вторник, 24 февраля 2015 г.

ФИЛЬМ О СТАЛИНСКОМ ПЛАНЕ ГЕНОЦИДА ЕВРЕЕВ







фильм "РЕПРИЗА"

линк на потрясающий фильм "РЕПРИЗА" о сталинском плане выселения
евреев на Крайний Север и Дальний Восток.

Автор сценария Аркадий Ваксберг.
Режиссер постановщик Григорий Илугдин.

http://www.worldjewishtv.com/content/detail/927/

Один из отзывов:

     Фильм этот произвел на меня особое впечатление, так как совсем
недавно мне стало известно о том, как готовился к этим событиям мой
покойный отец.

O предстоящем выселении стало достоверно известно и моему отцу, и как
готовился бороться мой отец, я теперь знаю со многими подробностями.
Он готовился сражаться! Только сейчас я узнала, что пистолет, который
всегда тайно хранился у нас в семье, и который, уезжая в Израиль, я
кое-кому оставила, был частью заготовленного им еще тогда АРСЕНАЛА. У
него, военного криминалиста, была возможность раздобыть оружие...
Кроме этого, он приготовил все для того, чтобы забаррикодировать
квартиру, слабо, но все же   надеясь на то, что ради ареста еще одной
семьи не захотят устраивать слишком большой шум, взламывая обитые
металлом двери в многоквартирном доме. Если бы это все-таки произошло,
родителями было твердо решено, что никого живого в квартире не найдут.
Мне тогда был 1 годик, брату - 8 лет. Отец говорил, что последней
соломинкой, которая толкнула его на путь сопротивления, был его ужас
людоедства. В предыдущей волне массовой высылки, организованной
Сталиным (кулаки в 1929-30гг. ), в поездах не было НИКАКОГО
продовольствия. Некоторые  высланные пережили недели на поездах только
посредством убийства и пожирания других людей. Фактически никакие дети
не достигли предназначения - они все были съедены. Этот факт
зарегистрирован в архивах ГУЛАГА и мемуарах охранников поезда. Папа
(светлая ему память) был абсолютно уверен в том, что в живых все равно
не останется никто, поэтому был готов покончить со всем хотя бы без
мучений.......

АЛЬБАЦ ЛЮБИТ ХОКИНГА



 Сегодня, 24 февраля 2015 г., слушаю "особое мнение" Евг. Альбац. Основная тема - какой мудрый, добрый, честный человек Стивен Хокинг. Альбац - дама информированная. Не верю, что не знает она, как относится Хокинг к Израилю и евреям. Знает, конечно, но либеральная партейная дисциплина требует говорить то, что она говорит. В любом случае все ее восторги свидетельствуют о том, что либералов любой национальности друзьями Еврейского государства назвать трудно. Вот что писали о Хокинге в Израиле.

   СТИВЕН ХОКИНГ - БЕЗНРАВСТВЕННЫЙ ПОЛИТИКАН, ПОСОБНИК ИСЛАМСКОГО ТЕРРОРА.
  
   Знаменитый астрофизик Стивен Хокинг сообщил президенту Израиля Шимону Пересу, что он отказался от участия в научной конференции, которая должна быть приурочена к 90-летию президента Израиля и состояться в июне 2013 года в Иерусалиме.
   Он написал президенту: "Я получил ряд электронных писем от палестинских ученых. Они единодушны в том, что мне следует уважать бойкот. (Речь идёт о так называемом академическом бойкоте израильских научных учреждений, объявленном радикальными левыми деятелями - Х.Б.). В связи с этим, я должен отказаться от участия в конференции". Как сообщила газета "The Cardian", "Он принял независимое решение, основываясь на его знаниях о Палестине ...".
   Какие знания о Палестине могли подвигнуть знаменитого учёного на такой шаг? Неужели С.Хокингу не известно то, о чём говорится во всех справочниках, энциклопедиях, исторических, международно-правовых документах о Палестине? Неужели С.Хокингу не известно, что никакого палестинского народа до 1967 года вообще не было, что на территории подмандатной Палестины до ликвидации мандата на Палестину, выданного Великобритании Лигой наций её Решением от 24 июля 1922 года, жили кланы арабов, переселившихся из Египта, Саудовской Аравии и других арабских стран? Это происхождение "палестинского народа" признают сами арабы, фамилии которых указывают на их истинные родины. Всем ведь известно, что "палестинцы" возникли по чисто политическим соображениям стран-интересантов (к таким странам относилась и Великобритания), целью которых было противодействие возрождению еврейского государства на земле евреев. Неужели ему неизвестно, что вся жизнь "палестинцев" в "автономии" посвящена одной цели - уничтожение еврейского государства, с использованием для этого любых средств: войны, кровавого террора, подрыва еврейского государства изнутри, делегитимации Израиля на международной арене? Неужели Стивену Хокингу не известна та предательская, зловещая роль, которую сыграла его родная Британская империя по отношению к еврейскому народу во время её мандатория на Палестину и до него?
  
   Кому, как не учёному с мировым именем, посвятившим жизнь изучению закономерностей развития Вселенной, попытаться научно разобраться в конфликте с точки зрения действия законов природы, найти самые глубинные причины конфликта, попытаться раздвинуть рамки анализа до размеров Вселенной и найти, кажущуюся немыслимой, связь между развитием Вселенной и конфликтом на Ближнем Востоке?
  
   Все мои попытки обратить внимание С.Хокинга на реальность этой связи разбивались о непреодолимую преграду, воздвигнутую им и его секретарями, между ним и простыми людьми. Электронная почта к нему не доходит. Адреса, указанные в интернете, фактически являются ложными, письма адресату не доставляются. В то же время сам С.Хокинг признаёт, что его электронная почта открыта для "палестинских учёных", которые обращаются к нему по сугубо политическим проблемам и интересам "палестинцев". Как это понимать?
  
   Как низко пал знаменитый британский астрофизик, которого мир сравнивал с А.Эйнштейном, когда дело коснулось евреев и свободы еврейского народа? Как докатился он до уровня обыкновенного безграмотного и безнравственного обывателя-политикана, юдофоба и пособника исламского террора?
   Воистину, неисповедимы пути Господни!
  
