четверг, 13 марта 2014 г.

КУДРИН СЧИТАЕТ ДЕНЬГИ



Выступая на совместном заседании президиумов Союза промышленников и предпринимателей Петербурга и Ленинградской области, Алексей Кудрин заявил, что санкции, которые планируют ввести западные страны, могут привести к нулевому росту ВВП.

Кудрин полагает, что ряд действий России в отношении Украины будут крайне негативно восприняты западными странами, что приведет к усилению конфронтации между Россией и Западом, передает ИТАР-ТАСС. Бывший министр финансов считает, что арест отдельных заграничных счетов, предприятий и операций – «это мягкий вариант».

Алексей Кудрин считает, что Запад не ограничится «мягким вариантом», что, в свою очередь, приведет к новым вызовам в макроэкономике. Он, в частности, отмечает сферу инвестиций. По словам Кудрина, корпоративный сектор российской экономики закредитован иностранными банками примерно на 700 млрд долларов. Он отмечает снижение этого показателя и прогнозирует дальнейшее снижение интереса иностранных инвесторов к российской экономике.

В связи с этими факторами, Кудрин не видит объективных причин к росту ВВП в 2,5%, который был спрогнозирован Министерством экономического развития в декабре 2013. «Даже сейчас многие оценивают, что примерно 1,5% будет в этом году рост. Я думаю, что в силу вот этих обстоятельств он будет меньше 1%в этом году, может быть ноль», - заявил Алексей Кудрин.
Опубликовано: 13 марта, 20:09

ИЗРАИЛЬ 1953 ГОД.




Недавно вышел на 9-ый канал. Хотел посмотреть, может что там изменилось после перемены начальства? Увидел, как арабы и евреи дружно борются против  свалки мусора, а израильская полиция избила какого-то здоровенного парня, а потому позор на ее голову. В общем, мало что изменилось пока на этом канале, но потом показали старый документальный фильм по моему сценарию. Фильм так себе, но живой, яркий материал к нему предлагаю к чтению.

В январе месяце все евреи СССР в ужасе замерли, понимая, что «дело врачей» добром для них не кончится. Поклонник папирос «Герцеговина флор» готовился к новому устрашающему подвластный народ акту.
 Но это в далекой России, а в Израиле с прилавков неожиданно исчезли любимые народом сигареты «Нельсон». Пропал табак именно этого сорта, а как следствие пачка «Флаерс» подорожала на две лиры, но появилась первая реклама дешевых сигарет «Ноблесс».
 Курева хватало, да и всю ситуацию в Еврейском государстве никак нельзя было назвать кризисной. Высок, как обычно, был процент безработных, но работающие граждане могли свободно приобрести фрукты и овощи. Мясом стали кормить во многих ресторанах, а в лавках появилась даже свинина, что вызвало волну возмущения в религиозных кругах. Вот с курятиной не все было благополучно. Корма не хватало. Владельцы курятников продавали наседок, правительство было вынуждено снять надзор за продажей кур.
 Вот с обувных лавок налаживай, снимай надзор – все без разницы. Обуви в магазинах практически не было. В газетах появилось предложение закупить в России лыко, чтобы наладить плетение лаптей. Журналист пошутил, но многие босоногие читатели отнеслись к этой идее серьезно.
 В конце концов, страна могла обойтись без лаптей, но не без оружия в то время, как англичане продолжали гнать в арабские страны танки и самолеты. У Израиля денег на оружие не было, а никто даром давать не хотел. Оставалось поднять бучу в международном масштабе или выпросить подарок у Айка (Эйзенхауэра). Англичане не собирались отказываться от арабских денег, а президент США не спешил обрадовать новорожденное государство, такое близкое миллионам американских евреев.
 Зато на прилавках киосков появились дешевые американские журналы. Сотрудники посольства США обнаружили, что газетные лавки пестрят обложками дешевых изданий из СССР, в то время, как американская печатная продукция недоступна бедному израильскому читателю, а правительство не желает выделять доллары на «духовную», заокеанскую пищу, да и импортировать дорогие американские журналы невыгодно. И вот, по указанию Вашингтон, цены на такие журналы как «Таймс» и «Лайф» были значительно снижены. В результате американская бульварная пресса и дешевые любовно-приключенческие романы заполонили прилавки книжных магазинов Израиля.
 В январе месяце в газетах появились и скромные объявления о скором появлении легендарного американского напитка кока-колы. Израильтяне были большими любителями обычной газировки с сиропом и не подозревали, что скоро у привычного напитка появится грозный конкурент.
 Коммунистические газеты, как обычно, назвали грядущие поставки коки «имперской агрессией США».
 Впрочем, было установлено, что не «буржуазный» напиток и не печатная продукция стали причиной резкого увеличения  разводов в Еврейском государстве. Судя по статистике, потомки Иакова по этой статье догнали самые развитые европейские страны. Газеты пишут, что виной тому скоротечные браки по расчету, единственной целью которых было не воспроизводство еврейского населения, а сама репатриация.
 На репатриантов, как обычно, «вешали» и разгул криминала. Отмечалось, что число квартирных воров, «работающих» в Тель-Авиве возросло до 50-ти. Считалось, что профессиональные взломщики, как правило, репатрианты, доставившие из-за границы не только свои профессиональные навыки, но и необходимый инструмент.
 Газеты подробно описывают один из приемов, которым исправно пользуются грабители: незнакомец или незнакомка стучат в дверь, просят водички испить или интересуются – не здесь ли живет наш друг – Эфраим? И случайно оставляют в квартире  пару билетов на какое-нибудь редкое представление. Хозяева, лишенные в те времена телевизионной жвачки, с радостью используют билеты, оставив свое имущество без присмотра. Вернувшись, они обнаруживают, что квартиру обчистили. Билеты, иной раз, просто оставляли у порога или подбрасывали в почтовый ящик.
 Забавно, что нынешняя система «подарков» в торговле сродни старому трюку. Люди так падки на халяву, что не хотят и думать, что цена «подарка» с лихвой входит в стоимость приобретенной ими вещи.  
   О кражах или уводе невест израильская пресса того года не упоминает, но с момента создания государства численный баланс полов был явно в пользу мужчин. Женихов было гораздо больше, чем невест. Напомним, что еще в 1952 году появилось движение «Сомневающейся молодежи». Главным требованием движения к правительству было разрешение на открытие публичных домов. В этом году заявила о себе новая организация: «Движение в защиту прав израильского мужчины» По расчету лидеров движения на на 250 мужчин в возрасте от 20 до 40 лет приходилось всего лишь 100 женщин. Движение заявило, что такой явный дисбаланс неизбежно приведет к росту сексуального насилия  и к общему моральному упадку. Движение не настаивало на открытие борделей, а предлагало начать компанию по завозу в Израиль женщин-репатрианток из стран, где, как раз, в связи с прошедшей войной мужчин меньше, чем женщин.
 Рост разводов не так взволновал страну, как разрыв дипломатических отношений с СССР. (На территории  посольства Страны Советов взорвалась граната, осколками была ранена жена посла и один из сотрудников миссии).
 Серьезные проблемы появились не только по линии МИДа, но и внутри государства. Сложилась парадоксальная ситуация, когда водители автобусов и пассажиры люто ненавидят друг друга. И тогда руководство кооператива «Дан» объявило о начале «операции вежливость». Начальник генштаба операции – Цви-Нахман Суслик, ветеран «Дана» отдал распоряжение водителям быть вежливыми с пассажирами, одеваться на смену прилично и соблюдать график движения. Самым исполнительным водителям были обещаны призы.
 Работники «Дана» переоделись в «штатское», вышли на линию и стали провоцировать  водителей вызывающим поведением. О результатах провокации газеты не сообщали, зато рассказали любопытную историю, о том, как один из водителей уговорил своего малолетнего родственника написать в контору водительского кооператива письмо с комплиментами в его адрес. Жулика разоблачили, и приз он не получил.
 Смерть вождя народов расколола страну на два зримых лагеря. Одни собирали митинги и рыдали, оплакивая Сталина, другие откровенно радовались кончине очередного Амана, как раз, в дни Пурима.
 Возможное обновления мира вызвало всплеск заказов на услуги разного рода предсказателей-пророков в Израиле. Таких журналисты насчитали ровно 250 человек. Публика эта процветала. Визит к предсказателю стоил 8 лир. И снова во всем обвинили репатриантов из стран Востока «которые принесли с собой массу суеверий». Правда отмечалось, что и многие образованные израильтяне планируют свою жизнь с оглядкой на гадалок. Кроме консультаций «волшебницы» продавали талисманы, способные помочь разрешить любовные проблемы и даже бесплодие.
 Темные предрассудки прошлого шли рука об руку с очевидным прогрессом. В марте месяце д-р Гийора Варго, директор тель-авивского отделения банка «Дисконт» впервые предложил идею продажи товаров в кредит. Он нашел инвестора и основал первую кредитную компанию в Израиле, предлагающую мелкие ссуды с возможностью ежемесячных отчислений с заработной платы клиента.
 Ну, кредит, был уже делом обычным в развитых странах мира, необычным и специфическим были, и остаются до сих пор, проблемы, связанные с гитлеровским геноцидом евреев в Европе.
 17 апреля 1953 года в Иерусалиме неизвестный напал после концерта на знаменитого скрипача Яшу Хейфеца, гастролирующего в Израиле,   и  повредил драгоценную руку музыканта, застрахованную на 300 тыс. долларов. Хейфец во время концерта исполнил пьесу Иоганна Штрауса, а евреи Еврейского государства после Холокоста не желали слушать «немецкую» музыку.
 Хейфец отменил все последующие концерты, и, несмотря на уговоры Бен-Гуриона, выразившего желание слушать любую немецкую музыку в исполнении виртуоза,  уехал и в течение многих лет отказывался гастролировать в Израиле.
 У евреев своя «музыка»: в том же, весеннем месяце тысячи жителей иерусалимского района «Меа Шеарим» отметили праздником «рождение Солнца» (По еврейской традиции раз в 28 лет Солнце достигает той точке на небосклоне в которой оно было в момент создания Вселенной). Возрождение праздника вызвало всеобщее воодушевление. В предрассветные часы по улицам города разъезжали машины с мегафонами и будили участников церемонии. Специальные автобусы довезли молящихся до горы Сион. 500 тысяч собравшихся устремил и свой взор к востоку, ожидая восход Солнца. С восходом начались молитвы; ортодоксам, помнящим их все наизусть, пришлось прибегнуть к помощи специального Сидура ( выпущенного к празднику Министерством религий.
 Женщины и туман мешали мужчинам заняться «делом». Не удавалось начать молитву, пока кто-то не прокричал в мегафон: «Женщины, сжальтесь, сдвиньтесь на запад! Невозможно произнести ни слова молитвы, солнца не видно – одни вы!» Женщины сдвинулись и молитвы продолжались не менее четырех часов.

