среда, 25 декабря 2013 г.

В РОССИИ ЗАПРЕТИЛИ МАТ

Госдума одобрила в первом чтении запрет мата в книгах и фильмах
12.04.2013
Плакат "У нас в помещении не матерятся"
Плакат "У нас в помещении не матерятся"
РЕКЛАМА

Госдума одобрила в первом чтении закон о запрете мата в теле- и радиоэфире, фильмах, книгах, а также на массовых мероприятиях. Как передает РИА "Новости", за принятие документа был подан 441 голос при необходимых 226, два депутат воздержались. Против не выступил никто.
Законопроект подготовили депутаты-единоросы, а также члены Совета федерации. Он был внесен в Думу в декабре 2012 года. Согласно документу поправки вносятся в законы о государственном языке и о государственной поддержке кинематографии, а также в ряд других нормативных актов.
В частности, в КоАП будет включена особая статья. Нарушение запрета на использование мата будет караться штрафами от 2 тысяч до 2,5 тысячи рублей для граждан, от 4 тысяч до 5 тысяч - для должностных лиц и от 40 тысяч до 50 тысяч - для юридических лиц.
Фильмы с нецензурной бранью согласно принимаемому закону не смогут получить прокатного удостоверения.
Ко второму чтению проект предполагается доработать с учетом замечаний думского комитета по культуре. В частности, комитет предложил уточнить вопрос о запрете мата в произведениях художественной литературы, настаивая на возможности его употребления для реализации художественного замысла.
В понедельник президент Путин подписал закон, вводящий штрафы за использование нецензурной лексики в СМИ. Статья 13.21 КоАП (нарушение порядка изготовления или распространения продукции средства массовой информации) дополнена частью 3 с новым составом правонарушения. Наказание за изготовление или распространение содержащей мат продукции СМИ предусматривается в виде штрафа с конфискацией предмета правонарушения. Что именно будет конфисковаться, в законе не уточняется.
Кроме того, часть первая статьи 4 закона о СМИ дополнена пунктом о нецензурной брани. В феврале такую поправку предложил внести ко второму чтению один из авторов законопроекта вице-спикер Госдумы единорос Сергей Железняк. "Если СМИ будет настойчиво нарушать закон, то кроме штрафа может добиться предупреждения, а после повторного предупреждения - и закрытия, чего бы не хотелось", - сказал он. Представитель Госдумы в Конституционном суде Дмитрий Вяткин подчеркнул при рассмотрении законопроекта, что на интернет-СМИ законопроект тоже распространяется.

 Дело не в мате, а в практике запрета всего и вся. Такая пошла полоса. Лжецы, лицемеры и ханжи очень любят запрещать. Я думаю,  когда российская Дума начнет РАЗРЕШАТЬ и жизнь в стране наладится.

ТЯЖКИЙ ЯКОРЬ ЯЗЫКА


Мы, евреи, всердцах можем называть Россию как угодно - родиной-уродиной, мачехой, империей зла, но родной язык никак иначе не назовешь. Язык этот, как тяжкий якорь, приковывает нас к тому пространству, в котором мы родились. 

С учеными, художниками, музыкантами (репатриантами и эмигрантами) все проще - они говорят на своего рода эсперанто от наук и искусств. А вот писателям, поэтам, журналистам деваться некуда, язык - единственный инструмент, которым мы хорошо владеем. По себе знаю, так как и на 17-м году репатриации приходится работать в России. Рука не поднимется бросить камень в Игоря Губермана, Феликса Канделя или Дину Рубину. Где, по большей части, твой читатель, там и ты сам вынужден присутствовать. Вот и получается: дом в Иерусалиме, а читатель, зритель, слушатель - в тысячах километрах от дома. Впрочем, при наличии современных средств сообщения это не кажется мне неразрешимой и трагической проблемой.
Твой дом - это одно. Место работы - совсем другое. Жить в стране, если ты не считаешь ее своей, еще можно, и это доказано многими значимыми личностями разных национальностей, но жить в стране, которая не считает тебя своим, нельзя категорически. Здесь я вижу трагедию еврейской пишущей братии в России.

Выходов несколько. Можно всеми способами мимикрировать, притвориться не тем, кем тебя произвели на свет родители. Дм.Быков, Л.Улицкая, А.Кабаков - примеров достаточно, но для людей иных нравственных характеристик все сложнее и мучительней. Они пытаются страну, издревле отторгающую их, превратить в свое царство-государство. Отсюда современные диссиденты вроде Шендеровича, Минкина или Веллера. Есть еще одна разновидность мастеров пера, чей усталый цинизм мне всего ближе. Позиция Леонида Радзиховского кажется мне самой приемлемой. Он честен по отношению к себе и к народу, среди которого живет. Он не желает быть горланом-главарем, ясно осознавая свою чуждость "коренному" населению. Его критика того мира, в котором он живет, ясна и беспощадна, но он отказывается давать этому миру советы и указывать пути к светлому будущему. Этот "печальный клоун" русской журналистики не видит света в конце туннеля, и такая позиция кажется мне в тысячу раз более честной и плодотворной, чем революционный зуд многих его коллег.

Попробую объяснить, почему.

Недавно героически погибший Марк Дейч в своей книге "Коричневые" писал: "Нацизм в России больше чем нацизм. "Почему больше?" - спросите вы. Ответ прост. Нет сегодня второго такого государства в мире, где было бы столько нацистских и неофашистских партий, сколько их ныне в России". Книга Дейча была издана в 2003 году, но с тех пор на бескрайних просторах северной державы ничего не изменилось. Боюсь, что стало еще тревожней. Четыре года назад в Интернете вели свою пропаганду 800 откровенно юдофобских сайтов, а сегодня их количество перевалило за тысячу.

Активисты упомянутых сайтов - антисемиты зоологические. Потребитель коричневого пойла - антисемит, скажем так, ботанический. Боюсь, что большую часть населения Российской Федерации можно отнести к этой "мягкой" категории юдофобов. Только наивный человек может этим утешиться. Хрен редьки не слаще. Но как раз об этом и молчат наши диссиденты, будто их, евреев, это не касается. Власть "воров и жуликов" их волнует чрезмерно, им свободные выборы подавай, будто не знают, кто на этих выборах победит. Когда я слушаю таких борцов с режимом как Е.Альбац или Г.Каспаров, мне начинает казаться, что и эти замечательные люди охвачены своего рода страстью к мимикрии. Им бы говорить о чрезмерно возросшей нацистской опасности в России, так нет же, волнуют их какие-то немыслимые демократические институты и власть кремлевского тандема, и в волнении этом они готовы стоять на трибуне рядом с теми, кому в прежние времена порядочный человек руки бы не подал. Они о временах Ельцина тоскуют! Забыли, что ли, что именно тогда были открыты шлюзы для любой коричневой пропаганды в России?! Диссиденты-евреи убеждены, и не без обоснований, что бороться в России с антисемитизмом - пустая трата времени, и почему при этом они уверены, что им по силам одержать победу в борьбе за демократию и права человека, совершенно непонятно. Юдофобия накрепко связана с прочими недостатками национального сознания в России. Пока жива она и процветает, ничего в этой стране к лучшему не изменится.

