вторник, 26 ноября 2013 г.

ГОСПОДИН СОВРАМШИ


«Пресс-секретарь МИД Ирана  Марзие Афхам подчеркнула, что все слова и формулировки, содержащиеся в четырехстраничном тексте программы, были выверены всеми сторонами, принимавшими участие в переговорном процессе. Это и было одной из причин, по которым переговоры были столь длительными. "А то, что опубликовано на сайте Белого дома, является однобокой трактовкой текста договора", - добавила она». Из СМИ

 В общем, что и следовало доказать: обвели Обаму с компанией вокруг пальца. Только боюсь, что президент США и хотел быть обманутым: уж больно наивной выглядит его  попытка обмануть общественность США. Но все это очередные, гнусные «оборочки» вокруг сути дела. А суть проста: есть страна (Иран), которая стремится уничтожить другую страну (Израиль), то есть  страна, которая сама себя называет агрессором.  Вот что главное, а не характер оружия, которым Иран  собирается воевать с Еврейским государством., да и не только с ним. Ну, не получится с бомбой, сотворят персы биологическое оружие – не менее страшное. Вот почему возня вокруг несуществующей бомбы Ирана мне  кажется хитро навязанным, пустым, отвлекающим моментом. Иран – агрессор – это главное, причем свои агрессивные планы не собирается прятать. Режим аятолл – тоталитарный режим – другим он быть не может. И все уступки такому режиму – преступная глупость, если не прямое предательство.  Я понимаю, что «друзья» Израиля с легкостью, если бы могли, принесли  Еврейское государство в жертву, только бы утихомирить Тегеран, но Израиль  - не Чехословакия 1938  года и этот фокус у хозяина Белого дома не пройдет. Да и Иран - не  Германия Гитлера, а нищее государство с бесправным населением. Вот почему поведение Вашингтона – это еще и предательство народа Ирана, у которого и так мало шансов освободиться от нынешнего, жестокого режима фанатиков религиозной ненависти.

ПО КРИВОЙ. ДЕЛА СУДЕБНЫЕ.




 Перед Вами две, как мне кажется, любопытные истории, связанные с человеческими пороками, преодолеть которые ни один суд в мире не в состоянии.
 
 Разводятся люди по – разному. Одни мирно и спокойно. Другие с дикими скандалами, буйным дележом нажитых богатств  и, что самое горькое, детей.
 Дети чаще всего по решению суда остаются с матерью и становятся, в ряде случаев, орудием мести слабого пола сильному.
 Господин Т, на 10 -ом году жизни со своей законной супругой, встретил женщину своей мечты, честно рассказал об этом жене и предложил ей развестись во обоюдному согласию, так как другой вид развода мог бы травмировать их единственное и любимое без меры чадо.
 Супруга Т, человек интеллигентный и психически устойчивый, встретила признание и предложение мужа внешне спокойно и после подробного объяснения причин измены многолетнего спутника жизни и его решимости изменить свою судьбу, всплакнула и сказала, что на все согласна, хотя и считает решение Т слишком поспешным и неосмотрительным.
 Раввинат сравнительно быстро развел эту пару, ребенок, мальчик по имени Эфраим, остался, естественно, с матерью, а Т переехал на жительство в квартиру своей новой избранницы, с которой вскоре заключил брак.
 И тут произошло непредвиденное. Т был счастлив в новом браке, но частично. Для полноты счастья ему не хватало встреч с любимым сыном. Но здесь отец столкнулся с фанатичным, и совершенно неожиданным, сопротивлением матери Эфраима.
 Эта интеллигентная женщина попыталась отрезать, с помощью телефонной связи, всякую надежду на контакты сына с отцом.
-          Ты негодяй! – сказала она Т. – Ты нас бросил, ради дешевой шлюхи. Я не хочу, чтобы мой сын встречался с подонком – отцом. Надеюсь, у моего ребенка вскоре появится отец настоящий.
 Так она сказала, совершенно обалдевшему от такого внезапного хамства бывшему мужу. Он пробовал что-то возразить, вспомнил о полюбовном соглашении во время развода.
-          Ты негодяй! – повторила женщина. – Негодяй и предатель. Сына моего ты больше никогда не увидишь, - и мстительная мать бросила  трубку.
 Т, в отчаянии, предпринял еще несколько попыток устроить свидание с сыном при  помощи друзей и родственников, но положительного результата не добился. Через месяц он рискнул на «случайную» встречу со своим единственным наследником, но обнаружил, что бывшая супруга изменила место жительства и продолжила образование Эфраима в новой школе.
 Т стоило больших трудов обнаружить эту школу в другом городе. Однажды он подстерег сына после занятий, направился к нему с подарками и объятиями, но восьмилетний ребенок  бросился от отца наутек и был заключен в объятия матерью.
 - Ты понял! – крикнул она. - Ребенок не хочет тебя видеть. Оставь нас в покое!
     И тогда несчастный отец обратился в суд. Был он гражданином добропорядочным и представил отличные характеристики, подтверждающие этот факт, и суд, учитывая развод по обоюдному согласию, назначил день и часы, в течение которых Т имел полное право видеться со своим сыном.
 Бывшая жена несчастного Т не решилась закон нарушить, но поступила она удивительнейшим и коварным образом.
 В назначенное судом время автомобиль с матерью за рулем и ребенком на сидении рядом с ней подкатил к стоянке у супермаркета. Туда же прибыл отец Эфраима….
 Дальнейшее я пересказываю с его слов, так как не могу решиться на описание последующих событий, боюсь личным отношением исказить картину.
«Я так обрадовался, увидев сына, - рассказывает Т, – бросился к машине, но дверца была заперта. «Эфи, открой!» – крикнул я, но мой сын не пошевелился. Он сидел за поднятым стеклом и даже не смотрел в мою сторону. Это было ужасно. Я с силой дернул ручку дверцы, и тогда бывшая жена крикнула мне, что вызовет полицию.
-          Ты, - сказала она. – Отсудил право на свидание с сыном. Оно тебе предоставлено. Что еще тебе от нас нужно?
 Тогда я стал говорить сыну слова любви. Я говорил о том, что он – самое дорогое, близкое существо в моей жизни, я скучаю и очень хочу видеть его как можно чаще. Я говорил долго. Мне казалось, что Эфраим не слышит меня, но потом я увидел, что по лицу моего ребенка текут слезы.
 В этот момент я потерял контроль над собой и готов был разбить стекло  машины, чтобы обнять сына и успокоить его. Я орал, схватил камень… И тогда моя бывшая жена, дав газ, рванула с места.
 Я только успел увидеть, как дернулась на тонкой шейке заплаканная физиономия моего сынишки… Что дальше  делать, не знаю».
 И чем я мог помочь бедняге Т в этой сложнейшей ситуации, в которой ни один суд мира не смог бы разобраться.

