понедельник, 24 июня 2013 г.

ФУТБОЛЬНЫЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ "семь строк"



                                                  Горняки-шахтеры
«Это есть наш последний
И решительный бой;
С Интернационалом
Воспрянет род людской!»

Невольно напеваю этот старый гимн, наблюдая за футбольными матчами. Победил, все-таки, интернационал. Вот бы Карла Маркса на трибуну – он бы порадовался. Люди всех рас и цветов кожи «пашут» в одном строю. Нет государств, нет наций, нет классов.  Чистый коммунизм. Есть, правда, то, что классикам марксизма-ленинизма совсем бы не понравилось. Деньги! Злато уровняло всех и вся. У кого монет больше – тот и победитель. Не страны и народы бьются за первенство, а сражение идет бабла с баблом. Деньги уравняли всех и вся. Это только болельщикам кажется, что футболисты (хоккеисты, баскетболисты…) сражаются за честь клуба, города или страны. На самом деле новый интернационал отрабатывает гонорары в мире, где все продается и покупается. Честное слово, я не против открытых границ и законов рынка, только мне кажется, что и здесь безумный род людской не желает и не умеет соблюдать чувство меры, и тогда абсурд и юмор превращают спортивный поединок в нечто, никакого отношения не имеющее к силе, ловкости, красоте и здоровью. Профессиональный спорт становится уделом неких гладиаторов, теряется связь между зрителем и командой, По сути дела, болельщик начинает болеть за победу мощны одного богатея над мощной другого. Потому и не кажется мне, что с этим, спортивным интернационалом, «воспрянет род людской».

СПЕШУ ПОДЕЛИТЬСЯ 24 июня.



 Известная часть послов стран ООН убеждена, что евреи на Песах пьют кровь христианских (мусульманских) младенцев. И это им удивительно, так как сама человечина гораздо вкуснее. К ним взывает посол Израиля. Но взывает доказательно, честно, подробно и даже красиво, потому делюсь с теми, кто с этим выступлением не знаком.

Посол Израиля в ООН - о мифах и реальности Ближнего Востока


ОБ  ЭТИХ  ФАКТАХ ДОЛЖНЫ УЗНАТЬ ВСЕ ПОРЯДОЧНЫЕ ЛЮДИ ПЛАНЕТЫ, НЕ ТОЛЬКО В  ООН!!!!
Посол Израиля в ООН - о мифах и реальности Ближнего Востока … "В пустынях Ближнего Востока хорошо растут только мифы, а факты остаются погребены в песке".
Посол Рон Просор в Совете Безопасности ООН

Выступая на очередном обсуждении ситуации на Ближнем Востоке в Совете Безопасности ООН, посол Израиля Рон Просор, в частности, сказал:
"Уинстон Черчилль отметил, что "пока правда надевает штаны, ложь успевает обежать полмира". В пустынях Ближнего Востока хорошо растут только мифы, а факты остаются погребены в песке. Мифы, рожденные в нашем регионе, путешествуют по миру, и часто попадают в этот зал. Я хотел бы воспользоваться этой возможностью, чтобы перечислить несколько таких мифов, ставших постоянным препятствием на пути к плодотворной дискуссии по Ближнему Востоку в Организации Объединенных Наций".

"МИФ НОМЕР ОДИН: Палестино-израильский конфликт является центральной проблемой региона. Решив его, мы решим все остальные конфликты Ближнего Востока".

Для Израиля и палестинцев важно найти, наконец, решение, которое позволит завершить наш многолетний раздор. Однако правда состоит в том, что конфликты в Сирии, Йемене, Египте, Бахрейне и других странах региона не имеют к Израилю никакого отношения.
Даже мир между евреями и арабами не остановит преследование меньшинств в регионе, не покончит с дискриминацией женщин, не излечит этническую вражду и сектантскую рознь. Антиизраильский психоз не помешал президенту Асаду раздавить танками целые кварталы - наоборот, он лишь отвлек внимание от преступлений сирийского диктатора. Уделяя подавляющее большинство времени этих дебатов день за днем и месяц за месяцем тематике палестино-израильского конфликта, вы не остановили обогатительные центрифуги в Иране. Сегодня иранская погоня за ядерным оружием стала главной угрозой безопасности Ближнего Востока и всего мира.

