пятница, 8 января 2016 г.

ВОДКА И ЖЕНЩИНА...

Жюль Мишле: «Водка и женщина – вся радость русского»

04.01.2016

Вся Россия сверху донизу пропитана рабством, лишь немецкая управленческая верхушка избежала этого, но она ненавидит страну. Русские по своей натуре – южные, вёрткие люди, забравшиеся в топи Севера не по своей воле, а потому, дай свободу, они сразу же сбегут от помещика и царя. Отчуждённость от труда сделала русских лентяями и фаталистами. Такой увидел Россию и русских в середине XIX века французский историк Мишле.
Французский историк Жюль Мишле (1798-1874) создал в начале 1850-х годов цикл статей о России. Наибольшую известность в руссологии ему принесла книга «Демократические легенды Севера» (1854). Мы публикуем отрывки из неё, в которых рассказывается о принципах устройства власти в России.
«Русская жизнь — это коммунизм. Такова единственная, почти не знающая исключений форма, какую принимает русское общество. Община, или коммуна, существующая под властью помещика, распределяет землю между своими членами, где на десять лет, где на шесть, где на четыре или на три, а в иных местах всего на год.

(Жюль Мишле)
Семья, в которой к моменту раздела кто-то умер, получает меньше земли; семья, где кто-то родился, — больше. Крестьяне так сильно заинтересованы в том, чтобы семья их не уменьшилась, что если старик, глава семьи, умирает, дети берут к себе на его место чужого старика.
Силу России составляет этот исконно присущий ей аграрный закон – постоянное перераспределение земли между всеми, кто на ней живет. Русские женщины благодаря такому положению дел рождают детей одного за другим без остановки. Вот поистине самый действенный способ поощрения рождаемости: каждый ребенок, едва появившись на свет, получает от общины надел — своего рода награду за рождение.
Чудовищная жизненная мощь, чудовищная плодовитость, которая грозила бы страшными опасностями всему миру, не будь она уравновешена другой силой — смертью, которой прислуживают два расторопных помощника: ужасный климат и ещё более ужасное русское правительство.
Сам общинный коммунизм, способствующий рождаемости, несёт в себе также начало совершенно противоположное: влекущее к смерти, к непроизводительности, к праздности. Человек, ни за что не отвечающий и во всем полагающийся на общину, живет словно объятый дремотой, предаваясь ребяческой беззаботности; лёгким плугом он слегка царапает бесплодную почву, беспечно распевая сладкозвучную, но однообразную песню; земля принесёт скудный урожай — не страшно: он получит в пользование ещё один надел; ведь рядом с ним жена, которая скоро родит ему очередного ребёнка.

Отсюда проистекает весьма неожиданное следствие: в России общинный коммунизм укрепляет семью. Женщину здесь нежно любят; жизнь её легка. От неё в первую очередь зависит достаток семьи; её плодовитое чрево для мужчины — источник благосостояния. Рождения ребёнка ждут с нетерпением. Его появление на свет встречают песнями: оно сулит богатство. Правда, чаще всего ребенок умирает в младенчестве; однако плодовитая мать не замедлит родить следующее дитя.
Вот жизнь совершенно природная, в самом низшем, глубоко материальном смысле слова, которая принижает человека и затягивает его на дно. Мало труда, никакой предусмотрительности, никакой заботы о будущем. Женщина и община — вот две силы, помогающие жить мужчине. Чем плодовитее женщина, тем щедрее община. Физическая любовь и водка, непрестанное рождение детей, которые тотчас умирают, после чего родители немедленно зачинают следующих, — вот жизнь крепостного крестьянина.
Собственность крестьянам отвратительна. Те, кого сделали собственниками, очень быстро возвращаются к прежнему, общинному существованию. Они боятся неудачи, труда, ответственности. Собственник может разориться; коммунист разориться не может — ему нечего терять, поскольку он ничем и не обладал. Один из крестьян, которому хотели дать землю в собственность, отвечал: «А вдруг я свою землю пропью?»

По правде говоря, есть нечто странное в том, что одним и тем же словом «коммунизм» обозначают вещи самые противоположные: вялый, дремотный коммунизм русских общин и героический коммунизм тех, кто защищает Европу от варваров и стоит в авангарде борцов за свободу: сербы и черногорцы, живущие в непосредственной близости от огромной турецкой империи, то и дело вступают с нею в неравный бой; турки всякий день могут захватить их, привязать к хвостам своих лошадей и увезти на чужбину, — однако славяне находят силы противоборствовать этим страшным обстоятельствам; силы эти они черпают в своеобразном коммунизме. Такой коммунизм не расслабляет ни рук, ни ума.
Так живут моллюски на дне морском; так живут многие дикие племена на далёких островах; точно так же живет беспечный русский крестьянин. Он спит в лоне общины, как дитя в утробе матери. Община утешает его в превратностях рабской жизни, и, как ни грустно такое утешение, оно, поощряя апатию, длит её вечно.
Единственный луч света, который озаряет мрачное существование русского крепостного крестьянина, не способного ничего изменить в своей судьбе, единственный источник его счастья — это семья, жена и дети. Однако и здесь мы находим убожество самое отталкивающее. Ребёнок рождается, его любят, но о нём почти не заботятся. Он умирает, и его место занимает другой, которого так же сильно любят, но о котором, потеряв его, так же мало сожалеют. Так струит свои воды река. Мужчине до этого нет дела. Разве женщина или ребёнок ему принадлежат?

