пятница, 6 февраля 2015 г.

ЮДОФИЛ ДМИТРИЙ ШОСТАКОВИЧ

Очерки. Дмитрий Шостакович: «Я проверяю людей по отношению к евреям»


Среди русской интеллигенции всегда было много людей, начисто лишенных комплекса антисемитизма: В. Стасов, В. Соловьев, Н. Римский-Корсаков, А. Глазунов (которого называли «отцом иудеев» за то, что помогал евреям устроиться на жительство в Москве и на учебу в Московской консерватории), М. Горький, Е. Евтушенко с его знаменитым: «Для антисемитов я еврей». Список, конечно, можно продолжить. Одним из первых в этом ряду стоит Дмитрий Шостакович.
 
Название статьи — цитата из книги воспоминаний великого русского композитора, записанной музыковедом Соломоном Волковым и вышедшей в Нью-Йорке в 1979 году. h этой книге Дмитрий Дмитриевич пишет: «Для меня евреи стали символом. В них сконцентрировалась вся человеческая беззащитность…» Понятно, что такая книга не могла выйти в то время на территории Советского Союза. Не могла хотя бы потому, что в ней автор знаменитой Седьмой симфонии (Ленинградской) пишет об антисемитизме советского руководства, а также подчеркивает, что многие его сочинения отражают влияние еврейской музыки. 
 
Как такое могло случиться? Невероятно и непостижимо. Почему человек, в котором нет ни капли еврейской крови, становится юдофилом, глубоко переживает за нелегкую судьбу потомков Авраама? Почему еврейская тема звучит так ярко и пронзительно и в его творчестве, и в его жизни? Почти все биографы Шостаковича в той или иной степени пытаются ответить на этот вопрос. Одни делают упор на воспитание, другие указывают на менталитет композитора, близкий еврейскому, третьи говорят о схожести судьбы подвергавшихся преследованиям евреев (дело врачей, обвинения в космополитизме) и самого Дмитрия Дмитриевича, которого обвиняли в «формализме и буржуазной деградации». Впрочем, есть еще одна причина. Шостакович вставал на защиту евреев еще и потому, что считал их, особенно после Катастрофы, самой беззащитной, самой дискриминируемой частью общества.
 
 
Вероятно, все эти факторы переплетаются и дополняют друг друга. Попробуем разобраться подробнее.
Действительно, как правило, отношение к евреям формируется в детстве. Ребенок, еще не понимая до конца сути слов и поступков взрослых, на удивление точно и глубоко перенимает их привычки, эмоциональные отношения, те или иные предпочтения. Дима Шостакович рос в интеллигентной петербургской семье, где антисемитизм считался чем-то неприличным и мерзким. Как писал сам Шостакович, «в нашей семье считали антисемитизм пережитком варварства. У нас антисемитов презирали, им не подавали руки. Человек с претензией на порядочность не имеет права быть антисемитом». Это понимание антисемитизма, как чего-то грязного, отвратительного, непорядочного, Дмитрий Дмитриевич пронес через всю жизнь. Великий композитор рвал отношения с самыми близкими друзьями при малейшем проявлении грязного предрассудка.
 
 
Среди друзей Дмитрия Дмитриевича было много евреев, и он приходил к ним на помощь, подчас с риском для жизни.
 
Когда 13 января 1948 года по личному приказу Сталина был зверски убит чекистами Соломон Михоэлс, Дмитрий Дмитриевич навестил дочку великого еврейского артиста Тали и выразил ей свое соболезнование. Вскоре арестовали зятя Михоэлса, молодого талантливого композитора Моисея Вайнберга. Шостакович позвонил Берии и сказал, что он готов поручиться, что никакой Вайнберг не американский шпион, а «нормальный советский гражданин». Более того, Дмитрий Дмитриевич сказал главному сталинскому инквизитору слова, которые могли стоить ему жизни: «Я знаю, у вас там бьют. 
 
У Вайнберга слабое здоровье. Он не выдержит». Видимо, в то время слово автора Ленинградской симфонии имело определенный вес — Берия передал их разговор Сталину, и тот смилостивился: Моисея Вайнберга не только выпустили на свободу, но и дали квартиру. Причем квартиру (скорее всего, тоже по указанию Сталина), окна которой выходили на Бутырскую тюрьму. Таким образом вождь народов напоминал Вайнбергу, что до тюрьмы ему всего один шаг.
 
 
Вызовом антисемитизму можно, конечно, считать и создание композитором в самый разгар борьбы с космополитами в 1948 году сборника народных песен «Из еврейской народной поэзии». Тексты песен Дмитрий Дмитриевич (сборник текстов составлен И. Добрушиным и А. Юдицким) случайно обнаружил в небольшом букинистическом магазинчике. Правда, исполнить эти песни в концерте в то время не представлялось возможным. Тут уместно сказать несколько слов о том, как воспринимал гениальный композитор еврейскую народную музыку. «На меня, — говорит Шостакович в той же книге воспоминаний, — еврейская народная музыка повлияла сильнее всего. 
 
