пятница, 3 августа 2018 г.

Странствующий рыцарь в зачарованном лесу

Максим Кантор. Странствующий рыцарь в зачарованном лесу


Когда смотришь карту средневековой Европы, видишь, что леса властвуют на европейском пространстве. Шервудский лес или Бернсдейлский лес, Мурмальский лес или Бодурский лес – их могущество сопоставимо с графствами. Леса населены львами и драконами, гномами и девами озера, – причем, это не сказочная метафора, но факт: в раннем Средневековье львы обитали в Европейских лесах – вплоть до Франции; низкорослое племя пиктов, колдуньи и прорицательницы, коих путник мог принять за ведьм, – это столь же естественные подробности жизни, как сегодняшний компьютер. Скорее всего, уцелевшие от ледникового периода рептилии и были теми драконами, которые доживали свой век в пещерах и озерах.
Странствующий рыцарь в лесу встречался со всей историй разом – от юрского периода включительно.
Шагнуть в чащу – значило отказаться от власти городов и попасть под защиту иной, возможно, более могущественной власти – стихий и духов. Раб бежит от жестокого хозяина в лес и становится не просто вне закона королевства; он становится вне законов непрочной цивилизации. Странствующий рыцарь средневекового эпоса, отправляясь в лес, переходил в иную реальность: за опушкой кончается логика города, наступает иной мир. Помните, как рыцарь Тристан и его возлюбленная Изольда бегут от короля Марка в лес Моруа; как Николетт и Окассен спасаются в лесном шалаше; сравните это с бегством Мэрион и Робина в Шервудский лес; кстати сказать, обе фабулы ткутся параллельно с робингудовским циклом.
Между прочим, столкновение Робин Гуда с лесниками (это один из самых частых эпизодов баллад) есть не что иное, как встреча с духом леса; во многих рыцарских романах возникает фигура загадочного и властного лесника, встречающего странствующего рыцаря – так, Ивейн («Рыцарь со львом») встречает лесника у источника; так герой «Мула без узды» встречает виллана-лесника; так Окассен встречает одичавшего в лесу крестьянина; лесник – опасен и непредсказуем, он может быть и добр, и зол – в точности как в балладах о шервудском странствующем рыцаре.
Робин Гуд из Шервудского леса – это звучит как титул загадочного графа; как таинственный герб на щите неизвестного рыцаря.
Цикл баллад о Робин Гуде, в котором каждая баллада дополняет предыдующую и все сплавлены сюжетом жития главного героя, – есть не что иное, как рыцарский эпос.
Воспринимая истории о лесном разбойнике вне общей линии повествования, масштаб замысла понять трудно; однако перед нами именно эпос, прошедший в своем возникновении необходимые стадии – от анонимного (народного) творчества до осмысленного авторского сочинения.
Создан эпос в ту пору, когда появились первые рыцарские романы, и это тоже рыцарский роман. Грань между жестой (так определяют жанр первых сочинений о Робине – так называют фольклорное описание жизненного пути), рыцарским романом и житием святого – в Средние века весьма условна, размыта. Скажем, история любви Тристана и Изольды претерпела ряд трансформаций, пока не превратилась в роман Кретьена де Труа, а потом и Жана Бедье. То же самое касается и монументального «Парцифаля» баварца Вольфрама фон Эшенбаха, и историй Гальфрида Монмутского, и поэм о крестовых походах.
Определяя жанр (через определение жанра – дидактический пафос) произведения, надо учесть, что Средневековье представляет густое сплетение жанров в принципе: самым выразительным сочетанием жанров является готический собор, в котором авторство отдельной скульптуры растворяется в общем замысле. Собор – рвущееся в небо здание, устремленное каждой линией в облака – утверждает идею бесплотного единения с Богом, но отдельная скульптура в соборе (любимый мотив – Неразумная дева, например) может быть исключительно земным.
Трубадур Бернарт де Вентадорн, куртуазный поэт, принимает участие в крестовом походе, каковой обрастает сочинениями отнюдь не куртуазного толка – однако отделить одно от другого невозможно, да и не нужно. Вентадорн воспевает Альенор Аквитанскую, вдохновительницу Второго крестового похода, и отблеск большого костра ложится и на лирику – но лирика от того не менее изыскана.
Сочетание куртуазного слога и кровавого эпоса – не редкость: бывший трубадур, епископ Тулузы Фолькета (воспетый, кстати сказать, Данте в 9-й песне «Рая»), возглавил крестовый поход против альбигойцев, вместе с де Монфором. И эти события происходят на юго-западе Франции практически одновременно с тем, как на севере Англии, в Шервуде и Бернсдейле, охотятся за мятежным Робин Гудом. Это только кажется, что одно далеко от другого; истории Англии и Франции так переплетены в эти годы, что перед нами просто параллельный неф в том же самом средневековом соборе.
События, описанные в балладах о Робине, происходят на несколько лет раньше похода на альбигойцев – и параллельно Третьему крестовому походу, затеянному Ричардом Львиное сердце, сыном Альеноры Аквитанской.
Кажется необязательным знать все эти подробности, но персонажи властно напоминают о себе, исторические фигуры возникают сами собой – подобно скульптурам в соборе, неожиданно появляются в нишах, их находишь спрятавшимися за колонны.
Тот же самый Симон де Монфор, который ведет войска на альбигойцев, будет подавлять баронские восстания в Англии после правления Иоанна Безземельного, брата Ричарда Львиное сердце – с Иоанном и Ричардом не раз встретится Робин Гуд. Стоит взглянуть на одного из персонажей баллад, как за его плечом открывается весь огромный собор Средневековья.
Лирика буквально внедрена в эпос, биография – в движение толп, баллада – в историю: все переплетено так, чтобы мы ощутили, насколько густо заселен смыслами лес Средневековья.
Развести жанры, представить события менее запутанными, разложить собор на составные детали, отделить соборную скульптуру от трехнефной структуры – задача нелепая.
Остается добавить, что средневековый собор – это одновременно и лес.
Более того, собор – это, прежде всего, лес. Именно ощущение леса как волшебной, не подвластной разуму субстанции и породило архитектуру собора. Взгляните на переплетающиеся аркбутаны у вас над головой – это ветви сплелись в причудливый узор, взгляните на табернакли – это гнезда на деревьях, смотрите на колонны – ведь это стволы деревьев. На каждом надгробии собора вы найдете дракона – как правило, фигуры драконов помещают в изножье – так вообразите, сколько же драконов таилось в средневековых лесах.
-- 2 --
Нащупывая различия между фольклорной жестой и куртуазным романом, надо указать на изощренный характер переживаний героя. В куртуазном рыцарском романе появился особый, не свойственный фольклорному житию, нравственный идеал, провоцирующий поступок; целью странствующего рыцаря является недостижимое совершенство: иногда это поиск Святого Грааля, но в целом рыцарь ищет способ доказать любовь к Прекрасной Даме небывалыми подвигами. Жизнь, ставшая бесконечным подвигом во имя любви к Даме, получила название куртуазной – горе и боль в таком случае переживаются как комплимент, который рыцарь преподносит возлюбленной. Куртуазное служение рыцаря Прекрасной Даме имеет важную составляющую: Прекрасная Дама – это не просто выбранная в качестве идеала красавица в далеком замке; Прекрасная Дама – это земное воплощение Богоматери. Служа Даме, странствующий рыцарь переживает чувства, скорее напоминающие религиозный экстаз, нежели земное чувство к конкретной особе. Одновременно с рыцарским романом существует провансальская куртуазная поэзия, в которой этот мотив – слияния образа Богоматери с Прекрасной Дамой – звучит в полную силу; и крещендо достигает эта тема в «Новой жизни» Данте, написанной в те же годы. Структура «Божественной комедии», собственно говоря, вполне соответствует куртуазному рыцарскому роману: Данте предпринимает опасное путешествие во славу Прекрасной Дамы, Беатриче. Он спускается в Ад, проходит его круги, исследует Чистилище – и, прежде чем перейти в Рай, где он и встретит Беатриче, Данте подвергается практически тем же опасностям, каким подвергаются рыцари, отправившиеся на поиски Грааля ради своей Дамы. Пылающие озера, реки крови, неприступные скалы – это пейзаж дантовского Ада, но это и обычный антураж средневековых приключений рыцаря. Даже традиционные звери, охраняющие вход в волшебный замок, здесь присутствуют: Парцифаль или Гавейн непременно встречают свирепых львов; в случае Данте – это лев, пантера и волчица. И путешествие традиционно начинается в темном лесу – в сумрачный лес попадает всякий странствующий рыцарь, попадает в лес и Данте, «земную жизнь пройдя до половины». Таким образом, «Комедию» флорентинца вполне можно и даже следует рассматривать как инвариант куртуазного рыцарского романа; что же касается влияния провансальской поэзии на автора «Новой жизни», то об этом говорено многажды.
Как и классический образец странствующего рыцаря, Робин Гуд скитается в темных лесах; это человек благородного происхождения, скрывающий свое имя, что также является одним из атрибутов куртуазного сюжета. Робин носит капюшон (Hood), закрывающий его лицо – это именно рыцарская деталь, особенность странствующего рыцаря, хранящего инкогнито; именно так поступал Ричард Львиное сердце, возвращаясь из Святой земли и скрывая королевский лик под капюшоном. Параллель с королем Ричардом и даже дружба с ним – подчеркнуты в робингудовском эпосе весьма часто. Пряча свое происхождение (в реальности он – граф Хантингтон), обедневший рыцарь Роберт повторяет классический сюжет рыцарской эпопеи: он становится Робином Капюшоном, так же точно, как становился Ивейн – Рыцарем со Львом. Но и храня инкогнито, скрываясь от света, рыцарь готов спешить на зов Прекрасной Дамы, рискуя всем – так Робин Гуд спешит в Лондон по прихоти королевы Кэтрин. Или отправляется на опасный бой, узнав, что дочь короля насильно выдают замуж. Эти поступки – абсолютно стандартное, принятое рыцарское служение. Порой служение Прекрасной Даме (кстати говоря, безразлично какой: английской королеве или бедной вдове из деревни – так и Парцифаль, служа единственной, готов откликнуться на каждый зов обиженной женщины), служение женщине реальной приобретает сакральный оттенок. Робин Капюшон – исключительно набожный рыцарь, его можно сравнить с тем «рыцарем бедным», что «сгорел душою» от страсти к Богоматери. Достаточно сэру Ричарду Ли сказать, что за него может поручиться Дева Мария, как Робин Гуд становится его защитником. Почти в каждой балладе подчеркивается преувеличенная страсть Робин Гуда к Деве Марии. Религиозный аспект баллад о Робин Гуде часто выпадает из внимания (опускался этот аспект и русскими переводчиками), но между тем это существенная – чтобы не сказать «главная» – мотивация поступков героя. Вне служения Деве – понять цикл Робин Гуда адекватно невозможно. Так, баллада о путешествии Робина в Скарборо и его схватке с морскими пиратами построена на том, что Робин Гуд, нанимаясь рыбаком, принимает имя Симона, того самого рыбака, который стал апостолом Петром. Утвердив связь с апостолом, Робин Гуд завершает это приключение тем, что на деньги, отобранные у пиратов, строит сиротский приют. В другой балладе («Робин Гуд и монах) Робин попадает в беду только потому, что он отправился в Ноттингем поклониться Деве Марии, в храм, носящий ее имя, – опасное путешествие, предпринятое ради Дамы, это основа любого куртуазного сюжета. Не перечесть баллад, в которых Робин Гуд меняется одеждой с пилигримом, предстает паломником, идущим в Святую землю. Принять облик паломника, служа своей Даме, – типичный сюжетный ход рыцарского романа – вспомним хотя бы Тристана, одевшегося паломником.
Мало этого: среди прочих баллад присутствует та, в которой христианский воин Робин Гуд вступает в бой с мусульманином, принцем Арагонским, и его подручными-великанами; поединок Робина, Скейтлока и Джона с тремя мусульманскими воинами схож с поединком Роланда, Брандимарта и Оливьера с тремя сарацинскими воинами, это классический сюжет. «Песнь о Роланде» показывает нам десятки подобных поединков, а «Тирант Белый» описывает бой с турецким султаном; да и Сервантес, создавший рыцарский эпос столетия спустя, любил этот мотив. Принц Арагонский, окруживший Лондон войсками, возникший как по волшебству на страницах робингудовского эпоса, – разве он не напоминает страшного султана, чинившего козни на пути Дон Кихота?
-- 3 --
Робин Гуд бродит по лесу в поисках приключений и утверждая справедливость; именно утверждение справедливости и наказание насильников и есть его миссия. Он спасает сыновей вдовы, приговоренных к неправедной казни; он кормит сирот; он вразумляет гордецов и наказывает скаредов; все эти деяния совершенно соответствуют образу поведения странствующего рыцаря. Сочетание слов «благородный разбойник» вводит читателя в заблуждение; этим словосочетанием тщились разрешить недоумение, возникающее в связи с деяниями Робин Гуда. Он нетипичный разбойник; это не мятежник Кед, не Стенька Разин; не Ванька Каин. И его лесное братство ничем не напоминает французскую Жакерию. Эпос о Робин Гуде безусловно выпадает из разбойничьих и пиратских историй, коих в Европе множество. Роберт Хантингтон – беззаконный бродяга, но не разбойник. На самом деле, Робин Гуд – «разбойник» в той же степени, в какой Дон Кихот – сумасшедший. То есть, Дон Кихот, разумеется, находится во власти фантазии: он считает, что институт рыцарства не умер, и ему надлежит в одиночку оборонять мир от зла – но, помимо этого желания сверхмиссии, рыцарь Дон Кихот – абсолютно здравый и крайне умный человек, подающий моральный пример окружающим. Так и Робин Гуд является разбойником лишь с точки зрения сборщика налогов – шерифа; но по сути Робин Гуд – рыцарь, совершающий подвиг по восстановлению справедливого порядка жизни. Служение истине (в случае Робин Гуда это прежде всего служение Прекрасной Даме) требует обогреть сирот и не мириться с произволом сильного; так рыцарь и поступает. Никакого «благородного разбойника» в помине нет – есть странствующий рыцарь, пустившийся в опасное путешествие. Лицемерие епископа, алчность священников, коварство аббатиссы – это тоже вполне ложится в традицию рыцарского романа. Рыцарь служит Святой Деве, но это не исключает его конфронтации с земной церковью, часто весьма лицемерной. (Ср. Главным оппонентом Дон Кихота выступает ученый каноник, а Данте на своем пути в Аду встречает немало священнослужителей, отметивших себя коварством.)
Характерен поединок с Гаем Гисборном, рыцарем-антагонистом; это именно рыцарский поединок, восстанавливающий статус Робин Гуда в его рыцарской ипостаси. Важно и то, что Робин Гуд не расстается с мечом, что подчеркивается в каждой балладе. Робин воспринимается сегодняшними читателями как лучник, бьющий без промаха в цель (на самом деле, в числе его соратников есть йомены, стреляющие лучше него – Маленький Джон или Скейтлок), но прежде всего Робин вооружен мечом, который в лесу скорее бесполезен, однако упоминается всегда. Меч – атрибут рыцарства, поэтому и храним. Немаловажно и то, что Робин Гуд, согласно одной из версий, участвовал в крестовом походе вместе с Ричардом.
Собирает своих рыцарей Роберт Капюшон так же точно, как король Артур собирает рыцарей Круглого стола, а Пантагрюэль (вот еще один рыцарский роман – «Гаргантюа и Пантагрюэль», – переросший свой жанр) – собирает своих учеников. Собирание по всему свету рыцарей Круглого стола, собирание учеников Пантагрюэлем или собирание Робин Гудом своей лесной компании имеет весьма четкий адрес: призвание Иисусом апостолов.
Собственно, алгоритм призвания апостолов на служение повторяется в каждом рыцарском романе непременно – каждому новому рыцарю дается возможность себя проявить; нередко рыцарь из противника становится другом, часто незнакомец проходит своего рода инициацию: он вступает в поединок или в спор с королем и доказывает свою состоятельность (ср. Панург, вступающий спор с Пантагрюэлем, поединок Парцифаля с Красным Рыцарем или даже поединок Гавейна с Ланцелотом, кончившийся трагически).
Как это и положено в рыцарском романе, часть баллад посвящена именно процессу собирания братства: читателю представляют одного за другим будущих спутников Робин Гуда.
Мы знаем двенадцать последователей Робин Гуда, нам рассказаны обстоятельства, при которых они присоединились к «мастеру»: Малютка Джон, Скарлет, Мач, Мук (сын мельника), брат Тук, Скейтлок (он же беглый Ганвелл, сын графа Максфилда), Алан-э-Дейл, кожевник, лесничий, Ричард Ли, повар Артур из Бленда, медник. Вряд ли число двенадцать является случайным – поскольку и спутников Пантагрюэля ровно двенадцать. Рыцарей Круглого стола тоже именно двенадцать (эту цифру называет Джон Драйтон, приводя всех рыцарей поименно, включая будущего убийцу Артура – Мордреда), речь идет именно об избранных, хотя общее количество воинов вокруг Артура достигает и ста пятидесяти, и тысячи по разным источникам. Так и общее количество молодцов из Шервуда мы не знаем точно – иногда сорок, иногда несколько сотен. То, что среди последователей Робин Гуда часто присутствуют его противники (лесничий, например, или брат Тук), абсолютно соответствует как рыцарским, так и христианским традициям (ср. превращение Савла в Павла). Характеристики, данные членам лесного братства, пестры – авторы баллад иногда трунят над склонностью выпить и драчливостью Джона (играющего классическую роль Ланцелота при Артуре); над обжорством брата Тука (уместно вспомнить насмешливые описания сенешаля Кея, молочного брата короля Артура). Отношения странствующего рыцаря Робин Гуда с его женой Мэрион удивительно целомудренны, о них говорится осторожно и уважительно. Можно понять, что у пары были дети, хотя мы не знаем, как они воспитывались. Лесной подвиг Робин Гуда продолжался тринадцать лет – причем никакой иной цели, помимо восстановления справедливости, подвиг не имел.
И, наконец, гибель Робина, случившаяся вследствие предательства, соответствует как традициям рыцарского романа, так и христианской традиции.
-- 4 --
Включив робингудовский эпос в контекст средневекового куртуазного романа, надо привести еще одну параллель – вспомнить еще одного певца Прекрасной Дамы, живущего вне общества и вне закона. Баллады этого поэта легко соотнести с балладами о Робин Гуде еще и потому, что грубый, подчас циничный язык поэзии скрывает героя, судящего общество с позиций морали. «Малое завещание» Франсуа Вийона, построенное как краткий пересказ злоключений, приключений и претензий к властям, перекликается с «Малой жестой о Робине Гуде».
И есть еще одно замечательное произведение гуманистической литературы, прославляющее лесные баллады, – классическое произведение английской литературы, ставшее практически фольклорным, так вросло оно в культуру Англии. Я имею в виду приключения Винни-Пуха и его друзей в лесах Сассекса. Молодцы из зеленого леса: Пятачок, Тигра, Сова, Кенга, Иа, Кролик и Ру, не говоря уже о Винни-Пухе, сочинителе баллад, – живут той же привольной самодостаточной жизнью, что и компания Робин Гуда. Даже характеры во многом схожи: огромный наскакучий Тигра, которого тем не менее держат за подростка и «деточку» – это несомненно Малютка Джон; Пятачок – это юный Мач, отшельник Филин (в русском переводе Сова) – это брат Тук, ворчун, живущий в отдаленном аббатстве, а вечный нытик Иа-Иа имеет прообразом сэра Ричарда Ли. Даже истории (отдельные главы винни-пухового эпоса) напоминают баллады и схожи сюжетами с балладами робингудовского цикла. Джон выручает плененного Робина (ср. Тигра выручает заблудившегося Кролика), Винни-Пух попадает в ловушку для Слонопотама (ср. Робин Гуд окружен в доме вдовы), и так далее. Баллада, в которой Пух и Пятачок строят новый дом для меланхолика Иа, в точности воспроизводит сюжет, в котором Робин и Джон возвращают родовой замок удрученному рыцарю Ричарду Ли. Перед нами – архетип сюжета; дом – как это явствует из Писания и как это принято среди странствующих рыцарей – всегда оставляют и уходят прочь; однако тот, кто оставил дом в поисках истины и служения, наделен способностью давать приют страждущим и создавать дом иного рода. Лесной кров разбойников или общежитие на Пуховой опушке – это тот идеальный дом, данный взамен реального, в котором воплощен образ духовного общения и союза сердец.
Собственно, Винни-Пух – это тоже инвариант странствующего рыцаря, блуждающего по Зачарованному лесу, – вспомните последнюю главу, данную нам, читателям, в подсказку, где добрый король Кристофер Робин посвящает Винни-Пуха в рыцари. «Встань, сэр Винни-Пух де Медведь, вернейший из моих рыцарей».
Обозначив все эти имена, мы получаем своего рода координаты жития рыцаря, широту и долготу контекста, в котором расположен робингудовский эпос. Между Данте и Франсуа Вийоном, между Кретьеном де Труа и Винни-Пухом расположен свод баллад о знатном графе из Северной Англии, который ушел в леса, чтобы бороться с несправедливостью. Этот граф принял имя Робин Капюшон. Он мешал обирать бедняков, наказывал алчных богачей. Робин Гуд был рыцарем без страха и упрека и всегда вступался за обиженных. Иной цели, помимо рыцарского служения, – Робин Гуд не имел.
Важно то, что свободное бытие в Шервудском лесу и является само по себе конечной наградой за путешествие, полное опасностей. Робин Гуд и рыцари его «Лесного стола» не алчут иных привилегий – их сегодняшнее бытие описано как абсолютно самодостаточное.
В этом смысле эпос Робин Гуда является зеркальным к артуровскому циклу. У рыцарей Круглого стола нет иных целей и иной награды, помимо собственно нахождения в числе избранных за Круглым столом. Так и Шервудский лес есть конечная цель молодцов в зеленом линкольнском сукне. Любопытно, что тема застолья, столь часто встречающаяся в балладах о Робин Гуде, только подчеркивает параллель с Круглым столом. Этот лесной Круглый стол для отверженных был создан в Шервудском лесу – и остался в памяти людей как символ свободного братства равных.
В мире, где злых великанов, коварных султанов, преступных законников и жестоких королей все еще много, очень важно хранить память о рыцарском долге. Рыцарская традиция существует, и собор вольного леса всегда будет противостоять тюрьме и произволу.

