понедельник, 19 ноября 2018 г.

К ВЫБОРАМ


ИТАЛИЯ. ФЕСТИВАЛЬ ЦВЕТОВ

Один раз в году – накануне праздника Тела Христова — центральная улица небольшого городка Genzano, расположенного недалеко от Рима, превращается в огромный цветочный ковер. Здесь начинается знаменитая Инфиората – фестиваль цветов.


Впервые фестиваль в Genzano проводился в 1778 году. И с тех пор цветочные картины жители города выкладывают каждый год.











Подготовка к фестивалю начинается загодя: обсуждаются темы, готовятся эскизы. Да и цветов нужно для этого благоухающего гобелена не один центнер. 





Миллионы цветов собирают за 2-3 дня до фестиваля и складывают на хранение в пещеры Genzano.



В это время на тротуарах Беларди (главной улицы города) художники начинают рисовать эскизы будущих полотен. 









Ночь накануне фестиваля жители города проводят за созданием цветочных картин. Работа продолжается до полудня следующего дня – пока вся улица Беларди не укроется сплошным ковром – от главной площади до кафедрального собора. 















Цветочный гобелен состоит из 9 частей, каждую из которых создают жители 9 городских кварталов. Из тюльпанов, мимозы, гиацинтов и других цветов флористы-любители выкладывают причудливые узоры, репродукции икон и классических полотен, портреты знаменитостей.













Каждый год тематика фестиваля разная. Как-то горожанам даже вздумалось выложить на мостовой цветочную копию знаменитой «Тайной вечери» Леонардо да Винчи! И только размеры этого великолепного полотна всегда остаются неизменными: 9 м в ширину и 210 — в длину. 















Чтобы удивительные картины не увяли раньше времени, их постоянно опрыскивают. Целый день удивительные цветочные картины радуют горожан и туристов. Вечером по ковру из цветов и лепестков пройдет торжественная процессия. А на следующий день в городе начинается разрушение цветочных картин – по пестрому ковру разрешают бегать детям. Так что очень скоро от него не остается ничего. Кроме прекрасных фотографий и незабываемых впечатлений. 

Источник: turj.ru

Материал подготовлен для сайта turj.ru
При перепечатке материалов активная и прямая ссылка на источник обязательна.
 








ИЗРАИЛЬ НА ВОЙНЕ И ШКОЛА ГУМАНИЗМА

Элла Грайфер: В самом деле — почему?

Ноя 18, 2018 
Статья просматривалась 513 раз(а)
Когда жители израильского юга выходят на демонстрации под лозунгом: «Обеспечьте нам безопасность!», — готовы они, в свою очередь, обеспечить своим солдатам поддержку — хотя бы моральную? Это ведь означает отказ от идеологии западного мейнстрима, от принадлежности к «прогрессивному человечеству».

… В самом деле — почему?

Элла Грайфер

Элла ГрайферКто виноват в том, что не можем дать должный отпор ХАМАСу? Жители Юга винят правительство, правительство испускает странные, не поддающиеся расшифровке сигналы, ходят слухи, что виноват генштаб, убоявшийся преследований за «нарушение международного права»… Все это, возможно, и в самом деле так, возможно, есть какие-то другие обстоятельства, но главное… главное все же не в этом.
Главное -то, что и по сю пору преподают в наших школах и университетах, что пропечатано в книгах, что звучит с экранов и сцен: Норма — это мир без войны и война без потерьНе сила, но гуманность — залог выживания и победы. Хотя жизнь каждый день доказывает нам обратное, но… Не верь своим глазам, верь моим словам!
У нас это обыкновенно именуется «наследием Рабина» (не важно даже, разделял ли он это мнение на самом деле), но вообще-то это нынче на Западе представления общепринятые. Если лет десять назад мы могли еще думать, что они только нам стремятся навязать это безумие в силу традиционной юдофобии и собственной избалованности (типа — сытый голодного не разумеет), то сегодня, когда их самих заливает поток мигрантов, создающий «параллельные общества» и превращающий города в опасные зоны, они собственным гражданам, пытающимся сопротивляться, те самые судебные процессы устраивают, какими израильским генералам грозят.
В разных умных комментариях на тему России вычитываю периодически риторический вопрос, на что, собственно, надеется Путин со своими военными авантюрами — у него же оружие устаревшее, да и ядерные боеголовки, почитай, отсырели… А на что ему оружие и боеголовки? Ему же достаточно один американский самолет сбить — американские миролюбцы Трампа сами удушат, приговаривая, что всякая человеческая жизнь священна и любая война — преступление.
Когда жители израильского юга выходят на демонстрации под лозунгом: «Обеспечьте нам безопасность!», — готовы ли они, в свою очередь, обеспечить своим солдатам поддержку — хотя бы моральную? Готовы ли выйти на демонстрацию в защиту Эльора Азарии? Готовы ли вслед за министром культуры потребовать запрета «наследия Рабина» в школах, казенных театрах и на армейской радиостанции?
Это ведь означает открытое признание в отказе от идеологии западного мейнстрима, от принадлежности к «прогрессивному человечеству». Даже если откажемся мы не от сотрудничества с Западом, но всего лишь от иден=82и=икации с ним — он ведь и обидеться может, и санкции ввести за негуманность к убийцам — готовы ли вы нести экономические, туристические и другие возможные последствия? (Правда, последствий этих в конечном счете все равно не избежать, ибо мусульманские избиратели в Англии Франции или Германии — фактор все более весомый, но… об этом же можно пока что не задумываться…).
Если нет, то чего же хотите вы от политиков и генералов? Они вас ничем не лучше, тем более что для них, в отличие от нас, простых смертных, такой отказ чреват немедленными и значительными неудобствами. Не сомневаюсь, что нашлись бы среди них такие, что пошли бы на это, но… только при условии, что мы поддержим их.
Это ведь только в советских учебниках есть хороший «народ» и плохие «правящие круги», в жизни каждый народ имеет то правительство, какого заслуживает.