   Хаим Брейтерман
   16 мая 2013 г.
   Беэр-Шева

40 ЕВРЕЙСКИХ ПОСЛОВИЦ





Inline image 1


1. Если проблему можно решить за деньги, это не проблема, это расходы.
2. С деньгами не так хорошо, как без них плохо.
3. Адам - первый счастливчик, потому что не имел тещи.
4. Некрасивую женщину и зеркало не любит.
5. Бог дал человеку два уха и один рот, чтобы он больше слушал и меньше говорил.
6. Да убережет тебя Бог от дурных женщин, от хороших спасайся сам.
7. Человек выкапывает золото, а золото закапывает человека.
8. Если бы можно было построить дом криком, то лучший строитель - осел.
9. Вошло вино - вышла тайна.
10. Бог не может быть везде одновременно - поэтому он создал матерей.
11. Не будь сладок - иначе тебя съедят. Не будь горек - иначе тебя выплюнут.
12. Бойся козла спереди, коня - сзади, дурака - со всех сторон.
13. Гость и рыба через три дня начинают попахивать.
14. В женщину можно бросаться только драгоценными камнями.
15. Знания много места не занимают.
16. Лучше еврей без бороды, чем борода без еврея.
17. Человек должен жить хотя бы ради любопытства.
18. Глухой слышал, как немой рассказывал, что слепой видел, как хромой быстро-быстро бежал.
19. Бог защищает бедняков, по крайней мере, от грехов дорогостоящих.
20. Если бы благотворительность ничего не стоила - все бы были филантропами.Facebook

ВКонтакте
Одноклассники
21. Когда старая дева выходит замуж, она тут же превращается в молодую жену.
22. Родители учат детей разговаривать, дети родителей учат молчать.
23. Издали все люди неплохие.
24. Может быть, яйца намного умнее кур, но они быстро протухают.
25. Мужчины больше бы сделали, если бы женщины меньше говорили.
26. Хорошо молчать труднее, чем хорошо говорить.
27. Плохая жена - хуже дождя: дождь загоняет в дом, а плохая жена из него выгоняет.
28. Мир исчезнет не оттого, что много людей, а оттого, что много нелюдей.
29. Господи! Помоги мне встать на ноги - упасть я могу и сам.
30. Если жизнь не меняется к лучшему, подожди - она изменится к худшему.
31. Какой бы сладкой ни была любовь, компота из нее не сваришь.
32. Когда нечего делать, берутся за великие дела.
33. Выбирая из двух зол, пессимист выберет оба.
34. Все жалуются на отсутствие денег, а на отсутствие ума - никто.
35. Кто детей не имеет, хорошо их воспитывает.
36. Лучше умереть от смеха, чем от страха.
37. Опыт - это слово, которым люди называют свои ошибки.
38. Седина - признак старости, а не мудрости.
39. Старея, человек видит хуже, но больше.
40. Вовсе не из бережливости зажигает женщина 20 свечей на свое 30-летие.

ЕВРЕИ И ПРАВО НА ГРЕХ



 Этот список я далеко не прячу. Стараюсь держать его перед глазами. Так, чтобы не забываться. Вот он: « Б.Д. Берман, М.Д. Берман, С.Р. Мильштейн, Л.Ф. Райхман, М.П. Эйтингон, М.П. Фриновский, Б.П. Родос, А.Я. Свердлов, И.Д. Шнейдерман, Шапиро-Домховский, А.Я. Перельмутер, Г.Я. Раппопорт, М.И. Мигберг, С. Гертиер….
 Думаю, многие из вас угадали, что это список садистов и палачей сталинско-бериевской закваски. Список далеко не полный. 
 В том-то и беда, что евреи - народ крайне отзывчивый на зов добра и зла. Нации, чей интеллект спит, способны на разного рода зверства подручных. Умственные способности народа Торы прошли отличную школу, даже высшее образование имеют. Мы способны  не только воспринимать и отзываться на зло, но и творить его с воодушевлением и дьявольской энергией. 
 И вот, какой-нибудь, потомок святого, праведника, человека Божьего, глубокого знатока Торы и Законов Моше, вдруг становится следователем ленинского ЧК, лизоблюдом Сталина или заплечным дел мастером в застенках Берия. 
 Видимо, все дело в силе зова. Время от времени дьявол в нас просыпается и вопит так, что голос зла начинает владеть гипнотической силой. Негодяи, предатели, святотатцы никогда не переводились в еврейской среде. Это, впрочем, нормально для любого народа. 
 Однако, вся наша исключительность состоит в том, что в миг, когда количество зла в нас формируется в критическую массу, обязательно следует катастрофический взрыв. Еврейский народ хронически не выдерживает особого груза греха.
  Мне неведомо, почему так вышло, но это так.
  Сегодня меня не пугает мировой фашизм, арабский терроризм и прочее. Я знаю, что это преодолимо с Божьей помощью. Он не простит нам только одного – нас самих, как не простил всех этих Свердловых, Троцких, Ягод и Берманов...
 Господи, за что ты лишил нас права на грех? Почему не сделал мой народ таким, как все народы? За что Ты сотворил нас вечной жертвой, чтобы не дать возможность быть палачами? Ты заставил нас защищаться, вечно умоляя кровавого и грязного урода не убивать нас.
  За что Ты не можешь простить страсти нашей к подобию? Законного, спасительного желания быть такими, как все? 
 За что, Господи? Вот они: мошенники и лихоимцы, блудодеи и шлюхи, убийцы и фанатики…. Мы –люди мира!… Не слышит. И никогда не услышит. У Него другой план, другие виды на нас. Он занят дрессурой. Он гоняет нас бичом по арене мира, грубо, безжалостно. Он и жизнь сохраняет «избранному народу», потому что нет у Него под рукой других подопытных человеческих существ. Нет, и боюсь, не будет никогда. 
 Время от времени бич опускается, голос Его слабеет. Это, судя по всему, тоже входит в план неведомых лабораторных исследований.
 Вот как сегодня заметно ослабел голос добра, нас зовущий. Мы снова готовы молиться чужим идолам и разбиваем лоб у подножья «золотого тельца», мы снова участвуем в чужой и подлой игре, предавая себя с маниакальным упорством самоубийцы. 

  Мы резвимся, сладостно купаясь в грехе подобия. Жестоковыйные - не хотим и думать о той минуте, когда Он в очередной раз откроет дверь в свою Лабораторию, ужаснется и вновь начнет наводить в ней порядок. 