 А эту, совершенно невероятную историю, мне рассказал Борис - армейский друг моего сына. Он тоже оказался большим любителем обращаться в суд, так как подал исковое заявление с требованием взыскать с хозяина арендованной им квартиры энную сумму дополнительных денег, полученную от него этим хозяином, по убеждению Бориса, незаконно. Суд требование подателя иска отклонил, и тогда друг моего сына воскликнул, что нет в мире правды и, судя по всему, никогда не было.
 Теперь о сути дела. После армии Борис, устроившись на работу,  решил снять однокомнатную квартиру и оставить родительское гнездышко.
 Подходящие, скупо меблированные «апартаменты» в районе трущоб,  по дешевке, он нашел без труда, и сразу же, захватив один рюкзак с барахлом, перебрался на новую квартиру под крышей четырехэтажного здания на столбах.
 Договор был составлен честь по чести, деньги, за три месяца вперед, хозяин квартиры получил, и Борис стал жить своей, самостоятельной жизнью, на которую имел полное право, отдав государству и армии 3 года  безукоризненной, армейской службы в самых «горячих» местах  Израиля и территорий.
 Надо признаться, что после этих трех лет службы в боевых частях Борис решил, что любое препятствие на пути сможет преодолеть без особых проблем, и отныне сам черт ему не брат.
 Вдали от родителей он поселился, собираясь в скором времени завести себе постоянную подружку, и с этой целью стал посещать дискотеки, пабы, клубы и прочие места, где кандидатки на эту должность водились в изобилии.
 Он честно и старательно искал девушку своей мечты, но никак не мог  остановить свой выбор на одной, единственной девице, способной удовлетворить  запросы его сердца и души.
 Месяц находился Борис в активном поиске. И вот однажды, только он собрался посетить очередную дискотеку, дверь  его квартиры распахнулась, и на пороге он увидел девушку необыкновенной красоты. Так ему, по крайне  мере, показалось.
-          Ой! Извините, - сказала девушка. – Я не знала, что здесь кто-нибудь живет.
Друг моего сына так ошалел от такого визита, что не стал выяснять, откуда у девушки оказался ключ от его квартиры, и почему она была уверена, что в квартире этой никто не живет.
 Вместо резонных и нормальных вопросов он сразу же перешел к делу, пригласив девушку в дискотеку, а та и не думала ломаться, потому что Борис, высокий, сильный и симпатичный парень, ей тоже понравился с первого взгляда.
 Ровно через неделю в квартире, арендованной молодым человеком, проживал уже не квартиросъемщик – одиночка, а пара молодых и влюбленных друг в друга ребят.
 Ну, и замечательно! Дело обычное, но здесь, как-то утром, в отсутствии девушки, взобрался на четвертый этаж к Борису хозяин квартиры.
 Сразу же, с порога, он заявил, что сдал это помещение одному человеку, а не паре, и теперь, по закону, требует с арендатора дополнительную плату в  тридцать долларов.
 Борис по наивности признал законность требования хозяина, но стал торговаться и они сошлись на 25 долларах, которые арендатор тут же и выплатил хозяину за три месяца, так как счел пустяшной эту плату, за счастье обладания любимой девушкой на своей собственной жилплощади.
 Однако о визите хозяина он рассказал своим родителям. Отец Бориса, большой знаток прав и обязанностей арендатора квартир, постучал пальцем по лбу и скакал, что большего лопуха, чем его сынок, он в жизни не видел.
-          В Израиле, - сказал отец. – Гражданский брак от законного мало чем отличатся. Ты имел полное право жить на съемной площади с кем угодно, согласно договору, заключенному ранее. Хозяин, Боренька, взял тебя на «понт», как полного дурика и салагу.
 Борис не обиделся на отца за такие слова. Он обиделся на хозяина, и решил денежки свои получить обратно.
 Он решил обойтись без звонка, и вот, впервые, направился  к хозяину по адресу, отмеченному в договоре.
 Хозяин жил в одном из новых домов элитного района Тель-Авива. Охранник в вестибюле поинтересовался, куда направляется Борис, и только потом открыл перед ним дверь.
 Роскошный, весь в зеркалах, лифт поднял молодого человека на десятый этаж. Он нажал кнопку звонка нужной квартиры. Дверь распахнулась, и на пороге Борис увидел свою любимую девушку.
-          Ты? – только и смог произнести он.
-          Я, - вздохнула девушка. – А ты, наверно, к папе?
 Да, уважаемый читатель, Борис влюбился в дочь хозяина арендованный квартиры. Но поразило юношу не это открытие, а то, что сказал ему через минуту сам хозяин.
-          Слушай, парень, - сказал он. – Ты начал спать с моей дорогой дочерью в моей собственной квартире и намеревался делать это и впредь бесплатно. Вот с этим я никак не мог согласиться.  Денег тебе не отдам, а в будущем намерен даже повысить цену.
-          Папа, папочка! – только всплеснула руками любимая девушка Бориса.
 А сам молодой человек, оскорбленный до глубины души таким цинизмом и насмешкой над святыми чувствами, ни слова не говоря, покинул квартиру хозяина.
 С дочерью этого вероломного типа он решил расстаться и сделал это решительно, а потом, о чем уже говорилось, подал исковое заявление в суд. Из принципа, как он сказал, а вовсе не из жадности.
 Не получив ни гроша и выпалив упомянутые слова о том, что в мире нет правды и справедливости, Борис вышел из зала суда, где его встретила дочь  хозяина.
-          Любимый, - сказала она. – Эта квартира принадлежит мне. Как только мы поженимся, нам не придется платить за нее отцу.
-          А кому –тебе? – грубо спросил Борис.

-          Никому, – прошептала девушка и обняла молодого человека так крепко, что молодой человек не смог вырваться из этих объятий минут пять, а, может быть,  он и не захотел сделать это. 
                                                              2000 г.

ЮДОФОБ ПРОТИВ ЕВРЕЯ. ГОЗМАН ПРОТИВ ПРОХАНОВА.



Любимое занятие российских телевизионщиков: стравить юдофоба с евреем. Эта народная потеха случалась неоднократно. Ну, ладно русским погромщикам - это в радость. Они уверены в народной поддержке и всегда ее получают, но евреи! Неужели они не понимают, что используют их, как боксерскую грушу для битья? Что любые их слова рядом с заклинаниями жидобоев ничего не стоят? Нет, упрямо и тупо лезут и лезут под око камер, что-то стремятся доказать, оперируют здравым смыслом, эрудицией и  прочей ерундой, а напротив стоит морда хама с постоянным, слегка замаскированным, призывом "Бей жидов!". И хам этот заведомо окажется победителем в дурацком поединке и только приумножит ряды своих штурмовиков. Нет, все-таки никаким умом нынешних еврейских борцов за светлое будущее русского народа понять невозможно.  

http://www.youtube.com/watch?v=bZwxtvjKXW4

ГИТЛЕР ОШИБСЯ НА ОДИН ДЕНЬ

  



