суббота, 28 сентября 2019 г.

ПОЗДРАВЛЕНИЕ ОТ МИРОНА АМУСЬЯ


Шана Това

Miron Amusia
Приложения20:24 (38 минут назад)
https://mail.google.com/mail/u/0/images/cleardot.gif
https://mail.google.com/mail/u/0/images/cleardot.gif

      28.09.18 Дорогие наши родные и друзья!

             Поздравляем вас с наступающим 5780 годом. Пусть он принесёт всем нам удачу, здоровье, достаток. Надеемся, что встретим его весело и радостно. Пусть он будет мирным и благополучным для всего Израиля, всего человечества. Это чрезвычайно важно для каждого из нас.
             Это год был, как и вся череда последних лет, годом уверенного и устойчивого развития Израиля, роста населения, укрепления международного влияния, повышения уровня жизни населения, развития промышленности, науки, культуры. Нет буквально ни одного показателя, характеризующего достижения страны, по которому этот год был хуже предыдущих лет. Напротив, рост и успехи налицо, Так, по данным ЦСБ страны, население Израиля, самое молодое для развитых стран, уже перевалило 9.09 млн человек, более 74% которых евреи, а продолжительность жизни стала выдающейся: 84.2 года для женщин, и 80.7 - для мужчин. Довольны своей жизнью в стране 89% населения. Это почти рекордная для всего мира цифра. Однако. наряду с успехами, у жителей страны развилась и привычка к ним, потребность всё больших по величине и всё более впечатляющих успехов. Это опасное настроение, нечто вроде синдрома пушкинской старухи из бессмертной сказки о рыбаке и рыбки.
             Есть и настроения недовольства среди заметной части населения. Оно определяется в первую очередь тем, что не удаётся прекратить ракетные обстрелы Юга Израиля. Некоторые видят здесь проявление слабости правительства, а не проблему, сложность которой определяется широкой материальной, логистической, технологической и организационной поддержкой террористов извне, в том числе мощными режимами, для которых сохранение террористического давления на Израиль есть важнейший элемент их внешней политики на Ближнем востоке. Тревогу у некоторых вызывает и рост цен на продукты питания, несмотря на то, что он есть неизбежное сопровождение роста ВВП, приходящегося на душу населения.
             Успехи страны рассматриваются некоторыми как присущая Израилю данность, не требующая особых способностей и усилий от руководства. Большую дестабилизирующую роль сыграл и направляемый СМИ поток обвинений в адрес действующего ПМ, абсурдных по существу, но убеждающих лишь за счёт непрестанного повторения. Противникам ПМ удалось безумный лозунг «Только не Биби!» сделать центром избирательной кампании в апреле 2019. Невозможно забыть ту роль, которую сыграл глава «русской» партии Либерман в развале правой коалиции, что привело к повторным выборам. Затем, проиграв, он развернул постыдную антирелигиозную кампанию, что чревато скорыми новыми выборами. Стране нанесён большой материальный и моральный ущерб. Надеемся, однако, что Израиль не постигнет судьба древних предшественников, погибших из-за внутренних противоречий.
             В ближайшие дни начинается оценка того, что сделано нами за год, и решается судьба каждого на год следующий. Должно быть осуждено то плохое, что сознательно или бессознательно сделало другим. Это требует не всепрощения, не непротивления злу, а умения взвешенно отделить друзей от врагов, непростительное преступление от проступка. Наверное, в этот величественный период – между Рош ха Шана и Йом Кипур - не следует судить других, оставив Богово Богу.
             С Новым Годом и хорошей записью в Книге Судеб! Шана това у метука вэ гмар хатима това!
             С уважением и любовью к патриотам и друзьям Израиля, Анэта и Мирон Амусья.

ЕВРЕИ ИЛИ ИЗРАИЛЬТЯНЕ


 
Мне один русско-еврейский интеллигент, из журналистов, как-то выговаривал в некотором подпитии: "Стыдно быть патриотом, националистом и сионистом. Пошлость и чистый мовитон - говорить о любви к своей родине, как к жене там или детям. Всё это - чувства интимные и держать их надо при себе". Потом он с гордостью признался, что сам он далек от "этих глупостей" и гордо заявил, что он гражданин мира. Тогда подумал: вот воспитан человек в СССР, на лучшей классике и забыл: Россия вон какая огромная, на пол света разлеглась. Ее люби, не люби - с места не тронешь, не столкнешь, хотя и её любили люди не последние, вроде Сергея Есенина или Василия Шукшина, и в этом честно признавались. А Израиль у нас - вон какой, меньше Крыма. Он, возможно, только на любви нашей и держится. Понятное дело, трындеть об этом постоянно - дурной вкус, хвалиться своим патриотизмом, национализмом, сионизмом - просто глупо, но носить все это в себе - совсем не грех, а вот быть в Израиле не евреем, а гражданином мира и с гордостью объявлять об этом - чистейшая пошлость, и даже хуже, что-то, вроде креста на шее и предательства.
Усопший Перес Шимон считал, что в нашем государстве должны жить израильтяне, а не евреи. Этот, гуру левых Израиля, мечтал от той же ассимиляции в "граждан мира". Дорого нам обошлись эти мечты. Не дороже, конечно, чем русским евреям-большевикам после 17-го года, или немецким в Германии, любившим свою родину больше коренного народа, но все-таки... Зря я об этом опять вспомнил. Известное дело: история ничему, никого не учит. Вот наши, недавние выборы, совсем уж близкая история, а кого, чему они научили? Как боролись евреи с израильтянами (гражданами мира), так и боремся.

