вторник, 24 марта 2015 г.

ОБАМА ОБЪЯВЛЯЕТ ВОЙНУ ИЗРАИЛЮ

Instead of congratulating the Israeli people for being one of the few countries in the Middle East to hold real free and democratic elections, Obama has decided to inflict collective punishment not on Netanyahu, but on all Israelis, even its Muslim and Christian citizens, for having an election that came out not the way he wanted it to.
The terrorists have also been following with great enthusiasm reports that the Obama Administration is considering reassessing its policy -- that the U.S. no longer considers Israel a strategic ally in the Middle East.
In short, Obama's anti-Israel stance is the best gift the Americans could have given to Muslim terrorists and radical Arabs.
Obama also seems not to want to face the fact that because of his withdrawals and neglect, the situation in the Middle East today, with the rise of Islamic State and other terror groups, is not the same as it was even five years ago.
Thanks to Obama's policies, the Iranians and their friends are now in control of Iraq, Yemen, Syria and Lebanon, and much of Bahrain, and have surrounded the oilfields of the Persian Gulf. Meanwhile the U.S. has been forced to close down its embassies in three Arab countries -- Syria, Libya and Yemen.
Even Palestinians and Arabs are aware of the fact that under the current circumstances a Palestinian state would sooner or later be controlled by jihadists and Islamic terrorists, whose dream is the destruction of Israel, Europe and the U.S.
The last thing the Americans and Europeans need is another Islamic extremist country that exports terrorism -- with nuclear weapons -- to all parts of the earth.
The real enemy is not Netanyahu. The real enemy is Iran, Hizbullah, Hamas and Islamic Jihad and Islamic State.
Many Arabs and Muslims are rubbing their hands in joy as they watch U.S. President Barack Obama declare war on Israel after the victory of Benjamin Netanyahu's Likud Party in last week's general election.
They do not see the rising tensions between Obama and Netanyahu as the result of a personal dispute between two leaders. Instead, the dispute is seen by many Arabs and Muslims as part of the Obama Administration's strategy to undermine Israel and force it to make territorial concessions that would pose an existential threat to Israel.
At the beginning of his first term in office, he raised high hopes in the Arab and Islamic countries when he rushed to deliver an apologetic speech at the Muslim Brotherhood-affiliated Al-Azhar University in Cairo. His speech left many Arabs and Muslims with the impression that here, finally, is an American president who is prepared to sacrifice Israel for the sake of appeasing its enemies.
Muslims have long considered Obama to be on their side in the conflict with Israel. They were expecting him to become the first U.S. president to abandon Israel in favor of Arabs and Muslims. But since the 2009 speech in Cairo, there has been great disappointment with Obama in the Arab and Islamic countries for failing to "do something" about Israel.
Now, at long last, the Obama Administration's increased hostility toward Israel is being welcomed in many Arab and Islamic capitals. They are overjoyed to see that after failing the Arabs and Muslims for the past six years, Obama seems finally to be moving in the "right" direction.
Terrorist groups such as Hamas, Hizbullah, Al-Qaeda and Islamic Jihad are also expressing satisfaction with what they see as Obama's "declaration of war" against Israel. Palestinian Authority officials in the West Bank are also celebrating over the fact that Israel has become the number one enemy of the Obama Administration.
This week, a Palestinian Authority official was quoted as saying that the Palestinians would not be surprised if President Obama himself joined their campaign to file war crimes charges against Israel before the International Criminal Court. The official was reported to have told a Ramallah-based Western diplomat that Obama hates Israel and this was good news for the Palestinians.
Israel's enemies have been sitting on its borders and waiting for an opportunity to attack. One of the reasons they have been reluctant until now to wage an all-out war to destroy Israel was their fear that the U.S. would come to Israel's rescue. But now, Hizbullah, Hamas, Islamic Jihad, Islamic State and other terror groups are hopeful that Obama has finally decided to abandon Israel.
The terrorists also have been following with great enthusiasm reports that the Obama Administration is considering reassessing its policy in the Middle East in the wake of Netanyahu's electoral victory. This is exactly the kind of news they have been waiting to hear for so many years -- that the U.S. no longer considers Israel its main strategic ally in the Middle East.

Bassam Tawil writes that President Obama's anti-Israel stance is the best gift the Americans could have given to Islamist terrorists. Above, Israeli PM Netanyahu meets President Obama at the White House, May 20, 2011. (Image source: Israel PM office)

Reports that the Obama Administration will no longer support Israel in international forums and agencies, especially in the UN General Assembly and Security Council, are seen by a growing number of Arabs and Muslims as the beginning of the end of the partnership between the U.S. and Israel. This partnership has worried Israel's enemies for decades because it stands in the way of achieving their goal of wiping Israel off the face of the earth.
In short, Obama's anti-Israel stance is the best gift the Americans could have given to Islamist terrorists and radical Arabs. For the first time ever, the Obama Administration has created hope among Israel's enemies that the U.S. will at last give them his wholehearted support, just as he has been doing with Iran.
The sharp crisis between the Obama Administration and Israel has been taking place at a time when the U.S. is losing most of its Arab and Muslim friends, especially in Egypt, Jordan, Yemen, as well as other countries. It is also taking place at a time when Iran is capturing one Arab country after the other, and has now surrounded all the oilfields in the Persian Gulf, as well as having quietly for years infiltrated South America.
Thanks to Obama's policies, the Iranians and their friends are now in control of Iraq, Yemen, Syria and Lebanon, and much of Bahrain, and have surrounded the oilfields of the Persian Gulf. Meanwhile, the U.S. has been forced to close down its embassies in three Arab countries -- Syria, Libya and Yemen.
Instead of facing the dangers of the Iranian drive to export the Islamic revolution to as many Arab and Islamic countries as possible -- with the help of an accelerating operation to acquire nuclear weapons -- Obama has turned Israel in general, and Netanyahu in particular, into the main threat to world peace and stability.
And instead of congratulating the Israeli people for being one of the few countries in the Middle East to hold real free and democratic elections, Obama has decided to inflict collective punishment not on Netanyahu, but on all Israelis, even its Muslim and Christian citizens, for having an election that came out not the way he wanted it to.
What Obama does seem to want is to force Israel to accept a Palestinian state that would pose an existential threat to it and become the source of instability and tensions in the region. Obama also seems not to want to face the fact that because of his withdrawals and neglect, the situation in the Middle East today, with the rise of Islamic State and other terror groups, is not the same as it was even five years ago.
Even Palestinians and Arabs are aware of the fact that under the current circumstances a Palestinian state would sooner or later be controlled by jihadists and Islamic terrorists, whose dream is the destruction of Israel, Europe and the U.S.
If Obama is interested in reconsidering his Middle East policy, he should start by examining the repercussions of the establishment of an independent Palestinian state on regional and international security. The last thing Americans and Europeans need is another Islamic extremist country that exports terrorism -- most probably with nuclear weapons -- to all parts of the earth.
Obama needs to wake up. The real enemy is not Netanyahu. The real enemy is Iran, Hizbullah, Hamas, Islamic Jihad and Islamic State. Unfortunately, Obama -- as he continues undermining moderate Muslims and Arabs in the free world -- has decided to side with the wrong side.