Я не устаю ею восторгаться. Она так многогранна. Она может казаться радостной, а на самом деле быть глубоко трагичной». Этот шолом-алейхемовский смех сквозь слезы, этот философско-саркастический, эмоционально окрашенный взгляд на жизнь характерен и для некоторых других произведений Шостаковича, написанных на еврейские мелодии.
Впервые еврейская тема в музыке композитора прозвучала в Трио №2 для фортепиано, скрипки и виолончели (1944). Трио было посвящено памяти И. Соллертинского, с которым Шостакович дружил.
 
 
В трио сначала у скрипки, а потом у виолончели проходит тема, в еврейском характере которой нельзя ошибиться. Возможно, примером для Дмитрия Дмитриевича в выборе мелодии и в том, как она была преподнесена, стало увлечение творчеством Густава Малера. Для музыки австрийского композитора еврейского происхождения характерна та самая еврейская раздвоенность, в которой радость легко переходит в горе, лирика — в гротеск, так называемый бодрый патриотизм — в сарказм и пародию, веселый танец — в чудовищный танец смерти.
 
 
Позже еврейская тема прозвучит во многих произведениях Шостаковича: в Квартете №4, в Первом скрипичном концерте, в квартете №8 (этот квартет Дмитрий Дмитриевич называл своим автопортретом), во Втором концерте для виолончели с оркестром, где в финале звучат известные «Бублички», в некоторых других произведениях. Но особенно ярко и полно эта тема раскрылось в Тринадцатой симфонии, первая часть которой написана на текст поэмы Е. Евтушенко «Бабий Яр». Сегодня можно сказать со всей определенностью, что 13-я симфония — один из самых значительных и великих памятников 6 миллионам безвинно погибших евреев.
 
Прошло более сорока лет со дня смерти Шостаковича. Дерева, посвященного его памяти, нет на аллее Праведников народов мира, но память о великом русском композиторе навсегда останется в наших сердцах — как память о великом друге еврейского народа. Закончить хочу словами Дмитрия Дмитриевича: «Никогда не надо забывать об опасности антисемитизма. Мы должны постоянно напоминать о ней, потому что зараза жива, и кто знает, исчезнет ли она когда-нибудь».

КОМУ И ЧЕМ МЕШАЕТ ЕВРЕЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО?



«Свыше двухсот запрошенных документов ЕС, относящихся к деятельности 116 израильских «социальных проектов» и неправительственных организаций, финансируемых Евросоюзом, останутся засекреченными. Это новое и важное слово в области отношений между Израилем и ЕС. Элементарное самоуважение требует от нас, чтобы оно не осталось неуслышанным. Говоря об израильских организациях, ведущих политическую пропаганду определенного рода под видом гуманитарной и правозащитной деятельности, мы можем теперь с полным правом утверждать, что речь идет об организациях, финансируемых в рамках тайных программ Евросоюза».
 Из СМИ
«В лондонском аэропорту «Хитроу» объявления о регистрации и посадке звучат на двух языках — английском и той страны, куда самолет отправляется. Лондон-Мадрид — английский — испанский, Лондон-Рим — английский — итальянский, Лондон — Прага — английский — чешский и т.д. А теперь ответьте, на каком языке звучит объявление, касающееся рейса Лондон-Тель-Авив? Многие догадались: коль я задаю такой вопрос, здесь есть подвох. Верно. Объявление звучит на английском и арабском! Об этом рассказал мне человек, только что вернувшийся из Англии. Его трясло от злости, как и всех израильтян — пассажиров того рейса».
 Из Интернета