Так почему же множатся вокруг Кремля упомянутые диссиденты? Вполне возможно, потому, что отсутствует государственный антисемитизм (относительно, конечно). Нам, мол, дают возможность заниматься тем, чем хотим, и пользоваться всеми благами общества, в котором живем, а то, что на дверях наших квартир и домов малюют свастики, это не смертельно. Понимаю: мне, гражданину еврейского государства, легко об этом говорить. Они же, бедняги, просто обязаны проявлять широту интересов, а не национальный эгоизм. Бороться со злом властей высочайше разрешено - они и борются, причем небескорыстно. Достаточно вспомнить раскрученную поэтическую спираль Быков&Ефремов. Способность приспосабливаться к любым обстоятельствам - один из талантов народа Торы. Вот и приспосабливаются, тем более что им позволяют это делать.

Один московский еврей сказал мне как-то: "Почти каждое утро на лобовом стекле моей машины кто-то пишет "жид". Стираю и думаю: я-то езжу на "мерсе", а он, сволочь, наверняка ходит пешком, вот и злобствует из зависти". Слабое, на мой взгляд, утешение... Завтра сей злобный тип решит не ограничиваться писаниной и разобьет стекло его "мерседеса", а послезавтра мой знакомый вспомнит, что такое погром на Руси. И проблема усугубляется тем, что у хозяина дорогой машины есть дети и внуки.

Нет, не понять мне терпение и ожидание тех, кого давно уже отторгла и продолжает отторгать Россия. В Израиль их даже не зову, потому что сам приехал сюда исключительно по любви - любви к своим корням, к родине предков, к своему еврейству. А те, кто этой любви не испытывает, пусть живут где хотят. Но почему они так упорно прилепились к той стране, где каждый день на ветровых стеклах их машин малюют слово "жид"?! Как там у Александра Галича, в посвящении Михоэлсу:

Ни гневом, ни порицанием 
Давно уж мы не бряцаем, 
Здороваемся с подлецами, 
Раскланиваемся с полицаем. 
Не рвемся ни в бой, ни в поиск - 
Все праведно, все душевно. 
Но помни: отходит поезд! 
Ты слышишь? Уходит поезд 
Сегодня и ежедневно... 
........................................... 
И только порой под сердцем 
Кольнет тоскливо и гневно: 
Уходит наш поезд в Освенцим! 
Наш поезд уходит в Освенцим 
Сегодня и ежедневно! 

Тебе указывают на дверь и орут хором, пока что без рукоприкладства: "Пошел вон!", а ты упираешься, улыбаешься и делаешь вид, что это какая-то ошибка, что тебе там рады, что ты вовсе не гость в их доме, ты свой и не собираешься покидать этот дом. На самом деле евреи как были незваными гостями в России, так и остались ими.

Есть же выход. Есть возможность заняться своей культурой, своей религией, своей историей. Есть в России и такие евреи, и им в голову не приходит исправлять мир, в котором они по стечению обстоятельств родились. Цель этих людей мне понятна, а мужество симпатично. Мало того, я думаю, что приверженностью к своим корням они, являясь по сути гостями в той стране, приносят ей пользу гораздо большую, чем те, кто мнит себя ее хозяевами.
Все мы, те, кого приковывает к российской почве якорь языка, немолоды, а юного дыхания за спиной что-то не слышно. Пройдут годы, и эта проблема решится сама собой. Не в нас, гражданах Израиля, дело, а в тех, кто остался там, откуда мы уехали, и все еще пытается сохранить хорошую мину при плохой игре: стоит на пороге и ждет, как это уже бывало неоднократно, пинка в зад. И это в лучшем случае.

Вспомним еще об одном упрямом госте, большом таланте, которого тяжкий якорь языка приковывает к России. Он тоже приспосабливается и согласен терпеть, не в силах совладать с якорной цепью. Он уверен, что раньше было еще хуже. Жванецкий Михаил (на снимке) давно научился улыбаться сквозь слезы: "Что хорошо в России - все живут недолго, сволочи в том числе, поэтому весь вопрос в терпении. И все же взамен мрачных и одинаковых появились несчастные и счастливые. И весь этот кипяток со всеми его бедами и загадками все-таки больше похож на жизнь, чем та зона, где тюрьма, мясокомбинат, кондитерская фабрика и обком партии выглядели одинаково". Что правда, то правда, только непонятно, почему знаменитый писатель решил, что кипяток - среда, пригодная для жизни.

В России осталось не так уж много евреев. "Процесс пошел", и его, как мне кажется, уже не остановить. Я понимаю тех героев, кто способен пройти по улицам Москвы или Питера в кипе. Тех, кто сумел вернуться к своим корням в чужом и враждебном мире. Несмотря ни на что, я способен понять Жванецкого или Радзиховского, но я не могу понять нынешних евреев-революционеров, занятых почему-то не защитой самого себя, своих детей и своего народа, а просвещением и спасением тех, кто издавна ненавидит и презирает их. Как все-таки грустно, что история ничему не учит даже такой, по общему мнению, неглупый народ как евреи. 

ПОДВИГ НИКОЛАСА ВИНТОНА


Прошу  не только прочитать эту статью,
но и переслать её друзьям и знакомым.


КАК СТАТЬ МЭРОМ?



 Лет 15 назад брал интервью у мэра Хайфы Амрама Мицны, а потом никак не мог понять, как такой человек смог стать хозяином большого города. Наконец, понял. Спасибо анекдоту. 
Мэр Хайфы с женой гуляли по городу. Вдруг из строящегося здания кто-то окликнул супругу мэра:
— Сара! Как у тебя дела?
— Слава Б-гу!
Они прошли еще немного, и мэр спросил: кто это был?..
— Однокурсник Хаим, когда-то мы думали пожениться, — ответила жена.
— Вышла бы за него и была бы женой какого-то строителя, — сказал мэр, — а так стала женой мэра.
— Если бы я вышла за него — мэром Хайфы был бы он!

ПРОСТО ЖЕНЩИНА рассказ

                                                     Моя мама с внуком Семеном
 Сегодня, когда разная сволочь вновь потирает ручки в предчувствии очередной войны, когда война эта кажется ожиревшему человечеству чем-то, вроде забавы; когда политики всего мира охотно лезут в эту кровавую игру, мечтая сорвать банк, самое время вспомнить, что значит война для людей простых, вдали от роскошных бомбоубежищ, гарантирующих властям жизнь даже в случае ядерного удара.