ЦЕЛЬ Рассказы солдата.



КЛОУН
 Почти каждую ночь они открывали огонь. То по нашим позициям на высотке, то по  соседям на горушке рядом. Я так к этому привык, что даже не просыпался от звуков очередей и хлопков миномета.
 Слышал, что люди, живущие неподалеку от железной дороги или аэродрома, спокойно спят под стук колес или рев реактивных двигателей. Вот так и солдат на войне не имеет права вздрагивать и просыпаться от огня противника.
 Один раз, правда, я вскочил среди ночи, но, как выяснилось, был разбужен подозрительной, мертвой тишиной. Поднялся, подошел к распахнутому оконцу. Город под нами будто умер, словно преобразился в тихое, мирное поселение. Огней внизу было немного, да и эти огни какими-то сиротскими казались, что ли? Хоть бы собака залаяла, осел закричал, но нет, тихо. И в этой тишине было больше угрозы, чем в обычной, привычной, ночной перестрелке.
 Где-то читал, что нет ничего утомительней долгой, окопной войны. Именно такую войну, как мне кажется, мы и ведем с арабами. Одни вылазки, наскоки. Они нас хотят атаковать, но не могут. Мы можем, но не хотим. Точнее, нам это запрещено категорически. Мы – армия обороны. Мы только защищаемся.
 Окопная война – штука тоскливейшая, размеренная, однообразная. Здесь каждое отклонение от «нормы» в цене. Неожиданное угощение к обеду – событие, меткое слово – в радость, и хоть какое-то разнообразие в нашем противостоянии с террористами – тоже в строку.
 Один такой молодец долго нас развлекал. Он с нами игру затеял. Среди бела дня внезапно появлялся из-за угла дома и стрелял в нас из пистолета. Причем делал это всегда картинно, насмотрелся, видать, американских боевиков. Ноги расставит широко, оружие сожмет двумя руками – и палит.
 Смысла в его стрельбе не было никакой. До нашего блокпоста не меньше восьмисот метров, да еще в гору. Пули этого араба и половины расстояния до нас не пролетали, а все равно каждый день он выскакивал совершенно неожиданно и разряжал магазин своего «макарова».
 Не раз «ловил» биноклем этого клоуна: обычный усач лет тридцати. Это и непонятно. Ну, был бы мальчишка какой, а тут вполне зрелый товарищ и занимается такой глупостью.
 Он нам будто демонстрировал свою ненависть и решимость победить «сионистского агрессора». Мы ему ничего не демонстрировали. Мы открывали ответный огонь, с целью этот спектакль прекратить.
 Но араб был быстр и хитер. Выскакивал он в разное время дня и в разных местах. Выскочит, нажмет несколько раз курок, и деру. Мы ему в ответ очередь из пулемета, да, как правило, с опозданием.
 Две недели развлекал нас этот стрелок. Все-таки не так скучно сторожить  арабский город внизу, когда ты ждешь, что вот-вот выскочит на арену знакомый клоун, а ты его вместо аплодисментов должен наградить очередью.
 Не знаю, о чем на самом деле думал  тот тип с пистолетом, но мне он даже нравился своей бессмысленной и отчаянной отвагой. Мы-то окраину того города без труда накрывали огнем.
 Слух о наглом стрелке дошел до командования. Однажды к нашему блокпосту даже танк пригнали. Я к танкистам.
-          Ребята, - говорю. – Снаряда жалко на этого вояку. Вреда от него никакого. Один смех.
-          Мы, - говорят, - все понимаем, только у нас приказ.
Весь день танк простоял на нашей горушке. Всю мою смену простоял, потом чужую, дотемна. Но тот араб хитрым оказался. Так носа и не высунул.
 Дежурю на другой день. Стоит танк. Потом вдруг заворчал, испортил воздух, развернулся и пополз на базу.
 И тут, ровно через пять минут, вновь наш клоун выскочил и открыл огонь из пистолета вслед уходящему танку. Он, наверно, в тот момент думал, что победил бронетанковые силы нашей армии. Вполне возможно, потом и донес своему командованию, что прицельным огнем заставил врага покинуть занятую позицию.
 Я же так этому клоуну обрадовался, что, увидев его, даже стрелять в ответ не стал. Тогда подумал: ну, валяет мужик дурака, почему я должен с ним соревноваться.
 Но на другой день прислали ко мне в блиндаж снайпера, одного из лучших снайперов нашей части, с четким приказом от этого шалуна, наконец, избавиться.
 Поймал себя на подлой мысли, что неплохо бы  усатого придурка с пистолетом предупредить. Танк легко снизу заметить, а ты попробуй засечь снайпера. Но нехорошие эти мысли прочь отогнал: враг есть враг. Нечего тут разводить всякие антимонии.
 Снайпер, его Алексом звали, был солдатиком суровым, неразговорчивым. Взгляд Алекс имел прищуренный и тогда, когда смотрел в свой прицел, и тогда, когда просто  разговаривал с человеком.
-          Ты его не убивай, - сказал я Алексу. – Дурачок какой-то. Ты его пугни только – и ладно.
-          Чего это? – буркнул Алекс.
-          Да так, - говорю. – Привык к его номерам. Без клоуна этого станет совсем скучно.
 Промолчал Алекс. Мне тогда показалось, что даже не расслышал он меня.
 Мгновенной реакции снайпера я тогда поразился. Араб упал, не успев нажать на курок пистолета.
-          Все, – вздохнул я.
-          Отползет сейчас, - повернулся ко мне Алекс без всякого прищура, а с улыбкой. - Я его в ногу, в бедро.
 Смотрю, и в самом деле, ожил наш араб, пополз, да быстро так, даже вскочил напоследок и метнулся за угол.
-          Полечится недельку, потом, я так думаю, вернется, - сказал Алекс. – Ты меня опять позови.
-          Зачем? – сдуру спросил я.
-          Как зачем? – удивился снайпер. – У каждого человека две ноги.

