воскресенье, 21 сентября 2014 г.

МАЛЬЧИК ИЗ БЕЛОСТОКА, ШОСТАКОВИЧ и БЕРНСТАЙН


МАЛЬЧИК из Белостока
Так стал называть себя после публикации стихотворения Евгения Евтушенко “Бабий Яр” бывший узник гетто в Белостоке и нацистских концлагерей Освенцима, Майданека и Дахау Самуэль Писар. Ныне он известный американский и международный юрист, в прошлом консультант Президента США Кеннеди, ряда правительственных организаций, Международного Олимпийского комитета, политический и общественный деятель, писатель.
В рамках Большого фестиваля Российского национального оркестра 11 сентября 2011 года в Москве в Концертном зале имени Чайковского в память жертв теракта 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке прозвучали две выдающиеся симфонии ХХ века: симфония # 13 (“Бабий Яр”) Дмитрия Шостаковича и третья симфония Леонарда Бернстайна (“Кадиш: диалог с Богом”), которая исполнялась в Москве впервые.
Её вел сам автор текста к берстайновской симфонии, человек удивительной и уникальной судьбы Самуэль Писар. Ниже на основе его книги Of Blood and Hope, интервью в российских и зарубежных СМИ мы попытается рассказать об этом человеке.
Родился он в городе Белостоке в 1929 году. В то время город входил с состав Польши. Но до этого Белосток имел сложную историю. После третьего раздела Польши в 1795 году город отошел к Пруссии. После разгрома Пруссии Наполеон по Тильзитскому миру подарил город России и он с 1808 по 1919 входил в ее состав.
Как пишет Писар в этот период: “Это был очень культурный многонациональный город и индустриальный центр, в котором евреев жило больше, чем поляков, русских, немцев”. Далее он перечисляет выходцев из Белостока, имена которых получили мировую известность:
создателя международного языка “Эсперанто” Людвига Заменгофа,
российского революционера, а впоследствии советского наркома иностранных дел Максима Литвинова (его настоящее имя Меер Валлах).
Мы бы еще добавили к ним советского кинематографиста Дзигу Вертова и, несомненно, братьев Фридляндов – старшего Михаила, чей псевдоним Кольцов был известным не только в СССР, но за его пределами – журналиста и общественным деятелем. К сожалению, его бурная деятельность была прервана безжалостным катком сталинских репрессий. Младший Фридлянд стал известным карикатуристом и писателем Борисом Ефимовым и сумел он прожить 108 лет.
Белосток является и родиной “Бунда” - социалистической партии еврейских рабочих Польши, Литвы и России, которую ненавидели большевики от Ленина до Сталина и его преемников.
Самуэль родился в преуспевающей семье еврейского бизнесмена Давида Писара. Его мать образованная и культурная женщина занималась домом и воспитанием детей. Как вспоминает Самуэль, eго родители знали пять языков. Они родились и получили образование еще в то время, когда Белосток входил в состав Российской империи и учились в русской школе. Поэтому, когда отец с матерью хотели скрыть что-то от Самуэля и его младшей сестры, то переходили на русский язык.
Первого сентября 1939 года началась Вторая мировая война, а 15 сентября в Белосток вошли немецкие войска. Однако, в соответствии с пактом Молотова-Риббентропа Белосток отошел к СССР и вместо немцев в город вошли войска Красной Армии. В городе была установлена советская власть. Все частные предприятия были национализированы, а их владельцев с семьями стали высылать в Сибирь и Казахстан. Такая же судьба ждала владельца крупного таксопарка Давида Писара и его семью. Но контактный, прекрасно владеющий русским языком и автомобильным делом Давид пришелся ко двору командованию советских войск.
Хотя по советским канонам он был буржуем и подлежал высылке, военные признали его рабочим, и он продолжал обслуживать воинские части. Более того его назначили председателем транспортной комиссии города. Дети стали учиться в русской школе.
Как утверждает Самуэль школа привила ему интерес к русскому языку, он стал читать много русских книг, совершенствуя свои успехи в этой области.
Стал пионером и с гордостью носил красный галстук.
После нападения Германии на Советский Союз, 26 июня 1941 в Белосток вошли немецкие войска и сразу начались массовые убийства еврейского населения.
В первую пятницу после оккупации немцы устроили облаву на евреев на улицах города. Всех схваченных заперли в центральной синагоге и здание подожгли.
Вскоре все еврейское население Белостока переселили в гетто. Массовые акции уничтожения продолжались. В гетто возникло движение сопротивления, в котором принял участие Давид Писар. Его арестовало гестапо и затем расстреляли.
В гетто вспыхнуло восстание, в подавлении которого нацистам пришлось применять танки и артиллерию. После этого оставшихся в гетто решили разослать по разным концлагерям на оккупированной немцами территории. Мать Самуэля чувствовала, что она с детьми приговорена к смерти. Уговорила сына одеться так, чтобы он мог сойти за мужчину. Когда эсэсовцы отделяли мужчин от женщин с детьми, его спросили, сколько ему лет. Ответ 18 не смутил стражника и Самуэля вместе с мужчинами загнали в вагон для перевозки скота и куда-то повезли. Оказался он в лагере уничтожения Майданеке. На первом же аппеле (пересчете узников) он услышал объяснение, что из этого лагеря есть только один выход в виде дыма из крематория. На очередном аппеле приказали портным остаться, остальным разойтись. Эсэсовец спросил Самуэля портной ли он. Он объяснил, что портными были его отец и дед, а он пришивальщик пуговиц и работал на специальной машине, которая выполняла трудоемкую работу по подготовке петель для пуговиц. Недалеко от их дома в Белостоке было швейное ателье, и ребенком он любил наблюдать, как работала эта машина и достаточно ясно сумел объяснить детали этой технологии.
Вместе с остальными портными он попадает в рабочий лагерь, а оттуда в Освенцим.
При приближении Красной Армии его вместе с другими колонной повели в лагерь Дахау. Как Самуэлю удалось сбежать, он написал в газете “The New York Times” 27 января 2010 года. Самуэль писал:
“Шестьдесят пять лет назад советские войска освободили Освенцим, в то время как американцы приближались к Дахау. Человеку, выжившему в том и в другом пекле, кажется почти нереальным быть живым и здоровым, иметь новую и счастливую семью, которая воскресила для меня ту, что я потерял. Вступая в возрасте 13 лет в мрачный мир Эйхмана и Менгеле, я полагал, что жить мне остается считанные дни, в лучшем случае недели.
Начало зимы 1944 года. Вторая мировая война подходила к концу. Но мы в лагерях ничего не знали... Известие о высадке в Нормандии нескоро проникло в Освенцим. Ходили слухи о том, что Красная Армия быстро продвигается на Восточном фронте. Нервозность нацистов становилась ощутимой. Газовые камеры стали работать с удвоенной силой. Однажды серым морозным утром охранники приказали нам построиться в колонну и вывели нас через главные ворота Аушвиц-Биркенау с этой дикой надписью “Arbeit Macht Frei” (“Работа освобождает”).
Тех из нас, кто был еще пригоден для рабского труда, должны были погнать на запад, вглубь Германии. Я был вне себя от волнения. Спасение вдруг показалось таким близким – и таким далеким. В последний момент они, безусловно, убьют и нас. “Окончательное решение” должно быть доведено до конца, последние живые свидетели должны быть уничтожены. Ах, продержаться бы ещё чуть-чуть. Наши марши смерти из лагеря в лагерь продолжались днем и ночью, пока мы и наши мучители не начали слышать мощные взрывы, похожие на огонь артиллерии. Однажды нас атаковали на бреющем полете эскадрилья истребителей союзников, которые приняли нашу колонну за войска вермахта. Пока эсэсовцы, укрывшись в траншее, строчили из своих пулеметов во всех направлениях, кто-то из бывших рядом со мной крикнул: “Да беги же!”. Я сбросил деревянные башмаки и рванул в близлежащий лесок. Там я прятался несколько недель, пока меня не нашли американские солдаты”.
Эти молодые ребята были всего на несколько лет старше Самуэля. Они накормили и одели его и, как он вспоминает, привили ему первый настоящий вкус свободы. Самуэль не захотел возвращаться в Польшу – там у него никого не было. Остался в Баварии промышлял мелким бизнесом на черном рынке.
