понедельник, 19 марта 2018 г.

СИДЕЛА ЖЕНЩИНА ЗА СТОЛИКОМ В КАФЕ...

СИДЕЛА ЖЕНЩИНА ЗА СТОЛИКОМ В КАФЕ... КОНСТАНТИН РАЗУМОВ.

Воскресенье, 04 Марта 2018 г. 20:00 + в цитатник 
Вся коллекция картин Константина Разумова - ЗДЕСЬ
















Сидела женщина за столиком в кафе
Красивая,печальная,уже немолодая.
Глоточек за глотком и чашку теребя в руке
Всю жизнь листала в памяти блуждая.

То искорка мелькнет в глазах
И на лице улыбка засияет,
То вдруг скатилась по щеке слеза,
О чем печалится ,никто не знает.

Всё видела она - и радости букет,
И испытала привкус горечи измены.
Жизнь закалила , оставила свой след,
Не ждет большие перемены .

Во взгляде боль,в глазах тоска.
Что сделала не так? Где оступилась?
Украдкою смахнув слезу, подкрасила глаза
Богиней поднялась и удалилась...

P.S Остался только аромат духов
И чашка с недопитым кофе...
Рубрики: Живопись,Иллюстрации
Женский образ

25 лет отшельник живет в пещере с собакой. Вошедшие туда теряют дар речи…

25 лет отшельник живет в пещере с собакой. Вошедшие туда теряют дар речи…

Долгое время о скульпторе Ра Полетте знали единицы. И только в 2014-м, когда на «Оскар» был номинирован документальный фильм «Копатель пещер» Джеффри Кароффа, о необычном человеке узнал весь мир.
Ра — единственный в своем роде скульптор-самоучка. Он занимается тем, что превращает пещеры штата Нью-Мексико в произведения искусства.
За 25 лет он успел обустроить 14 пещер, а сейчас работает над 15-й. Причем, у Ра нет помощников или подсобных рабочих: все свои творения скульптор создает в одиночку, не считая разве что верного пса, который всегда рядом.
В каждой пещере Ра использует различные орнаменты, руководствуясь собственным вкусом. В своей работе художник использует лишь ручные инструменты.
Высота некоторых «храмов пустыни», как он ласково называет свои рукотворные пещеры, достигает 12 м!
Пятнадцатая пещера, над которой сейчас работает скульптор, будет самой колоссальной и его работ.
Его работы просто невероятны!
Предлагаю тебе виртуальную экскурсию по пещерам, на стенах которых Ра старательно выводит разнообразные узоры. Ничего подобного в жизни не видел!

Скульптор уверен, что его работы позволяют людям почувствовать неразрывную связь с землей. Согласен, что пещеры Ра Полетта — нечто невообразимое и потрясающее? Тогда жми кнопку «Поделиться» прямо сейчас, чтобы ролик появился у тебя на стене.

ОДНА ИЗ ПРИЧИН, ПОЧЕМУ МАЙК ПОМПЕО СТАЛ ГОССЕКРАТАРЕМ

ЦРУ решило вернуться к приоритетам времен противостояния с СССР
ДЕЛОВАЯ ГАЗЕТА «ВЗГЛЯД» 28 июля 2017