КАК ИВАН КРАМСКОЙ ПИСАЛ ПОРТРЕТ ЛЬВА ТОЛСТОГО


Письма к П. М. Третьякову
1
5 сентября 1873 г.
Козловка-Засека
<…> Граф Лев Николаевич Толстой приехал, я с ним видался и завтра начну портрет. Описывать Вам мое с ним свиданье я не стану, слишком долго — разговор мой продолжался с лишком два часа, четыре раза я возвращался к портрету, и все безуспешно; никакие просьбы и аргументы на него не действовали, наконец я начал делать уступки всевозможные и дошел в этом до крайних пределов. Одним из последних аргументов с моей стороны был следующий: «Я слишком уважаю причины, по которым ваше сиятельство отказываете в сеансах, чтобы дальше настаивать, и, разумеется, должен буду навсегда отказаться от надежды написать портрет, но ведь портрет Ваш должен быть и будет в галерее». — «Как так?» — «Очень просто, я, разумеется, его не напишу, и никто из моих современников, но лет через тридцать, сорок, пятьдесят он будет написан, и тогда останется только пожалеть, что портрет не был сделан своевременно». Он задумался, но все-таки отказал, хотя нерешительно. Чтобы, наконец, кончить, я начал ему делать уступки и дошел до следующих условий, на которые он и согласился: во-первых, портрет будет написан, и если почему-нибудь он ему не понравится, будет уничтожен, затем время поступления его в галерею Вашу будет зависеть от воли графа, хотя и считается собственностью Вашею. Последнее обстоятельство было настолько уже безобидно для него, что он как бы сконфузился даже и должен был согласиться. А затем оказалось из дальнейшего разговора, что он бы хотел иметь портрет и для своих детей, только не знал, как это сделать, и спрашивал о копии и о согласии наконец впоследствии сделать ее, то есть копию, которую и отдать Вам; чтобы не дать ему сделать отступление, я поспешил ему доказать, что копии точной нечего и думать получить, хотя бы и от автора, а что единственный исход из этого, это написать с натуры два раза совершенно самостоятельно, и уж от него будет зависеть, который оставить ему у себя и который поступит к Вам. На этом мы расстались и порешили начать сеансы завтра, то есть в четверг. Об исходе дела я и тороплюсь сообщить Вам, а затем надеюсь, что портрет его, хотя и будет им задержан, но не надолго — так как не будет причины ему удерживать его у себя. Не знаю, что выйдет, но постараюсь, написать его мне хочется.<…>
2
15 сентября 1873 г.
Козловка-Засека
Многоуважаемый Павел Михайлович!
Я очень хорошо понимал, что сделать один портрет графа Толстого, с тем чтобы копию для Вас, или оставить оригинал у графа на неопределенное время, значит сделать дело вполовину. Я знаю, что Вам копии не нужно, и до этого я бы не допустил, самое неприятное, хотя еще и возможное, — это сделать портрет и оставить его у графа с тем, чтобы он считался Вашей собственностью и что поступит он к Вам в галерею, когда заблагорассудится Толстому; как я Вам и писал; но прошу Вас успокоиться, даже и этого не будет, так как я пишу разом два, один побольше, другой поменьше. Я постараюсь, разумеется, никого не обидеть, и если мне не удастся уже сделать оба портрета одинакового достоинства, то ручаюсь Вам за то, что лучший будет Ваш. Если же, сверх ожидания, выбор будет затруднителен или я встречу со стороны графа какое-либо посягательство, то постараюсь выговорить условия такого рода, чтобы выбор был представлен Вам лично.
Не удивляйтесь, что я пишу так уверенно, это происходит оттого, что я, начавши работать и более ознакомившись с графом, вижу, что и он чувствует себя как бы обязанным не стеснять меня выбором. Все это было видно из разговоров, так, например, после третьего сеанса он и жена его были довольны портретом, на следующий раз я привожу другой холст и начинаю новый, больший, а тому даю время сохнуть. Когда и этот портрет был поставлен на ноги, графиня говорит мне — лучше этого, второго, сделать нельзя, то же говорит и граф, прибавляя, что ему будет совестно оставить этот лучший у себя. Я молчу, представляя себе говорить впоследствии, а на этот раз ограничиваюсь замечанием, что надо оба портрета сделать так, чтобы выбор был затруднителен, и принимаюсь за прежний. Граф изъявляет сомнение, чтобы его можно сделать так же, но я продолжаю работать, и вчера наконец мне удалось и первый поправить настолько, что он, по общему их отзыву, стал лучше второго. Не знаю, который из них будет лучший, но, как видите, я не преувеличиваю своих ожиданий.
Оба портрета далеко, очень далеко, не кончены ни в сходстве, ни в живописи, они только решительно подмалеваны, и относительно типа, т. е. общего сходства, я обеспечен в обоих. Вот и все, что мною сделано, в чем и даю Вам отчет. Теперь идет перерыв на неделю, так как граф уехал на охоту. <…>