В преддверии никому не нужных новых выборов

В преддверии никому не нужных новых выборов

.
 

фото Ð¿Ñ€Ð¾Ñ„Ð¸Ð»Ñ  Michael Nikomarov, Ра данном изображении может Ð½Ð°Ñ…Ð¾Ð´Ð¸Ñ‚ÑŒÑ Ñ : 1 человекМихаэль Никомаров

 
 

«Если бы не кампания ненависти со стороны Неаниягу, приведшая к убийству Рабина, — он уже был готов отменить Осло. А так – Нетаниягу продолжил его осуществление.»
«Если бы  Рафуль, Гольдфарб и Сегев не попали бы в Кнессет, и Осло не был бы принят. Рафуль – вот истинный виновник Осло»
«Если бы сыновья Шароне не занимались темными делами, не было ы «итнаткута». Все из-за Гильада и Омри.»
«Если бы не насморк, Наполеон не проиграл бы Ватерлоо»

Если вы согласны со всем этим вздором, то тогда вы согласитесь и с тем, что Тхия – это истинный виновник Осло. Не Перес, не Бейлин с Пундаком и Гиршфельдом, не Клинтон, — а Тхия. И, разумеется, если бы не несколько голосов Тхии, левые не нашли бы другого способа провести эту авантюру. Придя к власти, или каким-то иным способом, заготовленным про запас.
Друзья, надо хоть немного понимать в демократии и хоть немного понимать в политических интригах.
Левые заставляют правое правителство играть по их правилам, и единственое, что им мешает, это организованное давление на правительство справа. Если это давление достаточно велико, правое правительство просто не сможет реализовать эти левые планы. Поддержка же его во всех его шагах и вера в его «гениальные многоходовки» это давление нивелирует и дает карт бланш на осуществление именно левой политики, навязываемой слева.
Картинки по Ð·Ð°Ð¿Ñ€Ð¾Ñ Ñƒ madrid peace conference 1991
В кулуарах мадридской конференции (октябрь 1991) М.Горбачев делится политическим опытом руководства страной с И.Шамиром и Б.Нетаниягу
Шамир совершил ошибку, поехав в Мадрид. Именно это привело к потери поддержки избирателей, приходе к власти Аводы и открыло дорогу Осло. Ультиматум Тхии был «красной лампочкой», которой Шамир пренебрег.
«Гольдфарб-Мицибуши» и Сегев, конечно, заслужили свое, но не они и, уж тем более, не Рафуль виноваты в прохождении Осло в Кнессете.
Виноваты те, кто их соблазнили, те, кто любыми грязными и незаконными трюками его пропихивали. Не нашлось бы этих, нашлись бы другие. Или другой способ это пропихнуть. Ведь, прямо скажем, это голосование должно было быть признано недействительным, а все участники должны были предстать перед судом. Но этого не произошло, равно, как и Бейлин с компанией по возвращении из Осло не были арестованы у трапа самолета. Закон был переделан задним числом. Аж вот так! И мы будем тут искать стрелочников?
Шарон, безусловно, виноват, что поддался на шантаж и сделал итнаткут вместо того, чтоб носить передачи сыновьям в тюрьму. Наверно, сыновья были его «ахиллесовой пятой». Но не будь у него этой слабости, они нашли бы другую. Не найди они ее у Шарона, они бы добились бы своего, устроив новый «вонючий трюк». А, может, и кровавый. В конце концов, и Шарон заплатил сполна.
Поэтому сегодня, когда заранее обвиняют тех, кто требует отставки Ликуда и Нетаниягу, что они «ведут к власти левых», и тем более, что они готовят новую катастрофу, это навет. Давление справа и угроза потери власти это совершенно легитимный и действенный демократический рычаг, заставляющий правительство выполнять волю избирателя, а не нарушать ее. Правитель должен знать, что если он будет наплевать на своих избирателей, он потеряет «самое драгоценное»: свою власть. Правая оппозиция не снимает правого премьера за то, что он проводит правую политику. Она его снимает за то, что он делает политику левую.