Разведку США ждет масштабная перестройка с кадровыми чистками и пересмотром приоритетов. Новый директор ЦРУ имеет от Дональда Трампа мандат чуть ли не на слом всей системы и должен избавиться от «проклятого наследства» времен Обамы. Все это, разумеется, будет иметь последствия прежде всего для таких стран, как Россия и Китай.
Новый директор ЦРУ Майк Помпео дал свое первое развернутое интервью не кому-нибудь, а Биллу Герцу — известному американскому журналисту, специализирующему на спецслужбах. И в рамках этого разговора (также впервые) обрисовал контуры масштабной реформы американской стратегической разведки, то есть того, ради чего его и назначил в ЦРУ президент Дональд Трамп.
Газета ВЗГЛЯД уже писала о возможной реформе ЦРУ — и вот она началась. Как и следовало ожидать, ее можно обрисовать идиомой «назад в будущее» — Помпео собирается вернуть ЦРУ во вторую половину 70-х — начало 80-х годов, в «золотой век» американской разведки, сосредоточившись на сборе секретной информации методами агентурной разведки. «Мы должны воровать секреты», — пояснил Помпео.
Новаторские формы борьбы с терроризмом отойдут на второй план, как и контрразведывательные операции, лежащие за пределами закона. Также предполагается «деполитизировать» методы анализа разведывательной информации и сократить параллельные бюрократические структуры, расширив полномочия оперативных отделов и резидентур.
Что и требовалось доказать. Иногда они возвращаются.
«Нанести поражение русским»
Подавляющее большинство СМИ сосредоточилось на коротком высказывании Помпео о «многолетней русской угрозе».
«Америка вынуждена отвечать на этот вызов уже в течение многих десятилетий. Мы по-прежнему сталкиваемся с угрозой, исходящей от россиян. О ком бы и о чем бы ни шла речь, будь то активные мероприятия, пропаганда или попытки повлиять на международное общественное мнение с помощью различных средств и методов, в том числе тайного характера. Мы обязаны дать этому отпор, нанести поражение русским, работать для того, чтобы это было для них болезненным и они ослабили бы масштабы своих действий», — сказал Помпео. А что еще он мог сказать по этому поводу? Новый директор, кстати, настолько сосредоточен на прежнем опыте ЦРУ, что оговаривается: «Русские, советские — все одно и то же».
Второй заинтересовавший всех момент — констатация Помпео того факта, что для США именно Китай представляет сейчас наибольшую угрозу (в том числе в разведывательном плане), оставив позади и Россию, и Иран. «Я думаю, что из этих трех стран Китай имеет потенциал для того, чтобы составить наибольшую конкуренцию Америке в среднесрочной и долгосрочной перспективе, — заявил Помпео. — У Китая есть реальная экономика, которую он построил, в отличие от России, которая живет и умирает в зависимости от того, сколько баррелей нефти она может выкачать из земли». Что же касается иранской экономики, она, по мнению директора, тоже недостаточно развита и не может сравниться с китайской по своему потенциалу.

Говоря же о «заимствовании» Пекином технологий, глава американской разведки выразил мнение, что Китай «старается либо украсть, либо убедиться, что может одержать победу, а чаще всего и то, и другое».
Это, повторимся, все то, что растиражировали СМИ. Оставшиеся 90% интервью посвящены внутренним проблемам крупнейшей американской разведывательной организации и тем реформам, которые Помпео задумал и даже начал осуществлять.
«Наши войны и шпионы»
Новый директор выждал 60 дней, присматриваясь к тому, как работает система, выстроенная его предшественниками (особенно Джоном Бреннаном), после чего принялся за организационные выводы. Заранее заявив, что особых претензий к предшественникам не имеет, Помпео тем не менее сказал, что значительная часть нововведений имени Бреннана «недостаточно хорошо работает». Тут стоит пояснить, что суть реформ Бреннана сводилась к созданию специализированных центров, сосредоточенных на какой-то одной тематике. Относительно здравая (хотя и спорная) идея в бюрократических условиях ЦРУ привела к тому, что специализированные тематические центры потеряли связь с другими подразделениями, превратились в «вещи в себе» и обросли наемными гражданскими аналитиками не слишком высокого качества.

