Рим был иерархичным обществом, где на нижних ступенях находились рабы, потом — вольноотпущенники, потом — свободные граждане; свободные, в свою очередь, тоже делились на классы в зависимости от происхождения (например, на патрициев и плебеев — правда, в историческую эпоху это деление уже давно было чисто символическим), от заслуг предков (на «благородных» и «новых») и так далее.
 
Каков был социальный состав населения города, сказать тоже довольно сложно. Очевидно, что Рим был городом уникальным и что туда стекались люди со всего обитаемого мира. Это было очень глобализованное общество потребления, которое пользовалось продуктами и товарами, привозимыми отовсюду, от Британии и Португалии до Персии и Китая. При этом римляне были фанатично влюблены в идею старины и «отеческих нравов», даже когда реальность с ней уже нисколько не соприкасалась. В этой парадигме идеальным гражданином был пахарь-воин (желательно в одном лице, как диктатор полусказочных времен Цинциннат, призванный на государственное служение непосредственно от сохи). 
 
В целом, с понятными оговорками, население Рима было похоже по составу на население столицы современного аграрно-военизированного государства: много чиновников, много юристов, много обслуживающего персонала (в том числе рабов), много торговцев и посредников, сравнительно мало людей, занятых в производстве (хотя, конечно, ремесленники были), и почти нет земледельцев.
 
Что такое Древний Рим?
 
— Один кремлевский чиновник недавно заявил, что Москва ничего не производит. А жителей Рима за что ругали — за роскошь, изнеженность и безделье?
— Конечно, за все это.
 
— А как обстояли дела с мигрантами?
 
— Говорить о мигрантах в современных терминах довольно сложно, поскольку трудно разделить рабов (изначально, как правило, взятых в плен в ходе войн) и свободных трудовых мигрантов. По мере роста города и усложнения его жизни потребность в квалифицированной рабочей силе росла, и многие такие потребности (в том числе в высококвалифицированном труде: образовательные, медицинские и т.д.) могли обеспечить только выходцы с греческого Востока. Возле площади Порта-Маджоре сохранилась огромная гробница пекаря; у этого пекаря римские преномен и номен (первое и второе имена), Марк Вергилий, но греческий когномен — Эврисак. Так обычно поступали вольноотпущенники, принимая имена бывшего хозяина, но сохраняя собственное иностранное имя в качестве когномена.
 
Поэт Ювенал утверждал, что каждый, кто покидает дом, не составив завещания, безумен — ведь ему в любой момент что угодно может упасть на голову.
Важно понимать, что римская ксенофобия, по-видимому, не была расовой: римляне хорошо помнили, что их народ сложился в плавильном котле разных италийских наций. Отношение к грекам (и эллинизированным жителям Востока, которые для римлян тоже все были «греки») было двоякое: римляне презирали их за изнеженность, вероломство и склонность к обману, но ценили интеллектуальные достижения, а также греческие литературу и искусство. Многие императоры были неурожденными римлянами — над испанским акцентом Адриана могли посмеиваться, но никому не приходило в голову, что иностранное происхождение делает его менее пригодным к правлению.
 
— До конфликтов доходило?
 
— Доля мигрантов неитальянского происхождения, по оценке ученых, вряд ли когда-либо сильно превышала 5%. Но в ситуациях социальной напряженности они могли пострадать — их изгоняли или, как в разгар Второй Пунической войны, когда существование государства было под угрозой, показательно казнили. Повинуясь оракулу, римляне живьем закопали на Форуме двух греков и двух галлов — и это при том, что война была с карфагенянами! Но такие меры были редки и недолговечны.
 
Что такое Древний Рим?
 
— Вечная проблема любого города — коммунальное хозяйство. Даже у Владимира Путина, как мы недавно узнали, из крана ржавая вода течет. Как с этим обстояли дела в Риме?
 
— Водопроводы были отличными, работали на все население, и средний римлянин ежедневно расходовал очень много воды — до такого уровня потребления в развитых странах дошли только в XX веке. По всему городу стояли общественные туалеты, поскольку в многоквартирных домах удобства были только у жильцов нижнего этажа. Туалеты были обеспечены проточной водой и иногда даже подогревом сидений. Термы (публичные бани) тоже были бесплатными (или очень дешевыми), кстати, так же как гладиаторские бои и колесничные скачки.
 
— То есть за воду не платили?
 
— За воду в общественном пользовании — фонтаны, колодцы — нет: вода была общественным достоянием, но когда акведуков еще не было (да и позже), водоносы таскали воду из Тибра, и за их услуги надо было платить. Но если кто-то хотел провести водоотвод в свой личный дом — на это нужно было получать специальную лицензию и платить, причем право это по наследству не передавалось. При этом существовал черный рынок нелегальных водоотводов, с которым шла постоянная борьба.
Римская ксенофобия, по-видимому, не была расовой.
 
В целом же, как ни странно, Рим в большой степени был welfare state. К примеру, в эпоху ранней империи не только римляне, но и все италийцы уже не производили достаточно зерна, чтобы себя прокормить, — без экспорта с Сицилии и из Египта Рим бы вымер от голода. Зерно раздавалось по государственной субсидии. Эти популистские меры привели сельское хозяйство Италии в полный упадок, но восстановить его не получалось: люди привыкли к бесплатному хлебу.
 
— И хлеб бесплатный, и водопровод хороший. Но на что-то же римляне жаловались?
 
— Ну, люди, а горожане особенно, всегда найдут, на что пожаловаться. Тем более что для бедняков хлеб-то был бесплатным, а все остальное было довольно дорого, и примеры непристойного богатства попадались на глаза постоянно — как тут не возроптать. Плюс скученность, грязь, вонь, эпидемии, коррупция опять же, разврат.
 
— А что они считали развратным?
 
— У Михаила Леоновича Гаспарова про это сказано примерно так: резкое повышение уровня жизни создает у людей досуг и новые способы его проводить, а старшее поколение эти новые способы не понимает и традиционно трактует их как разврат. Мы сами такую эпоху пережили (строго говоря, переживаем), и римлянам тоже через это приходилось пройти. С одной стороны, всякие гладиаторские побоища, колесничные скачки и прочие жестокие игры, распространение публичных домов; с другой стороны, бурное развитие литературы и искусства, изобретение любви у Катулла, освоение греческих поэтических форм у Горация, «Наука любви» Овидия, эпос Вергилия — это следствие тех же исторических процессов.
 
Что такое Древний Рим?
 
— Зато, наверное, пробок не было?
— Пробок в Риме и других городах Италии не было, потому что движение было в основном пешее. По закону времен Юлия Цезаря, который потом неоднократно подтверждался и видоизменялся, повозки в городе были запрещены, за исключением тех, что выполняли социально важные функции — подвоз строительных материалов и так далее. А люди среднего и высшего класса пользовались услугами носильщиков (как для себя лично, так и для своих вещей, если была необходимость).
 
— Почти как ограничение на въезд фур в Москву в дневное время. А как начет «машин с мигалками»?
 
— В Риме существовал запрет на ношение боевого оружия и на нахождение вооруженных солдат в границах города (за исключением церемонии триумфа) — конечно, в поздние императорские времена он уже не соблюдался так строго. А в республиканскую эпоху высших должностных лиц сопровождали телохранители-ликторы (их было тем больше, чем важнее была должность: у консулов — по 12, у диктатора — это не в смысле «узурпатор власти», а кризисный управляющий, который по римским законам выбирался для решения конкретной важной задачи на строго ограниченный срок, — 24). У ликторов были связка жестких прутьев, так называемые фасции (отсюда слово «фашизм»), и топорик; но топорик они имели право носить только за пределами померия, то есть официальной и священной городской черты. А пользоваться конным транспортом в черте города могли, например, девственные весталки, но вообще практики такой не было.
 