Иранская ядерная программа несется на всех парах вперед, как скорый поезд, а вот усилия международного сообщества остановить Тегеран движутся не спеша, как трамвай, с регулярными остановками, на которых некоторые страны могут подняться в вагон, а некоторые - сойти с него. Опасность бездействия ясна всем - мы не можем допустить, чтобы дипломатические переговоры дали иранскому режиму еще один шанс потянуть время, продвигаясь одновременно по пути к атомной бомбе.

"МИФ НОМЕР ДВА: В секторе Газы бушует гуманитарный кризис"

Многие международные организации, и в том числе заместитель главы представительства Красного Креста, четко разъяснили - никакого гуманитарного кризиса в Газе нет. ВНП этого анклава вырос в реальных цифрах более чем на 25 процентов за первые три квартала минувшего года. Экспорт из Газы растет. Международные гуманитарные проекты реализуются максимально быстрыми темпами. Нет ни одного товара гражданского назначения, ввоз которого в Газу запрещен Израилем.

Однако пока в Газу идет помощь, оттуда летят ракеты. Таков подлинный "кризис Газы". Такова подлинная причина, тормозящая развитие этого региона. Уравнение решения этого кризиса простое. Если в Израиле будет тихо - тихо будет и в Газе. До тех пор, пока террористы пользуются жителями анклава как живым щитом, обстреливая ракетами наши города - население Газы будет страдать. Каждая ракета, выпускаемая с территории сектора, несет на себе потенциал политического землетрясения, последствия которого могут выплеснуться далеко за пределы Израиля. Одной ракеты, которая упадет "не вовремя" и "не туда", хватит, чтобы коренным образом изменить ситуацию и вынудить израильское руководство принять ответные меры совершенно иного характера, чем до сих пор. Пришло время, чтобы Совет осознал всю опасность такого положения дел. До сих пор Совет Безопасности ООН не осудил ни одной ракетной атаки из сектора Газы. Уроки истории очевидны - сегодняшнее молчание обернется завтра трагедией.

МИФ НОМЕР ТРИ: Главным препятствием к миру являются еврейские поселения

Сколько раз в этом зале нам приходилось слышать этот заезженный аргумент? Меньше месяца назад, Совет ООН по правам человека предложил направить в Израиль очередную "миссию по выяснению фактов", которая -сюрприз! - будет расследовать израильские поселения…

Позвольте мне сегодня попытаться сэкономить Совету по правам человека и всему международному сообществу немного времени и сил. Ничего не надо расследовать. Факты уже давно ясны и доступны всем.

Факты таковы: с 1948 по 1967 год, т.н. "Западный Берег" был частью Иордании, а Газа - частью Египта. За этот период арабский мир и пальцем не шевельнул, чтобы создать палестинское государство. Арабский мир стремился уничтожить Израиль, когда на Западном Берегу и в Газе не было ни одного поселения.

Факты таковы: в 2005 году мы ликвидировали все поселения в секторе Газы - и получили взамен только ракетные удары по нашим городам.

Факты таковы: нынешнее израильское правительство ввело беспрецедентный десятимесячный мораторий на строительство в поселениях. Палестинское руководство воспользовалось этим, чтобы начать с нами и с международным сообществом гонку в никуда. В течение девяти месяцев оно отвергало мораторий как "недостаточный" - а затем потребовало его продления. Как отметил бывший специальный представитель США в регионе Джордж Митчелл, "то, что было для палестинцев еще вчера менее чем никчемным, сегодня вдруг стало обязательным условием переговоров".

Не поселения являются главным препятствием на пути к миру, но так называемое "право на возвращение" - и палестинский отказ признать право Израиля на существование как еврейского государства.

