пятница, 13 мая 2016 г.

ВАЛ. НОВОДВОРСКАЯ. УМЕРЕТЬ В ОДИН ДЕНЬ

Умереть в один день. Валерия Новодворская

Умереть в один день. Валерия Новодворская

Александр III не готовился в монархи и никогда бы ему не царствовать, если бы не неожиданная смерть старшего брата Николая, на невесте которого он женился. Может быть, поэтому он был так скромен? А Николая IIготовили специально, и, кажется, переусердствовали. По крайней мере, в ответ на вопрос опросчика о должности (как раз в России проходила первая более или менее современная  перепись) из уст Николая прозвучала очень нескромная фраза, объяснимая только его несовременностью и длительностью игры в принца из сказочного королевства: «Хозяин земли русской». Уверена, что Александр IIIничего такого бы не сказал: он был реалистом и в сказки не верил. К тому же он повоевал, в ту самую русско-турецкую, куда его брали как скромного и распорядительного командира. Если папа, идеалист и реформатор, еще верил в  славянское братство, в болгарских братушек (которые в обеих мировых войнах воевали на немецкой стороне), в то, что сербы страждут под турецким игом (а им там все же неплохо жилось, и ни болгары, ни сербы свои лбы не подставляли, а хотели воевать русскими руками и русскими штыками), то сын знал цену этим мифам и этому «славянскому» Агитпропу. Скобелев («белый генерал»), османское иго – все это было таким же враньем, как выполнение «интернационального» долга в Афгане или «контртеррористическая» операция в Чечне. Поэтому Александр IIIне полез ни в одну войну. При нем Россия просто жила, и тихо эволюционировала, и богатела, без блеска и треска. А вот Николай II был «шпаком», штатским. Да еще романтиком. Александр III  не полез бы ни в японские дела, ни в немецкие.

Александр III
Мария Федоровна и Александр III в Дании, 1892

И эти такие личные факторы, кажется, решили нашу общую судьбу, да и судьбу несчастного царского семейства. Многие, даже заядлые монархисты, не любят Николая II за то, что он был рохля и мямля, распустил народ; не было у него хватки, силы и ловкости избежать угроз века; не любят его за отречение, за то, что не подавил бунт, завел Думу. Либералы и демократы тоже его не любят, но совсем за другое: за то, что он был сатрап, подавил «революцию» 1905 года, гноил на каторге революционеров; его зовут в этих кругах, как в либеральных гостиных начала XXвека: Николай Палкин. Ему не могут простить 9 января и Ленский расстрел, на него валят погромы и черносотенцев. По-моему, неправы и те, и другие. Таким вызовам времени, какие достались на долю ему,  никто не смог бы противостоять, даже Юлий Цезарь или Генрих IV. На одну короткую человеческую жизнь пришлись две войны (одна из них мировая),  охлократический бунт 1905 года, Февральская Революция, настоящий террористический фронт из эсеров, эсеров-максималистов, большевиков и тыловых интеллигентов.  Да еще война с Думой, да еще тяжелая, смертельная болезнь единственного сына. Предательство генералов и монархистов; арест; лишения; страдания близких; мученическая смерть; смерть всей семьи у него на глазах. Врагу не пожелаешь... В недолгую жизнь уложилась эпоха.
Это была очень несовременная чета, прямо из сказок братьев Гримм: тихий, мечтательный принц, влюбленный в Аликс, внучку королевы Виктории, белокурую принцессу. Кажется, они долго не видели вокруг ничего, кроме своего романа. «...Выстрел раздался вдруг, красный от крови, белый шиповник выпал из мертвых рук». Продолжение «Юноны и Авося». Принц и принцесса становятся королем и королевой. Конечно, они там как-то должны править, но сказки не вдаются в такие подробности. Главное – это что «они жили долго и счастливо и умерли в один день». Где-то там, на заднем плане, маячат какие-то подданные, поселяне в праздничных рубашках и поселянки в кокошниках. Они водят хороводы и любят батюшку-царя и матушку-царицу. Боюсь, что королева Аликс именно так представляла себе Россию и свои обязанности. По крайней мере, в Думу она явилась, как на бал, в бриллиантах, чем страшно кадетов шокировала.
Именно таким подданным типа Василисы Прекрасной и братца Иванушки была адресована раздача пряников и платков на Ходынке, в дни коронации. Но в реальной жизни все не так, как у братьев Гримм, и подданные передавили друг друга за пряник, а Николай вовремя не отменил торжества, как Путин свой отпуск из-за «Курска».
У царя и царицы были четыре прелестные царевны, четыре Великих Княжны: чистые, невинные, очень религиозные, скромные, добрые. И один царевич, больной, но тоже добрый и хороший. И они все жили недолго и не очень счастливо, а умерли очень страшно и в один день. Один день, вернее, одна ночь. Один подвал, одна расстрельная бригада Юровского. Одна казнь. Перед таким финалом умолкают самые суровые критики. Сатрапы и тираны редко так кончают свою жизнь. И главное, Николай II  успел сделать стране сияющий, как елочная звезда, подарок: Манифест 17 октября 1905 года, Билль о правах, habeascorpus, Дума, наш первый парламент. Говорят, это царь сделал под давлением. Но говорят (разные есть историки) также и то, что дар не пошел впрок, что этот елочный дождь свободы развратил и сгубил Россию за 12 лет. Так что, может быть, недаром Николай IIстолько колебался? Может быть, что-то предчувствовал? Будущую формулу Марины Кудимовой: «Есть, господа, тупики эволюций, жажда свободы не ведает норм: не опьянится вином конституций, не утолится крюшоном реформ».
У Николая II  были неплохие личные данные: образованный, воспитанный, добрый, хороший семьянин, муж и отец, глубоко религиозный человек. Но с этими данными трудно управлять гигантской страной. Особенно если представления о царском ремесле ты черпаешь из сказок братьев Гримм. К тому же почти дословно повторилась давняя французская любовная история. Хороший король-гражданин Людовик XVI, тихий и скромный человек, во многом погиб из-за того, что был под каблуком у нескромной и блестящей Марии-Антуанетты, которая тоже руководствовалась в жизни теми же сказками братьев Гримм. Французская несчастная чета кончила на гильотине. И у нас тихий Ники был немножечко под каблуком у блестящей и восторженной Аликс. Только российские якобинцы переплюнули французских: Марат, Робеспьер и Сен-Жюст не отправили на эшафот дочь короля и маленького Людовика XVII; его отдали в учение к сапожнику. На перевоспитание, так сказать. Ребенок быстро умер от тоски и тяжелой работы, да и кормили его плохо. Но хотя бы расстрела не было. И не было долгого ожидания смерти, как у несчастных узников Тобольска и Екатеринбурга. «Какие прекрасные лица, и как они странно бледны: царевич, императрица, четыре Великих Княжны...» В России нельзя жить в мечтах, нельзя жить вне реальности. Реальность, страшная и косматая, рано или поздно приходит за тобой. С ордером на арест, с трехлинейкой, с маузером. Рано или поздно. Для несчастной царской семьи это случилось скорее рано.
Николай II
Николай II с семейством, 1911