Но его нашла тетка, сестра его матери, которая жила в Париже. Она увидела в списках спасенных узников имя Самуила Писара и вспомнила, что у ее сестры в Белостоке был мальчик, которого звали Муля. Попросила мужа известного французского журналиста поехать в Германию и попытаться найти племянника.
Он и нашел его в небольшом немецком городке под Мюнхеном и привез в Париж.
Там выяснилось, что в Австралии живут два брата его матери. Родственники подумали, что для Самуэля лучшим вариантом будет не Европа, в которой он так настрадался, а тихая и благополучная Австралия. И вот он оказывается в Мельбурне.
Как вспоминает Самуэль, братья его матери совершили чудо. Они убедили не верившего ни во что племянника, что только образование вернет его к жизни.
Самуэль оканчивает школу и колледж в Австралии, потом его отправили в Оксфорд, затем в Гарвард. Он получает докторскую степень в Гарварде, затем в Сорбонне.
Докторская диссертация Писара была посвящена проблемам экономических, человеческих и политических отношений между Востоком и Западом. Изданная впоследствии как книга (Coexistence and Commerce. Guidelines for Transaction Between East and West), как утверждает Самуэль, наделала много шума.
Во время учебы в Гарварде знакомится с сенатором Джоном Кеннеди. Как только тот был избран Президентом США, то пригласил Писара стать его советником. Три года он проработал в Вашингтоне, как советник президента, советник госдепартамента и советник комиссии конгресса. В этот период возник вопрос о гражданстве Писара.
Он уже достаточно долго прожил в США, чтобы иметь право подать прошение о гражданстве. Мог получить гражданство, как человек женатый на американке.
Но сенатор от штата Оклахома Майк Манрони предложил предоставить американское гражданство Самуэлю Писару за его заслуги, как консультанта высших органов власти страны. Этот законопроект был поставлен на голосование в сенате и палате представителей конгресса США. После одобрения этого законопроекта президент США Кеннеди с удовольствием подписал закон о предоставлении Писару американского гражданства и послал ему фотокопию резолюции конгресса и ручку, которой он подписал закон.
Самуэль Писар становится известным международным адвокатом в Нью-Йорке, Париже и Лондоне. Пришлось много работать в области торговли и инвестиций.
Самуэль стал советником таких известных бизнесменов, как например, Дэвид Рокфеллер. Его поразил тот факт, что этот известный бизнесмен мира открыл в России свой банк в самом центре Москвы по улице Карла Маркса, дом 1 рядом с Красной Площадью.
Долгие годы Самуэль был советником Арманда Хаммера, который начинал работать с большевиками еще при Ленине. Хаммер пригласил Писара стать его адвокатом и они вместе ездили в Москву договариваться о сделках Хаммера с советским государством. Останавливались они всегда в отеле “Националь”.
Когда они приезжали вдвоем, то Хаммер снимал номер, в котором жил Ленин после переезда советского правительства в Москву. Если Писару приходилось приезжать одному, то и он не мог отказать себе в удовольствии снять бывший номер Ленина.
Как вспоминает Самуэль, ему приходилось встречаться с Брежневым, Косыгиным, затем с Горбачевым и Ельциным, а по делам МОК (Международного Олимпийского Комитета) с Путиным, так как в течение 22-х лет он был адвокатом МОК и постоянным советником президента МОК Хуана Самаранча и его совета.
Во времена Брежнева существовал специальный американо-советский комитет для обсуждения проблем между этими двумя странами, по которым пока еще не было договоренности. В него входило 24 человека по 12 с каждой стороны. Заседания комитета проходили ежегодно - один год в США, другой в СССР.
Как известно, первое издание книги С.Писара “Кровь и надежда” вышло на идиш, а затем ее перевели на английский и она стала бестселлером в англоязычных странах. Ныне она переведена на 20 языков, кроме русского. Прочитали ее многие руководящие деятели Америки и Белый дом включил Писара в состав вышеупомянутого американо-советского комитета. А теперь предоставим слово Самуэлю об одном из запомнившемся ему заседании комитета:
“Со стороны США в него входили Рокфеллер, Эйзенхауэр - брат президента, генерал Гавин, несколько министров.
С советской стороны - А.Корнейчук, Б.Полевой, академики Е.Федоров, Е.Примаков.
Неделю переговоров мы провели в Киеве, потом такая совместная встреча проходила в Тбилиси, помню, что в ней принял участие сенатор Эд.Кеннеди.
Все было гладко. Но вот выступил Е.Примаков. И произошел инцидент. В своей речи он назвал израильтян фашистами. Это был политический антисемитский выпад. Он еще говорил об американских еврейских экстремистах, в частности о раве Кахане и говорил, говорил. Я не мог эту антисемитскую речь перенести. Мне не хотелось устраивать скандал, сорвать такую встречу, потому что это было важно для Вашингтона и Москвы. Но я попросил сопредседателя со стороны США генерала Гавина дать мне возможность выступить. Моя речь, разумеется, была взволнованной и спонтанной. Я дал отпор антисемитским выпадам Примакова и закончил свое выступление такими словами: ”Вы нам показали Киев. Это было приятно. Но вы нам показали памятник Богдану Хмельницкому на коне и сказали, что это большой герой. Для меня это не герой, а палач, который безжалостно уничтожал евреев. Недалеко от Киева есть овраг. Это Бабий Яр – в нем нацисты тоже уничтожали евреев. А поэт Евгений Евтушенко написал поэму про Бабий Яр и вспомнил в ней про мальчика из Белостока. Это про меня. После того, что говорил о евреях Примаков, я бы хотел, чтобы вы показали нам Бабий Яр”.
От этих моих слов у советских членов комитета был шок. Они не знали, что делать, что мне ответить. А мои американские коллеги после этого мне заявили:
“Ты сказал, что надо посмотреть Бабий Яр. Мы тоже хотим поехать и увидеть Бабий Яр”… Нас стали уговаривать, что не стоит туда ехать. Плохая, разбитая дорога и это далеко. Но мы продолжали настаивать. Тогда нам дали автобус и мы поехали. Экскурсоводом была девушка, она рассказывала о Бабьем Яре по-английски и сама плакала. Вдруг появляется второй автобус и из него выходят Корнейчук, Полевой, Примаков – все члены делегации с советской стороны. Оказалось, что они звонили в Москву и там им сказали: надо ехать! Мол мы не можем саботировать желание американцев.
После этого была поездка по Днепру и состоялось пленарное заседание, на котором я выступил с речью. Помню только, что позволил себе закончить известным еврейским призывом: “Отпусти народ мой!”.
Самуэль Писар вступил уже в девятый десяток жизни, но по-прежнему активен. Он живет в Париже, но зачастую его можно увидеть в разных местах мира, где он консультирует, выступает в концертах, где ведет знаменитую симфонию его друга Леонарда Берстайна. Писар познакомился с Бернстайном, когда работал консультантом президента Кеннеди. Он был в восхищении от грандиозного концерта, который устроил композитор при инаугурации Кеннеди. Далее выяснилось, что их родители из Российской империи. Бернстайна с Украины, а Писара из Польши.
Симфония Бернстайна “Кадиш” была написана после убийства Кеннеди и впервые прозвучала в Тель-Авиве в 1963 году. Композитору не совсем нравилось либретто симфонии. Когда же он прочитал мемуары Писара и решил, что именно в Бабьем Яре лежат их украинские родственники, то решил изменить текст. Берстайн считал, что никто кроме Писара не в состоянии написать новое либретто к его симфонии.
Писар отказывался, но после смерти композитора выполнил его просьбу. Новое либретто “Свидание с Богом” Самуэля Писара было написано в 1990 году.
Премьера симфонии Бернстайна с новым либретто состоялось в 2003 году в Чикаго и с тех пор она триумфально шествует по миру. Это совместное произведения Леонарда Бернстайна и Самуэля Писара не только достойный памятник 6-ти миллионам евреев, сгоревшим в огненном вихре Холокоста, но и обращение уходящего поколения к памяти поколений грядущих.