Вы никогда не услышите от палестинских лидеров формулировки "два государства для двух народов" - просто потому, что они требуют независимой Палестины для себя, настаивая при этом на праве на "возвращение" своих соплеменников - в еврейское государство! Речь идет об уничтожении Израиля.

Некоторые из вас ответят мне: "Ну, посол, что вы? Палестинцы знают, что им придется отказаться от этого требования, они уже шепчут об этом за столом переговоров". Так вот - никогда еще палестинские руководители не заявляли публично, что они откажутся от "права на возвращение". Они не говорили этого ни нам, ни своему народу, ни арабскому миру, ни международному сообществу - никому. И поскольку они отказываются сказать палестинскому народу правду, эту работу должно сделать за них мировое сообщество. Вы должны четко провозгласить - "право на возвращение" и мир несовместимы.

Однако, вместо того чтобы сказать палестинцам правду, большая часть международного сообщества предпочитает молчать, пока арабский мир отрицает и опровергает историческую связь еврейского народа с Землей Израиля. По всему арабскому миру, и даже за этим столом, мы слышим обвинения Израиля в "иудаизации Иерусалима". Эти обвинения запоздали на три тысячи лет. Это так же глупо, как обвинять NBA в "американизации" баскетбола.

Как и многие другие народы, представленные за этим столом, еврейский народ хранит гордое наследие своих царей и цариц древнего прошлого. Вот только наше наследие чуть более древнее. С тех пор, как в десятом веке до нашей эры царь Давид заложил первый камень в фундамент своего дворца, Иерусалим был центром и сердцем нашей веры.

Раз за разом здесь, в зале Совета Безопасности, раздаются утверждения, будто Израиль осуществляет "этническую чистку" Иерусалима. Это при том, что с 1967 года доля арабского населения города выросла с 26 до 35 процентов!

Святые места Иерусалима, вечной столицы еврейского народа, были закрыты для евреев - и только для них! - с 1948 по 1967 год. Свобода вероисповедания для всех - но только не для нас. И ни одного слова по этому поводу не прозвучало тогда от мирового сообщества!

С тех пор, как Израиль объединил Иерусалим, город процветает в атмосфере терпимости и свободы. Впервые за века, святые места, которые раньше были закрыты для представителей разных конфессий, открыты для постоянного богослужения - всем. Таков принцип, закрепленный в наших ценностях, в наших законах, в наших поступках.

Есть еще одна великая истина, которую эта организация умудрилась проигнорировать вот уже 64 года. В тысячах страниц отчетов ООН по всем аспектам палестино-израильского конфликта, в "работе" всех следственных комиссий, в сотнях часов дебатов по Ближнему Востоку, есть одна нерассказанная история. Точнее - более 850 тысяч таких историй.

Более 850 тысяч евреев были изгнаны из арабских стран за последние 64 года. Они принадлежали к динамичным общинам с тысячелетней историей. На берегах Тигра и Евфрата евреи Вавилона создали целый ряд святых книг иудаизма и процветали в течение двадцати веков. В великолепных синагогах и библиотеках Каира евреи Египта хранили интеллектуальные и научные сокровища древности. От Алеппо до Адена и Александрии, евреи вносили свой вклад в развитие арабского мира как ученые, музыканты, предприниматели, писатели...

Все эти общины были уничтожены. Собственность, веками принадлежавшая евреям, была украдена. Еврейские кварталы - разрушены. Погромщики
разграбили синагоги, осквернили кладбища, убили и искалечили тысячи евреев.
Докладами ООН о положении палестинских беженцев можно набить стадионы, но ни капли чернил не пролилось о судьбе беженцев-евреев.

В 1088 резолюциях ООН по Ближнему Востоку нет ни слова, ни слога об изгнании евреев из арабских стран. 172 резолюции посвящены исключительно "проблеме палестинских беженцев", проблеме еврейских беженцев - ни одной. Назвать такое положение "двойным стандартом" - значит не сказать ничего.

