понедельник, 20 марта 2017 г.

ГОРЬКАЯ ПРАВДА О САХАРЕ

Горькая правда о сахаре: Главные тезисы легендарной лекции эндокринолога Роберта Ластига

Врач-эндокринолог Роберт Ластиг, специалист по детским нарушениям обмена веществ, прочел научно-популярную лекцию «Сахар: горькая правда» в Калифорнийском университете (Сан-Франциско) в июле 2009 года.
С тех пор ее посмотрели не только полсотни студентов-медиков, но еще почти пять миллионов человек на YouTube.
Если у вас нет желания потратить полтора часа на просмотр, мы перевели и коротко изложили главные тезисы легендарного выступления самого популярного американского доктора.
Ожирение не имеет отношения к свободному выбору. Никто не выбирает быть жирным, и, тем более, не выбирает этого ни один ребенок.
Ожирение не связано напрямую с недостатком движения. Мы наблюдаем эпидемию лишнего веса среди шестимесячных младенцев, которые не умеют и не обязаны много двигаться. И если вы думаете, что дело в недостатке движения, то как вы объясните этот факт?
Дело даже не совсем в том, что мы стали больше есть. Определенно, мы едим больше, чем раньше. Никто не спорит. Вопрос: почему мы стали больше есть? Подростки едят сегодня на 275 килокалорий в день больше, а взрослые  — на 300-330 килокалорий в день больше, чем 20 лет назад. Но тут вопрос не просто в количестве еды, а в ее качестве.
Наша еда богата веществами, которые нарушают обмен гормонов, ответственных за механизмы голода и насыщения. Например, лептин — это гормон, который выделяется жировой тканью в кровь и сообщает нашему мозгу — все, спасибо, мы наелись, больше не надо. Однако если люди вдруг стали есть на 300 ккал больше, значит, что лептин не работает. Значит, что-то в нашей эндокринной системе не работает.
Что именно сломалось, можно понять, если посмотреть на состав этих дополнительных 300 килокалорий. Что это? Жир? Нет, жира мы едим лишь на 5 граммов больше, чем 20 лет назад. А вот углеводов мы стали есть на 79 граммов больше.
Начиная с 1960х годов мы стали ограничивать жиры, но количество сахара и фруктозы в нашем рационе неизменно растет на протяжении последнего полувека. Мы стали пить на 141 процент, то есть, в полтора раза больше сладкой газировки и на треть (35 процентов) больше фруктовых соков и других сладких напитков.
Как выросла бутылка кока-колы за 100 лет? В 1915 году стандартная бутылка была 6.5 унций. Выпивая одну такую бутылку в день, обычный человек может поправиться на 8 фунтов в год. В 1955 бутылка стала больше почти вдвое — 10 унций кока-колы, то есть 12 фунтов лишнего веса в год, в 1992 — 20 унций колы и 26 фунтов жира в год.
Откуда берутся эти лишние килограммы, становится понятно, если посмотреть на состав сладкой газировки. Что содержится в кока-коле?
  1. Кофеин — легкий стимулятор, который, среди прочего, усиливает диурез, то есть, заставляет вас чаще писать и, таким образом, терять воду.
  2. Соль, много соли — 55 мг в одной банке. Это как пить пиццу. Что происходит, когда вы теряете воду и едите соль? Вам еще больше хочется пить.
  3. Сахар. Зачем столько сахара? Чтобы замаскировать соль. Все помнят «Новую колу — 1985»? В новой улучшенной формуле кока-колы больше сахара и больше кофеина.
В исследовании Роджера Людвига и коллег, опубликованном в журнале Lancet в 2001 году, прослеживаются последствия потребления сладкой газировки в течение 19 месяцев. Оказалось, что каждый дополнительный подслащенный напиток в день за полтора года повысил индекс массы на 0,24 (проще говоря, количество лишнего жира в теле увеличилось на 95 процентов).
В исследовании James et al, опубликованном в журнале BMJ в 2004 году, описывается эксперимент, авторы которого всего лишь сравнили уровень ожирения у школьников в двух школах. В экспериментальной школе авторы убрали автомат с газировкой, а в контрольной оставили все как есть. За год, что длился эксперимент, в экспериментальной школе уровень ожирения не изменился, а в контрольной — вырос на 27 процентов. Проще говоря, если предоставить детям доступ к сладкой газировке, они неизменно набирают лишний вес.
Почему? Что такого в газировке? В ней содержится кукурузный сироп с повышенным содержанием фруктозы. Каждый американец потребляет в среднем 28.5 килограммов кукурузного фруктозного сиропа в год.
Фруктозный сироп слаще — около 120 единиц сладости против 100 единиц у сахара (чистая фруктоза — 173 единицы).
Может показаться, что, если сироп или фруктоза слаще, то мы ее съедаем меньше. На самом деле, ровно наоборот: сладкие напитки и еда заставляют есть больше.