— Рим был опасным городом?
 
— Преступность в античности была весьма высока, однако при этом в исторических источниках насильственная смерть — это, как правило, или гибель в бою, или политическое убийство, или самоубийство, или результат государственного террора (проскрипции). Известно несколько случаев времен поздней республики, когда политическая борьба выливалась в противостояние бандитских группировок (история с Клодием и Милоном), но складывается впечатление, что такие опасности в основном подстерегали простых людей, и поэтому в литературе их описаний не так много.
Пользоваться конным транспортом в черте города могли, например, девственные весталки.
 
После кровавого столетия гражданских войн, при Августе, в Риме было образовано сразу несколько силовых структур, занимавшихся общественной безопасностью в мирное время. Это были: преторианская гвардия — личные телохранители императора (то есть что-то вроде ФСО), городские когорты — вооруженная военизированная полиция (ОМОН) и, наконец, стражники, vigiles, которые выполняли функции пожарных команд и полиции, в основном по ночам. Правда, ночью в Риме было очень темно, и работы у них было немного. Сферы ответственности этих трех групп пересекались. Видимо, с усилением роли государства в частной жизни повышалась и безопасность граждан.
 
— А также уровень коррупции…
— Да, эта проблема была и актуальной, и хорошо отрефлексированной, и непреходящей. В республиканское время чиновники на выборных должностях не получали жалованья, более того, часто были вынуждены выполнять свои должностные обязанности за личный счет. Поскольку это нередко были весьма ресурсоемкие дела (строительство и поддержание в порядке общественных зданий, дорог, акведуков и т.д.), многие разорялись. С другой стороны, возможность принимать важные решения, в том числе такие, в которых были замешаны большие деньги, создавала весьма коррупциогенную среду. 
 
Цицерон, например, развернул мощную кампанию против сицилийского наместника Верреса, что послужило важным толчком для его ораторской и судебной, а потом и политической карьеры. С другой стороны, нередко обвинения в коррупции выдвигались против борцов с коррупцией — тоже хорошо нам знакомая практика. Так поступили еще в незапамятные времена с Марком Манлием Капитолином, который когда-то спас Рим от галльского нашествия. Причем его должно было осудить народное собрание, а он все время показывал на Капитолий — мол, смотрите, что я ради вас спас. Только когда собрание было перенесено за городские стены, сенаторам удалось продавить свое решение.
 
 
Подкуп избирателей, пока выборы имели реальное значение, тоже был делом распространенным. Административный ресурс применялся влиятельными политиками охотно. Светоний приводит записки, которые Цезарь рассылал по трибам (это что-то вроде избирательного округа): «Диктатор Цезарь — такой-то трибе. Предлагаю вашему вниманию такого-то, дабы он по вашему выбору получил искомое им звание».
Что такое Древний Рим?
 
— Были ли скандалы, как с дачей Якунина?
 
— Самая известная римская вилла, наверное, — это вилла императора Адриана в Тиволи, про нее подробно рассказано в моей книге. Но императору вроде как по рангу положено. Были скандалы с провинциальными наместниками, которые обирали своих подданных и экспроприировали произведения искусства. Некоторые самые яркие археологические находки XX века — статуи, найденные в море, — это, видимо, свидетельства массового грабежа греческих городов и перемещения культурных ценностей на Запад, в Италию.
 
— Создается ощущение, что нет таких городских проблем, которые нам известны, а римлянам не были. Может, экология?
 
— С уборкой мусора дело обстояло не очень — в отсутствие сколько-нибудь стройной системы жители городских квартир часто выбрасывали жидкие и твердые отходы из окон. Большой корпус законов запрещал это (что свидетельствует о том, что запреты были неэффективны) и назначал штрафы за нарушения. Иногда приходилось вникать в детали: если что-то выбросил раб, кто отвечает за это — он сам или его хозяин? А если гость? Поэт Ювенал утверждал, что каждый, кто покидает дом, не составив завещания, безумен — ведь ему в любой момент что угодно может упасть на голову.
 
 
При этом экологическое сознание у римлян, в общем, было — в частности, они, кажется, первыми в истории стали использовать природные особенности при строительстве, например, располагать горячие помещения бань так, чтобы они обогревались солнцем (и соответственно топлива можно было тратить меньше). То, что происходит с землей при ее истощении, им тоже было хорошо известно (хотя бы на примере Греции, которая тоже практически полностью зависела от поставок зерна, только не из Египта, как Италия, а из причерноморских колоний). Тем не менее римляне часто доводили целые биотопы до полного истощения: так, нынешние пустынные пейзажи Северной Африки, откуда римляне в огромных количествах возили зверей для цирковых игр, — это отчасти результат их деятельности.
 
Что такое Древний Рим?
 
— Немного про развлечения. Бани (это же и форма досуга), театральные представления, бои, скачки... Что-то еще, о чем меньше известно?
— Были еще атлетические соревнования, гимнастика (от греческого слова «голый»), когда юноши бегали наперегонки, прыгали с гантелями и так далее; для этого при Домициане был построен целый стадион (от греческого «стадий», мера длины) — он не сохранился, но очертания его сохранились, это теперь Пьяцца Навона. Но это были греческие по происхождению развлечения, а они на Западе приживались не очень хорошо — так же, как на греческом Востоке с меньшим интересом относились к гладиаторским боям.
 
— А как насчет городских неврозов?
 
— Тоже были хорошо знакомы, и в произведениях поэтов и писателей постоянно звучит мысль о том, как счастливы те, кто живет мирной сельской жизнью, вдали от забот и хлопот большого города. При этом их воображению рисовалась, конечно, жизнь не поденщика или мелкого земледельца, а скорее дачника, и этот идеал многие претворяли в жизнь: по всей Италии были разбросаны поместья («виллы»), у многих богатых людей их было больше одного — например, где-нибудь в холмах Умбрии или Этрурии (нынешней Тосканы) и на побережье Неаполитанского залива. Но мало кто удалялся в поместье на покой, городская жизнь, как и в наши дни, не выпускала деловых людей из своих объятий.


ХОТИТЕ ОКАЗАТЬСЯ В РАЮ?

НЕМКА, ОБЪЯВИВШАЯ РУССКИХ СЛАВЯНАМИ, УНИЧТОЖИЛА ЕДИНСТВЕННОЕ В ЕВРОПЕ СЛАВЯНСКОЕ ГОСУДАРСТВО


НЕМКА, ОБЪЯВИВШАЯ РУССКИХ СЛАВЯНАМИ, УНИЧТОЖИЛА ЕДИНСТВЕННОЕ В ЕВРОПЕ СЛАВЯНСКОЕ ГОСУДАРСТВО

Разделы Речи Посполитой при Екатерине Второй в русской, советской и послесоветских историях преподносятся как прогрессивное объединение всех славян, которое осуществила Россия. Упорно не замечая немаловажный геополитический факт: объявившая русских славянами Екатерина Великая уничтожила единственное в то время европейское славянское государство.

Давайте осмыслим это.