ХРИСТИАНСТВО ПРИ КРЕЩЕНИИ РУСИ ВОСПРИНИМАЛОСЬ КАК РЕЛИГИЯ МУДРОСТИ. В ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЬ ТОМУ, ВО ЧТО ЕЕ ПРЕВРАТИЛИ

ХРИСТИАНСТВО ПРИ КРЕЩЕНИИ РУСИ ВОСПРИНИМАЛОСЬ КАК РЕЛИГИЯ МУДРОСТИ. В ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЬ ТОМУ, ВО ЧТО ЕЕ ПРЕВРАТИЛИ

ЮБМ
Kijów - Sobór Mądrości Bożej 01.jpg
 Собор Мудрости (Софийский Собор) в Киеве

Saint Sophia Cathedral in Novgorod.jpg
 Собор Мудрости (Софийский Собор) в Новгороде
Image result for софийский собор в константинополе
Софийский Собор в Константинополе
Image result for парфенон в афинах софийский собор фото
Парфенон в Афинах, перестроенный и освященный как главный Храм величайшего города Древности Собор Мудрости
После крещения Руси Владимиром был возведен первый христианский храм на Руси Софийской Собор. Чему посвящен он? Мудрости. София в переводе с греческого мудрость. Значит христианство после его принятия воспринималась как религия Мудрости Небесной. Вера, Надежда, Любовь и матерь их Cофья последняя не переводится довольно коварно. Вера Надежда Любовь и матерь их Мудрость означает, что мудрость мать веры. Мудрость мать надежды. Мудрость – матерь любви. Не вера мать мудрости, а мудрость мать веры.
Собор небесной мудрости остается главным храмом Киева по сей день. Так же как Софийский Собор в Новгороде Великом, возведенный примерно тогда же, в 10 веке (первое упоминание в 989 году). Так же как Главный Собор Православия Святая София в Константинополе. Так же как Парфенон в Афинах, храм богини мудрости Афины, при патриархе Павле III Константинопольском перестроен и освящен как храм Св. Софии -  Мудрости Небесной. В Москве же ничего подобного мы не видим. Даже тот факт, что в Киеве со времен Владимира Святого главным храм является Софийский Собор – коварно не переводимый на русский как Собор Мудрости -  знаменательно. Какая уж мудрость если крепостных обучать грамоте запрещалось наистрожайше.
Таким образом, во всех Главных Городах Православия Главный Храм Города, империи и страны был Храм Мудрости (Софийский Собор). Во всех за исключением Москвы считающей себя Главным Городом Православия в Мире.
В различии отношения к мудрости в Новгороде Великом, Киеве, Константинополе и Афинах с одной стороны и в Московском Государстве с другой – основа различных направлений развития. Разного понимания Православия. Разного представления об автокефалии. И разного понимания христианства.
В этой панораме и в этой реторспективе отделение Украинской Церкви от подчинения Московской Патриархии выглядит не только естественным, но также и неизбежным 

ТОЛЬКО В ИЗРАИЛЕ (20 ФОТО)

МИХАИЛ ТАНИЧ - АВТОР ЛЕГЕНДАРНЫЙ

УМЕР МАРК ЗАХАРОВ

Умер Марк Захаров

Марк Захаров
Умер художественный руководитель театра «Ленком» Марк Захаров. Об этом сообщает ТАСС со ссылкой на директора театра Марка Варшавера.
«Умер последний из могикан», — сказал Варшавер.
Народный артист СССР скончался на 86 году жизни после продолжительной болезни. О времени прощания и похорон будет известно позже.
В конце августа сообщалось о госпитализации Захарова. Отмечалось, что театральный режиссер попал в реанимацию в тяжелом состоянии. У него диагностировали двустороннее воспаление легких.
Марк Захаров руководил «Ленкомом» на протяжении 35 лет. Одна из самых известных его театральных работ — рок-опера «Юнона и Авось». Среди фильмов, постановщиком которых он стал, — «Обыкновенное чудо», «Тот самый Мюнхгаузен» и «Двенадцать стульев» с Андреем Мироновым в роли Остапа Бендера.

Афера Гохманов, или как купцы из Одессы надули Лувр на 200 000 франков

Афера Гохманов, или как купцы из Одессы надули Лувр на 200 000 франков

Афера Гохманов, или как купцы из Одессы надули Лувр на 200 000 франков
ФОТО С САЙТА RU-SLED.RU
В 1896 году Лувр заплатил гигантскую сумму в 200 000 франков за корону скифского царя Сайтоферна, якобы найденную на раскопках его могилы неподалеку от Очакова. Находку привез в Париж одесский купец Шепсель Гохман, который вместе с братом Лейбой занимался продажей археологических редкостей. Семь лет тиара была одной из главных достопримечательностей музея, пока благодаря "шутке" художника с Монмартра не выяснилось, что она  не более чем весьма искусная подделка.