НЕДОБРЫЙ ПРИВЕТ ИЗ МОНРЕАЛЯ


Яков Рабкин - один из "евреев против евреев" и обложка русского издания его "эпохальной" книги. Фото с сайта e-slovo.ru



Мы с ним евреи и родились в один год, в одном городе - Ленинграде, да и жили практически рядом. Он на Моховой улице, я на Кирочной. Мы ходили в одни и те же музеи, театры и кинотеатры. Мы не были знакомы, но наверняка сталкивались, шатаясь по Невскому проспекту, в метро или на остановке трамвая. Я смотрю на его фотографию, и мне кажется, что в молодости я знал этого человека. Сегодня между нами многие тысячи километров, огромное расстояние, причем не только географическое.

Я с семьей живу в Израиле, и мне это нравится. Он выбрал местом жительства город Монреаль. Ему по сердцу прописка в Канаде. Он регулярно посещает сефардскую синагогу. Я же в синагоге бываю крайне редко. Мне, честно говоря, все равно, где он живет, где работает, во что верит и чем зарабатывает. Он же крайне озабочен моей персоной и судьбой моего семейства. Яков Рабкин, так зовут моего бывшего земляка, считает, что нет большего врага у евреев мира, чем сионизм и Еврейское государство. Он целую книгу об этом написал. "Еврей против еврея" называется. Выходит, этот Яков потомкам Яакова друг, а я, убежденный сионист, сам себе, своим детям, внучкам и своему народу - враг. Но интересно - я-то не против лично этого Рабкина, как и любого еврея, решившего, что ему лучше будет в США, Германии, Канаде или Монголии... Я за право любого человека жить там, где ему нравится и исповедовать то, что ему по сердцу.

Тут я сам себя стал уговаривать: стоит ли обращать внимание на очередной антиизраильский пасквиль, переживать, вступать в спор? Сам же не раз писал, что нормальному человеку должна быть понятна позиция религиозных евреев, считающих любое государство делом не кошерным, противным истинному иудаизму. Ну, еще один манипулятор от истории отметился на эту тему. Сколько их было прежде и сколько еще будет.

Но прочел я книгу Рабкина и понял, что никакого "иудейского сопротивления сионизму" в ней нет, а есть обычный рабский, галутный комплекс совка с Моховой улицы. Комплекс, круто замешанный на банальном антисемитизме. Еврей, не сумевший понять в зрелые годы, что зло юдофобии в мире - есть величина постоянная, никак не зависящая от поведения жертвы зла - и есть тайный ненавистник своего народа. Рабкин в своей книге умудрился возложить все несчастья народа Книги, включая Холокост, на самих евреев. Правда, только на тех, кто из века в век упрямо повторял: "В будущем году в Иерусалиме", на тех, кто посмел защитить себя своим государством и силой оружия. Автор уже в прологе книги точно обозначил свою позицию:

"Почему мишенями становятся разбросанные по всему миру еврейские организации?.. По-видимому, это происходит оттого, что шестиконечную звезду все чаще принимают за опознавательный знак на израильских танках и самолетах".

В общем, в нынешнем витке неонацизма виновата "кровавая авантюра сионизма". Она же, естественно, виновата в Холокосте. Так и пишет:

"Как известно, немало уважаемых раввинов главным грехом, приведшим к массовым убийствам, считали именно сионизм".

Каких раввинов, кем уважаемых - автор не пишет. Главное, внушить потомкам Яакова, что они сами виноваты в трагедии гитлеровского геноцида. Фюрер, мол, основываясь на мечте евреев о своем государстве, воспринял это, как прямое доказательство мирового еврейского заговора, грозящего порабощением всему миру. Ему, бедняжке, и деваться было некуда. Нацисты были вынуждены начать борьбу с врагами рода людского. Читаю в книге Драбкина:

"В двадцатом столетии кровь шести миллионов евреев, мужчин, женщин, детей и стариков, была продана в обмен на государство его основателями и вождями".

Проще говоря, это не Гимлер с Эйхманом построили Аушвиц, а Жаботинский, Вейцман и Бен-Гурион. Подлую мыслишку эту, выуженную из откровенно юдофобских источников, Рабкин повторяет неоднократно:

"Многие израильские историки склонны поддерживать обвинения в исторической ответственности за Катастрофу, выдвигаемые против сионистского движения как харедим, так и реформистскими раввинами".

Это он на "единство рядов" намекает. Мол, лучшие светские и религиозные умы Израиля успешно рубят сук, на котором сидят.

В общем, нет у мира большего врага, чем сионизм. И правильно, по Рабкину, сообщество людоедов и антисемитов в ООН некогда определило простое желание потомков Яакова жить в своей стране, по своим законам и традициям, как расизм.

В книге своей автор постоянно пишет о каком-то, чуть не всеобщем, сопротивлении раввинов созданию Еврейского государства. Он вдруг забыл, что самая мощная иудейская община существует именно в этом государстве. Мало того, эта община пользуется многочисленными льготами, мощной поддержкой государства. Еврейская религиозная мысль получила в Израиле сильнейший стимул в развитии. Нет, никогда не было и не могло быть войны между иудаизмом и сионизмом. Рабкин вновь пытается выдать свои догмы за подлинное положение вещей или изобразить несколько сотен друзей современного Амана из "Натурей карта" за весь религиозный мир Иерусалима.

Своим идеологическим врагам-евреям этот еврей даже в звании человека отказывает, так велика его ненависть к ним:

"Действительно, некоторые даже выказывают сомнение, применимо ли вообще к Бен-Гуриону слово "человек".

Кто эти "некоторые", Рабкин снова не уточняет. Все правильно, если верить текстам его сочинения, он людьми считает лишь таких ловкачей от науки и врагов Еврейского государства, как Шломо Занд. Плевать "религиозному" Драбкину на богоборчество Занда. В главном, они единомышленники:

"Израиль должен прекратить считать себя государством евреев всего мира - народа, который, по его мнению, был "изобретен" в угоду сионистской идеологии - и стать просто государством живущих в нем граждан"...

Предложить это датчанам, шведам или китайцам Драбкину с Зандом и в голову не приходит. Евреи же должны постоянно доказывать неонацистам, что они и не думают порабощать все население Земли, что нет никакой "мировой закулисы". Вот докажут - и придет, наконец, в мир наш царство добра и справедливости.

В эпилоге откровенного доноса на свой же народ Рабкин сбрасывает маску с лица обычного политического агитатора, показывая, что стоит за привычным, ангажированным словоблудием трусливого антисемита:

"Еврейская справедливость требует возвращения палестинских беженцев к своим очагам, поселкам и городам по всей Палестине! Скажите миру, громко и ясно, что вы поддерживаете палестинское государство на ВСЕЙ Святой земле".