neoantik.runeoantik.ru
Эксклюзивные подарочные издания 18+Эксклюзивные подарочные издания 18+
Подарочные книги, дорогие редкие атласы, альбомы, книжные шедевры, коллекции, собрания
Скрыть рекламу:
Не интересуюсь этой темой
Товар куплен или услуга найдена
Нарушает закон или спам
Мешает просмотру контента
Спасибо, объявление скрыто.
Яндекс.Директ
Кроме того, при Бреннане окончательно деградировала агентурная разведка, а основное направление деятельности ЦРУ — добыча и обработка чужой секретной информации — превратилось в факультативное занятие. Лэнгли стало большим оперативным центром управления беспилотниками и осуществления военных акций. Борьба с терроризмом (CT actions), которую Помпео дежурно оценил как «успешную», в сотрудничестве с ФБР и Home security стала фетишем, заслонившим все остальные функции разведки. Именно это новый директор и решил исправить.
В первую очередь, он пообещал избавить «наших воинов и шпионов» от излишней бюрократии. Сказать-то легко, но Помпео далеко не первый директор, кто бросает бюрократии ЦРУ вызов, и еще никому не удавалось победить в этой войне (при этом отказываться от практики создания тематических «центров» он не собирается, даже наоборот — распорядился создать новый, на этот раз по Северной Корее). Намеченный им путь — повышение самостоятельности руководителей оперативных подразделений, занятых разведывательной деятельностью за пределами США. Помпео ссылается на опыт армии, где по результатам крайне неудачных кампаний в Ираке и Афганистане министерство обороны решило поощрять самостоятельность командиров «на земле» в деле принятия оперативных решений, что ранее не допускалось ни при каких обстоятельствах. Так называемые правила боя лимитировали, а за их игнорирование легко попасть под суд. За десятилетия такой муштры у военных атрофировалось чувство инициативы, они впадают в панику в неожиданных обстоятельствах, истерично боятся потерь, а при малейших трудностях звонят в штаб и требуют поддержку с воздуха. С этим нужно было что-то делать, и в последние годы в Корпусе морской пехоты действительно начались серьезные реформы, но процесс это долгий и требующий, помимо всего прочего, другого человеческого материала.
Как Помпео предлагает реализовывать теорию большей самостоятельности в разведывательной сфере — не ясно. Сотрудники ЦРУ обложены тоннами инструкций, в которых чрезмерно детально прописаны практически все сферы их деятельности — от того, как надо проводить подготовительные мероприятия для вербовки агентуры, до поведения в быту. При этом вертикальная подчиненность резидентур (в ЦРУ говорят «станции») оперативным управлениям в Лэнгли — особо жесткое и практически незыблемое правило. Как следствие — горы «ответной» бумажной работы, когда оперативники вынуждены подтверждать каждое свое действие ссылками на те или иные параграфы инструкций.
Нужно признать: Помпео демонстрирует редкое для последних десятилетий понимание того, для чего вообще нужна разведка. «Наша основная миссия — разведка за пределами страны. Это основа всего, что мы делаем, — говорит он. — Наша организация собирается воровать секреты, важные секреты, секреты, которые имеют значение, секреты тех ребят, которые не хотели бы, чтобы мы ими завладели».
Конечно, борьба с терроризмом будет продолжена, но обновленное ЦРУ должно все-таки сосредоточиться на классической специализации.
Болото мировоззрения
Предполагаемая децентрализация разведывательной деятельности несет за собой не только возможные успехи, но и огромные риски. Однако Помпео, видимо, получил кредит доверия от Трампа на проведение столь глубоких структурных реформ.
Реформы Бреннана периода президентства Обамы подвергаются критике не только за чрезмерное увлечение электроникой, дронами и тематическими «центрами», но и за смешение в одном отдельно взятом подразделении оперативных сотрудников и аналитиков с равными полномочиями. И все бы ничего (Джеймсу Бонду тоже не хватало под рукой очкарика-антрополога), но подбор этих специалистов был на редкость однобоким. В аналитики ЦРУ пробивались люди пусть и с академическими, но слишком уж академическими знаниями и специфическими политическими взглядами.
В эпоху Обамы приветствовалась дикая смесь из победившей политической корректности и американского мессианства при довольно среднем знании предмета — той или иной страны, народа, региона. В результате ЦРУ стали справедливо обвинять в «политизации» информации, а его аналитики раз за разом допускали одну из самых страшных системных ошибок, которую можно допустить при анализе разведывательной информации — любые попадавшие в их руки данные они трактовали в пользу США или под углом собственного мировоззрения. Негативная информация или информация, лежащая в другой системе координат, просто выбраковывалась вместе с потенциальными угрозами. Эту систему Помпео и собирается почистить.
Но нужно понимать, что это не вопрос административной реформы, а слом целой мировоззренческой системы, господствовавшей в ЦРУ десятилетия. Откуда ему взять независимых аналитиков, если американская академическая среда в эру политкорректности попросту утратила механизмы продвижения альтернативных взглядов? В принципе, чего-то подобного от него ждут, но как ему это все удастся?
Призрак Голицына