ГИБЕЛЬ ПЕТРЫ


Лет 15 назад посетил Петру: мертвый, скальный город в ущелье. Фантастическое, нужно признаться, зрелище. Сочинил тогда заметки восторженные, вполне рекламного характера. Был, впрочем, искренен. Человек, к красоте неравнодушный, просто обязан  восторгаться этим чудом света.
Но там же, любуясь розовым чудом пустых дворцов и великолепием амфитеатра, подумал, что могло заставить целый народ бросить такой уютный, богатый и, надежнейшим образом, защищенный город?
Строили его на века, тысячелетия, но вот ушли отсюда набатеи, все бросили, растворились в пустыне среди других народов.
Понятно, когда какую-нибудь нищую, малодворную деревеньку в глубине России бросают жители - старики, но тут…
Видел, конечно, что строения Петры во многом эклектичны. Понимал, что с гением национальным у набатеев не все было в порядке. Вторичность – ненадежная защита от беспощадного времени.
Однако, и оригинальное чудо пирамид не смогло спасти майя или древних египтян. Потом узнал, что есть много точек зрения о причинах исчезновения набатейского государства. Самая распространенная заключалась в том, что изменились торговые пути, народ посредников в этой самой торговле, стремительно обеднел и был вынужден оставить свою роскошную, вполне цивилизованную по тем временам, столицу.
Но здесь возникает законный вопрос: почему люди, способные возводить такие фантастические сооружения в голодной пустыне, не смогли перестроиться, освоить ремесла, наладить торговлю с соседями, развить сельское хозяйство? Нет, одним дефицитом привычного промысла исчезновение народа Петры объяснить трудно.
Любят опровергать тексты Торы тем, что мир людей существовал задолго до даты, установленной великой Книгой. Обычно отвечаю так: "Это был  д р у г о й  мир". Мир строителей, считающих, что остаться во времени, выдержать поединок со временем, можно и нужно лишь с помощью заметных знаков, поставленных на земле.
То была эпоха строителей. Мы знаем о ней совсем немного. Есть догадки, что существовала удивительная цивилизация Атлантиды, но что было до нее? Какие цивилизации прошлого стерло безжалостное время?
Открытие Чарльза Дарвина давно опровергла современная наука. Когда появился первый человек – строитель на земле - нам до сих пор неизвестно. Миллион лет назад, сотни тысяч – кто знает.
Мы можем только догадываться, что наследовали от далеких предков шумеры Междуречья, древние египтяне или индейцы Южной Америки. В любом случае, наследство это не смогло избавить их от исчезновения в песчаных бурях времени.
Ученые на то и ученые, чтобы во всем отыскать разумные и понятные причины.
Почему феноменальные астрономические знания древних майя и строительный гений не помогли этому народу сохранить свои великие города и цивилизацию?
Оказывается, система земледелия у майя была несовершенной. Примитивно – подсечной была эта система. Майя истребляли леса и уходили все дальше от городов, а потом и бросили их вовсе.
Керам пишет в своей знаменитой книге "Боги, гробницы, ученые": "Цивилизация без техники еще возможна, но цивилизация без плуга – нет! Голод – вот что заставило народ тогда, когда между городами осталась лишь сухая выжженная степь, отправиться в странствование".
 Странное объяснение. И здесь, как и в случае с Петрой, возникает резонный вопрос: почему не смогли майя не только ввести простейший вид восстановления почв, но и развить  ремесла и торговлю настолько, чтобы спасти свою цивилизацию городов.
Огромный и богатый город Чичен-Ица тоже был внезапно оставлен жителями -тольтеками. С тех пор нет об этом народе никаких известий.
Город, сами строения, величественные пирамиды – все это было крепостью того или иного народа в древности, но крепостью крайне ненадежной.
Впрочем, дело не только во дворцах и Колизеях. В древности люди испытывали страсть и к разным монументам. Жили, порой, в пещерах, а идолы все-таки возводили. Пример тому - остров Пасхи.  Великий путешественник Кук обнаружил на  острове малочисленное, дикое племя, давно забывшее о том, зачем их предкам понадобилось сооружать  скульптурные изображения странных, фантастических созданий, закопанных по шею в землю.
Ученые и здесь нашли причину – причин. Каменные идолы волокли к берегу  с помощью вырубленных деревьев. Постепенно, мол, леса вырубили совершенно, земля обеднела и перестала давать необходимый урожай. Начался голод, а затем последовало исчезновение тех, кто знал о предназначении идолов острова Пасхи.
И вновь находят "желудочную" причину гибели цивилизации.  Древние Греция и Рим  погибли сравнительно недавно, но и здесь ученые считают, что причиной этой гибели было очевидное "переедания".  Выходит, мы имеем дело вновь с проблемой желудка.
Иной раз все списывается на войны. Очень уж древние любили их вести. Один из лучших исследователей истории Южной Америки – Майкл Ко – пишет: "Майя были просто помешаны на войне". Выходит, дело не только в отсталом земледелии, но и в хронически агрессивной природе некоторых древних народов.
Но почему же только древних. Страсть к строительству грандиозных сооружений и по сей день связана с агрессивным психозом того или иного народа.
Недавно мы наблюдали за тем, как падают на землю не идолы острова Пасхи, а статуи Саддама Хусейна. Этот диктатор тоже цеплялся за время, в поисках бессмертия, сооружая, как будто, никому не нужные дворцы. А как были помешаны на помпезной роскоши сооружений  Гитлер или Сталин?
Кровожадность последних очевидна. Впрочем, индейцы майя, приносящие в древности человеческие жертвы, ничем не отличаются от террористов – самоубийц нашего времени. Языческая преемственность очевидна.
Судя по всему, и психология  диктаторов остается неизменной на протяжении многих тысячелетий. Мания строительства напрямую связана с повышенной агрессивностью, а в итоге с неизбежной гибелью режима, и, вполне возможно, и с предстоящим исчезновением народа, склонного подчиняться силе той или иной личности, жить в рабской покорности, возлагая ответственность за свою судьбу на Хозяина.
Этот "другой народ", живущий в ином, "параллельном" летоисчислении, продолжает существовать и сегодня. Что толку в свергнутых статуях Хусейна, если им на смену идут толпы окровавленных фанатиков с портретами очередного вождя. Выходит, дело не в самих идолах, а в постаментах для них.
Недавно была обнажена уникальная надпись на камне, подтверждающая существование династии Давида. Прежде ученые могли ссылаться только на Тонах. Даже от великого Храма не осталось ничего, кроме остатков окружающей Храм стены.
Много строил царь – Ирод, но назвать его еврейским царем трудно. Он и занят был бурной архитектурной деятельностью, потому что стремился уйти как можно дальше от иудаизма.
Выходит, народ еврейский поместил всего себя не в видимые издалека признаки величия, а в Книгу: летопись, свод привил и установлений. Тора сберегла древний язык, начав отсчет времени современной, человеческой цивилизации от точной даты сотворения мира, указанной в Ней.
Все человеческие цивилизации древности сознавали свою обреченность и по - своему, сражались за "сохранение вида". Наконец, одна из них ушла от старой схемы строительства и агрессии, обратившись к самой сущности человека, как существа, наделенного мозгом, способным развиваться. Иудаизм сделал ставку  на воспитание интеллекта, на Закон, могущий, в конечном итоге, создать Человека с большой буквы, а не просто двуногого без перьев.
" И сказали друг другу: наделаем кирпичей и обожжем огнем. И стали у них кирпичи вместо камней, а земляная смола вместо извести. И сказали они: построим себе город и башню до небес; и сделаем себе имя, прежде, нежели рассеемся по лицу всей земли".
Перед нами   история всех пирамид, дворцов, идолов, запечатленная в кратком тексте Торы. История трагической "незавершенки", сумевшей сохранить лишь тень народа – его имя. 
Вся энергия евреев древности была направлена на развитие души и мозга. Тело получило ровно столько питательных веществ, чтобы не прекратить свое существование. Грех излишеств тут же наказывался очередным, серьезным кризисом. Тем не менее, с годами сила иудаизма стала спасительной для народа в изгнании, способного сохранить себя даже без своей земли и своего дома.
Народ Книги продолжал быть народом при условиях, в которых иные народы быстро растворялись среди других, более сильных и агрессивных соседей.
Сегодня очевидно, что в самом еврейском монотеизме существует удивительный заряд, способный обеспечить жизнедеятельность многих поколений. Обеспечить "особость", оригинальность нации, столь необходимую для выживания того или иного вида разумной материи.
Энергия эта необходима и всему людскому населению Земли, чтобы выдержать поединок со своей собственной неполноценностью: язычеством, агрессивным психозом, патологической страстью  сооружать идолы и строить никому не нужные помпезные "храмы". Поставил в кавычки это слово, потому что дело не только в архитектурных сооружениях, но и в тех излишествах, которыми соблазняет  нас технический прогресс. В нем – еще одна опасность  нашей неосторожной цивилизации, построенной без учета трагической судьбы Вавилонской башни.
Рядом с "мертвыми" дворцами Петры расположен арабский поселок, живущий на одном лишь туризме. Все повторяется в этом мире. Набатеи сопровождали торговые караваны. Люди, которые поселились рядом с их древней столицей, тоже довольствуются ролью посредников, не задумываясь о жестокости и коварстве беспощадного времени.