Снова все путает мой бывший земляк и ровесник. Это не "еврейская справедливость" требует, а убийцы, проповедники нового исламского рейха из "ХАМАСа" и "Хизбаллы"

ПУТИН И ЯДЕРНАЯ ВЕСНА

статья Доктрина Путина

Александр Скобов23.03.2015
Александр Скобов. Courtesy photo
Александр Скобов. Courtesy photo

Даже если бы у одной из сторон появилась возможность уничтожить все это превентивным ударом, реализовать эту возможность она все равно бы не смогла, не подвергая угрозе гибели себя саму. К 1980 году у США было 15 тысяч ядерных боеголовок, у СССР 10 тысяч. Сколько ядерных боеголовок пришлось бы задействовать одной из сторон, чтобы "обездвижить" противника? Между тем ученые предупреждали, что единовременный взрыв только пятисот зарядов вызовет эффект "ядерной зимы", которая вообще уничтожит высшие формы жизни на планете. А самые оптимистичные утверждали, что хватит и трехсот. Поговаривали, что ученые намеренно занижают число необходимых для "ядерной зимы" зарядов, чтобы охладить пыл любителей поиграть мускулами. Однако желающих проверить теоретическую модель экспериментально находилось мало.
В этих условиях неотвратимость уничтожающего удара возмездия была главным фактором, удерживавшим стороны от нанесения первого удара. Доктрина же Шлессинджера допускала ограниченное применение ядерного оружия не с целью полного уничтожения противника, а для того, чтобы избежать серьезного поражения в ходе военных действий, ведущихся обычными силами. Например, нанесение нескольких ядерных ударов по скоплениям войск Варшавского договора в случае их глубокого прорыва на территорию стран НАТО в Европе.
Теоретически такой прорыв был вполне вероятен. Варшавский договор имел в Европе значительное превосходство в численности вооруженных сил и в количестве обычных вооружений (в частности, танков). СССР, конечно, может ответить такими же ударами, но его наступление будет остановлено. То есть доктрина Шлессинджера предполагала, что обменивающиеся ограниченными ядерными ударами стороны будут стремиться соблюдать симметрию.
Советская пропаганда негодовала: американцы играют с огнем! Никакой ограниченной ядерной войны быть не может. Любое, даже разовое, применение ядерного оружия одной из сторон неизбежно запустит спираль ответных ударов, идущих по нарастающей. Стороны просто не смогут остановиться, пока не расстреляют весь боезапас. Шлессинджер сеет опаснейшие иллюзии о возможности применить ядерное оружие и при этом избежать всеобщей гибели. Он подталкивает мир к катастрофе. Надо не придумывать сценарии "нефатальной" ядерной войны, а сделать так, чтобы само обсуждение ее возможных сценариев считалось недопустимым.
Мир с тех пор сильно изменился. Четверть века он прожил с ощущением, что ядерная война действительно стала невозможна. Не будем смешить читателя предположениями, что это связано с нравственным прогрессом человечества. Современный читатель в такой прогресс не верит. Но есть и вполне понятные для него причины. Сегодня в мире нет силы, способной при помощи обычных вооружений создать для любой из ядерных держав угрозу оккупации ее территории, разрушения ее государственности, уничтожения ее общественного строя. То есть поставить ее перед выбором: либо погибнуть, либо нанести первый смертоносный ядерный удар. С Европой все понятно: соотношение обычных вооружений между НАТО и РФ сегодня прямо противоположно тому, которое было в конце советской эпохи. Но и для РФ перспектива прорыва миллионов невежливых желтых человечков через Урал и Поволжье в направлении Москвы представляется как минимум весьма отдаленной.
Когда чувствуешь себя в безопасности, можно позволить себе подумать и об общечеловеческих ценностях. Об абсолютной ценности человеческой жизни. Об абсолютной недопустимости применения принципиально неизбирательного ядерного оружия. О том, что тот, кто первым перейдет этот барьер допустимости, будет проклят человечеством во веки веков. Но только, как бы ни смеялся современный читатель, об этих вещах думали и тогда, когда глобальное столкновение СССР и США представлялось вполне вероятным. Дикция Леонида Ильича Брежнева, над которой так потешались советские граждане, была последствием ранения, полученного на войне. Он знал войну в лицо. И воспоминания о былом союзничестве военных лет имели для него значение. Но за годы, пока мир расслабленно наслаждался чувством безопасности, в России к власти пришло поколение абсолютных циников, для которых всех этих сантиментов просто не существует. И теперь они откровенно угрожают первым ядерным ударом.
Нашумевший телефильм про Крым - это официальное провозглашение новой военной доктрины РФ. Фактической доктрины, в корне отличающейся от формально действующей. Та допускает применение ядерного оружия только в случае возникновения реальной угрозы самому существованию России как государства. Например, при неспособности российской армии помешать иностранной оккупации. Фактически это воспроизведение доктрины Шлессинджера. Доктрина Путина идет гораздо дальше. Путин заявляет, что готов нанести первый ядерный удар, если кто-либо посмеет помешать ему отобрать у соседа очередную игрушку, помешать осуществить очередной намеченный захват. Если ему посмеют не сдаться без боя. Если ему посмеют сопротивляться.
Появился "крымский фильм" именно тогда, когда вновь приходит все больше тревожных сообщений о подготовке нового наступления в Донбассе, а российская армия разворачивает самые масштабные за последнее время игрища с оружием. Шантаж? Несомненно. Блеф? Уверен, что да. Вот только западные лидеры полагаться на это не имеют права. Если угроза высказана, они обязаны рассмотреть возможность ее осуществления и иметь четкий план ответных шагов. В любом случае Путин снял психологическое табу на обсуждение ядерной войны как одного из возможных вариантов развития событий. И миру вновь придется привыкать к этой мыли, как бы ни хотелось от не отмахнуться. Продумывать возможные последствия. И вспомнить проверенный историей фактор, позволяющий удержать агрессора от первого ядерного удара, - фактор неотвратимости возмездия.
Выработанная после Второй мировой войны концепция безопасного мира не случайно предполагает отказ не только от применения силы, но и от угрозы ее применения. Высказанная одной из мировых ядерных держав угроза первого ядерного удара уже сама по себе переводит нас в "другой мир", в мир небезопасный. Она на порядок понижает планку немыслимого. Первый ядерный удар становится в принципе мыслимым. Что должен делать, например, очередной самодур из семейства Кимов, чтобы подтвердить тяжким трудом заработанную репутацию самого отвязанного парня на планете? Эта репутация держалась на том, что он может позволить себе то, чего никто больше позволить себе не может, - ядерный шантаж. Но если таким шантажом занялась "солидная" держава, эксклюзивность теряется и для ее сохранения необходимо угрозу хоть где-нибудь, но исполнить. И тем еще более понизить планку.
Дело не только в безумных Кимах. В логику ядерного шантажа заложена неизбежность повышения ставок, если перед шантажистом отступают. Сегодня Путин, говоря о том, что он намеревался привести в боевую готовность "силы ядерного сдерживания", если бы возникли трудности с захватом Крыма, на самом деле заявляет о готовности использовать ядерное оружие, если у него возникнут трудности с захватом Одессы, Днепропетровска и Харькова. Завтра он начнет размахивать ядерной дубинкой, требуя убрать расположившиеся слишком близко от его границ системы ПРО. Послезавтра - потому, что его чувства оскорблены тем, как на Западе трактуют события Второй мировой войны. И чем дальше он зайдет, тем катастрофичнее для него будет столкнуться, наконец, с отпором. Спасовать, показать один раз, что шантаж был блефом, - это значит быстро потерять все, что было путем шантажа приобретено ранее. В какой-то момент эта логика заставит реализовать угрозу просто для того, чтобы тебя не перестали бояться. Напротив, чем раньше Путин встретит жесткий отпор, тем больше шанс на то, что он не решится нажать кнопку.
Западу при определении своей линии волей-неволей придется исходить из того, что ядерная атака со стороны России из категории немыслимого переместилась в категорию мыслимого. Он может сделать вид, что не услышал угроз, и заняться самообманом, успокаивая себя мантрами насчет того, что нынешнее противостояние с Россией не носит идеологического характера (еще как носит!). Надеяться на то, что все "само рассосется" (в конце концов, даже Путин не вечен). Повести себя как Сталин, пытавшийся откровенным заискиванием перед Гитлером побудить его хотя бы отложить намеченное вторжение. А может ответить жесткими заявлениями о том, что угрозы услышаны и рассматриваются как реальные. Что они абсолютно неприемлемы. Что Запад готов принять удар и на него ответить.
Кремлевские шантажисты могут рассчитывать на то, что Запад капитулирует не столько из страха перед гибелью людей в результате разовой, символической ядерной атаки, сколько из опасения оказаться перед необходимостью ответить ударом на удар, рискуя вызвать дальнейшую эскалацию. Ведь оставить ядерный удар без последствий будет означать полный моральный крах Запада, что неизбежно выльется и в крах политический. Не лучше ли будет заранее сдаться? Однако запас прочности современной евроатлантической цивилизации позволяет ей "пропустить" единичный демонстрационный ядерный удар со стороны путинской РФ, не ответив на него симметрично, то есть тоже ядерным ударом. Ответив асимметрично.
Запад в состоянии сделать так, чтобы путинский режим был сметен как бы ударной волной от взрыва его собственных боеголовок. Любая, даже самая однократная ядерная атака даже не по территории стран-членов НАТО, даже не по их военным объектам сделает вопрос об ущербе для бизнеса от разрыва экономических связей с Россией необсуждаемым. О санкциях тоже речи уже не будет. Речь пойдет о полной экономической блокаде с закрытием границ и арестом всей зарубежной собственности. О тотальной экономической войне против России. И вот эта война будет вестись уже не с целью принуждения противника к миру, а с целью его полного уничтожения. Западная экономика эту войну выдержит, даже если европейскому обывателю придется вспомнить давно позабытую карточную систему и получать газ, электричество, воду по два часа в сутки. После ядерной атаки это будет уже другой обыватель. Россию же ждет нищета и научно-техническая деградация. И когда на Западе будут созданы технологии, позволяющие стерильно нейтрализовать весь российский ядерный потенциал, ей нечем будет на это ответить.
Александр Скобов23.03.2015