Вторым приоритетом внутренней реформы для Помпео стала чистка и обновление внутренней контрразведки. Для ЦРУ это чрезвычайно больная тема еще с 70-х годов, когда так называемое больное мышление многолетнего руководителя внутренней контрразведки Джеймса Энглтона превратило этот департамент в отдельное королевство, разрушившее судьбы многих оперативников, парализовавшее работу зарубежных резидентур (особенно на советском направлении) и едва не похоронившее все управление целиком.
Помпео эту историю знает, помнит, цитирует — и намерен подчинить контрразведывательный департамент непосредственно себе, как это и случилось после принудительной отставки Энглтона в 1975 году (увлечение нового директора ЦРУ именно этим периодом жизни ЦРУ уже слишком очевидно). При этом он подтверждает, что в системе внутренней безопасности ЦРУ существует множество «пробелов», но (и это понятно) отказывается раскрыть подробности.
Ранее он ушел от ответа на вопрос о том, правда ли, что в период между 2010–2012 годами более 20 агентов и информаторов ЦРУ в Китае были казнены или заключены в тюрьму. При этом один из китайских перебежчиков бизнесмен Гуо Вэнгуй утверждает, что в США действуют чуть ли не 25 тысяч китайских агентов (он ссылается на свои прежние связи в китайском руководстве, что нереально проверить). Помпео, судя по его комментариям, относится к этим данным с сомнением, поскольку поведение Вэнгуя очень уж напоминает поведение Анатолия Голицына — перебежчика из КГБ, который обладал неограниченным влиянием на разум все того же Энглтона, доказывая, что ЦРУ и другие государственные органы США наводнены советскими агентами. Закончилось это «охотой на ведьм», на 15 лет парализовавшей работу американской разведки на советском направлении.
Помпео намерен замкнуть на себя получение отчетов контрразведывательного управления, в том числе и для повышения престижа ЦРУ за пределами США, поскольку участившиеся провалы (китайская история — одна из многих) вынуждают сократить обмен информацией с разведывательными структурами стран-союзниц. К примеру, Моссад, ранее находившийся в особо привилегированном положении, все чаще утаивает от своих американских партнеров важные данные, что приводит к ссорам и скандалам. Вся антитеррористическая деятельность Моссад и Шин-бет построена на агентурной разведке и инфильтрации в террористические организации, и израильтяне не готовы жертвовать своей агентурой только потому, что у американцев проблемы с внутренней безопасностью. А это уже вопрос борьбы с терроризмом, который остается для ЦРУ приоритетом даже при Помпео.
Вряд ли он начнет новую «охоту на ведьм» внутри ЦРУ — Вэнгуй на роль Голицына пока не тянет. Но в ближайшее время все-таки продемонстрирует некие шаги, которые, по его же собственным словам, должны показать — ЦРУ относится к внутренней контрразведке «очень, очень серьезно».
Кадры решат многое
Помпео продемонстрировал не только склонность к ретро-стилю, но и довольно здравый подход в оценке угроз. В частности, он сумел убедить Трампа, что одиночные запуски ракет КНДР — это неприятно, но не так опасно, как многолетнее (на перспективу) продолжение корейских исследований в ракетной и ядерной областях. Северная Корея будет представлять реальную угрозу тогда, когда ее военный потенциал станет достаточным для нанесения массированного удара по американской территории — и каждое испытание, удачное или неудачное, приближает Пхеньян к этой цели.
Следовательно, ЦРУ будет предлагать меры для подрыва именно исследовательской работы в КНДР, а не устраивать истерику каждый раз, когда в сторону Японии полетело что-нибудь железное. Как именно они это сделают — будут убивать ученых, блокировать поставки редких материалов, внедряться в научно-исследовательские центры под видом бывших химиков из ГДР — уже вопрос техники.
Новый директор отводит на осуществление основных административных шагов новой реформы еще два месяца. Не все это переживут, особенно в резидентурах в Москве, Пекине и Токио. В то же время кадровый вопрос может похоронить все начинания Помпео. На «переформатирование» кадров уйдет не два месяца — уйдут годы, за которые нужно найти тот социальный ресурс, который способен обновить мышление внутри американской разведки.
Все это будет происходить, судя по всему, под личным руководством Трампа, но не станет Трампа — и Майку Помпео припомнят сразу все: от сокращения штатов до замыкания контрразведки на себя. Один-два крупных провала могут поставить под вопрос любые реформы, похоронить карьеру Помпео и косвенно ударить по самому Трампу.
Между тем было бы весьма интересно посмотреть на то, как у Помпео получится совместить классические методы агентурной разведки времен холодной войны с модной кибербезопасностью. Есть основания полагать, что Помпео постарается спихнуть вопросы кибербезопасности и home security в профильные ведомства, сознательно ограничив полномочия ЦРУ исключительно внешней разведкой. У него, похоже, нет значительных политических амбиций, следовательно, самоограничения персонально по нему не ударят, а скромность украшает каждого.
Заявленное «возвращение к истокам» потребует некоторого переосмысления где-то через полгода — когда будут видны первые результаты. Если, конечно, китайские товарищи разом не натравят на Помпео свою мифическую 25-тысячную армию терракотовых шпионов. Далее: https://news.rambler.ru/articles/37511349/?utm_content=rnews&utm_medium=read_more&utm_source=copylink

НОВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В ЕВРОПЕ



журналист, историк

442

  А.К. Публикую эту интересную статью, хотя, во многом, не согласен с автором. Либерал Млечин не понимает, да и не хочет понять, что рост антисемитизма на Западе, ненависть к Израилю несут не "правые" партии, а мигранты-исламисты. В итоге, и весь пафос еврея-Млечина - прекрасного и честного знатока "еврейского вопроса - выглядит сомнительным.

Промышленный город Сесто-Сан-Джованни, неподалеку от Милана, называли «итальянским Сталинградом»: здесь всегда голосовали за коммунистов. И после Второй мировой войны городом правили только левые. Но на недавних парламентских выборах в Италии успеха добились две партии: национал-популистское Движение пяти звезд, основанное комиком Беппе Грилло, и ультраправая Лига Севера.
Создатель Лиги Умберто Босси, бывший певец и бывший поклонник коммунистов, ненавидит всех чужаков и иностранцев. Его партия требует запретить африканцам, азиатам и арабам переселяться в Италию. Ныне Лигу Севера возглавляет ультраправый политик Маттео Сальвини, прежде избиравшийся по списку коммунистов.

Маттео Сальвини. Фото: EPA

Контрреволюция шагает по Европе! Новые крайне правые и национал-популисты намерены не только побеждать на выборах, становиться министрами, премьерами и президентами, но и изменить образ жизни и мыслей сограждан. Пересмотреть все, чего достигла Европа за последние полвека.