Картинки по Ð·Ð°Ð¿Ñ€Ð¾Ñ Ñƒ ‫בגין שמיר נתניהו שרון‬‎
А.Шарон, М.Бегин, И.Шамир
Когда правое правительство делает левую политику, это даже хуже, чем если ее проводят левые. В последнем случае левым приходится противостоять организованной и сплоченной правой опозиции, которая делает невозможной особо рьяные шаги. Когда же эту левую политику делает правое правительство, правый лагерь в растерянности, дезорганизован и расколот, и левым удается заставить правительство сделать все, что им хочется. Так и было: Синай отдал Бегин, в Мадрид поехал Шамир, реализовывал и развивал Осло Нетаниягу, Гуш-Катиф разрушил Шарон.
И давайте посмотрим динамику строительства поселений при правых и при левых правительствах. Мы увидим удивительную картину. Если левые под давлением правой оппозиции поселения строили, то правые под давлением левых заморозили!
Единственным способом хоть как-то противостоять этому явлению это оказывать на правительство давление справа. А не «поддерживать» его, ссылаясь на его «гениальность», «незаменимость» и придумывая оправдания из разряда «дождаться зимы и морозов». А заодно гнобить всех тех, кто пытается напомнить, что «Король-то голый!»
И наконец, из разряда «занимательной арифметики». Если хорошо организованными стараниями и вбиванием в мозги удастся добиться того, что избиратели Зеута и Оцмы потеряют надежду и останутся дома, правый лагерь потеряет восемь мандатов. Соответственно, левый лагерь усилится на пропорциональную величину (точнее, на 8/120). Наивно думать, что эти избиратели вздохнут и проголосуют за Ликуд, НДИ или БЙ: они собираются голосовать за Зеут или Оцму именно потому что полностью разуверились в этих «карманных» партиях.
Я не думаю, что «борцы с правым раскольничеством» и за «единство рядов» этого не понимают. Скорее всего их страшно раздражает, что кто-то будет мешать правому правительству «мудро» и «дальновидно» осуществлять «взвешенную» политику. Ту самую, конечно, которую ему будут навязывать левые. Но это ничего, главное, чтоб у власти были «наши». И не дай Б-г, чтоб пришли левые – левые все разрушат. А так все разрушим «мы». «И нечего всяким тут нам мешать!»

Авторский блог

Ноябрь 2018

БЕЗ МОРАЛИ



С первым снегом😜❄

"8:00 Я слепил снеговика. 

8:10 Пришла феминистка и спросила меня, почему я не слепил снежную бабу. 
8:15 Я слепил снежную бабу. 
8:17 Другой мой сосед пожаловался на фигуристую грудь снежной бабы,

заявив, что он теперь видит снежных женщин всюду. 

8:20 Пара геев, живущих поблизости, устроили истерику и визжали,

что это должны быть два снеговика-мужчины. 

8:22 Трансгендер спросил, почему я просто не сделал одного снежного человека

со съемными частями. 

8:25 Вегетарианцы в конце улицы жаловались на нос моего снеговика,

так как овощи - это еда и не предназначены для того, чтобы украшать снежные фигуры. 

8:28 Чернокожие меня называют расистом, потому что пара снеговиков - белая. 
8:31 Мусульманский джентльмен через дорогу требует, чтобы снежная женщина

носила паранджу. 

8:40 Полиция пришла сказать, что кто-то был оскорблен и пожаловался на меня. 
8:42 Феминистка вновь пожаловалась на то, что метлу снежной бабы необходимо

убрать, поскольку она изображает женщин в качестве домашней прислуги. 