  Невеселая эта догадка давно не дает мне покоя. Если пандемии чумы, холеры, испанки были обычны, то почему не быть пандемии психического заболевания. Люди, в чем я нынче убежден, сами себе боятся признаться, что случай германского нацизма – просто форма острого коллективного помешательства. 12 лет кряду, более полувека назад, народ немецкий вместе со своим фюрером страдал тяжелым психическим заболеванием. И только после обильного кровопускания и смирительной рубашки пришел в себя.
 Безумие в форме массового психоза – эпидемия гораздо более серьезная, чем мор от чумы, туберкулеза, холеры или СПИДа. Но человеку, в гордыне своей, свойственно думать, что самая крепкая часть его тела – голова. Вот здесь он определенно ошибается. Черепушка наша с необычной легкостью подвержена разным расстройствам душевного  здоровья.
 Вот человек кажется совершенно здоровым, а стоит ему открыть рот – и впору вызывать специальную, скорую, медицинскую помощь.
 Представил: себе сидит тот же Адольф Гитлер перед психиатром. Доктор задает пациенту вопрос:
-          С кем вы, дорогой, боретесь, когда бомбите Белград и убиваете сербов?
-          С еврейской опасностью, - живо отвечает больной.
-          А когда английский город Ковентри сравняли с землей, с кем боролись?
-          С ними же, - начинает хмуриться пациент.
-          А зачем вы со Сталиным воюете? Сами его не раз называли выдающимся деятелем.
Вот здесь я приведу точную цитату, слова самого Адольфа Алозиевича:
-          За спиной Сталина стоят евреи. И еврейский лозунг диктатуры пролетариата есть не что иное, как призыв к свержению руками существующего строя и замене его господством кучки людей, состоящих из евреев.
 Тут бы доктор облегченно вздохнул, чиркнул что-то в истории болезни несчастного безумца и вызвал санитаров с рубашкой смирительной.
 Но, увы. Сами современники властных психопатов не обладают иммунитетом против безумия. И такого всесильного и разумного доктора просто невозможно себе представить.
 Впрочем, был же в 1927 году Сталин на приеме у Бехтерева Владимира Михайловича. И диагноз был вождю поставлен: паранойя. Тут бы Сосо Джугащвили в психушку - на излечение. Вместо этого талантливого ученого-диагноста тут же прихлопнули, позволив Сталину заразить острым психозом значительную часть подвластного народа. Острая форма заболевания прошла к 1991 году, но вяло текущая шизофрения осталась, если верить популярности «вождя народов» в нынешней России.
 Есть еще много разных способов определить  психическое неблагополучие субъекта. Утрированная склонность к суеверию один из них.
 Помню, снимали мы как-то кино в сумасшедшем доме города Одессы. Прямо по нашей съемочной площадке расхаживал вполне приличный гражданин в потрепанной пижаме. Шагал он браво. Достигал определенной точки и лихо поворачивался черед плечо. Тут я и сообразил в чем дело.
-          Сколько шагов? - спросил у гражданина.
-          Тридцать, - охотно ответил он и даже остановился.
-          А если тридцать один? – спросил я.
-          Тогда – смерть! – четко отрапортовал безумец.
Магия цифр властвует над нашей психикой. Даже здоровые люди подозрительно склонны одни числа считать счастливыми, а другие – нет.
 В этой связи  подумал, что было бы интересно проследить, чем был занят Адольф Гитлер в этот роковой для себя день 22 июня. Что радовало и огорчало этого безумца?
 Фюрер, как и Сталин, был «большой ученый» и знал толк не только в языкознании. Это факт, но  неопровержимо и то, что мелкая душонка  типичного обывателя Шикльгрубера была полна призрачных страхов. К астрологам, гадалкам Гитлер ходил постоянно на заре своей карьеры. Ну а потом магистров всяких акультных наук самих водили к вождю рейха.  Гитлер принимал проходимцев тайно, а открыто соблюдал хорошую мину при плохой игре, и всячески демонстрировал перед окружающими свою «просвещенность и цивилизованность».
 Привожу любопытную запись из книги Генри Пикера «Застольные разговоры Гитлера».( Через год, после начала войны с СССР фюрер, естественно, был озабочен, что блицкриг начинает приобретать уродливые очертания. И он, и его свита начинают искать причины неудач. Впрочем, подобное началось после зимнего поражения под Москвой).
 Итак, Пикер записывает речь Гитлера за обедом 19 июля 1942 г.: « …. Для него суеверия – фактор, с которым нужно считаться, если хочешь повести людей за собой, даже если сам ты выше предрассудков и только посмеиваешься над ними. Он поэтому убедил дуче  не начинать военную операцию – как было запланировано - тринадцатого числа. Он также не советует выходить в море в пятницу, поскольку опытные рыбаки считают, что это очень опасно. Вообще, с такими вещами не шутят, ибо последствия могут быть непредсказуемыми. Ведь люди, которые верят во все это, при малейших кризисных явлениях тут же устраивают беспорядки.  И когда этой зимой положение на Восточном фронте было крайне тяжелым, какой-то болван выдвинул тезис о том, что Наполеон, подобно нам, также выступил в поход против России 22 июня. Но, слава Богу, он – шеф – сразу же сумел опровергнуть его, противопоставив этой болтовне мнение авторитетных специалистов, доказавших, что Наполеон только 23 июня двинул свои войска против России».
  Гитлеру не было нужды прибегать к знаниям авторитетных специалистов. Общеизвестно, что войска Бонапарта начали переправу через Неман в ночь с 23 на 24 июня. Но в том-то и дело, что войну против своего «брата» Александра Первого император все-таки начал 22 - го. Точно в день начала агрессии фюрера против России. Все-таки угораздило Гитлера попасть в это роковое число. Вытащил он один гибельный билетик из 365. Редкая неудача для истинного арийца, решившего завоевать полмира.
 Читаем у Евгения Тарле в книге «Нашествие Наполеона на Россию в 1812 году». Книгу эту историк написал за три года до войны Отечественной 1941 года: « Прибыв в помещичий дом в Вильковышках, Наполеон написал 22 ИЮНЯ воззвание к великой армии: « Солдаты, вторая польская война  н а ч а т а ( разрядка моя, А.К.) … Рок влечет за собой Россию. Ее судьбы должны совершиться…. Итак, пойдем вперед через Неман, внесем войну на ее территорию».
 В тот же день было начато строительство мостов через Неман. В то время понтонов не было, потому и строительство это продолжалось до ночи 24 июня.
 Не хватило Гитлеру глубины исторических знаний. Типичный был невежда, в лучшем случае, «образованец», по термину А. Солженицына.
 Ошибка фюрера была в том, что он считал себя писателем, а на самом деле был всего лишь плохеньким, невнимательным и самоуверенным читателем. Вот и проиграл войну России, хотя и дольше сопротивлялся, чем Наполеон.
 Дело, конечно, не в магии цифр, а в  худшем виде невежества, чем суеверие. И Наполеон и Гитлер слишком поздно двинули свои войска на Россию. Не верили, видно, в глубине души, что генерал Мороз – великая сила, да и стойкость российского солдата оба недооценили,  и с оценкой резервов вышла промашка. Гордыня, самоуверенность погубила и немца и француза, а 22 июня.
 Бонапарт хоть умер в своей постели естественной, вполне возможно, смертью, а жуткому, пусть и заслуженному, концу фюрера не позавидуешь.
 Вот и верь после этого  царю Соломону, полагавшему, что умножающий знания умножает скорбь. Выходит, что и умножающим невежество  тоже нечему радоваться.

 Зло – безумно. В одном лишь этом спасение человечества, но и смертельная опасность. 22 июня всегда под рукой. Гитлер, как мы выяснили,  воевал против одних евреев. И в этой чудовищной войне буйно помешанный фюрер преуспел. Кто знает  арабских соседей  Израиля. Диагноз на лицо, но обострения болезни прогнозировать трудно. Возможно, они суеверны в своем безумии не меньше вождя рейха и, когда-нибудь, решат, что две двойки рядом – их день.