МЕЖДУ ДОБРОМ И ЗЛОМ



Борис Гулько
Блуждание между добром и злом.

Среди ясных, не простых для понимания и просто трудных мест, в Торе есть одно, ставящее в тупик: «увидела жена, что … вожделенно дерево для познания; и взяла плодов его, и ела; и дала также мужу, (что) с нею, и он ел. И открылись глаза их обоих, и узнали, что наги они… и спрятался Адам и жена его от Бога Всесильного среди деревьев сада. И воззвал Бог Всесильный к Адаму, и сказал ему: где ты? И сказал он: голос Твой я услышал в саду, и убоялся, потому что я наг, и спрятался. И сказал Он: кто сказал тебе, что ты наг?»
  (Бытие 3:6-11). Адам и Ева не были слепы. Что увидели они, вкусив запретный плод, чего не видели до того?
Можно предположить – первая пара приобрела способность к моральному суждению. И начали они с того, что осознали: нагота – это не только отсутствие одежды.
Легко жилось людям до грехопадения (ой недолго!). Интеллектуальный аппарат их был совершенен – ведь создан непосредственно Богом! Всевышний привёл к Адаму всех животных, и Адам легко дал каждому из них имя. Моральных проблем не возникало – было очевидным – что хорошо, что плохо.
«Познав добро и зло» Адам, Ева и их потомки оказались перед необходимостью постоянно давать моральные оценки. Какие-то критерии у нас есть, но манипулировать ими можно бесконечным образом. Как понять – что верно, а что нет?
Одна из моральных проблем, терзающих сознание современных евреев – отношение к сионизму, как в его религиозной версии, идущей от Торы и от мудрецов Нахманида, Виленского гаона, рава Кука, так и в секулярной, берущей начало от Герцля и его сподвижников.
 Хеди Эпстин восьмилетней, в 1939 году, вывезли из Германии в Англию. Её родители, как и все близкие, погибли в Освенциме. Хеди вспоминает: её семья имела возможность уехать в Палестину, но родители – убеждённые антисионисты – решительно отвергли такую возможность. В мае 2010 года Хеди Эпстин вместе с турецкими террористами на корабле Мави Мармара прорывала израильскую блокаду Газы.
Хеди чтит память родителей и следует их завету. Следует ли упрекать её за это? Кто станет убеждать Хеди, что родители её погибли напрасно – из-за неверного морального суждения о сионизме?
Но может быть –  Хеди просто не умна? Я читал, что, когда в Освенцим доставили величайших венгерских раввинов – кладезь мудрости – те провозгласили, что наказаны за слабую борьбу с сионизмом.
Адекватнее ли рациональные атеисты, чем мистически настроенные раввины? Израильтянка Ада Йонат – выдающийся интеллектуал, нобелевский лауреат в области химии. В интервью после получения награды она призвала освободить из израильских тюрем всех заключённых там террористов и сделать так, чтобы у тех не было мотивов убивать израильтян. Безукоризненная логика – никто не будет совершать теракт без причины. Если бы речь шла о кристаллах – специализации Йонат – эта логика сработала бы.
Есть надежда, что жизненный опыт может помочь человеку понять наш мир. Действительно, среди евреев, познавших зло Советской империи, и в Америке, и в Израиле, людей левых взглядов относительно меньше, чем среди аборигенов. Но уже поколение детей, прошедшее индоктринацию здешних колледжей – сужу по Америке – от аборигенов не отличается.
Может быть, понимать жизнь адекватно помогает достойный образец в семье? Но до чего убого выглядят левые израильские лидеры, великие отцы которых сумели поднять, казалось, неподъёмный сионистский проект! Самый душераздирающий пример тому – Авраам Бург –  сын Йосифа Бурга – доктора философии и раввина, создателя религиозно-сионистской партии, министра всех правительств Израиля с 1949 по 1986 год. Благодаря авторитету великого отца, Авраам попал в элиту израильского общества. Его избирали спикером Кнессета, председателем Сохнута. Прославился Бург-младший статьёй 2003 года «Конец сионизма», призывом к евреям-израильтянам приобретать паспорта других стран. На нынешних выборах он поддерживает арабскую коммунистическую партию ХАДАШ, членом которой является. Понятно, кипа на голове Авраама Бурга значит не больше, чем обращение в православие Изи Шамира, воспетое восходящей звездой израильской политики Ксенией Светловой в православном миссионерском журнале http://www.kbogu.ru/showarticle.php?id=27632
Обратный Бургу – случай Бенни Мориса, основателя израильской школы Новых историков. В имевших большой международный резонанс работах 80-90 годов ХХ века Моррис доказывал, что 700 000 арабских беженцев появились в процессе войны 1948 года арабских стран против нарождающегося Израиля не только в результате призывов их лидеров к населению покинуть территорию, а также боязни мести со стороны евреев за погромы. Существовала и направленная на изгнание арабов политика создателей Израиля, за которую Морис винил тех. Эти исследования обильно цитировались арабской прессой.
Жизнь изменила оценку Моррисом событий возникновения Израиля. В интервью газете Гаарец в 2004 году он объяснял: «Я всегда голосовал за Аводу, Мерец или „Шели“. А в 1988 году отказался служить на территориях, за что оказался в тюрьме. Но у меня всегда были сомнения по поводу намерений палестинцев. Кэмп-Дэвидские события и все, что произошло потом, превратили сомнения в определенность». Удивительно – с каким трудом реальный мир проникает в сознание левого интеллектуала! После легко предсказуемых акций «орлов Арафата» Моррис пришёл к тому, что «если вокруг нас появится атомное оружие или, если начнется всеобщая арабская атака извне, с арабами в тылу, стреляющими по автоколоннам, изгнание будет допустимым и даже необходимым. Израильские  арабы – это мина замедленного действия... Это пятая колонна. И демографически, и в смысле безопасности они могут взорвать страну изнутри. И снова будет угроза самому существованию Израиля, как в 48-м. В таком случае, изгнание будет оправданным».
В заключительной части Торы – во Второзаконии – евреям даются предсказания на наши дни: – «…забросил Он их (евреев) в другую страну, где они остаются по сей день… возвратит Господь, Бог твой, изгнанных твоих и смилосердится над тобою, и опять соберет тебя из всех народов, среди которых рассеял тебя Господь, Бог твой... И приведет тебя Господь, Бог твой, в землю, которою владели отцы твои, и будешь ты владеть ею; и облагодетельствует Он тебя» (29:19-30:3-5) Точное исполнение сегодня предсказанного больше трёх тысячелетий назад показывает, что существует Разум, безмерно превосходящий утлый человеческий… 
Этот Разум предостерегает: «Смотри, предложил я тебе сегодня жизнь и добро, и смерть, и зло.  Заповедуя тебе сегодня любить Господа, Бога твоего, ходить путями Его и соблюдать заповеди Его и уставы Его и законы Его, дабы ты жил и размножился; и благословит тебя Господь, Бог твой, на земле, в которую ты входишь, чтоб овладеть ею… В свидетели призываю на вас ныне небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери же жизнь» (39:15-19).
Эти подобные грому слова оставляют одно недоумение: позволяет ли наш разум, отравленный запретным плодом, столь часто путающий добро со злом и ведущий нас за выглядящими привлекательно ложными идеями, выбирать жизнь «на земле, в которую ты входишь», а не смерть на ней?
Как получается, что герой Шестидневной войны Ицхак Рабин привёз в Израиль Арафата с его бандой, убивших и покалечивших после этого многие тысячи евреев, а герой войны Судного дня Ариэль Шарон разрушил еврейские поселения Газы – только сельскохозяйственных потерь – 15% продукции страны – на многие миллиарды (израильтяне ежедневно выплачивают эти деньги из своего кармана)? Как получилось, что Хеди Эпстин, у которой антисемиты убили всех близких, бьётся за возможность других антисемитов повторить то же с другими евреями? После фиаско Осло и Газы, сегодня 67% израильтян поддерживают идею создания арабского государства на данной им Всевышним Земле Израиля. О чём это свидетельствует?
Свидетельствует это о том радующем факте, что мы произошли от Адама и Евы. Об этом говорит и наша родословная, запечатлённая в Торе. Наши моральные блуждания – из-за столь неосторожно съеденного Адамом и Евой запретного плода, из-за которого затуманилось для нас разделение на добро и зло. У народов, произошедших от питекантропов, неандертальцев, ну и от кроманьонцев, подобных мучений нет. Они унаследовали от своих человекоподобных предков общий для животного мира инстинкт самосохранения.

Я слышал от израильтян объяснение – почему в Израиле невозможны меры достаточно жёсткие, чтобы сделать арабский террор невыгодным для его организаторов: «Мы не хотим уподобляться им». Гордый ответ потомков поедателей запретного плода.   