8:43 Прибыл сотрудник Совета по вопросам равноправия и угрожал мне выселением. 
8:45 Меня показывают в телевизионных новостях по Би-Би-Си и спрашивают,

знаю ли я разницу между снеговиком и снежной бабой?
Я отвечаю: "снежки" (snowballs). Меня называют чёртовым сексистом. 

9:00 Я фигурирую во всех выпусках новостей, как подозреваемый террорист, расист,

гомофоб, преступник, и меня обвиняют в создании опасностей во время сложной
погоды. 

9:10 Меня спрашивают, есть ли у меня сообщники...

Мои дети изымаются социальными службами 

9:29 По улице идёт факельный марш протестующих, которых я оскорбил,

и они требуют, чтобы я был обезглавлен. 


Мораль: в этой истории нет морали. Это просто мир, в котором мы живем сегодня"

РЫЦАРЬ БРИТАНСКОЙ ИМПЕРИИ

Марк Штейнберг: Рыцарь Британской империи

 
Трудно сказать сегодня, сколько судов, моряков и грузов дошли благополучно благодаря системе Розенштейна. Но, судя по высоким наградам союзников, которых был он удостоен — британский король даже в рыцари произвел — его система принесла весьма ощутимый эффект.

Рыцарь Британской империи

Марк Штейнберг

  Марк Штейнберг «Зову я смерть. Мне видеть невтерпеж
Достоинство, что просит подаянья…»
Шекспир
В конце 1943 годв резко возросли потери кораблей союзных конвоев — участников великой эстафеты «Ленд-Лиза», атакованных германскими субмаринами. В большинстве случаев торпеды рвались, так сказать, не традиционно в бортовой проекции судна, а в районе корабельных винтов. Специалисты пришли к выводу, что у немцев появилась новая торпеда, каким-то образом притягивающаяся к работающим винтам корабля.
Однако ни усилия разведки, ни старания торпедоловов успеха не принесли. Узнать сумели только шифрованное наименование торпеды «Т-5». … Но вдруг повезло — в январе 1944 года дивизион советских морских охотников заблокировал в Финском заливе и потопил немецкую подлодку. Поскольку лежала она на мелководье сравнительно неподалеку от Кронштадта, было решено субмарину поднять и отбуксировать на базу Балтфлота.
В этом решении, однако, главную роль сыграло вовсе не мелководье Маркизовой Лужи. Подъем и осмотр потопленной на Балтике субмарины сулил разоблачение секрета немецких торпедистов. И едва черный корпус «У-250» пришвартовали к отдаленному пирсу Кронштадской базы, рубочный люк был вскрыт и, перешагивая через трупы германских подводников, специалисты-минеры поспешили в торпедный отсек.
Они нашли искомое: на стеллажах покоились две одинаковые неизвестного типа торпеды. С большими предосторожностями их извлекли из бугельных зажимов и отвезли на минный полигон острова Котлин, где команда пиротехников главной базы флота приступила к разооружению одной из торпед.
Базовые пиротехники, естественно, были опытнейшими специалистами, имевшими на своем счету не один десяток выпотрошенных германских и итальянских «рыбок», как они называли вражеские торпеды. Однако в данном случае им не повезло и 75-килограммовый заряд тетрила разметал в клочья четырех офицеров: минер ошибается только один раз…
А в это время, узнав об «улове» балтийцев, союзники немедленно обратились в самую высокую инстанцию СССР.
Оставалась всего лишь одна торпеда и высшее начальство рвало и метало: дело-то принимало международный резонанс. Поэтому, для разооружения её спешно сформировали специальную группу из трех виднейших специалистов минно-торпедного Управления Главного штаба ВМФ: В. Шахновича, О. Брона и Ю. Саульского. Совершенно ясно, что подбирали команду по признаку высочайшего профессионализма, но может быть именно поэтому оказались в ней одни евреи.
Возглавлять же этих корифеев поручили, так сказать, человеку со стороны. Им оказался директор главного торпедного завода, находившегося в Алма-Ате, Михаил Борисович Розенштейн. Выбор на него пал не случайно: разработкой и совершенствованием торпедного оружия Розенштейн занимался более 8 лет, с тех пор когда в 1936 его назначили директором минно-торпедного завода в городе Большой Токмак.
