пятница, 12 ноября 2021 г.

ВОЗВРАТ К СТАЛИНИЗМУ И "МЕМОРИАЛ" НЕСОВМЕСТИМЫ

 

Мосгорпрокуратура нашла дополнительные основания для ликвидации "Мемориала"

время публикации:  | последнее обновление: 
блог версия для печати фото
Мосгорпрокуратура нашла дополнительные основания для ликвидации "Мемориала"

Московская прокуратура в иске о ликвидации признанного иноагентом в РФ правозащитного центра "Мемориал" указала, что центр допускает оправдание деятельности сторонников террористической и экстремистских организаций, сообщает "Интерфакс".

Ранее Генпрокуратура РФ обратилась в Верховный суд с иском о ликвидации Международного историко-просветительского общества "Мемориал", а московские прокуроры подали аналогичный иск касательно правозащитного центра "Мемориал" в Мосгорсуд.

В иске московской прокуратуры отмечено, что в материалах ПЦ якобы "присутствуют лингвистические и психологические признаки оправдания деятельности участников международных террористических и экстремистских организаций "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами" (запрещена в РФ), "Таблиги Джамаат" (запрещена в РФ), "Ат-Такфир Валь Хиджра" (запрещена в РФ), а также экстремистских организаций "Артподготовка" (запрещена в РФ) и "Свидетели Иеговы" (запрещена в РФ)".


Речь идет о списке политических заключенных, который с 2008 года ведёт программа поддержки политзеков ПЦ "Мемориал", и о справках по отдельным делам, отмечается на сайте "Мемориала".

"Деятельность указанных организаций представлена авторами названных материалов как правомерная и допустимая, а участие в их деятельности – как одна из форм реализации права на свободу вероисповедания... Данные материалы направлены на формирование у неопределенного круга лиц представления о допустимости осуществления террористической и экстремистской деятельности, а именно деятельности международных экстремистских и террористических организаций и участия в них", - приводят в "Мемориале" фрагменты иска прокуратуры.

Прокуроры также посчитали, что центр систематически скрывал информацию о выполнении функций иностранного агента, чем нарушал также Конституцию РФ, Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, Международный пакт о гражданских и политических правах, Всеобщую декларацию прав человека и Конвенцию о правах ребёнка.

"Эти же основания были указаны в иске о ликвидации "Международного Мемориала" в Верховный суд от имени Генеральной прокуратуры", - подчеркнули в правозащитном центре.

В Генпрокуратуре РФ пояснили, что обращение в суд о ликвидации "Мемориала" связано с нарушениями этой организацией закона, а том числе о статусе иностранного агента.


"При осуществлении своей деятельности факт выполнения функции иностранного агента указанными организациями скрывается, в связи с чем указанные НКО и их должностные лица с 2019 г. неоднократно привлекались к административной ответственности за нарушение порядка деятельности НКО, выполняющей функции иностранного агента", - добавили в Генпрокуратуре.

Международный "Мемориал" внесли в реестр НКО-иностранных агентов в 2016 году. Правозащитный центр "Мемориал" находится в списке иноагентов с 2014 года.

На сайте "Мемориала" отмечается: "Эти претензии абсурдны. Нас обвиняют в невыполнении требований "закона", изначально сформулированного весьма размыто, и далее толковавшегося произвольно и расширительно. Требования к НКО с годами расширялись. До 2019 года ни Минюст, ни Роскомнадзор не требовали от внесённых в реестр "иноагентов", маркировать соцсети – а в 2019 году вдруг стали. Можно ли закрыть организацию за невыполнение требований, которые не предъявлялись? У Международного Мемориала не было проблем с отчетностью, но его также наметили к ликвидации. Очевидно, что все эти репрессивные законы все равно приводят к понятному результату. Не менее странно выглядят обвинения в "оправдании терроризма и экстремизма". Во всех наших справках о признании политзаключёнными отдельно отмечено, что таковое признание не означает ни согласия Правозащитного центра "Мемориал" со взглядами и высказываниями человека, ни тем более одобрения его высказываний и действий".

Неопознанный объект пронесся в небе над Питером

 

Неопознанный объект пронесся в небе над Питером

Вчера вечером над "северной столицей" России Санкт-Петербургом пролетел яркий пульсирующий неопознанный объект. Полет светящегося шара сопровождался вспышкой, которую не смогло затмить уличное освещение. Горожане делятся видеосвидетельствами в социальных сетях.

Также объект "поймали" видеокамеры "Лахта-центра", самого высокого здания Петербурга.

Умер известный кардиолог, академик и экс-министр Евгений Чазов

 

Умер известный кардиолог, академик и экс-министр Евгений Чазов

время публикации:  | последнее обновление: блог версия для печати фото
Евгений Чазов

В пятницу, 12 ноября, стало известно, что в возрасте 92 лет умер известный российский кардиолог, академик РАН и бывший министр здравоохранения Евгений Чазов.

Евгений Чазов. Краткая биография

Родился 10 июня 1929 года в Нижнем Новгороде. В 1953 году окончил Киевский медицинский институт, поступил в ординатуру на кафедру госпитальной терапии в 1-м Медицинском институте в Москве, защитил диссертацию кандидата медицинских наук. Работал в Институте терапии АМН СССР младшим, затем старшим научным сотрудником, позже – заместитель директора института по научной работе. В 1963 году защитил докторскую диссертацию. В 1965-м стал профессором.


С 1965 по 1967 годы – директор Института терапии АМН СССР, преобразованного в 1967 году в Институт кардиологии АМН СССР. С 1968 года – заместитель министра здравоохранения СССР и одновременно заведующий отделением неотложной кардиологии Института кардиологии. В 1967-1986 годах Чазов – начальник IV Главного управления при министерстве здравоохранения СССР.В 1976 году стал директором нового Всесоюзного кардиологического научного центра АМН СССР (в 1991-1997 годах – Кардиологический научный центр РАМН). В 1997 году Кардиологический центр был преобразован в Российский кардиологический научно-производственный комплекс.

В 1968-1986 годах – заместитель министра, а в 1987-1990 годах – министр здравоохранения СССР.

Был членом КПСС с 1962 года. В 1982-1990 годах являлся членом ЦК КПСС. Депутат Верховного Совета СССР 9-11 созывов.

С 1990 года – вновь директор Всесоюзного кардиологического научного центра АМН СССР.

Был удостоен множества государственных премий и наград.

Умер 12 ноября 2021 года.

Telegram NEWSru.co.il: самое важное за день

Золотые Шлягеры 30-х - 40-х годов. И др. Видео

 

Золотые Шлягеры 30-х - 40-х годов. И др Видео


Маленький цветок (медленный фокстрот)  ► Рио-Рита  ► Брызги Шампанского (танго) и др

https://www.youtube.com/watch?v=GZpsHlaQaOk

**********************************

Оркестр Поля Мориа, Эннио Морриконе. Сборник Лучших Мелодий. Золотая осень [PaulMauriat]

https://www.youtube.com/watch?v=2V5Ex--QVbY

Вторая Япона-мать

 

Вторая Япона-мать


Японскую конституцию придумал немецкий еврей Альберт Моссе. Когда он умер, японцы заставили пойти на его могилу нациста Геринга. А еще спасли от смерти в концлагерях его дочь.

Отец первой в истории Японии конституции, позволившей стране перепрыгнуть из феодализма в новейшее время, родился 1 октября 1846 года в городке Грац, который ныне зовется в западной Польше Гродзиск-Велькопольский. Новорожденного нарекли Исааком Альбертом. Ну, а фамилия Моссе вышла, конечно, от Мозес, но это было единственной уступкой еврейского семейства немецкому окружению. Отец – известный врач, возглавлял иудейскую общину города. В доме царил культ образования и прогресса, причем старшие опекали младших – у супругов было 14 детей. Ментором Альберта был брат Рудольф – будущий немецкий медиамагнат, чья империя включала 130 газет и журналов.

 

 

Учебу юноши в Берлинском университете им. Фридриха Вильгельма прервала франко-прусская война 1870–1871 годов – на нее Моссе пошел добровольцем. К слову, в той кампании сражались 12 тысяч немецких евреев, из которых почти 400 получили за храбрость Железный Крест. Демобилизовавшись, Альберт доучился и, получив диплом юриста, стал в 1876 году окружным судьей в Шпандау. В 1879-м он переехал в Берлин, где несколько лет спустя занял кресло окружного судьи Берлинского государственного суда – наивысшая должность в Пруссии, доступная для некрещеного еврея. Параллельно Моссе работал в Центральном комитете по делам русско-еврейских беженцев и входил в Совет еврейской общины Берлина.