ДВА ИОВА


Два Иова.                                                                             
Борис Гулько
Книга Иова разительно отличается от других книг Библии. Возможное время её написания – от дней Авраама до дней Эзры – интервал, превышающий тысячелетие. Предполагаемый автор: может быть Моисей, или царь Соломон… или ещё кто. Иов мог существовать, или быть вымышленным персонажем, а может – что-то было, чего-то не было. Наконец, книга Иова –  единственная в Библии, рассказывающая, возможно, о нееврее.
Драма Иова фундаментальна для рода людского. Интуитивно мы чувствуем, что добро в нашем мире должно награждаться, а зло наказываться. В то же время мы знаем – этого часто не происходит. За что наказан Авель, которого убил его брат Каин?
Да и понятие добра носит субъективный характер. Герои-злодеи, взрывавшие себя в израильских автобусах или в мечетях, были уверены, что исполняют волю Аллаха. Павка Корчагин – Николай Островский, угробивший здоровье на службе революции – жил так,  «чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы». Да цель была такой, что уж лучше бы бесцельно… Даже пушкинский Сальери, подсыпая яд Моцарту считал, что исправляет несправедливость мира: «Все говорят: нет правды на земле. Но правды нет и –  выше. Для меня так это ясно, как простая гамма».
Два фильма последних лет, получившие превосходные отзывы, трактуют драму Иова в реалиях современного мира. Один – «Серьёзный человек» – в обстоятельствах жизни американского еврея в Миннесоте, другой – «Левиафан» – в интерьере маленького российского городка на Белом море.
Американский «Иов» в фильме братьев Коэн похож на библейского. Он старается вести себя достойно, но вокруг него всё рушится. Сынишка-школьник постоянно обкурен марихуаной, дочь ворует деньги из его кошелька, мечтая скопить на операцию носа. Нужно содержать недотёпу брата, да ещё тратиться на адвоката, выручая того. Жена спит с другом семьи и по этому поводу хочет развестись. В колледже, где профессорствует «Иов», ему не дают «постоянства» (tenure), так-как кто-то, вероятно – тот самый неблагодарный друг, пишет на него анонимки.
«Иов», ища объяснение – за что ему всё это, ведь он не грешит – обращается к раввинам. Но те не могут сказать ничего ясного. Не считая рассказанной «Иову» притчи о прихожанине-дантисте, который на задней стороне зубов пациента-нееврея обнаружил надпись на иврите. Но то ли потому, что дантист не был силён в иврите, то ли ещё почему, он не сумел прочесть надпись. Идея о том, что нам что-то намекается, но ясное понимание может быть недоступно, «Иова» не утешила.
В конце «Иов» не выдерживает испытаний. Перед лицом неразрешимых финансовых проблем он принимает взятку от мрачного студента-корейца, неспособного сдать экзамен. Немедленно раздаётся телефонный звонок – врач сообщает, что анализ показал у «Иова» опухоль…
Библейский Иов выдержал испытания несчастиями, не утратил веру в Бога, и был вознаграждён: «Жил Иов 140 лет, и видел сыновей своих (вместо умерших в начале повествования) и сыновей сыновей своих до четвёртого поколения. И умер Иов старцем, насытясь днями (42:16-17). Американский «Иов», как повествует «чёрная комедия» братьев Коэн, испытаний не выдержал и до 140 лет, наверняка, не доживёт.
В «Левиафане» режиссёра Звягинцева драма сложнее. У русского «Иова» власти отнимают дом. Жена спит с Другом «Иова»(с боевым другом!). Конфликт улажен фонарём под глазом Жены. Но потом её находят мёртвой – то ли убийство, то ли самоубийство. «Иов» почти наверняка не виновен, хотя молоток, которым, по словам следователя, была убита Жена, находят в доме «Иова». Суд приговаривает его к 15 годам заключения. Некто могущественный неотвратимо разрушает жизнь «Иова».
История Жены русского «Иова» – версия той же драмы. Тяжёлая однообразная работа по разделке рыбы, пасынок, который ненавидит её, хамит и посылает, муж, изъясняющийся матом и пьющий водку стаканами (как, впрочем, все вокруг). Жена просит «Иова» о ребёнке, видно, не впервой, и не получает согласия.
А тут появляется «боевой друг» - столичный адвокат. На нём налёт нормальной человеческой жизни. Он предлагает Жене уехать с ним. «Ты веришь в Бога?» – спрашивает Жена. «Я верю в факты» – отвечает Друг. «Я тебя не понимаю» – жалуется Жена. «Я сам себя не понимаю» – соглашается Друг. Если Бог означает моральную ясность, то Друг её не сулит. Жена остаётся.
Русский фильм вводит в действие ещё одного героя – «Левиафана». В библейской версии Всевышний сообщает Иову о непобедимом чудовище: «Положи на него длань твою, помни бой этот, и более его не затевай. Надежда тщетна; даже взгляд его повергает… Сердце его как камень…» (40:32, 41:1-16) На этот персонаж намекает кит, иногда зовущийся Левиафаном, который в фильме плещется в море под домом Иова.
Авторы фильма имеют в виду определённого «Левиафана» – того, о котором книга английского философа Гоббса, и который – «власть государства церковного и гражданского»,  лишающая человека свободы.