Как купцы нашли золотую жилу

Братья Шепсель и Лейба Гохманы, купцы третьей гильдии, держали в Одессе на улице Херсонской, 17 (сейчас улица Пастера, прим. ред.) лавку колониальных товаров. Однако продажи чая, кофе и табака позволяли заработать на жизнь, но большой прибыли не приносили. То ли дело торговля антиквариатом! Причем не мебелью в стиле Людовика XIV или, например, драгоценностями елизаветинских времен, а археологическими находками. В 1891 году коммерсанты перебрались из Одессы в Очаков и купили здание в центре города на улице Репнина (сейчас улица Мира, прим. ред.), где открыли магазин, торгующий древностями.
Лавка древностей братьев Гохманов в Очакове, правообладатель www.ochakiv.info
Очаков был выбран в качестве нового места жительства неспроста – он находился неподалеку от раскопок древней Ольвии (от греческого "olbio" –- "счастливая") – крупнейшего античного города греческой колонии в Северном Причерноморье, разрушенного в середине третьего века нашей эры. В XIX веке его обнаружили археологи, и в "деревню ста могил" как мухи на мед слетались предприимчивые авантюристы и крестьяне из окрестных деревень, которые ради наживы занялись "черными" раскопками.
Ценности, найденные под землей, они сбывали, в том числе и Гохманам, которые давали неплохую цену, а после перепродавали товар коллекционерам втридорога. Однако вскоре братьям стало ясно, что спекулировать на рынке антиквариата сложнее, чем в кофейно-табачной отрасли, – предметы старины находили не каждый день, и их катастрофически не хватало. Тогда они придумали новый бизнес – открыли на "базе" своей лавки древностей цех по изготовлению подделок.
Одной из самых известных находок на месте Ольвии был "Декрет Протогена" – плита-колонна из белого мрамора с не до конца сохранившейся надписью, восхвалявшей "благосклонного к народу" Протогена за его добрые деяния. Так, например, он трижды от имени города откупался от скифского царя Сайтафарна (Сайтоферна), выделяя 400, 300 и 900 золотых монет на дары, которые тот требовал. Он выкупал заложенные архонтами ценные вещи, помогал горожанам в голодные времена и ссуживал деньгами городскую казну.
По-видимому, вдохновившись знаменитым "Декретом", братья Гохманы решили в первую очередь заняться подделкой плит и их фрагментов с сохранившимися надписями на древнегреческом. "Сырье" закупали здесь же, в окрестностях Очакова, или в Крыму. Рабочие в подпольной мастерской братьев сбивали с плит подлинные древние надписи и тут же наносили новые. Причем специально приглашенные специалисты не только составляли тексты, соответствующие знаниям историков об Ольвии, но и подбирали шрифты в зависимости от периода, в который эта надпись якобы была сделана. Правда, несколько раз мошенников удалось изобличить – в ряде надписей "эксперты" намудрили с падежами. Но и на это у Гохманов был ответ: а разве в древней Греции писцы не могли ошибаться? Правда, этот опыт они учли, и дальше "производили" плиты с грамматически безупречными текстами. Коллекционеры раскупали "новодел" как горячие пирожки, в 1892–1893 годах братьям даже удалось сбыть серию "находок" в Одесский археологический музей.
После успеха "мраморного бизнеса" коммерсанты решили заняться изготовлением подделок из золота. Причем действовали хитро: заказывали изделия "под старину" знакомым ювелирам, которые чаще всего и не знали, что занимаются изготовлением подделок, а "товар" сбывали в партии подлинных древностей или через третьи руки. "Продавцов" Гохманы вербовали среди тех самых крестьян, которые поставляли им ценности с раскопок. Например, известно о некой Анюте из села Парутина, которая приносила "древности", смешанные с настоящими ценностями, коллекционерам или в музей и подробно рассказывала, где именно и при каких обстоятельствах была сделана находка. А один раз "агентам" Гохманов даже удалось незаметно подбросить подделку в раскопанную древнюю могилу и дать покупателю найти ее самостоятельно. Само собой, у того даже подозрений не возникло, что вещь – не настоящая.
Первой крупной жертвой мошенников стал коллекционер по фамилии Фришен из Николаева. К нему явились парутинские крестьяне, которые признались, что нашли "старинные" кинжал и корону, вскапывая огород. За обе находки они попросили "всего-навсего" 10 000 руб. Обрадованный любитель древностей выложил требуемую сумму, а потом решил на всякий случай показать покупку эксперту. Директор Одесского археологического музея Эрнест фон Штерн заявил Фришену, что его обманули, но деньги к тому моменту были переданы, а "огородников" и след простыл. Гохманы же получили "подъемные" для организации нового и весьма прибыльного бизнеса.

Миссия: обмануть Лувр

После нескольких удачных "операций", в результате которых ольвийские подделки за хорошие деньги были проданы в музеи Кракова, Франкфурта-на-Майне и Парижа, Шепсель Гохман решился на главную аферу в своей жизни. Помните царя Сайтоферна, который все время требовал даров, и доброго грека Протогена, которого сограждане поблагодарили за выделение средств на подарки? Вот и мошенники о них не забыли.
Гохман рассуждал так: раз плита с благодарственной надписью сохранилась не полностью, в ней могло быть все, что угодно. Например, сведения о том, как жители Ольвии преподнесли Сайтоферну золотую корону. Именно ее удачную имитацию и привез старший из братьев-коммерсантов в Вену в феврале 1896 года.
Вскоре после его приезда на столы представителей директората Венского императорского музея, специалистов по древностям, профессоров Бруно Бухера и Гуго Лейшинга легла визитная карточка от неожиданного посетителя, обещавшего сенсацию. "Г-н Гохман, негоциант из Очакова. Колониальные товары и антикварные предметы", значилось на ней. Заинтригованные ученые приняли коммерсанта и после обязательного обмена любезностями поинтересовались, зачем тот пожаловал.
Шепсель Гохман был опытным жуликом и хорошим психологом, – цитирует Виктора Фельдмана, бывшего старшего библиографа научной библиотеки Одесского национального университета имени Мечникова журналист Александр Левит. – Из потрепанного кожаного саквояжа Гохман извлек и положил на стол перед членами директората золотые фибулы (пряжки, скреплявшие одеяния на плечах древних греков) и серьги работы древнегреческих мастеров. Дав полюбоваться этими редкостями и психологически подготовив партнеров, он вынул какой-то предмет, завернутый в шерстяные тряпки и, развернув, торжественно объявил: "Тиара скифского царя Сайтоферна"
Эффектный жест заставил ученых мужей восхищенно ахнуть. "На столе, излучая мягкое матовое сияние золота, стояла древняя чеканная тиара изумительной работы и превосходной сохранности. Только в одном месте виднелась небольшая вмятина, словно от меча, но украшения вокруг почти не были повреждены. Тиара представляла собой куполообразный парадный шлем-корону, чеканенный целиком из тонкой золотой полосы…" – писали позже Бухер и Лейшинг.
Тиара Сайтафарна, фото с сайта faberge-museum.de
Красота изделия поражала. Изготовленный из золота шлем-корона высотой в 17,5 см, диаметром в 18 см и весом в 486 граммов разделялся чеканным орнаментом на несколько горизонтальных поясов (фризов). На главном из них – в самом центре – изображались сцены из "Одиссеи" и "Илиады" Гомера, на втором фризе скифский царь охотился на крылатого зверя, на третьем изображения всадников-скифов чередовались с фигурками быков, лошадей и овец. Верхушку короны венчала свернувшаяся клубком змея, поднявшая голову. Между вторым и третьим поясами вилась дарственная надпись "Царя великого и непобедимого Сайтоферна. Совет и народ ольвиополитов", сделанная тем же шрифтом, что и в декрете Протогена. Восхищенные ученые сразу предположили, что шлем преподнесли Сайтоферну жители Ольвии, а на отбитом куске плиты говорилось именно о нем.
– Герр Гохман, откуда у вас эта корона? – спросили они, затаив дыхание.
– Чудес на свете не бывает, хотя эта корона – чудо. Прошлым летом ученые люди вели раскопки в Ольвии и неподалеку от нее раскопали скифскую могилу, где был похоронен Сайтоферн с женой. Оттуда тиара и другие украшения, которые достались мне за очень большие деньги. Ведь надо, чтобы раз в жизни повезло бедному коммерсанту, – скромно ответил тот, добавив, что выложил за ценности все имеющиеся у него сбережения.
Следующим вопросом, который задали профессора был "Сколько вы за нее хотите?" Цена оказалась непомерной – 200 000 франков (около 90 000 руб. золотом). Однако директорат музея все равно пригласил экспертов, которые подтвердили не только высокую художественную ценность тиары, но и ее безусловную древность и античное происхождение. Венский музей, у которого не было запрошенной суммы, умолял сбросить цену или хотя бы продать сокровище в рассрочку, но Гохман решил поискать других покупателей.
Он заключил тайное коммерческое соглашение с венским коллегой – владельцем антикварной лавки Антоном Фогелем и его компаньоном маклером Шиманским, пообещав солидное вознаграждение, если те смогут продать корону за 200 000–400 000 франков. Фогель и Шиманский увезли тиару в Париж, предложив ее дирекции Лувра. Директор музейного департамента изящных искусств Кампфен и руководитель отдела античного искусства Эрон де Вильфос, как и их венские коллеги, пришли в восторг. Ни один из парижских экспертов также не заподозрил в тиаре Сайтоферна подделку. Лувр согласился на баснословную цену и даже готов был запросить требуемую сумму у парламента, но... тот находился на каникулах. В результате 200 000 франков собрали меценаты, с условием, что деньги им вернут. Что удивительно, так и произошло – парламент одобрил сделку задним числом и раздал луврские долги. Так главный французский музей приобрел, по иронии судьбы, 1 апреля 1896 года "вторую после Эйфелевой башни" парижскую достопримечательность, а коммерсанты получили по 40 000 и 74 000 франков за содействие, передав 86 000 своим российским компаньонам.