Вначале все было не так уж и плохо. С.Ю. Витте делал хорошие реформы, малоземельные крестьяне отправлялись в Сибирь. Это дело продолжит и Столыпин. В Сибири крестьян ждала бесплатная земля, ссуда в 300 рублей (по тем временам – большие деньги), льготный проезд в «столыпинском» вагоне (у П.А. Столыпина в этих вагонах ехали «делать жизнь», зарабатывать деньги; у Советской власти «столыпины» стали способом доставки на Архипелаг ГУЛАГ, чаще всего – к смерти. Я сама поездила в таких вагонах, и участь крестьян-переселенцев казалась мне завидной и счастливой). Среди сибирских фермеров, свободных, наконец, от протоколхоза: от общины, – тот, кто имел только сорок коров, считался бедняком. Надо было только работать, как папа Карло: вкалывать, не щадя себя. Но вкалывать хотели не все. 30 % переселенцев возвращались обратно, предпочитая ненавидеть помещиков и будущих «кулаков». Эти будущие комбедовцы, которые станут ходить на «раскулачку», утруждать себя не любили. Их аграрная программа была очень проста: устроить бунт, запахать помещичью землю, поджечь и разграбить чужое имение. И именно этот «контингент» собиралась представлять и защищать формирующаяся партия эсеров, социалистов-революционеров, или «серых». Времена народовольцев прошли: лидер правых (!) эсеров Чернов террор негласно признавал, но партия формально в нем не была замешана, а держала для грязной работы БГ – Боевую Организацию. Курировал ее Борис Савинков. Он мог сделать вещи совсем уж неблагородные: толкнуть Ивана Каляева на то, чтобы он бросил бомбу в Великого Князя Сергея Александровича, мужа святой Елизаветы, основательницы Марфо-Мариинской обители. А потом написать роман от имени писателя Ропшина («Конь вороной») и уехать за границу, оставив жертв своего «красноречия» умирать на «царских» виселицах. Мог бежать из тюрьмы перед казнью, оставив товарищей в руках палачей.
Завелись и эсеры-максималисты, совсем уж обезумевшие шахиды. Именно они взорвут чуть ли не весь остров с дачей Столыпина, причем погибнут гости премьера, останется калекой его дочь, а сам Петр Аркадьевич не пострадает. Максималисты, кажется, считали, что имеет смысл уничтожить мир, раз он несправедлив. «Fiatjusticia, pereatmundi» («Да погибнет мир, но свершится правосудие») – это им бы подошло. Если, конечно, кучка бомбистов может вообще претендовать на осуществление правосудия. Это был, скорее, Страшный Самосуд. К которому приводят все попытки добиться полной справедливости. Он состоится в России в октябре 1917 года. Мир, действительно, погибнет, причем вместе с эсерами, как правыми, так и левыми, вот только справедливости не прибавится. Формирующаяся из рабочих и их опекунов (отнюдь не Кос-Коровцев) социал-демократическая партия (эсдеки, «седые») вынашивала еще более чудовищные, еще более хладнокровно-эгоистичные планы. Они, кстати, их осуществят: вытрясут из деревни все до зернышка, а городские «десятитысячники» даже участвовали в «раскулачке». Кормить стоит только рабочих, да и то, если не надо вывозить пшеницу под индустриализацию – так будут поступать большевики. Но в террор они не пойдут. Ленин и его компания всякую лирику вроде самопожертвования считали глупостью. Что там индивидуальный террор и почти неизбежная расплата на виселице! Сначала надо захватить власть, а потом уже начать террор. Массовый. И полезно, и безопасно. Страшная, все предвидящая, неумолимая, почти нечеловеческая сила, сила злого ленинского гения, Антихриста, аватары Зла, готовились к безошибочному прыжку.
Куда там было Ники и Аликс пытаться ей противостоять! Они, наверное, только в Ипатьевском подвале поняли, с чем имеют дело. Большевики были как нож из стали, который вошел в мягкую, непричесанную, расхристанную, ленивую и неорганизованную Россию как в кусок масла.
А между тем русская интеллигенция совершила свой самый страшный грех. Пока народники и народовольцы вели с властью свою одиночную молчаливую герилью, не понятые и отталкиваемые народом, страна еще могла жить. Но горе тому, кто снимет крышку с колодца бездны и выпустит на волю таящихся там демонов; он обречет страну на гибель и заслужит вечное проклятие. Вместо демонов в нашем колодце сидели люмпены, как некие новые морлоки. Горьковские Челкаши, бродяги и пропойцы; сапожники Орловы, которым легче драться и пить, чем копить деньги, «бывшие люди» из горьковского эпоса. Вся эта «пена дней» и составила будущий костяк Красной гвардии. С 1874 года (время начала «хождения в народ») работая над народом, раскачивая ордынскую традицию ненависти к цивилизации и желания не заработать, а отнять, разрушить, а не построить; и традицию Дикого Поля, разгульную, хмельную традицию ненависти к труду и порядку, стремления «пускать красного петуха», скифского стремления к смертельной схватке, вечной дороге под звездами и дележу добычи, – интеллигенты, на горе себе же, преуспели к 1905 году вполне. Мирный поселянин, несколько тупой, недалекий, уважающий начальство послушный раб превратился не в свободного, ответственного, гордого и достойного человека, готового стоять на собственных ногах и зарабатывать самому себе на жизнь, но в хищного зверя, храброго, но полубезумного, готового умирать и убивать во имя неосуществимой утопии. «Ты, конек молодой, передай дорогой, что я честно погиб за рабочих». «Смело мы в бой пойдем за власть Советов и как один умрем в борьбе за это».
Горе той интеллигенции, которая научит свой народ социальной зависти и строительству баррикад во имя социального протеста, а не политических прав и свобод. Интеллигенция не может отказать себе в удовольствии опровергать власть и свидетельствовать против нее. В конце концов, это ее обязанность и право. Но это ни с кем нельзя делить. Этот жемчуг диссидентства и эту святыню вызова не следует давать ни свиньям, ни псам; словом, всем, кто надеется найти в этом выгоду: пойло получше, хлев попросторнее. Власть имеют право опровергать только аристократы духа. Оранжевая революция в России начала XXвека не просматривалась (так же, как и в России начала XXIвека). Велика была вина интеллигенции, которая довела народ до баррикад, не научив его абстрагироваться от зависти к чужому добру. Ведь эсеры и эсдеки решали аграрный вопрос очень просто: взять помещичью землю и поделить. Даром. На баррикады 1905 года, воспетые русскими писателями, пошли Шариковы под командой Швондеров. Февраль начался с очередей за хлебом и выламывания стекол в кондитерских; просто Швондеры уже были признанными политиками. Да пропади она пропадом, такая революция.
Власть, кстати, пеклась о рабочих и крестьянах больше, чем о бизнесе. Для рабочих делалось все: кассы взаимопомощи, клубы трезвости, спектакли, религиозная литература, чайные; все, вплоть до организации «зубатовских» профсоюзов. А вот патернализма было многовато: добрый царь и рабочие, а бизнес – стяжатели и хапуги. Ни народ, ни власть до конца, до Потопа так и не поняли, что их спасение было в бизнесе, в той свободной, трезвой, рациональной среде, которую он создавал.
Война с Японией была хорошо нам знакомой попыткой устроить «маленькую победоносную войну» для поднятия рейтинга престола. Смысла в этой войне на краю света не было никакого. А вот ксенофобии (в дополнение к антисемитизму) прибавилось. «Япошки», «макаки», ура-патриотизм, быстро перешедший в революционную ситуацию после разгромов под Цусимой и Порт-Артуром, фраза из «Варяга», впоследствии удаленная: «Где ждут желтолицые черти...» – все это было для нас вредно. Николай II, глубоко штатский, послушался неумных советников (небось, и воспитатель Победоносцев посоветовал ученику задать нехристям жару) и полез в дальневосточные дела. Мотивы? Не могу понять. Разве что Аликс сказала, как в окуджавской песенке: «Получше их бей, а не то прослывешь пацифистом, и пряников сладких отнять у врага не забудь». Увы! Пряников, как всегда, не хватило на всех. Россия с треском проиграла войну, народ подержал в руках оружие и применил новые навыки на баррикадах. За что воевали? – на этот вопрос не было ответа. Октябрьская политическая стачка прошла по лезвию ножа, хотя и Учредительное собрание, и свободы и права – это было резонно! А вот на 8-часовой рабочий день Россия не тянула по уровню экономического развития. Но получила. На оставшиеся ей 12 лет. До большевиков. В ГУЛАГе работали дольше...
Манифест 17 октября создавал шикарную основу для конституционного процесса, эволюционного развития, общественного согласия. Дума имела достаточно полномочий, а ответственное министерство нигилистам и левым экстремистам давать было рано. Этого и Ельцин не дал, и правильно сделал. Чтобы Витте, Столыпин, Гайдар и Чубайс отвечали перед эсерами, народными социалистами и Зюгановым с Жириновским?
Дума могла стать хорошим спортзалом для нашей начинающейся политики. Но щедрые дары Николая II,  его желание договориться и искать консенсус не встретили протянутой руки. Обрадовались только будущие октябристы. Эсеры и эсдеки с энэсами продолжали бесноваться; «Союз русского народа» развлекался погромами; кадеты делали вид, что им мало: в каком-то ресторане, на столе, с бокалом шампанского великий Милюков призвал продолжать битву с царизмом. Народ же вел себя совсем интересно: один депутат из крестьян, несмотря на хорошее жалованье, украл на рынке поросенка; другой вывинтил в Думе иностранный унитаз. А тут еще в благодарность за парламент – декабрьское вооруженное восстание. От 9 января с его хоругвями и царскими портретами (и прячущимися в толпе провокаторами с оружием, стрелявшими в казаков) до баррикад прошло 11 месяцев. Надо было 9 января выйти к народу, а в крайнем случае, пересажать тех, кто велел стрелять. А в декабре выбора не было. Жесткое подавление. Кровь. Расстрелы  на месте. Как в 1993 году (хотя тогда все прошло гораздо мягче). Иначе октябрь 17-го наступил бы на 12 лет раньше.
Распутин
Распутин и его поклонники, 1914