До этого он торпед и в глаза не видел, понятия об их устройстве не имел, потому как работал авиационным инженером. Но, как и водилось в те страшные сталинские времена, все начальство токмакского завода зачислили во «враги народа». На их место назначили новых, пока еще не «врагов». Впрочем, через год двоих оставшихся профессиональных торпедистов взяли прямо в цехе. Так что овладевать минно-торпедными премудростями Михаилу Борисовичу пришлось самостоятельно, как говорится — с листа. Он и овладел, куда еврею деваться…
С началом войны Розенцвейг возглавил минно-торпедный завод, эвакуированный из Ленинграда на Урал. Затем его перебросили в Каспийск, где оказался прежний его же завод, эвакуированный из Большого Токмака. Пришлось, однако, бежать и оттуда, на этот раз в Алма-Ату, куда Михаил Борисович вывез еще и Бакинский торпедный завод. Там обосновались всерьез: немцам до Алма-Аты было явно не дотянуться.
Здесь Михаил Борисович принялся за разработку новых типов минно-торпедного вооружения. Причем, функционировал он в двух ипостасях: как директор и как Главный конструктор. Его детище -торпеда под шифром «53-38» пользовалась вполне заслуженной славой у командиров советских подлодок. Розенштейн обрел в их среде высокий авторитет и звание «Торпедный Бог», а его изделие стали звать «Мишкина сигара». Говаривали бывалые командиры: «Дал фрицам прикурить от Мишкиной сигары». Как видим, возглавлять разооружение немецкой новинки Розенштейна назначили с полным основанием.
И ему, да и всей группе с самого начало было ясно: торпеда имела целый комплекс систем необезвреживаемости и могла сработать от любого импульса: резкого толчка, сильной вибрации, громкого звука и даже от яркого луча света. От которого из них сложили головы базовые пиротехники, предположить было невозможно. Однако интуиция Розенштейна и высокая компетентность его соратников помогли разгадать, какое внешнее воздействие приводило к срабатыванию системы необезвреживаемости. После детальнейшего осмотра решили: торпеда взрывается от яркого света: работает фотоэлемент. Поэтому на полигоне установили плотную палатку и торпеду перевезли туда ночью. Работали при тусклом освещении керосиновых ламп. Как выяснилось после расчленения торпеды — угадали правильно: нашли и фотоэлемент, и световоды, приводившие его в действие.
Ну, а потом «Еврейский квартет», как прозвали группу в минно-торпедном Управлении, раскрыл и главный секрет боевого успеха германской торпеды: она была оснащена комбинированным электромагнитным взрывателем, который срабатывал от системы самонаведения, реагировавшей на шум работающих корабельных винтов. Это была первая в военно-морской истории самонаводящаяся акустическая торпеда. Как выяснилось позднее, она действительно носила шифрованное название Т-5 , а система самонаведения звалась «Амзель».
Случай этот лишний раз подтверждает, что германские изобретатели и конструкторы в создании морских мин, торпед и систем их наведения намного обогнали советских и союзных специалистов. Да и не только в этой области — чего стоили баллистические и крылатые ракеты, реактивные самолеты, те же «шнорхели» — устройства, позволявшие немецким субмаринам заряжать аккумуляторы не всплывая на поверхность.
Находка группы Розенштейна потребовала немедленных и экстраординарных мер прежде всего — от союзников, чьи конвои несли все возраставшие потери от этих самонаводящихся торпед. Поэтому описание системы «Амзель» срочно переправили в Лондон. Больше того — продемонстрировали всю начинку торпеды Т-5 прилетевшим в Питер английским специалистам.
Теперь они имели возможность разработать систему противодействия германскому изобретению. Но и в советском Главном штабе ВМС решили попытаться найти способ блокирования торпеды Т-5. И Розенштейн в Алма-Ату уже не вернулся: ему было присвоено майорское звание и введена соответствующая должность в минно-торпедном Управлении, которую он и занял: главный специалист по самонаводящимся торпедам.
Работая почти круглосуточно, Михаил Борисович меньше чем через два месяца выдал чертежи приспособления, которое отводило акустическую торпеду в сторону от кильватерной струи и подрывало мощным радиомагнитным импульсом вдали от корабля. Разработка Розенштейна опередила аналогичные поиски антиакустических систем в Англии, США и Канаде.