После прихода к власти Фридриха Второго Пруссия стала резко усиливаться. Помимо Священной Римской Империи Германской Нации появилось второе немецкое государство, ставшее третьей военной силой в Европе (наряду с Францией и Германской Империей с столицей в Вене). Протестанская Англия, имевшая мощный флот но маленькую сухопутную армию, образовала союз с протестанской Пруссией, которой противодействовали Мария Терезия Австрийская, Людовик Пятнадцатый во Франции и российская императрица Елизавета Петровна, протестантами не являвшимися. Благодаря военному гению Фридриха война продолжалась семь лет, но силы были слишком неравны. 9 октября 1760 года русский отряд Тотлебена и австрийская армия вступают в Берлин.

Хотя силы всех воюющих сторон были истощены, для Пруссии они были невосполнимы. От полного поражения Фридриха спасла смерть императрицы Елизаветы Петровны. Взошедший на российский престол под именем Пётр Третий III внук Петра Великого не только прекратил военные действия против Пруссии, но и предоставил Фридриху русские войска для войны с своими союзниками в Семилетней Войне австрийцами, а также отказался от всех занятых русскими войсками территорий, отдав их в управление Фридриху. Таким образом, за несколько месяцев, которые Российской Империей управлял Петр Третий, её политика совершила головокружительный поворот. Кульбит. Или, выражаясь языком акробатики, сальто мортале.

Екатерина II, урожденная принцесса Ангальт-Цербская (маленького немецкого княжества в современной Саксонии и правившая Государством Российским 34 года), не стала менять политики Петра III (которого проклинала на публике) в отношении Пруссии, осуществленной всего за несколько месяцев до ее вошествия на престол и сделавшей русские жертвы в семилетней войне бессмысленными поскольку русские люди отдали жизни, воюя не с тем противником. О чем ни в русской, ни в советской, ни в послесоветских историиях не говорится.

Вместо того,чтобы противостоять Пруссии, продолжив политику Елизаветы, Екатерина – вслед за якобы идиотом-мужем (каковым жена объявила Петра Третьего после его убийства) – сделала Пруссию своим союзником до такой степени, что с вместе с немецкими государствами Австрией и резко усилившейся благодаря Петру Третьему Пруссией  тремя так называемыми “разделами Польши” уничтожила единственное в то время в Европе государство славян Речь Посполитую (в переводе на русский – который почти никогда не делается – Рес-публика). Объединявшую украинцев, поляков и белорусов с литовцами, явлившихся в то время наполовину славянами (причём треть Литвы носила название Русь). С каждым их трех разделов славянского государства с немецкими делая Пруссию все более сильной! Таким образом, славянскую “Польшу от моря до моря” поделили между собой две немецких империи и немка, после убийства внука Петра Великого захватившая Российский Престол.

Проживи Елизавета на пару лет дольше, европейский мирный договор 1763 года был бы заключен на абсолюно иных, диаметрально противоположных условиях, поскольку победителями в войне были бы не Пруссия с Англией, а Австрия, Франция и Россия. Пруссия со столицей в Берлине как государство с карты Европы исчезло бы, будучи поделенной между державами-победительницами (примерно так же, как в 1945 году державами победительницами была поделена поверженная Германия со столицей в Берлине).  Вступив на трон, Петр Третий не мог в этом случае объявить себя союзником Фридриха и подарить ему все захваченные в войне против него русскими земли, потому что Пруссия как государство перестало бы существовать так же, как Фридрих Второй в качестве короля. Мирный договор 1763 года, завершивший семилетнюю войну, уничтожил бы не Францию как морскую державу, а Англию. От которой потребовали бы резко урезать флот. За чем империи-победительницы установили бы жесткий контроль (подобный тому, как за Французским флотом после “победы” в семилетней войне следила Англия – смотри например историю Бомарше с военной помощью Американским Повстанцам в 1763ем году). В результате чего мировая Британская Империя, основанная на судоходстве, неизбежно либо исчезла, либо уменьшилась во много раз. На Американском Континенте Франция продолжала бы доминировать над Англией так же, как это имело место до семилетней войны, и Соединенные Штаты (если б образовались) говорили бы не по-английский. На карте Европы не было бы двух мощных немецких стран с столицами в Берлине и Вене – а только одна, cтолица которой ни в коем случае не находилась в Берлине. И стало быть история Европы была бы какой-то совершенно другой.

Взирая на карты Европы перед семилетней войной и после последовавших за ней разделов Речи Посполитой (в которую входили территории современных нам Польши, Украины, Белоруссии и Литвы, стран, население которых было славянским) с удивлением замечаем, что в Европе вплоть до середины 1795 года существовало европейское славянское государство: Польша. А после разделов Польши в Европе не осталось ни одного европейского славянского государства!

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/d/d3/Carte_Guerre_de_Sept_Ans_Europe.PNG/800px-Carte_Guerre_de_Sept_Ans_Europe.PNG

Противоборствующие каолиции в Европе 1756 года 

048-europe1799-1805

Карта Европы 1800 год, после разделов Польши перед завоеваниями Наполеона


Существовавшие ранее в составе государства Rzeczpospolita (возникшеего  в результате Люблинской унии в 1569 году) славянские народы украинский, белорусский, польский, а также являвшийся в значительной мере славянским литовский, были поглощены Пруссией и Австрийской Империей (которые к этому времени объявили немцев арийцами) и многонациональной Россией, населенной народами, принадлежавшими к нескольким расам. Столь же многоэтническим в России, распространившейся к этому времени до Великой Степи на юге и до Тихого Океана на востоке, являлся и русский народ, который образовался в результате смешения финнов, карелов, славян, гуннов, тюрок и многих других этносов. Для того, чтобы скрыть уничтожение государства славян в Европе, произошедшее в результате разделов Польши" двумя немецкими и одной  многонациональной евразийской державами, немка на Российском Престоле Екатерина объявила русский народ славянским. Что, само собой разумеется, было верно только отчасти. Но пропагандистски сработало! И даже ещё того более: срабатывает по сей день!!!

У российских историков (с которыми польские и некоторые другие историки не согласны) доминирует убеждение, что Речь Посполитая в любом случае дышала на ладан. Но если бы это было и так, не будучи уничтоженной полностью, она служила бы буфером между Россией и Германской Империей с столицей в Вене. Уже по одной этой причине полное уничтожение государства славян вряд ли произошло бы. К тому же, как видим, разделы Польши Екатериной не уничтожили Польшу, которая после первой мировой войны возродилась. Поляки это всё таки громадный по европейским меркам народ!

Повторим ввиду судьбоносной важности повторяемого: результатом продолжавшегося всего несколько месяцев правления Петра Третьего  и продолжения политики убитого ею мужа Екатериной на протяжении десятилетий, Пруссия, впоследствии переименованная в Германскую Империю, стала великой страной. Не будь Пруссии, не было бы и Германии с столицей в Берлине отдельной от Австрии, а была бы единая мощная Империя Германской Нации с столицей в Вене. Не было бы Бисмарка и Вильгельма, поскольку им не из чего было бы ковать Империю Пруссия. Вместо разделов Польши до полного уничтожения польского государства произошел бы раздел Пруссии до полного уничтожения прусского государства.  И история человечества была бы какой-то другой. Непохожей на ту, которая имела место на самом деле.

Фридрих II ВеликийImage result for фото петр третий"Image result for фото екатерина великая"
Слева направо: Фридрих Великий, Петр Третий и Екатерина Великая

ДОЦЕНТ - РЕКОНСТРУКТОР

Доцент-реконструктор

Условность окончилась на жизни этой несчастной девушки и смерть ее безусловна. При этом никто не объявляет Je Suis Анастасия Ещенко, но растет движение Je Suis Олег Соколов. Интересно, куда зайдет реконструкция его истории….