Нет разницы между высокофруктозным кукурузным сиропом и сахаром. И сироп, и сахар — это яд, и то, и другое отравляет наш организм и разрушает здоровье. Это не просто «пустые калории», это яд. И я вам это докажу.
Сахар или сахароза почти моментально распадается на глюкозу и фруктозу. До начала эры промышленной еды, в начале 19 века, человек получал около 15 граммов фруктозы в день — в основном, из фруктов, меда и других натуральных сладких продуктов. Перед первой мировой —  уже 16-24 г в день, а после 1977-1978, когда появились технологии производства фруктозного сиропа из кукурузы, ее потребление подскочило вдвое, до 37 г в день. И дальше количество фруктозы удваивалось каждые несколько лет. В 1994 году это уже было 54,7 г в день, сегодня — еще больше.
То есть, мы не просто стали больше есть. Мы стали есть больше сахара и фруктозы.
После того как японцы придумали технологию получения фруктозного сиропа, цены на сахар и фруктозу стали гораздо стабильнее и ниже. Производители стали добавлять сахар и фруктозу во все подряд. Во-первых, это не дорого, во-вторых, это разжигает аппетит, а значит, заставляет больше покупать.
Фруктовые соки обладают тем же эффектом, что и газировка: чем больше сока, тем больше аппетита. Еще в 1972 году кембриджский профессор Джон Юдкин в своей книге «Чистый, белый и смертельный» точно описал негативное влияние добавленного сахара на организм. Все, о чем он писал еще в начале 1970х — чистая правда, многократно подтвержденная научными данными. Однако его научные работы и популярные книги встретили огромное сопротивление, и не получили распространения. Главным оппонентом Юдкина был Ансель Кейс — американский диетолог, пропагандист низкожирового питания и защитник сахара. Как позже выяснилось, работы Кейса финансировались пищевыми производителями.
Кейс выражал мысль, которая до последнего времени была мейнстримом в диетологии: жирная еда повышает уровень холестерина в крови, а холестерин провоцирует атеросклероз, а вместе с ним — болезни сосудов и сердца. Все это не более чем заблуждение.
Мы все слышали про «плохой холестерин», который на языке биохимиков называется липопротеинами низкой плотности (ЛПНП). На самом деле, ситуация несколько сложнее, потому что ЛПНП бывает двух видов — А и Б. Как показывают исследования, ЛПНП-А слишком легкие и крупные, они вообще не участвуют в образовании холестериновых бляшек в сосудах, и, следовательно, вообще не имеют отношения к сердечно-сосудистым заболеваниям. А вот ЛПНП-Б меньше размером и тяжелее, поэтому они легко выпадают в осадок на стенках, участвуя в закупорке сосудов.
Причем тут фруктоза и сахар? Как показывают последние исследования, когда вы едите много сахара или фруктозы, уровень ЛПНП типа Б в крови резко возрастает. Именно ЛПНП-Б участвует в воспалении и образовании холестериновых бляшек на поверхности сосудов. Так ЛПНП-Б сужает просвет сосудов и приводит к болезням сердца, инфарктам и прочим смертельно опасным состояниям. В свою очередь, жирная пища повышает уровень ЛПНП-А, того самого безвредного ЛПНП, который не может откладываться в стенках сосудов, а лишь используется организмом в качестве питательного и строительного материала.
Что мы сделали в 1982?
  • Во-первых, мы пересели на высокоуглеводную диету, называя ее низкожировой. Обезжиренная промышленная еда была бы отвратительна на вкус, если бы не добавленный сахар, который маскирует недостатки вкуса и карамелизирует, делает еду более красивой.
  • Во-вторых, мы удалили пищевые волокна из еды. В древние времена человек потреблял около 200-300 граммов  клетчатки в день. Сегодня средний человек съедает 12 граммов. Почему мы ее исключили из нашего рациона? Потому что без клетчатки еда быстрее замораживается, быстрее готовится, быстрее усваивается и приносит больше удовольствия.
  • В-третьих, мы заменили натуральный жир маргарином, богатым транс-жирами, которые сегодня рекомендуется исключать из диеты, поскольку они доказано провоцируют воспаление, рак и массу других болезней.
В чем проблема с фруктозой?
— Она карамелизируется в семь раз легче, чем глюкоза. Темная коричневая корочка образуется на гриле, аналогичный процесс происходит на внутренней поверхности артерий при атеросклерозе при потреблении фруктозы или сахара — даже коричневый цвет совпадает.
— Фруктоза, в отличие от глюкозы, не подавляет выброс грелина, гормона голода. Проще говоря, она не способствует насыщению. Едой и напитками с фруктозой невозможно насытиться. Поэтому ребенок, который выпивает газировку с фруктозой и отправляется в Мак-Дональдс, съедает больше, а не меньше.
— Фруктоза не стимулирует выброс инсулина. А если инсулин не растет, значит, не растет и лептин, гормон насыщения. А если лептин не растет, мозг не получает сигнала, что вы наелись. Так мы едим больше.
