пятница, 24 января 2014 г.

ЕВРОМАЙДАН:. ЗВЕРИ ПРОТИВ ЗВЕРЕЙ

«Они герои только когда у нас руки связаны…» Сотрудник спецподразделения «Беркут».
Перед вами речь одного из «беркутовцев», непосредственного свидетеля и участника событий, напоминающих преисподнюю в самом центре когда-то спокойного государства, который с болью и простыми словами изложил то, что видел и прочувствовал там.
Приводим исповедь сотрудника спецподразделения «Беркут» без правок и сокращений.
«У нас в СМИ все фабрикуют и несут полную ложь. В Донецке народ вообще не знает, что тут происходит!
Показывают мелочи и выставляют все так, будто мы тут просто так убиваем мирное население и калечим демонстрантов. И никто не показывает, как нас взрывали и жгли. Из ВВ и Беркута сделали в СМИ вообще каких то фашистов, вся пресса куплена!
Беспорядки начались еще 23 числа. По телеку, сцука, 2 дня ни слова. И потом никто не показывал, как под Кабмином играли немецкие наступательные марши и развивались флаги со свастиками и рунами третьего рейха.
Никто не видел, как 18 летнего солдатика-срочника распяли на решетке на воротах в арке на входе в один из двориков, не показывали, как водила автобуса не стал ехать по демонстрантам, когда его заблокировали, и остановил автобус. Фашисты разорвали этот автобус, там был десяток беркутов. Парням под бронежилеты, под голени-наколенники засовывали взрывпакеты, а мы двадцать минут не могли к ним прорваться.
Никто не показывал поломанные руки и ноги, сотни пробитых шлемов и обгорелых тел в ожоговых отделениях по всей Киевской области. Постоянные огнестрелы. А один парень на Кабмине 24 числа стоял рядом со мной, потом после очередной волны сполз на колени. Мы думали, подвел противогаз, и он потерял сознание. Но когда его вытащили за строй, сняли шлем и противогаз, под воротником у него торчало шило в горле.
Мы 3 дня сидели заблокированные в Кабмине. Нас было всего 900 а их 35 тысяч. По телеку не показывали наших автобусов без окон и еще много-много другого.
Б**ть, в 10 км от Киева (в Василькове) стояла колонна с тигрятами из Крыма заблокированная. Это наша смена. А бандиты выставили перед ними толпу и не пускали в город.
Ни один п*дор чиновник не берет на себя ответственность отдать приказ их там перебить и дать дорогу колонне. Все генералы либо в отпуске либо на больничном. Командовать некому. Каждый ган-дон боится за свое кресло.
На Банковой, когда бандиты рвали срочников, мы стояли в 500 метрах во дворе казначейства. Нам полтора часа не давали команду «фас». Этих ребят там просто сука в жертву принесли. А им вообще даже щиты сначала запрещали брать. И команда им была только держать позицию, и не применять никаких мер физического воздействия.
Потому что мы тут, как оказалось не беспорядки ликвидируем, а обеспечиваем общественную безопасность на мирном митинге. А по телеку говорят только что мы тут мирных студентов пи*дим. Да была бы такая х**та в США, этих, сцука, оппозиционеров уже бы объявили террористами и, сцука, с пулета их.
В верхах одни предатели. А из спецназа просто все в конце сделают козлов отпущения. А какой-нить полкан потом скажет «а я им команду не давал, это они произволом занимались, я вообще в это время на больничном был». У нас тут три водомета и 2500 чел беркута.
Дали бы добро, мы бы на Банковой их сами могли бы заблокировать и перебить сука всех», - рассказывает «беркутовец».
От редакции:
В День Милиции, во время выступления в Верховной Раде, Генпрокурор Украины подтвердил, что органы правопорядка являются щитом для интересов граждан и государства, а также - карающим мечом для преступников. Об этом заявила народный депутат, заместитель Председателя парламентской фракции Партии регионов Елена Бондаренко.
«Сегодня депутаты заслушали доклад прокурора относительно расследования событий, которые происходили в Киеве в ноябре и декабре, связанные с массовыми беспорядками. Генпрокурор четко дал понять, что не допустит вмешательства в следствие политиков, пресечет попытки политизировать следствие. И явно продемонстрировал политическим лузерам из оппозиции, что их попытки выгородить провокаторов, которые позволили себе преступить закон и нарушили права граждан, нацелены на то, чтобы избежать ответственности», - отметила народный депутат.
Так кто же связал руки настоящим героям и выпустил боевиков–беспредельщиков на улицы и майданы мирной доселе Украины?
«Злочинна влада» или «демократическая» оппозиция? И не пора ли им уже разделить ответственность без кавычек. По полной!

ВЕСЬ МИР ОБЯЗАН СССР И СТАЛИНУ



Как один юдофоб учил уму-разуму других антисемитов.
"Украина всем, в том числе своим существованием и Крымом, – обязана Советскому Союзу. Если бы советская армия не освободила Украину, республика была бы превращена в сплошной Бабий Яр, и все, включая украинских националистов, были бы отправлены немцами в крематорий.

Об этом в эфире украинского телеканала «Интер» заявил российский писатель и журналист Александр Проханов.

«Исторический смысл Советского Союза в том, – считает московский гость, – что была одержана победа. Это была не военная победа, это была не геополитическая или идеологическая победа, это была победа над абсолютным злом».

В планах Гитлера, заявил Проханов присутствовавшим в студии украинским националистам – БЮТовцу Владимиру Яворивскому и функционеру ВО «Свобода» Ирине Фарион, – «вашей Украине не было места, произошла бы тотальная германизация Украины».

«И Вас, – обратился к Ирине Фарион Проханов, – называли бы фрау, если бы Вы не погибли в Бабьем яру. Бабьи Яры были бы по всем городам Украины».

«Вас бы, – указал он рукой на Фарион, – спалили в крематории».

Выход Украины из СССР, по мнению московского гостя, и привел ее к нынешнему ужасному состоянию:

«Вот мы сидим здесь в студии имени Довженко. Раньше здесь снимали великие фильмы, а сейчас на ее территории торгуют ларьки и делают порноролики».

Когда Фарион в ответ принялась перечислять известные тезисы о Голодоморе и уничтожение «мовы», Проханов ее перебил:

«Советский Союз подарил вам Крым, и он дал вам право сегодня бузить, вы превратились в огромный комок дури, у вас не будет никогда ни индустрии, ни политиков, ни самолетов, ни кораблей, а будут одни политические ведьмы», – заключил писатель, смотря на Ирину Фарион". 