Но вся интеллигенция осудила режим и воспела баррикады. Леонид Андреев, Александр Грин, Максим Горький, Алексей Толстой (который Николаевич), Пастернак, Куприн. Вся русская литература выступила против«сатрапов» и «душителей».
Первая Дума прозаседала 72 дня, и того было много. А тут еще кадеты стали защищать «вождей восставшего народа». Петрункевич – так прямо с думской трибуны! Да еще Выборгский Манифест. Это уже было прямое обращение к «массам»: не давать рекрутов, не платить податей. Кадеты явно погорячились. За этот призыв они получили только кратковременный арест. Когда на второй день своей власти большевики объявят кадетов вне закона, и этот самый народ в лице пьяной матросни придет убивать Шингарева и Кокошкина, до конституционалистов дойдет, что надо было блокироваться с «исторической властью».
До авторов «Вех» дойдет раньше. У них хватит мужества сказать страшную для интеллигенции вещь: «Мы должны благодарить власть, которая штыками и тюрьмами ограждает нас от ярости народной». Столыпин этим и занялся: экономическая свобода, разрушение общины, создание независимых собственников – фермеров, сохранение монархии, постепенное введение конституционных механизмов. Борьба с погромщиками, кстати. Но жестокое подавление боевиков, террористов, мятежников. Военно-полевые суды, казни, каторга. Умиротворение бунта не может быть приятным. Столыпин был нашим Пиночетом, нашим Франко. Он мог бы спасти страну в феврале 17-го. Но он не дожил, его убил эсер Богров, по совместительству агент охранки, еще в 1911 году. Его никто не оплакивал. Царь был холоден, как лед (он, слабый человек, боялся верного, но умного и твердого министра). Интеллигенты злорадствовали. Они распевали куплеты: «У нашего премьера ужасная манера на шею людям галстуки цеплять...»
До Потопа оставалось еще 6 лет. А Думу Столыпин стабилизировал, она заработала – после роспуска Второй за 102 дня. Изменили избирательный закон: вместо большей части рабочих и крестьян в Думу попала интеллигенция, эсдеков обвинили в заговоре и отправили на каторгу, представительство охлоса уменьшилось в 15 раз. И Дума заработала. И Третья, и Четвертая... Но тут нас добила очередная «большая победоносная война», в которую впутался царь. И опять из-за Сербии, которая сама во всем была виновата и просто искала неприятностей. У Франции был резон отбивать у Германии Эльзас и Лотарингию. У России лезть в «сердечную» «Ententecordiale» –  Антанту – никакого резона не было. Амок. Рок. Безумие. Опять мираж Босфора и Дарданелл (жадность не только «фраера» сгубила). Николай IIпервый объявил общую мобилизацию! Перед Францией, видите ли, стыдно было. И Франция, и Англия, и Германия спокойно оставят Россию умирать, а английские и германские царственные семейства предадут и Ники, и Аликс, и их детишек и обрекут их на ипатьевский подвал. Им стыдно не будет... Германия признает Совдепию в 1922 г., Франция – в 1925-м, Англия – в 1929-м, США – в 1933-м. И никто не покраснеет.
И все шло в 1914 г. по новой: сначала краткий патриотический маниакал, а потом – антигосударственная депрессия. Народ вкусит крови, озвереет в окопах, большевики приберут армию к рукам. И тогда случится Февраль. На сторону Советов, классовых Советов, Советов санкюлотов (солдатские, рабочие, крестьянские, матросские депутаты; ни инженеры, ни офицеры, ни врачи, ни учителя, ни бизнес представлены не были) перейдут петербургские войска. Генералы запаникуют и предадут. Монархисты типа Шульгина предадут тоже, попросят отречься. И Николай отчается и отречется. Он был гуманистом и христианином: ему казалось, что так страна избегнет кровопролития. Александр IIIи в войну бы не полез, и не отрекся бы.
В Финляндии будет аналогичная ситуация, но Маннергейм подавит бунт. Он уложит в могилы 20000 рабочих, но сотни тысяч спасет. И памятник ему в центре Хельсинки никто не собирается демонтировать. Можно было не отрекаться, призвать верные войска, выйти из войны, уничтожить революционеров. Хоть бы и 50000, зато спаслись бы 60 млн. Но Николай, хороший христианин и плохой монарх, выбрал мученический венец. Он стал единственным монархом, поднятым на знамя диссидентства и антисоветизма, ибо был для диссидентов и антисоветчиков соузником и братом по несчастью. У Красного Дракона хватило ширины пасти для всех: для монархии и монарха, для его семьи, для триколора, Учредилки и Думы, для царских орлов и крестов на церквах, для Иисуса и кадетов, для эсеров и анархистов, для меньшевиков и белых офицеров. Все живое и стоящее чего-то, все ценное и свободное, все человеческое в России было обречено  умереть в один день: 25 октября или 7 ноября по новому стилю.
Опасный и лукавый шут Григорий Распутин, сильно портивший имидж власти, был спущен Феликсом Юсуповым под лед. Но это не помогло. Пуришкевич оказался прав: проблема страны была не в Распутине, а в распутстве. И мы ее все еще не можем разрешить.