СМОТРИ В ТЕЛЕВИЗОР - УВИДИШЬ СЕБЯ


 Теодор Моммзен «История Рима»: «Мы дошли до конца Римской республики. Мы видели ее властвовавшей в течение целого полутысячелетия над Италией и прибрежными странами Средиземного моря; мы видели, как она не под давлением внешней силы, а вследствие внутреннего разложения приходила в упадок в политическом, нравственном, религиозном и литературном отношении и уступила место цезаревой монархии. В том мире, который застал Цезарь, было много благородных пережитков минувших веков и бесконечная бездна роскоши и блеска, но мало ума, еще менее вкуса и всего меньше – веселья и радостного наслаждения жизнью. Это был поистине одряхлевший мир, и даже гениальный патриотизм Цезаря не смог вполне обновить его».

«Мало ума, безвкусица, шутовство и кривлянье  вместо «радостного наслаждения жизнью» - вот  то, что люди видят на экранах телевизора.
 Рав Исроэл Миллер: « Оберегая сад души»: «Просмотр телепередач – занятие затягивающе привлекательное и абсолютно пассивное, не требующее особого внимания или усилий со стороны зрителя.   Результат: книги, работа в классе, вопросы учителям и вообще любое занятие, непосредственно требующее мышления, становится трудным и обременительным».
 Каким удивительным образом все сходится. Телевидение не просто растлевает, но убивает мозг зрителя. Дело даже не в рекламе памперсов или зубной пасты, дело в постоянной рекламе убийств, под маской детективов. Однажды я подсчитал количество трупов за один вечер трансляции одного из популярных каналов. Получилось десять убийств «огнестрелом», пять колющих ран и два отравления. Отсюда засилье технократии при «малом уме» современной западной цивилизации. Отсюда и «закат Европы».
Ислам набросился на Запад, почувствовав именно эту его слабость.
Годфри Реджио: «Мы – киборги, инопланетяне на собственной планете. Наша жизнь – это промышленный конвейер, наш мир – это пластиковая матка искусственной вселенной…. Посмотрите на человека, сидящего у телевизора. Его дыхание и пульс замедлены. Его реакции автоматичны. Катодная трубка кинескопа уже пятьдесят лет изменяет генетический код землян, вытягивает из нас энергию, насилует преображение людей в новых существ. Но мы не боимся технологических новинок. Технология заменила нам Бога. Перед всевидящим оком компьютера мы готовы преклонить колени. И вы все еще не верите тому, что мы киборги».
 Как будто прав замечательный кинорежиссер, но его шедевры можно увидеть только по телевизору и мудрые высказывания Реджио я выудил из Интернета. Значит, не сам телевизор виноват, а человек, умеющий превращать все, что его окружает, в пошлость и смерть. Дело не в технологических новинках, превращающих людей в роботов, а в отсутствии чувства меры. Первый человек, догадавшийся, что огонь можно употребить для обогрева и приготовления пищи, даже не догадывался, что вскоре люди станут поджигать чужие жилища и крепости, устраивать аутодафе и пытать огнем непокорных.
 Винить прогресс в бедах людских – это попытка сваливать все с больной головы на здоровую. «Ангел» телевидения тих и скромен. «Дьявол» всевластен, но виновато в этом не телевидение, а вечная готовность человека подписать  кровью договор с нечистой силой.    
  "Я думал, людям нужна музыка, а оказалось, что им нужно шоу". Луи Армстронг.
«Пресса толчет души. Как душа будет жить, когда ее постоянно что-то раздробляет со стороны». Так писал В.В. Розанов во времена СМИ вполне вегетарианские. Сегодня телевидение не «толчет души», а плющит их под прессом, превращая в нечто однородное и пустое. Это так, но само телевидение, повторим это, не всепожирающий монстр, а всего лишь увеличительное стекло, под которым человек видит сам себя в подлинном, далеко не всегда симпатичном обличье.