Кое-кому в этом зале такая ситуация весьма удобна, но она несправедлива. Пришло время, чтобы ООН перестала быть замешана в попытках стереть из истории судьбы 850 тысяч человек. Пришло время открыто заговорить в этом зале о той роли, которую сыграл арабский мир в сохранении палестинцев на положении беженцев в течение шести десятков лет.

Евреи арабских стран, попав в Израиль, тоже очутились в лагерях беженцев. Сегодня на их месте - цветущие города и поселки. Лагеря беженцев в арабских странах стали местом размножения новых беженцев. Израиль приветствовал своих собратьев-беженцев, вручил им гражданство и воспользовался их огромным человеческим потенциалом. Поднявшись на высоты израильского общества, они подняли и весь Израиль на новую высоту.

Представьте себе, что было бы, если бы арабские страны поступили так же с палестинскими беженцами. Вместо этого арабские режимы цинично, поколение за поколением, увековечили бедственное положение палестинцев. Почти во всех арабских странах палестинцы и сегодня лишены гражданства, прав и возможностей реализовать свой потенциал.

Все это - факты. Их нельзя забыть, их нельзя проигнорировать, если мы действительно хотим продвигаться вперед по пути к миру.

Я приберег к завершению своего выступления самый очевидный миф - миф о том, что можно достичь мира между Израилем и палестинцами в обход прямых переговоров между сторонами. История учит, что мир и переговоры о нем разделить нельзя.

Прямые переговоры - это единственный инструмент и единственный путь к двум государствам для двух народов. В январе в Аммане израильская сторона сделала палестинцам конкретное предложение о возобновлении прямых переговоров. Мы представили палестинской стороне наши позиции по всем пунктам разногласий.

Это предложение, это израильское видение мира между нами, было проигнорировано, а палестинское руководство продолжает выдумывать все новые предварительные условия для того, чтобы сесть с нами за стол переговоров. Палестинских представителей можно встретить где угодно - только не на переговорах! Пришло время, чтобы они, наконец, отказались от своих односторонних попыток придать нашему конфликту международный характер, и вернулись на единственно реальный путь к миру.

За короткую историю возрожденного Израиля мы потеряли более 22 тысяч граждан в войнах и от рук террористов. Несмотря на постоянную угрозу и малые размеры, за 64 года со дня провозглашения независимости Израиль не только выжил - он процветает.
Я прохожу по залам ООН, полный гордости за мой необыкновенный народ - за семь миллионов человек, из которых вышли десять Нобелевских лауреатов; за
страну, которая отправляет спутники в космос и электромобили на наши шоссе; за страну, чья технология живет в мобильных телефонах, солнечных батареях и
медицинских инструментах.

В Израиле принято отмечать День Независимости сразу после Дня Памяти павших, и в этом есть глубокий смысл. И в день нашего торжества мы не снимаем с себя тяжкое бремя наших страданий и наших жертв.

Урок нашей памяти прост и понятен. Мы не имеем права игнорировать опасность, угрожающую нам. Мы не можем делать вид, будто нас окружают стабильные просвещенные демократии.

И в то же время мы никогда не откажемся от надежды на подлинный мир. Слишком уж высока цена конфликта. Слишком уж велико зло войны. Осознание этой базисной истины движет нашими лидерами.

В этот момент опасной нестабильности бурлящего Ближнего Востока именно на Совете Безопасности ООН лежит как никогда высокая ответственность - отделить миф от правды, и факты от вымысла. Никогда прямота и честность не были в такой высокой цене. Никогда еще не была так ясна необходимость в откровенном диалоге. Пришло время, чтобы этот Совет вырвался из паутины старых иллюзий и посадил первые зерна по-настоящему "открытой" дискуссии о судьбе Ближнего Востока. Меньшей ценой стоящие перед нами задачи не решить.