 ОВЦА.
 Я думаю так: « Мы сильнее этих бандитов, а потому не имеем права стрелять первыми: только в ответ». Нам ничего не стоит дня за три превратить всех их города в развалины и очистить территории от арабов. Мы не делаем этого, потому что не хотим, чтобы за преступления террористов отвечали все жители Шхема, Наблуса или Газы. Нам нельзя так поступать, потому что мы евреи и люди. Мы не имеем права на геноцид.
 Снайпер Алекс со мной спорит. Он говорит, что это я заразился левым бредом от Етама, а мы потому и деремся с арабами вот уже почти век, что не можем решительно указать им на дверь.
-          Это наша земля, - говорит Алекс, - а кому это не нравится, пусть проваливают и не портят воздух. Нам ничего не остается, как дать пинка под зад тому, кто не понимает язык добра и мира.
 Тут, как раз, старик-араб привел свое стадо овец.
 Я и говорю Алексу:
-          Хочешь мне сказать, что этот тихий старикашка не понимает язык мира.
-          Нет, – сказал Алекс. – И не такой уж он тихий. Дед знает, что здесь запрещено пасти скот, а лезет. Сколько раз их предупреждали. Вон плакат огромный с запретом…. Нет, что-то тут не так.
-          Тебе везде враги чудятся, - сказал я. – Так тоже нельзя. Возьми бинокль: ни одного волка под овечьей шкурой не найдешь.
-          Я и так в прицел хорошо вижу, - буркнул Алекс.
Тут старику в мегафон стали кричать, чтобы увел он своих зверей от блокпоста, что здесь запретная зона, но дед будто не слышал, и овцы его, само собой, на трубный глас с неба никакого внимания не обращали, на то они овцы.
-          Нет, - тихо повторил Алекс. –Тут что-то не так.
Я уж хотел опять с ним начать спор, только явился наш командир и приказал подстрелить одну из овец. Может быть, хоть тогда поймет пастух, что здесь им не место травку щипать.
 Алекс медлить не стал. Прицелился и нажал курок. Самая близкая к старику овца повалилась боком на землю. Только тогда дед повернулся в нашу сторону. Лучше бы мне тогда не видеть в бинокль его лица.
 Потом он понял, все-таки, что пора уводить стадо. Повернулся к нам спиной и, опираясь на палку, двинулся вниз, а следом за ним поплелись и овцы.
-          Порядок, - сказал командир, - больше не явится.
Но  старик явился минут через тридцать после того, как командир оставил нас вдвоем. Дед тащил за собой в гору двухколесную тачку. Тяжело  было щуплому, маленькому деду, но тащил он ее с диким скрипом по камням и кустарникам.
-          Жалко стало, - сказал Алекс. – Шашлык все-таки.
Старик приблизился к овце, и тут выяснилось, что сил у него совсем мало. С трех попыток кое-как затащил тушу на край тележки, но не смог удержать ручки, перевернулся его транспорт, и снова овца оказалась на земле.
 Сел рядом с ней старик на камень, голову опустил. Долго так сидел.
-          Помочь что ли? – сказал я. – Все-таки, это мы ее того…
-          Спятил? – повернулся ко мне Алекс. – Вмиг пристрелят. Они только и ждут, когда мы гулять здесь начнем.
-          Не пристрелят, - сказал я. – И ты меня прикроешь.
Сказал – и вышел из блиндажа, повесив автомат на плечо. Спускался я к той овце и думал, что поступаю совершенно правильно, и нам никто не запрещал в экстремальной ситуации покидать блиндаж.
 Вот получилась в нашей окопной войне такая экстремальная ситуация: старый, больной человек не мог погрузить на тачку овцу, застреленную нами, молодыми и сильными людьми.
 Я без труда поднял овцу, положил ее на середину тачки и даже притянул тушу веревкой. Старик  сидел в прежней позе, не обращая на мои действия никакого внимания.
-          Все, дед, - сказал я ему. – Вези домой свое мясо. И больше сюда скотину не води. Мало ли места вокруг.
 Тогда он с трудом поднялся и повернулся ко мне темным, искаженным лицом. У деда этого, видать, не было с собой ножа. Не мог он меня им ударить. Он просто вобрал в легкие воздух и плюнул, что было силы.
 Целился мне в лоб, но доплюнул только до бронежелета. Я нагнулся, поднял светлый камешек, стер им желтый плевок, ничего не сказал старику, и стал подниматься.
  Спасибо Алексу. Он и не подумал шутить, хотя и видел все, что произошло между мной и тем стариком.
 Только я тогда подумал, что, хочу этого не хочу, а отвечаю за всех евреев мира. За ту подстреленную овцу отвечаю, за убитых террористов, за нищету арабов территорий, за все, за все…
 А вот старик – пастух ни за что не отвечал, и отвечать был не намерен. Он считал совершенно справедливым, когда погибали от рук убийц наши дети, когда его внуки взрывали себя, чтобы убить этим взрывом хотя бы одного еврея. Он считал правильным и необходимым плюнуть в лицо человеку, который пришел ему на помощь, рискуя жизнью.

 Не буду врать, в тот раз все обошлось, но однажды, на подходе к блиндажу, по мне выстрелил арабский снайпер. Пуля ударила в бетон рядом с моим плечом. Я эту искривленную пулю потом подобрал и теперь храню ее среди других трофеев этой проклятой, окопной войны.

ПО СЛЕДАМ ЗАСТОЛЬНЫХ РАЗГОВОРОВ С ГИТЛЕРОМ




 ПОЛИТИКА
 Начну с цитаты: «…. Не бывает государственной измены, совершаемой по идейным соображениям. Если и есть преступление, попадающее под категорию государственной измены, и в определенной степени объясняющиеся идейными мотивами, то это отказ нести военную службу из-за религиозных убеждений, нужно прямо заявить, что они хотят есть добытое другими, но это недопустимо по соображениям высшей справедливости и поэтому их будут морить голодом».
  Генри Пикер «Застольные разговоры Гитлера». 7 июня 1942 года.
 Был у меня соблазн поставить рядом с этой цитатой высказывание некоторых наших политиков в Израиле, но  не стал это делать по ряду причин. Читатель сам восполнит этот пробел без труда.
 Знаю, что многие не найдут в подобном сопоставлении крамолы, и скажут, что Гитлер был неглупым человеком, и иной раз высказывал здравые суждения. Готов согласиться и с этим. Одно никак не могу понять, почему деятели израильской «левой» так любили называть фашистами своих оппонентов.  В любом случае, мне кажется, что, выговаривая отдельные слова и предложения, нужно быть крайне осторожным, а вдруг твои «современные и просвещенные и вегетарианские  мысли» когда-то высказывал сущий людоед.