ДВОЕ ОДИНОЧЕК рассказ




 Долгие годы был «закатан» в консервную банку автомобиля. А что можно рассмотреть толком из низкого окошка да на скорости? Светофоры, разметку, знаки…. А человека увидеть трудно. Да и темень вечная. Подарив России бесконечные просторы, Творец не позаботился об освещении. Езда по тамошним  дорогам похожа на кровавую корриду. Или, если угодно, гонку на выживание с охотой на пешехода. Скучно и страшно стало ездить задолго до переезда в Страну обетованную. Так что, избавившись от необходимости от необходимости толкать ногами педали и постоянно возиться с ремонтом ржавого монстра, почувствовал радостное облегчение.
 Впрочем, и в Израиле убедился, что смерть собирает богатую жатву с отлично освещенных автобанов страны. Автотранспорт – везде кровожадный Молох, требующий бесконечных жертв.
 В Израиле я – пешеход, и это мне нравится. Будто в юность заглянул, вернул себя в неспешный и спокойный мир паузы. Ну, а света под здешним небом предостаточно. Иной раз, к сожалению, слишком уж горячего света, но не бывает худа без добра, да и добра без худа.
 Ездить в автобусе – совсем другое дело. Сидишь, как в танке, среди разной, суетливой мелюзги. Высоко сидишь – и все вокруг далеко видно.
 Верно, это присказка, а сказка будет впереди.
 Автобус на повороте замедляет ход – и вижу на скамеечке, в сквере с детскими  аттракционами, странную пару: старика и старушку. Сидят они в полуметре друг от друга, неподвижно сидят, как чужие. И, судя по всему, в молчании. Похоже, в ссоре люди. Езжу часто и вижу – месяц в ссоре, второй…. Удивительно.
 Однажды звонит незнакомый человек, и, представившись Кимом Семеновичем, начинает разговор чопорно и длинно:
-         Извините, - говорит, - что отрываю от ваших плодотворных трудов на ниве русскоязычной прессы, но займу всего лишь минуту вашего драгоценного времени. Дело в том, что я осмелился составить кое-какие заметки. Затрудняюсь утверждать, что они представляют бесспорный интерес, но убедительно просил бы прочесть и высказать мнение ….-  Ким Семенович с силой выдыхает воздух, будто вступительную речь эту он готовил долго, упорно заучивая каждое слово.
-         Приносите, - говорю. – Большие заметки?
-         Десять страничек школьной тетради, - торопливо отвечает автор. – Я бы не осмелился затруднить Вас большим объемом…. Только, если позволите, я по почте.
-         Как вам удобней.
 Прощаемся. Погружаюсь в очередные «плодотворные труды», но звонок тот вежливый никак забыть не могу и жду школьную тетрадь с нетерпением. А пакета все нет и нет. Только через неделю нахожу его на полу у входной двери.
 К «заметкам» приложена записка, в которой Ким Семенович просит извинить за задержку по причине «некоторых дополнительных и необходимейших исправлений в тексте».
 Сам же «текст», против ожиданий, написан без «виньеточек и оборочек», чопорности и кокетства – просто и ясно – замечательным, четким, и каким-то даже радостным, почерком.
 Новизны, к сожалению, в написанном мало. Ким Семенович считает библейского Моисея египтянином по имени Мозес и относит его к поклонникам монотеизма Эхнатона. Доказательства тоже не отличаются новизной.
 Ровно через семь дней звонит автор.
-         Простите, что отвлекаю…. – и так далее.
-         Ким Семенович, прочел ваши заметки. Скажите, вы кто по профессии?
-         По снабжению работал.
-         Читали Фрейда?  
-         Что именно?
-         Работу о Моисее.
-         Нет.
-         Вы в этом уверены?
-         Совершенно…. Видите ли в чем дело, я, упомянутого Вами автора, вообще не читал. А что, есть совпадения?
-         Есть, - говорю. - И много.
-         Скажите, а кто такой Фрейд?
-         Великий ученый.
 Тут происходит невероятное. Он рад без меры. Он кричит в трубку, что это замечательно, что он даже предположить не мог такое совпадение, целиком и полностью подтверждающее его догадку. Он благодарит так горячо, будто это я, а не великий венский психиатр, сочинил историю о Мозесе – Моше….
 Редкий получается случай «изобретения велосипеда». Но если Ким Семенович САМ все это придумал, значит, он ГЕНИЙ никак не меньший, чем старик Зигмунд.
 Мы договариваемся о встрече. Приглашаю автора к себе, но он деликатно отказывается, предлагая свидание на нейтральной территории.
 К скверу иду пешочком. Это та самая детская площадка, где сидят «мои» старики. Они и сейчас там, а Кима Семеновича нет как будто. Странно, мне показалось, что он не из тех, кто опаздывает.
-         Добрый день!
Оборачиваюсь – передо мной тот самый старик. Его спутница одна остается на скамейке.
 - Это вы? – не могу скрыть удивление.
-         Да, а что?
-         Ничего особенного, просто мы с вами давно знакомы.
-         Извините, не припомню.
-         Вы часто отдыхаете в этом сквере, а я проезжаю мимо на автобусе.
-         Да, да, - торопливо кивает тот, кого я заподозрил в гениальности – обычный оле из провинции, поменявший тридцатидолларовую пенсию на пособие в 600 баксов…. Глаза вот только у Кима Семеновича необыкновенные – огромные глаза, и блеск в глазах этих совсем не старческий.
 Отдаю «заметки», прибавив несколько комплиментов. Выслушивает старик похвалу равнодушно, даже обидно становится, но «изобретатель велосипеда» торопится перейти к делу. Лекция получается длинной и вдохновенной. Старик говорит о священном писании египтян – «Книге мертвых», о пирамидах – памятниках смерти, о культе этой самой смерти, погубившей, как он считает, народ египетский: фантастическое племя краснокожих. Он говорит, что исход евреев из Египта был не просто спасением от рабства, а бегством от смерти к жизни….
 Юные потомки тех, давних рабов,  вопят, скатываясь с горки и карабкаясь по каким-то лабиринтам над землей, а старик ничего не замечает вокруг. Бедный агент по снабжению – всю свою жизнь он покорно рыскал по стране дефицита, доставая невозможное и обнаруживая немыслимое, произносил бесчисленное количество суетных слов, и помалкивал о самом главном в его жизни: о фараонах и некрофилии язычества….
 Тут я замечаю, что старушка на скамейке следит за нами неотрывно и с явным беспокойством. Ей, как будто, не нравится многоречивость Кима Семеновича.
-         Это очень интересно, - говорю я, прервав старика. – Только, уважаемый автор, дайте и мне рот раскрыть.
-         Слушаю Вас, - и смотрит  на меня  так, будто он и в самом деле доктор Фрейд, а я – тяжелобольной на приеме.
-         Вы, - говорю. – Нервничаете так, словно я с вами спорю, а я не спорю. Я только слушаю.
-         Извините, - говорит. – Наверно, я сам с собой дискутирую. Но вы согласны, что 10 казней египетских могли в равной мере обрушиться и на евреев? И  уходили они не только от рабства, но и от смерти – физической и духовной, к свободе жить.
 Под пальмой, но в солнечном пятне, сидит прямо на траве пожилой, чернокожий господин в драповом, российского покроя, пальто и под меховой, собачьей шапкой. Сейчас, не меньше 25 градусов по Цельсию, но господину зябко….
-         Вам это неинтересно? – помолчав, тихо спрашивает Ким Семенович.
-         Нет, почему же? Только учтите, и после Исхода евреев народ египетский просуществовал не меньше двух тысяч лет. Не все так просто, как кажется…. И вообще, как утверждал Монтень, «философствовать – это готовиться к смерти». Ну их к черту, все философии! 
-         Да, да, - торопливо кивает старик. – Философствовать…. Может быть…. Прошлое – бездонный колодец. Заглядывать туда так интересно, но иногда от этого кружится голова…. Прощайте и большое спасибо, что прочли и выслушали.
 Очень уж обидчивым и нервным оказался «изобретатель велосипеда». Невеселым получился у нас разговор. Долго после этой встречи было не по себе, будто обидел старика, не то сказал, не так прочел его труд, и слишком легкомысленно выслушал автора.
 Каждый раз, проезжая мимо сквера и провожая глазами неразлучную парочку, думал об этом, но вновь подойти к «доктору Фрейду» так не решился.
  Однажды утром в дверь нашей квартиры звонят. Открываю – и вижу на пороге спутницу Кима Семеновича.
-         Извините, - говорит. - За ранний визит, но я сказала ему, что иду в поликлинику, а там прием с утра…. Он не любит оставаться один …. Надолго.
 Комплекс вины срабатывает. Радушно приглашаю старушку. Зову к завтраку. Отказывается, соглашаясь лишь на чашку чая без сахара. Сразу и решительно приступает к делу.
 Берта Абрамовна – так зовут гостью – углубляется в историю недавнюю. В Израиль они перебрались по настоятельной просьбе детей, оставленных в городе Александрове. Дети стоят на ногах еще не твердо, а потому помогать родителям не в состоянии. Раньше, в России, пенсии им вполне хватало, но теперь ….. Нет, она поддерживает демократические реформы, но ей непонятно, почему за все и всегда должны расплачиваться дети и старики…. Впрочем, дело не в этом. Она и Ким Семенович – супруги. Однако, по настоятельному совету знакомых, приехали в Израиль, как двое одиночек, чтобы получить заметно большую «корзину абсорбции». Они прожили вместе сорок лет и никогда не нарушали закон. « Вы сами понимаете, как должен был жить в России еврей, занятый в сфере снабжения. Киму Семеновичу неоднократно предлагали взятки, но Ким Семенович всегда был неподкупен и не видел в своей честности никакой доблести». Она же, работая бухгалтером на ткацкой фабрике, считала и считает честность – первейшей заповедью этой профессии. Они и детей воспитали таким образом, понимая, конечно, что жить им будет трудновато. Это понимание и послужило одним из мотивов переезда в Израиль.
 Так вот, здесь старики не спят ночами, переживая свой обман. Она еще как-то держится, но Ким Семенович раскис совершенно. Он постоянно говорит об этом. Он говорит, что жить обманом, извлекая из этого корысть, просто подло. Он не может себе простить, что подался уговорам знакомых. Он изводит себя и Берту Абрамовну самым чудовищным образом…. И она совершенно не знает, как им жить дальше… Старики тоскуют по детям и внукам, а тут еще и это…. На полуслове гостья вдруг спохватывается, и вдруг начинает говорить, что ее муж совершенно здоровый психически человек, а его увлечение историей, как раз, чрезвычайно полезно, и отвлекает от дурных мыслей.
  - Знаете, - продолжает она, забыв о чае. – Мне кажется, что здесь многие живут подобным образом, и государство знает это и закрывает глаза на нашу копеечную выгоду, потому как понимает, что «семейная пара» – это полная нищета, а «двое одиночек» – все-таки, полегче…. И все же…
 Охотно соглашаюсь с ней и говорю какие-то пустые слова, и комок стоит в горле, и я не знаю, как помочь этим двумя людям, не способным вступить в обыденную сделку со своей собственной совестью. Научить этому невозможно.
 Не к тому человеку пришла Берта Абрамовна за советом. Я всегда жил, сознавая относительность прегрешений, жил без особых крайностей и этических излишеств. Жил, как все …. Вот в этом и признаюсь гостье честно. Потом говорю, что ее муж, несомненно, человек необыкновенный, и я буду рад продолжению нашего знакомства.
 Старушка кивает отстраненно, смотрит на часы. Она повторяет, что не любит оставлять Кима  Семеновича в одиночестве надолго, и еще раз извиняется за причиненное беспокойство.
 Проходит несколько дней. Еду мимо сквера. Сидят мои старики, но рядышком сидят и весело разговаривают друг с другом. На первой остановке выхожу из автобуса. Возвращаюсь… Мы рады друг другу. Ким Семенович начинает «с места в карьер».
-         Подумайте, - громко говорит он, сияя своими молодыми глазищами - Пирамида и еврей – это совершенно несовместимо. Наши предки бежали от памятников смерти. И надо же, какой- то еврей строит нынче пирамиды в Подмосковье, и уверяет, что они несут жизнь и обновление материи. Полный бред! Афера! Вы согласны?
 Киваю охотно, совсем не хочется спорить. Берта Абрамовна хитро на меня косится, понимая, что другая история меня интересует гораздо больше.
-         Мы были ТАМ, - говорит она. – Мы сказали, что женаты сорок лет и не думали разводиться. ТАМ решили, что мы сошли с ума, но попросили «свидетельство о браке». Мы сказали, что документ оставили дома, в России. Тогда нам порекомендовали жить, как живем, и не морочить голову занятым людям, а мы сказали, что не хотим жить, как живем, а хотим жить в законном браке…. И тогда нам посоветовали вступить в него вновь или получить из России документ, но предупредили, что мы понесем ответственность за обман государства.
-         Но мы сказали, что не боимся ответственности, - вмешался Ким Семенович. – Позвонили детям и теперь ждем наши бумаги. Скоро должны прислать, но все это глупости и суета, а дело в том, что евреи, всегда понимали культ смерти как несвободу, как вызов жизни. Потому и придумали райский сад, но идея мук ада – не еврейская идея. Великая революция Эхнатона не могла остаться без последствий. Мозес – Моше любил солнце, а солнце – это жизнь.