 Проханов забыл  упомянуть, что вся Европа и США обязаны СССР своей независимостью и процветанием, а Россия своей хронической отсталостью, демографическим кризисом и наличием тех же "политических ведьм". В общем, не Бог, а Сталин и его держава сотворили свет и тьму, небо и землю, всех тварей небесных и земных, включая такую мерзкую тварь, как самого А.Проханова.

ПРОЦЕСС ЛИБЕРМАНА И ОБЩЕСТВЕННОЕ ДОВЕРИЕ



  Бдительный суд Израиля решил, что Либерман может сидеть в своем кресле министра, а не за решеткой.  Виноват Авигдор или не виновен - вердикт суда не имеет значения. Все понимают, что левый Израиль попытался убрать, в очередной раз, своего самого опасного противника. Но проблема не в наших, "семейных" разборках, а гораздо глубже: в очевидном кризисе власти.

Почти сто лет назад Николай  Гумилев писал, что после первой мировой войны стало ясным, что политикам судьбы мира доверять нельзя, а нужно призвать во власть философов и поэтов. Революционеры в те годы были так же наивны, как и контрреволюционеры. С годами интеллектуалы поумнели и заметно.
  Сила политической власти раздавила многих философов и поэтов, своих друзей и врагов. Мандельштам, ей раздавленный, был убежден что «власть отвратительна, как руки брадобрея». Не совсем понятно, чем не угодили поэту куаферы. Видимо тем, что клиент в кресле беззащитен перед бритвой и ножницами.
  Монотеизм сделал давним давно попытку заменить «руки брадобрея» властью Бога, но сами же евреи, отринули абсолют этой идеи и двинулись по пути греха, сделав вынужденную ставку на царей и царедворцев.
 Демократия, в ее современном разливе, всячески верховную власть пытается ограничить. Власть, сплошь и рядом, теряет силу, а вместе с тем и смысл своего существования. Работа, лишенная высшего смысла, в конце концов, становится банальным способом незаконного обогащения. Успел украсть и спрятать – твоя политическая карьера удалась, не успел – ты лузер.
 Вот и весь расклад. И достаточно верный портрет тех, от кого, увы, зависит наша судьба. Бывают, конечно, исключения, но они, как известно, только подтверждают правило.
 Только глупец и тайный завистник радуется, наблюдая за чередой уголовных процессов над политиками Еврейского государства. Не радуюсь я и тому, что многие из них ходят, в этом смысле, по лезвию ножа. Я боюсь, что их политическая линия начнет зависеть от власти судов, а не от принципов и мировоззрения. Мне кажется, что пресловутая «чистота власти» начинает походить на мелкую склоку у кормушки. Наелся – уступи место другому, не хочешь уступать – мы тебя судом, а то что «рыльце» практически любого политика всегда в «пушку» и доказывать не надо. Им, беднягам, просто не удержаться на своем месте, да и не забраться на него без «черной кассы». Такова реальность, если верить тем же судебным процессам над политической элитой Израиля и не только.
 Собственно, меня особо не волнует моральный облик наших избранников. Время героев ушло. Время денег диктует свои законы, но  беда  в том, что слабость власти рано или поздно начинает сказываться на самом государстве, которым эта власть руководит. Слабая власть ведет к ослаблению государства. Что в нашем случае осажденной крепости крайне нежелательно и опасно. Уважение к власти напрямую связано с уважением своего государства, без которого, как указывал Булат Окуджава, «погибают царства». Обилие же насильников, жуликов и коррупционеров на троне и у трона никак это уважение вызвать не может.
 Что делать? Кардинально поменять выборную систему в Израиле, при  которой карьеристы, ничтожества и банальные аферисты легко проникают в Кнессет. Партийные списки – вещь крайне опасная. Начнем с этого, с власти законодательной, и власть исполнительная будет вынуждена соблюдать правила игры. Не суды и полиция начнут проявлять бдительность, а наши с вами народные избранники. Им и карты в руки, так как «близки к телу» и все и так хорошо видят без органов правопорядка.
 Сегодня же греховность властей легко опирается на круговую поруку и «свальный грех» депутатов Кнессета, без этой негласной поддержки не было бы «шалостей» бывшего министра финансов,  бывших премьер - министров нашей страны и прочих чинов.
Легко посадить на скамью подсудимых того же Либермана, но попробуй выдвинуть обвинение против  парламента страны. Сами, мол, нас выбирали. Но дело в том, что никто, на поверку, наших депутатов не выбирал. Странная получается демократия, особенно в Израиле, в котором парламент невелик и есть очевидная возможность доверить избирателям судьбу каждого парламентария персонально. Опасно идею путать с личностью. Идеей (правой, левой – не имеет значения) легко прикрыть любой порок, при котором путь к  власти должен быть закрыт. Я понимаю, что и здесь возможны ошибки, и при этой системе пройдохи разного рода, верные шекелю и хозяину, а не нам с вами, могут попасть в Кнессет, но все же не в таком опасном количестве.
 И, может быть, только тогда перестанем мы со стыдом и брезгливостью наблюдать за действиями «наших» политиков и телевизионный канал «Кнессет» станет самым рейтинговым, любимым каналом  телевидения Израиля. 