Улучшать не будущее, а прошлое

Полвека назад восстала левая молодежь. Парижские студенты в мае 1968 года сооружали баррикады, но не хватались за оружие. Они предлагали остановиться и задуматься. И добились своей цели! Им не только разрешили слушать любую музыку, носить длинные прически и одеваться так, как заблагорассудится. Европа стала свободнее и комфортнее. Это была революция духа. Ломая стену молчания, лжи и ханжества, взбунтовавшаяся молодежь помогла осознать ценность и достоинство человеческой жизни.
Ключевой лозунг 68-го года: «Равенство!» Те, кто лишен богатства и власти, должны обрести те же права, что и сильные мира сего. Революционеры 68-го отстаивали права меньшинств — этнических, религиозных, сексуальных.
Новые националисты, восставшие в ХХI веке, отстаивают обратный принцип: коренные народы имеют большие права, чем приезжие.
Полвека назад речь шла о признании собственных грехов и извлечении уроков из трагического прошлого. Вот почему канцлер Западной Германии Вилли Бранд опустился на колени перед памятником жертвам Варшавского гетто. Сегодня лидеры националистов жаждут власти, чтобы изменить историю — сделать ее исключительно славной и героической.
В Польше принят уникальный закон, который, угрожая тюремным сроком, определяет, что можно говорить о прошлом, а что нельзя. Закон позволит наказывать тех, кто обвинит поляков в пособничестве нацистам в годы Второй мировой или назовет соучастниками уничтожения евреев.
Поляки мужественно сражались с немцами осенью 1939 года, когда другие хотели дружить с Гитлером и поздравляли с взятием Варшавы. В отличие от других оккупированных стран не было польского коллаборационистского правительства, которое бы сотрудничало с немцами. Многие поляки уходили в Сопротивление и партизанили.
Но невозможно забыть и другое.
В июле 1941 года в деревне Едвабне в Белостокской области поляки по собственной инициативе — без немцев! — убили несколько сот евреев, сожгли заживо в овине.

Фото: urokiistorii.ru

В 2001 году тогдашний президент Польши Александр Квасьневский извинился перед еврейским народом за это преступление. Если бы он сказал что-то подобное сейчас, то по новому закону, принятому в Польше, ему мог грозить тюремный срок.
Польша — не единственная страна, которая пытается улучшить свою историю. Ее хочется сделать более приятной. Знакомые и понятные нам мотивы. При коммунистах историю переписывали постоянно. Ныне это результат и следствие подъема национализма.

Протесты ультраправых в Польше. Фото: Maciej Luczniewski/ТАСС.

— Авторы закона хотят показать избирателям, что Польша поднимается с колен, — говорит Адам Михник, один из виднейших в прошлом деятелей «Солидарности», депутат сейма, самый известный польский публицист и редактор «Газеты Выборчей». — Но все это невероятно подстегнуло ненависть к евреям, какой я не припомню.
Развитие экономики, система социального обеспечения, налоги и пенсии — это мало волнует национал-популистов. Главное — правильное восприятие прошлого и правильное воспитание детей: они должны восхищаться своей историей. Споры о мигрантах, заполонивших Европу, — вожделенный повод для того, чтобы определить, кто имеет право здесь жить.