АНЕКДОТ С БАСОВЫМ ВЛАДИМИРОМ


Когда знаменитый режиссер и актер Владимир Басов был еще молод и почти никому не известен, с ним приключился забавный анекдотический случай, о котором он любил рассказывать, и рассказ этот неизменно вызывал у слушателей смех.
В одно из воскресений он был приглашен на день рождения к дочке министра то ли путей сообщения, то ли связи, в очень престижный и роскошный дом в самом центре Москвы. Пригласили только мо­лодых людей, раскованных и веселых, так что праздник начинался замечательно. День рожде­ния этот был очень важен для Басова, но по ка­кой-то весьма уважительной причине он опоздал.
Пришел на два часа позже условленного времени, поднялся на лифте и направился к двери, которая была приоткрыта — по-видимо­му, кто-то из гостей выходил курить.
Басов звонить не стал, а вошел. Услышал голоса из комнаты, музыку, огляделся. И вдруг увидел швабру. Тут в голову ему пришла мысль загладить свою вину, а заодно повеселить гостей. Он быстрень­ко вывернул пиджак наизнанку, нахлобучил на голову какую-то женскую шляпу с перьями, сел верхом на швабру и с громкими воплями ворвался в комнату. Расталкивая людей, проска­кал вокруг стола, и тут понял, что делает что-то не то. В комнате воцарилась гробовая тишина, гости застыли, изумленно выпучив глаза...
«И тут, — вспоминает Басов, — я с ужасом понял, что ошибся этажом и попал не в ту квар­тиру... Я скинул с себя шляпу с перьями, отбро­сил в сторону швабру и, пользуясь тем, что хо­зяева не опомнились, опрометью кинулся вон, сбежал по лестнице и навсегда покинул этот дом. Страшно представить, что подумали про меня все эти люди».
Сергей Варшавчик - журналист

ФРИДРИХ БАРБАРОССА. ПОХОД В ПАЛЕСТИНУ

Что произошло?
В конце 1180-х годов устоявшуюся жизнь христианских государств Святой Земли, которым не успело исполниться еще и ста лет, нарушило вторжение Саладина. Великий полководец и политик сделал то, что до этого не удавалось никому — он объединил под своей властью практически все земли, находившиеся вокруг крестоносных государств. Во владения Саладина входили территории современных Ливии, Египта, Сирии, Ирака и даже Йемена. Ровно в самом центре этих территорий располагались три крупных христианских государства, главным из которых было королевство Иерусалимское. Саладин взял их в кольцо, а затем прихлопнул одним ударом. 4 июля 1187 года он уничтожил основные силы крестоносцев в битве при Хаттине (17 тысяч погибших, включая основные силы тамплиеров и госпитальеров), а затем взял и сам Иерусалим.
Реакция христианского мира была незамедлительной. На призыв Папы к новому походу откликнулись уже не только крупные феодалы (как это было в случае с Первым крестовым походом), но и монархи. Знамена с крестом подняли Англия, Франция и Священная Римская Империя. Филипп II ввел в своих владениях специальный налог на организацию похода, который именовался «саладиновой десятиной». Впрочем, главной ударной силой крестоносной армии должны были стать не французские и не английские, а германские воины.
1. Фридрих.jpg
Фридрих Барбаросса. Источник: wikipedia.org
Фридрих Барбаросса действительно выделяется среди вождей похода. Дело даже не в титуле императора. Дело в возрасте. Если Филиппу на момент начала похода было около 25 лет, а Ричарду Львиное Сердце — 30, то Барбаросса, по средневековым меркам, — глубокий старик, годившийся обоим даже не в отцы, а в деды. Германскому императору было хорошо за 60, а под его знаменами собралось опытное, закаленное в сражениях, войско. С ними император основательно повоевал как в Германии, так и в Италии. Среди немецких крестоносцев были и люди, успевшие принять участие во Втором крестовом походе. 

Численность армии императора некоторые исследователи оценивают в 100 тыс. человек. Это совершенно невероятная цифра. Войско Фридриха двинулось в Святую Землю не морским путем, как Ричард с Филиппом, а по суше. По проверенной дороге через Венгрию, Балканы, Болгарию и Византию. Это была грозная сила, которая вполне могла вернуть христианам Иерусалим, если бы добралась до него в боевом состоянии.
10 июня 1190 года войско Барбароссы переправлялось через реку Селиф. Это южная часть современной Турции. До владений Саладина оттуда рукой подать. Больше того, армия Барбароссы уже успела пройти через первые стычки с сельджуками. Сама река, которую форсировало войско, имеет быстрое течение, но она при этом не глубока, да и не широка. На переправе император, облаченный в тяжелые доспехи, упал с коня в воду, был подхвачен быстрым течением и захлебнулся в водах Селифа до того, как подоспела помощь.
2. Смерть Фридриха.jpg
Смерть Фридриха Барбароссы. Источник: wikipedia.org
Многие современные исследователи полагают, что причиной мог быть сердечной приступ. Ни доказать, ни опровергнуть эту гипотезу невозможно. Императора не стало, а его войско пришло к состоянию глубокой депрессии. Не очень понятно, кто взял на себя командование. Немецкие крестоносцы продвигались вперед крайне медленно, везя с собою гроб с телом императора. По дороге они несли огромные потери от налетов отрядов Саладина. Снабжения войска, обещанное византийским императором Исааком Ангелом, было нарушено.
Измученное войско добралось до Антиохии, где на него со всею мощью обрушился мор. Многие немецкие войны поспешили вернуться в Европу. Судьба тех, кто продолжил поход, незавидна. Большинство разрозненных отрядов было перебито. Французский историк Жозеф Франсу Мишо, составивший подробную историю крестовых походов, пишет, ссылаясь на некоего арабского хрониста, что в Сирии «не было семьи, у которой не имелось бы трех-четырех невольников-германцев».
Сценарий первый. Все хорошо
Одной из причин неудачи Третьего крестового похода стала нехватка людей. Неудача тут, кстати, понятие относительное. Третий поход не обернулся полным провалом. Крестоносцы взяли Акру, которая на следующие сто лет стала важнейшим оплотом христиан на Ближнем Востоке. Но главная цель достигнута так и не была — Иерусалим остался под властью Саладина. Ричард Львиное Сердце, одержавший несколько очень важных побед и нагнавший на врагов жуткий страх, в конце концов, признал тщетность своих усилий. Для финальной битвы против Саладина у него не было людей. Английский король вынужден был заключить мир.
3 Акра.png
Капитуляция Акры. Источник: wikipedia.org
Представим себе, что те самые 100 тысяч немецких крестоносцев, о которых говорит Мишо, дошли бы до Иерусалима и воссоединились с Ричардом. Проблемы нехватки людей тогда не было бы. Нет, 100 тысяч — это практически утопия. Конечно, германская армия понесла бы очень большие потери. Но, переживи Барбаросса ту злополучную переправу, и тысяч 70−80 он бы во владения Саладина привел. Это огромное войско. К тому же опытное, проверенное в битвах. С такой мощью крестоносцы могли бы замахнуться на Иерусалим.
Более того, Барбароссе, скорее всего, не потребовалась бы даже помощь Ричарда. Он мог бы справиться и своими силами. Несомненно, битва Барбароссы с Саладином стала бы настоящей легендой Средних веков.
Если бы германский император победил и вступил в Иерусалим… История пошла бы другим путем. Могучая династия Айюбидов испытала бы кризис, позиции мусульман на Ближнем Востоке пошатнулись бы. На карте могло бы возникнуть еще несколько крестоносных государств. Да и в самой Европе события пошли бы по иному сценарию. Императоры имели бы отныне огромный козырь в борьбе с Папами за контроль над Италией. И следующий великий правитель империи Фридрих II Гогенштауфен не испытал бы уже серьезных проблем в борьбе с Римом. Не говоря уже о том, что Папам не удалось бы отправить его в Святую Землю в Шестой крестовый поход. Зачем ехать воевать за Иерусалим, если его и так контролируют христиане?
Сценарий второй. Все плохо
История крестовых походов пронизана интригами вождей друг против друга. Третий поход — практически учебник по взаимной дискредитации. Филипп II, Ричард Львиное Сердце и Фридрих Барбаросса были слишком горды, чтобы признать над собою чье-то главенство. Ричард с Филиппом отправлялись в Святую Землю лучшими друзьями, но по дороге разругались. В итоге Филипп покинул Палестину досрочно, забрал людей и вернулся в Европу.
При взятии Акры Ричард поссорился еще и с Леопольдом V Австрийским. По легенде, английский король сорвал с крепости австрийский флаг, посчитав, что Леопольд недостоин того, чтобы водружать свое знамя над захваченной твердыней. Леопольд тоже увел людей, а позже Ричард загремел к нему в плен. Добавим сюда конфликт Львиного Сердца с правителями Кипра. Словом, Ричард, несомненно, умел умножить число своих врагов.
4. Саладин.jpg
Саладин. Источник: wikipedia.org
Трудно, однако, представить себе, что Барбаросса признал бы над собою главенство английского короля, уступив тому командование соединенными силами крестоносцев. Для 67-летнего императора Ричард был молокососом. Существует подозрение, что Фридрих даже и не планировал объединяться с англичанами и французами, решив сделать все в одиночку. По пути он, кстати, явил свою мощь Византии. Когда император Исаак Ангел пленил германских послов, Фридрих начал опустошать его владения. В конце концов, его армия взяла Адрианополь, принудив Ангела к переговорам.
В борьбе за свои интересы Фридрих всегда шел до конца. Как и Ричард. Он не стал бы сидеть в Акре и смотреть, как другие захватывают Иерусалим и забирают себе славу победителя. Тут пахло бы войной одних крестоносцев против других. А это уже на руку Саладину. Словом, даже с живым и здоровым Барбароссой Третий крестовых поход имел все шансы завершиться неудачей.
Алексей ДУРНОВО


Источники:
Жозеф-Франсуа Мишо «История крестовых походов«
Александр Доманин «Крестовые походы. Под сенью креста«

Давно назревшая необходимость


Давно назревшая необходимость
 
 
 
Мы, нижеподписавшиеся, активные участники еврейского национального движения в Советском Союзе, узники Сиона, отбывшие годы заключения в лагерях и тюрьмах за стремление жить на Святой земле в государстве еврейского народа, горячо приветствуем принятие Кнессетом Основного закона о национальном характере Государства Израиль.
 

В тексте, имеющем статус конституционного закона, обозначены и определены еврейские государственные символы - герб, флаг, гимн, древний и возрожденный иврит в качестве единственного государственного языка, единый Иерусалим как столица государства. Законодательно закреплено право евреев на репатриацию и поселенчество как национальная цель, главные составляющие сионистской идеологии и практики. 


Принятие Закона назрело давно – вероятно, с первых дней независимости, и странно, что он принят только сейчас. Но лучше поздно, чем никогда. Мы надеемся, что с принятием Закона будет положен конец выхолащиванию еврейской сущности государства и попыткам ползучего превращения Израиля в "государство всех граждан".

С принятием Закона нет места сомнениям в еврейском и сионистском характере Государства Израиль, при этом оно является также и демократическим, что закреплено в законах и практике нашей государственной и общественной жизни. Национальная и демократическая сущности не только не противоречат друг другу, но и взаимно дополняют и укрепляют себя. Более того, именно еврейский характер государства гарантирует его сохранение и развитие как демократического. Утратив свой еврейский характер, Израиль неминуемо превратится в еще одну ближневосточную "республику", раздираемую внутренними конфликтами и войнами, управляемую кликами и диктатурами. 