Читаю старых авторов и наслаждаюсь самой вязью слов. Сколько в давних текстах поэзии без претензии на поэтичность, подлинной мудрости и пророчеств. В знаменитом сборнике «Физиология Петербурга» есть такая фраза: «О Петербурге привыкли думать как о городе, построенном даже не на болоте, а чуть ли не в воздухе».
Громады дворцов, гранит набережной, медь памятников – все это парит над землей, а парящее в любой момент способно испариться, исчезнуть.
Питер – город мученик, страдалец. А герой потому, что каждый раз упрямо восставал из праха, преодолевал коллапс, чудом начинал дышать вопреки всему, вопреки самой смерти и ужасу невесомости.
Однажды спасла Питер моя мама. Не позволила ему подняться в воздух и раствориться без остатка в черном космосе.
Говорят, говорят, что-то кому-то доказывают. Где были евреи на войне? Я не знаю этого. Я знаю, где была моя мама, мой отец, мои дядья. Этих знаний достаточно. Мне достаточно. Всегда было достаточно. Мне не нужны доказательства еврейского героизма и разговоры на эту тему.
Моя мама была в тылу, если можно назвать тылом блокаду, а не сидела в окопе. Однако смерть была рядом с ней каждую минуту. Мама не вытаскивала раненых с поля боя, не ходила в разведку. Все 900 дней блокады Ленинграда она проработала в Куйбышевской больнице на Литейном проспекте, а жила всего лишь в полутора километрах от этого, военного в ту пору, госпиталя, на углу Кирочной и того же Литейного.
– На саму работу силы еще были, – говорила мама. – Вот добраться до госпиталя…. Однажды я упала и долго не могла встать, а потому и опоздала ровно на 15 минут. В это время в левый флигель больницы попал снаряд, прямо в операционную попал, где я должна была дежурить. Все там погибли, а я осталась жива, потому что поскользнулась, упала и долго не могла подняться, пока мне не подал руку случайный прохожий.
– Кто это был? – спросил я у мамы.
– Какая разница? – сказала она. – Я и не помню, как он выглядел. Шинель только помню, очень длинную шинель. Вытащил он меня из сугроба и пошел дальше. Вот и все…. Нет, он спросил: «Идти сможешь?» Я ответила, что смогу, и он ушел.
Мама рассказывала о блокаде просто, «без выражения». Точно так же говорила она о необходимости купить в магазине хлеб, сметану и двести граммов сыра или просила отнести в прачечную, на углу Моховой и улицы Пестеля, грязное белье.
Именно поэтому я верил каждому слову мамы и рассказы ее о блокаде обычно слушал с жадным вниманием, усматривая в них некую мистическую особенность, тянул «одеяло на себя» и думал примерно так: «Удивительное дело! Я родился сразу после войны только потому, что мама поскользнулась, упала, опоздала на работу, а потому и осталась в живых. Я родился, потому что какой-то неизвестный человек в длиннополой шинели подал маме руку и ушел, может быть навстречу своей смерти, но спас жизнь случайно встреченной женщине».
И вообще, сколько раз Гитлер пытался убить мою маму, а значит, и меня, тогда даже не зачатого, не родившегося? Сколько было потрачено металла, взрывчатки, керосина для бомбардировщиков, человеческих, жизней и даже ткани на солдатскую форму, чтобы убить мою маму и не дать ей возможность родить сразу после войны сына.
И еще я думал, что огромный город выстоял вопреки всему только затем, чтобы хоть кто-то из женщин Ленинграда остался жить и родил сына. Медный всадник сохранил сам себя с этой целью, и Зимний дворец, и липы Летнего сада – все это осталось, чтобы родился я, накануне нового, 1946-го, года.
Лестно думать о городе, как о хранителе твоей жизни. Так я, захваченный манией величия, относился к Питеру всегда и отношусь до сих пор с нежной любовью и благодарностью. Город выстоял, не исчез в ту страшную войну благодаря своей удивительной, неземной красоте и мужеству тех, кто не только сражался в кольце блокады, но просто остался в погибающем городе и выжил чудом, заслонив своими телами гранит набережной, павильоны Росси и Михайловский замок…
«Петербургу быть пусту», – пророчествовал Дмитрий Мережковский. Странный этот город, фантом – умирал много раз, но каким-то чудом остался на земле. Город, стоящий на костях своих строителей, пропитанный кровью миллионов погибших от голода, пуль, бомб и снарядов, остался цел вопреки всем обстоятельствам, а не благодаря им.
А как красиво хоронил Питер Федор Михайлович Достоевский: «Петербургское утро, гнилое, сырое и туманное. Мне сто раз среди этого тумана задавалась странная, но навязчивая греза: а что как разлетится этот туман и уйдет кверху, не уйдет ли с ним вместе и весь этот гнилой, склизлый город, подымется с туманом и исчезнет как дым, и останется прежнее финское болото, а посреди его, пожалуй, для красы бронзовый Всадник на жарко дышащем, загнанном коне».
«Склизлый»! Мой компьютер не знает этого слова, подчеркивает его красной чертой. Глупый, глупый компьютер. Двор-колодец, в котором прошло мое детство, был мощен булыжником. Осенью камни эти темнели до черноты. Притронешься – склизкие. Само слово, рожденное Петербургом.
Питер – «склизлый» на ощупь, но еще и скользкий, готовый соскользнуть, рухнуть в пропасть безвременья или «подняться с туманом в воздух».
Как тут не вспомнить ту фразу В. Белинского из «Физиологии Петербурга» – о городе, растворенном в облаках…
Не поднялся Питер тогда, не исчез в низком свинцовом небе, глубоко врос в землю и слишком тяжел был. И не только за счет дворцов, статуй и булыжников мостовой, а потому еще, что осталась в нем моя мама. Сорок килограммов весу в ней было, даже через год после прорыва блокады, но и этот вес маминого тела спас город на Неве.
Не знаю, какие силы помогли ей подняться, не умереть в снегу по дороге на работу, зато знаю, кто спас маму от верной смерти в январе 1942 года, когда лежала она под ворохом одеял в черной, промерзлой комнате. Даже голод не чувствовала мама, а просто жила одним слабым дыханием в ожидании смерти.
Тогда вошла в комнату соседка Тамара и взяла со стола хлебные карточки мамы. Она сказала: «Извини, Лия, ты все равно умрешь, а я, может, и протяну еще…» Сказала так и ушла, еле-еле передвигая ноги. Большая часть людей в блокаде передвигалась очень медленно. Она ушла так, как никогда не уходят воры. «Будто во сне», – говорила моя мама. В тот день она вообще не могла двигаться, даже медленно.
И медленно шел через город ее брат Моисей. Он работал на Ижорском заводе. Завод этот не только ремонтировал танки, но и мастерил буржуйки для замерзающего Питера.
Вот такую печь тащил мой дядя на саночках через весь город. Он очень любил свою сестру и мою маму. Он поднял чугунную печь на третий этаж и внес ее в комнату моей мамы, может быть, за минуты до ее тихой смерти.
– Погоди, – сказал он маме, отдышавшись. – Не умирай.
И поставил буржуйку на лист железа, и вывел трубу в форточку, и превратил последний стул в дрова, и поставил на печь котелок с водой, а когда вода закипела, бросил в котелок брикет пшенной каши с салом….
Моисей осторожно кормил мою маму с ложечки - этой, совсем не кошерной, пищей.
Потом он сломал в соседней комнате большой платяной шкаф. А мама уже понимала жизнь, и слышала удары топора, и теперь не хотела умирать, и подумала о тех украденных карточках и о том, что нет ничего плохого в факте их кражи на глазах у погибающей от голода хозяйки.
Теперь, когда брат Моисей оставил на полу у печи весь свой офицерский паек – две банки тушенки и кирпич черного хлеба – и этой еды ей должно было хватить до выдачи новых карточек, мама решила так: кража прежних была не злом, а благом. Мама тогда подумала, что совершила соседка вовсе не воровство, а правильный поступок. У моей мамы был счастливый характер.
Выходит, я родился не только благодаря случайному опозданию мамы на работу, но и дяде Моисею, притащившему к постели умирающей сестры печку-буржуйку и накормившему  ее пшенной кашей с салом.
Получается, и мой дядя, и это изделие из чугуна дали городу в блокаде необходимую тяжесть, чтобы Питер не поднялся вместе с туманом в воздух и не исчез, не растворился в небе на радость Гитлеру.
Было еще много случаев, странных стечений обстоятельств, не позволивших маме моей погибнуть. Всевышний простил ей, еврейке, кашу с салом, как и другие мелкие прегрешения.
Она рассказывала, например, что однажды резала шоколадку для раненых на 12 частей тупым ножом, и на подносе остались шоколадные крошки, и она эти крошки, не выдержав, отсыпала в ладонь, отправила в рот и проглотила с жадностью.
– Так было всего один раз, – сказала мама, – но потом меня начала мучить совесть, и я достала острый нож.
Теперь, когда у меня родились и выросли свои дети и внучки, я думаю, что волшебное спасение города и мамы в ту чудовищную войну случилось не только ради моей, не такой уж значительной, персоны. Может быть, кто-то в этой случайной цепочке живых людей окажется нужным миру. Жизненно нужным. Может быть, ради этого «кого-то» и тащил мой дядя Моисей, коммунист и атеист, по замерзающему городу саночки с печкой-буржуйкой?
Спасся великий город, спаслась моя мама, родился я, родились мои дети, родятся  правнуки и праправнуки. В Израиле, не в Питере они родятся. Кто знает, возможно, эти праправнуки и знать не будут, где расположен город Петра, и говорить не смогут на русском языке, и слово «блокада» будет им неведомо, как и то, что появились они на свет Божий только потому, что выстоял Питер и чудом осталась жива моя мама, их бабушка, и прабабушка, и прапрабабушка, и так далее…
Мама моя не считалась героем войны. У нее была всего одна медаль – «За оборону Ленинграда». Вот она передо мной, потемневшая от времени. На фоне шпиля Петропавловской крепости – солдат, матрос, рабочий с ружьями наперевес, а последняя в шеренге – женщина, закутанная в платок сестры милосердия. Лицо этой женщины различить трудно. Да что там трудно – невозможно различить. В детстве я думал, что на медали изображена моя мама. Я даже спросил ее как-то об этом.
– Что ты, глупенький, – улыбнулась она. – Это женщина вообще, просто женщина.