Однажды по совету депутата рейхстага Рудольфа Гнейста Альберт встретился с группой японских сановников, путешествовавших по Европе. Шла эпоха императора Мейдзи, положившая конец изоляции Японии, и новые лидеры страны искали сближения с Западом. Германия это всячески приветствовала. Вскоре молодой судья выступил с циклом лекций по немецкому публичному праву в японском посольстве в Берлине, а в 1882 году был представлен Ито Хиробуми – будущему премьер-министру Страны восходящего солнца. Именно Альберт убедил японского гостя, что немецкая модель конституционного права оптимальна для его родины.

 

 

Неудивительно, что когда Токио понадобился эксперт для правовой реформы и перехода к парламентаризму, выбор пал на Моссе. Весной 1886 года юрист с семьей прибыл к новому месту службы. Это было время немецкой культурной экспансии – так называемой «немецкой кори», «заразившей» все сферы жизни Японии: правовую, военную, образовательную.

Через несколько месяцев берлинский судья стал самым влиятельным иностранным советником в японском правительстве. Он консультировал практически все министерства по всем юридическим вопросам. Так, в «портфолио» Моссе – важнейшая реформа самоуправления, резко сократившая в Японии число округов и муниципалитетов. Ему принадлежала и ключевая роль в создании современной конституции страны. Основан документ был, конечно же, на прусском опыте – недаром новый парламент Японии во многом напоминал рейхстаг. После ратификации конституции 1 февраля 1889 года японцы продлили контракт с Альбертом, поручив ему пересмотр неравноправных международных договоров, заключенных в 1860-х годах. Он справился и с этой задачей, и еще недавно отсталая феодальная страна стала равной среди равных на мировой арене.

 

 

В последний год своей японской «командировки» юрист занимался реформой местного законодательства о почтовой службе и печати, а также иммиграционной политикой и уголовным правом. Не забывая, разумеется, о еженедельных лекциях при императорском дворе. На прощание «работодатели» вручили Альберту императорский Орден Восходящего солнца.

За заслуги в формировании «основ японской государственности на основе немецкой модели» посол Германии в Токио Теодор фон Холлебен предложил назначить Моссе в Высший земельный суд, что сделало бы его первым евреем в Германии на столь высоком посту. Характеризуя соотечественника, посол отмечал, что несмотря на еврейское происхождение и ненадежных родственников – брат Рудольф владел в том числе либеральной Berliner Tageblatt, критиковавшей правительство, – Моссе «зарекомендовал себя патриотом, верным императору».

 

 

По возвращении в Германию юрист получил повышение, но не то. Это был не берлинский Высший земельный суд, а Апелляционный суд Восточной Пруссии в Кенигсберге. Впрочем, он все равно стал первым некрещеным немецким евреем на этой должности. В Кенигсберге в 1901 году Альберта произвели в тайные советники юстиции и присвоили почетную докторскую степень местного университета. В старейшем университете Пруссии, ректором которого был сам Кант, профессор Моссе читал лекции по коммерческому и процессуальному праву. А помимо этого, еще и написал комментарий к Торговому кодексу Германии.

Председатель Кенигсбергского апелляционного суда дважды рекомендовал еврейского коллегу на место в Имперском суде, и оба раза вероисповедание кандидата не позволило занять этот пост. В конце концов разочарованный профессор вышел в 1907 году на досрочную пенсию и вернулся в Берлин. Там он демонстративно принял неоплачиваемую должность депутата городского совета, стал юрисконсультом мэрии и возглавил ее транспортный отдел, занимаясь проблемами трамвайной системы и электроснабжения Берлина. С началом Первой мировой Моссе создал Фонд военного кредита. Оставаясь важной фигурой муниципальной политики и членом правления Немецкой ассоциации городов, за заслуги перед Берлином Альберт получил звание его почетного гражданина.

На протяжении всей жизни этот немецкий еврей хранил самые теплые воспоминания о Японии, посвятив ей двустишие:

Я любил людей, я любил страну
Почти как свое Отечество.

 

 

Связь его с Японией не прерывалась – гости из Токио постоянно навещали его как старого друга. По просьбе японского правительства он составил экспертное заключение о состоянии торговли между двумя странами, а в 1914-м – к 25-летию знаменитой реформы самоуправления – получил официальные поздравления из «второго Отечества». Профессор активно участвовал и в жизни еврейской общины Германии, будучи вице-президентом Ассоциации немецких евреев и председателем попечительского совета Университета иудаики, где с 1923 года издавался первый в мире научный журнал на иврите.

Еврейский отец японской конституции скончался 30 мая 1925 года в Берлине и упокоился на еврейском кладбище Schonhauser Allee на участке для почетных граждан. Разумеется, спустя несколько лет на родине имя Моссе оказалось под негласным запретом, но для японцев ничего не изменилось. Поэтому не удивляет фото 1937 года, на котором Генрих Геринг и японский наследный принц, бывший тогда с визитом в Германии, почтительно стоят у могилы Альберта на берлинском еврейском кладбище.

 

 

Репутация друга Японии спасла жизнь его старшей дочери Марте. Тоже юрист по образованию, доктор Марта Моссе служила в штаб-квартире берлинской полиции, а в 1926-м стала первой женщиной в Германии – суперинтендантом полиции. Она отвечала за соблюдение трудового законодательства в театре, кино, цирках и варьете, но в 1934-м была изгнана нацистами с госслужбы и возглавила жилищно-консультационный центр в Еврейской оЯпонцыбщине Берлина. Чиновницу депортировали в июне 1943 года одной из последних, и не в Аушвиц, а в Терезиенштадт – благодаря вмешательству вдовы бывшего посла Германии в Японии.

 

 

Марта дождалась освобождения, была признана жертвой фашизма, но предстала перед судом еврейской общины по обвинению в коллаборационизме. Вину доказать не удалось, хотя осадок, как говорится, остался. Эмигрировать в США женщина отказалась, не желая расставаться со своей партнершей – библиотекарем Эрной Шпренгер, с которой жила с середины 1920-х. Марта участвовала в Нюрнбергском процессе в качестве переводчика и свидетеля, а с августа 1948 года до выхода на пенсию в 1953-м работала в берлинской криминальной полиции.

Вообще, четверо из пяти детей Альберта Моссе дожили до 1960–1970-х годов. О самом Альберте, 175-летие со дня рождения которого отмечается в этом году, в Японии помнят по сей день – в Токио даже вышел сборник его писем под говорящим названием «Почти родная страна».

Михаил Гольд

Михаил Гольд



«НЕМЦОВ». Фильм Владимира Кара-Мурзы (мл.)

 

«НЕМЦОВ». Фильм Владимира Кара-Мурзы (мл.)

«НЕМЦОВ» – фильм-портрет. О Борисе Немцове вспоминают люди с разными взглядами и разным отношением к 1990-м и к нынешней власти: те, кто был рядом, когда он занимался наукой и делал первые шаги в политике, когда занимал высокие посты и считался преемником Бориса Ельцина, когда стал одним из лидеров российской оппозиции.

https://www.youtube.com/watch?v=vCFykLxqBMk



Цитаты из «Колымских рассказов»: весь ад ГУЛАГа глазами Варлама Шаламова

 

Цитаты из «Колымских рассказов»: весь ад ГУЛАГа глазами Варлама Шаламова


Все ужасы ГУЛАГа, которые описывает автор, он видел своими глазами.

Шаламов, кажется, предвидел появление блогеров. Он писал «Заговорят не писатели, а люди профессии, обладающие писательским даром». Достоверность – вот сила литературы будущего, считал он. Поэтому его рассказы полны сухих безоценочных наблюдений лагерных будней своих соратников по бараку. Именно эти простые и небольшие истории, документирующие советский ГУЛАГ, поражают больше, чем любое самое страшное художественное произведение.