Опубликовано в журнале «Медведь» №95, 2005

МАЛО НАМ "ПАЛЕСТИНЦЕВ", ООН, ОБАМЫ И ПРОЧИХ "ДРУЗЕЙ"

Минздрав предупреждает: надвигается очень тяжелый и долгий хамсин

Минздрав предупреждает: надвигается очень тяжелый и долгий хамсин

Министерство здравоохранения предупреждает: на Израиль надвигается тяжелый хамсин. Начиная со второй половины сегодняшнего дня на большей части территории страны начнется резкое повышение температуры установится изнуряющая жара, вероятен также повышенный уровень загрязнения воздуха частицами пыли.
Жара на этот раз продержится долго, сообщает минздрав. Окончание хамсина ожидается только в среду.
Минздрав рекомендует людям преклонного возраста и тем, кто страдает хроническими заболеваниями сердечно-сосудистой и дыхательной систем, в эти дни по мере возможности воздержаться от пребывания на открытом солнце и физических нагрузок. Всем израильтянам советуют пить побольше воды.
Пресс-служба «Маген Давид Адом» дает более подробные рекомендации: выпивать в день не менее трех литров воды (даже если не ощущаете жажды) — желательно именно воды, а не подслащенных напитков промышленного изготовления; ни на минуту не оставлять детей в закрытых автомобилях; полностью исключить занятия спортом в дневные часы, а в вечерние — не выходить на спортивные прогулки без бутылки воды. тем, кто работает на открытом воздухе, рекомендуется делать более долгие перерывы и отдыхать в тени.
При появлении первых признаков обезвоживания (головная боль, головокружение, слабость) немедленно прекратить физические нагрузки, перейти в прохладное место и пить воду даже через силу..
Согласно долгосрочному метеопрогнозу, по-настоящему тяжелая жара надвинется на Израиль к воскресенью и достигнет пика в понедельник — в эти дни в удаленных от моря районах столбики термометров поднимутся до 37-44 градусов Цельсия при высоком уровне пылевого загрязнения воздуха. В приморских городах дышать будет немного легче, дневные максимумы температур не превысят 34 градусов Цельсия.
Метеорологи, в отличие от минздрава, обещают облегчение на севере и в центре страны уже во вторник, только в Эйлате сорокаградусная жара простоит до среды.
Фото Lwp Kommunikáció: иллюстрация