МАЙДАН И ЕВРЕИ


Правозащитник Иосиф Зисельс – о евреях и "Свободе"

Киевский Майдан стал широким движением, объединившим в себе представителей самых разных слоев украинского общества. О значении Майдана для развития гражданского общества, о том, как на Майдане сосуществовали украинские националисты, представители разных политических партий и украинских национальных меньшинств, Радио Свобода беседует с председателем Ассоциации еврейских организаций и общин Украины, в прошлом – советским диссидентом, участником Украинской Хельсинкской группы Иосифом Зисельсом.
– Майдан как явление следует воспринимать в разных аспектах. Майдан как эффективная форма протеста появился еще в 2004 году, такая форма протеста была найдена не сразу, понадобилось три года акций "Украина без Кучмы". Этот формат поиска адекватной украинской идентичности методом протеста, следовательно, стал следствием приведшего к "оранжевой революции" движения. В 2004 году Майдан победил в течение нескольких недель, потому что этот формат оказался неожиданным для власти. И сейчас, когда возник новый повод, когда общество накопило достаточно большой потенциал фрустраций за три года пребывания Виктора Януковича на посту президентом, Майдан возник опять. Сейчас началось с того, чем в 2004 году закончилось.
Новый этап Майдана я рассматриваю как еще одну ступеньку к росту гражданского самосознания, в развитии украинского гражданского общества. Для меня не столь важно, чем этот этап закончится, потому что я воспринимаю текущие события только как звено в процессе взросления украинского общества. Что же касается конкретного этапа Майдана, то его главная цель – это преобразование и модернизация Украины. Один из важнейших этапов этого отрезка пути – 2015 год, президентские выборы. Если все в стране будет более-менее нормально, то пик протеста должен прийтись именно на этот период. А сейчас мы видим один из подготовительных этапов. Спортсмен ходит на тренировки, чтобы к соревнованиям выйти на пике формы. Не так важно, чем закончится этот этап, этот Майдан – рассосется он или будет в каком-то виде дальше существовать. Важно, чтобы в нужное время, в ключевой момент он сработал как эффективное средство протеста.
– В чем заключался основной пафос вашего участия и вашего выступления на Майдане? 
– Я не новый человек в этих процессах. Я выступал в 2004 году на Майдане с аналогичными призывами. Для меня было важно донести до общества месседж человека, имеющего диссидентскую биографию. Мне известна история межнациональных отношений, я участвовал во множестве проектов по воспитанию толерантности в обществе. Необходимо донести месседж до национальных общин или до национальных меньшинств Украины – о том, что известный пункт в истории диаспор (ориентация на центральную власть, восприятие ее как единственного защитника), возможно, не всегда работает позитивно на будущее самих национальных общин. Потому что речь в данном случае идет не о политическом выборе, а о выборе цивилизационном, о выборе будущего для детей, для внуков всех граждан Украины, включая национальные меньшинства. Одновременно мой месседж был адресован украинцам, потому что Майдан носит явно выраженный украинский национальный характер. Важно, чтобы украинцы обратили внимание на национальные меньшинства, ведь около 20% населения страны (это около 10 миллионов человек) – национальные меньшинства. Эти люди являются полноправными гражданами Украины, национальные общины проживают здесь сотни лет. Тем не менее, в активных общественных процессах типа Майдана национальные общины задействованы минимальным образом. Оппозиционные партии должны обратить внимание на жизнь национальных меньшинств, на их тревоги, на их проблемы, на их образ будущего.
 Одна из главных движущих сил Майдана – партия "Свобода", активисты и лидеры которой отличаются довольно резкой националистической и антисемитской риторикой. Вас не смущают такие союзники, выступающие с одной с вами сцены? 
– Движущая сила Майдана – это не оппозиционные партии и тем более не самая слабая из вошедших в парламент оппозиционных партий, партия "Свобода". Движущая сила Майдана – это граждане Украины. На центральные улицы Киева вышли сотни тысяч граждан; ни "Свобода", ни даже все оппозиционные партии, вместе взятые, не способны собрать такие митинги. Майдан является самоорганизующейся системой. Оппозиционные партии не выводили людей на Майдан, они присоединились к народному движению. Они хотят подпитаться энергетикой площади, встать рядом, чтобы отсвет славы Майдана падал и на них. У Майдана нет лидера. Майдан – это около 40 общественных организаций, различных гражданских групп. Это гражданское общество Украины. Поэтому посыл вашего вопроса, как мне кажется, не совсем корректен. Оппозиция, может быть, ведет себя активно на сцене Майдана, однако как раз "Свобода" в этом отношении наименее активна. Партия "УДАР" Виталия Кличко и партия "Батькивщина" с Арсением Яценюком и Юлией Тимошенко во главе – более солидные, более влиятельные силы на Майдане.
Теперь об идеологии "Свободы". В западных странах в последние годы, длительное время существовал консенсус правоцентристских и левоцентристских партий по отношению к праворадикальным партиям, своего рода "санитарный кордон" в их отношении. Однако в последнее время ситуация изменилась: в результате экономического кризиса в западных странах некоторые праворадикальные партии вошли в правящие коалиции. Это Норвегия, Словакия, Польша. В Украине же, на постсоветском пространстве такой "санитарный кордон" вообще не работает. Я рассматриваю коалицию трех правых партий в Украине (хотя "Свобода" мне не нравится как партия) фактором, с которым необходимо считаться. "Свобода" набрала 10,5% голосов избирателей, вошла в парламент, стала участником оппозиционной коалиции. Я рассматриваю эту ситуацию как явление, аналогичное "Народному фронту" во времена Второй мировой войны во Франции: против общего врага объединились коммунисты, социал-демократы, монархисты, анархисты, самые разные силы.