 Варлам Шаламов

1. Из рассказа «Плотники»

<…> мороз не падал, и Поташников понимал, что выдержать дольше не может. Завтрака хватало, самое большее, на один час работы, потом приходила усталость, и мороз пронизывал все тело до костей – это народное выражение отнюдь не было метафорой. Можно было только махать инструментом и скакать с ноги на ногу, чтобы не замерзнуть до обеда. Горячий обед, пресловутая юшка и две ложки каши, мало восстанавливал силы, но все же согревал. И опять силы для работы хватало на час, а затем Поташникова охватывало желание не то согреться, не то просто лечь на колючие мерзлые камни и умереть. День все же кончался, и после ужина, напившись воды с хлебом, который ни один рабочий не ел в столовой с супом, а уносил в барак, Поташников тут же ложился спать.

Он спал, конечно, на верхних нарах – внизу был ледяной погреб, и те, чьи места были внизу, половину ночи простаивали у печки, обнимая ее по очереди руками, – печка была чуть теплая. Дров вечно не хватало: за дровами надо было идти за четыре километра после работы, все и всячески уклонялись от этой повинности. Вверху было теплее, хотя, конечно же, спали в том, в чем работали, – в шапках, телогрейках, бушлатах, ватных брюках. Вверху было теплее, но и там за ночь волосы примерзали к подушке.

Поташников чувствовал, как с каждым днем сил становилось все меньше и меньше. Ему, тридцатилетнему мужчине, уже трудно взбираться на верхние нары, трудно спускаться. Сосед его умер вчера, просто умер, не проснулся, и никто не интересовался, отчего он умер, как будто причина смерти была лишь одна, хорошо известная всем.

 Бывший Днепровский лагерь на Колыме

2. Из рассказа «Ночью»

– Ты врач, что ли? – спросил Багрецов, отсасывая кровь.

Глебов молчал. Время, когда он был врачом, казалось очень далеким. Да и было ли такое время? Слишком часто тот мир за горами, за морями казался ему каким-то сном, выдумкой. Реальной была минута, час, день от подъема до отбоя – дальше он не загадывал и не находил в себе сил загадывать. Как и все.

Он не знал прошлого тех людей, которые его окружали, и не интересовался им. Впрочем, если бы завтра Багрецов объявил себя доктором философии или маршалом авиации, Глебов поверил бы ему, не задумываясь. Был ли он сам когда-нибудь врачом? Утрачен был не только автоматизм суждений, но и автоматизм наблюдений. Глебов видел, как Багрецов отсасывал кровь из грязного пальца, но ничего не сказал. Это лишь скользнуло в его сознании, а воли к ответу он в себе найти не мог и не искал.

3. Из рассказа «Дождь»

За ночь мы не успевали высушить наши бушлаты, а гимнастерки и брюки мы ночью сушили своим телом и почти успевали высушить. Голодный и злой, я знал, что ничто в мире не заставит меня покончить с собой. Именно в это время я стал понимать суть великого инстинкта жизни – того самого качества, которым наделен в высшей степени человек. Я видел, как изнемогали и умирали наши лошади – я не могу выразиться иначе, воспользоваться другими глаголами. Лошади ничем не отличались от людей. Они умирали от Севера, от непосильной работы, плохой пищи, побоев, и хоть всего этого было дано им в тысячу раз меньше, чем людям, они умирали раньше людей. И я понял самое главное, что человек стал человеком не потому, что он божье созданье, и не потому, что у него удивительный большой палец на каждой руке. А потому, что был он физически крепче, выносливее всех животных, а позднее потому, что заставил свое духовное начало успешно служить началу физическому.

 Заключенный Варлам Шаламов, фото при аресте, 1937

4. Из рассказа «Сухим пайком»

Всем нам надоела барачная еда, где всякий раз мы готовы были плакать при виде внесенных в барак на палках больших цинковых бачков с супом. Мы готовы были плакать от боязни, что суп будет жидким. И когда случалось чудо и суп был густой, мы не верили и, радуясь, ели его медленно-медленно. Но и после густого супа в потеплевшем желудке оставалась сосущая боль – мы голодали давно. Все человеческие чувства – любовь, дружба, зависть, человеколюбие, милосердие, жажда славы, честность – ушли от нас с тем мясом, которого мы лишились за время своего продолжительного голодания. В том незначительном мышечном слое, что еще оставался на наших костях, что еще давал нам возможность есть, двигаться, и дышать, и даже пилить бревна, и насыпать лопатой камень и песок в тачки, и даже возить тачки по нескончаемому деревянному трапу в золотом забое, по узкой деревянной дороге на промывочный прибор, в этом мышечном слое размещалась только злоба – самое долговечное человеческое чувство.

 На Колыме

5. Из рассказа «Сухим пайком»

– Вот, – сказал Савельев. – Помечтаем. Мы выживем, уедем на материк, быстро состаримся и будем больными стариками: то сердце будет колоть, то ревматические боли не дадут покоя, то грудь заболит; все, что мы сейчас делаем, как мы живем в молодые годы – бессонные ночи, голод, тяжелая многочасовая работа, золотые забои в ледяной воде, холод зимой, побои конвоиров, все это не пройдет бесследно для нас, если даже мы и останемся живы. Мы будем болеть, не зная причины болезни, стонать и ходить по амбулаториям. Непосильная работа нанесла нам непоправимые раны, и вся наша жизнь в старости будет жизнью боли, бесконечной и разнообразной физической и душевной боли. Но среди этих страшных будущих дней будут и такие дни, когда нам будет дышаться легче, когда мы будем почти здоровы и страдания наши не станут тревожить нас. Таких дней будет не много. Их будет столько, сколько дней каждый из нас сумел профилонить в лагере.

6. Из рассказа «Детские картинки»

Кончив работу, греться мы не пошли. Давно уже мы заметили большую мусорную кучу близ забора – дело, которым нельзя пренебрегать. Оба моих товарища ловко и привычно обследовали кучу, снимая заледеневшие наслоения одно за другим. Куски промороженного хлеба, смерзшийся комок котлет и рваные мужские носки были их добычей. Самым ценным были, конечно, носки, и я жалел, что не мне досталась эта находка. Носки, шарфы, перчатки, рубашки, брюки вольные – «штатские» – большая ценность среди людей, десятилетиями надевающих лишь казенные вещи. Носки можно починить, залатать – вот и табак, вот и хлеб.

 Замерзшая река Мякит на Колыме

7. Из рассказа «Красный крест»

Все ужасы ГУЛАГа, которые описывает автор, он видел своими глазами.

Шаламов, кажется, предвидел появление блогеров. Он писал «Заговорят не писатели, а люди профессии, обладающие писательским даром». Достоверность – вот сила литературы будущего, считал он. Поэтому его рассказы полны сухих безоценочных наблюдений лагерных будней своих соратников по бараку. Именно эти простые и небольшие истории, документирующие советский ГУЛАГ, поражают больше, чем любое самое страшное художественное произведение.

 Варлам Шаламов

1. Из рассказа «Плотники»

<…> мороз не падал, и Поташников понимал, что выдержать дольше не может. Завтрака хватало, самое большее, на один час работы, потом приходила усталость, и мороз пронизывал все тело до костей – это народное выражение отнюдь не было метафорой. Можно было только махать инструментом и скакать с ноги на ногу, чтобы не замерзнуть до обеда. Горячий обед, пресловутая юшка и две ложки каши, мало восстанавливал силы, но все же согревал. И опять силы для работы хватало на час, а затем Поташникова охватывало желание не то согреться, не то просто лечь на колючие мерзлые камни и умереть. День все же кончался, и после ужина, напившись воды с хлебом, который ни один рабочий не ел в столовой с супом, а уносил в барак, Поташников тут же ложился спать.

Он спал, конечно, на верхних нарах – внизу был ледяной погреб, и те, чьи места были внизу, половину ночи простаивали у печки, обнимая ее по очереди руками, – печка была чуть теплая. Дров вечно не хватало: за дровами надо было идти за четыре километра после работы, все и всячески уклонялись от этой повинности. Вверху было теплее, хотя, конечно же, спали в том, в чем работали, – в шапках, телогрейках, бушлатах, ватных брюках. Вверху было теплее, но и там за ночь волосы примерзали к подушке.