Часть первая.

Конец света подступил вплотную. Арктические льды тают, медведи отказываются впадать в зимнюю спячку, вместо снега льет теплый майский дождь и птицы разворачиваются по пути в жаркие страны, стремительно возвращаясь обратно. Но ладно бы только это. Знаменитый ученый, педагог, воспитатель юных душ (от слова “душить”), переполненный любовью к Наполеону и к Жозефинам постпубертатного возраста местного розлива, практически не слезая с коня и не окончив Бородинского сражения, недрогнувшей рукой убивает возлюбленную и с ловкостью мясника Черемушкинского рынка препарирует ее.
Медийное пространство вздрогнуло и взорвалось. Вот то, что мы так долго ждали! Наперегонки, удваивая длительность посвященных событию передач, центральные каналы смакуют подробности, жонглируют реальной информацией и досужими сплетнями, собирают всех фриков вне зависимости от их прикосновения к теме и обсуждают, предполагают, решают. Даже странно, почему в рядах участников еще нет привычных фигур: Джигарханяна с женами разного созыва, подлинных и фальшивых детей Спартака Мишулина, поющего насильника Серова и прочих источников хайпа последнего времени. Потому что создается твердое ощущение, что как Соколов был реконструктором своих представлений о наполеоновской эпохе, так сейчас телевидение становится реконструкторами своих представлений о правосудии в отношении его.
Все участники, оказывается, одновременно являются историками высшей категории, прокурорами, судьями, психиатрами, адвокатами, педагогами, моралистами и наместниками Господа Бога. Оказывается, все всё знали давно, все всё подозревали давно, все, затаив дыхание, следили за доцентом Ганнибалом Лектером СПГУ, который пил, не просыхая, и в этом состоянии читал лекции, бил студентов, растлевал студенток, скакал в мундире по полям, мучил и убивал лошадей в мнимых сражениях, был крупным ученым, у которого нет практически ни одной действительно научной работы, и дослужился для Ордена Почетного Легиона. Все требуют правосудия, дуче Соловьев, срываясь на фальцет, хрипит: “Твой удел – смерррррть!”, забыв в борьбе за соблюдение закона, что закон пока Соколова преступником не считает, ведь до суда еще далеко. Итоговое заключение по обсуждаемой истории выносит Жириновский, самый давний, известный и успешный реконструктор депутатской деятельности.
Вообще же это дело действительно знаковое и исключительное. Не по совершенному деянию, увы. Любой юрист таких историй расскажет десяток, просто участники их менее известны и интересны. Дело это символично, на мой взгляд, тем, что оно удивительно точно отражает суть сегодняшней жизни. Вокруг сплошные реконструкторы. Профессионализм и последовательное занятие делом не в чести. Кто-то, имея в анамнезе сто других занятий и профессий, изображает экономиста, кто-то – юриста, кто-то – эколога, кто-то – психолога, каждый десятый – писатель, поэт, художник, дизайнер, фотограф и проч., а все вместе – представители самой часто встречающейся сейчас деятельности – устроители праздничных мероприятий. Почему же тогда одному из них не поиграть в Наполеона…
В основе реконструкции лежит не только знание деталей и интерес к теме. В основе реконструкции лежит условность. Эта условность вышла далеко за пределы реконструкций. Она пронизала практически все сферы жизни. Условные врачи условно лечат условное здоровье, а условные прокуроры предъявляют условные обвинения условным преступникам. Условная мораль позволяет женатому преподавателю открыто жить со своей студенткой или аспиранткой, периодически их ротируя, и, не моргнув, в паре с ней вести занятия и вальсировать в реконструкциях. Создается ощущение, что и сама смерть условна, что это реконструкция смерти закончится и действующие лица, не переодев мундиров и кринолинов, выйдут на поклон. Если учесть, что вполне реальна квалификация деяния как убийство в состояние аффекта, где максимальная (!) санкция – три года в лагере общего режима, не удивительно, если примерно так и будет и доцент Олег Соколов не успеет два раза удариться об землю, как выйдет на волю и продолжит скакать по полям. Его кумиру Наполеону на Святой Елене было суждено пробыть дольше и с более печальным результатом…
Ужасно только одно. Условность окончилась на жизни этой несчастной девушки и смерть ее безусловна. При этом никто не объявляет Je Suis Анастасия Ещенко, но растет движение Je Suis Олег Соколов. Интересно, куда зайдет реконструкция его истории….

Часть 2.

Интересно, что должно произойти, чтобы в нашем народном театре под названием “наша жизнь” занавес уже опустился, актеры отодрали грим и маски с лица, оделись в партикулярное платье и вернулись в реальность. Пока никак не получается.
Один клоун (Бугаев-Африка), удостаивавшийся приглашения в дом к убийце, продолжает по старой памяти выступать в роли мальчика Бананана и, кривляясь хуже, чем в АССЕ, объясняет закономерность убийства и расчленения тем, что доцент Соколов жил в центре квадрата, вершинами которого была старуха-процентщица, Распутин и Юсупов, а идеологическую подоплеку сформировали Ларс фон Триер и Тарантино, потому что у этой Тарантины кровищи и расчлененки – на три десятка реконструкций.
Другую ошеломляющую версию выдвигает какой-то неведомый специалист-психиатр (видимо, такой же суперспециалист, как обвиняемый Соколов), который, обнаружив в доценте черты “истероида, эпилептоида, параноидального психа и невротически возбудимого нарцисса”, уверен, что при таком эпикризе просто исключается возможность реинкарнированного Наполеона по-другому строить отношения.
Выскочившая, как черт из табакерки, давно не виданная писательница-журналистка-психолог и светская львица Марина Юденич (которая на самом деле и не Марина, и не Юденич, и сама гений реконструкции названных общественных позиций), заламывая руки от переживаний, справедливо сокрушается о несчастной судьбе загубленной барышни и объясняет это ее исключительной чистотой и невинностью, ибо покойная дружила только с книгами, училась на сплошные медали и красные дипломы, была исключительно целомудренна, неиспорченна, далека от житейской грязи и разврата. В это время подленький голос шепчет тебе: “Но как же она, такая невинная, три года жила со своим женатым педагогом, откликалась на имя Изабель и вальсировала, вальсировала, вальсировала…”
Сестра актера Бориса Хмельницкого, выросшая поблизости Вольфа Мессинга, видит в Соколове мсье Буонапарта и приписывает убийство императорской горячности и нетерпимости к несогласию с его императорской волей.
Старый тролль Невзоров мечтает заглянуть Соколову в черепушку и лично изучить его мозг, правда, вот незадача, придется тогда расчленить еще и самого Соколова…
Что же это все за нечеловеческая чушь! Где они всей этой пошлости набрались, почему черпают все версии из учебника литературы в кратком изложении, а главное – почему их экспертами является черт знает кто, а не профессиональные, знающие предмет и кое-что понимающие в уголовном деле люди, а не только несущие ахинею фантазеры-обыватели. Любой уездный следователь рассказал бы им, что пьяный научный работник убивает так же легко, как пьяный сварщик, что для этого ему совершенно не надо предварительно проиграть Ватерлоо или есть мыло как полоумному. А отличница и безупречная общественница (боже избави, не имею в виду жертву, чисто к слову пришлось), может показывать такие неожиданные фокусы, что ни одна заслуженная потомственная труженица с пониженной социальной ответственностью и представить себе не могла.
Печальное впечатление все это оставляет. Если пересчитать всех выступавших на эту тему, то легко собрать пару комплектов присяжных. История их всех ужасает, но и убивец в его нынешнем жалком состоянии вызывает сочувствие и призыв как-то скрасить его унылые будни в узилище. И тогда возникает вполне обоснованное ощущение, что судьба Олега Соколова непредсказуема, какие бы доказательства ни были собраны.
Татьяна Хохрина
Источник

Александр Непомнящий | В преддверии катастрофы?