ЗАЕМЕТКИ ФРАНКОФОБА

Париж. Читать - от 1-ой до последней строчки!

Есть сайт “Ten Overrated Tourist Traps” Я бы в нем Париж на первое
место поставила. Цены оскорбительные. Стакан плохо разведенного и
концентрата апельсинового сока в граненом стакане – 7 евро (12
долларов). Официанты только что не хамят. А иногда и хамят. Смотрят на
тебя, как на препятствие в их жизни, которая, кстати, и происходит на
твои деньги, что до них не доходит. Ланч с пересушенным куском рыбы на
овощах, бокалом заурядного вина и не запоминающимися закуской и десертом
– 78 евро (120 долларов).

Пишу моим многочисленным друзьям, которые при слове «Париж» начинают
восторженно постанывать. Я явно страдаю франкофобией и вижу Париж как
затоптанное пыльное кладбище былой славы, где жители от комплекса
оскорбленного достоинства и нищеты (где вы в последний раз видели
французских туристов?), справедливо заработанной 35 часовой рабочей
неделей и бегством в 55 лет на пенсию, только и ищут возможность
какую-то пакость сказать или объяснить, что ты что-то не по-французски
делаешь.

А что у них французского осталось, кроме багета, сказать трудно. Да,
есть очень изысканная французская кухня, требующая невероятного
количества времени, чтобы готовить, и очень много времени, чтобы есть.
Человек, которому нужно работать, ест быстро. Французы, хотя изобрели
бистро, едят медленно. Это способ насытиться меньшим количеством пищи и
сэкономить таким образом на еде (еще Ленин писал о невероятной жадности
французского буржуа). Крошечные французские порции знамениты не менее
французской живописи.

Эгоистический гедонизм французов привел к тому, что нация превратилась в
хранителей музея собственной истории.

Париж – город холостяков. 60 % населения одиноки. Французские мужчины
позорно провалили все войны XX века, а женщины, доведя искусство
одеваться до извращения (всемирная победа парижской моды – Brazilian
bikini, трусики, обнажающие ягодицы), проиграли главную женскую войну –
деторождение. Потому и заполнен город победившими на этом фронте
женщинами в бесформенных чадрах и их отпрысками.

Жизнь парижан проходит в кафе. Туда идут прямо из школы французские
мальчики, еще не определившие свою сексуальную ориентацию и глядящие
друг на друга с улыбками слишком нежной дружбы. Китаянка, перекупившая
парижское кафе, признается, что ее бесит, что посетители постоянно
просиживают еще по три часа после того, как поели. У всех кафе за
столиками с одной чашкой кофе часами сидят старики (по американским
понятиям – молодые, 55-70 лет мужчины рабочего возраста) и смотрят прямо
перед собой в ничто своего прошлого и в никуда своего будущего.

В чем причина моей франкофобии, хотя фобия – это страх, а французов
никто не боится? Скорее, отсутствия франкофилии, которой так страдают
мои друзья? Наверное, боль любовного разочарования, ненависть к
обманувшему возлюбленному, повергнутому кумиру.

Главным предметом семейной гордости всегда был дедушка-хирург, учившийся
в Сорбонне. Детство и юность – французский кинематограф, литература,
шансон. Париж Ива Монтана и Симоны Синьоре, Бриджит Бардо, Алена Делона,
Жана Габена. Сколько раз пересмотрены были «Мужчина и женщина», музыка
из «Шербурских зонтиков» до сих пор в ушах и в руках на рояле, Эдит
Пиаф – была идолом, от голоса которой и сегодня сжимается сердце..

Хитрецы со Старой Площади (отдел пропаганды ЦК КПСС) с Францией
ссориться не хотели. Во-первых долго надеялись на французских
коммунистов и нуждались в их пропаганде, во-вторых, сами хотели в Париж
съездить и детей свозить. Потому и доставались советским людям объедки
со стола французской культуры и привозили нам, как в лагерь заключенным,
французское кино

Наверное, к решению эмигрировать подтолкнули слова подруги, что, если
не уедем, никогда Париж не увидим… Я и полетела в Париж сразу, едва
очухавшись, через полгода после эмиграции.

Но за эти полгода, еще не понимая, что вижу, я уже узнала Америку с ее
невероятно добрыми и всегда помогающими людьми, с чистотой ресторанов,
мрамором и никелем огромных ванных, бассейнами у каждого дома и
туалетной бумагой даже в лесу. Я увидела космические аэропорты Бостона и
Чикаго, шестиполосные highways, многоуровневые развязки, тысячи машин,
паркуемых старшеклассниками, сотни персональных компьютеров в колледжах
и предтечу мобильных телефонов, еще громоздких и тяжелых в руках у
докторов. Сияющий офис дантиста был местом, где можно было лечь в кресло
и расслабиться. Не то что боли, – кроме нирваны и классической музыки,
никаких ощущений. Супермаркеты после двух сортов колбасы в еще советских
гастрономах пугали своей огромностю и миллилоном незнакомых продуктов
(сколько было случаев, когда иммигранты там падали в обморок).

И вот после этой-то марсианской реальности я ждала чего-то еще лучшего,
еще более необыкновенного. Я ждала Парижа Хэмингуэя, праздника, который
всегда с тобой, который в миллион раз круче и современнее Америки.

Мои идеализм и глупость заслуживали пощечины, и я ее получила. Самым
романтическим парижским воспоминанием был и остается факт, что на
Елисейских полях, где в июньской ночи, ошалев от разницы во времени, я
гуляла в полном одиночестве, совершенно достойный с виду господин принял
меня за проститутку и пригласил в весьма солидную машину.