Поташников чувствовал, как с каждым днем сил становилось все меньше и меньше. Ему, тридцатилетнему мужчине, уже трудно взбираться на верхние нары, трудно спускаться. Сосед его умер вчера, просто умер, не проснулся, и никто не интересовался, отчего он умер, как будто причина смерти была лишь одна, хорошо известная всем.

 Бывший Днепровский лагерь на Колыме

2. Из рассказа «Ночью»

– Ты врач, что ли? – спросил Багрецов, отсасывая кровь.

Глебов молчал. Время, когда он был врачом, казалось очень далеким. Да и было ли такое время? Слишком часто тот мир за горами, за морями казался ему каким-то сном, выдумкой. Реальной была минута, час, день от подъема до отбоя – дальше он не загадывал и не находил в себе сил загадывать. Как и все.

Он не знал прошлого тех людей, которые его окружали, и не интересовался им. Впрочем, если бы завтра Багрецов объявил себя доктором философии или маршалом авиации, Глебов поверил бы ему, не задумываясь. Был ли он сам когда-нибудь врачом? Утрачен был не только автоматизм суждений, но и автоматизм наблюдений. Глебов видел, как Багрецов отсасывал кровь из грязного пальца, но ничего не сказал. Это лишь скользнуло в его сознании, а воли к ответу он в себе найти не мог и не искал.

3. Из рассказа «Дождь»

За ночь мы не успевали высушить наши бушлаты, а гимнастерки и брюки мы ночью сушили своим телом и почти успевали высушить. Голодный и злой, я знал, что ничто в мире не заставит меня покончить с собой. Именно в это время я стал понимать суть великого инстинкта жизни – того самого качества, которым наделен в высшей степени человек. Я видел, как изнемогали и умирали наши лошади – я не могу выразиться иначе, воспользоваться другими глаголами. Лошади ничем не отличались от людей. Они умирали от Севера, от непосильной работы, плохой пищи, побоев, и хоть всего этого было дано им в тысячу раз меньше, чем людям, они умирали раньше людей. И я понял самое главное, что человек стал человеком не потому, что он божье созданье, и не потому, что у него удивительный большой палец на каждой руке. А потому, что был он физически крепче, выносливее всех животных, а позднее потому, что заставил свое духовное начало успешно служить началу физическому.

 Заключенный Варлам Шаламов, фото при аресте, 1937

4. Из рассказа «Сухим пайком»

Всем нам надоела барачная еда, где всякий раз мы готовы были плакать при виде внесенных в барак на палках больших цинковых бачков с супом. Мы готовы были плакать от боязни, что суп будет жидким. И когда случалось чудо и суп был густой, мы не верили и, радуясь, ели его медленно-медленно. Но и после густого супа в потеплевшем желудке оставалась сосущая боль – мы голодали давно. Все человеческие чувства – любовь, дружба, зависть, человеколюбие, милосердие, жажда славы, честность – ушли от нас с тем мясом, которого мы лишились за время своего продолжительного голодания. В том незначительном мышечном слое, что еще оставался на наших костях, что еще давал нам возможность есть, двигаться, и дышать, и даже пилить бревна, и насыпать лопатой камень и песок в тачки, и даже возить тачки по нескончаемому деревянному трапу в золотом забое, по узкой деревянной дороге на промывочный прибор, в этом мышечном слое размещалась только злоба – самое долговечное человеческое чувство.

 На Колыме

5. Из рассказа «Сухим пайком»

– Вот, – сказал Савельев. – Помечтаем. Мы выживем, уедем на материк, быстро состаримся и будем больными стариками: то сердце будет колоть, то ревматические боли не дадут покоя, то грудь заболит; все, что мы сейчас делаем, как мы живем в молодые годы – бессонные ночи, голод, тяжелая многочасовая работа, золотые забои в ледяной воде, холод зимой, побои конвоиров, все это не пройдет бесследно для нас, если даже мы и останемся живы. Мы будем болеть, не зная причины болезни, стонать и ходить по амбулаториям. Непосильная работа нанесла нам непоправимые раны, и вся наша жизнь в старости будет жизнью боли, бесконечной и разнообразной физической и душевной боли. Но среди этих страшных будущих дней будут и такие дни, когда нам будет дышаться легче, когда мы будем почти здоровы и страдания наши не станут тревожить нас. Таких дней будет не много. Их будет столько, сколько дней каждый из нас сумел профилонить в лагере.

6. Из рассказа «Детские картинки»

Кончив работу, греться мы не пошли. Давно уже мы заметили большую мусорную кучу близ забора – дело, которым нельзя пренебрегать. Оба моих товарища ловко и привычно обследовали кучу, снимая заледеневшие наслоения одно за другим. Куски промороженного хлеба, смерзшийся комок котлет и рваные мужские носки были их добычей. Самым ценным были, конечно, носки, и я жалел, что не мне досталась эта находка. Носки, шарфы, перчатки, рубашки, брюки вольные – «штатские» – большая ценность среди людей, десятилетиями надевающих лишь казенные вещи. Носки можно починить, залатать – вот и табак, вот и хлеб.

 Замерзшая река Мякит на Колыме

7. Из рассказа «Красный крест»

Неисчислимы злодеяния воров в лагере. Несчастные люди – работяги, у которых вор забирает последнюю тряпку, отнимает последние деньги, и работяга боится пожаловаться, ибо видит, что вор сильнее начальства. Работягу бьет вор и заставляет его работать – десятки тысяч людей забиты ворами насмерть. Сотни тысяч людей, побывавших в заключении, растлены воровской идеологией и перестали быть людьми. Нечто блатное навсегда поселилось в их душах, воры, их мораль навсегда оставили в душе любого неизгладимый след.

Груб и жесток начальник, лжив воспитатель, бессовестен врач, но все это пустяки по сравнению с растлевающей силой блатного мира. Те все-таки люди, и нет-нет да и проглянет в них человеческое. Блатные же – не люди.

Влияние их морали на лагерную жизнь безгранично, всесторонне. Лагерь – отрицательная школа жизни целиком и полностью. Ничего полезного, нужного никто оттуда не вынесет, ни сам заключенный, ни его начальник, ни его охрана, ни невольные свидетели – инженеры, геологи, врачи, – ни начальники, ни подчиненные.

Каждая минута лагерной жизни – отравленная минута.

Неисчислимы злодеяния воров в лагере. Несчастные люди – работяги, у которых вор забирает последнюю тряпку, отнимает последние деньги, и работяга боится пожаловаться, ибо видит, что вор сильнее начальства. Работягу бьет вор и заставляет его работать – десятки тысяч людей забиты ворами насмерть. Сотни тысяч людей, побывавших в заключении, растлены воровской идеологией и перестали быть людьми. Нечто блатное навсегда поселилось в их душах, воры, их мораль навсегда оставили в душе любого неизгладимый след.

Груб и жесток начальник, лжив воспитатель, бессовестен врач, но все это пустяки по сравнению с растлевающей силой блатного мира. Те все-таки люди, и нет-нет да и проглянет в них человеческое. Блатные же – не люди.

Влияние их морали на лагерную жизнь безгранично, всесторонне. Лагерь – отрицательная школа жизни целиком и полностью. Ничего полезного, нужного никто оттуда не вынесет, ни сам заключенный, ни его начальник, ни его охрана, ни невольные свидетели – инженеры, геологи, врачи, – ни начальники, ни подчиненные.

Каждая минута лагерной жизни – отравленная минута.11



«Нож в рёбра и живот»

 

«Нож в рёбра и живот»

slomo-noginsky-archiv-lichny-zlata-razdolinaxxxxxxxxxxxxx

Шломо Ногинский. Фото: detaly.co.i

Террорист напал на него прямо у синагоги в Бостоне. В интервью Jewish.ru раввин Шломо Ногинский рассказал, как истекал кровью под ударами ножа, а нападение изменило его жизнь к лучшему.

— Как произошло нападение?