Прослышав об успешных работах Розенштейна, союзники немедленно запросили у советского руководства чертежи и образцы его системы. В принципе это самое руководство совсем не склонно было делиться, даже и с союзниками, такого рода достижениями, как, впрочем, и любыми оригинальными разработками военного значения. Но в даном случае, речь шла о судьбе корабельных конвоев, которые везли в Мурманск и Владивосток оружие и боеприпасы, автомобили и самолеты, продовольствие и обмундирование. Именно такие суда и становились добычей германских субмарин, вооруженных акустическими торпедами. Поэтому запрос союзников был встречен положительно — вмешался лично «величайший… всех времен и народов», к которому и обратились союзные флотоводцы.
Трудно сказать сегодня, сколько судов, моряков и грузов дошли благополучно благодаря системе Розенштейна. Но, судя по высоким наградам союзников, которых был он удостоен — британский король даже в рыцари произвел — его система принесла весьма ощутимый эффект.
В конце войны Розенштейна переключили на техническую разведку германских минно-торпедных достижений. Были вполне достоверные сведения, что немцы, кроме «Амзели», разработали и систему самонаведения по вертикали, а это делало их торпеды эффективным оружием и против союзных субмарин, следующих в погруженном состоянии. В последний год войны участились случаи губительных торпедных атак против этих подлодок, их потери выросли существенно и Розенштейн предполагал, что немцы применяют именно такие торпеды.
Он попросил командование Главного штаба командировать его на фронт и немедленно выехал туда с двумя офицерами Управления. Двигаясь за передовыми отрядами наступавших танковых корпусов, — (фронтовики понимают, что это значит!) — они добрались до Вены, где по сведениям агентурной разведки находился завод фирмы «Минерва — Радио», на котором производилась система «Амзель». На территории завода еще рвались снаряды, когда Розенштейн со своими офицерами обнаружил подземный бункер конструкторского бюро и под стволами автоматов вынудил ошеломленных инженеров выдать все материалы по системе «Гаер» — той самой, которая и наводила торпеду «Т-5» по вертикали на корабли и подводные лодки союзников.
Символично, что когда Розенштейн доставил материалы по системе «Гаер» в Главный штаб, его командование наложило на них высочайший уровень секретности и не пожелало даже сообщить о добыче Михаила Борисовича союзникам. Хотя война продолжалась еще более трех месяцев, и у японцев торпеды типа «Т-5» имелись.
После войны полковник Розенштейн еще много лет руководил отделом перспективных разработок минно-торпедного Управления. Его отдел был ключевым в Управлении, именно здесь рождались самые передовые системы мин и торпед. И, как правило, генератором идей был начальник отдела. В своей армейской униформе он был единственной «зеленой вороной» среди черных кителей морских офицеров. Но переаттестовывать «этого еврея» во флотскую категорию высшее начальство не стремилось. Тем более — повысить в звании. Хотя, по штату отдел — тем более ключевой! — должен был возглавлять контр-адмирал, что и практиковалось во всем Управлении. Да и в отделе Розенштейна, стоило ему уйти в отставку, воцарился немедленно контр-адмирал.
… После развала СССР «Торпедный бог» безуспешно добивался официального приравнивания к фронтовикам. Нет, не почета или славы возжаждал полковник в отставке Михаил Борисович Розенштейн. Знаков воинской доблести и боевых заслуг в его орденском наборе было побольше, чем у многих фронтовиков его звания, не говоря уж о тыловой «крысе» райвоенкоме. Но не давали ведь все эти ордена и даже звание рыцаря Британской Империи! продовольственного пайка и некоторых других льгот, положенных фронтовику. А славой единой сыт не будешь…
… Один стандартный американский транспорт класса «Либерти» имел тоннаж 10 000 тонн. Естестественно, сегодня не узнать, сколько таких кораблей, которые везли в СССР оружие и продовольствие, спасли от гибели антиакустические системы Михаила Розенштейна. И если неспособна оказалась Россия прокормить славного «торпедного бога» — Рыцаря Британской Империи, может стоило ему попросить милостыни у Королевы Елизаветы?