Все остальное тогда было обвалом иллюзий. Узкие улицы и грязноватые
рестораны с неприветливыми официантами, пересаживающими уже сделавшего
заказ клиента. В одном хозяин в открытую издевался надо мной: не зная
языка, я заказала два салата. (Можно ли представить, что так поступил бы
американский ресторатор по отношению к иностранцу?) Слева от стойки на
жердочке сидел, теряя перья, огромный облезлый попугай и гадил, хорошо,
что не в тарелки посетителей. Все выглядело устаревшим: обшарпанные
тесные ванные с сантехникой 19 века, такси – смехотворно маленькие
облезлые машины, где владельцы умудрялись возить с собой собак и запах
псины. В Лувре по проваленному щербатому паркету, переложенному только
раз со времен первых владельцев, бизоньи стада туристов направлялись в
противоположную сторону раздраженными старухами, злобными, как
смотрительницы в Русском музее. К картинам не подойти. Одна Ника
Самофракийская за отсутствием рук интереса ни у кого не вызывала. Попав
на несколько часов в полуобвалившийся парижский госпиталь, я
почувствовала, что почти вернулась в Советский Союз.

В ударе разочарования оставшимся в Ленинграде я написала:

Вас хочу увидать и не вижу.
Месяц делит вопрос и ответ.
Ну, была. Ну, была я в Париже
Ничего там хорошего нет.

Мы, уехавшие еще из неделимого Союза, ничего не знали об Америке, да и
сейчас многие, прожив в ней десятилетия, ничего не поняли. Точно так же
мы ничего не знали о Франции, оставшись с тем же набором сентиментальных
восторгов советских людей, подсмотревших в замочную скважину французских
фильмов на сверкающий свет французской жизни.

Для меня рельная Франция стала открываться после эмиграции и только
благодаря моему болезненному, как у всех детей и внуков переживших
Холокост, отношению к еврейскому вопросу.

Ну, сдали французы евреев. А кто их не сдавал? Ну, бежали парижане
впереди нацистов, чтоб согнать евреев на велодром или донести, что
кто-то прячется. Хотя бы не бросались громить, убивать и разворовывать
еврейское имущество еще до прихода немцев, как это делали поляки и
украинцы..

Позорное поведение французов во время Второй мировой (правительство Виши
стало младшим партнером Гитлера) описал лауреат Пулитцеровской премии
журналист Вильям Херст (младший), сын того самого владельца Замка
Херста, магната, хозяина издательств, киностудий, журналов, заводов,
газет, пароходов. Единственный талантливый из пяти детей своего отца, он
в качестве военного корреспондента сопровождал американскую армию во
время вторжении во Францию. Мерзкие сцены трусости и предательства
французами союзников-американцев, но невероятная настойчивость Де Голля,
чтобы войти в Париж победителем на белом коне… И, хотя победа была
добыта американской кровью и оружием, американцы галантно уступили
триумф победы почти не воевавшим французам.

Французы не хотели с немцами воевать. Они очень счастливо жили в
оккупации. Лучший французский фильм «Дети райка» был снят в 1942 году в
оккупированном Париже. Выступали Эдит Пиаф и другие шансонье, работали
все кабаре и театры. Правда, белков от яиц для взбитых пирожных не
хватало.

Херст заслуживает доверия. В Москве в период хрущевско-булганинского
переворота он оказался на высоте. Ни один журналист не показал с такой
точностью позорно рабского положения звезд советского искусства, когда
по звонку из Кремля ночным поездом из Ленинграда ему привезли серого от
страха Шостаковича и международную приму-балерину Уланову. Он увидел как
они оба запуганы, как боятся открыть рот. Его описание встречи с ними –
одна из самых реальных и жутких картин советской действительности в
западной прессе.

За что же не любить французов? Французский социализм (кто учил историю
КПСС, имя Сен-Симона помнит) был составной частью идеологии коммунизма.
Французы и сейчас хотят коммунизма. От каждого по убогим способностям и
каждому по непомерным потребностям. Только за чей счет?

Полную отмороженность французского национального сознания показали марши
по стране, требующие отменить такой закон: работодатель имеет право
уволить человека до 26 лет, если тот не отработал двух лет, без
объяснения причины и оформления вагона документов. То, что право
работодателя уволить неподходящего работника вообще нужно защищать
законом, показывает кастрацию прав работодателя во Франции. Какой
работодатель-самоубийца вообще кого-нибудь наймет, если он его уволить
не может? Да и как работает большинство молодых остолопов, если работу
потерять не боятся? Молодежи требовать закона, запрещающего увольнения,
– это как больному требовать, чтобы врач заразил его гангреной. Паралич
безработицы во французской экономике приводит к тому, что талантливые,
образованные, мечтающие о карьере французы бегут из страны в Китай,
Африку, Россию, куда угодно.

Профсоюзы требуют 30 часовую рабочую неделю и не помню уже, сколько
месяцев отпуска. Количество бюрократов и бездельников на зарплате у
правительства, ничего, кроме идиотских правил не производящих, давно
превысило меньшинство, убивающее себя работой в бизнесе и налогами.
Походите по Парижу. Во всех конторах, включая полицейские участки, сидят
устроенные, никогда не увольняемые люди, чешут языками и флиртуют в
прохладе кондиционеров. Если к ним обращаешься по тому самому делу, ради
которого они здесь сидят, то смотрят на тебя, как на кенгуру.

Но есть все же кое-что во Франции, вызывающее глубокий необъяснимый
страх. Внушает его главный французский лозунг – Liberte, Egalite,
Fraternite.

C социалистической идеей Egalite у меня проблемы. Вначале, в конце 18 –
начале 19 века, это была очень передовая идея равенства всех перед
законом, но она переродилась в идею просто равенства всех людей, которая
не только уравняла нации, давшие миру Шекспира, Монтеня, Эйнштейна и
Эдисона, с нациями, не окончательно прекратившими людоедство, не только
уравняла меня с сыном пьяницы-многоженца из африканской колонии, ставшей
Кенией, но и поставила его мною управлять.

Мы уже один раз проходили это в России, где революция, произошедшая
точно по французскому образцу, с уничтожением священнослужителей и
казнью королевской семьи, только с монструозным русским размахом,
привела мужиков и, по мечте Ленина, кухарок к управлению государством.

Об идее такого равенства написал гениальный француз Алексис де Токвилль,
министр иностранных дел Франции, аристократ, автор до сих пор
будоражещей умы книги «Демократия в Америке» (1838 год):

«But one also finds in the human heart a depraved taste for equality,
which impels the weak to want to bring the strong down to their level,
and which reduces men to preferring equality in servitude to inequality
in freedom».

Вот эта идея равенства, вдохновляющая слабых стаскивать сильных хотя бы
на свой финансовый уровень, укоренившаяся в сознании большинства
французского населения и полчищ набежавших из полускроенных колоний
кровососов (посмотрите, флаги каких Ливий и Чадов развевались на митинге
в честь победы на президентских выборах Оланда), позволяет драть с
«богатых» 75% налогов, чтобы кормить трех жен алжирского мусульманина и
его громящих магазины в Ницце выродков-детей.

Этот французский социализм с его EGALITE – просто объединение CONSPIRACY
OF LOSERS AGAINST ACHIEVERS. Насильное вымогательство денег с флагом
равенства подлой толпой под предводительством правительства у тяжело,
часто с детства работающих богатых (с каких пор богатый в
капиталистической стране – оскорбительное слово?) приводит к бегству
французских капиталистов и капитала, за которым следует паралич
безработицы. Без капитала и капиталистов предприятия и бизнесы (рабочие
места) не создаются.