— Мне советовали не говорить об этом и не углубляться в детали — для моего же ментального здоровья. Но для читателей я готов сделать исключение. В тот день я находился на парковке возле синагоги и спокойно разговаривал по мобильному телефону. Неожиданно я услышал, как ко мне кто-то обратился. Подняв голову, увидел направленный на меня пистолет. Поскольку в руках был телефон, я машинально сфотографировал нападавшего. Впоследствии следователи запретили мне делиться этой фотографией. Камеры наружного наблюдения нашей синагоги, впрочем, тоже зафиксировали момент нападения и пистолет в руках террориста. Нападавший потребовал открыть машину — я протянул ему ключи. В тот момент мне еще казалось, что это всего лишь ограбление. Но тут мужчина приказал пройти в машину вместе с ним. В состоянии шока я повернулся к нему спиной и двинулся к своему автомобилю, судорожно думая, что можно сделать. Представляете, какие чудеса — к этому моменту он мог убить меня дважды: и когда я не заметил его, разговаривая по телефону, и когда повернулся к нему спиной. Дальше было еще одно чудо — нам повстречался прохожий. Я осторожно попытался привлечь его внимание: сказал, что я плохо говорю по-английски, а вот этот «человек» что-то от меня хочет. В эту секунду террорист спрятал пистолет — но только для того, чтобы вскоре броситься на меня с ножом, яростно что-то крича.

Clip2Net Menu_211111213853ddddd

Дальше все происходило очень быстро. Я бежал, пытаясь увести террориста как можно дальше от нашей школы при синагоге, где я преподаю иудаизм. Почувствовав, что он меня настигает, развернулся и начал борьбу. На меня посыпались десятки ударов ножом. Я защищался, выставив вперед левую руку, которая теперь вся в порезах. Несколько раз террорист ударил меня ножом в ребра и в живот. Но чудесным образом эти раны оказались неглубокими. В конце концов, мне удалось его оттолкнуть. Я побежал в сторону дороги, надеясь привлечь внимание прохожих или водителей. Люди нас видели, но боялись подойти. Выбежав на главную дорогу, я остановился. Террорист догнал меня и снова попытался ударить ножом: я видел дикую ярость в его глазах. Вокруг скопилось множество машин. Никто не вышел помочь, но я понял, что люди звонят в полицию, и мне просто нужно продержаться еще какое-то время. Видимо, это понял и нападавший, решив убежать с места преступления. Тогда я вернулся в синагогу, где мне и вызвали скорую помощь, поскольку я истекал кровью. Нападавший все время пытался попасть мне ножом в сердце, большинство ударов, которые я получил, были нанесены мне с левой стороны. Это чудо, что ему удалось попасть в меня «всего» восемь раз… Раны понемногу заживают, мне еще тяжело поднимать вещи левой рукой, но процесс выздоровления идет.

— Вы противостояли вооруженному террористу десять минут. Как вам это удалось, есть какая-то спецподготовка? И почему у входа в синагогу не было охранника?

— Наша вера дает нам силу именно в моменты испытания. Я немного занимался дзюдо в далеком детстве и служил в израильской армии, поэтому какая-то подготовка у меня все же была. Но это все же чудо. Охранника не было, потому что никогда у нас не было и проблем с безопасностью. Казалось, что двойной двери с кодом достаточно. Но после нападения на меня на входе в синагогу появился специальный охранник.

— Почему до сих пор продолжается судебное разбирательство? Доказательств виновности террориста ведь предостаточно.

— Как мне объяснили, процессы по преступлениям на почве ненависти продолжаются довольно долго. В итоге мое дело будет рассматривать суд высшей инстанции. Все — и полицейские, и следователи — были ко мне крайне доброжелательны: искренне старались помочь, сопереживали. Как мне сказали, человек, который на меня напал, сядет надолго.

— Вы — отец 12 детей. Как говорили с ними о произошедшем?

— Объяснил, что, к сожалению, на евреев иногда нападают, что это происходит во всем мире. Сказал, что нас хранит Б-г, вот и меня Всевышний спас. И, конечно же, в США подобные случаи — это исключение из правил. У нас в Бостоне все спокойно. А поддержка, которую я получил после инцидента, была безграничной. Мне звонили и евреи, и христиане — все читали молитвы за мое выздоровление. Так что я сказал детям, что нет никакой причины бояться, наоборот, мы должны быть сильными!

Clip2Net Menu_211111213837ddddddddd

— Вы задавались вопросом: почему Б-г послал такое испытание именно вам?

— Если бы на этом месте был кто-то другой, этот инцидент мог закончиться намного хуже. В это время в нашей школе были одни женщины и дети. Как верующий человек, я знаю, что любое негативное происшествие мы должны обратить в положительном направлении, привнося больше света в нашу жизнь. И если это произошло со мной возле еврейской школы, значит, мы должны сделать эту школу еще лучше. Поэтому мы решили открыть специальную школу для раввинов, где я буду преподавать. Согласно нашему учению, чтобы развеять тьму, нужно создать больше света, и для этого достаточно одной маленькой свечи. Ведь свету не надо воевать с темнотой, темнота уходит сама по себе. То же самое, когда речь идет о духовном свете, о добре. Это и есть наш еврейский ответ на любые проявления антисемитизма.

— Вы стали символом борьбы против антисемитизма в США — выступали на митинге, которой прошел летом в Вашингтоне.

— На митинге я так и сказал: наша задача — создавать больше света. Чем больше добрых дел мы совершаем и показываем пример окружающему миру, тем менее значительными будут последствия антисемитизма. Мы должны укреплять нашу веру в Б-га, ни в коем случае не стесняться того, что мы евреи, ни в коем случае не прятать кипу или цицит, выходя на улицу. Если бы антисемиты знали, что каждое их нападение даст евреям только больше сил и уверенности, они бы подумали.

Мой приезд в Израиль, кстати, тоже случился «благодаря» антисемитизму. Моя мама — известный композитор и автор-исполнитель Злата Раздолина, в 1989 году выиграла Всесоюзный конкурс на сочинение и исполнение «Реквиема» на стихи Анны Ахматовой. Ее пригласили выступить в Кремле, но после этого названивали из печально известного общества «Память», угрожая расправой. Тогда мама приняла решение уехать в Израиль. Так я оказался в еврейской стране, пошел учиться в иешиву, стал раввином и выбрал свой путь.

Беседовал Семен ДОВЖИК

http://Jewish.ru

ЛЮДИ И НЕЛЮДИ

 Поезд шел вторые сутки. В грузовых вагонах нацисты перевозили людей…

Женщины и дети! Старики! Все они были для эсэсовцев будто не живые, а какие-то вещи!

А если вещи, значит их не надо кормить. Их можно запихнуть в вагон под завязку. Можно не думать, а если кто не выживет и умрет по дороге. Просто задохнется!

Наконец для людей наступила долгожданная остановка, но некоторые мечтали, чтобы поезд никогда не останавливался!

Были такие, что просто хотели умереть. Старик Яков с завистью посмотрел на

Читать далее: https://isralove.org/load/14-1-0-1949?utm_source=copy



Еврейская еда. Шмальц и не только

 

Еврейская еда. Шмальц и не только


Классическая гефилте фиш

Майкл Векс — это всемирно известный, энциклопедически образованный публичный интеллектуал. В мире идиша он представляет собой нечто вроде Дмитрия Быкова, хотя и не вызывает столько споров. Его книги раскрывают для широкого читателя мир Идишланда, удивительно точно передавая сложные и не всегда понятные идиомы, идеи и понятия идиша. Поэтому я рад представить, с благословения Майкла, перевод предисловия к его последней книге о еврейской кухне Rhapsody in Schmaltz «Рапсодия шмальца».

Почему шмальца? Потому, что сказано в Книге Левит «весь тук — Господа». Если средиземноморская кухня наших предков, очевидно, базировалась на елее — оливковом масле, то европейские евреи создали кухню на шмальце — топленом жире домашних птиц.

Это не сборник кулинарных рецептов, которых полно в Интернете. Это замечательная, остроумная и парадоксальная книга, через кухню открывающая саму душу восточноевропейского еврейства, его языка и культурного наследия. Она отвечает на многие вопросы, например, почему еврейская кухня такая «вредная». В ней также разбираются законы кашрута, без которых невозможно понять еврейскую культуру, как невозможно понять русскую и украинскую культуру без понимания православных уложений о постном и скоромном.

 

 

Майкл Векс и его «Рапсодия шмальца»

 

Мы с Майклом всячески надеемся, что эта публикация поможет найти  переводчиков и издателей этой замечательной книги на русском и украинском языках.

Михаэль Дорфман, переводчик

Написание этой книги было одним из самых неприятных опытов в моей жизни.