 ИСТОРИЯ И ЛИТЕРАТУРА.
 Опять начну с цитаты из того же источника: «… шеф заявил, что именно наша борьба с Россией наиболее четко доказала, что глава государства должен первым нанести удар в том случае, если он считает войну неизбежной.
 В обнаруженном у сына Сталина и написанным одним из его друзей незадолго до нашего нападения письме говорилось буквально следующее: он «перед прогулкой в Берлин» хотел бы еще раз повидать свою Аннушку.
 Если бы он, Гитлер, прислушался к словам своих плохо информированных генералов, и русские в соответствии со своими планами опередили нас, на хороших европейских дорогах для их танков не было бы никаких преград».
 Виктор Суворов не сделал никакого открытия в своих «разоблачительных» произведениях. Кстати, идея русских быстроходных танков, готовых к захвату Европы – одна из центральных в его «Ледоколе». Однако, ссылки на Гитлера писатель, по понятным причинам, не делает.
 Отсюда, как мне кажется можно смело заключить, что споры вокруг  книг Суворова, кстати, и  в израильской передаче «Акцент», лишены всякого смысла, кроме рекламного.
 Скоро выйдет новая книга Суворова (бесспорно автора талантливого) о маршале Жукове. Наверняка тоже «разоблачительная». А что, собственно, разоблачать? Советская армия, ведомая этим победоносным маршалом, потеряла на полях сражений более 27 миллионов солдат и офицеров, немецкая – менее семи. В этой простой арифметике, как и в, сказанной походя, фразе Гитлера о «хороших дорогах Европы», больше исторической правды, чем в многотомных трудах о последней и самой страшной войне в истории человечества.
 Но правда в сложности своей не терпит спекуляций разного рода. Спор между сторонниками Суворова и его противниками высосан из пальца. Оба негодяя: и Сталин и Гитлер -  шли к тому, чтобы в нужный момент напасть друг на друга. Гитлер опередил Сталина – вот и все. Увы, из этого «все» не сошьешь «тришкин кафтан» исторической и литературной сенсации.  

 ПРЯМОЙ УДАР
 А вот эту цитату из того же источника читать просто страшно: «Но самое глупое, что можно сделать на оккупированных территориях, - это выдать покоренным народам оружие. История учит нас, что народу-господину всегда была суждена гибель, после того, как он разрешал покоренным народам носить оружие». Сказано Гитлером в «Волчьем логове» 11 апреля 1942 года.
 И в мыслях своих и действиях Гитлер был примитивен, как любой сторонник голой силы, не признающей Закон.
 Ужас нашего положения в полной невозможности определить реальное положение вещей. Просто потому, что мы и люди Закона, люди Торы и вынуждены драться за свое место под солнцем, проводить обычную в мировой практику политику захвата или возвращения, как угодно, земли. Суть события от характера терминов не меняется.
  Если Израиль оккупировал территории и покорил народ Палестины – значит было настоящим преступлением отдать арабам Арафата оружия.
 Если Эрэц – Исраэль просто присоединил к себе исконно еврейские земли Иудеи и Самарии – значит соглашение в Осло - преступление двойное. 
 Если Израиль, считает ошибкой воинские трофеи Шестидневной войны, то исправлять эту ошибку нужно было кардинально, а не с помощью самоубийственной политики вооружения своих врагов.
 В общем, «куда ни кинь – всюду клин», без точного и ясного ответа, зачем мы здесь, на этой Земле?

  Идти за таким монстром, как Гитлер, - стать агрессором и фашистом. Пренебречь его советом – снова отправиться на свалку истории.  В любом случае ясно, что быть коллективным Висасуалием Лоханкиным из знаменитого романа Ильфа и Петрова, - это исполнить в мировой истории унизительную, позорную и гибельную роль. Ее, собственно, мы и исполняем после «мирного процесса».              

МИСТЕР ПРЕЗИДЕНТ. ВОЙНА ИЛИ МИР?

Steven Shamrak shamrakreport@gmail.com через freeworldexpress.com 

23:35 (11 ч. назад)
кому: мне
"We are not at war with Islam, we are at war with those who have perverted Islam," said President Obama at a recent summit on combating violent extremists. He also defended his decision not to call the war against ISIS as a religious one.
White House officials downplayed calls to focus on Islamist terrorism in a three-day summit aimed at preventing violent extremism, insisting that recent attacks should not lead to stereotyping of certain communities as higher risk.
...the administration is adamant that delegates should also discuss lessons from other conflicts, such as the fight against Farc in Colombia and attacks by Christians on Sikh or Jewish targets, and rejects criticism it is being overly politically correct in taking such a broad approach.
Obama and his aides say they're wary of elevating the terrorists who committed attacks in Paris and Copenhageninto religious warriors, even if those culprits were acting in the name of Islam. And officials worry Muslim communities - most of which reject extremist ideology (When and How? The "Silent Majority" is still suspiciously silent!) - could be further ostracized if the government focuses on radical cells.(Security of the US is being compromised due for the fear to offend or ostracize a terrorist propagating community? It is an interesting concept - leading to self-destruction!)
1) Normally, an advanced new weapon system with a battle-proven success rate of 90 percent would have global defense procurement agencies on the phone in minutes. ButIsrael's Iron Dome rocket interceptor is yet to prove a hit with buyers abroad. 2) Hamas has twice dispatched "frogman terrorists" to try to attack Israel. The attempts were foiled, but they brought out the fact that with hundreds of kilometers of shoreline to patrol, catching maritime infiltrators is a major challenge for IsraelDSIT technology is using sound propagation to detect objects underwater. (Most country would not put up with a terror threat on their doorstep. They'd attack and get rid of the terrorists. Only Israel is not allowed to remove such a cancer, because the world would prefer Israeldisappear.)
Food for Thought by Steven Shamrak
The best option for  ISIS to survive sustainable attacks from the coalition is to move to the East and wage a Holy war against its mortal enemy, the Iranian Shia government controlled by Ayatollahs. There will be no international objection!
Accusing Binyamin Netanyahu of leaking "sensitive" information on US nuclear negotiations with Iran skews the fact of an almost done deal between US President Barack Obama and Iran 's President Hassan Rouhani. It wants onlyIran 's paramount leader Ayatollah Ali Khamenei's endorsement. In attempting to bring him round, Washington is using media spin tactics which Netanyahu's opponents have seized on to accuse him of sabotaging relations with Washington. Netanyahu is not alone in objecting to Obama'sIran policy. So too do the Saudis, some Gulf emirates andEgypt.
Israel will not pay compensation to the family of anti-Israel ISM activist Rachel Corrie, who was crushed by an IDF bulldozer in 2003 in Gaza . The court noted that Corrie, who was 23 years old, was fully aware that she was in danger and that she could have prevented her own death by moving out of the path of the bulldozer. (Finally, the Israeli legal system got it right!)