Отвратительное крепостное существование порождает тот плачевный коммунизм. Тот, кто не хозяин даже самому себе, не хозяин ни своей жене, ни своей дочери, — разве властен он над своим потомством? В действительности семья в России не существует.
В России всё — иллюзия и обман.
Русский коммунизм — вовсе не общественное установление, это естественное условие существования, объясняемое особенностями расы и климата, человека и природы.
Русских нельзя отнести к числу людей северных. В них нет ни северной яростной мощи, ни северной неколебимой серьёзности. Русские — люди южные; это понимает всякий, кому знакомы их бойкость и проворство, их бесконечная подвижность. Лишь нашествие татарских орд заставило их покинуть юг и обосноваться посреди той громадной топи, которая именуется Северной Россией. Эта мрачная часть России населена очень густо. Напротив, богатая и плодородная южная часть остается безлюдной.
Восемь месяцев в году страна тонет в грязи, делающей невозможными какие бы то ни было перемещения; в остальное время земля покрыта снегом и льдом, так что путешествия возможны, но — если ехать не в санях — трудны и опасны. Унылое однообразие подобного климата, невольное одиночество, проистекающее из невозможности двинуться с места, — всё это сообщает русскому человеку чрезвычайную потребность в движении. Если бы железная рука власти не приковывала русских к земле, все они, и дворяне, и крестьяне, разбежались бы куда глаза глядят; они принялись бы ходить, ездить, путешествовать. Все русские только об этом и думают. Они пашут землю и служат в армии помимо воли; рождены они для того, чтобы странствовать, быть разносчиками, старьёвщиками, бродячими плотниками, а главное — кучерами; вот ремесло, которым они владеют блистательно.

Не имея возможности покориться голосу этого инстинкта, зовущего его вдаль, земледелец находит утешение в суетливых передвижениях, ограниченных пределами родной деревни. Постоянный передел земли, передача участков из одних рук в другие дают возможность всей общине совершать своего рода путешествия на месте. Благодаря этим частым обменам скучная недвижная земля начинает казаться разнообразной, пришедшей в движение.
К русским в точности применимо: «Для них нет ни прошлого, ни будущего; они знают только настоящее». Глядя на русских, ясно понимаешь, что это племя пока не развилось до конца. Русские — ещё не вполне люди. Им недостаёт главного свойства человека — нравственного чутья, умения отличать добро от зла. На этом чутье и этом умении стоит мир. Человек, их лишённый, плывет по воле волн и пребывает во власти нравственного хаоса, который ещё только ожидает появления Творца.
Мы не отрицаем, что у русских есть множество превосходных качеств. Они кротки и уступчивы, из них выходят верные друзья, нежные родители, они человеколюбивы и милосердны. Беда лишь в том, что они напрочь лишены прямодушия и нравственных принципов. Они лгут без злого умысла, они воруют без злого умысла, лгут и воруют везде и всегда.
Странное дело! у них в высшей степени развита способность восхищаться, и это сообщает им восприимчивость ко всему поэтическому, великому, быть может, даже возвышенному. Однако истина и справедливость для них — пустой звук. Заговорите с ними на эти темы, они будут слушать с улыбкой, но не ответят ни слова и не поймут, чего вы от них хотите.

Справедливость — не просто залог существования всякого общества, она — его реальность, его основа и сущность. Общество, не ведающее справедливости, есть общество мнимое, существующее на словах, а не на деле, лживое и пустое.
В России все, от мала до велика, обманывают и лгут: эта страна — фантасмагория, мираж, империя иллюзий.
Начнём с самого низа, с того элемента российской жизни, который кажется самым прочным, самым оригинальным и самым народным, — семьи.
В России и семья — не семья. Разве жена здесь принадлежит мужу? Нет, прежде всего она принадлежит помещику. Она рожает ребенка — как знать, от кого?
В России и община — не община. С первого взгляда может показаться, будто это маленькая патриархальная республика, в которой царит свобода. Но присмотритесь внимательнее, и вы поймете, что перед вами всего-навсего жалкие рабы, которые вольны лишь делить между собой тяготы рабского труда. Стоит помещику продать этих крестьян или купить новых — и республике придёт конец. Ни община в целом, ни отдельные её члены не знают, какая судьба постигнет их завтра.
Поднимемся повыше, рассмотрим существование помещиков. Здесь контраст идеального и реального делается ещё разительнее, ложь ещё заметнее. По видимости помещик в России — отец своим крестьянам: вместе со старостой, деревенским старейшиной, он по-отечески разбирает, кто прав, кто виноват. На деле же этот отец — жестокий владыка, царёк, управляющий своей деревней более деспотически, чем император из Петербурга — всей страной. Он волен избить крестьянина, волен забрать у него дочь или отдать его самого в солдаты, сослать в сибирские рудники, продать владельцам новых фабрик — работа на них ничем не отличается от каторги, и крестьяне, разлучённые с семьёй, гибнут там один за другим.