А что если именно эти идеалы враждебны потомкам Великой французской революции в той же степени, что и прихожанам мечетей, работающих на территории Франции и по всему миру? Что если мечты прежних времен о свободе, равенстве и братстве выродились в нечто противоположное? Ошибаются те, кто думает, что фашизм возник в ХХ веке. Нет, Муссолини не случайно обратился к язычеству античности в поисках своих идеалов. Имперский фашизм Древнего Рима очевиден, и одной из самых трагических жертв этого античного фашизма стали Иерусалим и евреи.
Казалось бы, нет ничего общего в этих двух сообщениях. На самом деле говорят они об одном и том же… Израиль и Европа? Принято думать, что мы по одну сторону баррикады. И нас, и страны ЕС атакует агрессивный ислам. Франция, Англия, Испания, Голландия, Израиль — повсюду кровавые акты террора. Так нет же, Европа всеми силами старается придушить единственное государство на Ближнем Востоке, исповедующее идеалы демократии и мира.
С тех пор тоталитарная форма организации народов и государств принимала различные виды. Средневековье подарило человечеству религиозный фашизм, Российская империя — одну из первых форм фашизма государственного, СССР — фашизм классовый, Германия ХХ века — нацизм, а нынешняя Европа, как об этом пишут ряд исследователей и политологов, — фашизм либеральный. И для этого фашизма Израиль, с его стремлением к национальному государству и крепостью религиозных устоев, — враг, причем враг не менее опасный, чем цунами исламской экспансии, грозящее затопить Европу.
Старый свет, видимо, убежден, что с исламом, в отсутствие единства клерикального и враждебностью с национальной подоплекой, можно в итоге договориться и как-то спастись в зеленом потопе. Израиль не без оснований кажется либеральному фашизму крепостью, чьи стены в веках и тысячелетиях так и не были сокрушены. Евреи видятся им — и всегда виделись — народом настолько жестоковыйным, что всякие попытки компромисса с ним обречены на провал. И в подсознании, а порой и в сознании, христианских народов Европы всегда был один метод решения «еврейского вопроса»: НЕТ ЕВРЕЕВ — НЕТ ПРОБЛЕМЫ. Отсюда и очевидное равнодушие к нацистской практике Холокоста во время последней большой войны, а порой и прямое соучастие в нем. Отсюда и сегодняшние лихорадочные попытки разрушить стабильность Ближнего Востока под маской и лозунгами мнимой демократизации. Отсюда и откровенная поддержка в ООН инициатив ФАТХА, и заботливая терпимость к террористам в Газе, и юдофобская пропаганда либерально-фашистских СМИ, и поддержка Евросоюзом (открытая и тайная) левого Израиля, уговаривающего сограждан лечь под насильника, расслабиться и получить удовольствие. Как доказывает история, с удовольствием не получится — изнасилуют и прирежут.
То же может случиться и с Европой, зараженной чумой упомянутого либерального фашизма. Эта разновидность тоталитарного, пусть и не правления, а мышления и образа жизни, есть демонстрация крайней слабости нынешней Европы, где чалма, Коран и паранджа продолжают быть чалмой, Кораном и паранджой, а Запад надеется за фальшивой завесой политкорректности найти защиту в витринах борделей Амстердама, легализации наркотиков, браках представителей сексуальных меньшинств и т.п. Да и что толку в этой политкорректности, если мир ислама мгновенно впадает в бешенство при виде вполне невинной карикатуры на своего пророка, а христиане (часто и евреи) сами готовы топтать ногами своих святых, причем безнаказанно.
Вспомним, что политкорректность родилась как пародия на неукоснительное следование «линии партии» в СССР. Как это часто бывает, пародия выродилась в свою собственную противоположность — в требование соответствовать «линии партии» либеральных фашистов Европы и США. Нет расизму — вовсе не значит, что нет в мире рас, цвета кожи и степени развития того или иного народа. Людоеды и дикари в современном мире продолжают быть таковыми во фраках и «мерседесах» с личным шофером. За современной политкорректностью кроются лицемерие и ложь, а потому она может оказаться опасней любых форм расизма. Политкорректность не может отменить моральные табу и заменить собой Закон Божий, как это уже пытались сделать большевики в России и нацисты в Германии. Политкорректность стала, в конце концов, формой цензуры, нарушение которой преследуется с фанатичной жестокостью. Тем самым поиск абсолютной свободы превратился в своего рода рабство духа. Человек, избавленный от старых табу, неизбежно превращается в автомат или животное, как писал об этом Иван Бунин в «Окаянных днях»: «Один орловский мужик сказал мне два года тому назад удивительные слова: «Мы, батюшка, не можем себе волю дать. Взять хотя бы меня такого-то. Ты не смотри, что я такой смирный. Я хорош, добер, пока мне воли не дашь. А то я первым разбойником, первым грабителем, первым вором, первым пьяницей окажусь».