The US and Iran are in a last-ditch effort to rescue their nuclear diplomacy before it falls into deep crisis. Some observers say the talks are beyond saving. The Obama administration may have hit the limit of its concessions; andIran won't give way on centrifuges and enriched uranium stocks.
Ibrahim Alaimoa, one of the homeowners, denounced Hamas for bulldozing his modest home without warning, and he was unable take out any furniture and clothing for him and his family. Hamas claimed that the houses were built without a permit on government property. (No reports by 'Israel-friendly' correspondents, no condemnation by the 'Useless Nothing' or NGOs, the White House is also quiet!)
Bipartisan criticism of President Barack Obama's proposed authorization of force against ISIS mostly has to do with the use of US troops and limits on the commander-in-chief. But the President's proposed resolution specifically singles out several ethnic groups threatened by ISIS: Iraqi Christians, Yezidis and Turkmens, but says nothing about Jews.
Will Israel Vote the Self-hating Left Out?
The coming March 17 elections are a struggle for survival for Meretz. The radical leftist party, which in roughly thirty years has injected its concept of a two-state solution into mainstream Israeli political discourse from the extreme left fringe it started as, is apparently afraid that it may disappear in the coming elections.
Iran still stalling atomic probe as deal deadline looms. Tehrancontinues to withhold full cooperation in 2 areas of investigation that it was supposed to have given by August last year. "Iran has not provided any explanations that enable the agency to clarify the outstanding practical measures," the IAEA said, referring to allegations of explosives tests and other activity that could be used to develop nuclear bombs.
A Nigerian government spokesman said "Israel has been a crucial and loyal ally in our fight against Boko Haram. It is a sad reality that Israel has a great deal of experience confronting terrorism." Mike Omeri, the chief coordinating spokesman of the National Information Center, based inAbuja said. "Our Israeli partners have used that experience, and the unique expertise gained over years of fighting terror within its own borders, to assist us."
The UN warned last week violence could once break out once again between Israel and Hamas unless donor countries fulfilled the monetary pledges to help rebuild Gaza. Some $5.4 billion was pledged for the Palestinians at a Cairoconference in October, about half of which was earmarked forGaza, but mostly not delivered.
Quote of the Week:
"...the American people to be deeply concerned when youve got a bunch of violent, vicious zealots who behead people or randomly shoot a bunch of folks in a deli in Paris. We devote enormous resources to that, and it is right and appropriate for us to be vigilant and aggressive in trying to deal with that - the same way a big city mayors got to cut the crime rate down if he wants that city to thrive." - President Obama, trivializing Islamic threat - How can the West win "war on terror", if 'Commander in Chief' doesn't take the enemy seriously?
by Giulio Meotti
I don't know another nation on earth where guests on official visits utter disrespectful and offensive words. But I also don't know another nation on earth which has recorded so many miracles. Imagine a helpless, naked Jew at the gas ovens facing a Nazi official, who thinks he will get rid of the "Jewish cancer" - get rid of this unique phenomenon of 2,000 years.
Could that helpless, naked Jew imagine that in 50 years other Jews will be flying F-16's in the skies over Israel? Could that helpless Jew imagine that Israel's population today would be nine times that of 1948, the year of the state's creation? Could that helpless Jew imagine that Israel is much happier than all the European countries? Could that helpless Jew imagine that Israel has the highest production of scientific publications per capita in the world?
Could that helpless Jew imagine that Israel has the highest worldwide publication of new books? Could that helpless Jew imagine that Israel is the only nation which began the XXI century with a net gain in the number of trees? Could that helpless Jew imagine that Israel has (the city) with largest number of chess grandmasters per capita of any city in the world? Could that helpless Jew imagine that Israel is the nation whose academics produce more scientific papers per capita than anywhere else in the world?
Could that helpless Jew imagine that Israel is the nation with the highest ratio of university degrees to the population in the world? Could that helpless Jew imagine that Israel is the country which, in proportion to its population, with the largest number of startup companies in the world? Could that helpless Jew imagine that Israel is the country with the highest percentage in the world of home computers per capita?
Could that helpless Jew imagine that Israel is the nation with the largest immigrant-absorbing model on earth? Unfortunately, you will not find Israel's goodness and superiority in the media (also Israeli), because it doesn't fit in with the stereotype of the colonialist Zionist occupier. In the world's consciousness, the word "Israel" must be equated with fear.
Israel just came out of another war against terrorists whose value is less than that of animals. Do you know of any animal species sheltering behind its own children?
But the Jewish State, despite its media, its cynical politicians, establishment, once again showed the world it is the best humanity has to offer.
This hope is impressed in the faces of Israel's fallen soldiers, its wounded an injured soldiers. In those faces there is joy de vivre, not sadness or hatred.
Terrorists and their Western appeasers want to destroy Israelbecause it is a light unto the nations. The only one in the world in which we live!

Dear Friends, this independent editorial has been published since 2001. It is not sponsored by or affiliated with any government or political party. The aim is to present Jewish point of view on Arab-Israel conflict, propagates and motivates Jewish people and our true friends to uphold ideals and inspirations of true Zionism - Jewish National independence movement.
Recommend Reading:
Presented by www.shamrak.com
Feel free to introduce your friends and family members to this mail list!
If you would like to be removed from this mail list, please reply with the word"Unsubscribe" on the Subject line at any time.

НАПЕРСТОК С ШАРИКОМ


Написано это лет за 12 до нынешних выборов, а будто вчера.