Вызывает удивление, что нашлись люди, идеологические и политические группы, отрицающие Закон и при этом якобы принадлежащие к сионистскому движению. На наш взгляд, они попали в капкан неразрешимых противоречий. Нельзя быть сионистом и выступать против Закона. При этом, атаки на Закон велись не только на стадии его обсуждения, но продолжаются и даже усилились после его утверждения, что противоречит демокр атической процедуре. 

Закон ни в коей мере не умаляет права граждан не-евреев. Всякий человек, выполняющий гражданские обязанности и соблюдающий законы, заслуживает уважения и обладает полнотой прав. 

Закон о национальном характере государства создает надежную основу для здорового динамичного общества, включающего граждан различных политических и религиозных убеждений и открытого для присоединения евреев со всего мира. 

Давид Мааян-Черноглаз, мошав Аругот
Шломо (Соломон) Дрезнер, Гиват-Зеэв
Сильва Залмансон, Ган-Явне
Эдуард Кузнецов, Моца Илит
Вольф Залмансон, Герцлия
Йосеф Менделевич, Иерусалим
Арье Ханох, Баркан и др. 

5 причин не выбрасывать в мусорное ведро чайные пакетики.


5 причин не выбрасывать в мусорное ведро чайные пакетики. 
2018 » Август » 2

  В гениальность их применения сложно поверить! После использования по своему прямому назначению пакетики чая все привыкли отправлять прямиком в мусорное ведро. Но это,как оказывается,совершенно незаслуженно! Дело в том,что даже использованные пакетики слишком хороши для того,чтобы быть мусором. Эти 5 гениальных идей использования чайных пакетиков точно пригодятся Вам в быту. Теперь у Вас рука не поднимется выбрасывать пакетик!   1. Проблемы с кожей? Ссадины, синяки,царапины, мелкиепокраснения,воспаления и укусы насекомых можно сделать менее заметными с помощью чайного пакетика. Вам достаточно просто подержать его под холодной водой и приложить к беспокоящему месту на 15 минут. Чай содержит дубильные вещества,которые снимут воспаление и раздражение,уменьшат покраснение и отек. Обязательно попробуйте проделать этот трюк! Пигментные пятна, герпес и тёмные круги под глазами также убираются с помощью прохладного компресса из чайного пакетика.   2. Дай чайным пакетикам хорошо просохнуть. Неприятный запах исчезнет из обуви, если Вы поместите внутрь своей обуви чайный пакетик. Он впитает в себя всю лишнюю влагу и затхлость. Хранить так обувь очень разумно.   3. Как отмыть сильно загрязнённую посуду, не пользуясь химическим средством и не тратя время на оттирание засохших кусков еды? Замочите на ночь посуду в раковине с водой,бросив туда же чайный пакетик.Утром вся грязь смоется без малейших проблем!   4. Чайные пакетики не по нраву мелким грызунам, паукам и всем прочим нежелательным в квартире насекомым.Запах чая их отпугивает. Разложите использованные чайные пакетики в тех местах, где были замечены вредители и они там больше не появятся!   5. Если Вы поместите использованный чайный пакетик в свой холодильник, там всегда будет приятно пахнуть.Чайный пакетик вберёт в себя лишние запахи продуктов и поддержит правильный баланс влаги в месте хранения продуктов.   Почему бы не воспользоваться волшебными свойствами пакетиков вместо того, чтобы отправлять их в мусорное ведро или мусорную корзину? Переслал: Igor Schor
Источник: http://newrezume.org/news/2018-08-02-16855?utm_source=email?utm_source=copypast

ЧТО ДЕНЬ ГРЯДУЩИЙ НАМ ГОТОВИТ?

01.08.2018 18:11 Автор: Ася Крамер Фото:предоставлено автором

Что день грядущий нам готовит?

 
 
Спросите врачей. Каждый день, проведённый в кризисе, осложняет состояние больного. Из кризиса надо выходить. И чем быстрее, тем лучше.
Америка сейчас в глубоком политическом кризисе.
Действующий президент раз за разом показывает, у него не получается быть достойным президентом. Это с одной стороны медали. А на второй крупными буквами написано: Америка не хочет такого президента. И не стоит подсчитывать процент нежелающих — он достаточно велик, чтобы понять: не хочет! А другой Америки у нас для вас нет! Конец цитаты.
Конечно, пресса раздувает (о, эта погоня за рейтингом! А Трамп, обсуждение Трампа, появление Трампа — дает рейтинг!) Но в то же время нельзя не видеть: Дональд Трамп как символ Америки, ущемляет ее гордость. Своим инфантилизмом, своей самовлюбленностью, своей примитивной речью, склонностью к детскому вранью и полным отсутствием профессионализма. В чем бы то ни было. Еще до выборов многие апологеты Трампа говорили: при чем тут черты характера, когда речь идет о спасении Америки и, может быть, всего мира! Тут имелось в виду, что как бизнесмен, он выторгует для нас всяческие преимущества в ходе неимоверно талантливых международных сделок. А все остальное якобы не имеет значения!
Надо признать, что планы и задумки были хорошие: вернуть в нашу жизнь логику, уважением к традициям, здравый смысл и инстинкт самосохранения. Замечательные планы, и они вроде начали выполняться. Но его персональные черты, которые по идее должны помогать любому избраннику (ведь только по ним мы и выбираем, остальное нам, по сути, неведомо), работают не вместе с ним, а против. Трамп-персона мешает Трампу-президенту, и вместе им не сойтись! Да, есть Fake News, да, есть Deep State, да, были и есть палки в колесах. Но Трампу стоит все-таки повнимательнее посмотреть в зеркало. И не такими влюбленными глазами с подбеленными веками (почему-то его визажист кладет ему на веки перламутровые тени!).
Но пока наиболее чувствительная часть Америки страдает от ущемленной гордости, кое-кто стремительно набирает политический капитал. Радикалы, которые всегда были на обочине американского политического процесса, уверенно входят в мэйнстрим. Под крышу удобного “антитрамповского” теремка набивается кто только может.
Так, например, Демократическая законодательница Максин Уотерс призвалa сторонников публично и физически преследовать должностных лиц администрации Трампа.
Но что там престарелая Уотерс! Опасность исходит не от нее, а от таких, как социалистка, она же кандидат в Конгресс от демократов Александрия Окасио-Кортес (14-м округ Нью-Йорка). Она обратилась к левому крылу и активистам “открытых границ” с пламенным призывом: Occupy! «Oккупируйте» аэропорты Соединенных Штатов, границы и каждый офис Иммиграционной и таможенной службы (ICE). Сейчас она делает политический тур по стране и выступает как будущий кандидат в президенты от большевиков (зачеркнуто: демократов). И если пожилой еврей социалист Берни Сандерс был близок к победе, то что говорить об Окасио-Кортес. У нее с расово-национально-джендерно-возрастным вопросом все в порядке!
И, естественно, эта революционно-террористическая деятельность идет под знаменами антитрампизма. Движение “Never Trump” и не думает отмежевываться! Какое будущее они готовят Америке, накатывая до гладкости дорогу деятелям типа Максин Уотерс или Окасио-Кортес?
Была бы у нас республиканская партия не такая как нынешняя, — бесхребетная, аморфная, потерявшая всякие ориентиры, которую пытаются держать на плаву уже даже не политики, а телевизионные ведущие типа Такера Карлсона, Джона Хеннити и Лу Добса, — была бы она иной, она бы сейчас задумалась над тем, что будет после Трампа. И не в терминах личной карьеры (о, это они умеют!), а в терминах будущего всей страны. Что, говорите, они думают об этом? Но почему-то ни с кем не делятся. Интересно, как такое гордое молчание и незнание перспектив отразится на результатах предстоящих в ноябре промежуточных выборов? Интересно, через сколько минут после поражения республиканцев демократы начнут процедуру импичмента? Тем более, что избиратели видят (вернее, совершенно не видят и не слышат!) в виде возможного преемника вице-президента Пенса.
Еще в июне 2016 года (до выборов президента) я написала в своей заметке “В точке ноль”:
“Сейчас представляет большой интерес, кого Дональд Трамп предложит в вице-президенты. Это важно для любого номинанта, а для Трампа особенно. Дело в том, что он не терпит соперников. Ни в каком виде. Как любой «альфа-самец» (термин психологический, а не биологический!), он их должен растоптать и желательно при этом унизить. Кто согласится на такую роль? А если согласится, нужен ли такой вице-президент избирателям? Ведь может случиться, что ему придётся выполнять президентские обязанности.
В последние недели очень активно поддерживает Трампа бывший спикер Палаты представителей Конгресса Ньют Гингрич. Многие надеются, что именно его Трамп выберет своим вице. Это был бы сильный ход: умница Гингрич помог бы ему с продвижением в Конгрессе законодательных актов. И вообще — ПОМОГ БЫ!” (заглавные буквы означали намек на то, что и в случае импичмента тылы были бы обеспечены).
Если бы Дональд Трамп действительно заботился о том, чтобы сделать Америку Great, он в свое время выбрал бы сильного вице-президента. Но он не был бы Трампом, если допустил бы к заместительству конкурентноспособного человека. Поэтому он выбрал бесцветного политика, в послужном списке которого только религиозная повестка. В его активе такой факт: даже в любви свой будущей жене Майкл Пенс объяснялся с крестом в руках. Или она достала из сумочки крест и велела ему поцеловать не себя (как можно! до свадьбы!), а религиозный символ. Да, это как раз то, что сейчас нужно!
Итак, что мы имеем на сегодняшний день?
Мы имеем республиканскую партию, которая фактически состоит, если разобраться, из четырёх: неоконы, истеблишмент, чайная партия и сам Трамп. При нем имеется его base. Но кто в него входит, до конца неясно. На промежуточных выборах против демократов баллотируются самые разные личности. Есть и известный отрицатель Холокоста, и еще парочка колоритных личностей.
И мы имеем Демократическую партию, состоящую из двух: партия бешеных радикалов имени Сандерса и партия истеблишмента, которая сейчас готова на все. Ресурсы у нее имеются, и опыт поражения — тоже.
Откуда-то из них, из всего этого калейдоскопа, должен появиться новый лидер, и он по умолчанию должен быть не менее, чем семи пядей во лбу: разбираться и в экономике, и в общественном устройстве, и в геополитике, которая сейчас сложна как никогда. Но Америка не любит сложности! Она продолжает все упрощать: good guys — bad guys. И еще: keep it simple! Самый мой ненавистный американский девиз! (По отвратности и пустозвонству с ним может только сравниться идиома make a difference. Впрочем, это личное).
Да, увидев такой расклад, многие “чувствительные” скажут: нет уж, лучше мы потерпим Трампа! Те, кто придут, будут еще хуже! Но, похоже, поздно пить боржоми! Маятник, регулирующий внутриполитическую жизнь, взял слишком большой размах.
A вот внешняя геополитическая ситуация как раз вполне благоприятная. Сложная, но благоприятная. Зажатый в тиски Путин готов на беспрецедентные уступки. Арабский мир в огне и шатании. Европейские избиратели недовольны и не прочь всех кардинальненько так переизбрать.
Но Трампу не дают “подоить” сложившуюся ситуацию. А кто-то и воспользуется для собственного воспарения. Но кто? Из каких политических лабиринтов? Сможет ли он сохранить американскую роль в мире? Без этой роли (особенно роли доллара как мировой валюты) и нашей экономике — кирдык, мягко говоря. И возможно ли будет такую ситуацию как-то разрулить?
Поскольку страна живет в условиях жесточайшего внутриполитического кризиса, умиротворение потребует больших уступок. Чтобы притушить взлет антитрамповского движения, под знаменами которого объединились самые разные движения и круги, им придется дать много. Очень много. Вплоть до вожделенных репараций! И надеяться, что эти разовые меры собьют волну и, главное, разделят ее на составляющие: отделят черное движение от джендерного, и их обоих от “палестинского” (антисемитского). Такое разделение поможет справиться и еще с одной “неслабой” проблемой — с неконтролируемым наплывом нелегалов. Ведь под маской “спасения детей” совершается политическое преступление по перекрою избирательской карты, не говоря уже об истощении и так скромных общественных ресурсов. Когда улицы, к примеру, Сан Франциско, заполнены отходами от жизнедеятельности бездомных, шприцами и, пардон, человеческим калом, и справиться с этой бедой, похоже, власти не могут, средств нетути, то откуда они появляются на покровительство тысячам и тысячам нелегалов?
Но пока наблюдается какой-то общий ступор. Все в оцепенении наблюдают, как под лозунгами Never Trump на авансцену выходят махровые радикалы, которые только радуются такому подарку судьбы.
Так что же день грядущий нам готовит?