— Вы пишете книгу о еврейской кухне? Еде на идише? Идиш и еврейский — одно и то же, а? Вы собираетесь говорить о бейгелех-бубликах, я полагаю?

Я киваю.

— Вы живете в Торонто, верно?

Я снова киваю, а мой собеседник фыркает.

— Тогда как, черт возьми, вы можете писать о бейгелех? Во всем вашем чертовом городе нет ни одного приличного бейгеле. Бублики в Торонто — это шайбы из теста с дыркой посередине. Если хочешь настоящий бублик, езжай в Монреаль! Там есть только одно место, где до сих пор понимают, что они делают. Если ты даже не жил в Монреале, а собираешься писать о бубликах, то ты будешь писать о моей заднице. И не начинай мне рассказывать о тех коровьих лепешках, которые пекут в Нью-Йорке.

 

Дело не только в бейгеле. Блюда приходят и уходят — таков закон кухни. Хала и кугл, рогалех (рогалики) и селедка, гефилте фиш, фаршированная грудка-эльсалэ, блинчики-латкес и шмальц… Даже всемогущий чолнт может отправиться по пути паштета, ныне забытого средневекового мясного пирога, от которого наши предки пускали слюни по субботам и праздникам — это ничего не изменит. Главный продукт идишской кухни не жуется и не проглатывается. Его не варят, не запекают, не жарят. Он совсем не кошерный. Это, конечно же, нудник, от идиш нудн — «надоедать, вызывать тошноту» — обтянутый плотью мешок с ветром, плотно набитый мнениями, которые имеют тенденцию повторяться.

И они повторялись. У меня появился страх перед зваными обедами и светскими мероприятиями. Если я не лгал о том, что пишу, мне приходилось вести один и тот же разговор шесть, восемь, десять раз за вечер. Блюдо могло меняться, но тема была постоянной и неизменной. Любимое блюдо нудника отражало суть еврейской кухни, и приготовить его можно было единственным способом — любой, кто делал это иначе, был дураком и мошенником.

Прошли десятилетия с тех пор, как эти люди ели блюда, из-за которых так переживали. Но лишь немногие сами готовили их (для этого и нужны были матери). Но это не имело значения: традиция разглагольствовать о еврейской еде восходит к Библии. Споры о законах кашрута всегда будут превалировать над проблемой вкуса. «Как приготовить рыбу-меч?» — это не совсем еврейский вопрос. «Если рыба-меч потеряет чешую в процессе созревания, можно ли мне ее есть?», — вот в чем вопрос.

 

Ответ, конечно, зависит от того, кого вы спросите. Ортодоксальные раввины говорят «нет», консервативные и реформистские – «да». И поскольку мы имеем дело с еврейской традицией, есть несколько ортодоксальных диссидентов, которые согласны с консерваторами в принципе, но не на тарелке: они уверены, что рыба-меч кошерна, но все равно не собираются ее есть.

Когда то, что запрещено Аврааму, разрешено Исааку, когда Яаков согласен с Исааком, но ведет себя как Эсав, рецепты — это последнее, что нам нужно. Когда имеешь дело с кухней, чье фирменное блюдо не имеет фиксированных ингредиентов и основано на идее употребления горячей пищи в день, когда готовить запрещено, само блюдо может превратиться в абстракцию.

Эта склонность мыслить категориями, а не ингредиентами, приводит к тому, что взгляд на еду не зависит от наличия еды. Носители восточноевропейского идиша были нацией критиков еды, которым не хватало еды, и их вкусы чаще были вопросом теории, чем практики. Народная песня на идиш «Бульбес», где никто ничего не ест, кроме картофеля, упомянутого в заголовке, исполнялась людьми, которые были рады возможности жаловаться. Слишком много картофеля означало, что они все же что-то едят, и какие бы проблемы их не одолевали, по крайней мере, они не в Ирландии (намек на Ирландский картофельный голод 1845 — 1849 гг.).

 

Но как бы ни были голодны евреи, все равно многое они не ели. Бесконечные поиски запрещенных ингредиентов или незаконных сочетаний порождают образ мышления, при котором еда становится поиском проблем. Отношение, призванное защитить волю Всевышнего, сохранилось как своего рода культурный рефлекс среди не очень традиционных евреев. Религиозные вопросы (разрешена ли индейка? А как насчет желатина? Можно ли разрешенную пищу А есть с разрешенной пищей Б без метафизического наказания?) легко секуляризируются в столь же щепетильные вопросы о калорийности и способах производства пищи. Поиск недостатков в еде — даже если она бесплатная — возможно, единственное традиционное занятие, в котором современные евреи более искусны, чем их предки.

II

Большая часть информации о питании евреев Центральной и Восточной Европы до середины XIX века содержится в раввинской литературе о диетических законах, а не в поваренных книгах. До выхода в свет в 1896 году первой поваренной книги на идише, популярная кулинарная литература сводилась к справочникам, объясняющим, какие из полудюжины предпраздничных благословений следует произносить над продуктами, которые читатель должен был знать, как приготовить. Так, например, сыр требует одного благословения, блинчики и сырник — другого, бутерброд с сыром — третьего, а также ритуального омовения рук. Предварительные благословения определяют, какое из трех заключительных благословений нужно произнести по окончании еды.

Традиционная еврейская еда настолько сложна, что раввины тратят большую часть своего времени, отвечая на вопросы вроде: «Я пролил столовую ложку молока в кастрюлю с куриным супом. Что мне делать, и могу ли я продолжать есть суп?». Что делать с супом? Что делать с кастрюлей? Что делать с ложкой, если она коснулась кастрюли? Относительное количество молока и куриного супа может сыграть роль в принятии решения. Есть и человеческий фактор: если раввин запретит суп, придется ли семье голодать? Если да, то, возможно, он найдет какое-то малоизвестное постановление, позволяющее разрешить блюдо, не разгневав Господа и не расстроив соседей.

Передышки нет. Каждый кусочек каждого блюда наполнен моральной и ритуальной драмой, и представление продолжается после того, как сценарий был изменен:

— Стакан молока к вашей ветчине, господин Шварц?
— Молоко? С ветчиной? Фе!

Как ни трудно соблюдать диетарные законы, заглушить их отголоски после того, как вы от них отказались — не легче. Как говорится в Талмуде, им пога, нога (коснешься, и оно коснется в ответ). То, с какой готовностью китайскую еду приняло первое поколение восточноевропейских иммигрантов, переставшее соблюдать кашрут — отчасти объясняется тем, что еда эта находилась далеко за гранью кулинарной респектабельности и была столь необычна, что большинство людей не хотели знать, что в ней содержится. Китайская еда была «где-то к востоку от Эдема» ресторанного мира, где нет десяти заповедей, а понятия «еврейский» и «христианский» совершенно неуместны. Обычные опасения «белых» в отношении гигиены китайских ресторанов звучали смешно для людей, называемых грязными евреями. Действительно, китайская еда давала еврейскому потребителю беспрецедентный шанс самому стать «белым». Больше, чем просто дешевый и вкусный отдых от кошерной пищи, это было редким шансом взять отпуск от кошерного мышления. (Китайская еда, впрочем, близка евреям, поскольку в ней не используются молочные продукты, и нет риска смешения мясного и молочного, — прим. переводчика).

Хотя кашрут больше не играет центральной роли в повседневной жизни большинства американских евреев, многие из них продолжают ассоциировать различные «еврейские» даты с «еврейской» едой. Для большинства американских евреев календарь праздников сократился до редких семейных ужинов с блюдами, которые считаются традиционными. Наряду с похоронами и обрезанием, такие ужины часто оказываются столь близкими к еврейским памятным датам, что их меню олицетворяет всю совокупность еврейских социальных и религиозных признаков.

В обществе, где нет дискриминации по признаку вероисповедания, еда становится универсальным и понятным выражением еврейской идентичности. Употребление еврейских блюд или соблюдение кашрута — это способ самопрезентации — иногда как «иного», иногда как «одного из нас».

Как и другие слова и фразы на идише, которые так же неуместны в обычном английском, как шарики мацы в гоголь-моголе, названия еврейских блюд — это способ сообщить всем участникам игры, что говорящий скрывает больше, чем обычно демонстрирует на публике. Мое отношение к мистеру Бернсу из «Симпсонов» навсегда изменилось, когда он пришел на ужин и объявил: «Смотрите, я принес кугл». Уже на следующей неделе я попросил гефилте фиш в итальянском ресторане «Дельмонико».