— Наконец, метаболизм фруктозы в печени полностью отличается от глюкозы.
Одной только фруктозы достаточно, чтобы у человека развился метаболический синдром — букет смертельно опасных болезней, который включает ожирение, диабет второго типа, гипертония и сердечно-сосудистые заболевания.
Глюкоза кардинально отличается от фруктозы тем, что излишки глюкозы печень превращается в гликоген — такой складной материал. Вопрос: сколько гликогена может отложиться в печени, не нанося органу вреда? Ответ: сколько угодно. Гликогена в печени много не бывает, его синтез и отложение — абсолютно здоровый процесс.
Есть и не очень здоровый процесс, когда глюкоза превращается в жир. Так образуется ЛПОНП — липопротеины очень низкой плотности  — те самые, которые тоже относятся к «плохому холестерину», вызывая атеросклероз.
Что происходит при метаболизме двух кусков белого хлеба или стакана апельсинового сока (иначе говоря, 120 килокалорий сахара)? Сахароза распадается на две части — глюкозу и фруктозу. Глюкоза распределяется по всему организму, потому что и мышцы, и мозг, и прочие ткани способны переваривать глюкозу. Что происходит с фруктозой? Она вся остается в печени, потому что только печень может ее переваривать. И в печени она претерпевает множество биохимических реакций, в результате которых образуются вещества, провоцирующие подагру и повышенное артериальное давление. Однако главное, что большая часть фруктозы в печени превращается в жир, провоцируя болезнь, которая называется неалкогольный жировой гепатоз.
Как мы называем вещество, которое не усваивается нашим организмом и лишь только печень способна его разлагать, при этом вещество это вызывает самые разные нарушения и проблемы в организме? Мы называем такое вещество ядом. И фруктоза идеально подходит под это определение.
Острая интоксикация этиловым спиртом имеет множество последствий: угнетение работы мозга, охлаждение, учащенное сердцебиение, вялость, угнетение дыхания, потеря контроля движений — нет смысла перечислять, все студенты отлично знают о чем речь. Мы знаем, что этанол — это яд, и есть масса ограничений — определенные часы и лицензии для продажи, акцизные марки — все это нужно, чтобы регулировать продажу алкоголя, потому что все понимают, что алкоголь ядовит.
Фруктоза, в свою очередь, не обладает ни одним из вышеперечисленных действий, потому что мозг просто не усваивает фруктозу. Мы не чувствуем никакой острой интоксикации от фруктозы.
Однако, если посмотреть не на острую, а на хроническую интоксикацию, ситуация кардинально меняется. Хроническая интоксикация фруктозой, равно как и алкогольная интоксикация, вызывает гипертонию, инфаркт миокарда, нарушения липидного обмена, панкреатит, ожирение, нарушения работы печени, а также привыкание (если не зависимость). Проще говоря, хроническое потребление фруктозы также тяжело влияет на здоровье, как и хроническое потребление алкоголя.
Если вдуматься, между фруктозой и спиртом вообще много общего. Как мы получаем спирт? Из сахара. В общем-то, когда сахар превращается в спирт, на уровне биохимии и метаболизма в человеческом организме у него сохраняется множество его отравляющих свойств. Как ни крути, этанол и фруктоза — это одно и то же.

Рекомендации UCSF WATCH Clinic:

  1. Избавьтесь от всех подслащенных напитков: газировка, сок, сладкие питьевые йогурты, сладкий чай и кофе, лимонад, спортивные напитки с сахаром и фруктозой — в утиль. Только вода и молоко, несладкий чай и кофе.
  2. Ешьте нерафинированные углеводы, богатые клетчаткой. Фрукты вместо фруктовых соков, мука грубого помола, хлеб с отрубями и так далее.
  3. Подождите 20 минут перед тем как взяться за вторую порцию.
  4. Проводите столько же времени перед экраном телевизора, сколько тратите на физическую активность.
Мы провели эксперимент и выяснили, что эти правила отлично работают — соблюдая их, человек худеет. Затем, исключая каждое из них, мы выяснили, какое из этих правил является ключевым, то есть, без какого правила остальные три рекомендации не работают. Оказалось, что без первого. Если не исключить из рациона сладкие напитки, похудеть не удается.
Почему физические нагрузки так важны для похудения? Одно шоколадное печенье содержит столько же калорий, сколько вы сжигаете в результате 20 минутной пробежки. Калории здесь вообще ни при чем. Чем на самом деле они полезны:
— повышают чувствительность мышц к инсулину;
— уменьшают стресс, снижая аппетит, потому что стресс и ожирение идут рука об руку;
— меняют биохимию печени, налаживая здоровый обмен веществ.
Почему так важна клетчатка или пищевые волокна?
— она уменьшает всасывание углеводов в кишечнике, соответственно, уменьшая выброс инсулина;
— увеличивает чувство сытости;
— подавляет всасывание некоторых свободных жирных кислот в кишечнике. В итоге кишечные бактерии превращают их в короткоцепочечные жирные кислоты, которые подавляют выброс инсулина. Коротко говоря, пищевые волокна приносят много пользы.