Порождения либерального фашизма — мультикультурали́зм и «плавильный котел» — сродни физиологическому раствору для хронического больного. Краткий бодрящий эффект не способен вылечить пораженный организм, он способен только обеспечить его временную поддержку. Толерантность превратилась в эпидемию лицемерия и кривых улыбок. Дело в том, что все указанные особенности западного, современного менталитета совсем неплохи до тех пор, пока они не становятся чуть ли не законами в кодексе прав и обязанностей граждан. Этика, национализированная государством, легко превращается в свою противоположность. В итоге получился некий моральный кодекс строителей общества потребления.
Либеральный фашизм атакует христианство с такой же ожесточенностью, с какой это делали большевики и нацисты. Он разрушает семью (демографический кризис на Западе возник не на пустом месте) и затаскивает на трон государственные бюрократические институты с тем же упрямством, как это делалось в рейхе и в СССР. Вседозволенность в смычке с технократией превращает человека-творца в безликого потребителя. «Интеллектуальная» жвачка, отцом которой стал Голливуд, активно занимается растлением человеческих особей всех возрастов. Жизнеутверждающая мертвячина социалистического реализма кажется безобидной шалостью по сравнению с валом крови, жестокости и пошлости, идущим нынче с экрана. Справедливости ради нужно отметить, что еще 30-20 лет назад Голливуд умел работать для человека и во имя человека. Нынче такие фильмы встречаются все реже и реже.
Не так давно мы были удивлены откровенно враждебными по отношению к Израилю высказываниями известных русских интеллектуалов еврейского происхождения, таких как Д.Быков, Л.Улицкая и А.Кабаков. Ничего удивительного — эти творцы изящного по традиции равнялись на европейский либеральный фашизм, пусть и с православной подоплекой. В ту же степь часто гонят свои работы и доморощенные писатели, а особенно кинематографисты. В руках у либеральных фашистов деньги, кафедры, тиражи переводов, призы на фестивалях… Запад не приемлет откровенную юдофобию нацистского толка, но вот плевки в адрес Израиля и сионизма не просто приветствуются, но стали там обязательной нормой.
Упомянутые писатели-профессионалы знают свое дело и не так вредны прямой деятельностью, как орда халтурщиков от масс-медиа. Эта публика тоже должна быть благодарна либеральному фашизму, отменившему все виды цензуры. Известный композитор Арно Бабаджанян говорил: «Чем пошлее, тем башлее». Подлинная пища настоящего искусства все чаще, причем в массовых масштабах, заменяется ядом пошлости. Халтура зрелищ для охлоса идет рука об руку с халтурой промышленных изделий. Резко падает их качество. Мир либерального фашизма — мир разросшейся до недопустимых размеров социалки, в котором ленивый и бездарный получает то, что заслуживает.
Мне напомнят о тех благах, которые принес либеральный фашизм Европе и Америке, но блага эти слишком уж быстро превращаются в тяжелейшие проблемы. Да и как тут не вспомнить, что «Сталин принял страну с сохой, а оставил с ракетами и ядерным оружием», а «Гитлер победил кризис, накормил немцев и строил автобаны». Любая система, претендующая на то, что она единственно верная, рано или поздно становится формой зла.
Нынешний экономический кризис с тяжелейшими проблемами в Евросоюзе — это форма разрухи. А разруха, как верно утверждал М.А.Булгаков, начинается не в сортирах, а в головах. Искусственные догмы либерального фашизма неизбежно приведут к экономическому упадку. Отравленный мозг делает бессильным тело.
Нужен такому миру Израиль с культом Торы, со Стеной Плача и Десятью заповедями? Не только не нужен, но и враждебен, а потому мир этот делает все, чтобы разрушить Еврейское государство, заменить его очередным разлагающимся монстром наподобие Родезии или ЮАР. Поэтому и финансируются «центры мира» в Израиле, исповедующие те же принципы.
Страсть и воля к единообразию — верный признак любого тоталитаризма, «жесткого» или «мягкого». Израиль с его извечной претензией на «особое лицо» народа и его верой не может не быть оппонентом либерального фашизма. И здесь современная Европа невольно солидаризуется с фанатиками ислама, превратившими свою веру в «зеленый» нацизм.
Попытка построить тысячелетний рай для арийцев закончилась кровопролитной войной, Холокостом и Хиросимой. Эксперимент с коммунизмом для пролетарских масс — геноцидом против своего же народа. Ничем хорошим не завершится очередная отрыжка социализма — либеральный фашизм.
Но не будем преувеличивать силу наших врагов. 40 веков одиночества и сопротивления дали Израилю особую, необоримую силу. Экспансия исламистов, «война джихада против неверных» порождает нормальный и понятный отпор не только атаке агрессивного ислама, но и тем силам на Западе, которые стремятся сдать очевидному врагу не только Еврейское государство, но и свои страны. Рано или поздно власть в Европе будет вынуждена перейти от политики трусов и соглашателей к решительному сопротивлению. Не уверен, что и тогда наши «друзья» оставят Еврейское государство в покое, но, это уж точно, перестанут скармливать его мировому злу с прежним упорством.