ДОЛЯ ШУТКИ



 Убежден, в результате технического прогресса человечество облегчит себе жизнь настолько, что сама эта жизнь станет ему совершенно не нужна. Но пока это не произошло, мы можем позволить себе и пошутить на заданную тему. Помня, конечно, что в каждой шутке есть доля шутки.
 Начнем с остроты Уоррена Бенниса, знаменитого ветеринара из Новой Зеландии: « На заводе завтрашнего дня будут всего два работника – человек и собака. Человек – чтобы кормить собаку, собака – чтобы не подпускать человека к оборудованию».
 Собака, впрочем, не поможет: здесь нужен крокодил или тигр.
 Другой острослов, Рассел Бейкер, напротив, был полон презрения к техническим объектам. Он утверждал, что «все неодушевленные объекты можно научно подразделить на три основные категории: объекты не работающие, объекты ломающиеся, и объекты теряющиеся».
 Он же утверждал, что «цель всех неодушевленных предметов состоит в том, чтобы сопротивляться человеку и, в конечном счете, сокрушить его».
 Думаю, не только сокрушить, но и осчастливить в некотором роде. На эту тему замечательно пошутил Дейв Крамер – ученый из США: « Мобильная связь – счастливое изобретение. В любой момент, даже тогда, когда вы загораете на пляже, вам могут сообщить об увольнении с работы, крахе вашего банка, и о том, что ваш дом сгорел дотла вместе с единственной копией вашей последней книги, над которой вы работали последние десять лет».
 Мир техники полон парадоксов. Иной раз мы даже не сознаем, какой абсурдный мир ухитрились построить. Неизвестный мне шутник  по имени Альфред Ньюмен не без грусти заметил: «Современные технологии достигли такого уровня, что выброшенная за ненадобностью консервная банка является практически вечной, а автомобиль за пять тысяч долларов даже при постоянном уходе и техническом обслуживании проржавеет насквозь за два-три года».
 Ну, это он преувеличил, конечно, насчет такого короткого срока службы машин. Впрочем, удивительно, что какой-то капроновой чулок может пролежать в земле до скончания света, а гигантский морской лайнер, рано или поздно, отправится, в лучшем случае, на переплавку. Чудеса, да и только!
 Послушать критиков, недоброжелателей разного рода техники, так может показаться, что человека кто-то насильно заставляет идти по пути технического прогресса. Вот, к примеру, телефон. Сколько радости и удобств он привносит, и привносил в нашу жизнь?  А где благодарность? Одни язвительные шутки:
 Вот ряд «законов», выведенных «благодарным» человечеством:
 « Если неправильно набрать номер, никогда не будет гудков «занято»».
 «Удобство - это когда у вас один телефон, роскошь – когда два, а рай – когда ни одного».
 « Человек заменил накручивание диска на тыканье пальцем в кнопки от брезгливости к телефонной связи как таковой».
 « Если дама говорила по телефону меньше часа, значит, она ошиблась номером».
 « Телефон – хороший способ поговорить с человеком, не получив приглашения выпить рюмочку».
 А вот совершенно дикий и жестокий афоризм, сочиненный автором детективных романов – Асей Зверевой: « Человек попал в сети сотовой связи и надеется, что оттуда его выпустят обратно, в воду, а не бросят на горячую сковороду. Зря надеется».
 Чем оскорбил эту даму мобильник, не знаю, но «слово не воробей».
 Ладно,  хватит шуток личностей малоизвестных. Перейдем к знаменитостям.
 Томас Альва Эдисон: « Чтобы изобретать, необходимо богатое воображение и куча металлолома».
 Прочитав это изречение, я понял, почему  в Израиле, стране бедной на все виды минерального сырья, так много свалок. Просто металлолом ждет изобретателей с богатым воображением.
 Замечательный писатель Амброз Бирс  презрительно охарактеризовал эту самую возможность творчества на свалке: «Изобретатель – человек, который создает оригинальное устройство из колес, рычагов и пружин, считая, что это и есть цивилизация».
 О науке мудрецы прошлого любили рассуждать, но знаменитые острословы прошлого мало шутили по поводу техники, в связи с отсутствием таковой. Так что ограничимся наукой. Послушаем Вовенарга – мудреца из века восемнадцатого: « Природа одарила людей самыми разнообразными талантами: одни рождены, чтобы создавать новое, другие – чтобы украшать; но труд позолотчика всегда пользуется большим вниманием, нежели труд зодчего».
 Мой приятель, талантливый ученый, отметил как-то еще в пору нашей юности: « Как только мне в голову  приходит новая, хорошая идея, я невольно начинаю думать, что повезло не мне, а директору нашего института». Ничего не меняется на «голубой планете». Как и прежде, «позолотчики» в чести больше, чем «зодчие».
 « Когда говорит человек в мантии и шапочке, всякая галиматья становится ученостью, а всякая глупость – разумной речью». Это замечание Мольера только на первый взгляд не имеет отношения к технике. На самом деле, раскрывает оно самую распространенную «технику обольщения».
 Еще одна знаменитость из французов – писатель Анатоль Франс – судя по всему, был согласен с Мольером: «Ученые часто отличаются от нормальных смертных способностью восхищаться многословными и сложными заблуждениями».
 Странную мысль высказал Карл Саган – американский астрофизик: «Мы живем в обществе, абсолютно зависящем от науки и техники, в котором почти никто почти ничего не знает ни о науке, ни о технике».
 Впрочем, странной она может показаться только на первый взгляд. Знаменитый путешественник Артур Кронхауз отметил как-то: «Дикаря можно без особого труда научить включать и смотреть телевизор, но от этого он не перестанет быть дикарем».
  Вновь вернемся к техническому прогрессу. Румынскому писателю Эмилю Сьорану кажется полным абсурдом не только техническое оснащение человечества, но и сама людская страсть к исследованиям: «Этот мир не заслуживает быть познанным».
 Кто так сильно обидел писателя – неизвестно. Интересно, о чем он писал, ибо писательство – это и есть один из путей познания мира.
 Вуди Ален – знаменитый актер и кинорежиссер: «Удивляюсь людям, которые желают «познать» вселенную, в то время как совсем не просто даже найти правильную дорогу в Чайнатаун».  
 А как язвительно оценивали разные отрасли наук острословы.
 Статистика по разумению Бенджамина Дизраэли: «Есть три разновидности лжи: просто ложь, ложь гнусная и статистика».
 Уильямс – Холланд: «Если накоплено достаточно много информации, то статистическими методами можно доказать все, что угодно».
 В.О. Ключевский: «Статистика есть наука о том, как, не умея мыслить и понимать, можно заставить делать это цифры».
 Физика в понимании Джорджа Уолда: « Физика – это способ, с помощью которого атом узнает об атомах».
 Евреи, как всегда, стремятся к Богоборчеству. Вот мнение знаменитого ученого Леона Макса Лидермана: « Физика – не религия. Будь она религией, было бы куда меньше проблем с ее финансированием».
 История в толковании Станислава Ежи Леца: « История – собрание фактов, которых не должно быть».
 Оскар Уайльд: «Единственный наш долг перед историей – это постоянно ее переписывать».
 Пессимизм некоторых интеллектуалов  понять можно. На этом фоне приятно читать афоризмы мудрого «старика» Лихтенберга: «Стремление человеческого рода к воссозданию себя способствовало созданию еще всякой всячины».
 Как здорово! Выходит, технический прогресс – это всего лишь особый способ размножения, придуманный тоскующим человечеством.
 Вот еще одно «сексуальное» замечание пытливого ученого, по фамилии Бергер: « В науке, как в любви, чрезмерное увлечение технической частью ведет к импотенции».
 Вернер фон Браун, напротив, без особого уважения оценивал теорию: «Фундаментальные исследования – то, чем я занимаюсь, когда не знаю, чем занимаюсь».  
 Этот ученый - ракетчик, как оказалось, очень любил пошутить: « Самый лучший компьютер, к тому же единственный, который можно производить в большом количестве с помощью неквалифицированного труда, - это человек».
 Ну, какая – то квалификация все-таки и здесь нужна.
 Продолжим о «сексе». Американский ученый Давид Кондр вывел некую аксиому: «Если бы усилия, затраченные на изучение женской груди, были направлены на космические программы, мы бы давно уже продавали хот-доги на Луне».
 Ну и что? Тоже мне великое достижение!
 От частного вернемся снова к общему. Большой юморист Генри Хокинс заметил как-то: «Прогресс не состоит в замене неправильной теории на правильную, а замене неправильной на неправильную же, но уточненную».
 Вот еще одна забавная точка зрения на технический прогресс, высказанная Вероникой Прониной, известной поэтессой: « Всю эту гадость от стиральной машины до микроволновой печи придумали мужчины, чтобы в дневное время обходится без женщины». Интересно, а кто будет загружать стиральную машину грязным бельем или ставить в печь еду?  
  Люди невольно очеловечивают все, к чему прикасаются.
  Вернер фон Браун невольно выдал военную тайну. Раскрыл, почему Гитлеру не удалось, с его помощью, создать достаточно эффективное ракетное оружие: «Чрезвычайные программы неотложных мер никогда не выполняются из-за того, что они основаны на теории, согласно которой девять беременных женщин могут родить ребенка за один месяц».
 Еще один пример удивительного очеловечивания с помощью Альберта Эйнштейна: « Нет, этот трюк не работает…. Ну как вы собираетесь объяснить в терминах химии и физики такое важное биологическое явление, как первая любовь?»
 Любовь, будем надеяться, вечна и абсолютна. Наука и техника – понятия относительные. Эту относительность зорко подметил писатель Курт Тухольский: «Прямо трудно поверить, как прекрасно можно обойтись без изобретений 2500 года».