                                                                    1998 г.

ДИССИДЕНТ И ЧЕКИСТ

 Диссидент и чекист

Александр Подрабинек13.03.2014
Александр Подрабинек. Courtesy photo
Александр Подрабинек. Courtesy photo

 



После победы революции на Украине Кремль упрямо уклонялся от любых контактов с украинскими политиками. С началом интервенции в Крыму Москва вообще стала игнорировать любые украинские предложения о переговорах или каком-либо другом взаимодействии. Да и о чем говорить, когда российские БТР уже колесят по всему Крыму, а спецназ ГРУ занимает ключевые военные и гражданские объекты?
"Здравствуйте Мустафа-ага!". Так начал беседу по телефону с лидером крымских татар Мустафой Джемилевымпрезидент России Владимир Путин. Он был весь из себя любезность, выдержанность и политкорректность. Беседа длилась около получаса.
Однако 18 февраля некий приехавший в Севастополь высокопоставленный российский чиновник передал Мустафе Джемилеву, что Владимир Путин хотел бы встретиться с ним. Хотеть не вредно, но встреча с малолегитимным российским президентом в планы Джемилева не входила. Она могла бы его скомпрометировать, тем более что политическая целесообразность такой встречи была вовсе не очевидна.
Тут надо понимать, кто такой Мустафа Джемилев. В годы советской власти он был диссидентом, учредителем созданной в 1969 году Инициативной группы защиты прав человека в СССР. Уже тогда он был одним из самых известных деятелей национального движения крымских татар, добивавшихся возвращения народа в Крым, а позже стал настоящим национальным лидером. Шесть раз советские суды выносили ему свои приговоры, и он провел в лагерях, тюрьмах и ссылках в общей сложности больше 15 лет.
Встреча с Путиным была для него, мягко говоря, необязательной. Однако украинская власть и западные политики живут мечтой о диалоге с Россией, который якобы поможет разрешить ситуацию в Крыму. Премьер-министр Арсений Яценюк и другие украинские политики просили Джемилева не уклоняться от встречи с Путиным. Такое же пожелание высказал министр иностранных дел Турции.
11 марта депутат Верховной Рады Украины Мустафа Джемилев прилетел в Москву. Вечером он встретился с послами Украины и Турции в России, которые также просили его согласиться на встречу с Путиным. Посредником и организатором контактов стал бывший президент Татарстана Минтимер Шаймиев, который и ранее неоднократно заявлял о своих намерениях всячески помогать братскому крымскотатарскому народу.
12 марта Мустафа Джемилев встретился с Минтимером Шаймиевым в представительстве Татарстана в Москве. После примерно часовой беседы наедине Шаймиев ушел в другую комнату, отсутствовал минут десять, а потом позвал Джемилева и пригласил его к телефону.
Говорил в основном Путин, излагая свою позицию в отношении Украины и Крыма. Джемилев был в некотором недоумении - Путин оперировал понятиями и аргументами, будто скопированными из передач центральных каналов российского телевидения. "Обычно главы государств используют серьезную и хорошо подготовленную аналитическую информации, а не пропагандистскую кальку", - говорит Джемилев. Впрочем, он считает, что Путин говорил искренне.
Мустафа Джемилев изложил Путину свой взгляд на проблему, подчеркнув, что каким бы не было решение крымского вопроса, главное - сохранить целостность украинского государства. В ответ на это Путин сыграл в благородство, заявив, что, защищая суверенитет своей страны, именно так и должен говорить всякий порядочный человека, а он, Путин, знает, какой трудный жизненный путь прошел Джемилев, никогда не сомневался в его высокой порядочности и очень его за это уважает. Поговорили о судьбе крымской автономии. Джемилев сказал, что вопрос о расширении прав крымской автономии вполне можно рассматривать, но не в момент присутствия в Крыму иностранных войск. Он отметил, что результата назначенного на 16 марта крымского референдума не признают ни Украина, ни международной сообщество. Кроме того, присоединение Крыма к другому государству будет грубым нарушением территориальной целостности Украины и договора 1994 года, гарантирующего Украине сохранение суверенитета в обмен на отказ от ядерного оружия. Владимир Путин в ответ упирал на необходимость знать волю жителей Крыма и предлагал подождать со всеми решениями до окончания референдума.
Зашла речь и о положении крымских татар. Путин обещал, что все права крымских татар будут восстановлены быстро и эффективно, а не так, как это делалось на Украине. Приводил в пример счастливую жизнь татар в Татарстане. Джемилев заметил, что ситуация в Крыму взрывоопасная и в любой момент против крымских татар могут быть устроены провокации. Путин в ответ на это сказал: "Пусть только попробуют!". Он добавил, что уже отдал распоряжения, чтобы крымским татарам не было нанесено никакого ущерба.
Таким образом, фактически Путин признал присутствие российских войск в Крыму вне баз Черноморского флота, поскольку кому же он еще может отдать распоряжения, как не своим подчиненным. К тому же Джемилев во время беседы неоднократно говорил о присутствии российских войск в Крыму, а Путин его ни разу не опроверг и не поправил.
Завершилась беседа предложением Путина не терять контакты и обращаться к нему в любое время, используя посредничество Шаймиева.
Что же это было? Мустафа Джемилев не был в России с 1986 года, не считая транзитных остановок в аэропорту. Он никогда не был партнером для российских политиков. Он не занимает ответственных постов в украинском правительстве, оставаясь рядовым депутатом парламента. В настоящее время он не занимает никаких постов даже в Меджлисе - неформальном национальном парламенте крымских татар. Почему администрация Путина инициировала его разговор с президентом и на что они рассчитывают? Чего они хотят? Зачем выказывают всяческое расположение к нему, прекрасно понимая, что Мустафа Джемилев - это не тот человек, с которым можно договориться за счет интересов крымских татар или Украины?
Ведь это же надо было устроить ему в Москве такую встречу - на летном поле, от трапа самолета, минуя все пограничные и таможенные формальности, в сопровождении полицейского эскорта с мигалками! Не в автозаке, в наручниках и в Лефортово, как бывало раньше, а со всей предупредительностью в отель "Radisson Украина". В ходе беседы с Путиным Джемилев протокольно поблагодарил его за теплый прием, на что Путин ответил: "Ну а как же, иного и не должно быть".
Сам Джемилев считает, что Путин хочет добиться нейтралитета крымских татар в нынешней неспокойной ситуации. Очевидно, самые острые события еще впереди. Кремль ясно понимает, что крымские татары - это единственная реальная и хорошо организованная политическая сила в Крыму. Ее активное противодействие российской экспансии может нарушить все планы Москвы. Видимо, поэтому Кремль заинтересован в контактах с Мустафой Джемилевым. Можно сделать и еще один вывод. Москва опасается военного ответа в Крыму, даже если это будет гражданский конфликт или партизанская война.
Александр Подрабинек13.03.2014