Основная проблема Украины – это не "Свобода", хотя "Свобода" действительно представляет собой некоторую внутриукраинскую проблему. Основная проблема – это власть, это коррупция во власти, это попытка властей насадить авторитарный и, как показал разгон Майдана, даже тоталитарный способ управления страной. В этом противостоянии с властью оппозиция объединилась. Как только будет решена проблема власти, как только пройдут первые несфальсифицированные выборы, тогда и настанет время разбираться со своими "правыми" и со своими "левыми". Сейчас мы все – союзники против очень сильного врага.
– То, что среди союзников – открытые антисемиты, вас не смущает? Скажем, Центр Симона Визенталя включил лидеров "Свободы" в десятку главных мировых антисемитов. 
– Я знаком с деятельностью Центра Визенталя очень хорошо, мне прекрасно известен и глава иерусалимского отделения этой организацииЭфраим Зурофф, который внес имена Олега Тягнибока и  Игоря Мирошниченко в "десятку". В последнее десятилетие Эфраим Зурофф зачастил в Москву, и я не считаю объективной нарисованную им картину. Я думаю, что в мире достаточно много куда более антисемитских личностей, чем Тягнибок, и намного более антисемитских партий, чем "Свобода". Я занимаюсь этим вопросом профессионально, мы заказали на эту тему большое социологическое исследование. В практике "Свободы", действительно, есть антисемитские элементы, и мы отслеживаем их более 20 лет, со времен, когда эта партия называлась еще Социал-национальной партией Украины. Антисемитской риторики становится все меньше и меньше. Например, из 37 депутатов Верховной рады от партии "Свободы" только шесть или семь человек за эти 20 лет позволяли себе антисемитские высказывания.
В программе "Свободы" ничего прямо антисемитского нет, ничего прямо ксенофобского тоже нет, хотя косвенные ксенофобские элементы в этой программе есть. С трибуны парламента депутаты "Свободы" не произнесли ни одного – подчеркиваю! – ни одного антисемитского высказывания, в отличие депутатов партии "Йоббик" в Венгрии или от депутатов партии "Атака" в Болгарии.
Разве существует такое политологическое определение, как антисемитская партия, которое можно привесить на "Свободу"? "Свобода" – это радикальная националистическая партия; я думаю, вот правильное название. Она преследует ряд целей в своей борьбе, и рейтинги этих целей нужно выяснить в отдельном исследовании. Например, власть Украины – одна из основных целей, может быть, даже самая основная для "Свобода". Российская власть – другая важная цель. Гомофобия – очень важная цель. Мигрантофобия намного менее важная цель, поскольку в Украине эта проблема не является важной культурно-идеологической характеристикой общества. Коммунисты – важная цель для "Свободы", как и коллаборанты, то есть люди, которые сотрудничают с властью и с "прорусской властью" в Украине. И, наконец, евреи; я думаю, что евреи среди целей борьбы "Свободы" находятся на последнем или предпоследнем месте, причем борьба с евреями – не цель "Свободы" как организации, а цель только некоторых представителей "Свободы". "Свобода" не является гомогенной партией, это не устоявшаяся стабильная партия, и мы это учитываем. Я в значительной степени дистанцируюсь от "Свободы". Но, например, в тот день, когда я выступал на Майдане, с трибуны выступали около 40 человек – священники разных конфессий, два американских сенатора, представители гражданского общества, лидеры оппозиционных сил, поэты, писатели и прочее. Что же, мне молчать? 
– Нет, это ваше право, вне всякого сомнения. Моя задача – задавать вопросы, а вы даете на них компетентные ответы. Вы упомянули как одну из самых важных задач Майдана борьбу за становление гражданского общества, назвали Майдан школой гражданственности и толерантности. Майдан за месяц своего существования повысил уровень толерантности в украинском обществе, как вы считаете? 
– Уровень толерантности Майдана – это уровень толерантности лучшей, самой европейской части украинского общества. Майдан является отражением общества, а не общество является отражением Майдана. Яркое проявление Майдана и его толерантности – умение гасить провокации, которые пыталась организовать власть. Власти явно не хватает радикализма в обществе, она пытается провокациями нагнетать радикализм, чтобы получить повод применить силу, ввести чрезвычайное положение. Но Майдан пока справляется с этим и гасит провокации в зародыше, хотя были и опасные моменты – я имею в виду демонтаж памятника Ленину или захват мэрии. Но в целом Майдан делает общество более толерантным, а лучшая часть украинского общества делает толерантнее сам Майдан, – считает председатель Ассоциации еврейских организаций и общин Украины Иосиф Зисельс. 

Андрей Шарый
Радио «Своюода»
- See more at: http://vaadua.org/news/pravozashchitnik-iosif-zisels-o-evreyah-i-svobode#sthash.ifwi4jZx.dpuf

Получается, главная цель - сбросить Януковича, а там будь, что будет. В этом и вопрос, что будет? А будет, как всегда.
Готов согласиться, что на Майдане собрались сплошь ангелы, но знаю точно, что за углом прячется очередной черт. Он только и ждет момента, чтобы захватить власть. Я думаю, что Майдан - это следствие растерянности, отчаяния, не способности понять, почему за 20 лет РАЗНОЙ власти в Украине ничего не меняется и наивной надежды, что очередной царь поведет страну нужным путем. А нужный путь не рождается на площадях. Это долгая, тяжкая работа над преображением общества: над образованием, культурой, экономикой. Вот начнет Украина выпускать автомобили, конкурентные на рынке, преуспеет хоть как-то в высоких технологиях - и не нужны станут сотни тысяч на Майдане. Все просто и невероятно сложно, как всегда, когда для изменений в обществе требуется долгий ПРОЦЕСС - ЭВОЛЮЦИЯ, а не РЕВОЛЮЦИЯ. А евреи? Они могут помочь Украине только одним - вернуться туда в массовом порядке и тем хоть как-то ускорить возрождение столь любимой Зисельсом родины.