Александр Непомнящий | В преддверии катастрофы?

До возвращения мандата президенту, Ганцу осталось лишь несколько дней. Можно предположить, что теперь политическая ситуация в стране, казавшаяся в последние недели едва ли не застывшей, начнет развиваться, причем весьма драматически.
Photo copyright: Chris Yunker. CC BY 2.0
Не исключено, что в эти оставшиеся 3–4 дня в Кахоль-лаван решатся пойти на создание “правительства меньшинства” – все левые партии и список арабских расистов. У такого блока будет 57 мандатов, что на 2 больше, чем у блока правых партий.
За свою поддержку “сионистов” арабские сепаратисты потребуют и, безусловно, получат такое количество миллиардов шекелей из бюджета, какое не снилось даже самым дерзким из лидеров ультраортодоксальных партий. Помимо этого, будут и другие уступки, наносящие непоправимый ущерб еврейскому характеру государства.
В любом случае, подобное правительство, скорее всего, окажется крайне неустойчивым и скоротечным. Однако смысл его – быть созданным, пусть даже хотя бы на несколько недель – главное, что Нетаниягу окажется смещенным с поста премьер-министра, а значит, и лишенным неприкосновенности.
Вот тогда ему и будут предъявлены обвинения, пусть даже самые вздорные и бессмысленные – на время суда, который может затянуться на годы, он окажется исключенным из политической жизни…
Так “дипстейт” добьётся своего, свалив единственного опасного для себя правого лидера, медленно, но верно, возвращающего страну обществу.
В итоге мы лишимся, вероятно, самого эффективного премьер-министра в истории страны, вдобавок, заплатив за это колоссальную цену деньгами и уступками арабским сепаратистам.
От описанного выше трагического сценария нас отделяет лишь два возможных варианта.
Для того, чтобы свалить Нетаниягу и подыграть левым, Либерману не нужно даже поддерживать “правительство меньшинства”. Ему достаточно просто воздержаться. Тогда лево-исламский блок с 57 мандатами окажется сильнее правого блока с 55 голосами.
Но и в самом Кахоль-лаван может найтись пара “праведников” не готовых участвовать в этом уж слишком откровенном фарсе. Тогда у левых не окажется большинства.
От того, как поведет себя в ближайшие дни Либерман или же пара-тройка наименее” левых” депутатов в Кахоль-лаван зависит провалимся ли мы в катастрофу, сравнимую с “Осло” и “Размежеванием” или успеем затормозить на краю пропасти.