Смехотворным, но очень поучительным символом такого бегства стал отказ
от французского гражданства Депардье. Его можно понять. 75% налогов
(Оланд и выиграл выборы, обещая через налоги забрать деньги у богатых)
любого взбесят. Депардье свои деньги не украл. Странно, что избежал
инфаркта от того количества фильмов, в которых снялся. У талантливого
тяжело работающего успешного человека отнимают деньги в пользу бездарных
ленивых лузеров. А сколько не таких знаменитых, как Депардье, уже бежало
или вывезло из Франции капиталы? Посмотрите на виллы на набережных
Тель-Авива.

Мне-то, американке, что переживать? Увы…

Сегодняшняя американская администрация живет идеями французского
социализма и не скрывает, что ему подражает. Обама через неделю после
избрания демонстративно выбросил из белого дома бюст Черчилля,
написавшего: «Socialism is a philosophy of failure, the creed of
ignorance, and the gospel of envy, its inherent virtue is the equal
sharing of misery».

Черчилль был олицетворением британской, лучшей части европейской
цивилизации, противостоявшей нацизму и коммунизму, олицетворением силы и
ответственности, которые Киплинг назвал «бременем белого человека».
Секретарь Британских колоний, одной из которых была Кения, он немало по
ним поездил и был в ужасе от въезда цветных из колоний в Англию. Он
писал о «strong aboriginal propensity to kill»

Он знал цену папе Обамы, его лживой, воровской и леиивой африканской
породе, и считал, что, кроме кнута (требовал телесных наказаний flogging
для аборигенов), они ничего не заслуживают.

В отличие от Обамы, он читал Томаса Джефферсона: “Democracy will cease
to exist when you take away from those who are willing to work and give
to those who would not.» и понимал, как Маргарет Тэтчер, что социализм
существует, пока не кончаются деньги других людей. Немыслимых капиталов,
накопленных царской Россией, не хватило даже на одно поколение. Сначала
ограбили казну, потом начали грабить людей.

В Америке в казне и так уже, кроме долгов, ничего нет. На что социализм
будут строить? Придут развал и нищета – будут искать богатых и
виноватых. А это всегда евреи. Могут начать собирать на велодромы.

Кажется невероятным? А кто бы мог подумать, что в светоче цивилизации
Франции, с ее Liberte, Egalite, Fraternite, где уже полсотни лет стояла
Эйфелева башня и написали свои картины импрессионисты, где работало
метро, в домах были телефоны и радио, снимались прекрасные фильмы, шли
балеты на музыку Стравинского, будут сгонять евреев на велодром, чтобы
отправить в Освенцим?

Преступное правительство, пользующееся жадностью тупой толпы, ведущее
ее, чтобы грабить «богатых» налогами, завтра поведет или позволит
грабить и убивать «виноватых» (а назначают виноватыми обычно тех, кого
выгоднее ограбить – евреев, как это было в национал-не
забывайте-социалистической, нуждающейся в деньгах Германии).

Правительство сегодня в Америке, похоже, преступное. Точно как в России
после революции, выпустили «социально близких» преступников из тюрем,
правая рука Обамы Эрик Холдер торжественно выпускает сегодня своих
черных братьев, свершивших малые преступления. Вот вам и
чернорубашечники готовы. Ограбить и убить им в удовольствие. «Strong
aboriginal propensity to kill» налицо. 70 процентов чернокожих сидит за
убийство и ограбление своих же. А так их propensity to kill будет
направлена на «справедливое социальное возмездие».

Думаете, вас не найдут? Сегодня правительство владеет любой информацией
на сверхъемких серверах, услужливо поставляемых Гуглами. По гену D4-47
allele risk taking gene можно даже отделить людей, способных к принятию
рискованных решений, и обезглавить оппозицию. У вас кровь на ДНК еще не
брали?

Америка – страна, где евреев не убивали. Здесь нет погромных и
расстрельных еврейских кладбищ, как во многих странах Европы, а есть
пока только Диснейленды и Universal. Но ведь десятки тысяч людей,
сидевших на парижском велодроме, тоже не думали,что от них, кроме
мемориальной доски, ничего не останется.

ПРЯМО К СТЕНКЕ !

Тема дня
Кремль обсудит возможность отключения Интернета в России
Фото: NEWSru.com
Фото: NEWSru.com
Совет безопасности готовится обсудить тему изоляции России от мировой сети Интернет.
 
Неверное, на мой взгляд, намерение. Не отключать Интернет нужно, а использовать его в целях отслеживания неблагонадежных элементов: национал-предателей, и пятой колонны. Нужна система, способная обнаруживать тех, кто просматривает враждебные Кремлю материалы. Обнаруженных злоумышленников нужно сажать в лагеря или, особо опасных, расстреливать. Давно пора отменить мораторий на смертную казнь. Глушение вражеских радиостанций, в приснопамятные годы, только привело к повышенному интересу к ним и успеху идеологоческой диверсии пиндосов, америкосов и НАТО. Уверен, это моё предложение будет поддрежано большнй частью населения Российской Федерации.