Фруктозофикация Америки и всего мира

Во всем меню Макдональдса можно найти семь позиций, в которых нет фруктозного сиропа:
  1. Картошка фри (в ней много соли, крахмала и жира).
  2. Жаренная картошка (соль, крахмал и жир).
  3. Куриные наггетсы (соль, крахмал, жир).
  4. Сосиски.
  5. Диетическая кола.
  6. Кофе без сахара.
  7. Чай без сахара.
Мало кто ограничивается этим списком, и еще меньше людей едят ту же картошку или наггетсы без соусов, а в соусах добавленного сахара более чем достаточно, чтобы разжечь аппетит.
Другой пример. В обычном молоке содержится около 15 граммов углеводов на стакан, по большей части, это несладкая лактоза. В шоколадном молоке — 29 граммов сахара, то есть, вдвое больше, причем вторая половина — это добавленная сахароза. Это все равно что вместо стакана молока дать ребенку стакан молока и полстакана сладкого апельсинового сока.
В банке детского питания больше 43 процентов кукурузного сиропа и еще 10 процентов сахара. В результате сегодня мы наблюдаем эпидемию ожирения среди шестимесячных младенцев. И есть огромное количество исследований, которые показывают, что чем больше вы даете ребенку сахара в раннем детстве, тем больше он предрасположен к сахарной зависимости в будущем.
И чем больше женщина ест сладкого во время беременности, тем более предрасположенным к сладкому рождается ребенок, поскольку глюкоза отлично проникает через плаценту.
Вам не придет в голову давать ребенку банку пива, но вы можете дать ему банку колы, хотя по всем биохимическим показателям одно не отличается от другого.
Низкожировые диеты на самом деле не низкоуглеводные, поскольку, разжигая аппетит, сахар и фруктоза заставляют человека есть больше, в том числе, больше углеводов и больше жиров тоже!
Так, парадоксально, низкожировая диета на деле является высокоуглеводной и высокожировой одновременно.
По правилам FDA фруктоза проходит под грифом GRAS, что переводится как «в целом считающийся безопасным» продукт. Откуда берется это представление? Ниоткуда. Это не было доказано никакими научными исследованиями (более того, обратное было доказано не раз). Идея, что фруктоза — это GRAS происходит из общего представления, что фруктозы много в некоторых натуральных фруктах, что это естественное вещество. Что же, табак тоже вполне натуральное растение, однако никому уже не приходит в голову говорить, что он безвреден.
Проблема в том, что FDA считает токсичным только то, что вызывает острую токсическую реакцию. Но фруктоза не вызывает острого отравления, потому что мозг ее просто не воспринимает. Фруктоза — это медленный, хронический токсин. Он отравляет организм при постоянном потреблении, и именно так мы ее и потребляем.
Признание колоссального вреда, который наносит фруктоза, имело бы массу неприятных экономических последствий для Америки. Что мы экспортируем? Оружие, развлечения и еду. Машины? Компьютеры? Не думаю. Правда о фруктозе — это плохие новости. Потому что фруктоза — это яд.

БЫВАЮТ СЧАСТЛИВЧИКИ, НО...

Простые истины, понимание которых приходит только с жизненным опытом

Бывают счастливчики, которые с самого начала знают, как поступить правильно. Но большинству из нас приходится набить немало шишек, чтобы найти верный путь. Чтобы уберечь вас от некоторых из них, предлагаем вашему вниманию несколько разумных мыслей, основанных на жизненном опыте.
Берегите здоровье
Если нет здоровья, всё остальное может стать невероятно затруднительным. Конечно, вы не можете гарантированно уберечь себя от травмы или тяжёлого заболевания, но соблюдая здоровый образ жизни и правильно питаясь, вы дадите организму наибольший шанс.
Действуйте
Хватит строить планы и ждать подходящего момента. Просто начните и меняйте планы по ходу дела.
Не пытайтесь осчастливить всех и каждого
Быть белым и пушистым для всех, конечно, приятно, но нереально унести на своих плечах вес всеобщего счастья.
Не рассказывайте людям о своём финансовом положении
Так вам будет легче обрести настоящих друзей.
Ваше счастье не должно зависеть от других людей
Зависимость ведёт лишь к усложнению отношений.
Планируйте, как будете жить на пенсии
Если вы вообще собираетесь на пенсию. Чем раньше вы об этом задумаетесь, тем лучше.
Не принимайте жизнь, как должное
Всё, что вы знаете и любите, может исчезнуть в одно мгновение.
Никто не в силах обогнать собственную ложку
Упражнения – это прекрасно, но никакие упражнения не спасут при переедании. Научитесь питаться правильно!
Отпустите гнев
Слишком многое в этой жизни может вызвать приступ злости — от случайного комментария в сети до фразы, сказанной вашей мамой по телефону. Выбросьте это из головы. Гнев не поможет решить проблему, лишь поднимет ваше давление.