 Этому писателю, судя по всему, было наплевать «сколько нам открытий чудных готовит просвещенья век». Александра Пушкина это заботило. Великий поэт понимал, что сам человек – забавное техническое новшество на биологической основе, способное без устали двигаться по пути научного поиска, знаний и изобретений, облегчая себе этот тяжкий путь добрым юмором, злыми шутками, и страстью к парадоксу.

ПОМЕЩЕНИЕ КАПИТАЛА рассказ




  Два старика, явно навеселе,  маршировали по ночной, тихой и фешенебельной улице Герцлии. Передвигались они в обнимку, но у одного в свободной руке была палка, а другой волок за собой гитару. 
 Старики громко пели дуэтом задушевную песню на русском языке.
-         Дымилась падая ракета, как догоревшая звезда, - пели они. - Кто хоть однажды видел это, тот не забудет никогда. /
 Один из стариков пел чисто и звучно. Это был Резников Эдуард Григорьевич - новоприбывший. Другого - Пинхаса Ландау - знал весь Израиль. Он был генералом и героем всех возможных войн. Этот старик пел с акцентом и голос его не отличался особой мелодичностью. 
 Жители Герцлии довольно быстро прекратили этот концерт, вызвав полицию. Стражи порядка прибыли незамедлительно, проверили у стариков документы и попросили их не нарушать ночную тишину. 
 Тогда Ландау и Резников отправились в близлежащий парк.  И там, без помех, благополучно допели свою песню…

 Жанр  рассказа требует  краткости. Иногда это обидно. Вот и об Эдуарде Григорьевиче Резникове можно  целый роман сочинить. Очень он колоритная фигура с богатой биографией. /
 Адвокат, стаж 50 лет, азартный игрок на скачках, любимец женщин, отличный гитарист и певец, красавец мужчина даже в свои 76 лет. В общем, грешник и праведник, ангел и черт, как тут не разгуляться пишущему человеку?/
 Но, увы, могу только добавить: был он в Москве богат и пользовался шумной известностью. Из минусов в его анкете могу только отметить отсутствие законной, семейной жизни. Родню свою, скучную и провинциальную Резников давно вынес за скобки. Были, правда, жены у Эдуарда Григорьевича, даже родился лет тридцать назад от одной из жен ребенок, но он любил повторять, что самое невыгодное помещение капитала - это дети, и всегда старался держаться подальше от долгов и обязанностей.
 За все приходится платить. Здесь ничего нельзя поделать. Вышло так, что адвокат, в общем-то, человек здоровый, заболел и надолго попал в больницу. Вот здесь наш старый циник и весельчак загрустил.
  К соседям по палате ходили дети, внуки, жены, сестры… Цветы приносили, фрукты-овощи и разные домашние сласти, а к Резникову за целый месяц всего лишь три раза равнодушно вставились чужие люди, да и то по денежному делу.
 Только накануне выписки навестил его сынок: плешивый, старообразный юноша в темных очках. Сын Резникова был совершенно не похож на отца. Нет, чисто внешне сходство некоторое наблюдалось, но на этом все их родство и заканчивалось.
 Сынок был мелочен и занудлив. Он принес отцу два огурца и помидор, сел напротив Эдуарда Григорьевича в мягкое кресло, зевнул и спросил, скосив глаза на шумную бабу-раздатчицу обедов.
-         Ну, как ты? - поинтересовался сынок. /
-         Выкрутился на сей раз, - сказал Резников. - Но ты не волнуйся. Вечно жить не буду. По завещанию все тебе отойдет. Ты потерпи. /
-         Папа, - укоризненно пробурчал сынок, все еще наблюдая за нечистоплотной, толстой женщиной, ставящей тарелки на поднос так, будто были они и не тарелками вовсе, а кирпичами… Спустя минуту сынок поднялся. /
-         Ну, поправляйся, - сказал он, впервые взглянув на отца. И во взгляде этом Резников увидел привычную, равнодушную и брезгливую ненависть.
 Он  не стал провожать сына, а только поднял руку и пошевелил пальцами.
-         Бежать! - решил в тот момент Резников. - Бежать отсюда немедленно.
Он выписался из больницы, быстро распродал всю свою недвижимость и движимость. Продал квартиру на Гоголевском бульваре столицы, картины от сердца оторвал, богатейшую коллекцию фарфоровых тарелок, дачу в Тарасовке, машину…. В общем, продал все, что смог, выручил изрядную сумму и перевел рубли в валюту. Завершив эту операцию, Резников отложил себе на расходы небольшую часть долларов, а остальные пачки денег сложил в дипломат и вызвал сына.
-         Вот, - сказал он. - Это твое.
Сын открыл портфель, но любовался  деньгами  недолго. Как-то, даже испуганно, прихлопнул пачки жесткой крышкой.
-         А теперь, - сказал Резников. - Поцелуй меня. Через три дня улетаю. И вряд ли еще увидимся.
 Сын неловко поцеловал Эдуарда Григорьевича  в висок. /
-         Какая же ты все-таки сволочь, - сказал Резников. /
-         Весь в тебя, - отозвался сын, не выпуская из рук дипломат. /
И адвокат в последний раз с горечью вспомнил, что самое невыгодное помещение капитала - это дети. /

 Теперь расскажу о генерале Пинхасе Ландау. Он родился в восточной Польше,  но в 15 летнем возрасте родители привезли мальчика в Палестину. Папа и мама Ландау были сионистами - атеистами, а потому нашли пристанище в бедном кибуце, и там стали честно и тяжело трудится во имя будущей и великой страны  евреев.
 Пинхас, в свои 15 лет, сел за штурвал допотопного трактора "Фордзон" и "поднимал" на нем благодатную, красную землю Галилеи, прицепив к железному сидению не менее допотопный карабин, о котором говорили, что выстрелить он сможет всего один раз, да и то неприцельно.
 Родители Пинхаса не ладили, часто крикливо ругались , а младший Ландау родился на свет тихим человеком, настолько тихим, что, со временем, в ходе боевых действий, так и не научился отдавать  команды громким голосом. /
 Личная неприязнь к родителям переросла в идейное расхождение с ними. Младший Ландау стал испытывать устойчивую неприязнь к принципам социалистического общежития, но в самом начале 1942 года совершил совершенно парадоксальный поступок: всеми правдами и неправдами  пробрался в Россию. ( Это отдельный и совершенно фантастический рассказ).
 В империи Сталина Пинхас заявил, что желает сражаться с фашизмом, за что был посажен в лагерь, чуть не умер с голоду, но летом  того же года его выпустили, только лишь для  того, чтобы послать на верную смерть в штрафном батальоне.
 Воевал он недолго. Под городом Ростов Пинхас получил сквозное ранение в грудь, вновь, чудом, ухитрился остаться в живых, затем его "повысили" и,  как  бывшего гражданина Польши, отправили в формирующийся  корпус генерала Берлинга. В рядах этой воинской части Пинхас и закончил войну./
 В корпусе Ландау столкнулся с лютым антисемитизмом, и понял, что передний край борьбы за спасение евреев, все-таки не в Европе, где к тому времени евреев почти что не осталось, а в Эрец-Исраэль. /
 Как ему удалось вернуться в Израиль - это, опять же, отдельный рассказ, но, вопреки всему, он вернулся прямо к началу Войны на независимость. Ратный опыт Ландау быстро выдвинул его на командные посты, но генералом Пинхас стал только после Шестидневной войны. Там же, его легкий танк подорвался на мине, и Пинхас, в 42 года отроду, стал инвалидом, ему ампутировали  правую ногу до колена.
 Дальнейшая жизнь Ландау складывалась не очень благополучно. Он, правда, был счастливо женат, имел двоих детей, но постов особых и хлебных в гражданской жизни никогда не занимал. /
 Жена  Пинхаса умерла в девяностом году, а дети его еще раньше покинули Израиль, приняв выгодное предложение Кембриджского университета. /
 Надо отметить, что генерал и в молодости, и в зрелые годы был человеком глубоко нравственным, безукоризненно воспитанным и далеким от необузданных страстей своего века. Он прошел через чудовищные испытания, через грязь и кровь. Видел все, что только мог увидеть человек, рожденный в проклятом веке, но душу свою Пинхас Ландау сохранил в неприкосновенности детской чистоты, и всегда поддерживал безукоризненный, правильный образ жизни.
 Сыновья настаивали на его переезде в Англию. Отец сделал попытку поселиться вместе с ними в тихом и зеленом  предместье Лондона - Ли, но пробыл он там не больше полугода, и вернулся в Тель-Авив. Пинхас так и не смог объяснить сыновьям причину своего возвращения. Да и сам себе он бы не смог это сделать. В любом случае, вернулся - и все, будто знал, что суждено ему встретиться с Эдуардом Григорьевичем Резниковым. И без этой встречи жизнь его могла бы считаться неполной. /