О МИХАИЛЕ ЗОЩЕНКО

КРУГОЗОР



Ольга Светлова, 

 
- Если ты, Лёлища, съела вторую пастилку, то я ещё раз откушу это яблоко. (М.Зощенко. "Леля и Минька. Елка")

Детские рассказы - нравоучительные, но без занудства. Рассказы и фельетоны - смешные, до истерики и невозможности вздохнуть, не нуждающиеся в убогом исполнении юмористов, в последние годы окончательно дискредитировавших жанр. Южный сочный юмор на мрачной петербургской почве. Первая мировая, надрыв и разлом двадцатых, работа, снова война, многолетняя травля. Мучительная рефлексия, ипохондрия, бедность. Книга, которую считал главной, не спасла, а сгубила. 120 лет назад, 9 августа, родился Михаил Зощенко. К юбилею TUT.BY перелистал знакомые страницы.   

http://zoshenko.ru/
http://zoshenko.ru/

"Аристократка"
  • Что вы, говорит, меня все по улицам водите? Аж голова закрутилась. Вы бы, говорит, как кавалер и у власти, сводили бы меня, например, в театр.
  • - Ежели, говорю, вам охота скушать одно пирожное, то не стесняйтесь. Я заплачу. - Мерси, - говорит. И вдруг подходит развратной походкой к блюду и цоп с кремом и жрет.
"Иностранцы" 
  • Иностранца я всегда сумею отличить от наших советских граждан. У них, у буржуазных иностранцев, в морде что-то заложено другое. У них морда, как бы сказать, более неподвижно и презрительно держится, чем у нас. Как, скажем, взято у них одно выражение лица, так и смотрится этим выражением лица на все остальные предметы.
  • У нас на этот счет довольно быстро. Скорая помощь. Мариинская больница. Смоленское кладбище.
"Нервные люди"
  • - Я, говорит, ну, ровно слон работаю за тридцать два рубля с копейками в кооперации, улыбаюсь, говорит, покупателям и колбасу им отвешиваю, и из этого, говорит, на трудовые гроши ежики себе покупаю, и нипочем то есть не разрешу постороннему чужому персоналу этими ежиками воспользоваться. 
  • Что это, - говорит, - за шум, а драки нету?
  • Тут в это время кто-то и ударяет инвалида кастрюлькой по кумполу. Инвалид - брык на пол и лежит. Скучает.
Фото: zoshenko.ru

"Лимонад"
  • Больше как две бутылки мне враз нипочем не употребить. Здоровье недозволяет.
 
 "Обезьяний язык"
  • - А что, товарищ, это заседание пленарное будет али как? - Пленарное, - небрежно ответил сосед. - Ишь ты, - удивился первый, - то-то я и гляжу, что такое? Как будто оно и пленарное. - Да уж будьте покойны, - строго ответил второй. - Сегодня сильно пленарное и кворум такой подобрался - только держись. - Да ну? - спросил сосед. - Неужели и кворум подобрался? - Ей-богу, - сказал второй. - И что же он, кворум-то этот? - Да ничего, - ответил сосед, несколько растерявшись. - Подобрался, и все тут.
 
"Врачевание и психика"
  • Человечество идет не по той линии... цивилизация, город, трамвай, бани - вот в чем причина возникновения нервных заболеваний... Наши предки в каменном веке и выпивали, и пятое-десятое, и никаких нервов не понимали. Даже врачей у них, кажется, не было.
 
"Баня"
  • Прошлую субботу я пошёл в баню (не ехать же, думаю, в Америку), - дают два номерка. Один за бельё, другой за пальто с шапкой. А голому человеку куда номерки деть? Прямо сказать - некуда. Карманов нету. Кругом - живот да ноги. Грех один с номерками. К бороде не привяжешь.
"Рано или поздно любой сатирик видит, что его сатира непродуктивна. более того, громче всех над ней смеются именно те, кому стоило бы плакать, посыпая главу пеплом и бия себя в грудь. Потешать героев этой сатиры становится скучно.  А поскольку почти всякий сатирик и идеале и есть самый пылкий моралист, он, фигурально выражаясь, перестает играть на клавиатуре и начинает барабанить по крышке. Проблема Зощенко заключалась именно в его популярности, которой он откровенно тяготился, поскольку это была популярность в среде его героев.  Зощенко в полный рост - это короткие рассказы из последней повести... Здесь Зощенко достиг того великолепного минимализма, к которому пришел, например, поздний Толстой - тоже кружным путем, через "Азбуку". Для гения естественно приходить к литературе, куда бы он ни пытался убежать". (Из лекции Дм.Быкова)
 
 "Больные"
  • Человек - животное довольно странное. Нет, навряд ли оно произошло от обезьяны. Старик Дарвин, пожалуй что, в этом вопросе слегка заврался.
 
"Брак по расчету"
  • Мне вот понравилась одна. Перемигнулись. Познакомились. Тары да бары, где, говорю, служите, сколько получаете? Дескать, разряд ваш и ставка? - Служу, - говорит, - на складе. Ставка такая-то. - Ну, - говорю, - мерси и отлично. Вы, - говорю, - мне нравитесь. И разряд ваш симпатичный, и ставка ничего себе. Будем знакомы.
 
"Кинодрама"
  • Театр я не хаю. Но кино всё-таки лучше. Оно выгодней театра. Раздеваться, например, не надо - гривенники от этого всё время экономишь. Бриться опять же не обязательно - в потёмках личности не видать.
 
"Опасные связи"
  • - Интересный брак у нас получается. Эти, говорю, полярники, бортмеханики и кинооператоры меня буквально с ног валят.
"Зощенко изображает советские порядки и советских людей в уродливо карикатурной форме, клеветнически представляя советских людей примитивными, малокультурными, глупыми, с обывательскими вкусами и нравами. Злостно хулиганское изображение Зощенко нашей действительности сопровождается антисоветскими выпадами".
Из постановления Оргбюро ЦК ВКП(б) О журналах "Звезда" и "Ленинград" 14 августа 1946 г.
 