Враждебность власти человеку на Руси не нова. Так было всегда. Поэтому источник несчастий Иова русского – в отличии от американского – не запрятан. Это власть.
Новинка фильма для российского нарратива – равная враждебность человеку православия. В фильме власть отнимает у «Иова» дом, чтобы построить на его месте церковь.
Православие, не как католицизм и протестантство на Западе, традиционно встроено в России в государственную машину. Поэтому оно неспособно исполнять социальную роль, полагаемую за религией – быть оппонентом власти и исправлять её.
ХХ век стал чудовищным провалом тысячелетней истории православия на Руси. Народ, который православие воспитывало веками, в безумии  революции топил попов сотнями в прорубях и крушил церкви. Этот народ, не демонстрируя христианского смирения, столетие яростно и успешно уничтожал всё здоровое в себе. Ныне, утверждают создатели фильма, православие поднимается вновь как часть «Левиафана» – враждебной человеку государственной машины. В финале фильма архиерей говорит проповедь «об истине и правде»  во вновь отстроенной на месте отнятого у «Иова» дома церкви. Такой вот апофеоз лицемерия. 
Различно отношение к священнослужителям в двух кино-сказаниях о Иовах. Американскому Иову раввины, главные положительные герои еврейского фольклора, не в силах объяснить тайну человеческой жизни – почему страдания настигают нас без вины. Православные священники в фильме Звягинцева сами являются причиной несчастия.
Судя по литературе, попов на Руси не любили всегда. Лишь начав знакомиться с русским фольклором, я поразился жестокости попа, убившего любимую собаку за кусок мяса, который она съела. Эта неоправданная жестокость понудила неизвестного автора сделать сказание бесконечным. У Пушкина народный герой Балда под одобрение автора «вышибает ум у старика» попа за естественное желание того сэкономить. Длинен список жалоб попа на народ в поэме Некрасова: «Кому на Руси жить хорошо»: «Кого вы называете// Породой жеребячьею?... С кем встречи вы боитеся, //Идя путем-дорогою?... О ком слагаете //Вы сказки балагурные, //И песни непристойные, //И всякую хулу?... //Кому вдогон, как мерину, //Кричите: го-го-го?...»
Единственное позитивное описание попа в русской литературе, которое я могу припомнить – в автобиографической прозе христианина из евреев Анатолия Наймана. Там поп, зайдя к прихожанину в «постный день», чтобы не срамить того, по забывчивости приготовившего борщ с мясом, тактично отобедал этим борщом.
Тактичность – похвальное качество. Но я не могу представить себе раввина, который, щадя чувства рассеянного еврея, угощается у того в Йом Кипур. Не пересекает ли поп Наймана грань между тактичностью и лицемерием?
Так есть ли спасение от мира, в котором человек абсолютно беззащитен перед Левиафаном союза власти и православия, способным раздавить его? Наверное, это путь, отвергнутый Женой «Иова» – побег. Но этот путь требует осознания картины бытия, нечастого в России.
Об этом другой недавний фильм – притча режиссёра Быкова с неудачным названием «Дурак».  Там молодой сантехник обнаруживает, что густонаселённый дом-общежитие находится на грани обрушения. Через две стены снизу доверху восходят трещины. Крошится фундамент, и дом уже накренился на три метра. Сантехник сообщает о близящейся катастрофе мэру и отцам города. Те хотели бы помочь, но необходимые для переселения жильцов деньги ими давно разворованы. Решают предоставить дом и его жильцов своей участи.
Сантехник бегает по этажам и предупреждает жильцов дома о грозящей тем беде. Жильцы покидают дом, но видя, что тот ещё стоит, избивают сантехника и возвращаются в трущобу. Бежать от катастрофы жильцам не даёт привычка, а ещё непонимание жизни.
В конце семидесятых прошлого века в те годы ещё молодой математик – ныне он заслуженный бостончанин – Гриша Погребинский оказался в гостях у академика А.Д.Сахарова. Узнав, что Гриша добивается разрешения на эмиграцию, А.Д. вздохнул: «Меня они не отпустят никогда».
Позже Е.Г.Боннер, к тому времени вдова академика, в интервью сообщила любимый анекдот А.Д.Сахарова: «Коммунизм – это советская власть плюс эмиграция всей страны». Выросшим после исторического материализма поясню: здесь обыгрывается знаменитая формула Ленина, поучавшая когда-то со всех плакатов, в которой значилась «электрификация всей страны».
Человеческой жизни неизбежно присущи необъяснимые страдания. Так было в земле Уц во времена библейского Иова, так в современной Миннесоте. Особенно полна страданиями во все времена жизнь людей в России. Библейская история Иова учит, что наша участь – сносить незаслуженные страдания и ожидать помощи от Бога.
 Ещё, мы знаем, спастись от державного Левиафана помогает бегство. В противном случае страдания будут иметь объяснение. Поэтически это выразил поэт Борис Чичибабин:
 «…Край души, больная Русь,
перезвонность, первозданность.
С уходящим – помирюсь,
с остающимся – останусь.
Но в конце пути сияй,
по заветам Саваофа:
Уходящему – Синай,
остающимся – Голгофа».