КТО ВЫБРАЛ ОБАМУ?





ПЕССИМИСТИЧЕСКИЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ НА ФОНЕ ВСЕОБЩЕГО ОПТИМИЗМА


На одном из русских националистических сайтов прочел: «Значительную, если не основную, часть народа сейчас составляет охлос (чернь, толпа) — люмпенизированные по всей социальной вертикали слои населения, ничего сознательно не воспринимающие, лишенные самоуважения, сущностно вненациональные, и потребление сделавшие своей заветной мечтой, и непререкаемой, и единственной правдой жизни».
Здесь все понятно: новый имперский шовинизм недоволен недавним лозунгом масс: «Обогащайтесь!» Но не будем закрывать глаза на очевидную старую проблему. Потребление — нормальное состояние любого организма, в том числе и человека, но принято считать, что в потомков Адама и Евы Создатель вдохнул часть своей великой души, а потому и жить этим потомкам положено не единым хлебом и по законам Божьим.
Потомки, однако, не торопятся расставаться с животным своим началом, ни в какие «сказки» о рае и аде не верят и ставят запросы плоти превыше всего. Это данность, с которой спорить не приходится.
Демократия, конечно же, гениальное изобретение, но как дать права сознательной части населения (народу) и ограничить в этих правах охлос? В ХХ веке демократические институты достигли своих абсолютных значений. И, тем самым, проложили «толпе и черни» дорогу к избирательным урнам.
Результат не замедлил сказаться. Это только наивные люди считают, что большевики подняли из грязи никому не нужную власть над Россией. Это не так. Целых три года в кровопролитной гражданской войне охлос голосовал за Ленина и его шайку. Голосование это было чудовищным, но вполне демократическим и настолько мощным и всенародным, что в дальнейшем большевики отменили за полной ненадобностью все «буржуазные права и свободы».
Охлос победил ради принципов потребления (мечты о светлом будущем, о «свободе, равенстве и братстве» всегда были только прикрытием передела собственности), но, отказавшись от законов Божьих, массы сами стали пищей для властных людоедов. Схема эта работает безотказно, и другой не было и не будет.
Тем же демократическим путем пришли к власти фашисты в Италии и нацисты в Германии и так же, как и в России, охлос из победителя превратился в жертву своих собственных низменных страстей.
«Народ безмолвствовал». Боюсь, что безмолвствует он и сегодня. Я не знаю, что за человек и политик Барак Обама, но я знаю точно, что важной, а возможно важнейшей составляющей его успеха стала почти поголовная поддержка этого сына мусульманина американским охлосом. Вопрос — станет ли он выполнять волю этой прослойки населения? Если начнет, и сам охлос, и саму цивилизацию Запада ждут тяжелейшие потрясения.
Сказанное вовсе не значит, что лучшим президентом США стал бы соперник Обамы. Нет, и Маккейн не слишком похож на настоящего лидера нации. Видимо, в демократической системе США давно назрел кризис власти, а тут еще и «цунами» в экономике случилось.
Охлос приходит к власти на волне разного рода потрясений, когда необходимость реформ очевидна. Но массы нетерпеливы, завистливы и злобны, а потому склонны к радикальному изменению положения вещей, к решительному переделу собственности. Попросту говоря, к насилию и грабежу.
В 1932 году характер американской избирательной системы не пустил маргиналов к избирательным урнам. Президентство Рузвельта обеспечило поступательное движение экономики страны и победу над фашизмом. Станет ли новым Рузвельтом Обама, избранный по иным лекалам? В Израиле надеются, что новый президент вменяем и управляем — вот и ближайшие советники у него евреи, даже один бывший израильтянин имеется, но не думаю, что это добрый знак. Достаточно вспомнить таких властных «советников», как Генри Киссинджер или Евгений Примаков.
Утешает немногое. Охлос в России или Германии был монолитен, а потому легко поддавался гипнозу массового психоза с вершин власти. Охлос Соединенных Штатов и внешне и внутренне неоднороден. Между китайской, еврейской общиной, «латиносами» или афроамериканцами общего мало.
Новая власть в США сделает, конечно же, попытку отблагодарить всех своих избирателей. Об этом громогласно объявил новоизбранный президент. Но найдет ли он, с помощью своих помощников-либералов, общий для всего охлоса ход для выражения этой самой благодарности? В общем, вопрос за вопросом — и в этом я не вижу ничего хорошего. Непредсказуемая власть крайне опасна, как опасны разборки между группами «черни и толпы». Избрание Обамы может стать прологом гражданской, если не войны, то смуты в государстве, вконец разложенном фальшивыми принципами политкорректности, в результате которой народ стал терять власть, а охлос ее обрел.
И не случайно избрание Обамы с восторгом принял Третий мир. Этому миру кажется, что Барак Хусейн Обама — свой и политика США изменится в корне. И снова вопрос, причем, вопрос грозный для Израиля.
В последние годы политическая элита Иерусалима подпала под полную зависимость от Вашингтона. Когда в Белом доме сидел Буш, это было не так опасно. «Тезке» (ведь фонетически совпадают имя одного и фамилия другого) министра обороны Израиля на первое время хватит забот у себя дома, но затем наступит час внешней политики и, боюсь, что новое «Осло» и полная капитуляция неизбежны, если у власти в Еврейском государстве не окажется вменяемое правительство, готовое отстаивать свои, а не чужие интересы, ничего общего не имеющие с задачами и целями охлоса.
                                                                         2008 г.

УРОД И КАРЛИК УБИЛ КИРОВА

Чтение на выходные«Сталин. Жизнь одного вождя» Олега Хлевнюка

«Воздух» публикует главу «Убийство Кирова» из только что вышедшей научно-популярной книги историка Олега Хлевнюка об Иосифе Сталине.
КНИГИ 