"Папаша"
  • Недавно Володьке Гусеву припаяли на суде. Его признали отцом младенца с обязательным отчислением жалованья. Горе молодого счастливого отца не поддаётся описанию.
  • …А тут ещё такой мелкоте деньги отваливай. Третью часть жалованья ему подавай. Так вот - здорово живёшь. Да от этого прямо можно захворать. Я народному судье так и сказал: - Смешно, - говорю, - народный судья. Прямо, - говорю, - смешно, какие ненормальности. Этакая,- говорю, - мелкая крошка, а ему третью часть. Да на что, - говорю, - ему третья часть? Младенец,- говорю,- не пьёт, не курит и в карты не играет, а ему выкладывай ежемесячно. Это, - говорю, - захворать можно от таких ненормальностей.
 Фото: zoshenko.ru
 
"Семейное счастье"
  • Баста! Новую жизнь начали. В болото всё - плиту, кастрюли, лоханки... Пущай и баба свободу узнает... Такой же она человек, как и я.
 
"Сильное средство"
  • Говорят, против алкоголя наилучше действует искусство. Театр, например. Карусель. Или какая-нибудь студия с музыкой.
"Почему "Перед восходом солнцa" вызвaлa тaкой нaчaльственный гнев - в общем, понятно: Стaлин ненaвидел Зощенко, но не потому, конечно, что видел в нем отвaжного рaзоблaчителя собственной духовной мелкотрaвчaтости, - он не нaстолько был умен и сaмокритичен, - a потому, что кaк рaз любил высокое, пaфосное. Искусство Зощенко кaзaлось ему мелким, рaзвлекaтельным, мещaнским, и все это с подкусaми, с нaмекaми! Стоило, однaко, Зощенко зaговорить серьезно, - и он подвергся уничтожительному рaзносу, a в знaменитом ждaновском доклaде его повесть былa нaзвaнa "омерзительной". (Из лекции Дм.Быкова)
  
"Великие путешественники"
  • - Если бы мы вчера потонули, то мы бы не могли отправиться в кругосветное путешествие.
  • Бабушка, сорвав ветку, сказала: - Я предлагаю выпороть детей. Миньку пусть выпорет мама. А Лелю я беру на себя.
  • Мама, вздохнув, сказала: - У меня дурацкие дети. Идти в кругосветное путешествие, не зная таблицы умножения и географии — ну что это такое!

"Золотые слова"
  • Зато впоследствии я понял и оценил эти золотые слова. И этих слов, уважаемые дети, я всегда придерживался во всех случаях жизни. И в личных своих делах. И на войне. И даже, представьте себе, в моей работе. В моей работе я, например, учился у старых великолепных мастеров. И у меня был большой соблазн писать по тем правилам, по которым они писали. Но я увидал, что обстановка изменилась. Жизнь и публика уже не те, что были при них. И поэтому я не стал подражать их правилам. И, может быть, поэтому я принёс людям не так уж много огорчений. И был до некоторой степени счастливым. Впрочем, ещё в древние времена один мудрый человек (которого вели на казнь) сказал: "Никого нельзя назвать счастливым раньше его смерти". Это были тоже золотые слова.
 
"Перед восходом солнца"
  • Тут я подумал о своих рассказах, которые заставляли людей смеяться. Я подумал о смехе, который был в моих книгах, но которого не было в моем сердце.
  • Она осталась. И осталась с мыслями, что только я причина ее богатства. Теперь она почти не выходила из моей комнаты. Хорошо, что вскоре началась мировая война. Я уехал.
  • Бальзак в своем романе "Шагреневая кожа" утверждал мысль, будто жизнь гаснет и укорачивается с каждым возникшим желанием. Страшась своих чувств и желаний, Бальзак предложил всем страшиться их, пугая непокорных смертью. Это была вопиющая ошибка. Напротив, человеческая жизнь горит тем ярче и тем длительней, чем меньше болезненных препятствий для этого горения. Человеческий организм - это не ведро с драгоценными соками, которые можно расплескать, растерять, растратить от многих столкновений с жизнью. Это "ведро" наполняется по мере расхода. Однако оно пустеет, если вовсе не расходовать его содержимого.
  • Заставая же нас врасплох или в болезненном состоянии, страх тем более беспощаден. Именно он более, чем что другое, "влечет нас к смерти". Это отлично знают люди, которые были на войне. Я помню (в ту войну), солдаты, усмехаясь, говорили: "Пуля найдет труса". И это в самом деле так. Ибо устрашенный человек поступает неразумно, бестолково. Он тычется как слепой, без учета обстановки. Страх парализует его, лишает гибкости, сопротивления. Такой человек делается физически слабым, беспомощным, суетливым. И тогда пуля скорей находит его. И это в одинаковой мере относится и к условиям обычной, мирной жизни. Устрашенные, трусливые люди погибают скорей. Страх лишает их возможности руководить собой. 

9 МАЯ. ЛЕКЦИЯ ДМ. БЫКОВА

 Отличная лекция! За исключением двух проколов: Зощенко ничего не говорил о совести в цитате, приведенной лектором.
"Испуганный писатель – это потеря квалификации". Михаил Зощенко
Ссылка на учителя и гуру Быкова - Б.Пастернака совершенно неуместна. После робкой поездки к фронту и невнятном очерке об этой "экскурсии", Пастернак благополучно эвакуировался в тыл. Для него война была совсем не тем, о чем справедливо, ярко и убедительно говорит Быков, а досадным конфликтом с любимой прежде Германией, который только мешал спокойствию жизни в высоком (без кавычек) творчестве. Кстати, точно также мешал, как его (Пастернака) еврейство и знание о Холокосте.


Читать полностью: http://news.tut.by/culture/410450.html



http://www.novayagazeta.ru/lecture-hall/73013.html
Выделить ссылку и "перейти по адресу..."