ЗАБЫТЫЕ ГЕРОИ И ЛЮБОВЬ К ПАЛАЧАМ


Нет в мире справедливости. Я жив. Что там - сотни миллионов живы, благодаря шотландцу Александру Флемингу и канадцу Фредерику Бантингу - изобретателю инсулина, но ничего не знаю об этом человеке. Да и эти сотни миллионов спасенных не лучше меня.
Есть в мире справедливость: самая великая справедливость, основанная на благодарности? Нет этой справедливости, потому и нет мира. Мы живем в «цивилизации войны», как точно обозначила наше бытие историк Наталья Басовская. Мы носим проклятую войну в себе, как микробы болезни, от которой еще не найдено лекарство. Люди не научились благодарить за свет и спасение, но научились кланяться мраку и насилию.
«До конца своей жизни Флеминг усматривал в этом невероятном стечении обстоятельств Божью руку, которая позволила появиться на свет величайшему открытию, спасшему миллиарды жизней, и подарившему каждому человеку в среднем тридцать пять дополнительных лет жизни. Александр Флеминг никогда не считал изобретение пенициллина своей заслугой, полагая, что он явился лишь случайным наблюдателем того, что сотворил Бог. Впрочем, как отмечал Пастер, судьба одаривает только подготовленные умы». Из Википедии.
Мало того, пенициллин никогда не был запатентован. Александр Флеминг считал величайшим грехом наживаться на том, что ниспослано Богом. Кстати, и Бантинг не стал брать патент на инсулин.
 Всевышний следит за порядком. Реки крови в Первой мировой – и следом изобретение инсулина. Вторая мировая  – детище дьявола - унесла десятки миллионов жизней, но именно в это время пенициллин стал спасать  сотни миллионов, прежде приговоренных к смерти.
 В человеческом сердце так мало места для благодарности. Видимо потому, что благодарность эта связана с тяготами долга и мало кто любит отдавать долги, даже виртуальные.
 Люди ставят памятники садистам и убийцам: вождям, генералам, политикам. Им кажется, что только эти кровавые маньяки делают осмысленной историю рода людского. В результате имеем то, что имеем: голод, войны, бесправие.
  «Разумная, но нелогичная человеческая натура заставляет две нации состязаться и бороться друг с другом…. Она заставляет какого-нибудь Александра или Наполеона жертвовать миллионами своих поданных ради попытки объединить под своим скипетром весь мир. Примечательно, что в школе мы учимся относиться к людям, совершившим все эти дикости, с уважением; даже почитать их как великих мужей. Мы приучены покоряться так называемой политической мудрости государственных руководителей – и настолько привыкли ко всем этим явлениям, что большинство из нас не может понять, насколько глупо, насколько вредно для человечества историческое поведение народов» Конрад Лоренц «Агрессия»
 Вот когда в каждом населенном пункте нашей планеты в обязательном порядке появятся памятники, улицы, музеи имени Флеминга, Бантинга, Пастера, Солка, Зильбера и т.д. , лишь тогда получит человечество не только подаренные этими людьми годы жизни, но и настоящий мир для себя, своих детей, внуков и правнуков. До той поры и жаловаться нам не на кого, только на себя.

ЯЗЫЧНИКИ ПОХОРОНИЛИ ЛЕНИНА ПО СВОЕМУ ОБРЯДУ




Успешный политик умеет слышать толпу. Неудачник от политики слышит только отдельные голоса и самого себя. Мало того, успешный должен не только слышать кровожадный рев масс, но и уметь маскировать рев этот подобающими словами. Нельзя ставить перед толпой чистое зеркало: испугается и отпрянет. Следует щадить ее совесть с помощью лжи и демагогии. Успешный вождь - транслятор с поправками. Толпа вопит: "Грабь и убивай!" Политик разрешает "грабить награбленное" и так далее. Ленин, Гитлер и Сталин были настоящими народными вождями, политиками успешными. Им  было плевать на глас Божий, на все те принципы, которое попыталось выработать человечество, благодаря монотеизму. Все трое не были атеистами. Они были язычниками. Гений Ленина был в том, что он понял смысл языческих инстинктов толпы, не отличных от тех, которыми жили люди в эпоху пещер или первого колеса. Он понял этот смысл и решительно пошел ему навстречу, отметая слабые предрассудки гуманизма, выработанные последними тысячелетиями развития человеческой цивилизации. ХХ век стал веком победы толпы над личностью, язычества над монотеизмом. Революция Ленина стала мощной реакцией на все те ценности, которые удалось накопить людям за годы культурного ренессанса. Человек дикий победил человека просвещенного. Но сама эта победа носила в себе зерна поражения, так как власть толпы не могла отказаться от культурного багажа прежних эпох из-за слабости и малости своих, новоявленных ценностей. Типографии фюрера печатали Гете и Шиллера, печатные станки Ленина-Сталина - Толстого, Пушкина и Чехова. Тираны сами кормили массы ядом совести, разума и боли. Ядом гения, благословенного небом. 
 Язычники похоронили Ленина по своему обряду. Они и сегодня берегут его мумию или то, что от нее осталось. Берегут в надежде, что снова появится вождь, способный услышать вой толпы.

"ОЗДОРОВЛЕНИЕ И ОЧИСТКА" по материалам сборника "Государственный антисемитизм в СССР"