Убийство Кирова

Киров был убит в штаб-квартире ленинградских большевиков Смольном 1 декабря 1934 г. После покушения на Ленина в 1918 г. это был единственный успешный теракт против высшего советского лидера за всюсемидесятилетнюю историю советской власти. Однако особый интерес историков к гибели Кирова определяется не этим, точнее, не только этим. После выстрела в Смольном произошло новое ужесточение репрессивного курса, которое нередко рассматривают как непосредственную предпосылку Большого террора 1937–1938 гг. и окончательного утверждения сталинской диктатуры. Явные политические выгоды, которые извлек из убийства Кирова Сталин, породили подозрения о его причастности к организации этого теракта. Они стали частью советской официальной пропаганды в период хрущевской десталинизации и горбачевской перестройки. Хотя обычно вмешательство политиков в трактовки прошлого контрпродуктивно, в данном случае мы имеем дело с исключением. Многочисленные комиссии, созданные при Хрущеве и Горбачеве, собрали и исследовали большое количество фактов, касающихся убийства Кирова. Опираясь на эти факты, мы можем представить достаточно полную картину как террористического акта в Ленинграде, так и его последствий.
1 декабря вечером в Ленинграде, в Таврическом дворце, должно былосостояться собрание партийного актива с докладом Кирова об итогахпленума ЦК ВКП(б), который состоялся накануне в Москве. Речь шла о предстоящей отмене карточной системы — вопросе, который затрагивал интересы практически всего населения страны. Сообщение о проведении актива было заранее помещено в газетах. С утра 1 декабря Киров готовился к докладу. Около 16 часов он вызвал машину и отправился к себе на работу, в Смольный. Киров вошел в Смольный через главный подъезд и поднялся на третий этаж, где размещался обком партии и кабинет самого Кирова. Киров пошел по главному коридору третьего этажа и повернул налево в маленький коридор к своему кабинету. Обязанность сопровождать Кирова в его передвижениях внутри Смольного лежала на охраннике М. В. Борисове. Он следовал в некотором отдалении. Когда Киров свернул в маленький коридор, Борисов еще некоторое время шел по главному коридору, упустив охраняемого из вида.
В тот же день, 1 декабря 1934 г., бывший работник Ленинградского обкома ВКП(б), член партии Л. В. Николаев готовился застрелить Кирова. О причинах, которые толкнули Николаева на террористический акт, будет сказано далее. Пока же зафиксируем действия Николаева 1 декабря. Изначально план Николаева состоял в том, чтобы попытаться убить Кирова на партийном активе в Таврическом дворце. Но чтобы попасть туда, нужен был пригласительный билет. За ним Николаев и отправился в Смольный, надеясь на помощь знакомых. В Смольный он беспрепятственно прошел по партийному билету. Это была обычная практика. Слоняясь по коридорам, Николаев неожиданно увидел Кирова, который шел ему навстречу. Николаев отвернулся и пропустил Кирова вперед. Поскольку между ним и Кировым никого не было, Николаев решил привести свой план в действие немедленно. Он свернул за Кировым в маленький коридор, подбежал и выстрелил Кирову в затылок. Тут же Николаев попытался выстрелить себе в висок, но ему помешали. Все произошло быстро и неожиданно. Подоспевший охранникБорисов, а также другие сотрудники Смольного увидели окровавленного Кирова лежащим на полу. Смерть наступила мгновенно.
В Смольный были вызваны врачи и руководители Ленинградскогоуправления НКВД. Позвонили в Москву Сталину, застав его в кремлевском кабинете. Получив известие о гибели Кирова, Сталин срочно провел несколько совещаний. 2 декабря рано утром специальным поездом он во главе большой команды прибыл в Ленинград. В тот же день Сталин вместе с другими членами московской комиссии допрашивал Николаева. Сталин не мог не заметить, что Николаев не походил на твердого, убежденного идейного террориста.
В декабре 1934 г. Леониду Васильевичу Николаеву было 30 лет. Он родился в рабочей семье в Петербурге. Рано потерял отца. Семья жила в нужде. Леонид, болевший рахитом, до 11 лет не мог ходить. Сохранившиеся материалы призывов на военную подготовку зафиксировали физические недостатки двадцатилетнего Николаева: длинные до колен руки, короткие ноги, удлиненное туловище, рост около 150 см. Николаев часто болел, отличался плохим характером и неуживчивостью, хотя первоначально его карьера складывалась достаточно благополучно. Благодаря «правильному» социальному происхождению Николаев попал на работу в комсомол, вступил в партию, что открыло путь для занятия хороших «хлебных» должностей, в том числе в Ленинградском обкоме партии, где он позже убил Кирова. Однако склонный к конфликтам Николаев нигде не задерживался надолго. В последние месяцы перед терактом он слонялся без работы, писал жалобы в разные инстанции, вынашивал планы мести. Многочисленные записи, дневники и письма, изъятые после ареста у Николаева, свидетельствовали о его метаниях и психической неуравновешенности. Он жаловался на несправедливость, просил дать работу и путевку на курорт, угрожал,становился в позу борца, имя которого войдет в историю наряду с великими революционерами прошлого.