Свободным крестьянам жить ещё тяжелее, так что никто не стремится к свободе. Один мой русский приятель тщетно пытался убедить своих крепостных в преимуществах свободы. Они предпочитают оставаться рабами и положиться на случай: это ведь все равно что лотерея; бывает, что барин оказывается добрым. Однако так называемые свободные крестьяне, принадлежащие государству, на такой случай рассчитывать не могут. Правительство хуже любого барина.
Правительство это состоит из самых лживых людей, какие только встречаются в империи лжи. Оно именует себя русским, по сути же остаётся немецким; из каждых шестерых чиновников пять — немцы, уроженцы Курляндии и Ливонии, наглецы и педанты, составляющие разительный контраст с русскими людьми, вовсе не знающие российской жизни, чуждые русским нравам и русскому духу, делающие всё наперекор здравому смыслу, всегда готовые надругаться над кротким и легкомысленным русским народом, извратить его исконные похвальные свойства.
Невозможно без омерзения думать о том, что в этой стране чиновников и Церковь только называется Церковью, по сути же составляет часть государственной машины. Народ не получает от священников ни духовного назидания, ни утешения. Религиозная проповедь запрещена категорически. Те, кто попытался проповедовать, были сосланы в Сибирь. Священник — не кто иной, как чиновник, а значит, имеет военные звания. Митрополит московский дослужился до генерал-аншефа, митрополит казанский — до генерал-лейтенанта.

Что касается императора, то он — самый лживый из всех лживых русских, верховный лгун, царящий над всеми прочими лгунами.
Здесь довольно будет показать, насколько лжива эта власть, лжива даже в том, что, казалось бы, принадлежит к числу неоспоримых её свойств, а именно в своей силе, в своей мощи; довольно будет показать, что власть эта, столь несгибаемая, столь суровая и по видимости столь сильная, на самом деле очень слаба.
Два вполне естественных обстоятельства породили правление совершенно неестественное, истинного монстра. Тягостная неуверенность в завтрашнем дне, на которую обрекали русских набеги татарской конницы, заставила их искать покоя и постоянства под властью единого правителя. Однако подвижность, искони присущая русской нации, её бесконечная переменчивость делали покой недостижимым. Текучая как вода, нация эта могла быть остановлена в своем движении только тем средством, какое использует природа для удержания на месте водного потока, — льдом.
С помощью сходной насильственной операции было создано российское государство. Таков его идеал, таким оно желает быть — источником сурового покоя, могучей неподвижности, достигнутой в ущерб лучшим проявлениям жизни.
Однако же таким ему стать не удаётся. Если продолжить сравнение, то государство это придется уподобить тонкому льду, таящему под собой не вполне замерзшую воду. Прочность этого льда очень сомнительна, на его твердость нельзя полагаться.

В русской душе, даже если это душа раба, нет ничего, на чём можно было бы основать твердый порядок. Душа русского — стихия более природная, нежели человеческая. Добиться, чтобы она застыла, практически невозможно; она текуча, увертлива. Да и кому под силу с нею совладать? чиновникам? — но чиновники эти ничуть не более нравственны, чем люди, которыми они намерены управлять. У них ничуть не больше последовательности, серьёзности, верности, чувства чести, а без всего этого действия правительства не могут иметь успеха. Чиновники, подобно всем прочим жителям империи, легкомысленны, жуликоваты, алчны. Там, где все подданные воры, судей легко купить. Там, где дворянин и крепостной крестьянин продажны, чиновник продажен никак не меньше. Император прекрасно знает, что о нём забывают ради барышей, что его обворовывают, что самый верный из его придворных продаст его за сотню рублей.
Император наделён огромной, устрашающей властью, но его приказы могут быть исполнены только руками подчиненных; что же происходит при этом с абсолютной властью? Ею торгуют на каждой ступени чиновной лестницы, так что результат любого начинания совершенно непредсказуем.

Подведём итоги. Россия — царство лжи. Ложь — в общине, которую следовало бы назвать мнимой общиной. Ложь — в помещике, священнике и царе.
Что же такое русский народ? Сообщество людей или ещё не организованная природная стихия? Может быть, это песок, летучая пыль, подобная той, какая, взметнувшись в воздух, три месяца в году носится над русской землей? Или всё-таки вода, подобная той, что во все остальные месяцы превращает этот безрадостный край в обширное грязное болото либо ледяную равнину?
Нет. Песок куда надёжнее, чем русский народ».
ТОЛКОВАТЕЛЬ