Осенью 1948 г. скончался подручный Сталина Андрей Жданов.
Известный свой донос, связанный с этой кончиной, зав. кабинетом электрокардиографии Кремлевской больницы Лидия Тимашук отправила Н.С. Власику – начальнику Главного управления охраны МГБ СССР - 29 августа 1948 г., так, на всякий случай отправила – Жданов был еще жив. Евреев в этом доносе она  помянула только косвенно (Софью Ефимовну Карпай), по той причине, что юдофоба – Жданова лечили исключительно русские профессора: Егоров, Майоров, Виноградов и Василенко.
 Донос этот неоднократно публиковался, а потому, чтобы не быть голословным приведу только его часть, связанную с отмеченными фамилиями:
 «28 августа 1948 года я была вызвана начальником ЛСУК проф. Егоровым П.И. к товарищу Жданову А.А. для снятия ЭКГ. В этот день вместе с проф. Егоровым П.И., акад. Виноградовым В.М. и проф. Василенко В.Х. я вылетела из Москвы на самолете к месту назначения и коло 12 часов дня сделала ЭКГ Андрею Александровичу, по данным которого диагностировала «инфаркт миокарда» в области передней стенки левого желудочка…. Проф. Егоров и д-р Майоров заявили мне, что это ошибочный диагноз…. И предложили мне переделать заключение, не указывая на инфаркт миокарда, а написать «осторожно», как это сделал доктор на предыдущих ЭКГ».
 Абакумов сразу направил этот донос Сталину, в котором под грифом «совершенно секретно» значилось: « При этом представляю Вам заявление … врача Тимашук Л.Ф. в отношении состояния здоровья товарища Жданова А.А.
 Как видно из заявления Тимашук последняя настаивает на своем заключении, что у товарища Ждангова инфаркт миокарда …, в то время  как начальник Санупра Кремля Егоров и академик Виноградов предложили ей переделать заключение, не указывая на инфаркт миокарда».
 На письме рукой вождя написано: « В АРХИВ».
 Странно, никакой реакции. Тут бы распорядиться о новом обследования секретаря ЦК, чья драгоценная жизнь и так далее. Судя по всему, русские фамилии в доносе не вдохновили карающую длань Кобы.
 Вскоре Андрей Александрович отдал свою грешную душу Богу, а в Политбюро ЦК ВКП(б) (апрель-май 1949 г.) поступил настоящий и первый погромный донос на врачей, подписанный Л. Романовым.
 Кем был этот Романов,  выяснить не удалось. В последующих документах его «чин и звания» не раскрываются. Вполне возможно, фигура мифическая. В противном случае, не Л. Тимашук, а Л. Романову достались бы все лавры разоблачителя «врачей-убийц».
 Что же писал этот невыясненный Романов: «С. – Петербург – Петроград – Ленинград – искони русский город и даже построенный на костях только русских рабочих. Его население всегда в основном русское. Все звенья хозяйства города всегда управлялись русскими. В настоящее время в некоторых звеньях хозяйства города для русских создалось невыносимое положение. Торговля, местная промышленность, разного рода институты, наука, здравоохранение и проч. уверенно подбираются в руки евреев. А для русских  в системе здравоохранения создалось уже совершенно невыносимое положение, здесь все русские решительно вытеснены.
 Нет больше мочи терпеть, как тяжело русским работать в органах здравоохранения…»
 Тут же следует персональный список евреев, «захвативших власть в системе здравоохранения».
 Завершает Романов свой донос так: «Все, что здесь написано – это не есть великодержавный шовинизм, а это есть желание русских получить национальное равноправие. Помогите же русскому человеку, ведь среди русских много-много очень способных людей. Русские выносили всю тяжесть войны, а правительственных наград у врачей-евреев всего больше, хотя они в своем большинстве  на линии огня  и не были, окопавшись в тыловых госпиталях и других тыловых организациях. Многие из них сумели получить и инвалидность, будучи физически крепкими людьми, а теперь получают пенсии. Если провинился еврей, то до наказания дело не доходит, а если русский, то учиняется большой шум».
 Этот донос в архив не попал. 5 мая 1949 года на него отреагировал секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП (б) В. Андрианов, направив в Кремль Г. Маленкову следующую «телегу»: «Просил бы вас ознакомиться с письмом т. Романова о непорядках в подборе кадров в органах здравоохранения Ленинграда. Факты, приведенные в письме в отношении лиц, работающих в органах здравоохранения, соответствуют действительности.
 Горком ВКП (б) примет необходимые меры к наведению порядка в органах здравоохранения, одновременно просил бы Вас дать указание министру здравоохранения СССР т. Смирнову заняться наведением порядка в медицинских учреждениях Ленинграда».
 Смысл этой, даже не «телеги», а «птицы-тройки» состоит в том, что погрому, начатому в городе  Ленина, надо придать общесоюзный характер. И погром  этот начался незамедлительно.
  4 августа появляется решение секретариата ЦК ВКП (б) «по письму Романова». Решено послать в Питер целую делегацию «компетентных товарищей», «для оказания помощи в работе органам здравоохранения г. Ленинграда».
   4 июля 1950 года министр МГБ Абакумов докладывает Г. Маленкову: «По имеющимся в МГБ СССР данным, в результате нарушения большевистского принципа подборов кадров в клинике лечебного питания Академии медицинских наук СССР создалась атмосфера семейственности и групповщины. По этой причине из 43 должностей руководящих и научных работников клиники 36 занимают лица еврейской национальности…. МГБ считает необходимым предложить Министерству здравоохранения СССР принять меры к оздоровлению и очистке кадров клиники лечебного питания».
 Пошли массовые увольнения евреев, но вовсе не затем заваривалась эта грязная каша, а с целью предоставить дополнительную работу мастерам пыточных дел. Следует бдительный анализ биографии будущих жертв.
 «Проф. Певзнер, происхождение из купцов. 1872 г. рождения, беспартийный, в течение ряда лет подолгу проживал за границей, имеет родственников во Франции.
 Зав. отделение, проф. Гордон О.Л., 1898 г. рождения, беспартийный, в Париже проживает его тетка, занимающаяся торговлей. Жена – Рашевская, исключена из рядов ВКП (б) как выходец из партии анархистов.
 Зав. отделением проф. Берлин Л.Б, 1896 г. рождения, беспартийный, брат поживает в Англии».
 Далее, в том же духе, следует «разоблачение» еще пятерых «врагов народа». Но мы остановимся на фигуре  доцента Левина Георгия Львовича. Этого несчастного взяли первым и «раскрутили», судя по всему, по всей программе.
 Из показаний Г.Л. Левина от 22 января 1952 г.: « Участниками антисоветской националистической группы являлись – Берлин Л.Б., профессор…, Гордон О.Л. – профессор…, я, Левин Г.Л., Левин Б.С. – бывший главврач клиники лечебного питания, Ачаркан А.И. – доцент кафедры лечебного питания, Маршак М. С. – профессор…. Перечисленные лица, как и я, по своим политическим убеждения являются еврейскими буржуазными националистами…. Являясь по своим убеждения еврейскими националистами, я, Берлин, Гордон, Левин Б.С., Кудашевич, Ачаркан и другие на наших сборищах высказывали различные измышления и клевету в отношении политики ВКП (б) и Советского правительства, охаивая советскую действительность.