Свою роль в нарастании отчаянных настроений Николаева играли отношения в семье. С будущей женой Мильдой Драуле Николаев познакомился на комсомольской работе. Судя по всему, это была привлекательная молодая женщина. В 1934 г. ей исполнилось 33 года. В отличие от Николаева, ее карьера складывалась благополучно. В 1930 г. благодаря старым связям Мильда попала на техническую должность в Ленинградский обком. С 1930-х годов и до сих пор широкое распространение имеет версия об интимных отношениях между Кировым и Драуле. Киров вряд ли был вполне счастлив в бездетной семейной жизни. Немолодая, на четыре года старше Кирова, жена постоянно болела и проводила многие месяцы в санаториях и домах отдыха. Хотя вопрос об отношениях Кирова и Драуле остается открытым, связь между ними вполне вероятна. Даже если Николаев не верил этим слухам, они могли отразиться на его отношении к Кирову.
Такого человека привели к Сталину в Смольный 2 декабря. Несомненно, Сталину сообщили основные данные о служебно-партийных злоключениях Николаева, возможно даже, осторожно проинформировали о слухах по поводу Драуле. Версию террористического акта озлобленного и не вполне вменяемого одиночки, несомненно, подкреплял сам облик Николаева. Перед членами московской комиссии он предстал вскоре после сильного истерического припадка, последовавшего за убийством Кирова и неудачного самоубийства. Находившийся вместе со Сталиным Молотов запомнил Николаева таким: «Замухрышистого вида [...] Невысокий. Тощенький... Я думаю, он чем-то был, видимо, обозлен [...] обиженный такой».
Вряд ли большее, чем Молотов, мог рассмотреть в Николаеве и Сталин. Однако версия психически неуравновешенного убийцы-одиночкисовершенно не устраивала советского вождя. Еще до выезда в Ленинград на встречах в Кремле был согласована официальная трактовка убийства Кирова, вполне отражавшая направление мысли Сталина. На следующий день советские газеты сообщили, что Киров погиб «от предательской руки врага рабочего класса». Ничего удивительного в этом не было. От чьей еще руки мог погибнуть член сталинского Политбюро? От руки обиженного, психически нездорового члена партии? От руки обманутого мужа? Конечно, нет! Только от руки коварного врага. Допустить иное означало дискредитировать не только Кирова, но и весь режим, неспособный защитить своих вождей от случайного выстрела ненормального одиночки. Эти общие соображения в расчетах Сталина совмещались с его крайней подозрительностью и заботой о личной власти.
Перед возвращением в Москву вечером 3 декабря Сталин дал поручение сфабриковать дело о причастности Николаева к организации бывших оппозиционеров, сторонников Зиновьева, «вотчиной» которого в 1920-е годы был Ленинград. Эту задачу предстояло выполнить московским следователям НКВД, а также политкомиссарам Сталина, оставшимся в Ленинграде, — Н. И. Ежову и А. В. Косареву. Два года спустя, на февральско-мартовском пленуме 1937 г., в присутствии Сталина Ежов так рассказал об этом поручении: «[...] Начал т. Сталин, как сейчас помню, вызвал меня и Косарева и говорит: «Ищите убийц среди зиновьевцев». С формально-юридической точки зрения поставленная Сталиным задача была невыполнима. Николаев не только никогда не состоял в оппозициях, но даже не проходил по оперативным материалам НКВД как сочувствовавший оппозиционерам. Обвинения против зиновьевцев можно было только сфабриковать. Именно это чекисты и сделали. Руководил делом Сталин. За время следствия ему было направлено около 260 протоколов допросов арестованных и большое число спецсообщений. Сталин неоднократно лично встречался с руководителями НКВД, Прокуратуры и Военной коллегии Верховного суда для обсуждения вопросов следствия и суда. Как свидетельствуют документы, Сталин лично определил сценарий судебных заседаний и составы групп подсудимых по делу Кирова.
В точном соответствии со сталинскими указаниями в конце 1934 — начале 1935 гг. были проведены судебные процессы. Десятки бывшихоппозиционеров, к которым присоединили Николаева, приговорили к расстрелу или к заключению. На осужденных тогда же бывших лидеров оппозиции Зиновьева и Каменева возложили политическую и моральную ответственность за убийство Кирова. Все эти процессы были грубо сфабрикованы. Сталин расправился со старыми политическимисоперниками, обвинив их в преступлениях, которых они не совершали.
Использование Сталиным убийства Кирова в своих интересах всегда вызывало большие подозрения. Многие обвиняли Сталина в организации этого теракта. Первые реальные попытки проверки таких обвинений были предприняты в период хрущевской оттепели и продолжались с большим перерывом до начала 1990-х годов. В результате расследований были выявлены некоторые подозрительные факты. Однако в целом решающих доказательств причастности Сталина к убийству Кирова до сих пор нет и, видимо, уже не будет.
Коротко напомню суть версии о сталинском заговоре против Кирова, которая до начала 1990-х годов преобладала в литературе. Недовольный растущей популярностью Кирова, Сталин решил расправиться с ним, а затем использовать это убийство как повод для массовых репрессий. С этой целью Сталин дал прямое или косвенное поручение руководителю НКВД Г. Г. Ягоде. Тот, в свою очередь, направил в Ленинград нового заместителя начальника управления НКВД И. В. Запорожца, который непосредственно на месте готовил теракт. На роль исполнителя был подобран Николаев. Его вооружили и всячески опекали. Когда Николаева, пытавшегося осуществить теракт и до 1 декабря, задерживали сотрудники НКВД, Запорожец добивался его освобождения. После теракта «заговорщики» убрали охранника Кирова Борисова, который якобы много знал. 2 декабря его везли на грузовом автомобиле на допрос к Сталину и в результате подстроенной аварии убили. Таковы основные звенья версии заговора Сталина.