РОЖДАЕМОСТЬ. АРАБСКИЙ МАКСИМУМ

Исторический максимум 
 Регулярная сводка Центрального статистического бюро, посвященная началу нового года по гражданскому (григорианскому) календарю, подкрепляет вывод о том, что доля арабского населения в Израиле близка к достижению своего исторического максимума.
В завершившемся 2015 году население Израиля выросло на 2% и достигло 8,462 млн человек, в числе которых 6,335 млн евреев (74,9%), 1,757 млн арабов (20,7%) и 0,370 млн человек (4,4%), относящих к т.н. дополнительной группе, в которую израильская статистика включает лиц, прибывших в страну по Закону о возвращении, не будучи евреями по галахе, и христиан-неарабов.При этом в минувшем году в Израиле родилось 176,7 тыс. младенцев, из которых 74% приходится на долю еврейского населения и 23% на долю арабов, со включением в последнюю группу всех составляющих ее религиозных общин - мусульман, христиан и друзов.
Из этого, в частности, видно, что потенциал дальнейшего увеличения удельного веса арабской группы в населении Израиля исчерпан практически полностью. Пик пугавшего руководство страны демографического процесса пришелся на шестидесятые годы, когда для израильских арабов было характерным резкое сокращение детской смертности и общее увеличение продолжительности жизни за счет ставшего доступным современного здравоохранения, и в то же время – сохранение традиционной модели рождаемости, т.е. такого положения вещей, при котором женщина рожает за свою жизнь столько детей, сколько может родить. В еврейском секторе наблюдалась совершенно иная картина: поздний возраст вступления в брак, активное участие женщин в социально и экономической жизни, планирование семьи, и как следствие – уровень рождаемости, характерный для современного общества. Не настолько низкий как в странах Запада, но все же несопоставимый с плодовитостью местного арабского сектора.
Так, в 1969 году, на пике негативного для еврейского большинства демографического тренда, средняя арабская гражданка Израиля рожала за свою жизнь на 6 детей больше, чем средняя израильтянка еврейского происхождения. Уже и в то время многие утверждали, что подобное положение вещей не может сохраняться вечно и что рождаемость в арабском секторе рано или поздно сократится под влиянием процессов модернизации и вестернизации. Но когда именно случится это "рано или поздно" и не будет ли тогда слишком поздно для еврейского большинства, в шестидесятые и семидесятые годы никто не мог утверждать определенно.
Так или иначе, к 2000 году разница в показателях арабской и еврейской фертильности  сократилась до 1,7 ребенка, к 2010 году – до 0,7 ребенка, а в настоящее время она практически выровнялась и составляет пренебрежимо малую величину 0,06: средняя арабка рожает за свою жизнь 3,17 ребенка (усредненно для мусульман, христиан и друзов), средняя еврейская гражданка Израиля - 3,11 ребенка. Существенно менее высокий уровень рождаемости (1,8 ребенка) характерен для т.н. дополнительной статистической группы.
В этой последней группе 91,6% приходится на граждан Израиля, прибывших в страну по Закону о возвращении, не будучи евреями по галахе, и 9,4% - на живущих в стране христиан-неарабов. Таким образом, около 339 тыс. человек в дополнительной группе фактически принадлежит к еврейскому сектору по признаку разделения базисных ценностей Государства Израиль и интегрированности в местное еврейское общество. Вместе с представителями этой группы доля новорожденных еврейского сектора составила в 2015 году порядка 76% от общего числа родившихся в Израиле детей, тогда как в 1995 году соответствующий показатель не превышал 69%.
Арабы составляют в настоящее время 20,7% жителей Израиля – немногим больше, чем в момент провозглашения государства. Из них 3,5% приходится на долю жителей Восточного Иерусалима, отказавшихся от получения израильского гражданства и, соответственно, не имеющих права участвовать в выборах в Кнессет. Таким образом, доля арабов, являющихся гражданами Израиля, составляет порядка 17% от общего населения страны. В их числе выделяются друзы, с которыми еврейское большинство поддерживает особые отношения. Прочих арабов остается не более 15%, из которых около 2% приходится на долю христиан, ищущих сближения со своими еврейскими согражданами в силу понятного страха перед процессами, которые повсеместно наблюдаются ныне в арабском мире. Соответственно, арабы-мусульмане, которые не только живут в Израиле, но также и являются, в отличие от жителей Восточного Иерусалима, израильскими гражданами, составляют в настоящее время не более 13% от общего населения страны.
Удельный вес арабского населения в Израиле еще вырастет незначительным образом в ближайшие годы за счет прежнего разрыва между арабской и еврейской рождаемостью, результатом которого является сравнительная молодость израильских арабов, но вслед за этим доля арабского населения неизбежно начнет сокращаться и через 20-25 лет она наверняка будет меньше, чем в настоящее время.
Объяснение устойчивой тенденции к увеличению еврейской рождаемости обычно находят в показателях высокой фертильности, характерной для ультраортодоксального сектора, однако в действительности не менее важным фактором является заметное увеличение рождаемости в среде светских израильтян. Именно этот сектор, включая репатриантов из бывшего СССР, внес, как ни странно, основной вклад в сохранение демографического баланса в Израиле. К началу массовой алии на одну женщину-репатриантку приходилось в среднем 1,2 ребенка. За прошедшее с тех пор время этот показатель повысился до 2,3. Что же до светских уроженцев Израиля, то у них среднее число детей на одну женщину увеличилось с 2,1 до 2,6.
Алия традиционно считалась важным фактором сохранения демографической стабильности в Израиле, но значение этого фактора объективно сократилось к настоящему времени. ЦСБ сообщило, что в завершившемся 2015 году в Израиль репатриировалось на основании Закона о возвращении 28 тыс. человек, в числе которых 25% составили выходцы из Франции, 24% - выходцы с Украины, 23% - выходцы из России, 9% - выходцы из США. Эти данные не включают израильтян, вернувшихся на родину после долгого пребывания за границей, и детей, родившихся за границей у израильских граждан. Зафиксированный в прошлом году рост алии привычно радует израильтян, но принципиального значения для сохранения и, со временем, увеличения доли еврейского населения в стране он уже не имеет. 
Дов Конторер