 Нас много – людей на земном шаре. Мы тремся друг о дружку. Мы живем рядом, вместе, плечо к плечу. Мы обмениваемся рукопожатиями,  сжимаем друг друга в объятиях или предпочитаем контакт в драке. /
 Мы говорим на общем языке, мы одеваемся, как положено…. Мы носим маску, грим, исполняем роль, нам предписанную рождением, случаем, обстоятельствами./
 Кто-то умеет делать это блестяще – и преуспевает в жизни. Кто-то стремится быть самим собой, постоянно смывает грим, сдирает маску – и наживает одни неприятности. /
 Раз уж выпала тебе роль начальника, играй ее, как положено. Подчиненный должен назубок знать либретто своей драмы. Отец семейства – просто обязан не забывать о своих благородных обязанностях и так далее и тому подобное.
 Психотерапевт Владимир Леви писал об этом замечательно: « … роль есть способ существования нашей психики. Другими словами, тело нашей души. Ее внешность. То же, что форма для материи. «Играть роль» – просто иное наименование для общения. Желая или не желая того, в общении мы принимаем некие роли, и предлагаем какие-то роли другим. Жизненные роли имеют неисчислимое множество имен и названий. Они преходящи и текучи, как сама жизнь». /
 Проблема возникает с природными негодяями, подлецами, мошенниками. Им, бедным, приходится демонстрировать чудеса артистических способностей./
 Политический театр полон таких примеров. Возьмем один из них. Третья часть российской думы не пожелала встать в память о Холокосте. В связи с этим, можно сколько угодно метать молнии в Жириновского с компанией, но разве в этих отморозках дело.
 Политик играет роль перед своими зрителями. Внушительная армия русских юдофобов голосует за тех, кто не пожелал почтить вставанием память жертв гитлеровского геноцида.
 Жироновский был вынужден остаться на месте, в текст его роли входили пустые и фальшивые слова, оправдывающие такое поведение. Политический театр действует только на рынке идей. И здесь спрос рождает предложение. /
 Приумолкли наши, израильские актеры из левого лагеря. Но молчат они вовсе не потому, что поняли всю пагубность своего мировоззрения. Нет, просто зрителей в их зале поубавилось. Совсем недавно в партии Авода было 120 тысяч членов. Сегодня – всего лишь 65.
 Не знаю, что будет завтра, что влияет на успех того или иного спектакля. Это в художествах разных – все зависит от качества самого искусства. В политике, на ярмарке человеческого тщеславия, недоброкачественность поступков, слов, устремлений играет, подчас, определяющую роль. /
 Но в любом случае политик обязан быть хорошим актером, мастером перевоплощения, паузы и макияжа. Иной раз кажется, что искусство хорошего политика совсем недалеко от мастерства фокусника или первоклассного мошенника./
 Пишут, что Сонька Золотая Ручка блестяще играла роль Дамы, Перепутавшей Номер. Одевшись с подобающим шиком, ранним утром входила она в первоклассную гостиницу, проникала в чужой номер и спокойно начинала собирать свой урожай.
 Постояльцы сладко спали, но если и продирали глазки, то видели перед собой роскошную даму, спокойно снимающую с себя свой наряд.
 Остальное было делом актерских способностей Соньки. «Ох, пардон, извините, я ошиблась номером».
 Подобный трюк исполняется политиками безотказно. Делает такой молодец долгие годы разные пакости, но потом обстоятельства меняются, зритель продирает глазки, и начинается: « Пардон, я всего лишь ошибся номером». /
  Видный психолог Юрий Щербатых отмечает: « Среди социальных форм обмана и самообмана особую роль играет конформизм – способность индивида подстраиваться под желания социальной группы».
 В свою очередь социальная группа желает того, что ей удается внушить особо одаренным в деле внушения политикам. /
 Только экстремальные ситуации способны натолкнуть нас на верный выбор. В состоянии покоя люди опираются не на свой здравый смысл, а на ловкую рекламу, и, в припадке конформизма, как правило, следуют за большинством.
 Опыты над нормальными людьми неоднократно подтверждали эту особенность психики человека. С определенной группой экспериментатор в тайне договаривался, что группа эта назовет обычный коричневый ботинок – серым. И тот, кто понятия не имел о сговоре, повторяет очевидную ложь и глупость за большинством.
 Как часто и этот прием используют политики. В свое время, обычное, паническое, трусливое бегство из Ливана, послужившее первым сигналом слабости перед лицом бандитов Арафата, «определенная группа» упрямо называла мудрым, победным поступком истинных миротворцев. Хор был так громок, что и люди «вне сговора» стали испытывать необоримую потребность назвать черное белым.
 Тоже случилось и с Бараком. Был он и прежде совершенно «гол» как политик, но дружный хор, хорошо оплаченных славильщиков, славил его царские одеяния. И вслед за хором даже те, кто не получал за это ни копья, дружно воспевали «платье короля». Наваждение, слава Богу, продолжалось недолго. Нашелся, как всегда, мальчик из сказки Андерсена – и все вдруг увидели, что король голый.
 Не могу не вспомнить, в связи с нашим «мирным процессом», об одном фокусе Всеволода Мейерхольда. В одной из его постановок пограничники принимали бой с врагами,  гибли все, последним красиво падал, сраженный пулей командир. И тут ведущий выходил к рампе и спрашивал возмущенно у зала: « Кто здесь плачет?». А в зале сидела «подсадная», всхлипывающая дама с казенным платочком. И следом за ней послушно начинал рыдать и всхлипывать весь зал.
 Ну, как тут не вспомнить  «четырех матерей» в Израиле. Только сегодня мы знаем, что за каждой их слезинкой таились не мир и покой, а новые жертвы насилия. Но тогда было уже поздно. «Зал» был готов зарыдать следом за матерями. И зарыдал. Рыдаем мы, по  причине своего легковерия, и по сей день.
  Не люблю митинги и собрания. Не имеет значение, под какими лозунгами они идут. Не верю и никогда не поверю ТОЛПЕ  левых или правых, голубых или зеленых.  Другое дело, что для левых толпа-спасение, а правые ее сторонятся, но и «на старуху бывает проруха».
 Любое сборище оказывает на психику человека пагубное воздействие. Наше различие в чертах лица и мыслях сводится на нет. В толпе, как правило, все носят одну маску – жуткое зрелище.