КРАСОТА КРЫМА НА БАРИКАДАХ

Прокурором Крыма назначили молодую блондинку

Президиум Верховной Рады Крыма назначил новым прокурором Крыма 33-летнюю блондинку Наталью Поклонскую.

Представляя ее должностному составу, самопровозглашенный глава Совета министров Крыма Сергей Аксенов отметил, что Крыму сегодня нужна "сильная, справедливая прокуратура, которая будет стоять на страже законности, обеспечивать принятие законных решений и координировать действия силовых структур автономии", отмечает Сегодня.ua.

В свою очередь Наталья Поклонская попросила не обращать внимания на ее внешность.

Это, категорически, невозможно для каждого мужчины, в ком еще не угас священный огонь любви к слабому полу. Революция - это красиво, как считал знаменитый художник Эжен Делакруа. Революция в Крыму, конечно же, не идет ни в какое сравнение с французской, но самопровозглашенный Сергей Аксенов с художником согласен.

 А вот и сама красавица - "свобода", но в форме.


РАЗВЯЗКА ПО ЛЕОНИДУ РАДЗИХОВСКОМУ


РАЗВЯЗКА

Я прошу прощения, что не успеваю ответить всем, кто оставляет комменты. Хотя стараюсь. "иду на сокр." ...

Дорогие коллеги !

Поск. мы тут все - талейраны-бисмарки, а на худой конец - Наполеоны, то я "от имени ДИзраэли" предлагаю "выход из этого Исхода".

Вначале зафиксирую свои исх. позиции.

1. РФ (Пут.) не может потерять лица - не для того начинали всю эту бодягу.

2. РФ (Пут) не хочет сломать шею - это всегда успеется.

3. И ?

Чтоб не терять лица нужен Трофей с названьем сладким "КРым" (как с ним дальше мучиться - это уже "в раб.порядке").

Чтоб не сломать шею - не стоит идти с ТВ-гармошкой на Межд.пулемет.

Как же примирить одно с другим ?

"А если так ...".

Е2 - Крым взяли.

Е4 - договорились (под столом) с Укр., ЕС, США и Ко о ПРИЗНАНИИ ЛЕГИТ. Укр. правит-ва. А Укр. согласилась - выхода у них все равно нет, не воевать же ! - что Полуостров Крым оторвался от перешейка и уплыл в Рос.

ТОГДА ЕС-США не стоит так уж волноваться - не стоит быть "больше укр. чем сами укр.".

Крым - на Восток, в СОСТАВ РФ.

Укр. - на Запад, в объятия ЕС (кот. с ней наплачется поболе, чем мы с Крымом ! Так ЕС ведь и сам больше чем мы !).

РФ выиграла фигуру (ненужную) при потере кач-ва (тоже не особо нужного ...). Путин СОХР. ЛИЦО ! 9 мая может в Севаст. принимать парад ВМФ ! А юнга-Медв. будет драить палубу или чистить гюльон ...

ТВ-народ ликует, бросет в воздух чепчики Киселева.

ЕС выиграл ... Да ни фига он не выиграл. Выиграл - проблемы ... Но СОХРАНИЛ ЛИЦО. А чиновн. ЕС выиграли вечные команд. в Киев. И можно не мучиться с санкциями !!! Получать нефть-газ И НЕ ПЕРЕЖИВАТЬ !

США тоже сохр. лицо. И тоже не надо страдать о санкциях.

Киев. власть сохранила СЕБЯ.

Что выиграла Укр. и Крым ? ЧТО ХОТЕЛИ - ТО И ВЫИГРАЛИ ! Да и кто о них вспомнит, вообще ? Большие Господа сохранили друг для друга свои лица и кошельки - а слава Аллаху !

"А в гос. "Украина" поселился один мирный б.през.".

Все СЧАСТЛИВЫ.

Как в финале пьесы "Ревизор".

 Я просто обязан расшифровывать финал этой заметки Леонида Радзиховского. Счастливы, само собой, до немой сцены, после известия о приезде настоящего Ревизора. Так и хочется обозначить эту должность с большой буквы.

СПИЧ ОПТИМИСТА




Дан Спорн, Иерусалим
ПОЧЕМУ МНЕ НРАВИТСЯ БЫТЬ ЕВРЕЕМ? А почему бы нет?! 

Положение нашей страны никогда еще не было столь благополучным, как сейчас, несмотря на то, что телевидение и другие масс-медиа внушают нам, как и всем народам мира, что близится конец света.
 Всего 67 лет назад евреев вели на смерть, как овец на бойню. У нас не было ни страны, ни армии. Только 61 год назад семь арабских стран объявили войну маленькому Израилю, еврейскому государству, спустя  всего лишь несколько часов после его создания.                       Нас было 650 000 против всего остального арабского мира. Еще не было ни Армии обороны Израиля, ни его доблестных военно-воздушных сил. Была только маленькая группа упрямых людей, которым некуда было идти.Вспомните: Ливан, Сирия, Ирак, Иордания, Египет, Ливия и Саудовская Аравия - все разом напали на нас.
65% территории страны, которой "одарила" нас Организация Объединѐнных Наций, составляла пустыня. Мы начинали всѐ с нуля.

Всего 42 года назад мы столкнулись в схватке с сильнейшими странами Ближнего Востока и разгромили их в ходе Шестидневной войны.
В течение многих лет мы сражались с различными группами арабских стран, у которых были современные армии, вооруженные до зубов советским оружием. И все-таки мы выходили из этих сражений
победителями.

Сегодня у нас прекрасная страна, мощная армия, отлично подготовленные и оснащенные военно-воздушные силы и преуспевающая высокотехнологичная промышленность. Такие компании, как Intel,Microsoft и I.B.M постоянно расширают у нас свою деятельность.

Наши врачи завоевали мировое признание за достижения в области медицины.

Мы превратили пустыню в цветущую землю. Мы продаем апельсины, цветы и
овощи по всему миру. Мы запустили свои собственные спутники!
Три спутника сразу! Здесь у нас хорошая компания: наряду с США (300
млн. жителей), Россией (140 млн.жителей), Китаем (1.3 млрд. житилей) и
Европой (Францией,Англией и Германией и т.д.-всего 350 млн. жителей),
мы входим в число стран, запустивших что-то в космос!

Сегодня Израиль - среди немногих могущественных стран, обладающих
ядерными технологиями и потенциалом (хотя ммы этот факт никогда не афишируем, но он общеизвестен).


Мечтать об этом всего лишь 60 лет назад было для нас самих бессмысленно и вызывало осуждение со стороны других.

Мы выползли из горящих крематориев Европы. Мы победили во всех войнах.
По крупицам из ничего строим свое государство. 

Кто такие Халед Машаль (лидер ХАМАСа) или Хасан Насралла (лидер
«Хизбаллы»), чтобы пытаться нас пугать? Они просто нас смешат.