ВЕСЕННИЕ ВЕТРЫ В НОЯБРЕ

Весенние ветры в ноябре

Очередная стадия “арабской весны”, эпицентрами которой остаются Ливан и Ирак, продолжается с прежней, а то и с большей силой. Очень многое из происходящего в этих странах прямо или косвенно завязано на Иран и потому представляет особый интерес.
Photo copyright: Adam Jones. CC BY-SA 2.0
Начну в буквальном смысле издалека, то есть с Ирака, где ситуация носит гораздо более острый характер – с начала массовых протестов и беспорядков в первых числах октября количество погибших уже превысило 250 человек. Ирак – страна с шиитским большинством, однако и меньшинства – арабы-сунниты и курды, по большей части тоже сунниты – очень значительны. Особенно же примечательно в иракских событиях то, что, несмотря на наличие шиитского правительства, огромную роль в протестах играют как раз шииты.
Внешние и внутренние войны, десятилетиями раздиравшие Ирак, относительно притихли после победы ведомой американцами коалиции над ИГ, и в одной из самых богатых нефтью стран планеты на повестку дня резонно выдвинулся вопрос об уровне жизни, ныне невероятно низком. Одна из его составляющих – зашкаливающая безработица в том числе, и на нефтеносном шиитском юге, центром которого является город Басра. Конечно, проблемы в иракской экономике обусловлены и объективными причинами, однако граждане не могут не видеть и очевидных субъективных причин, свойственных арабским странам в целом, а уж раздираемому политическими и конфессиональными разногласиями Ираку – в особенности. Повальная коррупция, помноженная на беззаконие, – вот в первую очередь из-за чего выходят на улицы демонстранты. Выступая против власти премьер-министра Адиля Абдул-Махди, протестующие не забывают и государства, которые, как они считают, оказывают влияние на иракскую политику: это, в частности, США, но главным образом – Иран и как следствие проиранские силы внутри Ирака.
В последние годы Тегеран колоссально вложился в Ирак. Создать в соседней стране мощнейшие плацдармы влияния было дорого и непросто. Даже если затраченные усилия не пойдут совсем уж прахом, но все же окажутся неоправданными, для Ирана это станет тяжелейшим ударом. Кстати, среди прочего, Ирак является и важнейшим торговым партнером иранцев. И если в Ливане доминирующей силой среди шиитов является откровенно проиранская “Хизбалла”, а другая серьезная шиитская политическая структура, АМАЛь, следует в ее русле, то в Ираке ситуация заметно иная. Там всегда была очень сильна национальная составляющая – большинство шиитов помнят, что они арабы, а не персы. Условно их можно разделить на три категории: настроенные откровенно проирански; те, кто твердо выступает против иранского влияния в стране; и те, чья позиция может меняться в зависимости от обстоятельств. В Тегеране должны учитывать еще и интересы различных суннитских и курдских движений и группировок. В общем, игра на иракской политической арене сложна по определению, а на фоне массовых протестов стала для режима аятолл и вовсе проблематичной. Его единственной опорой в Ираке являются вооруженные милиции, входящие в объединение “Аль-хашд аль-шааби” и имеющие крупный блок в парламенте.
По сообщению агентства “Рейтер”, на минувшей неделе в Багдаде побывал с визитом командир подразделения “Кодс” в иранском Корпусе стражей исламской революции (КСИР) генерал Касем Сулеймани. Курируя работу с иностранными с союзниками и марионетками, он все последние годы играл ключевую роль в расширении механизма иранского влияния в Ираке. Согласно данным агентства, целью визита было предотвращение падения правительства Абдул-Махди. Дело в том, что один из влиятельнейших шиитских политиков Ирака – Муктада ас-Садр, чьи позиции, скажем так, весьма далеки от проиранских, поддержал требования протестующих об отставке кабинета. Более того, улавливая чаяния улицы, его примеру собрался последовать глава того самого блока милиций в парламенте Хади аль-Амири. Вот Сулеймани и примчался разъяснить своему подопечному, что Тегеран совсем не заинтересован в падении правительства с возможными последующими выборами, особенно на волне антииранских настроений. Аль-Амири, уже было решивший сговориться со своим основным политическим противником ас-Садром, подчинился требованию Сулеймани. Однако тот, согласно ряду иракских источников и зарубежных СМИ, этим не ограничился и на специальном заседании с командирами проиранских милиций настоятельно порекомендовал им занять более жесткую позицию по отношению к демонстрантам. После этого и появились сообщения о том, что боевики ведут по протестующим огонь, в том числе, и снайперский.
На данный момент одним из наиболее ярких антииранских проявлений стала попытка штурма толпой молодежи иранского консульства в священном для шиитов городе Кербеле, территорию которого они забрасывали камнями и бутылками с зажигательной смесью. Трое участников акции были убиты силовиками, десятки ранены, множество арестованы. Демонстрантам только и удалось, что забраться на окружающий дипломатическую миссию забор и поднять на нем иракские флаги. Но этим все отнюдь не закончилось. Объединение племен провинции Кербела предъявило правительству трехдневный ультиматум с требованием освободить арестованных, и выдать виновных в смерти демонстрантов возле консульства. Налицо отличная иллюстрация слабости центральной власти и того, какие силы имеют реальный вес и в иракском обществе в целом, и внутри по сути правящей шиитской общины.
Факт, что число убитых в Ираке уже давно пошло на сотни, а раненых на тысячи, что несравнимо с ситуацией в Ливане, удивлять не должен. И дело даже не в том, что население Ирака – около 40 млн – почти вдесятеро больше ливанского. Войны и кровавые столкновения здесь давно не в диковинку, а посему все противоборствующие стороны церемониться с оппонентами не привыкли. Кстати говоря, досталось во время последних событий не только демонстрантам, но и силовикам, и проиранским милициям, включая командиров высокого ранга.
Очень показательно, что названный выше Хади аль-Амири, не одерни его Сулеймани, был готов способствовать отставке премьера: это свидетельство того, сколь непрочны позиции правительства Абдул-Махди. Если оно не сумеет справиться с демонстрациями и беспорядками методами кнута и пряника, то есть силой и реформами, включая кадровые изменения, падение станет более чем вероятным. И именно такого развития сценария опасаются в Тегеране. Не случайно духовному лидеру Ирана аятолле Али Хаменеи пришлось, наконец, прокомментировать происходящее в Ираке и Ливане. Высказывания его, других иранских официальных лиц, а также их союзников внутри обеих стран были несколько парадоксальными: с одной стороны, они обвинили в разжигании беспорядков США, “сионистский режим” и “реакционные страны” (в первую очередь, Саудовскую Аравию и ОАЭ), но с другой, отметили справедливость ряда требований протестующих, которых все же призвали “держаться в рамках”.
* * *
А теперь перенесемся в Ливан, переживающий отставку премьер-министра Саада аль-Харири, который хоть и является противником “Хизбаллы”, но был для нее очень удобной ширмой в правительстве (шиитская организация и ее союзники опираются на 70 из 128 депутатов парламента).
Демаршу аль-Харири, которого, безусловно, не назовешь сильным политиком, предшествовали весьма драматические события. По информации агентства “Рейтер”, когда он ознакомил со своими планами руководство “Хизбаллы”, оно было неприятно удивлено. Политический советник шейха Насраллы Хусейн аль-Халиль даже попытался убедить ливанского премьера отказаться от отставки, но тщетно: тот решил, что уход с поста премьер-министра хотя бы частично успокоит демонстрантов, будучи их основным требованием. В качестве дополнительного аргумента аль-Харири заявил, что партнеры по коалиции не приняли его программу реформ и кадровых перестановок в правительстве. В частности, суннит аль-Харири настойчиво желал избавиться от главы МИДа, одного из главных союзников “Хизбаллы” и по совместительству зятя президента Мишеля Ауна – христианина Джебрана Басиля. Разумеется, и Аун, и Басиль, которого, кстати, люто ненавидят многие участники протеста, этот пункт программы аль-Харири не поддержали.
В отличие от Ирака, шиитская община Ливана, хотя и самая крупная в стране, все же не составляет большинства. Однако – и это важно – наряду с шиитами в протестах участвуют представители других общин. И вторым после Бейрута эпицентром демонстраций является преимущественно суннитский город Триполи на северном побережье страны. После отставки аль-Харири протестные акции вроде бы поутихли, и в минувшую пятницу после длительного перерыва заработали банки и ряд других учреждений. Однако в воскресенье, 3 ноября, протесты вспыхнули с новой силой. Многие десятки тысяч людей вышли на улицы столицы и других городов с прежними и даже еще более жесткими требованиями. Уход с арены всей традиционной политической элиты, своим многолетним правлением приведшей страну к краю экономической пропасти – вот чего хотят участники демонстраций. Требуют они и отставки престарелого союзника “Хизбаллы” – президента Мишеля Ауна. Тот, как и следовало ожидать, добровольно уйти с поста отказался, прибегнув к лозунгам в стиле “за все хорошее против всего плохого” и призвав к борьбе с коррупцией.
Еще одно требование демонстрантов, грозящее поставить под удар статус-кво в Стране кедров, – изменение системы квот для различных конфессий во властных структурах, установленной в 1990 году: правительство должно формироваться не из “квотников”-политиков старого типа, а специалистов-технократов.
На момент написания этих строк президент Аун продолжал консультации в поисках подходящего кандидата-суннита (таковым он должен быть по конституции) на пост премьер-министра. Им теоретически может оказаться и… Саад аль-Харири, однако представить подобное без принятия его требований “Хизбаллой” и Ауном, весьма сложно. Да и протестующие вряд ли поймут такой ход, в прежние времена вполне обычный для ливанской политики.
На фоне отставки аль-Харири США решили заморозить запланированное выделение Ливану военной помощи в размере 105 млн долларов – речь идет о различных системах вооружений, включая приборы ночного видения. Официального объяснения Белый дом пока не предоставил, но причина и так понятна. Интересно, как долго продержится Вашингтон. Ведь одним из главных доводов всех американских администраций в пользу весьма и весьма сомнительной практики массированных поставок оружия ливанской арии всегда было стремление сохранить таким образом влияние на правительство Ливана и его армию. В противном случае, считают в руководстве США, их место могут занять Россия и (или) Иран.
Давид ШАРП
“Новости недели”

Елена Цвелик | Брацлав: после погрома

Елена Цвелик | Брацлав: после погрома

”Еврейская Атлантида”, книга II, глава III.
Встань и пройди по городу резни,

И тронь своей рукой, и закрепи во взорах
Присохший на стволах и камнях и заборах
Остылый мозг и кровь комками: то – ОНИ…
Хаим Нахман Бялик,
”Сказание о погроме”.

Погромная статистика дает представления о размере катастрофы, постигшей украинских евреев в годы гражданской войны. В Киеве, Умани и Брацлаве было разгромлено 4078 еврейских домов, треть которых погромщики превратили в пепелища. Погромы эти производились по заранее разработанному плану. Наряду с этим шла кровавая работа по физическому уничтожению еврейского населения. По данным газеты «Комунистише фон» от 12 июля 1919 года число погибших в погромах евреев Брацлава составило 3931 человека; впрочем, точные цифры не удалось установить до сих пор. После того, как все имуществ выбрасывалось из разгромленных домов на улицы, наступала очередь крестьян, хлынувшим за добычей из окрестных деревень. Не опасаясь наказания, они складывали на возы награбленные вещи и возвращались домой.
Из воспоминаний очевидцев: …”Еще за месяц до погрома священник Никольский вместе с тогдашним главой уезда объезжал окрестные села, вел среди крестьян антиеврейскую пропаганду, призывал их посчитаться с евреями, желающими прибрать к рукам их земли, и т.д. Учитель городской школы Добровольский также прошел по селам с антиеврейской пропагандой. Он рассказывал крестьянам о том, что евреи превращают церкви в конюшни. Все это стало известным впоследствии. Перед резней евреи и не догадывались о том, что земля проваливается под их ногами, и что их ненавистники роют им яму.
В понедельник гарнизон оставил город и выступил на Гайсин, а во вторник ночью было объявлено об опасности, и полчища окрестных крестьян собрались, вооруженные палками, жердями, граблями, лопатами и топорами, некоторые с огнестрельным оружием, и ворвались в город. Погром и резня со всем их ужасом начались уже в ту ночь. Сначала крестьяне перебили стоявших на посту еврейских солдат. После этого они рассыпались по городу, вытаскивали евреев из укрытий, убивали их со страшной жестокостью, а затем издевались над убитыми и рубили их тела на куски. Среди убитых была семья коммерсанта Авербаха. Он, его жена и дочь были жестоко убиты. Семья Солитермана тоже, он, его жена и сын, а также лавочник Уманский. В среду погром и резня продолжались. Партизаны предали город уничтожению, опустошали дома и лавки, изнасиловали многих женщин, и убивали молодых и стариков, женщин и детей. Многих евреев бросили в яму. Много евреев пряталось на кладбище, и было там зарезано. Спаслись лишь те, кому удалось сбежать. Некоторые выкупили свои жизни за деньги.