Подозрительная находка

Уже тогда научное сообщество, знающее цену "древностям" из Ольвии заподозрило неладное. Во-первых, о раскопках "могилы Сайтоферна" не знали ни крестьяне из Парутина, которые в буквальном смысле жили над Ольвией, ни работающие там постоянно археологи. Во-вторых, Гохманов к тому времени неоднократно подозревали в продаже подделок, но привлечь их к ответственности не удавалось.
Первым в газете "Новое время" о новой ценности Лувра, буквально через месяц после ее покупки, высказался профессор Петербургского университета Николай Веселовский. "Эта тиара могла быть просто сфабрикована в Очакове, где имеются специалисты по этой части", – дипломатично написал он, не упоминая конкретных имен. Директор Одесского археологического музея Эрнст фон Штерн, выступая на X Археологическом съезде в Риге, тоже приводил аргументы в подлинности тиары.
"Вероятно ли, даже возможно ли, чтобы ольвийцы осмелились грозному царю написать на лбу такую штуку? Поистине подобная идея может прийти в голову только современному поддельщику, у которого она, впрочем, и совершенно понятна, так как его воззрения не идут далее понятия о портсигаре с надписью, подаренном на именины", – писал в Записках Одесского Императорского общества истории и древностей его вице-президент, признанный эксперт по древним золотым украшениям, который консультировал Эрмитаж, Александр Бертье-Делагард.
Бертье-Делагард специально посетил Лувр и лишь укрепился в своих подозрениях. Он признал тиару Сайтоферна "превосходной работой, но, увы, новоделом. Правда, предположил, что подделка изготовлена в Вене, а не в Одессе, где не найдется настолько талантливых мастеров-ювелиров. Мюнхенский эксперт Адольф Фуртвенглер в августе все того же 1896 года опубликовал в журнале "Revue Cosmopolis" разгромную статью, в которой говорилось, что фигуры, изображенные на короне, выполнены отнюдь не в античном стиле, а прототипы ряда "персонажей" тиары можно найти на известных изделиях мастеров из разных мест и эпох.
"Разве это стиль античной пластики? Ведь это провинциальные актеры, подменяющие врожденную грацию и благородство древних героев театральным пафосом", – пытался изобличить подделку немецкий ученый, который посоветовал коллегам поскорее заменить тиару подлинным произведением древнегреческого искусства, а фальшивку отправить в плавильную печь".
Кроме того, он вполне обоснованно интересовался, с чего вдруг на тиаре богиня победы Ника увенчивает Сайтоферна, врага и захватчика Ольвии, лавровым венком, и предполагал, что жители полиса, скорее, должны были укреплять стены города, страдавшего от скифских набегов, чем дарить царю такую корону. "Окололуврское" научное сообщество не спорило с русскими учеными, не известными французской публике, но Фуртвенглеру было вынуждено ответить. Эрон де Вильфос, братья Рейнаки и Фукар устроили публичный спор в прессе, блеща остроумными и язвительными замечаниями. В основном же их аргументы сводились к тому, что ни в России, ни в Европе не найдется ювелира, способного изготовить подделку столь высокой художественной ценности, "с таким глубоким знанием и чувством античности". 
Что интересно, пока шел научный диспут, Шепсель Гохман и его "коллеги"-сообщники Фогель и Шимановский спорили в венском суде по поводу того, как справедливо разделить полученные за тиару деньги. Чуть позже кишиневский коллекционер П. Суручан уже в Одессе обвинил Гохмана в продаже ему подделок. Во время процесса впервые всплыло имя ювелира Израиля Рухумовского, которого назвали автором тиары Сайтоферна. Французский археолог Саломон Рейнак, когда до него дошли эти слухи, заявил, что по его данным такого ювелира в Одессе вообще не существует. Однако вскоре разговоры и научные споры стихли, а тиара продолжала сиять в витрине Лувра, привлекая внимание и вызывая восхищение посетителей.