Вы не можете изменить людей
Лишь они сами могут измениться, если того захотят.
Будьте водой, а не скалой
Планы на будущее полезная вещь, но не выходите из себя, когда что-то пошло не так. Смиритесь с этим и продолжайте делать своё дело. Постройте новый план. Будьте водой.
Не замыкайтесь
Иногда необходимо заставить себя общаться.
Вы никому ничего не должны
За исключением случаев, когда должны. Но сейчас мы говорим о тех моментах, когда люди заставляют вас испытывать чувство вины. Научитесь распознавать, когда вас пытаются использовать. Настоящий друг не станет давить на эмоции.
Установите границы
Порой это необходимо даже с членами семьи.
Газировка очень вредна для зубов
А у вас лишь один комплект зубов
«Когда-нибудь» – это сегодня
Именно сегодня тот идеальный день, которого вы ждёте, чтобы стать счастливым.
Люди будут использовать вас, если вы им позволите
Необходимо понять границу между добротой и превращением в коврик для ног.
Сохраняйте физическую форму
Вернуться в  форму гораздо труднее, чем поддерживать её.
Умейте сказать «нет» тому, что вам не нравится…
…и «да» тому, что вам нравится.

ИРАН и РОССИЯ. БРАК ПО РАСЧЕТУ

Брак по расчету: отношения России и Ирана лишены системности и нестабильны

14 марта 2017 года Российский совет по международным делам (РСМД) провел в Москве в медиацентре МИА «Россия сегодня» круглый стол, посвященный российско-иранским отношениям на современном этапе и перспективам их развития. В рамках круглого стола был представлен и совместный доклад «Партнерство России и Ирана: текущее состояние и перспективы развития», подготовленный РСМД вместе с иранским Центром по изучению Ирана и Евразии (IRAS, Тегеран) в рамках проекта «Российско-иранские отношения на современном этапе». Доклад состоит из четырех разделов и одиннадцати тем. Каждую тему освещают два докладчика — один от российской стороны, другой — от иранской. Мы обратили внимание на иранскую часть экспертного заключения.
Сразу отметим то обстоятельство, что все эксперты с иранской стороны в докладе формально представляют тегеранский аналитический Центр по изучению Ирана и Евразии (IRAS), хотя в основной своей практической деятельности они работают либо в иранских университетах, либо в сфере дипломатии. В связи с содержанием доклада, интересным представляется, как иранские эксперты оценивают состояние дел в российско-иранских отношениях, и что, с их точки зрения, не соединяет, а разделяет Россию и Иран, несмотря на их нынешнее «ситуационное» сотрудничество в Сирии. Далее мы излагаем точку зрения иранских экспертов на состояние и перспективы российско-иранских отношений. Отметим, что иранские эксперты достаточно откровенно и квалифицированно описали негативный контекст российско-иранских отношений.
* * *
Исламская Республика Иран (ИРИ) рассматривает себя в качестве мусульманской страны и суверенного «прогрессивного политического режима». Если при шахе Иран был зависимой от Запада региональной державой, то после исламской революции со временем он стал суверенной и влиятельной региональной державой. Идея построения ведущей региональной державы — это часть современной иранской идеологии, определяющей внешнеполитический курс страны.
Подходы Ирана и России к проблеме поляризации власти в системе международных отношений, несмотря на схожесть, имеют под собой разные основания, поскольку Россия является глобальной державой, а Иран — региональной. С точки зрения Ирана, Россия в постсоветский период все так же является мощным стратегическим игроком, имеющим сильные позиции в ООН.
Политические системы Ирана и России существенно отличаются друг от друга и имеют разные приоритеты. Глубокие различия политических систем двух государств сильно затрудняют их сближение. У России и Ирана отсутствуют общие ценности, и им остается сотрудничать только на основе общих экономических интересов. Но экономическое взаимодействие пока не может создать необходимый фундамент для диалога вследствие явной ограниченности базы сотрудничества в данной сфере. В связи с этим приходится рассчитывать только на общность политических интересов в регионе как на возможную основу взаимодействия Ирана и России.
Важнейшим отрицательным фактором, влияющим на взаимодействие России и Ирана, является слабость общественных связей, определяющих сотрудничество этих двух стран друг с другом. Слабость общественных связей ведет к тому, что взаимодействие России и Ирана ограничивается правительственным уровнем. Однако одних политических деклараций или встреч на высшем уровне для полноценного «стратегического партнерства» явно недостаточно. Необходим высокий уровень взаимной симпатии, взаимопонимания и доверия между обществами двух стран. Без широкой общественной поддержки демонстрируемая дружба между национальными лидерами или постоянное взаимодействие бюрократических машин вряд ли гарантирует устойчивость отношений.
Общественное мнение России не сформировано относительно сотрудничества с Ираном, а «определенная» часть российской элиты не приветствуют стратегического сотрудничества с ним. С другой стороны, общественное мнение в Иране также не поддерживает идею стратегического взаимодействия с Россией.