Накануне Дня Независимости давайте не забывать, что означает этот святой день. Мы преодолели все:
Мы устояли перед греками.
Мы устояли перед римлянами.
Мы пережили инквизицию в Испании и погромы в России.
Мы устояли перед Гитлером и пережили ХолокостМы победили армии семи арабских стран.


> Поэтому - спокойно, хаверим (друзья), победим и наших нынешних врагов.

Неважно, на какую страницу истории человечества мы заглянем.
Неважно, какая страна или цивилизация пытается нанести нам вред или
вовсе стереть нас с лица Земли.
Мы все еще существуем и будем,несмотря ни на что, существовать и впредь. 
Египет? Кто-то знает, куда исчезла империя фараонов?
Греки? Александр Македонский? 
Римляне? Кто-нибудь говорит сегодня на латыни?
Третий Рейх? Слышал ли кто-то за последнее время от них какие-то известия?

А посмотрите на нас. Народ Торы со времен египетского рабства, мы все
еще здесь, все еще говорим на том же самом языке. Именно здесь, именно
сейчас.

Может быть, арабы еще этого не знают, но мы - вечный народ.И останемся  таким, покуда храним свою самобытность.

Мы никому не жалуемся, не плачем и не боимся.
Дела у нас идут беседер (хорошо). Конечно, они могли бы быть еще лучще, но они все-таки идут неплохо. Не обращайте внимание на тот вздор, которым пичкают нас масс-медиа. Они не рассказывают вам о о праздниках, которые мы устраиваем здесь, в Израиле, о людях, которые продолжают жить, ходить на свидания, встречаться с друзьями.

Да, боевой дух у нас иногда хромает, ну и что? Это только потому, что мы скорбим по каждому умершему, в то время, как наши враги ликуют по каждой капле пролитой крови. Вот почему, в конце концов, мы и
побеждаем.Отправьте, пожалуйста, это мое электронное послание всем своим

друзьям-евреям во все уголки мира.

Ведь мы все - часть нашей силы, благодаря которой мы существуем.


Может быть, оно поможет некоторым из нас поднять выше голову и с гордостью сказать:

Я ЕВРЕЙ ПО ДУХУ, А НЕ ТОЛЬКО ПО ОБЛИКУ!

РЖАВЫЙ ГВОЗДЬ рассказ


  
                          

 Иногда выстраиваются истории, в которых каждая строчка необходима, любая буква в строку. В этом рассказе нет ни одного обязательного слова. Он совершенно лишний, как и его герой. Мало того, любую фразу этого текста можно продолжить многоточием. В нем нет определенности и ясности точки.
 Но кто знает, может быть, рассказ о безработном и должен быть таким?

 Он никогда не писал стихов, а тут они появились: нелепые, дурацкие, всего две строчки, и не стихи вовсе, а так – стон, крик, жалоба: « Я никому не нужен, как прошлогодний ужин».
 Он понимал, почему вышел этот нелепый, дурацкий «ужин» вместо законного, привычного снега.  Он уже забыл о снеге, да и необходимость рифмы сама по себе потянула за собой неизбежное слово.
 Он подумал, что прошлогодний ужин – это обычное дерьмо, ставшее прахом.  Я – дерьмо, решил он. Даже хуже дерьма, безнадежней. Из праха был создан, в прах ушел при жизни. Меня закопали живого в землю, лишив работы.
 Как спастись? Спрятаться в тихий омут памяти. Он помнил, например, куда сворачивал трамвай №19. На улицу Восстания он сворачивал, гремя всеми железными суставами. Это знание когда-то давало ему крепость, уверенность в своих силах. 