РИСКУЮ ОКАЗАТЬСЯ ПОД СУДОМ




«Председатель комитета Госдумы по безопасности Ирина Яровая предлагает ввести уголовную ответственность за критику войск антигитлеровской коалиции. Как сообщают "Известия", соответствующий законопроект уже внесен в Госдуму».


«Советский Союз вместе с другими странами антигитлеровской коалиции боролся с фашизмом, и любые попытки по-другому интерпретировать и оценить роль и значение Советской армии в годы Второй мировой войны противоречат не только исторически объективным данным, но и самому международному правовому акту. Советский Союз во Второй мировой войне выполнял миссию защитника, и все действия, которые совершались нашими войсками, носили освободительный характер. Мы осуществляли миротворческую миссию». Ирина Яровая.

 Рискую оказаться под судом, но хочу заметить, что СССР до 22 июня был другом фашистской Германии, а после 22 июня часть народов СССР стала бороться с иностранным захватчиком, не вдаваясь в характер  идеологии фюрера. Так, всячески замалчивалось «окончательное решение еврейского вопроса», проводимое гитлеровцами и пособниками на оккупированной территории. О какой борьбе с фашизмом идет речь? Возможно, г. Яровая специально не напоминает о нацизме. С ним, получается, борьба не велась. Далее, по логике депутата надо бы «застолбить», как в  давние годы, что идея коммунизма победила идею фашизма. Выходит, 2 мировая война была битвой идей, но причем тогда «антигитлеровская коалиция». Нет, абсурд какой-то получается, полная нелепица, недостойная высокого поста, занимаемого г-жой Яровой. И потом не хочется бросить тень на мужество Красной армии, победившей коварного и сильного врага, отстоявшей независимость своей родины. Здесь победа наблюдается, но фашизм, как идея, увы, так и остался непобежденным, в том числе и на территории Российской Федерации, о чем наверняка известно И. Яровой, как известно и отношение Чехии, Словакии, Румынии, Болгарии, Польши. Эстонии, Латвии и Литвы к "освободительному характеру" действий Советской армии после войны.

В МИРЕ ПАУЗЫ рассказ




        
                                        