У иранской стороны существует дефицит доверия по отношению к России. Здесь следует нам самим пояснить. С одной стороны, он является продуктом исторической памяти, среди которой отдельными негативными сюжетами представлены Гюлистанский (1813 года) и Туркманчайский (1828 года) мирные договоры, которые закрепили потерю Персией ее владений в Закавказье (современных Грузии, Армении и Азербайджана) и неполноправный статус на Каспии, договор 1907 года о разделе сфер влияния в Персии между Россией и Великобританией, оккупация Ирана советскими и британскими войсками в период Второй мировой войны, попытка отторжения Советским Союзом Южного Азербайджана в 1946 году, поддержка Советским Союзом иранских курдов, советская поддержка Саддама Хусейна в ирано-иракской войне (1980—1988 годов) и т. д. Из новейшей истории негативными эпизодами выступают соглашение 1995 года «Гор-Черномырдин», заморозившее военно-техническое сотрудничество России и Ирана, мытарства с Бушерской АЭС, поддержка Россией антииранских санкций в Совете Безопасности ООН (2006—2010 годов), отказ от контракта по поставке в Иран ЗРК С-300 и других военных контрактов (2010—2015 годов), несправедливый, по мнению иранцев, раздел Каспия на основе соглашения России, Казахстана и Азербайджана.
Таким образом, исторический опыт взаимодействия играет отрицательную роль во взаимодействии России и Ирана. Историческая память иранцев способствует развитию конспирологических взглядов на внешнюю политику, когда за любым важным событием, затрагивающим Иран, видят либо тайную руку России, либо Великобритании. В итоге, в Иране продолжает присутствовать «уровень негативных ожиданий» в отношении сотрудничества с Россией вообще и, в частности — по Сирии.
По-видимому, в определенной степени из-за общественного настроя иранцев и части иранских элит не стала работать согласованная в июне 2012 года в Шанхае президентами РФ и ИРИ Владимиром Путиным и Махмудом Ахмадинежадом состоявшая из десяти пунктов «дорожная карта» двустороннего сотрудничества. Аналогичным образом Иран проигнорировал разработанный в 2002 году Россией проект Долгосрочной программы развития торговли, экономического, промышленного и научно-технического сотрудничества между РФ и ИРИ на период до 2012 года.
На стратегическое взаимодействие Ирана и России оказывает прямое влияние тип их отношений с США. Каждая из двух стран по-своему определяет свою политику по отношению к Соединенным Штатам. Так, например, между США и Ираном нет двусторонних отношений. США пытаются ограничить свободу действий Ирана в международной политике, поскольку именно Иран был признан в Вашингтоне важнейшим вызовом для региональной политики США на Ближнем Востоке. Что касается России, то вплоть до 2012 года Москва неоднократно шла на риск нанести ущерб развитию отношений с Тегераном ради укрепления своих отношений с Западом. Как результат, с момента возобновления усилий Тегерана в решении ядерного вопроса Москва была озабочена возможным отдалением Ирана и его переориентацией на Запад.
С точки зрения иранцев, существующее сотрудничество Ирана и России нельзя назвать «стратегическим партнерством». Отношения двух стран в постсоветский период продолжались в режиме «взлета и падений». В особенности это касается вопроса антииранских санкций в годы президентства Дмитрия Медведева, при котором проводилась политика сближения с Западом. Иранцы отметили, что председатель РСМД бывший министр иностранных дел Игорь Иванов как-то заявил, что стратегическое партнерство Москвы и Тегерана не может строиться на базе их совместного противостояния Западу. Подобный подход не устраивает иранскую сторону.
С другой стороны, выходящий из-под санкций Иран в лице своего входящего во власть реформаторского крыла рассчитывает на восстановление отношений с Европейским союзом. Кроме того, президент ИРИ Хасан Роухани недавно заявил, что Иран может иметь дружеские отношения с США. Прослеживается явная тенденция к повороту постсанкционного Ирана в сторону Запада, конкретно — к ЕС. Иранцы неоднократно заявляли о своей готовности участвовать в европейских проектах типа Nabucco, посредством которых они были готовы обеспечить европейцам «энергетическую безопасность» собственными и транзитными из Средней Азии ресурсами.
Сейчас Иран остро нуждается в западных инвестициях и технологиях для восстановления и развития своего энергетического сектора экономики. Определенные сдвиги в этом направлении прослеживаются после решения иранской ядерной проблемы в июле 2015 года. Европейцы несколько раз открыто давали понять, что они не заинтересованы в предварительно заявленном новым президентом США Дональдом Трампом стремлении возобновить режим санкций против Ирана.
Если Россия видит в Совете Безопасности ООН важнейший институциональный элемент созданного после 1945 года международного порядка, то Иран, оказавшийся под воздействием международных санкций, наложенных Советом Безопасности ООН, считает этот институт несправедливым, угнетающим и даже нарушающим законы. В Иране помнят, что Россия поддержала шесть враждебных Ирану резолюций Совета Безопасности ООН по поводу его ядерной программы и способствовала тем самым установлению режима международных санкций.