 Деньги, привезенные с собой, у  бывшего московского адвоката скоро кончились. На скудное пособие жить было трудно, а он, к тому же, не привык отказывать себе в маленьких и больших радостях.
 Не буду перебирать "забавы" Резникова. Было их предостаточно.
 Должен, тем не менее, признаться, что в первые два года иноземной жизни, он исправно, два раза в месяц, посещал массажные кабинеты в районе старой Таханы. Был Резников при этом весьма доволен и любил повторять, что СССР, на его взгляд, погубило отсутствие публичных домов. /
 В общем, был адвокат бывший типом совершенно аморальным. Страсти, да грехи наши стоят дорого. Кошелек Резникова болезненно похудел, и настало время подумать о приработке./
  На что бывший адвокат мог рассчитывать? На метлу с тачкой. Даже в сторожа его не взяли по возрасту. Устроился, было, дежурить на автостоянку, но там, не зная толком иврита, попал в передрягу. Выгнали Эдуарда Григорьевича грубо и бесцеремонно.
  Попробовал он пристать к одной из политических партий. Месяца три вкалывал на одном энтузиазме во имя доходов лидеров, и понял, что и здесь слишком поздно начинать карьеру.
  Так он оказался у двери квартиры генерала Ландау. Кнопки звонка не было. Резников в раздражении двинул по двери ногой.
-         Входите, открыто, -  разрешил ему негромкий, но внятный голос из глубины квартиры.
 Эдуард Григорьевич толкнул дверь, на этот раз ладонью, и вошел. /
 В холле было сумрачно, тризы закрыты. Пинхас Ландау сидел в низком и мягком кресле, спасаясь от зимнего холода под толстым и старым пледом./
-         Генерал вы? - громко спросил Резников. - Меня к вам назначили денщиком на два часа в день. Сказали, что вы по-русски говорите. Это хорошо, поймем друг друга. Что делать будем? /
-         Не знаю, - тихо ответил Пинхас. - Я, собственно, обхожусь своими силами. Вы готовить пищу умеете?.. Садитесь, что же вы стоите? /
  Резников оглянулся, увидел стул с жестким сидением, сел, закинув ногу на ногу.
-         Ненавижу на мягком сидеть, - сказал он. - От перин геморрой бывает. /
-         Вы в этом уверены? - тихо спросил Ландау. /
-         Абсолютно. /
Помолчали, затем хозяин квартиры снова вернулся к пищевой теме. Он сказал, что терпеть не может полуфабрикаты, а верит только во вкус куска мяса, отрезанного собственной рукой./
-         Всегда больше доверял ресторанам, - сказал на это бывший адвокат, и приступил к долгому рассказу об особенностях московских кабаков, подробно остановившись на секретах кухни "Арагви" и ресторана "Бега". /
 Ландау слушал своего нового помощника терпеливо. /
-         Вы можете говорить потише, - только сказал он. - Я слышу хорошо. Со зрением не все благополучно, но слух в порядке. /
-         Пардон, - сказал Эдуард Григорьевич. - Привык выступать на судах. Там без напора, согласитесь, нельзя. Каждое слово должно быть слышно. Я, к вашему сведению, адвокат с многолетним стажем. Московский Университет закончил после войны. /
-         Воевали? - спросил Ландау. /
-         Последний год, сорок пятый, 180 дней боев. 2-ой Белорусский фронт, а войну закончил под Лодзью./
-         Господи, - совсем тихо сказал Ландау. - Я тоже./
 Он так тихо это сказал, что Резников его не расслышал. Он продолжал кричать:
-         Да ну ее к черту, войну эту! И что вы сидите здесь в темноте?! Собирайтесь, пошли по бабам!
-         Куда? - опешил Ландау. /
-         Шучу, - усмехнулся Эдуард Григорьевич. - Но погода отличная. Чего дома сидеть? /
-         С утра был дождь, - возразил генерал Ландау. - И холодно, кажется. /
-         Ерунда! - отмахнулся Резников. - Захватим зонтик. Все - двинули!
-         Ну, попробуем, - улыбнулся генерал, и без особых затруднений поднялся. /
-         Даешь! - удивился Резников, непринужденно перейдя на "ты". - А мне говорили, что на протезе шкандыбаешь. /
-         Так и есть, - сказал Ландау. - Вот палка. Без нее не хожу./
-         Все равно молодец! - искренне восхитился Резников. - Ну, двинули! /
И они "двинули". Уже на улице адвокат сказал генералу: /
-         Давай так: сегодня я тебя угощаю, завтра - ты меня. /
-         Это как? - не сразу понял Ландау. /
-         Что "как"? - вздохнул Резников. - Ладно, разберемся …Я тут знаю одну "жрачку" - дешево и сердито. Берем такси. Сегодня за мой счет./
-         Зачем такси? - удивился генерал. - У меня машина. /

 Своим "ландровером" он управлял с ювелирным мастерством. /
-         Хочешь, я поведу, - тем не менее, предложил  Резников./
-         Права есть? - спросил генерал./
-         Пробовал подтвердить - ничего не вышло. Сорок лет водительского стажа, а он у меня ошибки нашел. Мафия тут у вас, в вашем государстве. /
-         В нашем государстве, - поправил, нахмурившись, Ландау. /
-         Ну, в нашем, - согласился Резников. - Что от этого нам с тобой легче? /
-         Государству легче, - спокойно отозвался Ландау. /
-         Понял, - кивнул бывший адвокат, великий мастер компромисса. - Слушай, давай сначала на море махнем, посидим на пляже. /
-         Зимой? - удивился генерал. /
-         Какая зима! Да у нас в Москве не всякий июль так тепло.
-         Не у "нас", а в России, - снова поправил Резникова зануда-генерал. /
-         А где еще, - легко отозвался Резников. /