А жизнью вновь подтвердил «оставшийся» – Борис Ефимович Немцов (1959-2015).

ЗАКАТ РОССИИ И МИРОВОЙ ХАЛИФАТ


Борис ГУЛЬКО
Закат России и мировой халифат.

 Рождения наций могут случаться из разных событий. Не всем повезло как американцам, возникшим из славной победы в революционной войне с могучей Англией. Русская нация родилась, представляется, из трёхсотлетнего татарского ига.
Русский святой – князь Александр Невский – в 13 веке отказал Римскому папе Иннокентию IV в союзе против татар, отразил нашествия тевтонских рыцарей, и, во время своих визитов в Золотую Орду, связал Русь с Ордой. 
Российскую государственность пытаются вести от победы русского оружия над войсками хана Мамая на Куликовом поле в 1380 году. Но, поскольку отряды татар находились в обеих сражавшихся армиях, литовские полки разные историки называют в составе то тех, то этих войск, да и сам факт битвы оспаривается – не найдено никаких археологических подтверждений её, ни наконечника стрелы, ни обломка копья – то дата эта условна.
Известно, что первый царь России, не вассальный Золотой Орде – Иван Грозный – по женской линии происходил от того самого хана Мамая. Так что речь идёт не о победе, а скорее о врастании части Орды в Русь. Смешения этносов аборигенов и пришельцев создало народ, зовущийся русским. И многие славные фамилии, как то Суворов, Кутузов, Шереметьев, Рахманинов, Гумилёв, Ахматова (этот псевдоним – взятая Анной Андреевной фамилия бабки) – определённо  татарского происхождения.
Русских разделила с татарами вера. И наиболее мистически чуткие мыслители конца ХIХ – начала ХХ века осознавали, что противостояние двух миров, двух идеологий продолжится. Александр Блок в «На поле Куликовом» взывал:  О, Русь моя! Жена моя! До боли //Нам ясен долгий путь! //Наш путь — стрелой татарской древней воли //Пронзил нам грудь... И вечный бой! Покой нам только снится //Сквозь кровь и пыль...
Пророчество Владимира Соловьёва в его программном стихотворении «Панмонголизм» ещё мрачнее: О Русь! забудь былую славу: //Орел двухглавый сокрушен, //И желтым детям на забаву //Даны клочки твоих знамен…И Третий Рим лежит во прахе, //А уж четвертому не быть. Третьим Римом в ту пору звали Москву, преемницу Второго Рима – столицы православия Константинополя.
Предсказания о столкновениях России с народами ислама начали сбываться после развала СССР – с двух неудачных чеченских войн. Возможно, немедленное дарование Чечне независимости в 1991 году по первому требованию её президента Дудаева  могло бы на время предохранить Россию. Хотя после мира 1996 года, договоренного генералом Лебедем, Чечня получила де факто независимость, но покой не настал. Взрывы домов в Москве в 1999 году сделали новую войну неизбежной.
Столкновение с наступающим миром ислама происходит в наиболее тяжёлое для России время. ХХ век уничтожил,  как страшная эпидемия, волна за волной, всё живое в России. Горькой иронией выглядят традиционные бурные празднования «победы» над Германией. Ведомые бездарными полководцами, подпираемые заградительными отрядами, погибшие 27 миллионов лучших людей страны – с такими «победами» никаких поражений не надо! Выживший в той войне писатель Виктор Астафьев предсказал будущее своей родины так: «Страна, подточенная войной, дураками, прохвостами и безголовыми преобразователями, однажды рухнет сама». А чтобы России совсем нечего было защищать, в стране в ХХ веке уничтожили религию.
Мне не кажется, что оппозиция власти понимает – что происходит со страной. Принято не любить президента Путина, правящую «партию воров и жуликов». А откуда в России сегодня взяться другой? Кадетов, возглавлявшихся Милюковым и Набоковым, давно уничтожили.
Когда случаются чудовищные теракты, такие, как взрывы домов в Москве, захват театра на Дубровке, школы в Беслане, убийство Политковской – обвинения – в злом умысле ли, в некомпетентности ли – сыплются на Путина. Но если, как в случае с убийством Политковской, выявляется «чеченский след», критика замолкает. То ли оппозиция сочувствует «борцам», то ли просто их боится. Единственная вспышка сопротивления угасающего «Третьего Рима» новым хозяевам – бунт футбольных болельщиков в декабре 2010 года после освобождения из милиции задержанного чеченца, убившего одного из них – выглядит горькой иронией. Если, кроме футбольных фанатов страну защищать некому – дело плохо.
Широким народным признанием того, что «Орел двухглавый сокрушен, и Третий Рим лежит во прахе» стало горе после убийства Бориса Немцова. Десятки тысяч участников траурного шествия прощались с тем, что символизировал Немцов и что уходит вместе с угасающим Третьим Римом: с внутренней свободой, с европейской культурой и образованностью, с независимостью поведения. Юлия Латынина определила убийство Немцова так: «это убийство – это такая заявка на верховную власть в России. Потому что власть – это право на насилие». И эту заявку сделали чеченцы.
А что же ненавидимый Путин? Обещал «мочить террористов в сортире» – пытался, не получилось. Дубровка, Беслан – провал, некомпетентность. Но некомпетентность – это родовое свойство России. Даже у гениального «Левши» подкованная им механическая английская «блоха» перестала прыгать. Правда, виновные во взрывах домов, убийствах Политковской и Немцова найдены. И так как это чеченцы – об этом стараются не вспоминать.
Пожалуй, Путин играет в сегодняшней России роль Александра Невского. Он, как и тот русский святой, вдрызг разругался с Западом. Пытается наладить связи с Востоком: с Китаем, с миром ислама, даже приглашал к себе пугало огородное из Северной Кореи. Пытается восстановить в России влияние православия – а какой ещё противовес наступающему исламу вы предложите? Даже делает небезуспешные усилия по развороту в демографической катастрофе – возможно, наиболее актуальной угрозе стране.
Будущее России печально. Не все болезни лечатся. Мне страна, в которой я прожил большую часть жизни, значительно большую, чем хотел, представляется самым слабым звеном в цепи целей наступающего ислама.
 В России ещё сохраняются мечты о европейском пути. Но Западная Европа сегодня – негодный маяк. Она деморализована, безрелигиозна – немногим более трудная цель для мира ислама, чем Россия. «Европейцы выглядывают в окно, высматривая, кому бы сдаться» – определил податливость старого континента в своей недавней лекции израильский политолог Дан Шифтан.
Кроме помянутых «мягких целей», на пути ислама к мировому халифату остаются лишь маленькое государство на Ближнем Востоке, да Америка. Здесь, за океаном, за годы президентства Обамы дело ислама тоже продвинулось значительно. Один из самых интересных мыслителей в сегодняшних Штатах Дэвид Голдман заметил по поводу усилий своего президента способствовать флагману исламской флотилии Ирану овладеть ядерным оружием: «Обама – это не Чемберлен, уступивший Гитлеру в Мюнхене в 1938 году, а скорее он – лорд Галифакс, если бы Галифакс был бы премьером Англии в то время. В отличие от невезучего Чемберлена, надеявшегося купить время для создания военных самолётов, Галифакс любил Гитлера так же, как Обама и его камарилья восхищаются ныне Ираном».
Однако время правления Обамы постепенно истекает. И тут неожиданно либеральный истеблишмент во главе с Нью-Йорк Таймс обрушились на, казалось, неизбежную следующую президентшу США Хиллари Клинтон, используя тёмный повод использования той в бытность госсекретарём своего частного интернетного адреса для официальных е-мэйлов. Чета Клинтонов задорого куплена мусульманами, потратившими на такую трансакцию миллиарды. Сползание США в ряд исламистских стран казался из-за этого неизбежным. Неужели – хотелось бы надеяться – такая перспектива напугала американских либералов?
Четверть века назад Френсис Фукуяма написал эссе со ставшим крылатым названием: «Конец истории?» Ответ Фукуяме – история продолжается.
Книги Бориса Гулько:
Путешествие с пересадками. Три книги воспоминаний.
397 страниц, включая фотографии. Очерки о чемпионах мира от Ботвинника до Каспарова и других великих шахматистах.
26 долларов, включая пересылку по США и Канаде.
Мир еврея. Избранные эссе с начала тысячелетия до 2012 года. 269 страниц. 20 долларов, включая пересылку по США и Канаде.
Заказать книги можно у автора: gmgulko@gmail.com