Источник: "МАСТЕРСКАЯ"
Автор: Ася Крамер

ФИЛЬМ ПАРФЕНОВА "ГЛАЗ БОЖИЙ"

Исраэль Дацковский: Еврейский ЦАХАЛ

Исраэль Дацковский: Еврейский ЦАХАЛ

Авг 01, 2018 2 комментария
Статья просматривалась 145 раз(а)
Еврейская армия, еврейское государство (в отличие от аналогичных структур народов мира) — это не те структуры, большинство которых составляют евреи, а те и только те, которые строят свою жизнь в соответствии с еврейской Традицией.

Еврейский ЦАХАЛ

Исраэль Дацковский

 Исраэль Дацковский Часть I
В обществе не смолкает оживленная дискуссия, в очередной раз подталкиваемая обсуждением в Кнессете очередного же «Закона о призыве» (фактически о непризыве или весьма малом призыве ультраортодоксов) о том, следует ли всех призывать в ЦАХАЛ. Дискуссия столь же бесплодная, как и предыдущие, многие участвующие в ней стараются вылить накопившийся в душах яд по поводу непризыва «хареди́м», прекрасно понимая, что эти самые «хареди́м» служить не будут. Обычно в качестве аргумента за призыв всех и вся выдвигаются тезисы о «гражданском долге» и о «равном распределении обязанностей». Сейчас спорящим (точнее, ругающим современное положение без шансов его изменить) подброшен новый тезис, красиво смотрящийся и принципиально НЕправильный по сути: «Дайте армии самой «профессионально» решать, кого, когда и сколько призывать». Этого подхода нет и не было ни в одной стране мира никогда в истории -только политическое руководство (представляющее народ или его не представляющее), принимая законы или указывая это армии и обществу другими способами, решало как, из кого и в каком количестве формируется армия.
Но в пылу спора тщательно обходится понимающими, просто не виден для большинства, которых к понимающим отнести весьма затруднительно, тщательно маскируемый политиками самый важный вопрос спора, стоящий по важности и принципиальности ДО вопроса о призыве тех или иных групп населения — какая армия нужна еврейскому народу, живущему на своей, еврейской же земле в еврейском (вскорости, в наши дни!) государстве. И только после ответа на этот важнейший вопрос возможно обсуждать принципы формирования личного состава армии, то есть, обсуждать вопрос о призыве. Именно разбору этого первейшего вопроса мы посвятим данный текст.
Мы не будем здесь разбирать вопрос, почему нынешний ЦАХАЛ ни по одному аспекту не является еврейской армией — мы достаточно полно рассмотрели этот вопрос в наших иных опубликованных в интернете наших текстах на эту тему. Ведь еврейская армия, еврейское государство (в отличие от аналогичных структур народов мира) — это не те структуры, большинство которых составляют евреи, а те и только те, которые строят свою жизнь в соответствии с еврейской Традицией. Сегодняшний ЦАХАЛ тяжело, но успешно работает над разрушением еврейского мировосприятия тех, у кого это восприятие воспитано с детства, добивается больших успехов в деле воспитания «безродных космополитов». Сегодняшнему ЦАХАЛУ, к сожалению, не нужны еврейские бойцы и командиры, ему нужны безропотные исполнители ЛЮБЫХ приказов. Нужно много, очень много поменять в самом базисе этой армии, чтобы она стала еврейской.
Мы, будучи представителем не военного, а гражданского общества (хотя и являемся офицером запаса двух армий — и той, и этой) не можем уйти от обсуждения армейских вопросов, так как вопрос о молодых годах юношей (всех юношей — и светских, и традиционных, и религиозных, и ультраортодоксальных), отданных действительной военной службе (или «альтернативной» службе), очень сильно влияет на все построение жизни общества и на положение в жизни и в Торе этих юношей.
В нашей оценке правильного или неправильного построения армии и особенно — правильного или неправильного призыва в нее нашей молодежи мы исходим из двух основных блоков информации — из знания об изменении интеллектуальных и жизненных возможностей молодежи за время действительной службы в армии и из мнения Торы об источниках победы в войнах. Все сказанное о возможности молодежи преуспеть в высокой науке в той же степени относится и к возможностям подъема молодежи в познании Торы, а отупение службой в армии в молодые годы столь же полно относится и к почти столь же отупляющей гражданской национальной («альтернативной») службе.
1. Мозги молодежи и армия
В бывшем Советском Союзе поступление в высшее учебное заведение освобождало от службы в армии, по крайней мере, до окончания института. Во многих ВУЗах, особенно технических, были военные кафедры и выпускники получали офицерские звания, и затем, если их призывали (таких было явное меньшинство), служили офицерами обычный, двухлетний, а не увеличенный срок и не в качестве срочной службы, а за зарплату, жили в гарнизонах, но с семьей. Выпускники остальных институтов служили год вместо двух лет обычного призыва (сегодня в Российской армии срок обязательного призыва сокращен до 12 месяцев), да и то далеко не все призывались. В начале 80-х годов в связи с резким сокращением количества юношей для призыва (вторая демографическая волна, идущая от неродившихся детей во время Великой отечественной войны, в основном, 1942 год — первая половина 1946 года (в 1941 рождались дети, зачатые до войны), первая демографическая волна неродившихся детей войны прошла в 1960-1964 годах, вторая, несколько меньшая по величине и более распределенная во времени пришлась на 1980-1986 годы) те власти ненадолго ввели иную систему — резко сократили количество военных кафедр в институтах и стали призывать на год (всего на год!) студентов после первого курса с восстановлением в институте на следующий год. И очень быстро выяснилось, что даже год армейской службы полностью закрывал самым светлым головам возможность стать крупными в науке. Подававшие большие надежды будущие блестящие физики, математики, электронщики после многих лет учебы в престижнейших и сложнейших физико-математических школах, после первых и многообещающих успехов в институтах возвращались из армии уже «обычными». Они могли окончить институты, они могли стать инженерами, учителями, врачами, но крупными учеными, которые достигли бы поразительных результатов и составили бы гордость науки, они уже стать не могли. Оказалось, что всего даже год «отдыха» даже для очень способных, развитых и оттренированных многолетней учебой и мышлением мозгов напрочь закрывал возможность достигнуть в дальнейшем сияющих высот разума. Оказалось, что подъем к вершинам науки должен быть непрерывным. Перерывы напряженного мышления и учебы безвозвратно закрывают саму возможность значительного подъема к вершинам мышления. А ведь призывали ребят всего-то на год, а не на три, как в Израиле! К чести той страны нужно сказать, что такая практика «убийства» будущего высокой науки была быстро прекращена. Она просуществовала всего где-то между 1980 и 1984 годами, пока не стали ясны ужасные результаты глупого затыкания демографической дыры призывом студентов. А в Израиле служба в армии (даже после «атуды», дающей возможность получить первую степень до армии с последующей длинной, шестилетней службой «по специальности») явно считается более важной, чем научный рост светлых еврейских голов даже в признанных светским обществом научных областях, не говоря уже о величии в Торе. Сам факт обязательной долгой службы мирного времени безвозвратно разрушает интеллектуальные возможности молодежи, особенно у той ее части, которая привыкла много учиться, заведомо ослабляет ее возможность высоко подняться в дальнейшем в избранной специальности и в эффективном построении собственной жизни. По сути, такая служба грабит страну, забирая у нее интеллектуальный потенциал молодежи. Общество неосознанно платит слишком дорогую, просто огромную цену за обязательный призыв именно для выполнения рутинных задач армии мирного времени. Страна интенсивно по собственному недопониманию теряет плеяду как Эйнштейнов, так и великих раввинов. Недаром во всех развитых странах обязательный призыв отменен, и он остался только в диктаторских режимах, которым на интеллектуальное богатство собственной нации глубоко наплевать. Даже в России обязательная служба в армии сегодня ограничена всего 12-ю месяцами.
Нужно добавить, что и для «обычных» (но еврейских!) голов такая служба даром не проходит и все (все наши дети!) искусственно опускаются на одну-две-три ступени в возможностях подняться в сложных специальностях, в науке. Для начала им приходится за три года службы хорошо забыть то, что учили в школе, но самое главное — потерять способности сложного мышления и познания. Во время этой долгой срочной службы следует отсутствие постоянной мыслительной и учебной работы мозга, которое не может не сказаться самым отрицательным образом и на их возможностях, какими бы они изначально ни были. Конечно, после армейского отупения удается дальнейшей учебой частично восстановить некоторые функции высокого мышления, утраченные в армии, но это восстановление оказывается на уровне весьма и весьма ниже начального, доармейского уровня. Просто отсутствие в истории сослагательного наклонения, отсутствие возможности объективно сравнить одних и тех же ребят до службы в армии или до национальной службы и после службы надежно прячет эту проблему. А исследования на тему либо сознательно, при полном понимании возможных результатов не проводились, либо проведены и строго засекречены (засекречены не только результаты, но и сам факт проведения таких исследований). Правда, после опубликования даже на русском языке данных о медицинских исследованиях ортопедических проблем и физического состояния девушек и юношей в армии мы поразились объемности, подробности, глубине и тщательности исследования. И у нас не осталось сомнения, что и исследования интеллекта у призываемых и демобилизующихся проведены с не меньшей тщательностью, глубиной и объемом. Но нам об этом пока не дано узнать.
Рассмотрим, почему происходит столь существенная потеря интеллектуального уровня ВСЕХ солдат. Для этого нам нужно понять, как строится нагрузка солдат, проходящих срочную службу. Во время срочной службе день солдата должен быть заполнен до предела. Чем угодно, занятиями сколь угодно низкого уровня, но заполнен. Свободное время солдата — одна из наиболее заметных опасностей для боеготовности армии. В голове солдата не должно быть «лишних» мыслей, солдат должен мечтать о еде и о койке и добравшись до нее, должен забыться. Никаких «свободных» мыслей. Иначе сразу начнутся «шалости» (читай — преступления) любого направления и уровня, любой ширины и глубины (девочки, водка, наркотики — все это даже не самые опасные «шалости» вооруженного бездельника с головой, полной ветром и молодостью, но не отягченной мыслью). И армия сразу потеряет боеспособность. Ситуация, когда часть привыкших учить Тору в свободное время пойдет ее учить, а остальные будут «балдеть» и «шалить» не может быть приемлемой. Значит, солдат должен быть постоянно занят. Чем — не столь важно, но занят. И мы ясно видим отлаженный механизм сознательного отупения наших детей во время срочной службы в армии.
Именно этот неизбежный для гойских армий и успешно принятый на вооружение якобы еврейским ЦАХАЛом подход к занятости солдата, путь подавления его личности и способ его отупения делает невозможной службу в этой армии тех, кто понимает ценность и жизненную необходимость (и для армии -тоже) непрерывного и глубокого изучения Торы. Они могут служить только в отдельных гомогенных подразделениях, которые должны иметь другой режим дня, другой кашрут, других раввинов, других инструкторов (без девочек) и прочие «особые» условия. Эти подразделения всегда, при внешнем уважении, будут бельмом на глазу антиеврейского командования и будут первыми отправляемы на наиболее опасные задания. Без комментариев отошлем читателя к истории царя Давида, Бат Шевы и, главное, ее первого мужа Урии, отправленного Давидом на верную, но зато геройскую смерть в бою (11—ая глава второй книги Шмуэля из ТАНАХа).
Однако проблема некоторых призванных в армию состоит не только в потере интеллектуального уровня во время обычной армейской службы. Для части призывников в израильской армии имеются проблемы более глубокого искусственного отупения.
По умолчанию армия должна обслуживать сама себя во всех технических вопросах — охрана баз, работа на кухне, уборка помещений и туалетов. Обычно этим в порядке очереди занимаются солдаты всех частей. Советско-армейское понятие «наряд вне очереди» описывает наказание тому или иному провинившемуся солдату именно в виде внеочередной технической смены (кухня, уборка) вместо обычного дня службы и в дополнение к подобным работам в порядке обычной очереди.
Израильская же армия специально призывает часть «солдат» для постоянного, в течение всего срока «службы» выполнения таких грязно-технических кухонных и уборочных работ. Есть «солдаты», призванные чернорабочими на кухню на весь срок «службы по защите Родины», есть постоянные бесплатные для армии уборщики. Иначе как безнадежным отупляющим рабством такую «службу в армии» назвать затруднительно. В такое трехлетнее рабство, как правило, попадают юноши и девушки с низким медицинским профилем или не сумевшие попасть в более нормальные военные части. Причем на призывных пунктах им открыто говорят, что специально не принимают их весомые медицинские аргументы, так как даже весьма больные могут работать чернорабочими на кухне и уборщиками, а в армии не хватает таких бесплатных работников (рабов, которых условно называют «солдатами»). Есть солдаты, всю службу просиживающие на открывании и закрывании ворот части (ивритское название: шин-ги́мэл, сокращение от шоме́р гадэ́р — охранник забора (ворот)).
На этом фоне служба девочек секретаршами кажется верхом интеллектуальной занятости, хотя столь же успешно отупляет попавших на нее.
Такой подход к молодым годам части нашей молодежи является как открыто применяемым в армии, так и без сомнения преступным по отношению к нашим детям, зачеркивающим их возможное будущее.
Поэтому, среди прочих проблем, создание еврейской армии, для солдат которой будет естественным и необходимым часть дня отдавать серьезной учебе, упирается в то, что призывники должны заранее привыкнуть к ежедневной многочасовой серьезной учебе и должны жаждать учиться. Такое состояние учеников — продукт школьного и семейного воспитания, многолетняя доармейская учеба, вошедшая в кровь и плоть молодого человека. Недаром говорят, что армия начинается в семье и школе и сама является зеркалом общества. Эти проблемы превращения армии в еврейскую не могут быть решены изолированно в самой армии, а требуют решения на уровне семьи и школы. При этом школа — структура, управляемая обществом, и вполне может взять на себя и такую подготовку наших детей к службе именно в еврейской армии. Возможно, на некоторых первых этапах те, кто совершенно не может и не приучен учиться, должны в обязательном порядке получать некоторые начальные уроки Торы, а остальное выделенное для учебы время быть заняты обязательными для них работами в армии или изучать ту или иную специальность для дальнейшей социализации после службы, точнее, после развернутой военной подготовки.
Конечно, А. Эйнштейн сказал, что образование — это то, что остается, когда выученное забывается, но он явно не имел в виду продолжение образования на разрушенном фундаменте предыдущих знаний и в условиях существенного ослабления познавательных функций мозга. Существенная часть молодежи, которая могла бы получить хорошее образование и продвинуться в специальностях, теперь удовлетворится более низкими ступенями в мире своей специальности, на социальной и научной лестнице. Только изначальным тупицам служба в армии не повредит — им терять нечего.
2. Служба в армии в период возможного взлета в специальности и в жизненном устройстве