А корона-то ненастоящая!

Изобличить мошенников удалось благодаря шутке эпатажного художника и скульптора с Монмартра Эллина Майенса, которого привлекли к ответственности за подделку картин известных мастеров. Он заявил судебному следователю, что намерен отомстить "миру художественных экспертов, торговцев и антикваров", разоблачая подделки. А на следующий день, 19 марта 1903 года, французская "Le Matin" опубликовала сенсационные разоблачения Майенса.
Наши национальные музеи вместо подлинных предметов искусства закупают подделки. Знаменитая тиара скифского царя Сайтоферна – тоже подделка. Я сделал макет этой короны, а золотых и серебряных дел мастер Бэрон сделал эту корону из чеканного золота под моим руководством", – говорил тот, утверждая, что подделку ему в 1984 году заказал некий господин Шпицен, заплативший за нее 4500 франков.
В Лувре сначала снисходительно заявили, что Майерс – всем известный мистификатор и его заявления – обман, однако на допросе у следователя тот еще раз сообщил, что все озвученное им журналистам – чистая правда. Однако подтвердить это ничем, кроме своих слов, не смог, поскольку мастер Бэрон, который якобы и сотворил шедевр, к тому моменту умер. Парижане вовсю смеялись над экспертами, севшими в лужу, а в городских кафе и на улицах распевали куплеты, в которых не щадили ни ученых, ни правительство, выделившее баснословные деньги на подделку. В Лувре же за три дня, с 20 по 22 марта, побывало рекордное количество посетителей, желающих посмотреть на скандальный экспонат – около 30 000 человек.
А 23 мая в "Le Matin" появилось новое разоблачительное письмо. Его автором был одесский ювелир Соломон Лифшиц, несколько лет назад переехавший в Париж. Он утверждал, что автор тиары его коллега из Одессы Израиль Рухумовский, который и не думал, что занят изготовлением подделки, а просто выполнял частный заказ, за который ему заплатили всего-навсего 1800 руб.
"Решаюсь писать вам в целях восстановления истины. Я могу вас уверить, что тиара была сработана моим другом Рухомовским. Мы познакомились в Киеве, затем встретились в Одессе, где я жил в 1895 году и до мая 1896 года. Я часто навещал моего друга и видел много раз, как он работал в своей мастерской над этой пресловутой тиарой, от начала до конца, и не подозревал тогда, что она произведет столько шума. Я очень хорошо помню греческую книгу, украшенную иллюстрациями, с которых были воспроизведены сцены, которые фигурируют на тиаре", – говорилось в письме на имя главного редактора газеты.
Слова Лифшица подтвердила и экс-одесситка по фамилии Нагеборг-Малкина, которая также говорила, что знакома с Рухумовским и видела, как тот делал корону. Из Одессы в газеты просочилась информация о том, что ювелира допросила полиция, и тот подтвердил свое авторство, отказавшись, впрочем, от причастности к продаже ценности. Тогда же в прессе "всплыли" и предупреждения российских ученых, которые не раз писали, что тиара – подделка, чего Лувр предпочитал не замечать.
23 марта в Лувре на экстренное секретное совещание собрался Совет национальных музеев Франции. На нем решили создать комиссию для расследования всех обстоятельств дела, которую возглавил известный археолог, член Академии наук Шарль Клермон-Ганно. Музей продолжали осаждать толпы любопытных посетителей, но тиара из экспозиции пропала – "виновницу скандала" с разрешения министра народного хозяйства убрали в запасники до окончания расследования.
Между тем Париж поделился на "сайтоферистов", доказывающих, что корона скифского царя – подлинник, и "антисайтоферистов", уверенных, что Лувр купил подделку. Так, Саломон Рейнак продолжал доказывать, что в мире не существует предметов, с которых могла бы быть скопирована тиара, а создать оригинальное произведение фальсификатор бы не смог, поскольку он всегда только копиист. Спорил он с таким ожесточением, что газетчики даже заподозрили уважаемого ученого в причастности к этой истории и писали, что он пытается "замести следы". Но тот никаких связей с мошенниками не имел и действительно верил в подлинность тиары.
Карикатуры на специально выпущенных "в честь аферы" парижских открытках, фото с сайта ru-sled.ru