 Мы клеветнически утверждали, что в нашей стране якобы существует антисемитизм, поощряемый Советским правительством, что за последние годы якобы открыто проводится политика дискриминации евреев и массовое увольнение их из советских учреждений и организаций…. Участники сборищ также враждебно отнеслись к борьбе с космополитизмом и в этой связи распространяли различные вражеские вымыслы….»
 Текст глумливо-садистский, пыточных дел мастер не просто получил нужные ему показания, но и наглядно продемонстрировал жертве, что существует только  правда, высочайше утвержденная параноиком вождем и садистами из его банды. Это обязательная «двойная пытка» проходит через все процессы врачей 1952 года.
 Да и что же это получается, граждане? Банда негодяев вот уже 35 лет мучает войнами, нищетой и голодом население подвластной им страны, а врагами народа оказывается горстка евреев из института лечебного питания.
 Следствие, тем не менее, понимало, что диетологи нет те  специалисты, чтобы раскрутить новый кровавый навет под названием: «убийцы в белых халатах». Место ученых из клиники Певзнера должны были занять иные фигуры. Готовить их стали загодя. Достаточно вспомнить профессора Этингера, арестованного в ноябре 1950 году и погибшего под пытками через три месяца после ареста.
 К трагической судьбе этого человека имеет непосредственное отношение смертельная дуэль между старшим следователем МГБ М.Д. Рюминым и министром МГБ В.С. Абакумовым.
 2 июля   1951 года Рюмин строчит донос лично Сталину на свое руководство: « Примерно 28-29 января 1951 года меня вызвал к себе начальник следственной части по особо важным делам т. Леонов и, сославшись на указание тов. Абакумова, предложил прекратить работу с арестованным Этингером, а дело по его обвинению, как выразился тов. Леонов, «положить под сукно».
 Вместе с тем я должен отметить, что после вызова тов. Абакумовым арестованного Этингера для него установили более суровый режим…. Между тем Этингер имел обширные связи, в том числе и своих единомышленников среди крупных специалистов-медиков, и не исключено, что некоторые из них имели отношение к его террористической деятельности…. В заключение я позволю себе высказать свое мнение о том, что тов. Абакумов не всегда честными путями укреплял свое положение в государственном аппарате и он является опасным человеком для государства, тем более на таком остром участке, как Министерство государственной безопасности».
 Абакумов не столь рьяно, как от него требовалось, готовил еврейский погром. Рюмин угадал, что Сталин недоволен этим. 11 июля 1951 года следует постановление ЦК ВКП (б) «О неблагополучном положении в Министерстве государственной безопасности СССР».
Читаем: « В ноябре 1950 года был арестован еврейский националист, проявляющий резко враждебное отношение к советской власти – врач Этингер. При допросе старшим следователем МГБ т. Рюминым арестованный Этингер, без какого-либо нажима, признал, что при лечении т. Щербакова А.С. имел террористические намерения в отношение его и практически принял все меры к тому, чтобы сократить ему жизнь.
 ЦК ВКП(б) считает это показание Этингера заслуживающим серьезного внимания. Среди врачей, несомненно, существует законспирированная группа лиц, стремящихся при лечении сократить жизнь руководителей партии и правительства…»
 Текст нового кровавого навета вчерне подготовлен. Абакумова немедленно снимают с работу и сажают в тюрьму. Откуда недогадливый палач слезно взывает к Сталину: «Теперь по поводу заявления Рюмина о том, что я якобы намекнул Этингеру, чтобы он отказался от показаний по террору. Этого не было и быть не могло. Это неправда. При наличии каких-либо конкретных фактов, которые дали бы возможность зацепиться, мы бы с Этингера шкуру содрали, но этого дела не упустили бы…»
 Все просто, ушел от палачей Этингер в смерть, не успели бандиты раскрутить его по полной программе. Вот теперь и торжествует Рюмин, подсадивший Абакумова и плачет горючими слезами бывший министр МГБ.
 В сборнике опубликован один из допросов Абакумова.
 «ВОПРОС. Вы давали указание о том, чтобы содержать Этингера в особых, опасных для жизни условиях?
 ОТВЕТ. В каких особых?
 ВОПРОС. В более жестких, чем всех остальных. Ведь Этингера поместили в сырую, холодную камеру.
 ОТВЕТ. Ничего особенного здесь нет, потому что он – враг. Мы можем и бить арестованных – в ЦК ВКП (б) меня и моего первого заместителя Огольцова неоднократно предупреждали о том, чтобы наш чекистский аппарат не боялся применять меры физического воздействия к шпионам и другим государственным преступникам, когда это нужно…. Арестованный есть арестованный, а тюрьма есть тюрьма. Холодных и теплых камер там нет».
 Теперь Абакумов мог говорить об этом с полным знанием дела.
 Итак, Рюмин и новый министр МГБ С.Д. Игнатьев продолжают раскручивать «дело врачей», но вновь не угадали эти товарищи, что от них требовались, вновь промедлили, завязли в рутине, а вождь народов торопился, будто слышал за собой дыхание смерти.
 Постановлением Совета министров Рюмина снимают с поста: «… следственная часть по особо важным делам МГБ СССР, ввиду порочной установки ее начальника тов. Рюмина, сводящей дело к выяснению формально-юридической сторон6ы дела, - оказалась неспособной выполнить  указания Правительства, и оба упомянутых выше дела ( дело Абакумова – Шварцмана и дело о террористической деятельности врачей) «остаются нераскрытыми до конца».
 В ноябре  1952 года за «врачей – убийц» берутся с новой энергией. В сборнике напечатан отрывок из дневника В.А. Малышева. Он конспектирует выступление Сталина на расширенном пленуме ЦК КПСС: «Чем больше у нас успехов, тем больше враги будут нам стараться вредить. Об этом наши люди забыли под влиянием больших успехов, появилось благодушие, ротозейство, зазнайство.
 Любой еврей- националист – это агент американской разведки. Евреи-националисты считают, что их нацию спасли США (там можно стать богачом, буржуя и т.д.) Они считают себя обязанными американцам… Среди врачей много евреев националистов».
 4 декабря 1952 года принято постановление ЦК КПСС: «Заслуживает сообщение МГБ СССР о вредительстве в лечебном деле…. в Лечсанупре длительное время орудовала группа преступников, в которую входили бывшие начальники Лечсанупра Бусалов и Егоров, врачи Виноградов, Федоров, Василенко, Майоров, еврейские националисты Коган, Карпай, Этингер, Вовси и другие…»
 Самым зловещим в этом документе было неприметное словечко «другие». За словом этим стояли сотни тысяч, уже приговоренных к каторге и смерти, советских евреев.
 Следствие продвигается вперед «семимильными шагами». Кровавый навет готов. 9 января   1953 года появляется решение бюро президиума ЦК КПСС, отправившее в массовую печать сообщение об аресте «врачей – вредителей».
 И страшный документ этот тиражируется по всей стране в десятках миллионов экземпляров газет. Приговор готов, остается привести его в исполнение, но поздно, поздно. Вождь не успел: сначала остановился мозг, а потом и сердечная мышца Сталина перестала сокращаться. Будто сам Всевышний, спохватившись, вмешался, проведя «оздоровление и очистку» в нужном направлении. 