 Потом они скинулись и купили два раскладных стула. Эти стулья старики и поставили на пляже у тихой воды зимнего Средиземного моря. /
 Они сидели, разувшись, и грелись в лучах ласкового солнца./
 Мимо стариков изредка пробегали спортсмены, прогуливались люди с собаками и без. Однажды промчалась мимо них рыжеволосая, длинноногая девица. /
 - За ней бы, - вздохнул Резников. – Рысью, и на всех порах.
-         Куда нам, - вздохнул Ландау. - Мы свое отбегали. /
Тогда бывший адвокат поднялся и довольно резво бросился за девицей босиком. Правда, бежал он рядом с ней недолго. Рыжая была в наушниках, она слушала на бегу музыку, и никакого внимания на шустрого старика не обратила. /
 Резников вернулся. /
-         Извини, - сказал он. - Совсем забыл, что у тебя протез. /
-         Это хорошо, что забыл, - улыбнулся Ландау. /
-         Еще есть вопрос, можно? /
-         Давай. /
-         Ты попросил в конторе русского метапеля - это почему? /
-         Не знаю, - пожал плечами генерал. - Молодость вспомнил, войну. /
-         Ну, ее к дьяволу! - сказал бывший адвокат. - Будем помнить о мире./
-         Будем, - кивнул Ландау.
 Потом, нагуляв аппетит, они отправились к шашлыкам и пиву. Народу в "жрачке" было множество.  В длинных, чудовищных мангалах жарко пылали уголья. Шашлычных дел мастера, обливаясь потом, трудились на славу. Старикам не пришлось долго ждать. Каждый съел по три  шампура, а выпил по большой банке пива. /
-         Теперь соснуть бы на часок, - зевнул Резников. /
-         Неплохо бы, - согласился Ландау. /
-         Дома скучно, - сказал Резников. - Слушай, тут у меня есть дама знакомая - художница. У нее мастерская. Добрая душа. Только учти -  ее картины хвалить надо, иначе выгонит. Поехали? /
-         Я люблю хвалить, - сказал Ландау.

 Художница их встретила гостеприимно. Старики прямо с порога стали аплодировать ее творчеству. Резников умел это делать замечательно, а генерал отпускал комплименты короткие, но вполне искренние. Ему и в самом деле понравились разноцветные круги и линии на полотнах хозяйки. /
 Художница угостила стариков выпивкой. Они пригубили, а потом Резников честно признался, что день у них случился тяжелый, и очень хочется забыться сном хоть на несколько минут. /
 Резникова устроили на продавленном топчане, в темном углу мастерской. Ландау предложили маты на подиуме для обнаженной натуры. Хозяйка бережно прикрыла стариков какой-то цветастой драпировкой и пожелала спокойной ночи. 
 Ландау был уверен, что не  сможет заснуть в этом ужасе, но заснул мгновенно, и проспал часа два, пока не разбудили стариков шумные приветствия новых гостей. 
 Гости тоже начали с комплиментов, а потому сразу же приступили к застолью с разными разговорами о житье - бытье. Народ прибыл  в мастерскую разный. Кто-то был этим самым житьем – бытьем  доволен, а кто-то не очень. Генерал, на этот раз, слушал молча, никого не поправлял, но очень обрадовался, когда разговоры кончились, и Резников взялся за гитару.
 Слушая бывшего адвоката, генерал совсем забыл, что он за рулем. Выпил Ландау рюмок пять водки, да еще пива прибавил. 
-         Аут, - сказал ему потом Резников. - За руль я тебя не пущу. Домой мы пойдем пешком. 

 И они пошли пешком, не торопясь, через весь город. По пути отдыхали в открытых, несмотря на позднее время, кабачках. Закусывали и выпивали понемногу. У Резникова деньги давно кончились, и Ландау расплачивался "визой". 
-         Знаешь, - сказал в одном кабачке Резников. - Пошли они все к черту! Ты - солдат, и я солдат, а все остальное - труха. 
-         Верно, - кивнул Ландау. - Разве они знают, что такое мир? 
 Так, беседуя, они и подошли к дому генерала в Герцлии. Там они  устроили "концерт" и получили замечание от полиции. Там они и допели песню в парке. 
-         Завтра куда пойдем? - спросил Ландау, удобно откинувшись на спинку скамейки.
-         Можно на футбол? - предложил Резников. - И слушай! Есть у меня адресок фермы с рысаками. Ты лошадей любишь?
-         Люблю, - пробормотал, засыпая, генерал Пинхас Ландау. – Я собак люблю, кошек, птиц и бабочек?
-         А что не любишь? – спросил, сладко зевнув, Резников.

Генерал не ответил. Он спал.

                                                   2000 г.

ЭТО ОТ ДУШИ!

Редчайшая для нынешнего мульти-пульти продукция.