САТАНОВСКИЙ ЗНАЕТ ВСЁ

не зарезали, но покоцали славно»
полная версия
Беседу ведет Михаил Эдельштейн
Михаил Эдельштейн Операция «Несокрушимая скала» — это победа или поражение?
Евгений Сатановский Это победа Ирана, как и две предыдущие израильские операции. Были протестированы система иранских ракет среднего радиуса действия и система туннелей. С израильской стороны была проверена система «Железный купол», стало понятно, что с ракетами она справляется, а с минометными обстрелами — нет. Иранские заводы, поставленные в Газу, не уничтожены, ракеты там как производились, так и производятся. Иранские туннельные технологии доказали свою чрезвычайную эффективность и сейчас отрабатываются уже на северной границе Израиля.
Цели атак изначально были определены абсолютно неверно и менялись в ходе операции. Туннели были обнаружены как серьезная цель недели эдак через полторы после начала операции. Внезапно выяснилось, что цель Израиля не прекращение обстрелов и не уничтожение «Хамас», а туннели. В результате часть туннелей уничтожена, но они будут восстановлены. Было найдено китайское оборудование для прокладки туннелей, протянутые в туннелях оптоволоконные кабели. Стало ясно, что туннели превратились в развитую, многоэтажную, эшелонированную подземную инфраструктуру с бункерами, с заводами по производству ракет. Их невозможно разрушить воздушной или точечной приграничной операцией.
МЭ То есть цели операции не достигнуты?
ЕС Те цели, которые армии были поставлены, она выполнила. Другое дело, что перед ней не были поставлены цели, которые были необходимы, — но армия не может сама себе задавать цели, для этого в Израиле и существует правительство.
Единственная возможность уничтожать туннели без применения дорогостоящих роботов или без запуска туда десантников, которых встречают смертники, — это заливать их жидкой взрывчаткой с бензином. Но этот способ не принят ЦАХАЛом, поскольку в местах выхода этих туннелей на поверхность на 15–20 метров вокруг останется просто выжженная земля. А выходят они под жилыми массивами, школами, больницами. И коль скоро израильтяне решили играть в благородство в ситуации, когда от них требуется жесткая военная активность, надо было зачищать Газу и либо передавать под контроль Абу Мазену, либо брать под свой контроль. Задача минимум — занять Филадельфийский коридор. Ничего из этого не сделано. Соглашение Нетаньяху с «Хамас» вызывает серьезнейшие вопросы, поскольку Биби и министр обороны Буги Яалон заключили его в обход узкого кабинета. Это означает, что у израильского премьер‑министра отношения с Египтом или с Абу Мазеном прочнее, чем с собственным правительством.
Рисунок Павла ШевелеваРисунок Павла ШевелеваМЭ Насколько устойчиво перемирие?
ЕС Максимум через полтора‑два года, минимум — через одну‑две недели бои возобновятся. ХАМАС сохранил тысячи ракет. Да, из них сравнительно немного могут долететь до Хайфы, но ракетные арсеналы ХАМАСа продолжают пополняться и совершенствоваться. Средняя интенсивность обстрелов ХАМАСом территории Израиля составляла 100‑120 ракет в день. А в последний день операции было выпущено 180 ракет. О какой победе тут можно говорить? То, что часть военных погибла от «дружественного» огня, от огня своих же, то, что юг страны оказался абсолютно беззащитен перед минометными обстрелами, от которых, в частности, погиб израильский ребенок, — это очень неприятный сюрприз. Ряд аналитиков, например Яков Кедми, говорят — и вполне справедливо, — что значительную часть возможностей «Хамас» упустил. Скажем, если б «Хамас» вел обстрелы только по ночам, Израиль просто не спал бы — месяц, два месяца. И проблемы страны были бы гораздо больше.
Помогла система «Железный купол» — отлично. Но «Железный купол» не строился для того, чтобы защищать население. Он предназначен для защиты особо ценных объектов, в том числе имеющих отношение к ядерной программе Израиля, нефтяных или газовых платформ, правительственных учреждений. Да, так получилось, что батареи «Железного купола» смогли спасти в эту войну страну. Но ракетные технологии не стоят на месте. Что, если в следующий раз окажется, что «Железный купол» не справляется? Сколько сотен или тысяч израильтян погибнет, если учесть, что в этот раз по стране было выпущено более четырех с половиной тысяч ракет? Это самая длительная война в истории Израиля после Войны за независимость и войны на истощение. По сути, Израилю навязана новая, ракетная, война на истощение, причем ее объектом является не армия, а весь Израиль. А ведь правительство клялось, что такого не будет больше никогда. Вопрос: чем, кроме политических спекуляций, занимается даже это правительство, в котором, конечно, есть Лапид, есть Ципи Ливни — но есть и Беннет, и Либерман?
Наконец, ситуация с Америкой. Америка предала Израиль самым гнусным образом. Президент Обама ясно продемонстрировал, кто является его союзником. Он откровенно выкручивал руки и Египту, и Израилю. Он требовал, чтобы Катар и Турция — покровители «Хамас» и по совместительству деловые партнеры Обамы — стали переговорщиками. Так что Америка не является той силой, на которую Израиль может положиться.
Что Израиль получил? Демилитаризацию Газы? Уничтожение «Хамас»? Победу над «Хамас»? Он получил реализацию старого украинского анекдота о том, как гарные хлопцы, находясь под серьезным газом, резали подсвинка и потом, вернувшись к хозяйке, сказали: ну, конечно, зарезать не зарезали, но покоцали — будь здоров. Но это не совсем еврейская майса.
МЭ Почему для Израиля, который, как считается, обладает развитыми системами разведки, слежения, информирования, и тоннели, и минометы оказались такими сюрпризами?
ЕС Израиль каждый раз сталкивается с такими сюрпризами: и в войне 1973 года, и во вторую ливанскую, и в ходе интифады. Возможно, в консерватории нужно что‑то подправить, если вспомнить Жванецкого. Может быть, мы лучше думаем об израильской разведке, чем она того заслуживает? А может, она сама о себе лучше думает? И правительство о ней? А может, существуют какие‑то другие противопоказания для успешного проведения подобных операций?
Недавно огласку получила история, как прибор для обнаружения тоннелей, предложенный достаточно давно, не был принят на вооружение израильским офицером, отвечающим за новые разработки, поскольку он, сторонник партии «Мерец» и противник блокады Газы, считал, что этот прибор будет использован для пресечения контрабанды из Египта и бедные палестинцы недополучат стройматериалы. И скандал начался только тогда, когда его студенты, воюющие в Газе, начали задавать вопрос: «Простите, а где прибор, который мы видели давным‑давно?» Да и теперь никто этого офицера не посадит, в лучшем случае его уволят. Так не воюют, так не защищают страну.
Наконец, политические спекуляции: «Нельзя отдавать Газу Абу Мазену — он наш враг, не выдерживает ни одного обещания, жалуется на Израиль в ООН, интригует, с ним надо бороться». Ну так выгоните его, перестаньте давать ему деньги, заберите из его бюджета ту сумму, которую он потратил на пенсии террористам, отмените Осло, уведомите ООН, что больше такой структуры для Израиля не существует. Но если он ваш партнер, если он справляется со своей полицией на Западном берегу и не обстреливает Израиль, не устраивает интифады — тогда завоюйте Газу и отдайте ему. Но работайте, черт возьми. А в результате бездействия и полумер на израильскую границу с сирийской стороны садится «Аль‑Каида», а с ливанской — под ней роют тоннели кроты «Хизбаллы». Все идет к тому, что регион летит вдребезги, а Израиль продолжает строить палестинское государство. Ничего не останется, останется одно палестинское государство — как раз размером с Израиль.
МЭ Почему Израиль всякий раз поддается давлению со стороны Америки и не может ничего ему противопоставить?