ПАМЯТИ ЕВГЕНИЯ АБЕЗГАУЗА





  Баран - не баран, неизвестно что, неважно это. Живое что-то. Одно существо улыбается в восторге, другое уходит – печальное. И это правильно. Тот, что радости, остается в центре картина, красуется у всех на виду, а уходящий и должен быть грустен.
  Вот и я уходил от художника Абезгауза, как то существо на картине. Уходил весь, а не только обозначил свой уход, потому что можно остаться в любой точке пространства, только не в том мире, который создает для себя сам художник.



 Гостям только кажется, что им рады, их любят, и путь обратно не заказан. Вот разговор сердечный, вот банька- парная с веничком, а после водочка «Баркановка», настоянная на чесноке, перце и дюжине трав. Тебе все, вплоть до удивительных картин на стенах дома. Не так это. Художник всегда один в том, своем мире. Он живет на необитаемом острове, куда путь заказан и добрым гостям и пиратам.
 Говорит Женя Абезгауз: « В нашей деревне  живет элита художников Израиля. Попадаются, правда, и разные люди, но их мало. Элита эта – сплошь люди левых убеждений, они за самый скорый мир с арабами. Но дело в том, что наша деревня Эйн-Хот построена на месте арабского поселения. В ходе войны за независимость аборигены зачем-то снялись отсюда и ушли на полтора километра к востоку. Там и поселись. А некоторые художники заняли арабские домишки. Я, один из немногих, кто сам себе дом построил на голом месте.  Ну, отстроились, конечно, сады разбили и прочее. Только недавно слух серьезный прошел, что арабы требует возврата своей деревни… Тут и началось брожение. Прежние «леваки» стали говорить, что мир – миром, но начинать его нужно где-то там, далеко, а не здесь. Здесь нужно с миром этим слегка подождать».
 Но вернемся к живописи. К той картине, к живому в печали и радости.
  Автор наверняка и совсем иначе видит то, что на ней изображено. Если вглядеться, не такая уж милая улыбка на лице барана – не барана ( оскал очевиден и глаз горит)  и вовсе не так печальна фигура уходящего существа. У художника есть право на свою историю, как и у зрителя на свою. И тем больше этих историй, тем художник лучше.



   Отчего все так загадочно? Почему историй так много на картинах Абезгауза? Он человек хитрый до невозможности и соединяет очень часто в одно целое несоединимое совершенно.
  Вот картина называется длинно и красиво. Название обозначено сверху, на иврите: « Горда была Юдифь, но печальна». А за гордой Юдифь «красные» конники и «белые» отряды, церковь православная и стены Иерусалима, мазанки крестьянские, поля с овечкой и цветы. Ох, не могла такая чудная тихая девушка отрезать голову у очередного Олоферна. Это нам только кажется, что мы способны на это. И голова-то странная, будто на время снятая с плеч, нестрашная совсем голова.
  Говорит Женя Абезгауз: « Я помню, как после первой выставки разные люди меня ругали. Говорили, что художник призывает евреев резать украинцев. Уж больно голова похожа на Богдана Хмельницкого».
 Давно написал эту картину Абезгауз, еще в России. И надпись сделал на иврите тогда, когда за подобные вольности людей в тюрьмах гноили и психушках. И здесь надо бы отметить еще одну особенность живописи этого художника. Она абсолютно бесстрашна. И в бесстрашии своем не следует за модой, а сама моду эту создает.
 Можно, конечно, начать выписывать разные красивые слова: авангард, модерн, постмодерн, как там еще? … Вот не запоминаю я всю эту муру, и никогда не умел различать живопись по направлениям. Она есть или ее нет. Чудит, куролесит художник на полотнах или он отсутствует. Когда  есть, значит, он сам имеет право на свое направление. Он впереди, основоположник того или иного образа мышления в живописи, а все остальное от лукавого.
 Да потом Абезгауз не только несоединимость может соединить  на одной картине. Он и сам в бесконечном движении. Скучно ему жевать до бесконечности одну и туже, пусть и сладкую, жвачку, как и должно быть скучно настоящему художнику. Сегодня он отделяет «свет от тьмы», а завтра разложит Адама и приступит к хирургической операции по удалению ребра. Щедрость, способность к беспредельной отдаче – это от органики таланта. Другим он просто быть не может. Это бездарность скупа, расчетлива, бережлива. Талантливый художник в дерзости своей не желает уступать Богу.
 Все верно. Это я пишу о вызове Всевышнему. Настоящий художник без этого греха жить не может. Мне кажется,  простительного греха, хоть и не пустил Данте  творцов от искусства дальше чистилища. И правильно, потому что выше адского пламени  нет страха, боли и радости, а есть муки и радость вечного постижения, обретения мудрости. 
 Ну, а картины - не рукописи. Горят они замечательным образом. Стоит только поднести спичку.
 Говорит Женя Абезгауз: « Здесь, на склоне горы, какой лес был густой, а теперь одно пожарище. Помнишь, как все горело два года назад. У самого моего дома огонь остановили, чудом. … Только картины, все лучшее, мы, как раз, еще до пожара, вывезли, на выставку в Милане. Вот это чудо. Но дом-то тоже мой, сад вокруг… Полиция нас выгнала отсюда. И зря. Если бы остался, наверно бы сад спас, а сейчас здесь все «по новой»».
   Грешен Абезгауз, наверняка грешен, но далек от огня уничтожающего: адского или земного. Есть в его мире одна особенность – все искупающая. Пока художник жив, он, подчас, вынужден заниматься оправданием себя самого. Здесь часто не хватает отваги признать, что за детской, веселой игрой вовсе не прячется угрюмый дядя с указующим перстом. 