Нужно признать, что практически все из этих аргументов являютсяуязвимыми. Прежде всего, неясны мотивы, по которым Сталин мог решиться на столь рискованный шаг. Киров, как уже говорилось, не составлял никакой политической конкуренции Сталину и был его верным клиентом. Не слишком убедительны также конкретные доводы. Начнем с оружия. Представление о том, что наличие револьвера у Николаева было фактом исключительной важности, неверно. В начале 1930-х годов еще не существовало тех строжайших ограничений на владение оружием, которые начали внедряться позже, в том числе под влиянием убийства Кирова. Револьвер Николаева был приобретен им в 1918 г., когда страну буквально наводнило оружие. Николаев владел им вполне легально в течение 16 лет. И это не было исключением, по крайней мере для членов партии.
Теперь о задержаниях Николаева сотрудниками НКВД до 1 декабря и его «чудесных» освобождениях. Документально установлен один такой инцидент, а не несколько, как иногда говорится в литературе. 15 октября 1934 г. Николаев был задержан сотрудниками НКВД у дома Кирова, но вскоре освобожден. Судя по показаниям самого Николаева, в тот день он случайно встретил Кирова и его сопровождающих и пошел за ними до дома Кирова. Однако подойти к Кирову ближе, чтобы вступить в разговор, не решился. «Тогда у меня не было мысли о совершении убийства», — утверждал Николаев на допросе 2 декабря. Проверив документы, Николаева отпустили. После убийства Кирова этот факт, зафиксированный в сводках происшествий, специально расследовался. Сотрудники НКВД, освободившие Николаева, объяснили свой поступок просто и убедительно. Личность Николаева была вполне установлена. Он предъявил партбилет, а также старые удостоверения о работе в Смольном. Поэтому попытка Николаева подойти к Кирову с просьбой о предоставлении работы была признана «естественной и не возбуждающей подозрения». Если же предположить, что Николаева освободили по приказу сверху, то этот факт невозможно было бы скрыть во время следствия в декабре 1934 г.
Одно из центральных мест в версии заговора против Кирова занимает гибель охранника Борисова. Со второй половины 1933 г. численность охраны Кирова возросла до 15 человек. Каждый охранник имел свои функции. В обязанности Борисова входило встречать Кирова у подъезда Смольного, сопровождать его до кабинета, находиться в приемной во время работы Кирова и сопровождать его обратно от кабинета до выхода из Смольного. Кроме Борисова, охрану Кирова при передвижении по коридору третьего этажа обеспечивал еще один сотрудник НКВД — дозорный подвижного поста Н. М. Дурейко. В момент убийства он двигался навстречу Кирову по малому коридору. Можно сказать, что Дурейко не успел предотвратить теракт в той же мере, что и Борисов, следовавший за Кировым. Однако интереса к Дурейко, разделявшему ответственность за охрану Кирова с Борисовым, сторонники версии заговора не проявляли. Хотя логичным выглядит вопрос: если «заговорщики» расправились с Борисовым, то почему оставили в живых Дурейко?
Знаменитое отставание Борисова от Кирова, которое позволило Николаеву совершить выстрел, при внимательном изучении фактов не выглядит столь уж таинственным. Представьте себе 53-летнего охранника, который служит у Кирова с 1926 г., с момента перевода Кирова в Ленинград. Все эти годы изо дня в день он неотступно следует за хозяином, охранять которого совсем непросто. По многим свидетельствам, Киров не любил, когда охранники следовали за ним слишком близко, а иногда позволял себе даже убегать от телохранителей. Борисов все это знал и старался не досаждать шефу. 1 декабря в коридоре Смольного он, как обычно, держится на расстоянии. К тому же Киров несколько раз останавливается в коридоре для коротких разговоров. В такие моменты близко подходить к Кирову Борисов тем более не хотел. Ничего необычного в этом не было.
2 декабря Борисова решила допросить московская комиссия. Его срочно отправили в Смольный в сопровождении двух сотрудников НКВД. Все легковые машины были в разгоне (факт вряд ли неожиданный, если учесть приезд в Ленинград огромного десанта из Москвы), и Борисова повезли на грузовике. Автомобиль оказался неисправным. Водитель потерял управление и въехал в один из домов. Борисов, сидевший как раз у того борта машины, который врезался в стену, ударился об эту же стену головой. Не приходя в сознание, он скончался в госпитале. В основном такую картину рисуют данные расследований и экспертиз, проведенные в разное время. Эта картина представляется вполне убедительной. Сторонники версии заговора отрицают случайность аварии. Они утверждают, что Борисов был убит. При этом безответа остается, возможно, главный вопрос: каким образом допрос Борисова Сталиным мог угрожать «заговорщикам»?
Очевидно, что версия об участии Сталина в убийстве Кирова является типичным примером теории заговоров. Она исходит из того, чтоизвлеченная выгода является главным доказательством причастности. Она отрицает возможность случайностей и обычной бестолковщины. Хотя именно такие предположения, учитывая все обстоятельства теракта в Смольном, напрашиваются в первую очередь. Кроме того, «заговору» Сталина придается такое значение, какого он явно не заслуживает. Даже если предположить, что Сталин действительно был организатором убийства Кирова, это немногое добавляет к пониманию истории сталинского периода и самого Сталина. Такое преступление можно было бы назвать самым безобидным из того, что совершил советский диктатор.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..