ЕС Если вы ставите себя в зависимость от Америки — Америка выкрутит вам руки и продаст вас в тот момент, когда вы станете нужны ей меньше, чем ваши враги. В замечательной книге профессора Алека Эпштейна «Ближайшие союзники?», только что вышедшей в издательстве «Гешарим», это показано на примере анализа нескольких десятилетий американо‑израильских отношений. Можно рассказывать, что Америка лучший друг и союзник, но на самом деле у Америки нет союзников, кроме Америки.
МЭ Коридор возможностей израильского правительства действительно так узок, как об этом часто говорят, или это некая «отмазка»?
ЕС Коридор возможностей любого союзника Соединенных Штатов равен его хуцпе — дерзости, наглости. Что посмеешь, то и пожмешь, как говорил в таких случаях Александр Островский — не драматург, а известный московский отказник, живущий ныне в Израиле. Если Израиль ведет себя нормально — случается Шестидневная война. Если он начинает сам себя хватать за руки и за ноги — тогда все, конец. Присоединяются только к победителю. Если Израиль проводит военную операцию — значит, он проводит ее быстро и эффективно. Четвертая армия в мире не может 50 дней утюжить террористическую полупартизанскую группировку и разойтись с ней, оставшись при своих. А если это случается — значит, она делает не то и не так. Если Израиль пойдет на реальную войну с «Хамас», то «Хамас» не будет через два дня — но для этого надо воевать. И, кстати, жертв будет вряд ли больше.
Израильтяне попали в страшную ловушку, когда начали применять к себе и к соседям не ту методу трезвой оценки ситуации, которая у них всегда была, а американскую либеральную теорию, когда Шимон Перес начал бредовый мирный процесс, полностью противоречивший всей логике поведения Израиля в отношениях с террористами. Это не работает. Если Израиль не прекратит шуршать самолетами и елозить танками по территории, которую надо попросту брать под контроль, — он будет похоронен. Любой выстрел по Израилю должен означать: через два дня на том месте, откуда стреляли, стоит израильская армия. И не надо думать, что скажет мировое сообщество, — плевать, оно все равно всегда говорит одно и то же.
Израиль попал в ловушку, когда решил сэкономить и отдать свою безопасность в руки США. Мы видим ситуацию с радаром, который поставил Эхуд Барак. Да, этот радар стоит на территории Израиля и теоретически способствует его безопасности. Но на самом деле он позволяет США контролировать не только Иран, но и Израиль. Данные с радара Израиль получает только в том случае, если американцы хотят ему их дать. А Америка имеет всю информацию, например о подготовке Израилем атаки на иранские ядерные объекты. И дважды Израиль был просто сдан Обамой, когда Биби репетировал такую операцию, радар засекал приготовления, и американцы сбрасывали информацию в прессу, срывая саму возможность любой атаки. С Нетаньяху никто не спорил и ничего не обсуждал — очень элегантно.
Израиль выиграл, как все утверждали, когда согласовал размещение тыловых складов американской армии на своей территории с тем, чтобы в случае войны брать оттуда боеприпасы и топливо и не разоряться на формирование собственных запасов. И вот идет война — и американский президент запрещает израильтянам «отовариваться» на этих складах. Формально это прерогатива Пентагона, президент не имеет права вмешиваться — но он может снять министра обороны. Будет ли министр в такой ситуации сопротивляться своему президенту?
Израиль в свое время под американским давлением фактически отказался от производства собственной авиации — программа «Лави». Он чудом сохранил танковый корпус — программа «Меркава». Что, в первый раз что ли? Дружить с Америкой в два раза опаснее, чем быть ее врагом.
МЭ Другая, не менее бодрящая тема — «Исламское государство Ирака и Леванта». «ИГИЛ» остановят?
ЕС Все в этой жизни когда‑нибудь останавливается. Третий Рейх остановили, Римской империи больше нет, даже инквизиция закончилась…
Кто воюет с ИГИЛ? Сирийская авиация, Иран, шииты и курды — каждый на своей территории. Западные точечные бомбежки? Это даже не смешно. Американский президент просто демонстрирует своим избирателям и конгрессменам, что он не бросил Ирак на произвол судьбы, после чего туда пришли средневековые звери, захватили полстраны, в том числе американское оружие на десятки миллиардов долларов, у них огромный бюджет и они объявляют джихад по всему свету. Мускулы у президента в этот момент напряжены и напружинены, лицо — суровое, уши под правильным углом к голове. А дальше возвращаемся к истории про Израиль, ХАМАС и подсвинка — зарезать не зарезали, но покоцали славно.
Разгромить «ИГИЛ» можно только сухопутной операцией, никакие бомбардировки тут ничего не дадут, это все сказки. Высокоточное оружие стоит безумных денег, нельзя работать против ближневосточных группировок ракетами, стоящими от 20 до 50, а иногда и 100 тыс. долларов, — вы просто разоритесь. Единственный вариант — привлечь суннитов в правительство нового премьера с тем, чтобы они начали воевать с исламистами. При Дэвиде Петрэусе они за год разгромили в провинции Анбар все, что там было у «Аль‑Каиды». Но пока американцам не удалось протащить такое соглашение.
Тем временем «ИГИЛ» укрепляется, действительно превращаясь в квазигосударство: оно выписывает паспорта, туда прибыли десятки тысяч человек со всего мира — врачи, инженеры. Там, кстати, воюют около двух тысяч боевиков с территории России: полторы тысячи чеченцев, около 200 дагестанцев, 150 людей из Кабардино‑Балкарии. Там мощная уйгурская группа, из‑за чего иорданская разведка завязала тесные связи с китайской госбезопасностью. Там немало людей из Средней Азии. Я уж не говорю про марокканцев или саудовцев. «ИГИЛ» сегодня куда серьезнее, чем «Аль‑Каида». Это большая армейская группировка, в которой от 80 до 100 тыс. бойцов. Они взаимодействуют с союзниками в Северной Африке, на Африканском Роге, в афгано‑пакистанском приграничье. Они захватили не просто треть Сирии и до 40% Ирака, но воду и нефть. Они получают 2 млн долларов в день только от контрабанды нефти, продавая ее не по 100, а по 25–50 долларов за баррель. Десятки миллионов долларов идут от контрабанды археологических артефактов, от эксплуатации конфискованной собственности христиан, умеренных суннитов, курдов‑езидов, от эксплуатации их самих, включая продажу в рабство женщин, от рэкета, от похищений западных журналистов, предпринимателей, инженеров.
МЭ Сейчас «ИГИЛ» выходит на само­окупаемость. Но кто стоял за ним изначально, чей там стартовый капитал?
ЕС Это в огромной мере катарский проект. Катар, по‑видимому, продолжает давать им деньги, и достаточно большие, несмотря на всю их «само­окупаемость». Он использует «ИГИЛ» как стратегический инструмент борьбы с саудовцами. Саудовская Аравия пытается перекупить «ИГИЛ» у Катара, это еще опаснее, но пока эта сделка не проходит.
Впервые у исламистов есть миллиарды. И сразу срезонировал Сахель: операция «Сервал» в Мали у французов полностью провалилась. Нигерийская «Боко Харам», похоже, вот‑вот захватит весь штат Борно и объ­явит его исламским государством. Активизировались сомалийский «Аш‑Шабаб», масса группировок вроде «Движения за единство и джихад» в Западной Африке, «Аль‑Каида в странах исламского Магриба» — настолько, что Алжир и Марокко рассматривают ее активность как реальную угрозу своему существованию.
МЭ То есть процесс распада исламского мира в его нынешней конфигурации продолжается?
ЕС Даже интенсифицируется. А впереди уход американцев из Афганистана, «центральноазиатская весна», удар талибов с территории Пакистана по Афганистану и с территории Афганистана — по Туркменистану. Туркменские талибы — новый феномен. Только что захвачен целый ряд населенных пунктов на границе с Туркменистаном с афганской стороны, атакована граница, захвачены посты, погибли туркменские пограничники. Мы видим, что Среднюю Азию фактически берут в клещи, потому что удар, безусловно, пойдет на Фергану через Киргизию, но и на Туркменистан, особенно вдоль Каспия, где крупные салафитские ячейки. Ситуация очень опасная.