 В Библии любимая книга Абезгауза «Экклезиаст». Иллюстраций для этой книги он сочинил множество. И на каждой мыльные пузыри, как знак тщеты и наивности наших усилий, «суеты сует». Замечательные картины, но меня обидело однообразие пузырей. А в них, как помню, весь мир отражался в чудном преломлении. Сколько было этих разных миров. И не важно, что жили они один-единственный миг, а потом исчезали. И наша вселенная живет по космическим меркам совсем недолго. Конечно, был прав мудрый наш царь Соломон. Но дело не только в нем, в его еретической мудрости.
 «Как  помню» – это из детства. От первого детского удивления, восторга и гордости своей всесильностью. В детстве каждый мыльный пузырь казался отдельным и вечным миром, тобой созданным.
 Абезгауз ссылается на сына Давида. Он у него поддержки ищет. Это потому, что боится признаться в том, что, как ему кажется, не имеет особой цены в искусстве и даже банально. На самом деле, как раз, эта способность уходить в детство, жить памятью детства  - бесценна. А все остальное служит стыдливой маской, прикрытием подлинной причины вдохновения.
-         Все это гэвель – пар изо рта, бессмыслица, - говорит художник.
Тут я начинаю возражать. Авеля вспоминаю, чудного пастушка, живого когда-то. Пусть он был легким дыханием, но был, а вовсе не лопнул как случайный мыльный шар над тазом со стиркой. Его Бог выдул. А Всевышний пустую работу никогда не делал. И самая наша нужная работа делается в детстве, когда мы понятия не имеем, кто такой Соломон и почему из трубочки могут рождаться мыльные пузыри.
 Считается, что в галуте тем евреям, кто искал лихорадочно и болезненно свои корни, мешали. Им говорили, что это совсем не нужно, что отсчет лет начинается с залпа «Авроры», а прежде не было ничего, достойного внимания. И не было у  евреев, своего быта, своей культуры, своих традиций.
 «Местечковая серия» Абезгауза – это уход не просто в детство, а в «прадетство». Ушли наши старики, не оставив, порой, после себе ни фотографий, ни даже могилы. Смотрел я на картины художника и думал, что это мои предки на них, личное наследие. Вот дед мой Симон сидит, пригорюнившись. А вот бабка Броня в избушке у дощатого стола, за субботними свечами. Это моя вечная боль: никогда не видел своих стариков. Всех их убил Гитлер, а вместе с ними и детство мое убил, настоящее детство, потому что есть особое и горькое сиротство при живых родителях, когда раньше времени прерывается род человеческий и память рода.
  Вот еще один особый мир Абезгаузы, который легко, через общее сиротство, может стать миром любого из нас.
 В молодости, в Питере, не потому ли художники- евреи собрались вместе, в знаменитую группу «Алеф». Не по национальному признаку они собрались, а в поисках общей памяти, памяти детства.
 А отношение художника Аьезгауза к денежным знакам, разве это не из детства нашего. Одно из горестных воспоминаний моего младенчества: взял и разорвал какую-то банкноту на две части. Очень мне портрет вождя понравился, а остальное - не очень. Вот я, как помню, и отделил существенное от пустяков, за что и влетело мне жутко.
 Тоже творит с деньгами и Абезгауз. Красиво он это делает, разную валюту использует. Умно все, достойно по замыслу, оригинально, - спору нет. И все-таки главное, - та дурацкая банкнота, разодранная в счастливом детстве, на две части.
  Тоже и с золотой гаммой на картинах художника. Золото. Нет ничего злей, страшней, кровавей этого металла. Нет ничего желанней для человека. Абезгауз пишет особым золотом – добрым. Оказывается, и такое может быть. Может  краска на палитре иметь этический колорит? Может, а почему бы нет. И солнце на рассвете золотое, и цветок подсолнечника ( он, кстати, растет в саду Абезгауза), и лист осенний…
 Говорит Евгений Абезгауз: « Дело не в иконе русской, а помню еще студентом в «Мухе» ( Высшее художественно-промышленное училище в С. Петербурге.) увидел в небольшом зальчике Эрмитажа настоящее чудо. Меня потрясла испанская средневековая икона. Потом  увидел подобное в Уфице и Прадо, но тогда они писали на полностью  золоченной доске и по золоту. Русская икона всегда была бедной, а там не жадничали. Вот и я сначала был бедный, а потом… И еще, помнишь, в Эрмитаж привозили Каирскую выставку Тутанхамона. Я ее потом и в Египте несколько раз видел. Это потрясающе: золото с эмалью! Вот это моя имитация той эмали».
 «Имитация» . Вот хитрый художник. Он свое детство находит и у трона египетского фараона, воспевшего солнце, как Бога и в местечковой избушке, где когда-то сидела, пригорюнившись, его прабабка.
 Ищет предшественников Абезгауз. Он их не боится, как всякий большой художник. Он просто представляет свои права на наследование. Вполне нормальная, законная вещь. Мало того, что она нормальна, но и вполне свободна. У кого хочешь, у того и бери. Каждый отдаст, если ты заслуживаешь этого.
  Вот музыка. Нот всего лишь семь, а какое чудо разнообразия. Литературе, живописи и прочим искусствам никогда за музыкой не угнаться. Поэзия вечно пробует ухватиться за поручни уходящего вагона, но тщетно. Песни люди придумали от беспомощности.
 Лучшие картины Абезгауза – звучат. Происходит это тогда, когда перестают глаза рыскать по полотну и мозг останавливается на одной точке. Художник нашел образ покоя. Геометрический образ. Он подвесил шар в пространстве. Как просто, но за этим самая величественная картина мироздания.
 Шар в пространстве – вот настоящий покой, космический, и музыка рождается в этой тишине и покое. Кто-то заметит скептически: абстракция, мазня, глупости. Но найти такой простой образ в тысячу раз сложней, чем нарисовать портрет, натюрморт, пейзаж в манере реалистической.
 Подумал, что в доме, где появятся на стене эти шары в раме, сразу снизиться градус злости, агрессии. Лечить может эта серия Абезгауза. Отсюда и музыка, а какая – это уже от нас с вами зависит. Художник тут не причем.
 А еще нашел в картинах Жени удивительную ауру предчувствия работы. Особый магнетизм чистого листа бумаги, полотна, нотного стана… У каждой картины Абезгауза есть своя предыстория. И она угадывается без особого труда. И тогда, картина, написанная другим, начинает принадлежать только тебе.
 И, конечно, в одном экземпляре, потому что подлинное не тиражируется. Картинки перед вами –  бледная тень того, что делает художник. Это заурядная живопись копируется без ущерба, а , порой, и выигрывает от этого.
 Часов пять ходил-бродил по дому художника. Он старался объяснить то, что объяснить невозможно. Обычная вещь. Потом все повторилось в мастерской. И там, среди работ прислоненных к стене, лежащих на полу в полном небрежении вдруг подумал, что нельзя картины некоторых, очень немногих художников, просто смотреть. Их нужно читать, рассматривать. Долго: часами, днями, а то и годами. К таким картинам нужно приходить и тогда, когда ты зол на весь мир и тогда, когда ты готов обнять  вселенную.
 Все, что я торопливо выложил в этой дневниковой записи, впечатления мимолетные, одного дня. И подумал с досадой: не так уж мы богаты в Израиле настоящей живописью. Почему я не могу прийти не домой к художнику, а просто в дом, где висят его картины, постоянно висят. Все понимаю и говорю не о музее, о двух комнатах, о маленьком доме, куда каждый может зайти в гости к настоящей живописи.
 Кто-то начнет возражать, что много чести художнику при жизни. Да не нужна Жене Абезгаузу эта честь. Он – мастер признанный. Висят его работы в лучших музеях мира по всем континентам. Выставкам – нет числа.
 Это нам с вами, Израилю, нужен такой музей, как пространство, где можно будет дышать в любую погоду без кондиционера, где планка подлинного искусства застынет на должной высоте, куда смогут приходить дети, и они обязательно придут (Живопись Абезгауза можно упрекнуть в чем угодно, кроме скуки), чтобы пройти вместе с художником бесконечную и увлекательнейшую школу познания не только живописи, но и мира нашего.
  Мало того, такой музей, убежден в этом, станет одной из точек туристских нашествий.  Ну а я попрошусь в этот храм живописи смотрителем. Сяду на мягкий стул в уголочке, чтобы не мешать посетителям, и буду отдыхать в зале с шарами, подвешенными в пространстве, набираясь здоровья: душевного и физического. И книгу какую-нибудь неспешную, подробную напишу в свободное от работы время. Книгу о Жене Абезгаузе и, естественно, о себе самом.
                                                 1999 г.