 Долгие годы был «закатан» в консервную банку автомобиля. А что можно рассмотреть толком из низкого окошка да на скорости? Светофоры, разметку, знаки…. А человека увидеть трудно. Да и темень вечная. Подарив России бесконечные просторы, Творец не позаботился об освещении. Езда по тамошним  дорогам похожа на кровавую корриду. Или, если угодно, гонку на выживание с охотой на пешехода. Скучно и страшно стало ездить задолго до переезда в Страну обетованную. Так что, избавившись от необходимости толкать ногами педали и постоянно возиться с ремонтом ржавого монстра, почувствовал радостное облегчение.
 Впрочем, и в Израиле убедился, что смерть собирает богатую жатву с отлично освещенных автобанов нашей страны. Автотранспорт – везде кровожадный Молох, требующий бесконечных жертв.
 В Израиле я – пешеход, и это мне нравится. Будто в юность заглянул, вернул себя в неспешный и спокойный мир паузы. Ну, а света под нашим небом предостаточно. Иной раз, к сожалению, слишком уж горячего света, но не бывает худа без добра, да и добра без худа.
 Ездить в автобусе – совсем другое дело. Сидишь, как в танке, среди разной, суетливой мелюзги. Высоко сидишь – и все вокруг далеко видно.
 Верно, это присказка, а сказка будет впереди.
 Автобус на повороте замедляет ход – и вижу на скамеечке, в сквере с детскими  аттракционами, странную пару: старика и старушку. Сидят они в полуметре друг от друга, неподвижно сидят, как чужие. И, судя по всему, в молчании. Похоже, в ссоре люди. Езжу часто и вижу – месяц в ссоре, второй…. Удивительно.
 Однажды звонит незнакомый человек, и, представившись Кимом Семеновичем, начинает разговор чопорно и длинно:
-          Извините, - говорит, - что отрываю от ваших плодотворных трудов на ниве русскоязычной прессы, но займу всего лишь минуту вашего драгоценного времени. Дело в том, что я осмелился составить кое-какие заметки. Затрудняюсь утверждать, что они представляют бесспорный интерес, но убедительно просил бы прочесть и высказать мнение ….-  Ким Семенович с силой выдыхает воздух, будто вступительную речь эту он готовил долго, упорно заучивая каждое слово.
-          Приносите, - говорю. – Большие заметки?
-          Десять страничек школьной тетради, - торопливо отвечает автор. – Я бы не осмелился затруднить Вас большим объемом…. Только, если позволите, я по почте.
-          Как вам удобней.
 Прощаемся. Погружаюсь в очередные «плодотворные труды», но звонок тот вежливый никак забыть не могу и жду школьную тетрадь с нетерпением. А пакета все нет и нет. Только через неделю нахожу его на полу у входной двери.
 К «заметкам» приложена записка, в которой Ким Семенович просит извинить за задержку по причине «некоторых дополнительных и необходимейших исправлений в тексте».
 Сам же «текст», против ожиданий, написан без «виньеточек и оборочек», чопорности и кокетства – просто и ясно – замечательным, четким, и каким-то даже радостным, почерком.
 Новизны, к сожалению, в написанном мало. Ким Семенович считает библейского Моисея египтянином по имени Мозес и относит его к поклонникам монотеизма Эхнатона. Доказательства тоже не отличаются новизной.
 Ровно через семь дней звонит автор.
-          Простите, что отвлекаю…. – и так далее.
-          Ким Семенович, прочел ваши заметки. Скажите, вы кто по профессии?
-          По снабжению работал.
-          Читали Фрейда?  
-          Что именно?
-          Работу о Моисее.
-          Нет.
-          Вы в этом уверены?
-          Совершенно…. Видите ли в чем дело, я, упомянутого Вами автора, вообще не читал. А что, есть совпадения?
-          Есть, - говорю. - И много.
-          Скажите, а кто такой Фрейд?
-          Великий ученый.
 Тут происходит невероятное. Он рад без меры. Он кричит в трубку, что это замечательно, что он даже предположить не мог такое совпадение, целиком и полностью подтверждающее его догадку. Он благодарит так горячо, будто это я, а не великий венский психиатр, сочинил историю о Мозесе – Моше….
 Редкий получается случай «изобретения велосипеда». Но если Ким Семенович САМ все это придумал, значит, он ГЕНИЙ никак не меньший, чем старик Зигмунд.
 Мы договариваемся о встрече. Приглашаю автора к себе, но он деликатно отказывается, предлагая свидание на нейтральной территории.