РОСТОВЦЕВ БУДЕТ ПЕТЬ ВМЕСТО МАКАРЕВИЧА

wpid-dsc02050_10
8.01.2016, Москва, Александр Ростовцев

Макаревич обиделся. Оно уходит 

Некогда популярный музыкант и фронтмэн группы «Машина времени» Андрей Макревич вновь вылез из небытия, чтобы объявить о скором расставании с «этой страной», немытой Расеей.
«Я объявил себя банкротом, после проведения всех формальных судебных процедур я покину эту страну. У меня больше нет бизнеса, я был вынужден продать крымский и московский бизнес, концертная деятельность не в состоянии погасить мою задолженность перед кредиторами, которые не принимают никаких объяснений. Я был вынужден пойти на объявление себя банкротом. Больше меня тут ничего не держит, пока выбираю, где обосноваться.»
Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор–Крым» в FacebookОдноклассниках или Вконтакте
Сплошная нечуткость и непонимание окружающих к нуждам и капризам вышедших в тираж «героев вчерашних дней». Помните, была такая песенка году в 1988-м у нашего косноязычного антигероя?
Исполнялось эдак через губу, презрительно-снисходительно. Дескать, уходят эти проклятые «совки», работяги с инженерами, коммуняки и училки. Их места должны занять «уважаемые люди»: лабухи, фарца со спекулями, валютные проститутки и подпольные цеховики, временно вынужденные набивать миллионами матрасы.
Некогда популярный музыкант Макаревич, выпускник престижного Московского архитектурного института, состарился в пожилого брюзжащего лабуха с неизвлекаемой фигой в кармане. И ладно бы, если человеком был принципиальным. Так нет. Вечно метался «главмашинист» между теми, кто больше заплатит за принципы. То вылезет в пятой колонне Демсоюза, метко прозванным в народе Демшизой, то видели Андрея Вадимовича чинно сидящим в первых рядах партии ЕдРо, то короткими перебежками передвигающегося в ряды «Гражданской платформы» миллиардера Прохорова. Неразгибаемый борец с режимом!
Основная беда людей, подобных Макаревичу, в том, что они личные интересы постоянно путают с гражданской позицией. Ведь что такое – «вынужден продать крымский бизнес»? Да «всё очень просто».
Несколько лет назад, когда Крым был в составе Украины, а Украиной безраздельно рулил Проффессор Янукович, Андрей Вадимович Макаревич затеял совместный бизнес «с одним крупным крымским бизнесменом». Этим бизнесменом, волею странной гримасы судьбы, оказался весьма известный крымский бандит из «сейлемской» группировки, Андрей Сенченко, ушедший в большую политику, став депутатом ВРУ от блока Юлии Тимошенко. Суть бизнеса – строительство базы для любителей подводного плавания в Балаклавской бухте.
img36
Произошедшая Крымская Весна и воссоединение Крыма с Россией не обещали для Сенченко ничего хорошего, кроме возбуждения новых уголовных дел взамен замятых старых, так что Сенченко благоразумно умёлся под крылышко киевской майданной хунты, получив должностёнку заместителя главы администрации президента Украины, без президента Украины. И занимал её вплоть до прихода Порошенко, у которого были свои администраторы. Сенченко пришлось очистить табурет, перейдя в разряд обычных обиженных депутатов-пустолаек на российский Крым.
Андрею Макаревичу в бизнес-планах никто не отказывал, но  попросили на законных основаниях ознакомиться с разрешительными документами. Предъявлять «машинисту» и дайверу оказалось нечего. Все документы на строительство базы отдыха в Балаклаве оказались фиктивными. «Уважаемые люди» решали вопросы в банном кругу, пренебрегая законным оформлением документов по принципу «всё схвачено». Не трусы же с использованным банным веником предъявлять в оправдание…
В результате, певцу было отказано в незаконном бизнесе, в результате чего Макаревич страшно обострился, отказался признавать Крым российским, Донбасс независимым, и пустился во все тяжкие, развлекая своими концертами карателей ДНР в пику «империи зла».
Как говорится, от плевка одиночки коллектив утрётся. А вот утрётся ли одиночка от плевка коллектива? Ответка не замедлила прилететь и ударить увесистым валенком по бедовой голове музыканта. В России началась цепная реакция отказов от посещений концертов Макаревича.
Терпя убытки, корифей начал метаться в поисках заработка. Но стремительно нищающая и погружающаяся в анархию Украина могла предложить Андрею Вадимовичу разве что разовые выступления за еду и малоношенную одежду на открытии стоков и секонд-хендов. Полтора года корифей страдал упорно не отпускавшим его ФГМ, сочинил песенку про глистов, подразумевая неблагодарный народ, выбравший Крым и Путина вместо музыканта-бунтаря пенсионного возраста. И вот теперь певец униженных и оскорблённых остался у разбитого корыта в гордом одиночестве.
Это не первый конфликт интересов главного «машиниста» в Крыму. В начале 2000-х с шумом и битьём посуды проходили разборки Макаревича с крымским предприятием «Винодельня Андрея Макаревича». Виноделом оказался полный его тёзка, крымчанин и выпускник Крымского мединститута, решивший сменить квалификацию. Судя по доносившемуся наружу скандалу, московский музыкант захотел получать долю от прибыли за использования громкого имени в названии предприятия. Но суд не нашёл криминала и самозванства в названии винодельни. Московский Макаревич после драки ещё долго бушевал, размахивал кулаками и божился, что вино с таким именем в Россию он не допустит.  Конфликт последствий не имел, но осадочек остался. Крохоборные обидки «машиниста» не прошли незамеченными для широких народных масс.
5300-1396858465
Когда-то давно, году в 1983-м, автору этих строк довелось побывать на концерте «Машины времени» в апогее её популярности. Как потом оказалось, концерт был «левым», поскольку почтеннейшей публике пришлось ехать куда-то в Подмосковье, в забытый всеми периферийный Дом Культуры, и обменивать свои трудовые десятки на какие-то трамвайные билетики.
В уважающей себя стране устроители подобных фокусов очутились бы на нарах на счёт цвай за проведение незаконных мероприятий и неуплату налогов. Но расслабленное брежневское время породило жалостливо-снисходительное отношение к махинаторам и жуликам всех мастей. И даже вороваек на производстве ласково называли «несунами». Что уж тут говорить о деятелях культуры, имевших статус неприкасаемых властителей дум…
А пойди всё, как надо – глядишь –  лет за семь в телогреечке на лесосеке солнечного Магадана, вышел бы зэк Андрей Макаревич на свободу с чистой совестью, кое-что понявший своим наплечным кочаном и многое передумавший. Вместо бывалого и умудрённого жизнью человека имеется подросток-перестарок, обуреваемый детскими обидками. Потому что безнаказанность и избыток внимания к личности креакла развращают безмерно. Теперь горбатого только могила исправит.
Так пожелаем же Андрею Вадимовичу попутного ветра в горбатую спину и скатертью по пятой точке. И чтобы не возвращался. Хотя именно этот пункт вызывает наибольшие сомнения…
makarevich_no
Метки: 