Тайные силы

Выборы меняют европейский пейзаж. Социал-демократические партии лишились власти в Чехии, Австрии, Франции, Голландии. Теперь и в Италии. В Германии социал-демократическая партия потерпела унизительное поражение на последних выборах. В 1998 году СДПГ поддержали больше 40% избирателей, в 2017-м — вдвое меньше. А ведь после Второй мировой социал-демократы вместе с центристами были двумя опорами европейской демократии. Что же случилось?
Экономический успех изменил общество. Неплохие зарплаты, доступная медицина, приличные пенсии. Больше нет пролетариата. Социал-демократам не за что сражаться!
Лидеры британских социал-демократов — Тони Блэр, и немецких — Герхард Шредер, пытались модернизировать свои партии. Возглавив правительство, искали средний путь между социализмом и капитализмом.
— Идея Маркса о том, что все необходимо сконцентрировать в руках государства, — мертва, — говорил Тони Блэр. — Никакого вмешательства, никакого государственного владения предприятиями. Задача государства — создавать благоприятную среду для процветания бизнеса, что и открывает перед людьми благоприятные возможности.
Но модернизация идет мучительно. Одна часть общества принимает и осваивает новое. Другая — не в силах пережить распад привычной жизни. Деревня в кризисе. Сельские районы требовали выхода Британии из Европейского союза. И сельские же районы, но во Франции, поддерживают Национальный фронт. Сельская Европа ополчилась на политическую элиту и вообще на всех, кто преуспел.
Есть люди, которые уверены, что высшая власть захвачена невидимыми силами, угнетающими простой народ. Не важно, кто получил министерский портфель и формально заседает в правительстве, — все это служащие одних и тех же тайных сил. Кучка избранных управляет миром и приводит к власти нужных им политиков, а если надо — то и свергает ставший ненужным кабинет министров. Этот слух любим теми, кто представляет политическую жизнь в виде театра кукол. Люди живут, как в театре, и строят — в собственном воображении — кулисы, за которые помещают главных действующих лиц — кукловодов, манипулирующих теми, кто на сцене.
Поклонники теории заговоров сражаются против мирового правительства, которое никто не видел, против Трехсторонней комиссии и Бильдербергского клуба, о которых ничего не знают. Сформировавшиеся за послевоенные десятилетия моральные принципы, единые для всего западного общества, кажутся националистам явным доказательством существования мирового правительства, владеющего средствами массовой информации.
В Венгрии правительство объявило охоту на финансиста Джорджа Сороса, который обвиняется — ни много ни мало — в попытке уничтожить традиционные ценности и подорвать суверенитет Венгрии. Когда-то премьер-министр страны Виктор Орбан получил от фонда Сороса стипендию, чтобы учиться в Оксфордском университете. А теперь называет знаменитого филантропа врагом народа.
Верят ли сами политики в то, что существует тайная власть? В любом случае они умело играют на этих чувствах и настроениях. Племянница лидера французского Национального фронта Марион Марешаль-Ле Пен — несмотря на юный возраст, негодует:
— Франция утратила свою свободу. После полутора тысяч лет существования мы должны сражаться за независимость!
Сегодняшние национал-популисты неудачи и беды связывают с наплывом иностранцев. А Европейский союз считают причиной неостановимого потока мигрантов.
Когда канцлер ФРГ Ангела Меркель, дочь пастора, призвала немцев принять попавших в беду иностранцев и помочь им, многие немцы возмутились: «А что она делает для нас? О нас забыли! Нами пренебрегают!»

«Захватчики и оккупанты»

Национал-популисты этим воспользовались. Обратились к избирателям: миграция и мировое правительство лишат вас работы! А заодно и традиционных ценностей. Модные лозунги: долой миграцию и либерализм! Внутри страны это принимает форму борьбы либералов и консерваторов. А внутри Европейского союза — это конфликт между Западом и Востоком. Или, точнее, между двумя версиями национализма.
Западноевропейские националисты — наследники революции 68-го. Они все-таки принимают важнейшие достижения той революции, скажем, право свободно выражать свое мнение и право быть другим. В Западной Европе активисты крайне правого движения запросто могут быть даже гомосексуалистами, и это никого не удивляет.
В Восточной Европе националисты заметно радикальнее.
Западноевропейские общества живут в культурно разнообразных обществах уже достаточно давно. Восточные европейцы не ожидали, что иностранцы поселятся рядом с ними. Бывшие граждане соцстран теперь могут ездить по всему миру — это им нравится. Но когда к ним приезжают и пытаются остаться — это вызывает глухую ненависть.
Националисты в Западной Европе хотят, чтобы национальное большинство определяло правила игры. А на Востоке мечтают об обществе без национальных меньшинств. И заодно без политической оппозиции.
На востоке Германии, на территории бывшей ГДР, расцвели ультраправые настроения. Выяснилось, что многие восточные немцы унаследовали от нацистов неприязнь к полякам. А еще недавние граждане социалистической ГДР ненавидят африканцев и вообще всех, кто выглядит иначе.