ПРИЯТНО ВСПОМНИТЬ

     

    Вот  нашел в старой телефонной книжке стишок, написанный лет тридцать назад. Прочел давно забытый текст и даже всплакнул. Были же ночки!
           
     Ох и Ах, и даже Ух
Жизнь с двенадцати до двух.
До чего же хороша
Ночью женская душа!
До чего же сладко пело
За душой родное тело.
Тот, кто знает наперед
Будто тело не поёт,
Тот и слеп, и нем, и глух
В жизнь с двенадцати до двух.

ОТВЕТ ХАМАСА НЕТАНИЯГУ



"Я не советую никому связываться с нами. Кто попробовал - уже получил. Кто попробует - получит", - написано в блоге премьер- министра Израиля.
 «Хамас» не промедлил с ответом: «Звенья Сопротивления в полной готовности. Сионистское образование получит сполна за все  преступления, творимые на фоне  бесполезных «переговоров» ПИЦ.


 Странно все это. Неужели Нетаниягу не знает, что сам смысл существования Газы – постоянная агрессия и пропаганда ненависти. Иначе Газа просто умрет, потому что ее перестанут финансировать и кормить Иран, полезные идиоты Запада да и сам Израиль. Они бы там, за стеночкой, и хотели  успокоиться, попроситься на волю, а не могут. Их работа – убийства, их полезное ископаемое – ненависть.  Они там, в Газе, рабы аятоллы в Тегеране, рабы на галере исламского фанатизма. И будут они сидеть - подыхать, на цепи, в мрачном, вонючем трюме, до скончания веков ворочать тяжелыми веслами, сидя на мели, но думая, что плывут куда-то, а Израилю жить рядом. Так пошутил Господь. Так шутит над евреями Небо не первую тысячу лет. Зачем? Видимо Ему это по какой-то причине нужно.

САТАНОВСКИЙ О ГРОБЕ С МУЗЫКОЙ



ЛИКБЕЗ ПО ТЕКУЩЕМУ МОМЕНТУ. Евгений Сатановский: «ПАЛЕСТИНА ДОЛЖНА ПОЛУЧИТЬ СТАТУС ПУЭРТО-РИКО»


 
Беседу ведет Михаил Эдельштейн

МИХАИЛ ЭДЕЛЬШТЕЙН: - Зачем Нетаниягу согласился на новый раунд палестино-израильских переговоров? Он просто тянет время или рассчитывает на какой-то реальный результат?
ЕВГЕНИЙ САТАНОВСКИЙ: - На пороге война. Война либо с Ираном, либо с «Хизбаллой». Исходя из этого, Израиль не будет ссориться с Вашингтоном, потому что трудно воевать, не имея за спиной «большого белого отца», — конечно, это смешно звучит, когда президент - Обама, но тем не менее. Какой бы подвох или предательство ни учинили Израилю американцы, иметь американскую поддержку в большой войне лучше, чем не иметь.


Роухани — это иранская ядерная бомба, которая будет закончена в самый короткий срок. Слишком он обаятелен, умен и открыт, настроен на переговоры, знает языки, имеет позитивный имидж, в отличие от брутального, мрачного и ни к чему, кроме скандалов, не способного Ахмадинеджада. Иран будет заканчивать бомбу с улыбкой на устах. Здесь нет никаких надежд, и Нетаниягу это прекрасно понимает.

Американцы будут биться за мир на Ближнем Востоке до той поры, пока последний палестинец не погибнет в гражданской войне или не помрет с голоду, потому что у него отобрали израильский рынок труда.
А у несчастного Керри это единственный мандат, ему больше нечего делать: Обама всеми серьезными вещами занимается сам. А ближневосточный мирный процесс — это гроб с музыкой, поэтому Обама и отдал его Керри. Провалится — это проблемы Керри, сделает — какой Обама все-таки молодец! Поэтому Керри, как подорванный, носится по Ближнему Востоку, занимаясь совершенно бессмысленным делом.

Не знаю, может ли Ципи Ливни родить мирный процесс за девять месяцев. Весь опыт ее прошлой деятельности показывает, за что бы она ни взялась, все заканчивается провалом. Ливни прислушивается только к двум людям — к своему мужу и к своему политтехнологу (тому самому, который подал Шарону гениальную идею уйти из Газы), и, следуя их советам, она умудрилась превратить партию «Кадима» в пустое место. Она была слабым министром иностранных дел и никудышным вице-премьером — что, вообще говоря, удивительно для дочери Эйтана Ливни и человека, в биографии которого был «Моссад».

М.Э.: - Насколько вообще в нынешней политической ситуации возможны успешные переговоры между Израилем и администрацией Абу Мазена?

Е.С.: - Насколько сегодня актуален для Москвы или Лондона вопрос об уборке навоза за животными, влекущими кареты, ландо и прочие брички? Насколько волнует жителей Парижа проблема охраны городских окраин от волков, которая во времена Столетней войны была проблемой номер один? Мало ли какие вопросы были актуальны тысячу или сто лет назад.

Есть проблема Западной Сахары, она не снята с повестки дня ООН, но ее актуальность ноль. Существует статус-кво: что у сахарави, то у сахарави, что у Марокко, то у Марокко, все остальные могут идти вон. Ровно такая же ситуация с Израилем и территориями. 

Беженцев африканских, иракских, сирийских, афганских и всех прочих сегодня десятки миллионов, по сравнению с этим проблемы палестинских «беженцев» просто нет. Переговорный процесс давно никому не нужен, кроме тех, кто на нем ворует и делает карьеру: дипломатов, экспертов, чиновников ООН и других международных организаций.

М.Э.: - А какие полномочия у Ципи Ливни, какие вопросы она имеет право обсуждать на этих переговорах?

Е.С.: - Она не имеет права ни на что и будет делать все. Знаменитая «женевская инициатива» Йоси Бейлина была выдвинута им, когда он уже не был официальным лицом, не имел никаких полномочий, но все мировое сообщество за нее ухватилось. Израильские переговорщики в Осло тоже не имели права заключать те соглашения, которые заключили, но Шимон Перес выкрутил руки Рабину и получил свою Нобелевскую премию. Мы народ бардака, поэтому любой наш человек обсуждает что угодно с кем угодно, обладая достаточной наглостью, чтобы его воспринимали как посланца самого господа бога.

Реальная повестка дня может быть только одна: превращение Палестины в государство со статусом Пуэрто-Рико, ассоциированное с Израилем. Валюта — шекель. Вопросы о границах, беженцах, Иерусалиме уходят сами собой. Старую палестинскую элиту просят покинуть территорию, взяв им билеты в один конец. Сколько представителей у Пуэрто-Рико в конгрессе США? Один? Никаких проблем, будет вам один представитель в кнессете. Армии у Пуэрто-Рико нет, есть армия США. А полиция местная — так во времена до Осло там и была местная арабская полиция, ходила в израильской форме, подчинялась израильскому генерал-губернатору. И ничего, был порядок: к христианским девушкам не приставали на улице, церкви не взрывали, уголовщины было на порядок меньше.