«Гонят всякую пургу». В окружении Макаревича опровергли информацию о его банкротстве и отъезде из России

Как заявили в окружении Андрея Макаревича, в последнее время «отдельные сайты часто гонят всякую пургу о Макаревиче»Фото: Вадим Кондратьев/Wikipedia
Информация о том, что Андрей Макаревич якобы объявил себя банкротом и намерен покинуть страну, не соответствует действительности. Об этом «URA.Ru» сегодня заявил пресс-секретарь музыканта Антон Чернин.

РАДЗИХОВСКИЙ О БУЙНЫХ КЛОУНАХ

Радзиховский: В 2016-м импульсы от желудка дойдут до головы
Появление "клоунов буйных" вместо "клоунов покорных" предсказал в 2016 году психолог, кандидат наук Леонид Радзиховский. "Фонтанка" продолжает подводить итоги 2015 года.
Радзиховский: В 2016-м импульсы от желудка дойдут до головы
Василий Шапошников/Коммерсантъ
Леонид Радзиховский – публицист, автор колонок в "Российской газете", проанализировал наше прошлое и наше будущее как учёный-психолог.
- Какое событие 2015 года вы считаете главным для нашей страны?
– Падение цены на нефть.
- Подождите, это началось ещё в 2014-м. А в этом году у нас одна война закончилась, другая началась…
– Войны – это пиар. Ничего другого там нет. Это просто элемент войны против здравого смысла, против рассудка собственного населения. Эта война продолжается давно, и никаких решающих сражений в этом году в ней не было. А цена на нефть – это удар очень сильный по уровню жизни людей, по экономике. Соответственно, с каким-то временнЫм лагом это ударит по голове, когда импульсы от желудка до головы дойдут. Поэтому я думаю, что для сохранности системы, для её сохранения или, наоборот, для изменения, это событие более важное, чем бесконечный телемарафон под названием "война на Украине" или "война в Сирии".
- И вы знаете, что дальше будет с нефтью и с нами?
– Я не нефтяник, не экономист, ничего в этом не понимаю, но "Сказку о рыбаке и рыбке" знаю хорошо. В тот момент, когда старуха заорала, что хочет быть владычицей морской, терпение рыбки истощилось.
- И "рыбка" упала до 16 долларов за баррель – как пугали нас в конце года.
– Я не знаю – 16 за баррель, 26 за баррель, 36 за баррель, но хорошего не будет. Старуха в сказке должна была помнить своё место, она забыла – ей напомнили. Когда старуха начинает сатанеть от безделья, она ищет на свою старческую задницу приключений. И тут ей говорят: хватит, карга, ты меня достала, другая, может, будет ещё противнее, но я хочу поменять каргу.
- Правильно я поняла вашу метафору, что у падения цены на нефть могут быть политические последствия? У нас в этом году, например, выборы в Госдуму. Поменяется Дума?
– Если цена на нефть немножко выправится и будет соответствовать, допустим, тому, что заложено в бюджете, то российская экономика продолжит тихо-мирно гнить и в наступившем году. Тогда результаты голосования обеспечат примерно такую же Думу, как эта.
- А если нефть будет падать дальше?
– Если нефть будет падать дальше, то будут дальше падать доходы населения, начнётся действительно серьёзная безработица, начнётся относительно массовый переход среднего класса в разряд нищих. Тогда просто закончится какой-то отсроченный период – и со временем произойдёт то, о чём говорили в течение всего 2015 года: холодильник победит телевизор.
- Вот этого весь год кто только ни обещал.
– Весь этот год холодильник и не воевал с телевизором. С телевизором воевал Интернет. Часть Интернета. А холодильник – так, чуть вздрагивал. Но если холодильник в полную силу выступит, то есть уровень жизни упадёт качественно, то рухнет рейтинг власти. Рухнет ощущение у большинства населения, что в целом мы живём правильно.
- То есть вы верите социологам, которые говорят: сейчас население оценивает наш путь как правильный?
– Сегодня лояльность населения обеспечена несколькими вещами. Первое – общая инертность, этого никуда не денешь. Даже при падении уровня жизни инертность, которая веками вырабатывалась, не исчезнет. Второе – страх перед властью. Причём совершенно иррациональный страх, потому что бояться обычному человеку нечего. По поводу политического террора – никаких массовых политических преследований нет. Тем не менее страх этот есть. Если уровень жизни начнёт падать, страх этот ослабнет. Третий фактор – ощущение, что да, есть у нас некоторые отдельные недостатки, ну, там, ЖКХ, медицина, образование, состояние дорог, цены в магазинах…
- Ерунда разная.
– Да. Но зато в главном у нас всё хорошо. С нами Обама разговаривает. Мы диктуем свою волю всему миру. С нами считаются. В общем – "ты меня уважаешь". Вот этот мыльный пузырь, если жизнь начнёт сильно портиться, проколется. И значительная часть населения внезапно обнаружит, что всё, что им рассказывали в течение последних двух-трёх лет, это даже не ложь. Это просто выдумка. То есть вообще ничему не соответствует. Что никто нам не угрожает, никто нас не уважает, ни с кем мы не воюем.
- А куда же денется телевизор, который в трудный момент как раз и должен будет всё разъяснить?