Фото: Alexander Becher/TASS

Идея этнически чистого государства была рождена немецким романтизмом ХIХ века, который связал расу и государство. Право гражданства — только главному этносу. Остальные — гости, которых в лучшем случае соглашаются терпеть.
Либеральная демократия противопоставляет расовой идее принцип гражданства. Все, кто постоянно живет в стране, ее полноправные граждане.
В Восточной Европе либеральная идея отвергается. Мигрантов рисуют цивилизационным врагом, возбуждая ненависть ко всем, кого не считают своим.
Премьер-министр Венгрии сформулировал это предельно просто: беженцы — «захватчики и оккупанты»:
— Народ Венгрии не желает никаких мигрантов. И правительство не может противиться основополагающей воле народа. Речь идет о суверенитете и культурной идентичности страны. Мы должны сохранить за собой право решать, кто имеет право жить на территории Венгрии.
На Западе националисты исходят из того, что недостаточно получить австрийский или германский паспорт, чтобы стать немцем или австрийцем, — надо еще усвоить и принять доминирующую на этой территории культуру. На Востоке для националистов все проще: ты не станешь гражданином этой страны, если не родился в этой стране.

Возвращение к пройденному?

Можно ли в такой атмосфере противостоять ксенофобии, национализму и антисемитизму? Эту тему обсуждал Европейский совет по толерантности и примирению, в который входят видные политики и ученые.
— Западная либеральная демократия всегда гордилась своей открытостью, но экстремисты пользуются демократией для пропаганды ненависти, — бьет тревогу председатель совета, бывший британский премьер-министр Тони Блэр. — Возникает вопрос: как защитить толерантность, не будучи толерантным к экстремизму и национализму?
— Кровопролитные события за пределами Европы привели к беспрецедентному уровню наплыва беженцев и мигрантов, — заявил президент совета Вячеслав Кантор, филантроп и видный общественный деятель. — Внезапно наш континент, который пользовался преимуществами глобализации и открытых границ, почувствовал себя уязвимым и незащищенным. Ответом стали неонацизм и популизм, ксенофобия и антисемитизм. Необходимо осознать масштаб угрозы! Нам срочно требуется новое мышление, ориентированное на мультикультурное общество.
Европейский совет по толерантности и примирению формирует программу исследовательских грантов. Философия и теология, история и право, социология и политология — нужно объединить силы ученого сообщества для выработки нового мышления, которое сделает Европу безопасной, но убережет от радикализма. Кульминацией этого творческого процесса станет вручение Премии Кантора — один миллион евро. Нельзя купить идеологию за деньги, но можно помочь ученым сосредоточить все свои силы на разработке столь востребованной темы.
Подъем националистических настроений — предвестье общего антидемократического поворота во внутренней политике некоторых стран Восточной Европы, пугающий пример того, как авторитаризм возникает внутри формально демократической системы, институты, созданные для того, чтобы спасти граждан от всевластия начальства, перестают служить их интересам. Автократические вожди не только не верят в демократические принципы, но даже и не делают вид, что их ценят. Разве что когда приезжают в Брюссель за субсидиями и дотациями. А получив деньги, гордо говорят: «Брюссель нам не указ». Они жаждут единоличной власти, потому и твердят о возвращении к исконным ценностям, о возрождении «традиционной» Европы. Европейские морально-нравственные принципы раздражают. Но тот, кто вычеркивает свое государство из общеевропейского пространства, призывает идти «особым путем», а это — понятие из лексикона немецких нацистов, которые прежде всего боролись против либерализма и демократии.
Европейцы, желая избежать новой войны, образовали Европейский союз, чтобы принимать важнейшие решения на основе совместно разработанных правовых норм. Но глобализация и массовая миграция вызвали тоску по традиционному национализму. Человечество вступило в ХХI век таким же расколотым, как и 100 лет назад. Архаичные механизмы ненависти к чужим срабатывают вновь и вновь. Прошлое возвращается.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..