III

Еврейская еда, о которой мы говорим, — это еда ашкеназских евреев. В отличие от своих единоверцев сефардов, ашкеназы упорно сопротивлялись аккультурации. Сефарды гораздо лучше воспринимали внешние атрибуты общества, в котором жили, и быстро перенимали многие манеры и привычки своих нееврейских соседей в таких разных местах, как Голландия и Греция, Сербия и Египет. Таким образом, если сефардская кухня значительно отличается от страны к стране, то ашкеназская — это вопрос региональных вариаций на относительно небольшое количество тем.

Тяжелая, неуловимая и, как только она появилась в Восточной Европе, наполненная ароматами других мест, еда носителей идиша — это кухня, которую никто не осмелится назвать высокой. Еврейская кухня — это гастрономическое дополнение к языку, который сотни лет называли жаргоном. Эта еда простых людей продолжает вызывать волнение и сегодня, даже у людей, которые никогда ее не пробовали, или не всегда понимают еврейское происхождение клубничного бублика, на который они намазывают свою нутеллу.



Как наполнить себя тестостероном до краев, или Бес в ребро внутримышечно

 

Как наполнить себя тестостероном до краев, или Бес в ребро внутримышечно


70-летний мужчина с высоким уровнем тестостерона биологически младше 40-летнего с низким уровнем этого гормона. Так нельзя ли подбавить топлива, если внутренние резервы начинают истощаться? Сейчас расскажем!

 33

Светлана Калинченко

Светлана Калинченко

ЭНДОКРИНОЛОГИЯ

Доктор медицинских наук, заведующая кафедрой эндокринологии и профессор кафедры клинической андрологии Российского университета дружбы народов

«А лекарям и брадобреям надлежит плестись во хвосте армии, дабы своим гнусным видом не омрачать доблеснаго вида ея», — писал когда-то Петр Первый в своем указе.

Фото №1 - Как наполнить себя тестостероном до краев, или Бес в ребро внутримышечно

С тех благословенных пор минуло триста лет, и лекари и брадобреи уже не согласны плестись в хвосте. Лекари и брадобреи встали с колен и подняли головы. Особенно лекари. Они норовят влезть со своими советами во все области жизни простого человека и даже обзавелись своей философией, которая на сегодняшний день выглядит примерно так.

Раньше, например во времена Петра, миссией врача было спасение жизни. Весь XX век медицина боролась с болезнями, пытаясь эту спасенную жизнь продлить. Сегодня задача медицины, во-первых, не допустить болезнь, а во-вторых, сохранить и продлить не только саму жизнь, но и ее качество.

Главным врагом медицины XXI века, таким образом, стала не смерть, а старость. Старость разобрали по винтикам, нашли десятки пагубных процессов, развивающихся с годами в организме, и принялись их тормозить.

Особенно занимают медицину в последние двадцать лет половые гормоны — мужской тестостерон и женский эстроген, уровень которых начинает снижаться лет с тридцати пяти. Есть подозрение, что возраст — это всего лишь отражение гормонального фона. И семидесятилетний мужчина с высоким уровнем тестостерона биологически младше сорокалетнего с низким уровнем этого гормона. Так нельзя ли подбавить топлива, если внут­ренние резервы начинают истощаться?

Функции тестостерона

Фото №2 - Как наполнить себя тестостероном до краев, или Бес в ребро внутримышечно

Для начала вспомним, чем конкретно занимается в мужском организме тестостерон и откуда он берется. Тестостерон — важнейший из мужских гормонов, андрогенов. Вырабатывается он в яичках и немного в надпочечниках (общий объем — 4—10 мг в день), а исходным материалом для него служит холестерин. Тестостерон выполняет кучу функций в мужском организме. Эту кучу можно разделить на две кучки поменьше.

Первая кучка функций — андрогенная. Сюда входят половое созревание, влечение, рост волос на теле, агрессивность, сперматогенез и вообще жизненный тонус.

Вторая важная кучка функций — метаболическая, она же анаболическая. При деятельном участии тестостерона растут мышцы, образуются красные кровяные тельца, регенерируют ткани, сжигается жир, происходит липидный обмен в печени… В общем, от мозга до костей, от кожи до ногтей — везде нужен тестостерон.

Уровень нашего главного гормона меняется в течение суток: утром его больше, вечером — меньше. По разным оказиям он может понижаться или повышаться. Например, после физических нагрузок или семяизвержения уровень тестостерона падает, переплавляясь в гормон радости — серотонин. После этого в мозг идет сигнал: давай, мол, подкинь коксу! Мозг посылает в яички ответный сигнал, и они принимаются производить тестостерон особенно активно. Как только его концентрация возвращается к норме, мозг дает отбой. Это называется «баланс тестостерона в организме».

Данная схема выглядит несколько упрощенно, на самом деле в этот круговорот вовлечено еще несколько десятков гормонов и белков, находящихся в весьма сложных взаимоотношениях, но для нас важна суть.

Здоровый мужчина

Фото №3 - Как наполнить себя тестостероном до краев, или Бес в ребро внутримышечно

Многократно замерив концентрацию тестостерона друг в друге и во всех подряд, современные лекари сформулировали понятие «здоровый мужчина». Это индивидуум, сохраняющий возможность и желание полового акта в той мере, как это было у него в 25—30 лет. Именно в этом возрасте мужчина отходит от подростковой гиперсексуальности и выруливает на гормональное плато.

Кстати, если уж говорить о интимной сфере жизни, всех всегда интересует, какова эталонная частота этого вида активности. Тут доктора, как всегда, дают уклончивый ответ: все зависит от человека. Есть, мол, три типа половой конституции: сильная (потребность раз в день и чаще), средняя (раз в неделю и чаще) и слабая (реже раза в неделю).

Как и конституция тела, половая конституция дана нам от рождения, и любой из трех ее типов является нормой. Куда важнее не абсолютные показатели, а относительные. В смысле, равняться надо не на Рокко Сиффреди, а на самого себя в 25 лет. И пока твоя потребность не падает, ты здоров.

Также весьма важным показателем здоровья является отсутствие жировых отложений на животе. Дело в том, что тестостерон и жир связаны круговой порукой. Первый, как мы выяснили, обеспечивает сжигание второго, так что, если тестостерон падает, то жир тут как тут, причем именно на животе. Если же некто просто много жрет и, невзирая на усилия нашего любимого гормона, равномерно обрастает жиром, это нарушает секрецию тестостерона, что, в свою очередь, вызывает ожирение, и т. д.

Об отношении современной медицины к упитанным людям мы подробно поговорим в следующей главе, а сейчас для нас важно, что тот самый «здоровый мужчина» должен иметь окружность талии не более 94 см. Каким бы странным это ни казалось на первый взгляд, но окружность талии не зависит от роста и общего водоизмещения. При нормальном гормональном фоне талия будет оставаться узкой, будь ты хоть двух метров роста.

Если какой-либо из этих весьма арифметических параметров (относительная частота половой активности в разах в неделю, охват талии в сантиметрах) меняется с годами — значит, идет старение. Что в терминах медицины XXI века аналогично болезни.

 

Рожденный ползать

Гипогонадизм — патологическое состояние тотальной нехватки половых гормонов. Его можно заработать разными способами, но примерно один мужчина из пятисот рождается с врожденным гипогонадизмом, или, как его называют эндокринологи, синдромом Клайнфельтера. Это не такой уж маленький процент, если вдуматься.

Симптомы — бесплодие, ожирение, нарушение половой функции, боли в спине — очень долго вводили в заблуждение врачей своим разнообразием, и несчастных жертв синдрома лечили от всего подряд — от остеохондроза до диабета. В последнее время врожденный гипогонадизм успешно лечится с помощью гормональной терапии.

Причины и симптомы недостатка тестостерона

Признаки дефицита тестостерона

Подлая природа совершенно не заинтересована, чтобы мы жили долго. Ей надо, чтобы мы выросли, размножились, вырастили потомство и быстренько освободили квартиру для следующих поколений (что, конечно, идет вразрез с планами большинства из наших читателей). Именно поэтому концентрация тестостерона внутри мужчины снижается примерно на 1,5—2% в год начиная с 30 лет.