– Я верю в поговорку "холодильник победит телевизор". Холодильник не боролся в течение прошедшего года. Потому что люди живут, на самом деле, не так плохо, как кричат журналисты. Но всё накапливается. И если накопление будет продолжаться, то люди обозлятся. И они тем сильнее обозлятся, чем больше им врали в течение последних двух лет.
- И какую же Думу мы выберем при таком сценарии?
– Гораздо худшую, чем эта. Будет агрессивная, националистическая, запредельно невменяемая Дума. Намного более невменяемая, чем эта. Сегодня это просто покорные клоуны. А если система начнёт качаться из стороны в сторону…
- То будут клоуны буйные?
– Да, будут клоуны непокорные. Это будут клоуны, которые вдруг почувствовали, что директор цирка растерялся, зарплату им не платит и сам не знает, что делать. Это означает важнейший шаг к раскачиванию и затем обрушению всей социальной конструкции, которая держится на лжи и на приемлемых условиях существования. Если приемлемые условия существования выйдут, то есть если выйдет этот фундамент, то вся конструкция начнёт трещать и раскачиваться. Новая красно-коричневая Дума будет ещё более антизападной, ещё более агрессивной, но при этом – безумно популистской. Она начнёт штамповать ещё более фантастические законы. То есть, как я понимаю, альтернатива в 2016 году такая: продолжение загнивания под соловьёвскую ложь или переход загнивания в буйную стадию, когда пациент мечется по палате, срывает с себя повязки и колотит санитаров.
- Но выборы будут проходить по новому закону, появятся независимые одномандатники…
– В Думу могут пройти 10 – 12 депутатов, знающих, что Земля – шар и вращается. Но 440 других депутатов будут знать, что Земля плоская и стоит на двух китах, из которых один – наша духовность, а второй – американский империализм.
- Да почему же вы уверены, что выберут именно таких?
– Причины очевидны: менталитет большей части населения РФ – раз, административная машина – два, отсутствие альтернативных "Единой России" и компартии организаций – три. Сочетание этих факторов гарантирует, что количество вменяемых депутатов, по моим ощущениям, едва ли превысит 10 – 20 человек.
- Многие связывали надежды с протестами дальнобойщиков: дескать, это – начало, на этой волне сможет пройти оппозиция. У неё есть шансы?
– Ни малейших. Оппозиция никак не связана с дальнобойщиками. Я вообще не большой любитель дальнобойщиков, у меня нет восторгов по их поводу. Насколько я понимаю, это очень коррумпированная группа населения. Но не в этом дело. Дальнобойщики могут быть ангелами во плоти, могут быть мафиозной организацией – это совершенно неважно. Важно то, что ни с какими политиками они дела иметь не хотят – и правильно делают. Потому что их цель – добиться отмены какого-то налога. А если они будут кадриться с политиками, то им не только налог не отменят, а ещё и по ушам надают. Они это прекрасно знают. Но и политики боятся дальнобойщиков, как огня. Представить себе Касьянова или Яшина, которые подходят к дальнобойщикам… Я не такой садист.
- К ним приезжал Юрий Шевчук.
– Шевчук – свой парень. Пришёл, на гитаре поиграл. К ним и Макаревич подойти может, тоже не побьют. Дальнобойщики – нормальные люди. Ну, понятно, что возят левый товар. Понятно, что налоги не любят платить. Наверное, у них есть свой теневой профсоюз, можно предположить – такой же криминальный, как профсоюзы грузчиков в Америке 1950 – 60-х годов. Люди как люди, говорить с ними можно. Но пытаться использовать их для своей политической борьбы нельзя. Они не на это заточены. Они прекрасно понимают, что их кто-то хотел бы использовать. Они этого не хотят. Кроме того, наша так называемая либеральная оппозиция боится, как огня, не только дальнобойщиков. Она боится реального столкновения с властью. Она поражена тем же самым вирусом безумного страха, которым поражены все.
- Так не без причины боится.
– Да, у неё есть для этого основания. Я думаю, что после убийства Бориса Немцова все либеральные политики чётко осознали, что и они смертны.
- И что теперь? Убив Немцова, их заставили молчать в тряпочку?
– Нет, они не молчат, они постоянно вылезают из Интернета и ругают Путина. И будут ругать, что им ещё делать. Но жить-то хочется. Как в одной песенке поётся: "А жить так хочется, а жить так хочется, а жить так хочется, как каждому из вас". Это естественно.
- Они так и будут дальше только ругать Путина?
– Ругать Путина – это не поощряется властью, но это абсолютно безопасно. Ругать Кадырова – это совсем не поощряется и довольно опасно. А вот реально что-то делать против власти, как говорил Владимир Ильич – организовывать массы, это не только не поощряется, а очень, очень и очень опасно.
- А то, что делает Ходорковский, опасно?
– А я не знаю, что делает Ходорковский.
- За что ему тогда третье уголовное дело?