http://www.adme.ru/vdohnovenie-919705/potryasayuschij-multfilm-463155/

УМЕНИЕ ЖИТЬ



 Вот темочку выбрал. Мне самому сколько раз говорили: «Ну, не умеешь ты, старик, жить». Я никогда не спорил, потому что понятие не имел, что такое «уметь жить».
 Однако, встречал многих, кто знал на этот вопрос точный ответ.
 М.М Жванецкий советовал: «Не умеешь жить – умей смеяться».
 Другой российский сатирик и юморист утешил всех живущих скопом: «Жизнь – это тоже отпуск. Только с того света.
 Одна неизвестная личность пошутила и вовсе печально: «Хорошо не просто там, где нас нет, а там, где нас никогда не было!»
 Она же убеждена: «Мало найти свое место в жизни, надо еще найти его первым».
 А вот еще один перл Инкогнито: «Мало знать себе цену – надо еще поьзоваться спросом».
 Выходит, превзошел ты искусство жизни или не знаешь, не ведаешь, с какого конца за эту жизнь взяться – итог один. Полный хаос царит в этой области.
 Помню, на один из моих фильмов в России великодушно отсыпал денежек один симпатичный олигарх. Сидим мы с ним в ресторане, празднуем заключение договора, а тут подходит к нему один из «мальчиков» и, сияя, докладывает что-то боссу на ушко. Тот  премного доволен, подмигивает мне, жалкому просителю, и говорит: «Жить нужно уметь, дорогой мой».
 Всего лишь через неделю в машину этого олигарха бросили на ходу противотанковую гранату. Он лишился ноги, а черепно – мозговое ранение на всю жизнь, как сказали врачи, сделало его инвалидом.
 Да что там жалкий пример из жизни российских олигархов! Древних авторов очень полезно читать в пересказе М.М. Зощенко: «Кай Юлий Цеарь отдал распоряжение по войскам украшать оружие золотом, серебром и драгоценными камнями. Он рассчитывал, что благодаря этому солдаты при отступлении не будут бросать оружие. Так и оказалось». «Голубая книга».
 Ну, умел жить этот Цезарь? Бесспорно, а что толку – зарезали, беднягу, как собаку оружием простым, не украшенным драгоценными металлами.
 Сам Зощенко, в отличие от Цезаря, совсем жить не умел. Умер он затравленным и нищим, а книги его читает народ запоем и читать будет еще долго. Вот и разберись в этом умении.
 Нет, тема эта настолько глубока и безмерна, что вновь придется отделаться чистым стебом, даже не пытаясь заглянуть вглубь предмета.
 Начну с глубокомысленной шутки современного философа П.С. Таранова: «Жизнь для человека только тогда жизнь, когда она беспрерывно дополняется этим самым «для».
 Только вектор Таранов не обозначил. Жизнь для человека, или человек для жизни. Мне вот, по наивности, кажется, что только во втором случае умножение «для» и дает нам подлинное счастье, которое многие путают с умением жить.
 Один остряк, по имени и фамилии Мендель Маранц, шутит в интернете: «В конце концов, что такое жизнь? Путешествие. Что такое смерть? Цель. Что такое мужчина? Пассажир. Что такое женщина? Багаж».
 Как же все просто: уметь жить – это весело путешествовать к смерти с хорошим багажом. И нет проблем. Только бы отхватить билеты в бизнес -классе.
 Вот здесь я полностью согласен с Гильбертом Честертоном: «Говорят, что путешествия обогащают ум; однако сначала надо его иметь». Впрочем, умение жить к уму никакого отношения не имеет, как и к другим нашим достоинствам. Умение жить – это особый талант, которым природа наделяет далеко не каждого.
 Большую часть жизни я провел рядом с теми, кто жить умел не лучшим образом. Разный характер, нрав, судьбу дал Бог этим людям. Но когда  встречался с людьми, жить умеющими, всегда поражался удивительному сходству их портретов. Мне всегда казалось, и не без оснований, что эти люди знают и умеют то, что другим совершенно недоступно, как раз за счет подобия, однообразия приемов.
 Помню один полезный совет: «Не озирайся в поисках ножа и вилки. Пока ты тратишь время на глупые условности, сосед все сожрет руками».
 Английский драматург Гильберт, судя по всему, был убежден, что умение жить напрямую связано с примитивностью мировоззрения. Вот что он писал по этому поводу: «Каждый человек имеет некоторый определенный горизонт. Когда он сужается и становится бесконечно малым, он превращается в точку. Тогда человек говорит: «Это моя точка зрения».
 Категорически не согласен. Как раз у тех, кто умеет жить, своя точка зрения отсутствует напрочь. Так что же, мы должны признать, что эти люди с самым широким горизонтом?
 Впрочем, «точка зрения» – интереснейшая позиция для изучения  искусства жизни. Дело, видимо, не в том, какое место вы занимаете на нашей грешной планете, а в том, как смотрите на эту планету, а, значит, и на себя.
 Генрих Гейне: «Мир выглядит юной красавицей или Брокенской ведьмой в зависимости от того, через какие очки на него смотришь».
  Но это все лирика. У большей части человечества подобные очки и вовсе отсутствуют. А личности с нормальным зрением дают, как правило, вульгарные рекомендации: « Искусство жизни состоит в простом порядке вещей: меньше думай, больше делай».
 Вот и здесь я не совсем согласен. Все-таки совершать поступки нужно, хоть с каким-то, но умом.
 Некто Адамс пишет: « Если ешь слона, не пытайся запихать его в рот целиком».
 Вот это верно. Большая часть человечества торопливо и глупо  питается. Только люди, умеющие жить, поглощают слона частями, с чувством толком и расстановкой. Значит, даже они умеют обдумывать свои поступки.
 Двинемся дальше по извилистой тропе полезных советов, необходимых в искусстве жить.
 "Жизнь - это рынок, где нужно уметь себя продать", - утверждал Самуил Маршак. У Маршака было, что продать, а как быть тем, у кого и продать-то нечего?
 Знаменитая домохозяйка Агнесса Аллен писала: «В большинстве случаев попасть внутрь легче, чем выбраться наружу».
 Вот уж правило железное. В связи с ним не могу не вспомнить еще один отрывок из «Голубой книги» Зощенко: «Любовник Екатерины Первой, камергер Монс, был казнен Петром. Несчастного посадили на кол, а голову потом отрезали и положили в банку со спиртом. И эту банку Петр велел поставить в комнате Екатерины. Когда эту голову принесли, Екатерина сказала придворным:
-         Вот, господа, до чего доводит разврат придворных!»
Лицемерие первой императрицы оставим на ее совести. Не в нем дело, а в этом бедолаге Монсе, который наверняка думал о себе, что он настоящий пройдоха, и умеет жить, а на самом деле, забираясь в постель Екатерины, он должен был сразу подумать, как из нее выбраться.
 Очень мне нравится грустное замечание английского философа Самуэла Батлера: «Есть два основополагающих закона: один общий, другой частный. Согласно общему, каждый может, если постарается, добиться того, что хочет. Согласно же частному, каждый человек в отдельности является исключением из закона общего».
 Убежден, люди жить умеющие добиваются в своей жизни не того, чего хотят, а того, что могут, и мгновенно выпадают из закона Батлера. Умеющие жить вовсе не так амбициозны, как кажется. Они ведут себя гораздо скромнее, чем это может показаться.
 Вот Иосиф Сталин не стал тем, кем хотел:  поэтом, а стал тем, чем мог: людоедом и вождем советского народа. Такой же точный выбор сделали Нерон, Гитлер, Мао и многие другие знаменитые личности в истории нашей цивилизации.
Все же остальные люди, жить не умеющие, тянутся за тем, что добыть никак невозможно. Вот и маются, и страдают, и не знают, как выбраться из капкана привычного, утомительного, губительного быта.
 Вот потянуло меня привычно на исторические примеры. Но должен сказать, что образованность по этой части жить, если честно, не очень помогает. Прав был малоизвестный философ Вольф: «Пренебрегающие изучением прошлого обречены на повторение его ошибок. Изучающие прошлое найдут другие способы ошибаться».
 Саша Гитри тоже удачно сострил на эту тему: «Источник нашей мудрости – наш опыт. Источник нашего опыта  – наша глупость».
 Спасает человека мечта, надежда. Даже когда он жить совершенно не умеет, человек надеется, что умение это впереди. Но тут же подворачивается скептик и циник, вроде американского писателя Амброза Бирса, и без проволочек вставит свое словцо: «Будущее – это период времени, когда наши дела идут прекрасно, наши друзья – настоящие друзья, а наше счастье не вызывает ни малейшего сомнения».
 Не верьте скептикам и циникам. Тот же Бирс дошел до полного отрицания умения человека жить: «Год – это период из трехсот шестидесяти пяти разочарований». Ну, кто с этим может согласиться? Мы и держимся на этой земле, только потому, что «день на день не приходится».
 Некоторые знаменитые личности убеждены, что искусство жить - напрямую связано с возможностями глубокого анализа своей собственной персоны, критического отношения к ней.
 Курт Воннегут утверждал: «Будьте осмотрительны в выборе того, кем вы притворяетесь, ибо вы и есть тот, кем вы притворяетесь».
 Совет, которому невозможно следовать по многим причинам…. Кстати, и честно говоря, человека можно научить чему угодно, только не умению жить.
 Индира Ганди: «Мой дед однажды сказал мне, что все люди делятся на тех, кто работает, и на тех, кто ставит себе в заслугу результаты этой работы. Он советовал мне постараться попасть в первую группу: в ней меньше конкуренции».
 Вот тоже благой и замаскированный совет, но нет более верного пути к жизненному успеху, чем научится ставить себе в заслугу результаты работы других.
 Нет, все – таки, появится когда-нибудь честный учебник, подчеркиваю – ч е с т н ы й,  в котором без прикрас будут собраны всевозможные способы, с помощью которых человек сможет постичь науку умения жить.
   Многим, например, кажется, что искусство это напрямую связано с умением нравится «хозяевам жизни». Что же, и в этом есть доля правды. Часто обидной правды. Вот, например, что писал Вовенарг: «Если человек рожден с высокой и мужественной душой, если он работящ, горд, честолюбив, чужд низкопоклонства, а ум его глубок и скрытен, я могу смело сказать, что у него есть все необходимое, чтобы его не замечали вельможи и высокопоставленные особы: они больше, чем остальные, бояться тех, кем не могут помыкать».
 Грустное замечание. Не в нем ли причина, что правят человечеством люди жить умеющие  за счет других жизней. Жизней тех, кто жить не умеет.
 Впрочем, и здесь правда жизни далека от примитивных оценок, а потому  приведу в заключение слова Навалиса: «Большинство людей сами не знают, как они в действительности интересны, какие в действительности интереснейшие вещи они говорят. Если бы кто-нибудь дал им подлинное представление о самих себе – воспроизвел и прокомментировал их речи, - они пришли бы в глубочайшее изумление от самих себя, что помогло бы им обнаружить в себе совершенно новый мир».

 К чему это я? Да к тому, что многие из нас даже не догадываются, как здорово они умеют жить, а ворчат и жалуются только потому, что кто-то, как им кажется, умеет жить еще лучше.   
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..