А дальше - перепись, после которой выяснится, что палестинцев в Иудее и Самарии не два с половиной миллиона, а в лучшем случае миллион двести тысяч. Подсчет беженцев по критериям Верховного комиссара ООН, согласно которым беженцами являются именно беженцы, а их потомки беженцами не считаются. И окажется, что реальных беженцев тысяч 150–200. Не проблема, дайте компенсацию. Или подсчитайте земли, имущество, банковские счета, брошенные евреями в арабских странах, и проведите взаимозачет. 

Далее — перевод лагерей беженцев на Западном берегу в категорию населенных пунктов, с нормальными муниципалитетами и без террористических организаций, криминала и наркоторговли, которые сейчас покрывают структуры ООН. Как видите, вполне простые действия.
Рост населения на территориях даже в условиях остановки строительства идет опережающими темпами. 

Сегодня там живет более 10% израильских избирателей — без учета Восточного Иерусалима и Голан. Ни один политик не может позволить себе этим пренебречь. Биби американец, за репортаж по CNN он готов продать что угодно, но он же не идиот. Да, он вел с сирийцами переговоры об уходе с Голан, но сегодня диспут о Голанах исключен, а завтра тем более. Не решит Нетаниягу вопрос с Иудеей и Самарией — решит Беннет, Либерман или Элькин. Ну, не будут больше левые командовать Израилем. Партии, которые ставили во главу угла переговоры с палестинцами, взяли на последних выборах все вместе чуть более 12%. Израильтянам надоело переговариваться ни о чем, получая в ответ террор.

М.Э.: - Как решение Евросоюза о бойкоте поселений скажется на поселенцах?

Е.С.: - Решение Евросоюза уже сказалось очень плохо — на палестинцах, потому что в качестве ответного жеста прерваны проекты Евросоюза, в которых Израиль был необходимым участником. Программы, по которым Израиль получает европейские гранты, нужны Европе больше, чем Израилю. У Израиля стартапов больше, чем во всей Европе. Теперь Европа может взаимодействовать с сомалийскими, пакистанскими, мавританскими и прочими иммигрантами в рамках развития хай-тека, безопасности, военно-технического сотрудничества.

До второй мировой войны в мире было две промышленности, две науки: немецкая и вся остальная. С тех пор и по сей день немецкой фундаментальной науки не существует. Изгнали евреев — получили результат. Евросоюз хочет идти по этому пути? Милости просим. Атлантическое лидерство и без того переходит на Тихий океан. Сегодня в списке ведущих университетов мира Гонконг, Сингапур, Тайбей, Шанхай, Пекин, Сеул. Значит, Израиль откроет для себя большой Дальний Восток. А уж на динамику палестино-израильского диалога азиатам точно плевать. А есть еще российский, казахстанский, индийский, австралийский, канадский рынки.

Поселенцы получили очень серьезную оплеуху. Как показывает опыт, если не подбадривать евреев оплеухами, они начинают грызть друг друга. Постановление Евросоюза распространяется не только на Западный берег, но и на Иерусалим, и на Голаны. Те люди, которые сдали бы Иудею и Самарию с диким удовольствием, не сдадут Иерусалим, это невозможно. Значит, драться придется всем.

ТАЙНА ОСВОБОЖДЕНИЯ ХОДОРКОВСКОГО


Сколько еще сценариев детективных фильмов напишут журналисты и сколько еще заработают на них, и не думая делиться с Ходорковским или президентом России. Этот очень даже хорош, тянет на сериал.
Досье на Путина



Анастасия Кириленко
Опубликовано 22.12.2013 19:44
Самая фантастическая, на первый взгляд, версия освобождения Михаила Ходорковского, с которой я ознакомилась в блогосфере, такова: у немецких спецслужб есть козыри, они имеют "нечто в рукаве" на Путина, что и было использовано для давления на президента России. Из официальной информации можно понять, что у немецких дипломатов (и/или спецслужб) существуют и за последние 2,5 года были использованы некие каналы связи с Владимиром Путиным, недоступные американцам. Вернее, "еще существуют". 

Можно гадать, с каких давних пор эти связи существуют, имея в виду наличие "немецкого" прошлого у Владимира Путина. Но биографии Путина "Немец в Кремле" Александра Рара я предпочитаю книгу немецкого журналиста Юргена Рота "Гангстеры с востока". Сразу после освобождения Ходорковского я спросила у Рота: что случилось с расследованием в отношении немецко-российской компании SPAG, подозреваемой в отмывании денег? В 2003 году Рот, в руках которого оказался отчет разведки ФРГ - BND (1999 год) на эту тему, опубликовал посвященную SPAG книгу.

Управляющий этой компании со штаб-квартирой во Франкфурте-на-Майне, лихтенштейнский адвокат Рудольф Риттер, согласно отчету немецкой разведки, с 1990 года занимался отмыванием денег колумбийской наркомафии. Риттер был арестован, при нем найдены миллионы швейцарских франков наличными, а его сотрудники, как выяснила прокуратура, вывозили набитые швейцарскими франками чемоданы в Лихтенштейн (подозревалось, что это были доходы от наркотрафика). 

Компанию SPAG основали в 1992 году сам Риттер, структуры Владимира Смирнова и Владимира Кумарина (Смирнов - бывший топменеджер "Росатома" и бывший руководитель кооператива "Озеро"; Кумарин - с 2007 года сидящий в тюрьме лидер организованной преступной "тамбовской" группировки), а также комитет Управления городским имуществом мэрии Санкт-Петербурга. Вплоть до 2000 года советником без зарплаты в фирме SPAG числился Владимир Путин.

По сообщению "Шпигеля" (2001 год), именно благодаря давлению Германии в то время удалось добиться начала расследования в Лихтенштейне в отношении Риттера и денег наркокартелей. Причем, это был грандиозный успех немцев — в маленьком княжестве, "воровском раю", подобные дела обычно не возбуждаются, напоминали журналисты. Публикация вообще источала оптимизм и сулила проблемы княжеству Лихтенштейна, как и соседней Швейцарии. Сообщалось, что с 1993 по 1998 год "огромное количество" золота из Санкт-Петербурга было вывезено в швейцарский город Лугано.

Вот что пишет "Шпигель": "Созданная Путиным и Риттером фирма также всплывает в материалах дела против него и г-на Хоффена (бизнес-партнера Риттера). 23 апреля 1999 года эти господа приобрели 30 000 акций SPAG в обход биржи по 15 евро за штуку (при цене на бирже - в 10 евро) и распределили их  в клиентские портфели фирм с фантастическими названиями "Конфетный Фонд", "Конвертный фонд". Деньги, как предполагало следствие, были грязными".

При этом "дочка" SPAG под названием Rif Security GmbH осуществляла охранные функции при кооперативе "Озеро". Бывший руководитель этого дачного сообщества в Приозерске Владимир Смирнов (сегодня, вероятно, находится в Монако) в 2000 году признался газете "Санкт-Петербургские ведомости" (когда кооператив "Озеро", в который входила и дача Путина, уже был обнаружен ушлым журналистом Владимиром Иванидзе), что познакомился с будущим президентом России в 1991 году во Франкфурте-на-Майне.