Молодые годы. Ни для кого не секрет, что из-за обязательной службы наши ребята отстают по возрасту получения образования от зарубежных сверстников. Но есть еще более печальные аспекты проблемы — у наших детей во время или после службы подходит брачный возраст и нужно либо подавлять естественные стремления (или удовлетворять их вне своей еще не созданной молодой семьи) на долгий для молодости период учебы, либо жениться и ставить под угрозу возможность образования или получать его на более низком уровне и с более низким качеством, преодолевая трудности содержания своей семьи. Студенты моей молодости почти не подрабатывали, мои израильские студенты подрабатывали на простых работах (сторожа, официанты) практически всем составом. Часть молодежи вынуждена отказаться от тех социальных ступеней, на которые она могла бы подняться, отказаться именно по возрасту, по семейному положению, из-за материальных обязанностей перед семьей, детьми и обязанностей физического присутствия дома не только ночью, участия в жизни семьи, как следствие проведения нескольких лет молодости на обязательной армейской или национальной службе мирного времени.
Именно поэтому мы считаем действительную военную службу (и вместе с ней — гражданскую национальную) огромным преступлением против своего народа именно как уничтожение верхнего слоя интеллектуального потенциала народа. Кроме этого, такая служба является личным воровством у каждого из призванных его возможностей максимально подняться в жизни. Любому народу легче заплатить налог на содержание профессиональной (контрактной) армии, чем грабить и финансово, и, главное, интеллектуально будущее любой страны — свою молодежь.
Сказанное никак не относится ни к начальной военной подготовке и получению всеми (ВСЕМИ!!!) юношами военной специальности, ни к постоянной резервистской службе с непрерывным поддержанием и совершенствованием военных навыков. Понятно, что в случае войны основной массой армии оказываются заранее подготовленные резервистские части, а все мужчины Страны являются постоянно военнообязанными.
3. Девочки в армии (вне аспекта требующейся святости стана)
Мы тронем лишь одну из многих сторон такой службы.
Ни в одной известной нам стране нет обязательного призыва девочек в армию, только добровольно или в качестве вольнонаемных. И только у того народа, где подчинение девочки кому бы то ни было, кроме как отцу в девичестве и мужу после взросления, запрещено Законом народа, девочки призываются на ОБЯЗАТЕЛЬНУЮ военную службу. Воистину, как говорили наши мудрецы, если еврейский народ соблюдает Тору, он поднимается выше других народов, а если оставляет Дерево Жизни, то падает ниже остальных. И в бегстве за либерализмом и феминизмом мы оказались впереди планеты всей. Даже самым «продвинутым» (задвинутым) феминисткам не приходило в голову настолько уравнять мальчиков и девочек, чтобы девочек в обязательном порядке загонять в армию. И опять мы всех обогнали в нашем падении. У нас девочки и офицерские звания получают, и даже пилотами (пилотками? — не путать с советским армейским головным убором) сверхзвуковых истребителей могут стать. И совершенно забыть о назначении, свойствах и преимуществах женщины.
Вопрос призыва девочек в армию распадается на два подвопроса — на влияние девочек на служащих рядом с ними мальчиков и на влияние этого призыва и службы на самих девочек.
В серьезно соблюдающих семьях мальчиков стараются оградить от свободного контакта с девочками. Мальчики и девочки учатся в разных школах (в крайнем случае — в разных классах со сдвинутыми переменами — чтобы не было совместных игр), мальчиков даже стараются не брать без необходимости в нескромные места типа современных торговых центров, чтобы не засорять их глаза (души) созерцанием нескромных витрин и одеяний юных и не очень юных дам. И вот, придя в армию, мальчик попадает в обстановку, в которой все барьеры снимаются, смешанное общение оказывается не только доступным и свободным, но и обязательным, запрещенное Галахой для мужчин женское пение, согласно последним армейским приказам, оказывается обязательным к прослушиванию, девочки часто оказываются физинструкторами в обтягивающих трико и маечках, а то и командиршами. Доступность запретного достаточно легко искажает мораль, разрушает нелегким трудом построенное видение мира по Торе у тех, кого удалось воспитать в чистоте. Всегда можно объяснить себе почему «если нельзя, но очень хочется, то немножко можно». Доступность запретного — это при активности мальчика. А если попадается не только согласная или поддающаяся нажиму, но сама по себе активная, инициативная и изобретательная девочка, то устоять могут только герои. Мы не можем от всех требовать геройства, мудрый просто не должен попадать в ситуации, из которых трудно выйти. Армия сознательно эти опасные ситуации создает и заставляет мальчиков в них находиться с единственной целью — сломать, сделать их «как все». «Наша» армия сознательно и целенаправленно разрушает традиционные взгляды и нормальное поведение мальчиков многими путями, в том числе и призывом в армию девочек.
А влияние призыва на самих девочек? Оно тоже разрушительно. Девочка попадает в запрещенную Галахой подчиненность чужим мужчинам (которые нередко этой подчиненностью грязно пользуются), она находится в разрушительном для нее смешанном и «свободном» (от морали) обществе и под пристальным и небескорыстным вниманием мало что соблюдающих мальчиков, она по сознательной воле армии теряет традиционные женские черты. Да и просто — армия создана как инструмент убийства и именно для этого учится и вооружается, именно в этом смысл существования армии, а девочки и убийство — две несовместимые крайности. После такой «подготовки» (скорее, разрушения) девочка вряд ли окажется столь заботливой женой и матерью, какой ее предназначила природа и воспитали в еврейском доме. Мы уж не говорим, что именно в армейском возрасте девочке лучше не служить, а выходить замуж.
Но у призыва девочек в армию есть и положительные (для мальчиков) черты. Если в бывшей советской армии мальчикам приходилось добавлять в пищу соли брома, чтобы некоторая естественная функция не очень мешала службе, то в израильской армии роль брома исполняют девочки, причем исполняют существенно более успешно — у мальчиков наблюдаются гораздо более редкие случаи застойных явлений в предстательной железе при регулярном и естественном отправлении естественных функций здорового и молодого организма, управляемого животными инстинктами без моральных тормозов, что благотворно влияет на их настроение и физическое здоровье (о моральном здоровье скромно умолчим). И не важно, что некоторые замшелые ретрограды и заплесневелые консерваторы называют происходящее блудом и развратом — здоровье и настроение солдат важнее.
И кто, понимая происходящее, захочет своими руками посылать своих чистых дочерей в этот публичный дом?
Впрочем, атмосфера безудержного разврата и разнузданного блуда не может не разрушить и моральное здоровье мальчиков как будущих глав семей.
Кстати, основными сторонницами службы девочек в армии являются занявшие теплые места в руководстве службой девушек «офицерки», боящиеся потерять свое положение и зарплаты и в силу этого вынужденно ставшие «феминистками» (уж совсем в идиотском понимании феминизма), а потому не на жизнь, а на смерть борющиеся именно за армейское равенство мальчиков и девочек.
4. Добровольная контрактная профессиональная армия
В последние десятилетия большинство развитых стран Запада отказалось от обязательного призыва молодежи в армию на длительный срок (который включает в себя не только обучение военной специальности, но и службу в составе армии мирного времени). Призыв на короткий срок, например, на 6 месяцев, даже в обязательном порядке мы относим к военной подготовке и не считаем длительной обязательной службой.
Это связано с двумя главными причинами. Первая: уже несколько десятилетий эти страны не вели войны на своей территории или вблизи своих границ с внешним врагом, пришедшим захватить эти страны, установить там свой режим правления и поработить или уничтожить массы их населения. И оценка этих стран (верная или неверная) о вероятности таких войн приводит к выводу о том, что такие войны в обозримом будущем крайне маловероятны. А, значит, содержать армию, через обучение в которой военному делу и через службу мирного времени, которую проходит большинство молодежи (чаще — юношей, но не только), по крайней мере, не рентабельно и задерживает жизненное становление молодежи, не говоря уже о том, что обязательный призыв существенных слоев пацифистски воспитанной и настроенной молодежи проблематичен во многих аспектах и может отрицательно влиять на всю структуру общества.
Вторая причина: Потеря национальных целей и ориентиров у большинства населения развитых стран, неготовность защищать свою страну, жизненная расслабленность и превалирующая концентрация людей на своих личных интересах в существенный ущерб интересам общественным. К сожалению, опыт Римской империи (и не только) показывает, что при таких господствующих настроениях в разрушающемся обществе приходится недолго ждать нашествия варваров, которые разрушат такую сильно подгнившую цивилизацию, даже не поняв, что они разрушают. Если в случае западной Римской империи эту роль взяли на себя бесконечно отсталые в цивилизационном плане по сравнению с римлянами народы северной Европы и народы, пришедшие из Азии, то сегодня такую роль готовы взять на себя многие народы, исповедующие ислам.
Совершенно понятно, что добровольная, контрактная, профессиональная (а то и наемная) армия серьезных задач по защите своей страны от сильного, а то и превосходящего по силе врага по принципу «отступать некуда» выполнить не может, а большинство населения в таких случаях взять в руки оружие не может и станет легкой добычей врага. Война за выживание всегда оказывается либо войной истинно всенародной, либо заранее проигранной.
Еще раз отметим — мы говорим о контрактной армии только для мирного времени и заранее подготовленной и постоянно тренирующейся всенародной армии военного времени. Этот подход пока полностью отсутствует в общественной дискуссии, а сама армия (любая!) без внешнего на нее давления изменяться принципиально не может.
И все-таки в Израиле, окруженном врагами, несравненно превосходящими его по численности и не столь уж сильно отстающими от него по вооружению, непрерывно мечтающими его уничтожить и реально готовящимися это осуществить в первый же пригодный для этого момент времени, часто всплывает обсуждение необходимости перехода к добровольной армии по примеру спокойных и разжиревших стран Запада.
Но когда начинается анализ, какие именно слои населения Израиля ратуют за добровольный контрактный призыв на воинскую службу, то «неожиданно» всплывает, что такими радетелями добровольного призыва оказываются именно те группы населения, которые всеми правдами и неправдами и сегодня избегают службы в армии, а те, кто из них все-таки не сумел отвертеться от призыва, по разным причинам заканчивают службу задолго до планируемого армией срока. Сегодня такими слоями являются левые светские и «ультрарелигиозные» (иврит: харедим). И тогда их призывы перейти на добровольно-контрактный призыв в армию можно перевести совсем иными словами: «Только не меня. И не моих детей. И пусть служат те, кто хотят. Самое главное — с меня и моих детей снять обязанность служить. Мы готовы оплатить эту службу потратившей свои молодые годы и погубившей свой интеллектуальный уровень молодежи любыми льготами от государства — суммой денег после службы, бесплатным высшим образованием, иными льготами — ведь наши льготы и выплаты от этого не уменьшаться, а обеспечить наше равенство с самыми разпривелигированными мы сумеем политическим торгом». А, это в свою очередь означает, что «опыт» Запада по добровольному формированию армии оказывается для них всего лишь ширмой для проталкивания своих личных интересов в явный ущерб безопасности Страны.
Теперь к вопросу о тех, кто все же хочет служить и тех, кто не хочет служить. Во-первых, если детям в хедере много лет, внушают, что эта армия, правительство, государство не наши и нечего поддерживать «их» гойские институты, то странно, если кто-то из этих детей захочет служить в армии (хотя бывают неудачи в воспитании и даже среди этих детей бывают исключения). А если ребенку в другой школе те же годы внушают о почетном долге службы, о том, что без армейской службы он останется не вполне полноценным гражданином, но неудивительно, что те дети захотят служить. Важно понять, что желание или нежелание служить в армии — это не особенность мышления того или иного ребенка, а продукт длительного воспитания. А, значит, ссылаться на то, что хочет служить — пусть служит, а кто не хочет — должен быть освобожден, опять является подменой тезиса, выражением своих мыслей красиво оформленными, но неверными фразами.
Добавим несколько слов о службе в запасе (иврит: милуи́м). Имеется мнение (с которым мы не согласны), что месячный милуи́м, который, кроме армейской учебной тренировки и переподготовки, может включать и две-три недели рутинной армейской службы мирного времени — за столь короткий срок гражданская квалификация солдат и офицеров не пострадает.
Попробуем еще раз объяснить почему мы против использования милуимников на рутинных работах армии мирного времени, но за всеобщую воинскую подготовку мужчин.
Система службы в милуиме в Израиле сложилась много лет назад, тогда, когда почти все работали на госпредприятиях и в госучреждениях. Тогда отсутствие работника месяц на работе никого особо не трогало и авторитет работника, его устойчивость на рабочем месте не уменьшало. Наоборот, если он на гражданке занимал скромное должностное положение, а в армии был командиром, то его авторитет на работе сильно подпитывался армейским званием — он иногда делал вид, что главное — это милуим, там он большой, а остальное время работы — вынужденный перерыв между милуимами. Для остальных служба в милуиме была хорошим отвлечением от рутины гражданской жизни, возможность побыть вместе с армейскими друзьями, иногда — возможностью более свободно провести время — почти дополнительный отпуск от работы и семьи.
Теперь положение иное — большинство работает в частном секторе. И хозяин имеет рабочую силу впритык — естественная экономия на зарплате работников, все заняты до предела. На армейский авторитет работника ему наплевать. И месячный милуим работника — удар по фирме (хозяин не может перераспределить работу — все его работники заняты под завязку, он воет не только от милуима, а от рутинных болезней работников, их детей, их беременностей, он не может временно кого-то нанять — часто нужно большое время войти в работу, а тут — всего-то месяц на все про все). И тогда положение милуимника начинает качаться, он — уже не самый лучший работник, его первого уволят — не во время милуима (закон делает вид, что защищает милуимника), но его можно уволить через месяц после очередного милуима или тогда, когда хозяин найдет нового работника, не ходящего в милуим. Такой «милуимный» работник, создающий своим сионизмом проблемы фирме хозяина — последний в очереди на повышение зарплаты и должности. И работник начинает всеми правдами и неправдами от милуима отлынивать, в милуим начинают ходить или идейные, или фраеры. Армия перестает быть всенародной. А тут еще и сама армия для экономии собственного бюджета начинает уменьшать количество и людской состав тренировок и переподготовок, начинает рано списывать солдат и офицеров в отставку и всеми путями сама разрушает всенародный характер армии возможного (и вероятного в наших условиях) военного времени.