 К скверу иду пешочком. Это та самая детская площадка, где сидят «мои» старики. Они и сейчас там, а Кима Семеновича нет как будто. Странно, мне показалось, что он не из тех, кто опаздывает.
-          Добрый день!
Оборачиваюсь – передо мной тот самый старик. Его спутница одна остается на скамейке.
 - Это вы? – не могу скрыть удивление.
-          Да, а что?
-          Ничего особенного, просто мы с вами давно знакомы.
-          Извините, не припомню.
-          Вы часто отдыхаете в этом сквере, а я проезжаю мимо на автобусе.
-          Да, да, - торопливо кивает тот, кого я заподозрил в гениальности – обычный оле из провинции, поменявший тридцатидолларовую пенсию на пособие в 600 баксов…. Глаза вот только у Кима Семеновича необыкновенные – огромные глаза, и блеск в глазах этих совсем не старческий.
 Отдаю «заметки», прибавив несколько комплиментов. Выслушивает старик похвалу равнодушно, даже обидно становится, но «изобретатель велосипеда» торопится перейти к делу. Лекция получается длинной и вдохновенной. Старик говорит о священном писании египтян – «Книге мертвых», о пирамидах – памятниках смерти, о культе этой самой смерти, погубившей, как он считает, народ египетский: фантастическое племя краснокожих. Он говорит, что исход евреев из Египта был не просто спасением от рабства, а бегством от смерти к жизни….
 Юные потомки тех, давних рабов,  вопят, скатываясь с горки и карабкаясь по каким-то лабиринтам над землей, а старик ничего не замечает вокруг. Бедный агент по снабжению – всю свою жизнь он покорно рыскал по стране дефицита, доставая невозможное и обнаруживая немыслимое, произносил бесчисленное количество суетных слов, и помалкивал о самом главном в его жизни: о фараонах и некрофилии язычества….
 Тут я замечаю, что старушка на скамейке следит за нами неотрывно и с явным беспокойством. Ей, как будто, не нравится многоречивость Кима Семеновича.
-          Это очень интересно, - говорю я, прервав старика. – Только, уважаемый автор, дайте и мне рот раскрыть.
-          Слушаю Вас, - и смотрит  на меня  так, будто он и в самом деле доктор Фрейд, а я – тяжелобольной на приеме.
-          Вы, - говорю. – Нервничаете так, словно я с вами спорю, а я не спорю. Я только слушаю.
-          Извините, - говорит. – Наверно, я сам с собой дискутирую. Но вы согласны, что 10 казней египетских могли в равной мере обрушиться и на евреев? И  уходили они не только от рабства, но и от смерти – физической и духовной, к свободе жить.
 Под пальмой, но в солнечном пятне, сидит прямо на траве пожилой, чернокожий господин в драповом, российского покроя, пальто и под меховой, собачьей шапкой. Сейчас, не меньше 25 градусов по Цельсию, но господину зябко….
-          Вам это неинтересно? – помолчав, тихо спрашивает Ким Семенович.
-          Нет, почему же? Только учтите, и после Исхода евреев народ египетский просуществовал не меньше двух тысяч лет. Не все так просто, как кажется…. И вообще, как утверждал Монтень, «философствовать – это готовиться к смерти». Ну их к черту, все философии! 
-          Да, да, - торопливо кивает старик. – Философствовать…. Может быть…. Прошлое – бездонный колодец. Заглядывать туда так интересно, но иногда от этого кружится голова…. Прощайте и большое спасибо, что прочли и выслушали.
 Очень уж обидчивым и нервным оказался «изобретатель велосипеда». Невеселым получился у нас разговор. Долго после этой встречи было не по себе, будто обидел старика, не то сказал, не так прочел его труд, и слишком легкомысленно выслушал автора.
 Каждый раз, проезжая мимо сквера и провожая глазами неразлучную парочку, думал об этом, но вновь подойти к «доктору Фрейду» так не решился.
  Однажды утром в дверь нашей квартиры звонят. Открываю – и вижу на пороге спутницу Кима Семеновича.
-          Извините, - говорит. - За ранний визит, но я сказала ему, что иду в поликлинику, а там прием с утра…. Он не любит оставаться один …. Надолго.
 Комплекс вины срабатывает. Радушно приглашаю старушку. Зову к завтраку. Отказывается, соглашаясь лишь на чашку чая без сахара. Сразу и решительно приступает к делу.