ПРОКЛЯТАЯ ДЕРЕВНЯ




Французский еврей, казненный почти 350 лет назад из-за кровавого навета, оправдан у себя на родине и объявлен мучеником. В минувшее воскресенье власти деревни Глатиньи в лотарингском департаменте Мозель признали необоснованным обвинение в адрес Рафаэля Леви, приговоренного во второй половине XVII века к сожжению на костре, и объявили его мучеником. 
В 1670 году еврейский торговец рафаэль Леви был обвинен в ритуальном убийстве трехлетнего христианского мальчика Дидье Лемуана и приговорен к сожжению на костре. 

Леви был преуспевающим торговцем из соседней с Глатиньи деревни Булей. Однажды он отправился за покупками к празднику Рош а-Шана в соседний город Мец. В этот же день в Глатиньи исчез трехлетний Дидье Лемуан.

Местные жители показали, что видели бородатого мужчину, который ехал на лошади с маленьким мальчиком. Леви арестовали, пытали и признали виновным в убийстве ребенка с целью использования его крови в ритуальных целях. 17 января 1670 года Леви был сожжен на костре.

Позже официальная комиссия, назначенная королем Людовиком XIV, пришла к выводу, что Леви стал жертвой кровавого навета, и отменила приговор.

Власти Глатиньи в воскресенье установили мемориальную доску в честь Леви на общественном здании около места, где 344 года назад он был казнен. Надпись на доске гласит, что Леви был «еврейским мучеником, несправедливо обвиненным в преступлении, которого он не совершал». 

В церемонии принимали участие около 100 человек, в том числе члены еврейской общины департамента Мозель и глава Консистории (объединения еврейских общин Франции) Жоэль Мерги. 

«Сегодня мы восстанавливаем отношения с еврейской общиной. После того убийства Глатинья оказалась проклятой, а евреи избегали наш город», — заявил мэр Глатиньи Виктор Сталлон. 

Как рассказал глава местного отделения Консистории Анри Шуман, после казни Леви лидеры еврейской общины действительно прокляли Глатиньи и поклялись никогда впредь не селиться там. 

В XVII-XVIII веках большинство всех евреев Франции проживали в Эльзасе и Лотарингии. По указу Людовика XIV от 1657 года им было предоставлено особое покровительство, за что они должны были платить большие налоги. Евреям было запрещено заниматься медициной или юриспруденцией, вести крупную оптовую торговлю, вступать в торговые или ремесленные гильдии. Фактически они могли торговать скотом или старыми вещами. Все эти ограничения были сняты только в ходе Великой Французской революции. В 1792 году Франция стала вторым после США государством в мире, предоставившим евреям полное равноправие.

Материал подготовил Роберт Берг

ОБРАЩЕНИЕ М.ЖВАНЕЦКОГО К НАРОДУ УКРАИНЫ



Не знаю, так ли это, но пишут, что пред вами обращение известного одесского сатирика Михаила Жванецкого к народу Украины: «И так тонко складывается ситуация, что при гражданской войне мы опять будем бить друг друга: то есть беспайковый - беспайкового, низкооплачиваемый - бесквартирного, больной - больного. Ведь все мы и вы понимаете, что до них дело не дойдет и дачу их не найдешь. И опять дело кончится масонами, завмагами, армянами и мировой усталостью, которая и позволит всем вождям от районных до столичных снова занять свое место. Что они немедленно сделают с криком: «Дорогу пролетариату! Народ требует! Народ желает, чтобы мы немедленно сели ему на голову!» А мы с вами расчистим им путь своей кровью. Такие мы козлы, не умеющие жить ни при диктатуре, ни при демократии. - Не готовы наши люди, - говорят вожди. - Не готовы! Жить еще не готовы. Помирать не хотят, а жить не готовы. Вот я и предлагаю: не бояться помереть в этом веселом и яростном мире. Врагов не бояться. Кто бы ни пришел - уголовник или патриот, вождь или сексот. Кто первый ворвется в квартиру - он и перевернется. Свобода стоит того, а эта жизнь того не стоит. Мужество рождается от трусости. Первый пострадает, второй задумается. И меньше сидеть дома. Легче идти на контакты. Настало время контактов и политических знакомств. Искать своего, порядочного, которому тоже жалеть не о чем. Искать легко - по лицам. У порядочных есть лица, у непорядочных и там и там вместо лица задница... И сходиться. Все уже ясно. Когда появится правительство, удовлетворяющее нас, - нас не будет. Когда появятся законы, разрешающие нам, - нас не будет. А когда они войдут в действие - и детей наших не будет. Поэтому первое. Свалки не бояться - тогда ее не будет. Землю брать - тогда она будет. Свободу держать зубами. Вождей, живущих с нами параллельно, угробивших нашу юность, - давить. И ничего не бояться. Хватит кому бы то ни было когда бы то ни было распоряжаться нашей жизнью. Каждый сам знает, когда ее закончить.» М. Жванецький
 Честно говоря, не понял, что советует землякам "известный сатирик". Где найти лица, если вокруг одни задницы или маски? И так по каждому пункту.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..