Фокус с разоблачением

Журналисты ринулись в Одессу и нашли мастера, которому предписывалось авторство тиары. Рухумовский, талантливый, почти гениальный ювелир-самоучка, до этого в основном зарабатывавший на жизнь копированием известных украшений античности по частным заказам, в одночасье стал знаменитостью. На вопросы газетчиков он отвечал уклончиво: "Талмуд говорит, что для каждого человека в свое время наступит его час. Для меня мой час наступил теперь. Я получил несколько телеграмм с предложением приехать в Париж от таких редакций, как "Figaro", "Matin", "Petit Journal" и многих других. Я не отрицаю своего участия, но вместе с тем не могу подтвердить, что эта тиара – та самая, которую делал я".
Через несколько дней ювелир все же сдался, видимо, не выдержав неослабевающего интереса прессы к своей персоне. "Figaro" опубликовала такую телеграмму:
Гравер Израиль Рахумовский, проживающий в Одессе, Успенская улица, 36, категорически заявляет, что он является автором тиары, изготовленной им в 1896 г. по заказу лица, прибывшего из Керчи. Рахумовский готов по получении 1200 франков прибыть в Париж. Лувр, заявил он, может потратить 1200 франков, чтобы выявить подлинность вещи, за которую он уплатил 200 тысяч
Запрошенную сумму автору шедевра выделили во французском консульстве в Одессе, выдвинув Рухумовскому ряд условий. Во избежание шумихи в прессе его попросили прибыть в Париж инкогнито и не контактировать с журналистами. Поэтому 5 апреля 1903 года в отеле "Централь" поселился некий господин Барде, багаж которого переслали дипломатической почтой. В вещах были модели, рисунки и формы тиары, а также несколько иных работ Рухумовского.
В этот же день ювелир направился в Лувр, где началось расследование. Сначала члены комиссии под руководством Клермона-Ганно, не показывая ему тиары, просили Рухумовского описать собственное изделие, а потом решились на эксперимент: попросили его повторить на память фрагмент короны Сайтоферна под наблюдением известных археологов. Ювелир смог полностью воспроизвести часть фигурного фриза тиары, а также назвал рецепт металлического сплава, из которого ее изготовил.
Еще не видя самой тиары, я этим господам описал ее самым подробнейшим образом, указав все изъяны, специально мной сделанные; представил фотографические снимки, которые заказал в Одессе после того, как ее изготовил; представил даже гипсовые модели горельефов, указав при этом, в каких именно книгах они помещены. Я, наконец, по их требованию выписал из Одессы свои инструменты и у них на глазах этими инструментами точнейшим образом воспроизвел один из рисунков на тиаре. И всего этого этим господам мало! Неужели я должен сделать новую тиару, чтобы они поверили? Я сомневаюсь, впрочем, что эти господа и тогда убедятся – по той простой причине, что они просто не хотят быть убежденными, – вспоминал потом об этой проверке Рухумовский
Рассказал он и о том, что в 1895 году у нему обратился некий торговец из Керчи, попросивший изготовить имитацию древнегреческой тиары в подарок другу – видному ученому-археологу, и не ставить свое клеймо на изделии. Ювелир, который вместе с этим был художником, чеканщиком, гравером, справился с заказом всего за восемь месяцев. Для изображения скифских сюжетов Рухумовский, не разбирающийся в археологии, пользовался "Русскими древностями в памятниках искусства" авторства Толстого и Кондакова, а для сцен по мотивам произведений Гомера "Атлас в картинках к всемирной истории". Подтверждением его слов служило то, что графические ошибки, допущенные в этих изданиях, легко узнавались и на тиаре. За подделку, проданную за 90 000 руб. он получил в 50 раз меньше – всего 1800 руб., чему очень обрадовался. "Впервые в моей жизни я сразу получил столько денег. Вместе со сбережениями у меня стало три тысячи рублей. Значит, я почти богат!.." – писал позже ювелир.
Расследование "дела тиары Сайтоферна" продолжалось два месяца. В результате комиссия пришла к выводам, неутешительным для Лувра:
1. Тиара является подделкой.
2. Она изготовлена по заказу некого Гохмана современным мастером Рухумовским.
"Фальшивая тиара одурачила Лувр",  писали газеты о результатах расследования, фото с сайта ochakiv.info
"Дело" закрыли, а тиару снова поместили в экспозицию, правда, уже в зал современного искусства. Неизвестно, "утки" это или нет, но газеты писали о том, что Рухумовскому предложили вместе с тиарой отправиться в турне по Америке и посулили за это 200 000 франков. А американский музей Барнума и Ашлея якобы был готов выкупить драгоценность у Лувра еще дороже, чем тот ее приобрел – за 250 000 франков, если тот сможет гарантировать, что корона на самом деле подделка.
Зато доподлинно известно, что художник Майенс, после разоблачительных откровений которого и началось расследование, опубликовал в "Eclair" письмо, где сознался в обмане. Он писал, что обманул следователя и журналистов "ради шутки", но надеялся, что ему это простят благодаря тому, что "шутка" помогла выявить истину. Привлечь обманщика к ответственности, кстати, так и не удалось.

Посадили ли аферистов?

Представьте себе, нет! Несмотря на то, что в результатах расследования Клермона-Ганно упоминается имя Шепселя Гохмана, мошеннику удалось избежать ответственности: Рухумовский имени заказчика так и не назвал, Фогель и Шиманский предпочитали держаться в тени и не отвечать на вопросы. Сам одесский коммерсант заявил, что готов дать показания относительно "действующих лиц" истории с тиарой, но только если его не привлекут к ответственности. Иначе он обещал молчать десять лет, пока не истечет срок давности. Судя по всему, запрошенных гарантий аферисту так и не дали, поскольку развития истории не последовало.
После скандала с тиарой старший из братьев демонстративно отошел от дел, а Лейба Гохман продолжил заниматься семейным бизнесом, через "третьи руки" снабжая частных коллекционеров (в основном из США), а также музеи России, Великобритании, Италии, Греции, Германии и Франции археологическими древностями, среди которых основную часть по-прежнему составляли подделки. Правда, продавать золотые изделия Гохман больше не решался, успешно перейдя на торговлю фальшивками из серебра.
Первую такую "археологическую находку", маску бородатого бога, Гохман продал "постоянному клиенту" их фамильного предприятия – Одесскому археологическому музею. Удачно избежав разоблачения, он в 1905 году через подставное лицо сбыл крупную партию поддельных "скифских" ваз частному коллекционеру из Крыма. А еще два года спустя аналогичная партия серебряных предметов интерьера отправилась в Московский исторический музей. Там быстро обнаружили, что древности таковыми не являются, но доказать причастность одесского негоцианта к их изготовлению опять не удалось.
Тем не менее в российских музейных кругах и среди коллекционеров Гохман сделался персоной нон грата. Тогда предприимчивый коммерсант стал работать с зарубежными заказчиками, а после революции 1917 года перебрался в Берлин, вероятнее всего, захватив с собой партию подделок, а возможно, и работавшего над ними мастера. Такой вывод можно сделать исходя из того, что фальшивые ценности, подозрительно похожие на те, которыми торговал Гохман, до сих пор иногда "всплывают" в музеях и частных коллекциях.
Например, одна из разоблачительных историй снова оказалась связана с невезучим Лувром, который в 1962 году купил серебряный позолоченный ритон (рог для питья  прим. ред.) в форме кабаньей головы с фигурками скифов на горлышке. Через несколько лет приоберетение осмотрела сотрудница Эрмитажа и специалист по античным изделиям из металла Северного Причерноморья Анна Передольская. Ее диагноз был неутешительным: изделие оказалось искусно выполненной подделкой. Кстати, почти такой же сосуд хранится и в коллекции Исторического музея, куда Гохман продал ритон в 1908 году, что и позволило связать их вместе. В Лувр подделка попала от одного из немецких коллекционеров, который, возможно, когда-то тоже купил его у Гохмана.
В статье использованы сокращенная версия книги Александра Гуна "Тайна золотой тиары", статья Александра Левита "Мастерство ювелира или афера века: как очаковский жулик обманул Лувр" и книга Иосифа Брашинского "В поисках скифских сокровищ", а также материалы из открытых источников.