ЗАВЯДШИЕ ЦВЕТОЧКИ

Визит в Сочи, где произошла встреча Путина  с министром обороны Саудовской Аравии Мухаммедом бин Сальманом ас-Саудом, который считается также наследником престола, получила очень интересное освещение в прессе. Россияне анонсировали политический прорыв, который неизбежно приведет к благотворному росту цены нефти до $50 дол.
Наблюдатели вне России, обращали внимание на то, что министр обороны — не тот человек, который будет погружаться в вопросы рыночной стоимости нефти. Еще более невероятной, казалась фантазия российских СМИ на фоне того, что прямо в это время в Эр-Рияде находилась высокопоставленная делегация США. Но тут удивляться нечему, российская печать давно утратила связь с реальностью и блуждает закоулками выдуманного мира.
Украинские СМИ напротив, выдали целый ряд публикаций, в которых утверждалось, что Путину была вручена черная метка от арабских стран. Мы не нашли прямых подтверждений этим сообщениям, но обнаружили нечто другое. Что характерно, там действительно была скомкана программа, следующая за переговорами. Это говорит о том, что принимающая сторона получила не то, на что рассчитывала. Кроме того, никаких вменяемых комментариев итогов встречи не последовало. Тем не менее, самодеятельные аналитики из РФ выдали на гора массу своих версий, в которых преобладали темы о том, что ракеты «Калибр» легко долетят до Аравии, а также о том, как долго придется гасить саудовские нефтепромыслы, после российского удара и как это отразится на цене нефти. Короче говоря, там действительно произошло нечто неприятное для Путина. Фантазировать на эту тему не будем, но просто обратим внимание, чем именно занято министерство обороны Саудовской Аравии прямо сейчас.
Мы уже не раз писали о том, что турки и саудиты исчерпали давний конфликт и сразу перешли к самому плотному взаимодействию, в частности — по оборонным вопросам. Вторую неделю Аравия перебрасывает на базу ВВС Инджирлик свою авиацию, технический персонал и группы спецназа, которые входят в северную ударную группировку коалиционных сил, на границе с Сирией. Об этом сообщали турецкие и европейские СМИ. Однако куда меньше известно о том, что делается на территории самой Саудовской Аравии.
Со слов командира Саудовской Национальной гвардии командира бригады Имама Мухаммада бин Сауда, на севере Аравии прямо сейчас происходят беспрецедентные учения многонациональных сил. Утверждается, что со времен войн в Заливе, регион еще никогда не видел такой концентрации военных. Как стало известно, уже идет боевое слаживание подразделений вооруженных сил из Саудовской Аравии и в ОАЭ, Иордании, Бахрейна, Сенегал, Судан, Кувейт, Мальдивы, Марокко, Пакистан, Чад, Турции, Тунисе и Коморские острова, Джибути, Омана, Катара, Малайзии, Египта и Мавритании. Уже сейчас там собрана группировка, численностью более 150 тыс человек. Кроме того, в учениях принимают участие более 300 самолетов, «сотни танков» и некоторое количество военных кораблей. Причем, страны выставили свои самые боеспособные силы и самую мощную технику, включая истребители F16, Typhoon вертолеты Apache и системы ДРЛО AWACS. Известно, что учения начались в прошедшую субботу и план предусматривает 18 дней активных тренировок.
Таким образом, создана южная ударная группировка, которая объединила в коалицию большинство мусульманских стран региона. Это можно утверждать с полной ответственностью, так как саудовская пресса этого даже не скрывает. Целью учений как раз и является отработка взаимодействия сил и средств при проведении наземной операции в Сирии. Возможно это и было доведено лично Путину в Сочи. Из СМИ

А.К. Всё это цветочки, причем завядшие. Путину, видимо, намекнули о возможном сокращении добычи нефти, если Кремль прекратит военную операцию в Сирии. Кремль поверил обещанием - и внезапно прекратил бомбовые удары в Сирии. Как было обещано, ОПЕК собрался, но Эр-Риад и не подумал сокращать выкачивание нефти. Напротив, выждав пару недель, объявил о широком расширении (30%) добычи "черного золота". Москва еще раз убедилась, что арабам верить нельзя. На очереди персы Ирана.

АРКАДИЙ АВЕРЧЕНКО. ФИЛЬМ

СДЕЛАНО В ЯПОНИИ

Документальный фильм о традициях и современных технологиях в повседневной жизни японцев.Фото-Япония
Смотреть далее:

О СВОБОДЕ ПРЕССЫ ИЗРАИЛЯ


Свободна ли израильская пресса от политики и от "джинсы"?
29.04.2016
|
Команда "Иерусалимского алгоритма"
Защита свободы во всем мире, особенно свободы прессы, - важная функция американской организации Freedom House. "Дом свободы" сыграл видную роль в деле продвижения демократии, он постоянно указывает на неудачи и несправедливость в мире, где по-прежнему преобладают диктаторские режимы. Но, как и многие пропагандистские группы, борющиеся за права человека, Freedom House слепнет и глохнет, как только речь заходит о государстве Израиль, пишет комментатор Commentary Джонатан С. Тобин.

Хотя Израиль обладает одной из самых ярких в мире культур свободы прессы, Freedom House понизил рейтинг нашей страны в своем ежегодном отчете "Индекс свободной прессы": от "свободной прессы" - до "частично свободной".

Газета "Гаарец", со своей стороны, подчеркнула: в нынешнем году Израиль получил всего 32 балла из 100, и причин тому две. Первая – "усиление экономической угрозы израильским СМИ со стороны газеты "Исраэль ха-Йом". Вторая – влияние на свободу прессы скрытой рекламы, которая в основном публикуется порталом YNET, принадлежащим концерну "Едиот ахронот".

Нати Токер, автор публикации в "Гаарец", ограничился по этому поводу лаконичным разъяснением: статьи, которые публикуются на YNET под видом объективных корреспонденций, подготовленных профессиональными журналистами,  на самом деле широко рекламируют продукцию и услуги всевозможных частных компаний. Подача рекламных материалов под видом "корреспонденций" ("джинса", если прибегнуть к профессиональному сленгу русскоязычных израильских журналистов) постепенно превращается в главный источник доходов СМИ, а в ряде случаев является основной статьей доходов.