В целом, взаимодействие России и Ирана не отличается системностью и стабильностью. Это связано со многими факторами, ключевым среди которых, с точки зрения иранцев, является то, что отношения двух стран больше всего зависели от характера взаимодействия России и Запада, из-за чего не сформировалась независимая основа, опирающаяся на взаимные интересы. Поэтому на взаимодействие России и Ирана гораздо большее влияние оказывают внешние события, нежели единая и четко определенная и согласованная стратегия. В результате ситуативности определенный потенциал для будущих противоречий в российско-иранских отношениях являет собой несовпадение взглядов на ситуацию в Сирии и на будущее этой страны. «До тех пор, пока отношения Ирана и России не смогут превратиться в сформировавшееся сотрудничество с ясными определяющими соглашениями и структурой, так же, как и 25 лет назад, они будут зависеть от отношений России с Западом и носить временный характер», — подытожил в своем докладе иранский эксперт Джангир Карами.
Между тем, как наблюдают иранцы, Запад не оставляет попыток оказать влияние на формирование международной системы путем развития различных дискурсов, интерпретаций и нарративов с помощь широкого набора концепций и других предложений. Иными словами, Запад продолжает формировать и распространять новые идеологические концепции в глобальном масштабе (Мохаммад Казем Саджадпур).
В последние десятилетия происходит сближение геостратегических мировых регионов, которые встретились на Ближнем Востоке — Западной Азии, по терминологии иранских экспертов. Китай создал в Центральной Азии четыре крупных энергетических маршрута, три из которых активны и четвертый находится на стадии строительства, и предложил концепцию «Нового Шелкового пути». С другой стороны, ЕС проникает в регион с инициативой своего «Восточного партнерства». В результате регион Восточной Азии в лице Китая распространился до границ Прикаспийского региона, одновременно и Евро-Атлантический регион также расширился до этой территории. В свете подобных процессов наблюдаемое взаимодействие между Россией и Ираном, Россией и Турцией является реакцией на описанную экспансию. Кризисы в Сирии и на Украине являются важнейшими проявлениями этого процесса, в котором на Ближнем Востоке столкнулись интересы важнейших международных игроков.
В Москве любят использовать термин «стратегическое партнерство». В разные периоды недавней истории этим термином в Москве описывали отношения России с такими разными странами, как США и Китай, Белоруссия и Чили, и даже с наднациональными объединениями — Европейским союзом. Нередко термин «стратегическое партнерство» используется и в контексте нынешних отношений Москвы и Тегерана. Но, если оставить за скобками возвышенную риторику, то, с точки зрения иранских экспертов, нет достаточных оснований считать российско-иранские отношения в настоящее время отношениями «стратегических партнеров». На практике речь идет все-таки о тактическом союзе двух очень разных стран. Фактически две страны — Россия и Иран в ситуации кризиса в Сирии заключили между собой «брак по расчету», в котором пытаются достичь собственных целей за счет объединения усилий.
Тегеран уверен, что НАТО представляет собой военную силу, стоящую на службе политики США, а значит, несет угрозу для Ирана. Помимо этого, сотрудничество Израиля и НАТО также вредит иранским интересам. Присутствие НАТО в районе Персидского залива, в Турции и в Афганистане, попытки продвижения в Закавказье — все это Иран рассматривает в качестве политики враждебного «окружения». Сейчас в Тегеране задаются вопросом, обладает ли Россия реальными возможностями для сотрудничества с Ираном в противодействии угрозам НАТО в указанных регионах. Ведь отношения России, США и НАТО подвергались существенным колебаниям. Причина неустойчивости заключается также и в том, что отношение России к НАТО определяется характером российского взаимодействия с США. Итоги Лиссабонского саммита НАТО 2010 года позволяли России рассчитывать на особую роль в рамках возможного взаимодействия НАТО и российского включения в систему европейской безопасности. Несмотря на кризисы в Украине и Сирии, вызвавшие серьезное ухудшение отношений России и НАТО, Москва, как представляется в Тегеране, по-прежнему заинтересована в выстраивании двусторонних отношений с этой организацией. С точки зрения иранцев, Россия, по-видимому, не осознает необходимость сотрудничества с Ираном для противодействия угрозе НАТО в Средней Азии и в Закавказье, т. е. на части «интересного» Ирану постсоветского пространства.
Иранская элита, считающая НАТО угрозой безопасности для своей страны, рассматривает как угрозу и присутствие Израиля в регионе Ближнего Востока. В этом заключается одно из главных противоречий во взглядах между Россией и Ираном. Если Россия всерьез озабочена присутствием НАТО в регионе, то она отнюдь не возражает против укрепления позиций Израиля в регионе.