ЧЕМ БЕДНЕЕ СТАНОВИЛСЯ НАРОД, ТЕМ БОГАЧЕ БЫЛ СТАЛИН

Невероятно живуч миф об аскетизме Сталина. О его единственных сапогах и потертой маршальской фуражке. Ничего ему было не надо, лишь бы Родина цвела. И слезы умиления бегут по щеке — вот это был человек! Не то что нынешние зажравшиеся вожди! Упрек к нынешней власти понятен и справедлив. Их демонстративное потребление не является признаком их большого ума. Сталин был хитрее. Но никаким аскетом он не был.
Специально для Сталина были построены три дачи в Москве, десять на Кавказе и четыре в Крыму. Самая известная — Кунцевская (ближняя), в которой вождь прожил двадцать лет. Кстати, личного архитектора Сталина Мирона Мержанова в 1943 году объявили врагом народа и посадили по 58 статье вместе с коллегами и женой. Жена умерла в лагере.
Все дачи были выкрашены в зеленый цвет — Сталин боялся нападения с воздуха. Под некоторыми дачами были вырыты бункеры. Все сталинские дачи охранялись не хуже секретных военных лабораторий. Территорию в 50-100 га обносили несколькими видами ограждений: рядами колючей проволоки, металлическими оградами, шестиметровым забором.
Внешний периметр территории — несколько километров от здания дачи — охраняли подразделения НКВД (позднее МГБ). С воздуха территорию дачи прикрывала ПВО, и районы над ними были закрыты для полетов, а по периметру резиденций располагались зенитные части. За деревянным забором начинался внутренний периметр, который контролировала личная охрана Сталина. Дача, на которую приезжал Сталин, охраняли дополнительно тысячи чекистов.
Кроме охраны на каждой даче работал обслуживающий персонал: горничные, парикмахер, повар, официанты, медсестра, водители, садовники, дворники, токсиколог, который проверял состояние продуктов и готовой пищи перед тем, как ее подавали Сталину, — всего около 50 человек.
Все дачи оборудовались по последнему слову техники. Например, на даче в Абхазии были установлены две фаянсовые ванны, вода в которых не остывала несколько часов — туда подавали морскую воду. Лестницы на дачах были сделаны с низкими ступеньками, чтобы страдавшему приступами ревматизма Сталину было удобно подниматься.
На оформлении тоже не экономили. Камин в большой столовой Дальней дачи был украшенный ониксом и опалом. Вся мебель в спальне Сталина была сделана из чинары. Поблизости от спальни находится Малая столовая с камином из серого мрамора. Во внутренней отделке каждой комнаты использовались разные породы деревьев: березы, ореха, самшита, сосны и др. Оформлением занималась Московская мебельная фабрика «Люкс», работавшая исключительно по госзаказам.
Дачи Сталина. Москва.
1. Дача «Волынское» («ближняя») — 2 этажа, ок. 1000 кв. м.
2. Дача «Семеновское» («дальняя») — 1 этаж, ок. 800 кв. м.
3. Дача «Зубалово» расположена на 14-м км по Рублевскому шоссе, 2 этажа, около 500 кв. м, 12 комнат.
Кавказ.
4. Дача «Новая Мацеста» («Зеленая роща», Сочи) — 2 этажа, ок. 200 кв. м.
5. Дача «Пузановка» (Сочи) — 1 этаж, ок. 100 кв. м.
6. Дача «Ривьера» (Сочи) — не сохранилась.
7. Дача «Блиновка» (Сочи) — 2 этажа, ок. 200 кв. м (Сталин отдыхал тут один раз, потом отдал дачу Ворошилову).
8. Дача «Холодная речка» (Гагра) — 2 этажа, ок. 500 кв. м.
9. Дача «Рица» (Абхазия) — четыре комнаты (сгорела еще в советские времена). «Рица», вблизи озера Рица, одноэтажная дача площадью 200 кв. м.
10. Дача «Новый Афон» (Абхазия) — 2 этажа, ок. 200 кв. м. «Новый Афон» — двухэтажная дача, 200 кв. м, шесть комнат (Сталин заглянул сюда лишь один раз, но жить здесь отказался). Экскурсоводы рассказывают посетителям, «что есть тайный ход к морю с этой дачи».
11. Дача «Сухуми» (Абхазия) — дача расположена на территории Сухумского ботанического сада Академии наук Грузии, здание двухэтажное, занимает более 600 кв. м, до 20 комнат (сохранилось до наших дней).
12. Дача «Мюссеры» (Абхазия) — одноэтажная дача, около 300 кв. м, шесть комнат (Сталин отдыхал здесь неоднократно, начиная с 1933 года, сохранилась до наших дней).
13. Дача «Боржоми» (Грузия) — постройка конца XIX века, двухэтажное здание, 300 кв. м, девять комнат (Сталин был здесь в 1951 году. Это был его последний отдых. Здание сохранилось до наших дней).
14. Дача «Цхалтубо» (Грузия) — двухэтажное здание, более 200 кв. м, пять комнат (сохранилось до наших дней).
Крым.
15. Дача «Кореиз» — 2 этажа, ок. 600 кв. м. Сталин жил здесь во время Ялтинской конференции в 1945 г.
16. Дача «Головинка» — 1 этаж, ок. 150 кв. м. Сталин бывал здесь дважды.
17. Дача «Трапезниково» — 2 этажа, ок. 300 кв. м. Сталин отдыхал здесь в конце 20-х — начале 30-х годов, потом передал ее Е. Ярославскому.
18. Дача «Явейная» — 1 этаж, ок. 150 кв. м. Сталин на ней ни разу не был, хотя она была построена для него.
На содержание вождя тратились безумные деньги, которые никем не контролировались. Например, когда Сталин поехал на Потсдамскую конференцию, начались специальные приготовления:

«Товарищу Сталину И.В. Товарищу Молотову В.М.
НКВД СССР докладывает об окончании подготовки мероприятий по подготовке приема и размещения предстоящей конференции. Подготовлено 62 виллы (10.000 кв. метров и один двухэтажный особняк для товарища Сталина: 15 комнат, открытая веранда, мансарда, 400 кв. метров). Особняк всем обеспечен, есть узел связи. Созданы запасы дичи, живности, гастрономических, бакалейных и других продуктов, напитки, созданы три подсобных хозяйства в 7 км от Потсдама с животными и птицефермами, овощными базами; работают 2 хлебопекарни, весь персонал из Москвы. Наготове два специальных аэродрома. Для охраны доставлено 7 полков войск НКВД и 1.500 человек оперативного состава. Организована охрана в 3 кольца. Начальник охраны особняка — генерал-лейтенант Власик. Охрана места конференции — Круглов.
Подготовлен специальный поезд. Маршрут длиной в 1.923 километра (по СССР — 1.095, Польше — 594, Германии — 234). Обеспечивают безопасность пути 17 тысяч солдат и офицеров войск НКВД, 1.515 человек оперативного состава. На каждом километре железнодорожного пути от 6 до 15 человек охраны. По линии следования будут курсировать 8 бронепоездов войск НКВД.
Для Молотова подготовлено 2-этажное здание (11 комнат). Для делегации 55 вилл, в том числе 8 особняков.
2 июля 1945 года. Л. Берия». (Государственный архив Российской Федерации. Ф.9401.Оп.2.Д. 97.Т.VI.Лл.124 — 130).
Доктор исторических наук Серго Микоян (сын того самого Микояна, который ходил «между струйками») так описывает сталинские застолья:
«Обратимся к его знаменитым „ужинам“, начинавшимся в 10-11 вечера и кончавшимся в 3-4 утра. Собиралось, скажем, 8, 10 или 12 человек. Изысканные блюда подавались на стол в большом количестве. Шампанское, коньяк, лучшие грузинские вина, водка лились рекой. Сам хозяин пил не так много, отдавая предпочтение сладкому шампанскому и винам типа „Хванчкары“. Но других пить заставлял исходя из тезиса „что у трезвого на уме, то у пьяного на языке“. Отказ пить воспринимал как боязнь проболтаться о чем-то, желание что-то скрыть.
Запасные чистые тарелки, приборы, хрустальные фужеры в изобилии стояли неподалеку, чтобы „обслуга“ не мельтешилась во время разговоров. Иногда хозяин вдруг произносил по-грузински два слова, в переводе означавших „новая скатерть“ или „свежая скатерть“. Немедленно появлялась „обслуга“, брала скатерть с четырех углов, поднимая ее. Все содержимое — икра вперемешку с чуть остывшими отбивными, капуста по-гурийски с жареными куропатками (а Сталин их особенно жаловал), притом вместе с посудой, приборами и бокалами — оказывалось как бы в кульке, где лишь звенели битые фарфор и хрусталь, и уносилось. На новую, чистую скатерть приносились другие яства, любимые Сталиным, только что приготовленные».
В 1947 году Сталин, как Председатель Совнаркома получал оклад размером в 10 000 руб в месяц. Столько стоил тогда автомобиль «Победа». Кроме того, занимая пост первого секретаря ЦК ВКП (б), он получал еще столько же. К ежегодным доходам Иосифа Виссарионовича можно приплюсовать и гонорары за изданные многочисленные труды вождя, как в СССР, так и за рубежом. Но нет ни одного документа, который свидетельствовал бы, что Сталин потратил хотя бы рубль из своих личных средств на оборону во время войны, на восстановление народного хозяйства после войны, на помощь детским домам, или инвалидам войны, или на другие благородные цели. Сталин ни разу не покупал на свою зарплату облигации госзаймов в войну и после войны, хотя ВСЕ работающие граждане СССР были обязаны покупать эти облигации для помощи Родине (тратя на них до трех четвертей свой зарплаты в войну и до трети после войны).
Дочь Сталина Светлана Аллилуева пишет об отце:
«Денег он сам не тратил, их некуда и не на что было ему тратить. Весь его быт, дачи, дома, прислуга, питание, одежда — все это оплачивалось государством. К его столу везли рыбу из специальных прудов, фазанов и барашков — из специальных питомников, грузинское вино специального розлива, свежие фрукты доставлялись с юга самолетом» — и ни за что он не платил ни копейки. Всеми денежными делами ведало в этом случае специальное управление МГБ СССР. Суммы были огромные: даже начальник охраны Сталина генерал госбезопасности Н.С. Власик «распоряжался миллионами от его имени».
Все в доме было поставлено на казенный государственный счет. Сразу же колоссально вырос сам штат обслуживающего персонала или «обслуги» (как его называли, в отличие от прежней, «буржуазной», прислуги). Появились на каждой даче коменданты, штат охраны (со своим особым начальником), два повара, чтобы сменяли один другого и работали ежедневно, двойной штат подавальщиц, уборщиц — тоже для смены. Все эти люди набирались специальным отделом кадров — естественно, по условиям, какие ставил этот отдел, — и, попав в «обслугу», становились «сотрудниками» МГБ (тогда еще ГПУ)…«. Казенный „штат обслуги“ разрастался вширь с невероятной интенсивностью.
…какой миллиардер, не говоря уж о президенте США или другой страны Запада, может позволить себе роскошь иметь в разных пунктах страны столько резиденций, сколько завел Сталин и которых с годами становилось все больше и больше?»
А к народу Сталин мог выходить в чем угодно. Хоть в рваной шинели. Такой аскет, такой аскет — лишь бы Родина цвела.
Автор: Дмитрий Чернышев
Источник: www.rosbalt.ru
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..