 Берта Абрамовна – так зовут гостью – углубляется в историю недавнюю. В Израиль они перебрались по настоятельной просьбе детей, оставленных в городе Александрове. Дети стоят на ногах еще не твердо, а потому помогать родителям не в состоянии. Раньше, в России, пенсии им вполне хватало, но теперь ….. Нет, она поддерживает демократические реформы, но ей непонятно, почему за все и всегда должны расплачиваться дети и старики…. Впрочем, дело не в этом. Она и Ким Семенович – супруги. Однако, по настоятельному совету знакомых, приехали в Израиль, как двое одиночек, чтобы получить заметно большую «корзину абсорбции». Они прожили вместе сорок лет и никогда не нарушали закон. « Вы сами понимаете, как должен был жить в России еврей, занятый в сфере снабжения. Киму Семеновичу неоднократно предлагали взятки, но Ким Семенович всегда был неподкупен и не видел в своей честности никакой доблести». Она же, работая бухгалтером на ткацкой фабрике, считала и считает честность – первейшей заповедью этой профессии. Они и детей воспитали таким образом, понимая, конечно, что жить им будет трудновато. Это понимание и послужило одним из мотивов переезда в Израиль.
 Так вот, здесь старики не спят ночами, переживая свой обман. Она еще как-то держится, но Ким Семенович раскис совершенно. Он постоянно говорит об этом. Он говорит, что жить обманом, извлекая из этого корысть, просто подло. Он не может себе простить, что подался уговорам знакомых. Он изводит себя и Берту Абрамовну самым чудовищным образом…. И она совершенно не знает, как им жить дальше… Старики тоскуют по детям и внукам, а тут еще и это…. На полуслове гостья вдруг спохватывается, и вдруг начинает говорить, что ее муж совершенно здоровый психически человек, а его увлечение историей, как раз, чрезвычайно полезно, и отвлекает от дурных мыслей.
  - Знаете, - продолжает она, забыв о чае. – Мне кажется, что здесь многие живут подобным образом, и государство знает это и закрывает глаза на нашу копеечную выгоду, потому как понимает, что «семейная пара» – это полная нищета, а «двое одиночек» – все-таки, полегче…. И все же…
 Охотно соглашаюсь с ней и говорю какие-то пустые слова, и комок стоит в горле, и я не знаю, как помочь этим двумя людям, не способным вступить в обыденную сделку со своей собственной совестью. Научить этому невозможно.
 Не к тому человеку пришла Берта Абрамовна за советом. Я всегда жил, сознавая относительность прегрешений, жил без особых крайностей и этических излишеств. Жил, как все …. Вот в этом и признаюсь гостье честно. Потом говорю, что ее муж, несомненно, человек необыкновенный, и я буду рад продолжению нашего знакомства.
 Старушка кивает отстраненно, смотрит на часы. Она повторяет, что не любит оставлять Кима  Семеновича в одиночестве надолго, и еще раз извиняется за причиненное беспокойство.
 Проходит несколько дней. Еду мимо сквера. Сидят мои старики, но рядышком сидят и весело разговаривают друг с другом. На первой остановке выхожу из автобуса. Возвращаюсь… Мы рады друг другу. Ким Семенович начинает «с места в карьер».
-          Подумайте, - громко говорит он, сияя своими молодыми глазищами - Пирамида и еврей – это совершенно несовместимо. Наши предки бежали от памятников смерти. И надо же, какой- то еврей строит нынче пирамиды в Подмосковье, и уверяет, что они несут жизнь и обновление материи. Полный бред! Афера! Вы согласны?
 Киваю охотно, совсем не хочется спорить. Берта Абрамовна хитро на меня косится, понимая, что другая история меня интересует гораздо больше.
-          Мы были ТАМ, - говорит она. – Мы сказали, что женаты сорок лет и не думали разводиться. ТАМ решили, что мы сошли с ума, но попросили «свидетельство о браке». Мы сказали, что документ оставили дома, в России. Тогда нам порекомендовали жить, как живем, и не морочить голову занятым людям, а мы сказали, что не хотим жить, как живем, а хотим жить в законном браке…. И тогда нам посоветовали вступить в него вновь или получить из России документ, но предупредили, что мы понесем ответственность за обман государства.
-          Но мы сказали, что не боимся ответственности, - вмешался Ким Семенович. – Позвонили детям и теперь ждем наши бумаги. Скоро должны прислать, но все это глупости и суета, а дело в том, что мы, евреи, всегда понимали культ смерти как несвободу, как вызов жизни. Мы придумали райский сад, но идея мук ада – не наша идея. Великая революция Эхнатона не могла остаться без последствий. Мозес – Моше любил солнце, а солнце – это жизнь. 
                                                                                                             1997 г.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..