– Ну, подумаешь – третье дело, четвёртое дело, 33-е дело… Какое это имеет значение, чем это ему грозит? Я думаю, что это может иметь тысячу разных объяснений. Вплоть до того, что бюрократический аппарат Следственного комитета тоже должен чем-то заниматься. Бороться с Ходорковским приятнее, чем отвечать на конкретные вопросы. Так же как Путину приятнее воевать в Сирии, чем разбираться с кризисом и бюджетом. Но могут быть ещё тысячи разных причин. Это может быть какая-то попытка давления на акционеров ЮКОСа, чтобы они денег у государства не выкачивали.
- Они и так не выкачивают, не могут.
– Всё-таки немножко выкачивают. Не 50 миллиардов, но что-то скачивают. Да, Ходорковский тысячу раз объяснял, что не имеет к этому отношения. Но какой же дурак ему поверит? Так что это может быть ещё один мотив: таким макаром пытаться тормознуть это дело. Безумный способ, потому что никак это затормозить нельзя, но что им ещё остаётся? Киллера к нему прислать? Так он, наверное, охраняется. И вообще, в Швейцарии стрелять или полонием светить…
- Он в Лондоне. Там полоний, говорят, хорошо идёт.
– Шёл. Десять лет назад. Но может быть масса других причин, которые мы просчитать не можем. Во всяком случае, ясно одно: никакого влияния на самого Ходорковского это уголовное дело оказать не может. Разгромить его "Открытую Россию"? Дело нехитрое, это, кажется, уже сделали. Ну и что? Что они от этого выиграют? Что эта "Открытая Россия", бунты устраивала, что ли? Дальнобойщиков организовывала? Безвредная, вегетарианская организация. Могут быть другие фантастические причины. Просто отвлечь людей, просто дать лишний инфоповод.
- Зачем вообще тратить силы на борьбу с оппозицией, если она, как вы говорите, такая беззубая и вегетарианская?
– Так она потому и беззубая и вегетарианская, что с ней борются. А попробуйте перестать с нею бороться: дай палец – руку откусит. Перестаньте их пугать, перестаньте им угрожать, не убивайте Немцова – и вы увидите совершенно другую оппозицию.
- Приговор Ильдару Дадину в декабре, три года за пикеты…
– Вот-вот: из той же серии. Власть рассуждает просто: или мы их – или они нас. Это власть холодной гражданской войны. Это не руководство государством. Руководитель государства – это человек, который чувствует ответственность за всех граждан: и за тех, кто за него голосует, и за тех, кто за него не голосует, и, смешно сказать, даже за тех, кто его ругает. От его политики всем гражданам государства становится или лучше, или хуже, или ещё как-то, но – всем. Вот это – власть гражданского мира. А бывает власть гражданской войны. Где есть "наши" – и есть "ваши". И чем лучше "нашим" – тем хуже "вашим". Логика такая: если мы перестанем их дожимать, то они обойдутся с нами так же, как мы обходились с ними.
- Если верить тому, что вы сказали в начале разговора, то нам остаётся уповать на эту власть, потому что следующая будет хуже.
– Я не склонен уповать на эту власть. Эта власть создала именно эту оппозицию. Это оппозиция палаты номер пять против палаты номер шесть. Тактически – да, эта власть лучше, чем её красно-коричневые противники.
- А стратегически?
– А стратегически никакой разницы между ними нет. Это рукава одной шинели. Но они едины только до тех пор, пока эта власть рулит. Как только она начинает ослабевать, покорные, растёртые, униженные, превращённые в грязную туалетную бумагу шуты внезапно приобретают совершенно другой вид, совершенно другой взгляд, и весь свой бред они начинают нести уже совершенно с другой интонацией – и против власти. Да, конечно: во всём виноваты американцы, педерасты и прочий ИГИЛ…
- …запрещённый в Российской Федерации и террористический.
– Да. Но разговор с властью идёт совершенно в другом тоне. Это даже не психология. Это просто механика.
- Но Советский Союз закончился без таких страшных вещей.
– Потому что в Советском Союзе была другая оппозиция. Та оппозиция, которая покончила с Советским Союзом, была вообще с другого края. Поэтому он и кончился по-другому.
- Она там разве была?
– Тогда была действительно достаточно влиятельная либеральная оппозиция. Во-первых, её поддерживала власть – Горбачёв, пока не понял, что пилит сук под собой. Во-вторых, население в тот момент верило, что мы можем жить, как в Америке. Что достаточно выгнать проклятых коммуняк, отобрать и распределить их икру и чёрные "Волги" – и мы как самая великая, самая могучая, самая умная, просто задавленная коммуняками страна заживём уж точно не хуже, чем в Америке.
- А нельзя в этой конструкции слово "коммуняки" поменять на какое-то другое – и думать то же самое сегодня?
– Можно. Это вполне вероятная вещь. Но есть одна маленькая деталь. Тогда население хотело сближаться с Западом и жить, как там. А сейчас население наконец знает, что на Западе – педерасты, а у нас – духовность. Что они там – тупые, а мы – умные. И что они хотят с нами сделать что-то очень плохое. Поэтому сбросить проклятых чиновников и прочих захребетников – дело, конечно, хорошее, но идти на поклон к педерастам – мы для этого слишком духовные. Как выяснилось.
Беседовала Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..