Кроме того, Россия, с точки зрения иранцев, стремится предотвратить гегемонию какой-либо державы в регионе Ближнего Востока и выступает против любого нарушения баланса сил в регионе, в том числе превосходства одной из держав региона над всеми другими. В этой связи Россия демонстрирует нежелание поддержать проекты Ирана по обустройству региона Ближнего Востока. Кроме того, Россия в целом смотрит с опаской на «идеологический подход» Ирана к миру и региону. Если Россия поддерживает противостояние главенствующей роли США, то идею создания «справедливой», с точки зрения Ирана, системы, основанной на балансе сил в регионе, она не разделяет.
Россия постоянно выступает против военного присутствия США в регионе Ближнего Востока. Но до начала сирийского кризиса она практически не возражала против этого присутствия и не считала себя в связи с этим ущемленной, в то время, как Иран считает военное присутствие США в регионе реальной и прямой угрозой для собственной национальной безопасности.
Несмотря на тесные связи России с Ираном, Россия не заинтересована в оформлении устойчивого альянса с Ираном, поскольку это может стать препятствием для развития российских отношений с другими странами региона.
Стратегические интересы Ирана в регионе Ближнего Востока связаны с важнейшим приоритетом политики Тегерана — достижение желаемого для Ирана баланса сил на Ближнем Востоке. Поэтому, как бы ни нуждалась Россия в поддержке Ирана в начале урегулирования в Сирии, эта потребность может серьезно уменьшиться в будущем. Иными словами, хотя активные действия России в сирийском конфликте при поддержке Ирана принесли хорошие результаты, в будущем Россия может задуматься о взаимодействии и с другими сторонами.
Кроме того, хотя с точки зрения России ее проекты и создают максимально благоприятный фундамент для будущего Сирии, они, как полагают иранцы, не решат основную проблему Сирии и всего региона — присутствие радикальных исламских течений. В действительности суть проекта в области противостояния радикальным течениям, предлагаемого Москвой, заключается в устранении поддержки со стороны внешних сил и создании международной коалиции с участием США для противостояния экстремистам. Иран относится к этим предложениям не слишком оптимистично, так как сомневается, что США стремятся к искоренению радикальных течений в регионе.
С точки зрения иранских экспертов, Россия стремится к большим достижениям на Ближнем Востоке при ограниченных ресурсах и ограниченном участии. Это увеличивает риски, связанные с поведением России, для всех основных игроков, в том числе и для Ирана. Кроме того, в Иране видят, что через этот кризис Россия старается решить свои проблемы с Западом или по крайней мере нивелировать их. В дипломатических попытках урегулирования сирийского кризиса Россия сильно надеется на поддержку и сотрудничество с США. Это неприемлемо для Ирана. Поэтому, несмотря на стратегическое сотрудничество Ирана и России в сирийском кризисе и возможные последствия для будущего региона, нет сомнений, что подходы и отношение двух стран к событиям и действиям других игроков в этом регионе имеют ряд отличий. Очевидно, что будущие отношения Ирана и России на Ближнем Востоке будут зависеть от того, как эти различия будут преодолеваться.
А пока в настоящее время Иран и Россия смогли реализовать свои цели и политику в Сирии посредством разделения задач без формирования полноценного союза. На практике в Сирии Россия и Иран сражаются каждый за свои национальные интересы. Сейчас планы России для Сирии активно реализуются, однако по всей видимости, время для оценки успехов России, с одной стороны, и приемлемости этого успеха для Ирана — с другой стороны, еще не наступило.
С учетом условий общей ситуации на Ближнем Востоке и в Северной Африке в краткосрочной перспективе едва ли можно ожидать, что Иран, Россия или любая другая держава смогут выстроить новую региональную систему. Россия не была и не является системообразующей державой на Ближнем Востоке, и после распада СССР она не стремилась к созданию противовеса Западу в этом регионе. Россия, в отличие от Ирана, не желает, чтобы существующий баланс изменился, и в этих рамках она рассматривает Иран в качестве одного из игроков наряду с другими. Иными словами, план России для Ближнего Востока необязательно предполагает всестороннее сотрудничество с Ираном.
Между тем, Ближний Восток не является регионом, в котором возможно эффективное и устойчивое присутствие, основанное на межгосударственных связях и государственной мощи. Обладание жесткой и дипломатической силой, если и является эффективным фактором для влияния на события на Ближнем Востоке, но оно не будет достаточным для общего урегулирования и дальнейшего контроля. Необходимо больше внимания уделять вопросу «убеждений» и социальной легитимности. В отличие от России, Иран обладает ресурсами подобного дискурса, политическим и культурным влиянием в регионе.
Сотрудничество с Западом по разрешению сирийского кризиса необходимо, однако Запад в конечном итоге не позволит России превратить Ближний Восток в сферу своего влияния. «Рыночный подход» России по отношению к региону Ближнего Востока и попытки использования всех возможностей, если и будут отвечать российским интересам в краткосрочной перспективе, то в долгосрочной перспективе не позволят ей превратиться в надежного, сильного и достойного доверия союзника для других стран региона.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..