Как сообщил мне Юрген Рот, а он продолжает следить за делом Риттера - SPAG, расследование в итоге ни к чему не привело. Я изучала Интернет-сайт этой фирмы в апреле 2010 года, когда он еще существовал. Правда, шел какой-то ребрендинг SPAG, смена председателя наблюдательного совета и президента фирмы, суды. Сейчас фирма, по сообщению немецких финансовых сайтов, на биржах не котируется.

Являлось ли участие советника Владимира Путина в этой фирме, попавшей в поле зрения немецких спецслужб в связи с наркокартелем, совпадением? Возможно. Как любят напоминать те же немецкие или швейцарские журналисты, "приговоров суда по этому поводу нет", "прямых связей нет".

Однако в Германию уходят многие "концы" из прошлого Путина. Например, одна из фирм, задействованых в бартерных поставках ресурсов из Питера (дело изучено в докладе Марины Салье), была зарегистрирована в Мюнхене на немецкого гражданина. А еще были непонятные переговоры питерцев (неизвестно - кого именно) о поставках продуктов по бартеру с госпожой Рудольф, из восточногерманской секретной "Штази".

Другие совпадения касаются собственно наркотрафика и России. Так, по сообщениям петербургской прессы, в начале 1990-х годов в Восточной Европе состоялась встреча представителей итальянской и санкт-петербургской мафии, "а также выходцев из КГБ". Итальянский парламент даже заслушивал доклад исследователя из России по этому поводу, в котором говорилось, что мафии якобы договорились о совместной контрабанде радиоактивных изотопов и наркотиков.
По странному совпадению, в феврале 1993 года под Выборгом был задержан контейнер с колумбийской тушенкой, в которой обнаружилась тонна кокаина.
По делу о выборгском кокаине в Израиле был арестован, среди прочих, бельгиец Оскар Донат. Одним из его предприятий в Питере был торговый дом "Алиса". Правда, расследование вскоре ушло в песок. Кокаин, по сообщениям прессы, не уничтожили, а "отправили в Москву на переработку".
В конце сентября-начале октября 1993, пока в Москве происходили связанные с расстрелом парламента исторические события, Петербург жил своей бурной жизнью. На российско-финской границе за попытку контрабанды изотопов осмия был задержан предприниматель Матвеев, спустя несколько дней - связанный с ним заместитель мэра Собчака Лев Савенков, по заданию которого перевозились изотопы. Савенков к тому же работал директором торгового дома "Алиса". 

В 1994 году под давлением журналистов (они обнаружили документы, указывающие на причастность к этому делу Комитета по внешним связям мэрии Питера, руководителем которого был Путин; сами документы не публиковались) сам Владимир Путин решил вступиться за Савенкова. По его словам, "мэрия Петербурга искала нестандартные способы финансирования городского хозяйства, в первую очередь снабжения города продовольствием". И вот Савенков предложил продавать на Запад сверхчистый осмий, полученный питерским-ученым самородком (этим ученым оказался ранее судимый Виктор Петрик, прославившийся в 2011 году благодаря "фильтрам Петрика-Грызлова"). "Часть прибыли будет поступать в городской бюджет", - сказал тогда Путин.  А контрабанда, то есть тайная перевозка, якобы понадобилась затем, чтобы защитить интересы ученого...

Журналисты по-разному оценивали эти слова вице-мэра Петербурга, который пытался, но все никак не мог накормить город нестандартными способами. Однако, если возвращаться к фактам, то Лев Савенков все-таки был осужден в ходе закрытого процесса - за контрабанду. Непонятно, почему районный Петроградский суд отказал Радио Свобода в возможности ознакомиться с приговором по этому давнему делу. Но в этом давнем деле хотя бы есть приговор, в отличие от дела по "выборгскому кокаину".

Что есть у немецкой разведки "на Путина", достоверно неизвестно. Остается только предполагать, что таких сведений у BND может быть больше, чем у других разведок, в силу исторических причин.
 Бывший советник князя Монако Роберт Эринджер, с которым я встречалась для разговора о дружбе президента России с Альбером II, оговорился, что по итогам совместных совещаний со спецслужбами других стран (эти разговоры записаны на аудио, по его словам), он категорически не рекомендовал князю сближаться с Путиным: связи между главой российского государства и бизнесменами, отмывавшими деньги, в частности, в Монако, слишком подозрительны и непрозрачны. Князь, кстати, по словам Эринджера, к его совету не прислушался.
Казалось бы, все это - вовсе не главное по сравнению с торгом накануне Олимпиады и интригой, приедет или не приедет в Сочи Ангела Меркель. Но имидж Путина в связи с бойкотом церемонии открытия Игр западными лидерами уже не поправить, слишком поздно что-либо изменить. Покончив с репортажами о проблемах ЛГБТ-сообщества, мигрантах и, конечно, политзаключенных в России, западные журналисты опять устремились в Петербург - выяснять прошлое Путина. Репортажи идут по кругу: "досье Салье" - дело SPAG - "путинские казино". Древность всех этих досье компенсируется их важностью.
А тут еще и "вишенка на торте" - дворец в Прасковеевке под Геленджиком: вид с катера, вид с берега, насколько охранники дают к берегу приблизиться. О существовании дворца стало известно благодаря петербургскому бизнесмену Сергею Колесникову. После вспыхнувшей в окрестностях Кремля паники дворец на какое-то время был переписан на имя нефтеналивного олигарха, партнера Аркадия Роттенберга Александра Пономаренко. Пономаренко является героем книжки о "крымской мафии" (книга запрещена к распространению в России по приговору одного из российских районных судов). Впрочем, сегодня Пономаренко - уважаемый олигарх, имеющий партнера в Государственной думе, героя той же книжки о мафии Александа Скоробогатько.  Как сказал мне объявленный в международный розыск бизнесмен Алимжан Токтахунов по кличке "Тайванчик" в ответ на наивный вопрос, что представители разных преступных группировок делают в Госдуме, "по молодости все шухарили, но нельзя же талантливых людей отодвинуть!"

Если говорить о последнем периоде в два с лишним года - времени, в течение которого якобы шли переговоры по поводу освобождения Ходорковского - туч в небе над Путиным и всобщего интереса к ним прибавилось. Если десять лет назад можно было спокойно говорить о "равноудаленности олигархов" от Кремля в народных интересах, то теперь ситуация изменилась. "Крепостные Дерипаски", шахтеры Абрамовича, для которых не переломанные пальцы на руках - роскошь, даже рабочие "Роснефти" больше не являются безусловным электоратом Путина. Правда, из дворца в Прасковеевке это пока плохо заметно. 

Бессмертной стала шутка кого-то из журналистов после официального сообщения о разводе Путина: "А вдруг все остальное тоже правда?"

Анастасия Кириленко – специальный корреспондент Радио Свобода


Источник: https://mail.google.com/m...
Автор: Анастасия Кириленко
Переслал: Yakov Perepelitsky
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..