…Тогда было убито больше 300 человек, не включая 50 человек, убитых в селе Михиловка и привезенных для погребения в Брацлав”.

Авраам-Янкель Рабинович, раввин Брацлава: ”Боевики переходили из дома в дом, убивая …с невиданной жестокостью. Тойве Краснер они переломали ребра и ноги, и она прожила после этого больше часа. На ее глазах были убиты четверо ее детей… Исраэль Авербах, его жена и дочь Блюма были умерщвлены очень изощренно. Дочь была изнасилована на глазах ее родителей одним местным хулиганом, который до этого неоднократно получал помощь из раскрытой руки Авербаха. Жене Авербаха выстрелили в рот из-за того, что она умоляла убийц сжалиться над ее мужем. Их дочь Блюма после изнасилования была разрублена на куски. Галицкому вспороли живот, из которого вывалились внутренности, и он еще несколько шагов пробежал, а затем упал и умер… Некоторые из раненых бежали к Бугу, но и там их настигали пули убийц. Многих убитых убийцы бросали в реку. Число убитых было около 120 человек, но гораздо больше умерло от ран. Юдл Турбан был ранен в сустав. Долгое время он валялся на берегу. Боевики думали, что он мертв, но он выжил. Много семей было убито посредством отсечения частей тела. Впоследствии все эти части были собраны и захоронены в общей могиле”.
Майским погромом дело не кончилось. Раввин продолжает: ”16 тамуза в город внезапно ворвалась банда боевиков, и они с восьмого часа вечера до одиннадцати часов ночи убили больше ста человек, и еще двадцать умерло от ран. Многие были умерщвлены посредством отсечения частей тела и не похоронены, так как были убиты в поле, части их тел – разбросаны и стали добычей собак. 17 тамуза убийцы покинули город, а 18 тамуза вернулись. После своего прибытия они послали за мной, как за городским раввином, и предъявили требования к еврейской общине: контрибуцию в размере 300,000 рублей, 200 пудов хлеба, и 200 пудов овса (которого вообще не было в городе). Я сказал им, что община сделает все возможное для того, чтобы выполнить требования, но при этом они не прекратили убийства ни на секунду. Они также взяли заложников, пять уважаемых членов общины: Йосефа Кагана, Баруха Лейбишкиса, Хаима Даяка, Йосефа Коэна и Шмуэля Зана. Этих людей боевики подвергли всевозможным мучениям. Они привязали колокольчики на их шеи, и велели им плясать и прыгать. После этого они их пытали в течение двух часов, а затем убили страшной смертью. Число убитых было около 300 человек. 20 ава боевики явились опять, и убили девятерых евреев. Я также находился в большой опасности, и спасся от нее Божьей милостью”.
…Брацлавский мартиролог. Сухие строки с именами и фамилиями погибших: Израиль, Гитл и Блюма Авербух; Янкель, Рахель и Волько Солитерманы, Нисон и Этель Красноштейны, Липа Брацлавский, Яков Уманский, Элиезер Каган, Ицко и Нусин Куцепендики, Хаим Фишер, Мордко Каминер, Лея Свинцицкая и многие другие… Расстреляны, зарублены… Расстреляны, зарублены…
Убивали: повстанцы из банд Ляховича, Соколовского, Хмары, бойцы УНР из группы Тютюнника, красноармейцы, крестьяне из окрестных селений.
Яков Гильевич Уманский, арестован большевиками и брошен в Брацлавскую тюрьму, заключенных которой выпустили повстанцы седьмого мая 1919 года. Всех, кроме него, единственного еврея, которого расстреляли в камере во время молитвы. Тело Якова Уманского, завернутое в окровавленный талес, после казни привезли домой.2 Седьмого мая был убит родной брат Наума Куцепендика, Исаак, а во время следующего погрома в июле 1919  года – его отец, мать и старшая сестра Броня. Спаслись только дети и муж Брони, успевшие спрятаться на чердаке.
Янкель Солитерман, который еще в 1895 году субсидировал бесплатную столовую для голодающих в Брацлаве и помогал бедным; чета Авербух, спонсоры Брацлавской женской гимназии, их юная дочь Блюма, так и не успевшая получить свой гимназический аттестат…
Миллионер и нищий, студентка и гимназист, меламед и купец, ребенок и старик. Все они убиты только за то, что были евреями.
Да будет благословенна их память!..
Положение еврейского населения Брацлава после череды погромов было плачевным. Некогда цветущий оазис, Брацлав представлял собой разрушенное и обедневшее местечко. Вот что увидел там в сентябре 1920 года уполномоченный ОЗЕ доктор Цвиткис:3 ”Одни дома забиты, другие – открытые и покинутые – стоят без окон и дверей.  Кое-где видны дома полуразрушенные, полуобгоревшие и развалины.

Дом Мордехая и Ханы Красноштейн, pодных автора, задетый снарядом во время перестрелки деникинцев с петлюровцами в 1919 году.

Жители Брацлава, пережившие нашествия разных бандитов, до того запуганы, измучены и нервны, что многие до сих пор не ночуют у себя дома; у более смелых хранится в опустевших шкафах по маленькой котомочке, и они всегда готовы в путь.  На месте два русских врача, один из которых умирает с голоду. Городу необходим амбулаторно-кураторский пункт.  Детей, осиротевших после погрома и эпидемии, сейчас насчитывается до 150. Все голодные, голые и босые. Необходима немедленная медицинская помощь, белье, одежда и пища”.  Далее идет составленная доктором Цвиткисом смета на сиротский дом, который необходимо открыть для 150 детей на сумму 1.138.000 рублей.
Из прошения брацлавского раввина Авраама-Янкеля Рабиновича в Евобщестком4 от 21.08.21: ”Более года тому назад я бежал с женой из Брацлава, где нам пришлось пережить 14 погромов. Здесь мои средства к существованию истощились, и я хочу вернуться на родину, несмотря на все ужасы, перенесенные мною там, – настолько затруднительно сейчас мое материальное положение. В Брацлаве же я имею надежду прокормить себя с женой, хотя оба мы совсем больные люди (раввину в то время было 43 года – ЕЦ).  Поэтому прошу комитет оказать мне посильную денежную помощь на переезд (мне придется от Вапнярки до Брацлава ехать 50 верст подводой) и дать мне бумагу в Губисполком для получения пропуска на выезд в Брацлав”.