 Толпа – торжество конформизма, когда каждый попадает под мощное психологическое воздействие, и его насильно заставляют испытывать одни и те же эмоции с окружающими.
 Невозможно сохранить свое лицо в толпе, полной энтузиазма по той или иной причине. Человек идет за всеми, не задумываясь о причинах такого своего поведения. Любящий – легко становится ненавистником, мирный человек – убийцей, порядочный – жуликом.
 Мне станут доказывать, что бывают людные собрания во имя добра и справедливости. Все верно. Но негодяй, напяливший в подобной толпе маску праведника не менее ужасен, чем праведник, превратившийся в негодяя.
 В любом случае, рано или поздно, страна, созданная толпой, превращается в государство монстров.
 Моя бы воля, во имя демократии и свободы, отменил бы все эти уличные и площадные массовки, снимающие с человека обязанность быть самим собой.
 Политик на трибуне перед толпой – очевидный атавизм, следствие нашего неполноценного сознания, страсти к конформизму.
 Теперь остановимся на рекламе. Вот здесь политики настоящие мастера. Вспомним недавних, да и нынешних, торговцев «миром». Как точно и грамотно они старались убедить нас, что без этого недоброкачественного, в их изготовлении, товара мы жить не сможем.
 Одна из самых подлейших и злокачественных реклам, придуманных «свободным, цивилизованным и просвещенным» Западом – смех за кадром комедийного теле-мыла. «Тупому» зрителю указывают властным перстом, в каком месте ему  следует смеяться./
 Это уже попытка полного контроля над психикой «клиента». Прием откровенно нацистский. За ним попытка заставить человека не просто  принять участие в поглощении недоброкачественного пойла, но еще при этом и радоваться по указке, подвергая свое психическое здоровье смертельной опасности. /
 Но разве наши политики не суетятся без меры «за кадром», не подбрасывают нам ежедневно «меню эмоций». Вот здесь мы должны улыбнуться, а здесь возмутиться, а здесь - самое время пролить слезу. Манипулирование общественным сознание – это, по сути, опыты над нашей психикой.
 В стране рвались мины, каждый день от рук террористов погибали люди, а передовицы газет, основные сюжеты новостных телепрограмм – старались внушить обывателю, что главное событие в стране – условный судебный приговор похотливому генералу. /
 Народ просто обязан хихикать по подсказке «закадрового смеха». И он «хихикает», обсуждая на всех углах подробности сексуальных домогательств депутата Кнессета.
 Здесь самое время остановиться на проблемах торговли аптечным товаром. /
 На этом рынке реклама достигла особых успехов.
 Вам хотят вручить очередное, бесполезное средство и сразу же пугают жуткой новостью, что вы, увы, смертны.
 Торговцы «миром» точно также пугают нас войной.
 Далее, возможному покупателю лекарства говорится, что при потреблении означенного снадобья день его неизбежной гибели будет отсрочен./
 Тоже обещали нам и наши «миротворцы», пользуясь очевидной демагогией: «Мир лучше войны, жизнь прекрасней смерти». Короче, «лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным»./
 Главная ложь продавцов недоброкачественного лекарства  состоит в том заверении, что их снадобье поможет в случае комплекса болячек: от остеохондроза до сердечно-сосудистых заболеваний. /
 Израильские «миротворцы» тоже всячески старались и стараются убедить легковерную публику, что болезни нашего общества не от вредного образа жизни, от жадности, бесправия, эмигрантских несчастий, глупости, гордыни, и так далее, а от упрямого нежелания отдать бандиту кошелек и все имущество, включая штаны и рубашку, в обмен на обещание оставить нас в живых. /
 Маску миротворцы были  готовы напялить на все население Израиля, но в этот момент наш враг не пожелал исполнять приготовленную для него роль. И под личиной овечки все увидели привычный, и природный волчий оскал./
 Комедия «мирного процесса» мгновенно разладилась, стала походить на фарс, а реклама этого позорного действа превратилась в лохмотья, прах, обычный мусор на свалке наших иллюзий.
 Торговцы ненужным товаром стараются убедить нас, что без «пепси», жвачки, сигарет или дезодоранта, мы все мгновенно «засохнем», останемся без зубов, и помрем от своей собственной вони. /
 Поневоле мы начинаем жить в некоей, виртуальной реальности внушенных ценностей. Лишнее начинаем считать необходимым, ненужное, пустое – единственно возможным./
 Великолепный опыт провели  психологи США. Заядлым курильщикам предложили определить, выбрать из набора безымянных сигарет  свой, любимый сорт табака. Только 2%  не ошиблись в выборе. Вывод очевиден: остальные 98%  раскуривали не любимый сорт сигарет, а свой имидж. /
 В результате рекламы, в том числе и политической, происходит типичная, жульническая подмена понятий и приоритетов. Мы начинаем жить не во имя своего выбора, своей свободы, подлинных ценностей, а во имя навязанного нам имиджа. /
 Очевидно, что приоритетом в подлинном мирном процессе является воспитание любого народа в неприятии прямого насилия и ненависти. Процесс этот длительный, сложный. Но подлинная возможность мира с  соседями Израиля начнется только тогда, когда политики и духовенство арабов приступят к подобному воспитанию своих сограждан.
 Без этого, необходимого условия, все потуги «миротворцев» - очередные мошеннические трюки популистов и демагогов, обычная смена масок, согласно принципу: « Худой мир, лучше доброй ссоры».  Здесь необходима только одна поправка: « Худой мир неизбежно ведет к доброй ссоре». /
  Вывод из этих заметок прост. Я даже не стану формулировать его сам, доверю это одному из авторов обычных пособий по распознаванию мошенничества:
 « Если все вокруг хором навязывают вам свое мнение, отличное от вашего, не спешите от него отказаться. Может быть, это всего лишь «подставные» вокруг наперсточника или люди, уже зараженные вирусом массового обмана. Когда вас настойчиво убеждают что-нибудь купить, не спрашивайте, что я от этого получу, лучше задайте вопрос, сможете ли вы без этого обойтись».

  Подобный вывод полезен и для нашего тела, и для души. Мы постоянно приобретаем то, без чего прекрасно можем обойтись, и не хотим понять, что «наперсточники» среди политиков попадаются не реже, чем на парадной набережной Тель-Авива. Без мира с ТАКИМИ арабами Израиль прекрасно обойдется.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..