ИНТЕРВЬЮ С ИЗВЕСТНЫМ ДМ.БЫКОВЫМ

Дмитрий Быков: «Переводить чужие вещи не так интересно, как сочинять собственные»

Интервью с известным писателем и журналистом
13 ноября, 2018
Дмитрий Быков — один из самых известных современных российских авторов. В его активе романы, стихи, переводы, также он выступает как просветитель и общественный деятель. В ноябре у него выходит две книги: «Бремя черных» и «Песнь заполярного огурца. О литературе, любви, будущем».
Мы поговорили с Дмитрием Львовичем о роли социальных сетей в современном обществе, творческих планах и литературных премиях.

Это зависит только от заказчиков. Захочет кто-то из театров предложить мне работу над новым переводом Мольера, или Шекспира, или Ростана — я готов за это взяться, потому что вызов интересный, авторы любимые и конкуренты сильные. По собственной инициативе я вряд ли за это возьмусь — все-таки, переводить чужие вещи не так интересно, как сочинять собственные. Эта работа годится на время творческой паузы, когда ты, допустим, придумал большую вещь и еще не понял, как ее написать. Тогда классик вдруг дает неожиданный совет, подсказывает ход или попросту утешает — не бэ, всем трудно! Но как раз сейчас я вроде бы сообразил, как писать новые стихи, и времени впритык хватает на то, чтобы совмещать их и журналистику (ее я не брошу никогда, потому что это уже образ жизни).В вашем новом сборнике «Бремя черных» будет перевод пьесы Мольера «Мизантроп». Собираетесь ли вы перевести еще что-нибудь из наследия классика? И каких новых переводов от вас ждать в ближайшем будущем?
Насколько мне известно, сейчас вы работаете параллельно над двумя романами: один на английском языке, второй на русском. Сложно ли «переключать мозг» с одного языка на другой?
Это две очень разные книги и два совершенно разных куска жизни. «Истребитель» — последний роман «И-трилогии», подводящий итог моим догадкам о советской истории. Я больше не хочу к ней обращаться, вряд ли я пойму что-то сверх того, о чем догадался в «Иксе», «Июне» и этой последней части. А «Океан» — не только роман принципиально нового для меня типа, но и не совсем роман, и вообще начало нового этапа, связанного не с переездом, а с радикальной сменой материала и проблематики. Так что это два разных состояния, примерно как сон и бодрствование. Я всегда понимал, когда у меня начинается новая жизнь и сползает старая шкура. Вот «Истребитель» — это прощание со всей прежней жизнью и со всем, что меня в ней интересовало. А «Океан» — это совершенно незнакомая планета, это моя жизнь после 50, и я понятия не имею, что у меня там получится. Очень может быть, что я его вообще не закончу, но мне страшно интересно.

Сашу Соколова просто не люблю и не считаю значительным писателем, а «Пушкинский дом» стал достоянием массового читателя через 15 лет после написания, и привязать его к конкретному году было бы сложно. В этих лекциях рассказывается о книгах, выразивших свое время, а какую эпоху выражает «Пушкинский дом»? Он вне времени, не советский и не антисоветский, не модернистский и не постмодернистский, книга, взявшаяся словно ниоткуда — Битов вообще в своем поколении одинок, даже более, чем Маканин. Он не шестидесятник, но и не восьмидесятник. Так что при всем почтении к этой книге я предпочел сочинения более показательные — что не отменяет моей симпатии к Битову и Леве.Задам вопрос, который часто слышал от поклонников цикла «Сто лекций». В нем вы не рассказали о «Пушкинском доме» Андрея Битова и «Школе для дураков» Саши Соколова. Почему?
Планируете ли вы подобный цикл по русским книгам XXI века? Какие бы произведения в него вошли?
Пока планирую цикл лекций о нобелевских лауреатах, общим числом 50. А про XXI век расскажу в XXII, если человечество его переживет.