Время шло, а помогать брацлавским евреям никто не спешил. И тогда один из брацлавчан (имя его неизвестно), посылает в Москву из Винницы в конце августа 1921 года заказной почтой доклад о состоянии погромленного города. Письмо было адресовано его земляку, большевику Давиду Вулю, видному экономисту, впоследствии директору Народного банка в Лондоне.

Вот что писал неизвестный Вулю (текст доклада приводится в сокращении): ”Многоуважаемый Михаил Давидович. Брацлав пережил свыше 10 погромов, дав за это время 228 убитых, из них свыше 150 отцов семейств. Тридцать домов заколочены за отсутствием жителей, тридцать восемь домов перешли за бесценок к христианам, 49 домов снесены, и на их местах видны одни развалины. Все население поголовно ограблено. После погрома уцелевшая часть населения выехала из города, но выехали только те, кто имел чем ехать и куда ехать.
До марта сего года никто Брацлаву никакой помощи не оказывал. Появился на сцену Евобщестком, который имеет целью помогать погромленным.
За все время существования Евобщесткома Брацлав получил на 2400 человек (в том числе 100 раненых):
  1. молока 54 ящика
  2. мыла 1080 кусков
  3. соли три пуда 20 фунтов
  4. масла 4 пуда 30 фунтов
  5. обуви 27 пар
  6. одежды 265 разных наименований.
Полученная обувь состояла из 17 пар старой изношенной мужской и 10 пар изношенных дамских бальных туфель. Из 265 разных названий одежды только 100 новых, остаток состоял из рваных старых юбок, батистовых кофточек и другого разного хлама.
Зная Ваше симпатичное отношение к своим землякам, я решил просить Вас оказать воздействие на Московский Евобком, как на главный распределительный пункт, ведь в Брацлаве бедствуют Ваши товарищи. Возвысьте свой голос в пользу обездоленных земляков.
Чтобы помочь Брацлаву, необходимо выслать отдельный транспорт с расчетом одеть 200 детей учреждений Евобкома, 40 служащих и не меньше 1000 человек населения, так как надвигается осень, дети не смогут учиться, служащие не смогут обслуживать учреждения, и все население в целом будет обречено на гибель”.6

Большая часть обитателей Брацлава не имела рабoты и отчаянно нуждалась в социальной помощи. Особенно страдали старики и дети. «С’из мир гут – их бин а йосем» – «Мне хорошо – я сирота»,7 – говорил неунывающий мальчик Мотл, сын кантора Пейси.  Сто тридцать восемь сирот и полусирот осталось в Брацлаве. И их надо было одеть, обуть, накормить, согреть, выучить и дать специальность.

Евреям Брацлава, как и многим, пострадавшим в результате погромов, пытался оказать посильную помощь Еврейский общественный комитет, распределявший посылки благотворительной организации “Джойнт”8. Согласно данным Киевской районной комиссии Евобщесткома, только во второй половине 1921 года туда обратились 544 брацлавских еврея9. В списке, присланном в Киев из Брацлава, стоит имя прадеда автора, Шмилa Красноштейна, председателя Брацлавского комитета помощи пострадавшим от погромов, который в результате полученных от бандитов травм стал инвалидом, но продолжал работать: сначала директором артели инвалидов в Тульчине, а после – заведующим винным магазином в Брацлаве. Помощь, присланная Евобщесткомом, была незначительной, а персонал амбулатории, детских приютов, столовой и еврейской трудшколы не получил никакого жалованья вообще.  Паек служащих за июль месяц состоял из двух кусков мыла и двух фунтов соли, а за август только из двух кусков мыла “Пальма”.
Многие евреи в то страшное время бежали из Брацлава: только в Одессе в 1921 году проживало 33 брацлавских семьи – 147 человек. Весной 1920 года в Одессу перебралась и наша родственница Соня Барская. Соне было 16 лет, а ее младшим сестрaм, Сойбель и Поле, 13 и 10, когда бандиты убили их отца. Девочки остались круглыми сиротами, и старшая, Соня, выпускница двухклассного сельского училища, пошла учиться на помощницу сестры милосердия.

Сестры Барские с племянницей Диной. Слева направо: Сося, Дина, Соня, Поля, Сойбл. Брацлав 1922 год. Фото из архива Леона Каган-Барского.

В Брацлавском комитете помощи погромленным она получила удостоверение беженки и в апреле 1920 года приехала в Одессу, где, подрабатывая служанкой, поступила на медицинские курсы.

Подписи председателя комитета Красноштейна и секретаря Побережского на удостоверении заверены Брацлавским раввином. Фото из архива семьи Шапиро.

По окончании курсов Соня получила свидетельство помощницы сестры милосердия, а в октябре 1921 приступила к работе в Брацлавском еврейском детдоме, куда поступали дети убитых евреев.
В этом учреждении Соня Барская отработала три года в должности завхоза.

Соня Барская. Одесса, 1920 год. Фото из архива семьи Шапиро.

О том, каким работником она была, можно судить по отзыву, данному Соне директором детдома, Гогой Уманской: “т. Барская Соня Иосифовна прослужила в Брацлавском Детском Доме #2 политруком и одновременно завхозом с октября месяца 1921 года по  июль месяц 1924 года и за все время проявила себя безукоризненным работником и хорошим товарищем, преданным, энергичным, деятельным и честным. Она имела хороший подход к детям, умела влиять на них и пользовалась любовью детей.  В ее лице Детский Дом потерял одну из лучших и преданных работниц”.
В Киеве, куда Соня переезжает из Брацлава в 1924 году, она сначала находит работу детдоме, а затем поступает в Одесскую медакадемию и через некоторое время переводится в Киевский химико-технологический институт. Во время учебы Соня выходит замуж, и весной 1935 года появляется на свет ее сын Фима.
Перед нами фотография из архива Софьи Иосифовны Барской, сделанная в Брацлаве летом 1935 года.

Стоят слева направо: Шуня Каган, его жена Сойбель Барская, Дина Барская и ее мать Хана. Сидят в среднем ряду слева направо: Геня Каган, Соня Барская с сыном Фимой, ее сестра Сося Брацлавская и брат Мендель Барский, муж Ханы. Внизу слева направо сидят: Иося Барский – сын Менделя, Лесик Каган – сын Сойбл и Анечка Брацлавская –дочь Соси.

На фото правее Сони стоит ее младшая сестра Сойбл, которую за большие математические способности свекровь Геня, прозвала “Сойбл – а сойхер” (Сойбл-купец).  Пройдут годы, и математик Сойбл Барская станет заслуженной учительницей Латвийской ССР, ее муж Шуня – успешным военным инженером; Соня – химиком. Хана и Мендель Барские в то время – учителя с дореволюционным стажем, работают в Ленинграде.
Каждый из тех, кто запечатлен на этой фотографии, потерял во время погромов кого-то из близких родственников: у Гени Каган убили мужа, у сестер Барских и их брата Менделя – отца; у Ханы погибли сестры; у Соси Брацлавской убили зятя.

Геня Каган с мужем Элиезером и сыном Шуней. Брацлав, 1900-е годы. Фото из архива Леона Каган-Барского.

Часть семьи спаслась от погромов, но не пережила второй мировой. В оккупированном румынами Брацлаве расстреляют Геню Каган, умрет от перитонита по дороге в Узбекистан блокадник Мендель Барский, сгорит в Ашхабаде от тифа его сестра Сося.
Еврейские судьбы…
Елена Цвелик

© Все права зарезервированы. Использование текста частично или полностью и фотографий из него только с разрешения автора.

Заказать книгу можно здесь:
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..