Армия мирного времени должна быть строго профессиональной… Армия должна превратиться в еврейскую армию со святостью в стане, с ежедневной серьезной учебой Торы, нормальным кашрутом, по-настоящему преданными Торе раввинами, отсутствием нежелательных/запрещенных контактов между полами.

Еврейский ЦАХАЛ

Исраэль Дацковский

Окончание. Начало
 Исраэль Дацковский Часть II
5. Источники и причины побед еврейской армии, как их видит Тора
Так как еврейскому народу даже при наличии своей государственности приходится жить как овечке среди семидесяти волков, Тора не могла не затронуть тему еврейской армии в качестве внешней, материальной структуры, видимо реализующей защиту от многочисленных врагов и завоевателей.
Сначала Тв-рец в Своей Торе указывает на несущественность численного состава еврейской армии. Он указывает на совершенно иную причину силы и успеха армии, которая лежит вне самой армии и не изучается в военных академиях. В Книге Шмот, в недельной главе Мишпатим (23:22) Тв-рец заявляет: «Если же слушаться будешь голоса его [ангела, посланного Тв-рцом хранить евреев] и сделаешь все, что Я говорю, то буду враждовать с врагами твоими и теснить притеснителей твоих». Необходимость боевых действий непобедимой (если есть поддержка Тв-рца, гарантирующего победу) еврейской армии даже не упоминается в связи с полным отсутствием необходимости в таких действиях — Тв-рец сам, без помощи евреев разберется с их врагами. И эта безмерная защита евреев -только за их послушание Тв-рцу. В книге Ваикра, в недельной главе Бехукотай (26:3,8) Тора, обращаясь ко всему еврейскому народу, сообщает нам: «Если вы по уставам Моим будете поступать и заповеди мои соблюдать будете и исполнять будете их, …пятеро из вас прогонят сто и сто из вас прогонят десять тысяч». Между прочим, отметим возрастание силы евреев при объединении (число евреев во второй части обещания возросло в двадцать раз по отношению к первой части, а число прогоняемых врагов — в сто раз). Примерно подобные мысли с еще лучшим численным соотношением атакующих евреев и убегающих врагов Тора в качестве имевшихся фактов приводит в недельной главе Аазину книги Дварим (32:30): «Как бы мог один преследовать тысячу и двое прогонять десять тысяч, если бы не предал тех заступник их и не предал бы тех Г‑сподь?» И объяснена причина успеха столь малых еврейских сил над столь большими вражескими армейскими соединениями — оставление врагов евреев Тв-рцом, а отнюдь не военная подготовка и современнейшее вооружение еврейской армии. Эти материальными факторами победы Тв-рец, похоже, вообще пренебрегает.
Кроме этих мест Тора не раз и не два указывает, что численное и силовое превосходство противника над евреями (что бывало почти постоянно) не должно приводить ни к страху перед превосходящими силами врага, ни к решению избегать военного столкновения с врагом по этой причине. Приведем лишь некоторые из таких мест Торы.
Недельная глава Шлах книги Бемидбар (13:31) приводит слова разведчиков о земле Израиля: «…не можем мы идти на народ тот, ибо он сильнее нас». Тора, как и всегда, предлагает лечение раньше болезни. Фразой раньше (13:30) приведены слова Калева бен Йефуне, также бывшего в составе разведчиков, но в оценке Страны оказавшегося в меньшинстве вместе с Йеhошуа бин Нуном: «…непременно взойдем и овладеем ею [Страной], потому что мы можем одолеть ее». Слова Калева никак не соотносятся с превосходящей силой народов, населяющих Страну — он не отрицает их силу, не рассказывает народу сказки о слабости народов, но знает, что не военная мощь решает исход войны.
Недельная глава Экев книги Дварим (7:17-19): «Если скажешь в сердце своем: «многочисленнее меня народы эти [7 ханаанских народов, подлежащих изгнанию из Страны, передаваемой Тв-рцом еврейскому народу], как же могу я изгнать их?». Не бойся их, твердо помни, что сделал Г-сподь, Б-г твой с Фараоном и всем Египтом… Так же сделает Г-сподь, Б‑г твой, со всеми народами, которых ты боишься». Здесь, кстати, упомянут страх перед превосходящими по силам армиями. Страх — естественен, но он не может быть причиной изменения решения о войне, об отказе от нее.
Та же недельная глава (11:22-23): «Ибо если строго соблюдать будете все эти заповеди… то прогонит Г-сподь все народы эти от лица вашего и овладеете вы народами, которые многочисленнее и сильнее вас».
Недельная глава Шофтим книги Дварим (20:1): «Когда ты выйдешь на войну против врага твоего и увидишь коней и колесницы, народ многочисленнее тебя, не бойся их, ибо с тобою Г-сподь…».
Еще жестче Тора говорит в недельной главе Ки Таво книги Дварим. Здесь есть не только обещание победы в случае верности евреев Тв-рцу и его заповедям (28:1,7): «И будет, если ты будешь слушать голоса Г-спода, Б-га твоего, чтобы исполнять и соблюдать все заповеди Его, <…> Поразит перед тобою Г-сподь врагов твоих, восстающих против тебя; путем одним они выступят против тебя, а семью путями побегут от тебя».
Очень важно — здесь есть и неприкрытая угроза Тв‑рца в случае еврейского неповиновения (28:15,25): «И будет, если не будешь слушать гласа Г-спода, Б-га твоего, чтобы строго исполнять все заповеди Его и уставы Его… Предаст тебя Г-сподь на поражение врагам твоим; путем одним выступишь ты против него, и семью путями побежишь от него…». Заметим, что здесь Тора требует в случае НЕсоблюдения заповедей иметь большую армию, вооруженную многочисленной бронетехникой и другими видами вооружений. Ведь чтобы наполнить семь путей убегающей армией, бросающей по обочинам дорог боевую технику, нужно сначала серьезно наполнить армию людьми и вооружениями.
Тора не раз и не два указывает на прямое влияние Тв-рца на противника евреев в реальных военных действиях или в предотвращении военной схватки. Также Тв-рец воздействует в положительном смысле на способность евреев противостоять врагу. А иногда, к сожалению, в отрицательном: Он же приказал иудейскому царю Цидкияhу приклонить «…шею под ярмо царя Бавельского [Невухаднеццара]…» и служить ему и народу его, а не сопротивляться ему — Ирмеяhу 27:12. В таких случаях еврейское сопротивление захватчику становится не просто бесполезным, а самоубийственным. Тв-рец помогает евреям (когда они заслуживают помощи Тв-рца) в войнах многими способами. Выделим семь из них и приведем примеры, хотя ни в какой мере не претендуем ни на то, что описали все способы влияния Тв-рца на исход войн, ни на то, что привели все имеющиеся примеры для каждого способа Его влияния.
А. У врага просто не возникает желания нападать на евреев при их заведомо не готовом к обороне состоянии.
В недельной главе Ваишлах книги Берешит (34:30) после разгрома города Шхема за историю с Диной Яаков опасается мести окружающих народов (воодушевленных, кроме идеи мести, и возможностью богатого и легкого грабежа), понимая свою малочисленность и незащищенность. Однако у окружающих канаанских народов даже мысли не возникло напасть на Яакова.
Еще пример. Известно, что все мужчины еврейского народа (все! Включая армию!) должны были три раза в год (В Пейсах, Шавуот и Суккот) идти в Иерусалимский Храм, оставляя Страну незащищенной. Два Храма простояли в сумме 830 лет, 2 500 уходов мужчин в Иерусалим. Враги (которых всегда хватало вокруг Страны) хорошо знали даты ухода всех в Храм. И ни разу не попытались напасть на открытую и лишенную человеческой защиты страну в эти периоды. Хотя войн в Израиле хватало, они никогда не начинались в период этих обязательных для посещения Иерусалима праздников.
Б. Создание необоснованной, но хорошо организованной Свыше паники в стане врага.
В недельной главе Бешалах книги Шмот в стихе 14:24 Тора пишет: «Г-сподь <…> привел в замешательство стан Египтян».
В стихе 4:15 книги Шофтим (Судьи) записано: «И поверг Б-г в смятение Сисру и все колесницы [бойцов на колесницах], и весь стан…».
Еще один пример мы находим в книге Мелахим II в стихе 7:6. Когда арамейский царь с огромным войском осадил Шомрон, у осажденных начался сильнейший город и надежды на спасение почти не осталось, Тв-рец сделал так, «…что стану арамейскому послышался грохот колесниц с лошадьми и шум большого войска». Они решили, что подошла подмога евреям со стороны хитийцев и египтян, оценили силы несуществующей помощи как весьма превосходящие их собственные силы, бросили свой стан со всем вооружением и имуществом и в панике сбежали.
Сюда же относится победа Гидона над мидьянами в седьмой главе книги Шофтим.
В. Прямая помощь Свыше: бросание Тв-рцом камней с неба на врагов евреев (книга Йеhошуа 10:11), обрушение стен Йерихо (книга Йеhошуа 6:20), утопление египетской армии в Красном море (недельная глава Бешалах книги Шмот). Обещано даже в случае необходимости послать шершней на врагов, скрывшихся от евреев (стих 7:20 в недельной главе Экев книги Дварим).
Г. Предание сильных в руки слабых, многочисленных в руки немногих.
Сюда отнесем историю еврейских побед над греками, что привело к установлению праздника Хануки.
К этой же категории относится победа группы Йеhошуа над Амалеком из недельной главы Бешалах книги Шмот.
Д. Использование внебоевых критериев для победы — в войне с Амалеком главную роль играло положение рук Моше рабейну, наблюдавшего бой с холма. Стих 17:11 недельной главы Бешалах книги Шмот указывает: «И было, как поднимет Моше руку свою, одолевал Исраэль, а как опустит руку свою, одолевал Амалек». Затем руки Моше ослабли и победа евреев была обеспечена тем, что Аарон и Хур удерживали руки Моше в поднятом состоянии до конца битвы.
Е. Создание ненормальных природных явлений, которые помогают евреям.
Когда битва Йеhошуа складывалась удачно для евреев, но день клонился к вечеру и не хватало светлого времени дня для достижения победы, Йеhошуа приказал Солнцу остановиться и оно выполнило приказ (книга Йеhошуа 10:12).
Сюда же можно отнести рассечение Красного моря (недельная глава Бешалах книги Шмот).
Ж. Но одним из самых сладких для евреев воздействий на исход войны являются случаи, когда война идет вроде бы обычным путем по земным законам войн, но перед битвой звучит тихий Голос: «не бойся его [очередного врага евреев], ибо в руку твою предаю Я его и народ его, и страну его…» (эта цитата из стиха 21:34 недельной главы Балак книги Бемидбар, но таких мест в хумаше и пророках не столь уж мало). Правда, в таких случаях, а к этим случаям относятся ВСЕ победы евреев, важно не возгордиться и не приписать себе и своей военной силе почет победы, но помнить, Кто эту победу даровал.
Тв-рец хорошо и надежно охранял Страну и евреев в ней. При этом идея о роспуске еврейской армии и об отсутствии необходимости учиться воевать никогда в голову еврейским царям не приходила. Защита Творца не исключала человеческие попытки земного решения военных вопросов, так как нам запрещено полагаться на чудо.
Кроме сказанного, кроме требования послушания Тв-рцу и соблюдения Его заповедей всем народом, а не только армией (!), Тора требует соблюдения святости военного стана. Это включает как избегание в стане всего дурного, стыдного, то есть, задается требование высокоморального поведения солдата и офицера (недельная глава Ки Теце книги Дварим 23:10), соблюдение ритуальной чистоты (там же 23:11), соблюдение личной гигиены (там же 23:12-14) и общее требование святости (там же 23:12-15).
Не можем не привести здесь слова пророка Зхарии (4:6) о рецепте военной победы над врагом: «…не могуществом и не силой, но духом моим, — сказал Б-г воинств».