Пока жива журналистика, будет и фельетон. Что касается фейсбука, сегодня уже очевидно, что профессиональной прессы он не заменит. Те посты, которые в нем выглядят ироническими, отличаются от профессиональных фельетонов многословием, вялостью, а главное — тем, что их темы больше всего интересны автору и его ближайшим друзьям. Так что самая лучшая фотография не вытеснит семейного портрета маслом: у них, как бы сказать, разные функции.В книгу «Песнь заполярного огурца. О литературе, любви, будущем» вошли ваши колонки в журнале «Русский пионер», многие из них читаются как фельетоны. Скажите, фельетону как журналистскому жанру грозит вымирание? Или ему придут на смену посты на фейсбуке?
Продолжая тему фейсбука. Вы опасаетесь превращения общества, выражаясь по-зиновьевски, в «глобальный человейник». Но противостоять соблазнам тех же соцсетей довольно трудно. Присутствовать там уже стало нормой. Многие критики и писатели сформировали вокруг себя целую сеть подписчиков. Что должно прийти на смену «человейнику»?
Я думаю, «человейник» и есть в некотором смысле финал развития одной ветки человеческой истории. Что может быть больше и бессмертней коллектива, спаянного социальной сетью? Это высшая ступень эволюции человека массового, homo collectivus. Что до человека отдельного, homo separatus, — его эволюция совершенно непредсказуема и отчасти станет темой «Океана». Думаю, прежде всего он научится быть невидимым, исчезать из поля зрения остальных, об этом рассказали и Стругацкие в «Волнах», и, например, Клэр Норт в « Совершенстве» (хуже, но интенция поймана, да она и сама из этих мутантов).
Вы работаете в школе, а также читаете лекции для детей. Хотелось бы знать ваше мнение о современных школьниках? Похоже ли оно на то гениальное поколение «комиссарских детей», о котором вы так часто говорите в своих выступлениях?
Похоже, конечно, и если я легко и более-менее на равных общаюсь с 17-18-летними, то с 14-15-летними, которые ходят ко мне на цикл «Быков и дети», мне уже трудно. Я очень боюсь, что они со мной заскучают. Вот Машка Шмелева, ей 14, принесла мне подборку стихов. Она случайно зашла на одну лекцию, и по ее вопросам я понял, что ей самое место в нашем лектории на постоянной основе: «Хватит прятаться, хватит жаться, в гроб вколачивать кол осиновый... Не учите людей защищаться, научите их не насиловать». И такой лирики у нее довольно много. Чему я могу их научить? Точно рифмовать? Боюсь, в этом нет никакой необходимости. Они, как правило, знают ответ прежде, чем я закончу вопрос. Мне с ними очень хорошо — но я порядочно комплексую.
В прошлом году умер эстонский писатель Энн Ветемаа, автор знаменитого в свое время романа «Монумент», повлиявшего на советских шестидесятников. К сожалению, его смерть осталась у нас практически незамеченной. Но его роман все еще остается актуальным и для нас, и для Прибалтики. Как нам преодолеть пространство «Монумента»?
Если вы о проблеме конформизма и сотрудничества с властью, которая была в центре «Монумента», так ведь еще непонятно, кто в этой вещи противнее. Лично мне и Тоонельт совсем не нравится. Больное общество, понимаете, больные проблемы, больные развилки и выборы... Тут нет моральных авторитетов, и никто не прав. «Монумент» — достойная книга, но она о том, как уродские условия уродуют всех, без исключения. Россия сегодня, как мне кажется, еще меньше способствует творчеству и свободе, чем в 1964 году, когда Ветемаа писал роман, или в 1978, когда Фокин его ставил в «Современнике».
Ни в лонг-листе Международного Букера, ни в длинном списке Альтернативной Нобелевской премии не было ни одного автора из России. Хотя потенциальных кандидатов от нашей страны довольно много. Например, Петрушевская или Пелевин. Почему отечественных авторов стараются не замечать за рубежом?
Потому что Букер рассматривает только англоязычные тексты, а Нобелевский комитет, кстати, только что наградил Алексиевич. Грех жаловаться. Пишите хорошие романы, и вас не смогут не заметить.
Если вы станете нобелевским лауреатом по литературе, какая формулировка будет у Комитета?
За восхитительную способность работать без цели, смысла и перспектив.
Беседовал Павел Соколов, главный редактор eksmo.ru

10 МУДРЫХ АФОРИЗМОВ ЛАО-ЦЗЫ


10 мудрых афоризмов Лао-Цзы

Знающий истинные слова говорит без изъяна
13 ноября, 2018
ао-Цзы (Ли Эр) — древнекитайский философ, живший в VI-V веках до н.э., автор классического даосского трактата «Лао-Цзы», также известного как «Дао Дэ Цзин». Основная идея этого памятника философской мысли заключена в понятии «дао», которое многочисленные толкователи трактуют и как «Путь», и как «Первооснова», и как «Истина».

Мы отобрали 10 афоризмов из этого сочинения:Лишь тот, кто имеет силу, может давать ее другим.Тот, кто знает, не говорит. Тот, кто говорит, не знает.Кто одинаково принимает и конец, и начало, освобождается от неуспеха в делах.Побеждающий людей силен. Побеждающий себя могущественен.Кто, имея знания, делает вид, что не знает, тот выше всех. Кто, не имея знаний, делает вид, что знает, тот болен.Тот, кто сегодня оставляет любовь ради войны, кто отвергает умеренность ради пышного изобилия, кто отказывается быть повелителем ради того, чтобы быть самым главным, непременно погибнет!Осуществляй то, чего еще нет, управляй тем, что еще не противится. Дерево толщиной в обхват вырастает из крошечного зернышка. Башня в девять этажей вырастает из груды земли. Путь длиной в тысячу ли начинается у тебя под ногами.Лучший запор тот, что не имеет замка, и его невозможно взломать. Лучшие узы те, что не удерживаются ничем, и их нельзя разрубить.Кто много обещает, тот не заслуживает доверия.Наведение порядка надо начать тогда, когда еще нет смуты.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..