 Троллейбус шел дальше, к Таврическому саду, а трамвай всегда поворачивал на улицу Восстания. С троллейбусом в его сознание почему-то не было связано ощущение силы и надежности. Только с трамваем.
 Девятнадцатый трамвай обязательно сворачивал на улицу Восстания. Таков был порядок вещей, и порядок этот давал ему шанс выжить. По тому пространству, давно оставленному, он мог двигаться с закрытыми глазами, знал каждую выемку на мостовой, а потому тогда он не боялся остаться без работы. Он вообще ничего не боялся, потому что знал маршрут трамвая №19.
  Когда человек знает, что его ждет за поворотом, он и живет без страха.
 А теперь что? «Я никому не нужен, как прошлогодний ужин». Никому, потому что  фирма, где он работал, обанкротилась, перестала существовать. У хозяина фирмы еще живы отец и мать, жив его тайный счет в заграничном банке, он и банкротом нужен кому-то. Он – хозяин.
 Ты – раб. Отпущенный раб. Можешь радоваться, вопить от восторга. Свобода! Что изменилось в мире за прошедшие тысячи лет? Да ничего. На земле, как и прежде, живут рабы и хозяева. Раб  - это тот, кто работает за кров, одежду и кусок хлеба. Он всю свою жизнь работал за кров, одежду и кусок хлеба.
 Цепи и бич надсмотрщика – это так, детали. Он был прикован к работе нуждой. Тем, что сильнее любых цепей. Он жизнь свою боялся потерять меньше, чем работу. Теперь он не раб. Он – ничто… Он никому не нужен, как прошлогодний ужин.
 Деньги, а не биохимическая реакция создают человека. Есть они – ты существуешь. Нет – превращаешься в пыль, прах, грязь.
 Когда-то хватало рубля, чтобы стать богатым человеком. На рубль можно было позволить себя настоящее пиршество в пещере Али Бабы. С этим смятым рублем он был нужен той, рыжей девочке. А когда ты нужен тому, кто нужен тебе, мир вокруг спокоен и гармоничен.
 Всего лишь рубль в кармане, где никогда не бывало кошелька, - и ты самый нужный человек на свете. Как просто.
 В кармане штанов, тех единственных: грубых, школьных, с тяжелым ремнем из кирзы. Был праздник, когда ему купили первый костюм из самого дешевого материала на свете. Ему же костюм этот казался королевской мантией, потому что в костюме из дерюги он был нужен той девочке.
 Случился бал, школьный бал, а он был в костюме, и девочка была счастлива, что он в костюме, таком красивом, и сама пригласила его на танец – вальс. Самая красивая девочка в школе пригласила его на танец. А он был в новом костюме и нужен всему миру в тот момент: и липам на бульваре, и облакам в небе, и скупому, северному солнцу.
 В мире нищеты – нет классов. Точнее, есть над этим миром властная элита, но она живет  в заоблачной дали, почти на Олимпе. Равенство в нищете – это было уделом его детства.
 Здесь рядом с ним были странные люди, будто из другого измерения, владеющие, так называемым, постоянством. Никто не мог  лишить их работы, дарованной государством. Ни при каких условиях.
 Вместе с этими, «постоянными» людьми, классом «бессмертных», на одном «квадрате», жили граждане второго сорта, наемные работники частного сектора. Их с легкостью могли перечеркнуть в любой момент, как лишнюю букву в строке. Чуть поодаль жил народ и вовсе бесправный: рабочая сила без гражданства: «временные» люди. Но как раз эти, «временные» люди не знали, что такое безработица. Всем смыслом, сущностью их жизни, была «черная» работа, просто потому, что первый сорт граждан делать ее не хотел, а второй стоил слишком дорого.
 В стране, где и постоянные граждане не нужны, трудились сотни тысяч временных. И он возненавидел этих, ни в чем неповинных, бедных людей, теряющих силы и здоровье под открытым небом в ходе тяжкого, многочасового труда.
 Прежде, когда он  был нужен, мир вокруг казался ему нормальным и понятным. Только недавно он понял  тайное и коварное безумие "нормального" мира.
  Теперь он не нужен, совсем. Будто умер при жизни, перестал существовать. Как странно. Он столько узнал, столько пережил, столько понял, столько сумел сделать, а теперь он не нужен никому. Возраст? Да, пол века – это много, это вечность, это возраст солидный, но пол века – это всего лишь 50 лет. Короткие пятьдесят лет, только начало жизни. Хорошо, пусть не начало, а всего лишь середина.
 А тут: « Я никому не нужен, как прошлогодний ужин».
 Мама всегда искала его глазами, губами, теплыми руками. Он всегда был нужен маме, в любой момент: больной, здоровый, с деньгами или совсем без денег. К маме он мог прислониться в любой момент и найти опору. Он был спокоен и на крайнем Севере, далеко от нее, и на жарком Юге, куда письма от мамы доходили только через месяц.
 Он ничего не боялся в этой жизни, пока была жива мама. Он знал, что голодный всегда возьмет из ее рук кусок хлеба, хворый – найдет утешение и лекарство, в душевной смуте – поддержку, возможность покоя.
 Он жил долгие годы, не вспоминая о матери, но она всегда была рядом с ним, соединенная волшебной пуповиной, которую не может разрезать нож акушера при родах.
 Он думал о странном парадоксе: вместе с мамой в мир мертвых уходит не наше прошлое, а наше будущее.
 Жена, дети…. Он смотрит в глаза жены и детей. Это совсем другие глаза. Он им  нужен, конечно же, нужен! но до каких-то пределов, до тех пор, пока он именно то, к чему его родные люди привыкли. Да он и сам приучил их к человеку, который мало чем похож на него самого. 
 Нынче, вот уже четыре месяца, он, потеряв работу, вынужден снять маску. Он остался наедине с самим собой. И это понять трудно даже близким людям. Может быть, особенно им.
  Он выходит из дома не на работу, а для того, чтобы эту работу найти. Он делает это все реже. Первые месяцы бедняга много двигался и много ел. Потом он решил, что неподвижности не нужна пища.
 Он стал перемещать себя в пространстве неохотно, редко, но аппетит только увеличился. Но он знал: человек, который никому не нужен, не имеет права на хороший аппетит, как бездействующий мотор на смазку.
 Он начал думать о себе, как о механизме, выброшенном на свалку. Так устроен мир: нужно освобождать место для новых, только что сошедших с конвейера, отлично отлаженных машин. Шестерни не имеют права тупиться, а стальной скелет терять упругость…. Он что-то такое учил в юности об усталости металла и сопротивлении материалов….
 Его материал перестал выдерживать сопротивление, металл его мышц и мозга устал. Он всего лишь машина, выброшенная на свалку.
 Может быть, вон на ту свалку, вдали, за окном его квартиры. Он уйдет туда, и перестанет дышать в проржавленном салоне какого-нибудь автомобиля. Он выберет для себя машину: большую и просторную, похожую на катафалк и умрет в тишине, под открытым небом, рядом с кустом живой зелени, пробившимся через  дыру, проеденную ржавчиной в полу автомобиля.
 Он сказал сам себе, что никому не нужных людей следует хоронить именно так: не на кладбище, а на свалке старых автомобилей.
 «Я никому не нужен, как прошлогодний ужин».
 Так устроен мир, думал он. Мир богатства. Это миру бедности нужна каждая крошка хлеба,  каждый глоток простой воды, каждая заплата на ветхой одежде. В мире бедности и каждый человек нужен. Пустой, никчемный, бездарный, невежественный – нужен! Мир нищеты и чудовищно жесток и  добр к людям одновременно.
 Мир богатства – равнодушен. Он перестает быть твоим миром, как только выносит тебя на обочину, оставляет за скобками, как только твой товар на рынке теряет цену.
  Ты больше не в силах сопротивляться центробежным силам. Ты летишь от центра со скоростью света. Летишь в никуда. К черной дыре, входу в иной, страшный, потусторонний мир. Вход этот наверняка безобразен, штукатурка на углах отбита, и даже голые кирпичи пострадали от множества неосторожных ударов. 
 Углы арки, въезда во двор- колодец, берегли от небрежности тележных колес тумбы из камня. Не стало телег, да и въезд во двор его детства закрыли железными, плохо крашенными, воротам. Тумбы остались. Никому не нужные тумбы. Они были прекрасны – эти, будто природные, наросты, торчащие из асфальта. Старики, устав, садились на камень тумбы, и сразу превращали пустые знаки прошлого в необходимый для человека предмет.
 Он любил эти камни у въезда во двор. Он и сейчас, закрыв глаза, прикасается к их шершавой поверхности ладонью. Он делает это и чувствует себя нужным. Необходимым существом  в том далеком мире ненужных, случайных, отверженных  вещей.
 Здесь лишние вещи делают человека необходимым в цепочке, в круговой поруке,  но в то же время никому не нужным. Последнее, что он купил в магазине – кусок брынзы в коробочке.
 Он съел брынзу, а красивую, крепкую упаковку выбросил. Зачем она – та коробка? Лишняя деталь, существенно добавляющая цену к необходимому для сытости товару. Лишняя коробка, существующая лишь для того, чтобы какое –то время лишние люди не чувствовали себя лишними, конструируя эту коробку, и выдавливая ее из пластика.
 Мир богатых – это мир лишних людей и ненужных вещей. Он заблудился, он просто попал не свой мир, а потому и стал никому не нужен в тупике, под названием жизнь.
 Он бы мог выбраться из этого тупика, дождавшись трамвая №19. Один глаз девятнадцатого трамвая был голубым, а второй – белым. С Литейной он сворачивал, вползал железной змеей на Кирочную улицу, принимал каждого в свое теплое брюхо, и полз, громыхая на стыках рельс, дальше прямо, до поворота на улицу Восстания.
 Трамвай был нужен жителям города, а трамваю были нужны пассажиры. Трамвай, существо из стали, чугуна, дерева, стекла и кожи, спасал каждого и спасал, тем самым, себя самого.
 Тогда безработный жил в мире, где каждый гвоздь шел в дело, каждый гвоздь был нужен, согнутые гвозди выпрямляли, и снова вбивали в доску, а не выбрасывали в мусорное ведро.
 Он был нужен в том мире бесценных вещей. Он мог не бояться, что неловкий удар согнет его, а время коснется ржавчиной. Он знал, что его не выбросят на свалку, исправят и пустят вновь в дело.
 Как он спасался потом, от безумия мира лишних вещей? Копался в земле. Сажал что-то и снимал урожай, был настоящим творцом своего нехитрого урожая. От первого до последнего момента он один, своими руками, творил чудо живого. Он сажал в землю одну картофелину, а получал пять – восемь клубней. Он один мог накормить пятерых. И эти пятеро смотрели на него, как на Бога.
 Он был нужен своему наделу земли, а земля была нужна ему.
 Утром, ранним утром, он срывал ягоды клубники, выросшие за ночь. Он мыл эти ягоды, укладывал на треснувшее блюдце с розовой каймой. Дети спали. Он ставил на тумбочку, перед ними, это блюдце с ягодами. Он знал, что скоро дети проснуться, проснуться с радостью, потому что увидят и сразу съедят сочные, сладкие ягоды.
 Тогда он был нужен своим детям. И дети были нужны ему. 
 И вообще, думал он, только человек на Земле всегда нужен кому-то. Босой человек на голой земле. Мы сами себя загнали в ловушку цивилизации, искусственно удлинили свои годы, а теперь не знаем, зачем нам они: лишним, никому не нужным людям.
 Как давно это было, думал он. Да и было ли? Может быть, тебе это все кажется: и спасительная сила трамвая – миф, и ржавый гвоздь, годный для дела?
 В детстве мы все безработные. Именно тогда больше всего нужны себе и людям. Но детство вернуть невозможно, как невозможно вернуться в потерянный мир нормальной, естественной, желанной безработицы.
 Сегодня ты должен найти работу, чтобы снова стать нужным кому-то и самому себе. Не смотри в зеркало. Это не твои  глаза, застывшие, белые от страха. Это не твои морщины и синяки под глазами. Не смотри в зеркало. Лучше разбей его на тысячу осколков. И перестань повторять без устали: « Ты никому не нужен, как прошлогодний ужин». Забудь эти проклятые рифмованные строчки!
 Вот темные очки. Убери живот, выпрями спину – и вперед! Даже в этом, проклятом мире необходим каждый ржавый гвоздь. Только найди свой молоток и свою доску. Не бойся перемен, уйди от рутины привычного. Ты силен и молод. Тебе под силу раскрутить земной шар против часовой стрелки.
 Ты всего лишь не неинтересен этому миру в том качестве, в котором был необходим  прежде. Предлагай себе, как раба та торжище, годного для любой работы. Для любой, по усмотрению Хозяина.
 Он осмотрит твои зубы, пощупает мышцы, и не станет заглядывать в душу. Он найдет для тебя работу, снова сделает нужным кому-то….Лишит тебя опостылевшей свободы, вновь превратит в раба.
 Что из того, что ты перестанешь быть нужен самому себе. Успокойся, присядь на каменную тумбу, хранящую углы арки въезда во двор от тележных колес, жди трамвая №19, он прикатит двуглазым, веселым чудовищем, и увезет  в детство, к Некрасовскому рынку, где встретит тебя мама с тяжелыми котомкам в руках, и скажет: «Как же долго тебя не было, сынок.  Как ты мне нужен. Ты даже представить себе не можешь, как ты нужен мне».        
                                                                                    2003 г.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..