Итак, Тора явно не связывает победы еврейской армии ни с количественным составом этой армии, ни с боевой подготовкой, ни с количеством и качеством вооружений. Критерий победоносности армии — помощь Тв-рца как «плата» за послушание и соблюдение. При этом Тора отнюдь не пренебрегает материальной оболочкой победы и конкретизирует ряд неочевидных требований.
Тора задает ряд условий военных побед и поражений евреев.
Условия победы:
Первое положение встречается в недельной главе Ки Теце книги Дварим (23:15): «Ибо Г-сподь, Б-г твой, идет в среде стана твоего, чтобы спасать тебя и низлагать врагов твоих перед тобою; и будет твой стан свят, и не увидит он у тебя срамного, и [не] отвратится от тебя». Здесь имеется в виду как стан евреев вообще, так и военный стан армии в период ведения войны. Объявлено явное присутствие Тв-рца в стане (при соблюдении святости стана) и Его работа при низложении врагов. Армия, ее численность, вооружение и боеспособность будет в этом случае второстепенным по важности элементом. Мы не хотим сказать, что армия будет совсем декорацией, так как Тв-рец старается действовать путями, очень похожими на природный ход событий и победа будет дарована именно воюющей армии, но пружина задействования механизма победы объяснена в здесь явном виде.
Второе положение: Стихи 28:9,10 в недельной главе Ки Таво книги Дварим: «…если будешь соблюдать заповеди Г-спода, Б-га твоего, и ходить будешь Его путями. И увидят все народы земли, что Имя Г-сподне наречено над тобою, и устрашаться они тебя». Народы мира устрашатся евреев даже без того, что евреи будут бряцать оружием. Все будут видеть, под чьей защитой находятся евреи, сомнений в силе такого Защитника ни у кого не возникнет, как не возникнет и желания нападать на евреев (как не возникло желание у сильных и воинственных ханаанских народов нападать на очень слабый в военном отношении стан Яакова после расправы над Шхемом в недельной главе Ваишлах книги Берешит в стихе (35:5): «И был страх Б-жий на городах, которые вокруг них, и не преследовали сынов Яакова».).
Третье положение рассматривает случай, когда у кого-нибудь из народов мира глупость перевесит страх перед Защитником евреев, и они все-таки придут воевать. Их шансы на успех равны нулю. Стих 28:7 в недельной главе Ки Таво книги Дварим сообщает: «Отдаст Г-сподь твоих врагов, восстающих против тебя, на разгром перед тобою: одним путем выступят против тебя, но семью путями побегут перед тобой». О требуемом количественном составе армии, ее подготовке и ее необходимом вооружении Тора умалчивает, так как ни количество солдат, ни их вооружение особого значения для победы не имеют — всю основную работу делает Тв-рец.
Мы привели мнение Торы об источниках военных побед еврейской армии и требованиях к ней. Выяснилось, что ни количество солдат, ни качество вооружения не является определяющими условиями победы над врагом. Хотя, в силу запрета полагаться на чудо, никто не отрицает необходимость наличия в Израиле мощной, многочисленной в военное время, хорошо обученной, и отлично вооруженной армии. Но все-таки причиной и движущим механизмом побед или поражений евреев всегда (и в наши дни тоже) является уровень отношений народа с Тв-рцом.
6. Структура еврейской армии по Торе
Во-первых, Тора указывает на необходимость всеобщей воинской обязанности во время войн (и прямым следствием такого подхода является оттренированная и постоянно поддерживаемая боеготовность всего еврейского мужского населения). В недельной главе Бемидба́р (очевидно, что это первая глава одноименной книги Торы) Тора, давая повеление о пересчете евреев, указывает, что считать нужно именно военнообязанных (1:3): «От двадцати лет и выше, всех поступающих в войско в Израиле…». И во фразе 1:19 Тора добавляет: «…поголовно…». В этом исчислении не было исключений — ни по состоянию здоровья, ни по семейному положению, ни по уровню в учебе Торы. Понятно, что при призыве в действующую армию состояние здоровья будет учтено — хромые и слепые воевать не могут. Основанием для такого мнения, кроме логики, является требование «физической цельности» ко́энов для службы Тв-рцу в Храме.
Так как здесь говорится о большой возрастной группе, чуть ли не весь еврейский народ, мужчины от 20 лет до 60 (а эта верхняя граница возрастов годных для призыва в армию учится из стиха (27:3) недельной главы Бехукотай книги Ваикра из того, что вся эта возрастная группа мужчин имеет одинаковую стоимость при выкупе души, вопрос призыва женщин вообще не рассматривается, автору Торы такое в голову не пришло), то понятно, что речь идет о мобилизации на необходимую войну (иврит: мильхе́мет мицва́). То есть, Тора явно говорит о резервистах. Это нам указывает на существенную разницу между составом резервистов и составом постоянно отмобилизованной армии.
Классикой призыва на войну из резерва является история краткой войны с Амалеком в конце недельной главы Бешалах книги Шмот. В этой же главе указано, что евреи вышли из Египта вооруженными (13:18), причем, вооружена была не отдельная группа евреев, а масса. Кстати, воевать в рабстве они явно не учились. Но когда возникла необходимость войны с Амалеком политическое руководство (Моше́ рабе́йну) обратилось к военному руководству (Йеhошу́а бин Нун) с требованием провести ограниченный призыв резервистов и с ним разгромить Амалека. Стих 17:9 приводит нам слова Моше, обращенные к Йеhошуа: «…Выбери нам мужей и пойди сразись с Амалеком…», то есть Йеhошуа должен был отмобилизовать часть резерва. Так и было сделано.
Далее, после захвата Страны, например, у царя Давида, постоянно отмобилизованная армия была очень небольшой по составу, профессиональной (постоянная служба за зарплату) и фактически включала в себя небольшие гарнизоны на границах и царскую охрану (гвардию). Понятно, что призываемые на войну резервисты к началу возраста призыва, то есть, к 20 годам должны были уметь воевать, пройти военную подготовку и приобрести военную специальность до этого возраста. Кроме этого, призываемые на войну 30-летние, 40-летние и далее должны были не забыть, как держать оружие, иначе от них мало толку в бою. Значит, тут в скрытой форме указано на непрерывную военную тренировку резервистов для поддержания и сохранения их военных умений. И еще тут указано на всеобщность призыва в случае необходимости (все, поступающие в войско, другие не проходили пересчет. Поголовно.), а значит, на всеобщность начальной военной подготовки и дальнейших резервистских тренировок. Итак, указание Торы о пересчете евреев дало нам указания о построении еврейской армии.
Тогда почему Торой указан столь поздний даже по современным меркам возраст призыва молодежи в действующую армию — аж 20 лет? Даже если (ошибочно) считать, что Тора больше описывает реальности тех давно ушедших в иной мир поколений, то напряженность вопроса только возрастает. Тогда рано начинали работать для помощи семье — никак не позже 14 лет, а пасли скот дети и помладше, женились рано — можно предположить, что не позднее 16 лет. То есть, Тора указывает призывать в армию не юнцов, а состоявшихся в жизни мужчин — работающих, семейных, с детьми, с уже полученной специальностью. Даже начальная военная подготовка, нужно полагать, проводилась относительно близко к возрасту возможного призыва, можно предположить, с 19 лет, то есть тоже касалась состоявшихся в жизни юношей. Тора требовала, по сути, сначала состояться в гражданской жизни, найти в ней свое место и лишь затем по необходимости заниматься военной работой.
Во-вторых, Тора заботится об отсутствии в боевых частях людей, моральное состояние которых может повредить духу атакующей армии. В недельной главе Шофтим книги Дварим (20: 5-8) указаны категории мужчин, призванных в армию, но освобожденных от участия в боевых действиях (только в случае разрешенной войны. В остальных типах войн участвуют все). К этим категориям относятся обручившийся, но еще не женившейся (кстати, после свадьбы он еще на год освобождается от армии, чтобы веселил жену (недельная глава Ки Теце книги Дварим 24:5). Считается, что год достаточен для зачатия в случае нормального здоровья обоих супругов), насадивший виноградник, но не почавший его и построивший новый дом, но не обновил его. Но Тора в своей мудрости добавила еще одну категорию освобождаемых от боя (20:8): «тот кто боязлив и робок сердцем, пусть идет и возвратится в дом свой, дабы он не сделал робкими сердца братьев его, как его сердце». Но это освобождение от боя, а не от военной подготовки в мирное время.
И, в-третьих, совершенно неожиданно (неожиданно из-за возможной идеализации еврейской армии, преданной Тв-рцу) в комментарии на стих 20:9 (недельная глава Шофтим книги Дварим), РАШИ приводит мысль о загранотрядах для ведущей военные действия еврейской армии, отрядах, которые должны предотвратить бегство солдат из ведущей бой военной части, в том числе и прямой ликвидацией убегающих солдат руками евреев, специально поставленных охранять боевые порядки армии сзади. И солдаты должны это ясно осознавать. По мнению РАШИ, действующая армия для обеспечения своей боеспособности должна закрыть свободу покидания боевых порядков для солдат в случае опасности для их жизни на поле боя. Эта опасность существует в любом, даже успешно развивающемся бою, она же многократно возрастает в бою, который развивается неблагоприятно. Солдат должен знать, что у него нет свободы выбора спасать свою жизнь бегством, он должен до конца выполнять боевой приказ даже ценой своей жизни, которую он все равно потеряет, если побежит назад. Загранотряды Красной армии во время Великой отечественной войны оказались просто реализацией советов РАШИ.
Теперь о построении армии в древнем Израиле. Не было в Стране постоянно призванной армии — только небольшая группа постоянно служащих за зарплату профессионалов вокруг царя и небольшие гарнизоны на границах (Гвардия? Личная царская охрана?). Обязательной достаточно долгой срочной военной службы молодых людей у евреев не было и в помине — евреи не позволяли себе транжирить молодые годы своих детей в период их жизни, когда было необходимо устраиваться в жизни — жениться, создавать базу заработка, закладывать фундамент всей дальнейшей жизни. Всегда был командующий (у Давида — Йоав бен Цруя). Армия мобилизовывалась из запаса только во время военной необходимости и к ней прикомандировывался коэн, помазанный на войну. Демобилизация осуществлялась сразу после окончания боевых действий. Но военнообязанными были все мужчины возраста от двадцати лет до шестидесяти. И все были всегда готовы к войне (а это означает и начальное овладение военной специальностью и постоянное или периодическое поддержание боеготовности). Тора выставила очень серьезные и строгие требования к порядку в воинском стане — не только никаких девочек в стане (военнослужащая — зверь вообще неизвестный у евреев во все времена еврейской государственности, кроме существующего сегодня государства), но строгая дисциплина, порядок, гигиена. И святость стана. Последнее — очень объемное и сложное требование! Оно не может быть реализовано без строгого соблюдения Закона (читай — еврейского образа жизни) всеми военнослужащими. В армии должна быть атмосфера еврейской (религиозной) жизни, учебы и соблюдения Торы Израиля, изучения армейского аспекта Галахи. Обязательно должна присутствовать атмосфера соблюдения заповедей и непрерывной учебы, прерываемой лишь на необходимейшие другие действия (даже если эти «другие» армейские дейс
...

[Письмо показано не полностью]  Показать целиком
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..