Книги продаются также на Amazon и Amazon Europe

СКОЛЬКО СТОИТ ТРОЛЛЬ?

Бывший интернет-комментатор рассказал, как устроена кремлёвская пропаганда изнутри


сохранить в виде файлаотправить по почте
Рабочий день длится 12 часов, затем дневную смену сменяет ночная. Сотрудники работают по графику два через два дня. Кроме отдела комментариев, где работает постоянно двадцать человек, есть отделы картинок, Живого Журнала, видео и так далее
Значительную часть постов и комментариев на Интернет-форумах, посвященных политике, оставляют профессиональные "тролли", получающие за участие в дискуссиях зарплату. Фальшивых аккаунтов в "Твиттере", "Фейсбуке", ЖЖ, "ВКонтакте" тысячи, а благодаря российско-украинскому конфликту их становится все больше и больше, сообщает "Радио Свобода".
"Кремлевские тролли" пасутся на русскоязычных либеральных форумах, комментируют сайты международных СМИ. Российские модераторы худо-бедно научились их вычислять, а на Западе потоки (как правило, безграмотных) комментариев в поддержку Путина до сих пор вызывают оторопь.
Самая известная "фабрика троллей" - контора под названием "Интернет исследования", - круглосуточно работает в Петербурге. В последнее время участились утечки сведений из этой секретной организации: недавно сразу три бывших ее сотрудника рассказали о том, как они любили Путина 12 часов в день за 40 000 рублей в месяц.
Вот еще одно свидетельство, которое проливает свет на деятельность самого нелепого подразделения конторы, расположенной на улице Савушкина в Петербурге. Петербургский блогерМарат Буркхард два месяца проработал в отделе, который занимался комментариями на малоизвестных провинциальных форумах, и безумная структура этой работы поражает воображение.
Вот что Марат Буркхард рассказал: "Попасть на работу на фабрику троллей можно только после специального "литературного отсева". Соискателя просят написать несколько текстов - сперва на нейтральные темы вроде "Вегетарианство: за и против". Также на экзамене просят в двух словах ответить на вопросы: кто такая Псаки? чего добивается Россия в Донецке?"
"Средняя зарплата на фабрике троллей - 45 тысяч рублей (около 15 тысяч гривен). Столько платят за выполнение нормы в 135 комментариев. Рабочий день длится 12 часов, затем дневную смену сменяет ночная. Сотрудники работают по графику два через два дня. Кроме отдела комментариев, где работает постоянно двадцать человек, есть отделы картинок, Живого Журнала, видео и так далее. Есть также отделы на украинском и английском языках; там зарплата от 65 тысяч и выше. Всего сорок кабинетов, в каждом примерно по 20 человек. Отделы между собой не дружат, дружба не поощряется", рассказал Марат.
"Для правдоподобности сотрудники отдела комментариев разбивается на смысловые тройки. Первый выступает критически, а двое других оппонируют ему - обязательно один картинкой, а другой ссылкой. Цепочка "злодей-картинка-ссылка" является обязательной. Работа ведется по заданным тегам, ключевым словам. Заданное слово, например, Шойгу, должны использовать все трое участников смысловой тройки. Пишут они последовательно на разных региональных площадках, покрывая всю территорию России", - отметил он.
"Комментарий должен быть не менее 200 символов. Все, что пишут тролли, проходит постоянный идеологический контроль. За ошибки и провинности начальство вызывает "на ковер", может уволить. Начальство троллей - это тролли, сделавшие себе карьеру на этой же фабрике. Зарплата у них 70-80 тысяч рублей", - резюмировал Буркхард.
Отметим, проект Министерства информационной политики "Информационные войска Украины" разослал зарегистрированным пользователям инструкцию по созданию подставных аккаунтов – так называемых ботов. Необходимостью создания ботов называется опасность быть заблокированным за "распространение правды" при комментировании "вражеских новостей".
"Агенты Кремля никогда не используют своих настоящих страниц. Для этих целей они создают другие аккаунты", – говорится в сообщении.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..