Помимо этой как бы естественной причины андрогенный дефицит может быть вызван разными болезнями, приемом психотропных препаратов или наркотиков, травмами, ну и, конечно, стрессами, перегрузками, плохой экологией, неправильным питанием, вредными привычками, бла-бла-бла… А сейчас мы окинем суровым взглядом типичные симптомы нехватки тестостерона.

  • Самое страшное, что может случиться с мужчиной, по мнению медицины XXI века, — это ожирение. Если еще недавно его считали тревожным симптомом и фактором риска, то сегодня ВОЗ официально включила ожирение в международную классификацию болезней в качестве самодостаточного диагноза. А жировая ткань — это по новым правилам уже не пассивное депо жира, а активный орган эндокринной системы, поскольку в ней вырабатывается гормон жира лептин, ведущий, в частности, к снижению тестостерона. Также ожирение снижает иммунитет, вызывает гипертонию и ассоциировано с двадцатью видами рака. Ничто не старит организм так бойко, как ожирение. Оно, как мы уже говорили, может быть как причиной, так следствием низкого тестостерона. В общем, если ты заметил постепенное разрастание жировых отложений именно на талии, то, скорее всего, это следствие. Измерь себя веревочкой. Талия больше 94 см — сигнал тревоги. Талия больше 102 см — сигнал опасности и гарантия того, что старение идет опережающими темпами, а тестостерон плетется в хвосте, как лекари в петровской армии.

     

  • Снижение тестостерона — это снижение полового влечения, а именно: ухудшение возможностей к проведению полового акта, урежение эрекции, снижение объема эякулята, эректильная дисфунция и т.д. Если вдруг пропали утренние эрекции, ничего уже не хочется, или хочется, но как-то не так, или оргазмы, понимаешь, стали какие-то неяркие — все это повод подозревать свой тестостерон в измене.

     

  • Тестостерон — естественный антидепрессант. Так что снижение настроения, бессонницу, раздражительность, ухудшение внимания, да и саму красавицу депрессию можно отнести на его счет.

     

  • Снижение мышечной массы. Даже если мужчина правильно питается и ходит в спортзал, при сниженном тестостероне у него начнут худеть руки, ноги и ягодичные мышцы. Если ты видел в бане гладкое место на месте попы у пожилых мужчин, то понимаешь, о чем речь. Это классика возрастного андрогенного дефицита. Также снижается эластичность мышц — например, мочевого пузыря. Именно поэтому с возрастом мужчины начинают чаще бегать в туалет и даже вставать ночью. В норме человек должен спать всю ночь, и даже один подъем до ветра — это уже показатель.

     

  • Прочие симптомы. Вегетососудистые расстройства (внезапные приливы крови к голове и шее, колебания давления, головокружения, потливость), снижение плотности костной ткани, снижение гемоглобина, уменьшение количества волос на теле, сухость кожи и потеря ее эластичности (например, появление носогубных складок)… Если ты заметил у себя что-то из этого скорбного списка, но не мог найти причину, то… Ну, ты в курсе.

    Анализы

Фото №4 - Как наполнить себя тестостероном до краев, или Бес в ребро внутримышечно

В качестве самопроверки можно устроить следующие эксперименты. Ущипни себя за локоть в его разогнутом состоянии. Если кожа сухая и долго не приходит в исходное состояние — это симптом. Прими какую-нибудь веселую таблетку — виагру, сиалис или левитру. Если во время полового акта ты заметишь драматичное улучшение качества эрекции, прямо вот небо и земля по сравнению с обычном ходом событий, — это симптом.

Тестостерон не так уж просто вывести на чистую воду с помощью анализов. Техника только недавно стала способна точно замерять его уровень в крови, при этом она все еще сравнительно дорогая, не говоря о том, что сам гормон гуляет в течение дня. Поэтому во многих лабораториях пациенту выдадут весьма приблизительный результат. (Наш консультант Светлана Калинченко рекомендует московские лаборатории Эндокринологического научного центра и «Диалаб»).

Другая проблема — это размытые границы нормы. ISSAM (Международное общество по изучению вопросов старения у мужчин) рекомендует оставаться в диапазоне 12—35 нмоль/л (35 — утром, 12 — перед сном). Какие именно показатели нужно измерить и как понять результаты — см. картинку ниже.

Однако главный показатель, как уже было замечено, не абсолютный, а относительный. В клинике профессора Калинченко даже изобрели такую штуку, как «мужской паспорт». То есть документ, в котором желательно зафиксировать свой уровень тестостерона на пике формы (в 25—30 лет), а потом сверяться с ним в течение жизни.

И если даже по абсолютным показателям мужчина еще ого-го, то относительно самого себя десятилетней давности он может существенно сдать позиции и чувствовать себя эге-ге. Тогда это будет называться «относительный андрогенный дефицит», что, конечно, куда лучше, чем абсолютный, но тоже не подарок.

Как читать анализ крови на тестостерон

Андрогенотерапия

Еще лет тридцать назад возрастной дефицит тестостерона у мужчин бы мало изучен, а понятия «андропауза» (мужской климакс) не существовало вовсе. Сегодня же прогрессивная медицина считает андропаузу отклонением от нормы и предлагает разные методики ее лечения. Все они так или иначе подходят под определение «гормональная терапия», что для консервативной медицины по-прежнему звучит несколько пугающе. Пациенту, решившемуся на вмешательство в эти тонкие механизмы, нужно предварительно проконсультироваться со специалистом, заслуживающим доверия, а лучше — с несколькими.

Лобовое решение — заместительная терапия. Когда яички наотрез отказываются вырабатывать тестостерон, можно начать получать его извне в виде препаратов сустанон, омнадрен или — более новый вариант — небидо. Они существуют в виде гелей, пластырей или жидкости для внутримышечных инъекций. Дело это нехлопотное, иногда бывает достаточно нескольких инъекций в год. При правильно подобранной терапии побочки быть не должно. Но если что, к нежелательным эффектам относят: нарушение сперматогенеза, прыщи и активизацию процесса облысения по мужскому типу.

Раньше инъекции тестостерона связывали с онкологическими рисками для простаты, сегодня эти опасения признаны необоснованными, заверила нас профессор Калинченко. Заместительная терапия, как нетрудно догадаться по названию, замещает собственный тестостерон, поэтому чаще всего переходит в категорию пожизненного хобби. По крайней мере, если ты видишь себя в отдаленном будущем бодро скачущим, активным в постели старикашкой, смирись с этим фармакологическим костылем.

Невозможность слезть с длительного курса заместительной терапии объясняется еще и тем, что при постоянно высоком уровне тестостерона перестают поступать сигналы в мозг о его нехватке и сам механизм этой регулировки постепенно атрофируется. Можешь спросить у знакомых культуристов, так любящих «суст» и омнадрен: по окончании курса они еще несколько месяцев ходят вялые и пассивные.

Фото №5 - Как наполнить себя тестостероном до краев, или Бес в ребро внутримышечно

Куда более гуманный вариант для мужчин среднего возраста с относительным андрогенным дефицитом — это стимуляция выработки собственного тестостерона. Пациент получает аналог гормона гонадотропина, который, собственно, и сигналит яичкам, что пора активизироваться.

Препарат (например, хорагон) вводится в виде инъекций и как бы заново запускает гормональный мотор. Продолжительность курса измеряется неделями. После его окончания баланс тестостерона налаживается и, в отсутствие пагубных факторов, может оставаться таковым долго. В отличие от заместительной терапии, стимулирующая не может устроить в организме передозировку тестостерона и нарушить естественные механизмы его выработки (яички не могут дать больше, чем нужно), так что в крайнем случае через годик, по окончании действия препарата, ты вернешься на исходную позицию усталый, но довольный.

Ну и напоследок самый простой вариант вернуть тестостерону былую густоту — просто отдохнуть. Если ты еще не стар, не болеешь ничем серьезным, не страдаешь ожирением и при этом находишь у себя симптомы андрогенного дефицита, то причину надо искать в перегрузках и стрессах. Уволься с работы, сдай квартиру и переезжай в теплые края. Там твои мужские гормоны воспрянут, если только ты не начнешь сходить с ума от скуки. Ведь безделье — это тоже стресс!

Александр Маленков



Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..