В отчете Freedom House указано: в основном речь идет о ведущем израильском портале YNET, на котором систематически публикуется скрытая реклама. При этом миллионы  шекелей поступают на портал не только от частных компаний, но и от правительственных министерств и некоммерческих товариществ, стремящихся как можно шире распространить свои идеи.  

Автор публикации в "Гаарец" также отмечает, что если в преддверии последних выборов в Кнессет газета "Исраэль ха-Йом" открыто поддерживала "Ликуд" и Нетаниягу, то издания конкурирующего с ней концерна "Едиот ахронот" столь же открыто продвигали оппонентов премьера (обвиняя главу правительства во всех смертных грехах и генерируя к нему ненависть, напомним мы).

Впрочем, американские правозащитники вдаваться во второстепенные (с заморской точки зрения) детали не стали и сосредоточили главный удар на "злодеяниях" газеты "Исраэль ха-Йом", представляющей угрозу таким "свободным" от рыночной экономики СМИ, как "Едиот ахронот", "Гаарец" и другие либеральные издания.  

Возможно ли такое? – недоумевает американский комментатор Джонатан Тобин, постоянный автор Commentary. Подавляет ли правительство Израиля критику? Закрывает ли СМИ, которые не согласны с политикой премьер-министра Биньямина Нетаниягу? А может, выступления "инакомыслящих" больше не транслируют по радио и телевидению?

Нет, ничего подобного в Израиле не произошло. Крошечная страна располагает гораздо большим числом СМИ на душу населения, чем другие демократии, и остается государством, в котором ни на радио, ни на ТВ нет никаких проблем с критикой правительства. Напротив, в редакциях большинства израильских СМИ достаточно сложно обнаружить тех, кто поддерживал бы правительство Израиля или его нынешнего премьер-министра, зато оппонентов предостаточно – хоть пруд пруди. В этом плане израильская пресса гораздо левее американской.

В таком случае, что же стало причиной понижения рейтинга Израиля? Ответ прост. Группа Freedom House считает проблемой "растущее влияние газеты "Исраэль ха-Йом"! По данным отчета "Дома свободы", "субсидированная бизнес-модель ставит под угрозу стабильность других средств массовой информации."

О чем они толкуют?! – недоумевает Джонатан Тобин.

У газеты "Исраэль ха-Йом" самый большой тираж в стране. Издание газет давно перестало быть прибыльным бизнесом. Но владелец "Исраэль ха-Йом" - американский магнат Шелдон Эдельсон действует точно так же, как пресс-бароны более ранней эпохи в Соединенных Штатах, когда газеты выполняли некую миссию и не были механизмами для извлечения прибыли. Эдельсон полон решимости обеспечить альтернативу большинству ведущих израильских СМИ – таких же левых, как американские.

В этом смысле газета "Исраэль ха-Йом" играет в еврейском государстве такую же роль, которую в США сыграл Fox News во главе с Рупертом Мэрдоком: он счел  недопустимым, чтобы СМИ отражали чаяния лишь половины народа США. То же самое произошло в Израиле. Недопустимо, чтобы в стране, где вот уже трижды в ходе свободных демократических выборов левые терпят сокрушительное поражение, господствовали СМИ, позиция которых кардинально расходится с мнением большинства избирателей. "Исраэль ха-Йом" заполняет вакуум - неудивительно, что у газеты большая аудитория читателей.

Столь же неудивительно, что израильские левые с тревогой воспринимают успех  газеты, отражающей взгляды правых. Но вместо того, чтобы просто заявить, что они не хотят иметь ничего общего с "Исраэль ха-Йом", как это сделали в свое время по отношению к Fox News американские недоброжелатели-либералы, израильские "либералы" стремятся принять меры, которые заставят их соперника замолчать. В предыдущую каденцию  левые партии ("Авода", МЕРЕЦ) и их союзники (в том числе партия НДИ – ред.) пытались провести в Кнессете закон, который запретил бы издавать газету "Исраэль ха-Йом".

Если бы они преуспели, Freedom House и другие правозащитники получили бы повод усомниться в том, что пресса в Израиле свободна, поскольку данный закон уничтожил бы газету, представляющую собой альтернативу левой политической ортодоксии. К счастью, эти усилия не увенчались успехом, констатирует Тобин. После того как Нетаниягу и "Ликуд" в третий раз подряд одержали победу на выборах и сформировали правое правительство, их оппоненты в Кнессете уже не пытаются провести закон, представляющий реальную угрозу свободе прессы.   

Тем не менее, как ни странно, Freedom House оплакивает свободу прессы в Израиле.

Автор напоминает: Freedom House не впервые пытается понизить рейтинг Израиля в индексе "свобода прессы". То же самое он сделал в 2013 году, упомянув в своем отчете "жалобы" на газету "Исраэль ха-Йом". А в 2016 году – уже после возвращения Израиля в рейтинге на достойное место - "правозащитники снова понизили свою оценку до "частично свободной".

Три года назад Джонатан С. Тобин написал в Commentary буквально следующее:

"Любая попытка защитить свободу прессы должна быть сосредоточена на усилиях правительств разных государств мира, направленных на подавление инакомыслия и грозящих журналистам тюрьмой, а не на защите гегемонии либералов в демократических странах. Израиль остается оплотом свободы в регионе, где правит деспотизм… Организации Freedom House должно быть стыдно за то, что она порочит своими действиями собственное имя. Ей следует прекратить нападения на "Исраэль ха-Йом" и восстановить рейтинг еврейского государства как "свободного".

То же требование – но в еще большей степени - относится к  Freedom House и сейчас, подчеркивает автор. Не нужно быть фанатом Нетаниягу или Эдельсона, чтобы понять коварную суть аргументов "правозащитников". Поддержка усилий, направленных на уничтожение газеты "Исраэль ха-Йом", - это предательство Freedom House собственного Устава. Новое нападение на Израиль указывает лишь на то, что вместе с другими "защитниками свободы и прав человека" Freedom House отказывает в этой свободе и правах одному-единственному государству – еврейскому.

На снимке: вручение Израильской премии за критику прессы имени Кеннета Абрамовича главному редактору газеты "Исраэль ха-Йом" Амосу Регеву (2009 год)
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..