МЭ В связи с очевидной активизацией европейских джихадистов, со знаменитой видеозаписью, где английский исламист обезглавливает американского журналиста, в Европе все громче и откровеннее говорят о необходимости менять мышление, уходить от стереотипов, искать нестандартные ответы на новые вызовы. С вашей точки зрения, Европа способна решить эту проблему?
ЕС Европа способна решить проблему самоубийства, что она с успехом и делает. Она, как я и предсказывал три года назад на Ярославском форуме, находится между Брейвиком и Усамой Бен Ладеном и не знает, кого выбрать.
МЭ Точка невозврата пройдена?
ЕС Точка невозврата будет пройдена в 2030 или в 2050 году — для разных стран по‑разному. Но стратегически Европа уже проиграла. Она не борется теми средствами, которыми можно и нужно бороться. В том же ИГИЛ до тысячи боевиков из Англии и Франции, более 500 из Германии. И завтра они вернутся туда вести джихад. Кто их будет громить? Скорее это они будут громить свои собственные страны. Что мы уже и наблюдаем: с начала года резкий, взрывной рост алии из Франции — арабы вытесняют оттуда евреев.
МЭ Европа проигрывает в борьбе с исламизмом, Америка во внешней политике принимает одно неверное решение за другим, сливает союзников и пестует своих потенциальных могильщиков. Мир, как мы его знали, подходит к концу, как пел БГ?
ЕС Мир, как мы его знаем, подходит к концу всегда, каждый день. Сейчас подходит к концу этап мира после холодной войны, однополярного мира. На смену ему приходит бесполярный мир, мир анархии, радикального ислама, мир, где все против всех, где договоренности ничего не стоят. Крот истории роет. Вот он подрыл, и мы попали в эту яму.
МЭ Иран — бенефициар по итогам операции в Газе. Но многие говорят, что он выигрывает и от украинского кризиса, — Америке приходится налаживать с ним отношения по мере ухудшения отношений с Россией.
ЕС Ровно наоборот. Разворот Америки к Ирану начался задолго до обострения на Украине и был продиктован желанием минимизировать российские поставки нефти и газа в Европу. А уже потом началась агрессивная атака на украинскую элиту, с наживкой, которую та, по своей невероятной вороватости, проглотила — и дальше все пошло, как пошло.
МЭ Ядерные и геополитические амбиции Ирана по сравнению с временами Ахмадинежада пригашены?
ЕС Именно что пригашены. Геополитически Иран уже выиграл — он всем нужен. Он нужен американцам в Афганистане — куда больше, чем Пакистан. Нужен им как противовес Саудовской Аравии в Заливе. Нужен нам — у России нет другого союзника в борьбе с салафитами и с наркотрафиком из того же Афганистана. Нужен европейцам для поставок энергоносителей.
А ядерная программа… Раньше у Ирана было 200 центрифуг, а сегодня десятки тысяч. И расщепляющих материалов зарядов на пять. И новые объекты типа Натанза или Фордоу. Иран может позволить себе не делать атомную бомбу, пока он не довел до конца в массовом производстве носители, а, остановившись на шаг — месяц, два, три — от нее, заниматься затяжкой переговоров. В Ираке соотношение в живой силе было пять к одному в пользу американцев, допустимый минимум — три к одному. Учитывая численность иранской армии и Корпуса стражей исламской революции — какова должна быть численность американской группировки, если Америке вдруг когда‑нибудь придется с Ираном воевать? Сколько месяцев займет подтянуть ее в регион? Да за это время Иран сделает все свои бомбы. Остановка в одном шаге от цели имеет свой плюс. Вы не лжете, говоря, что у вас нет ядерного оружия, но и не отступаете. А потом вдруг проводите испытания — и кто после этого скажет, что вас надо атаковать? Да вас тогда и пальцем никто не тронет, как не трогают Северную Корею, которая по сравнению с Ираном никто и звать ее никак.
МЭ А какую роль играет сегодня в регионе Египет? Он вернулся к своему дореволюционному, «мубарачному» состоянию?
ЕС Египет вернулся к состоянию, которое позволит ему не обрушиться, а упасть медленно. Строительство плотины «Возрождение» на Голубом Ниле обрушит его неизбежно — но, возможно, не сразу, а постепенно. Летом образован прочный альянс с Саудовской Аравией, и в Египет пошли саудовские деньги. Если Ас‑Сиси удастся продвинуть какие‑то гигантские проекты вроде второго Суэцкого канала — хотя его очень плохо в инженерном плане отработали, его затапливает, осушение обходится примерно в миллион долларов в день, но тем не менее, — ему удастся еще более замедлить падение экономики своей страны.
Сейчас Египет занят жестоким подавлением «Братьев‑мусульман» и борется с Катаром, который продвигает их по всему исламскому Востоку. Во‑вторых, Египет помогает саудовцам держать границу с Ираком — там 30‑тысячный саудовский корпус укреплен египтянами на случай вторжения ИГИЛ. Египет, в отличие от времен Мурси, держит Газу под жесткой блокадой, уничтожая контрабандные тоннели на границе. А там было 1659 тоннелей, по тоннелю через каждые семь метров. Египет сейчас для Израиля полезнее, чем во времена Мубарака, потому что ХАМАС для Мубарака опасности не представлял, а для ас‑Сиси представляет.
МЭ Некоторое время назад со стороны «ИГИЛ» прозвучали угрозы взорвать Чечню и весь Кавказ. Это блеф или реальность?
ЕС Самолеты, которые бомбят тылы террористов в Сирии, — российские. Самолеты, на которых летают иранские летчики, — российские. У иракских летчиков — тоже российские. А Обама до сих пор обещает воевать с «ИГИЛ» путем укрепления несуществующей светской оппозиции режиму Асада в Сирии. Это называется: у тебя уже Ковентри бомбят, а ты все еще рассказываешь, как хорош и правилен был Мюнхен. Поэтому естественно, что террористы озабочены Россией.
Но отдельные теракты на территории России вероятны, а вот большого джихада не будет, взяться ему неоткуда. Катар пока нами не занимается, хотя если наши разногласия по газу усилятся, то займется — это очень опасный соперник.
МЭ Насколько устойчив российский Кавказ?
ЕС Российский Кавказ устойчив ровно настолько, насколько верховная власть страны готова перебить кого угодно в каком угодно количестве ради обеспечения этой устойчивости. Зачастую одной готовности достаточно, стрелять не приходится вовсе. Именно поэтому единственная территория, где исламское государство как проект было полностью уничтожено, — это Чечня. Имарат Кавказ сейчас существует на грузинской территории, а не на чеченской и даже не на дагестанской. Это следствие тяжелой войны, продемонстрировавшей абсолютную неуступчивость Москвы. Возникла опасность гибели чеченцев как этноса. Как результат решение чеченских лидеров: черт с вами, никакой независимости, нацио­нализм ценой уничтожения не нужен никому. После этого — экономическая устойчивость региона, деньги, инвестиции. Сегодня Кабардино‑Балкария все ближе и ближе к ситуации Чечни. Что будет в Дагестане, сказать трудно, Дагестан плох: тяжелая коррупция, муфтият, проигрывающий все, что можно, в силу своей коррумпированности и тесной связи с местными властями. Достаточно посмотреть на ситуацию с хаджем из Дагестана или Татарстана, чтобы понять, как много там маскируется под джихад просто криминальных разборок, конкурентной борьбы, кровной мести. Но ничего другого не будет — может быть, десятилетиями.

ИНТЕРНАЦИОНАЛ ЮДОФОБОВ ДЕЙСТВУЕТ

Экс-президент США продолжает тужиться, соревнуясь за первенство среди врагов Израиля.
Старость - не помеха, если есть цель жизни. ДР
---------- Forwarded message ----------
Джимми Картер соберет миллионы долларов для ХАМАСа

ЛЕКАРСТВО ОТ БАБУШКИ

Бабушкино домашнее лекарство
cid:X.MA1.1392819488@aol.com
Для лучшего пищеварения я пью пиво,
В случае потери аппетита я пью белое вино, В случае низкого давления я пью красное вино,
В случае высокого давления я пью виски, И когда я простужаюсь я пью шнапс."
"Когда же вы пьёте воду? "
"Я никогда не была так больна.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..