среда, 17 апреля 2013 г.

САМЫЕ БОГАТЫЕ ЕВРЕИ В РОССИИ "семь строк"




Пару недель назад узнал, что самые богатые евреи России, по израильской версии Форбс – Михаил  Прохоров и Роман Абрамович. Ну, с Абрамовичем все ясно, но Прохорова за что? Красавец - природный русак, умница, а сестра родная – Ирина! Я когда в первый раз ее услышал, сразу решил с гордостью: «Нет, не оскудела русская нация и земля русская талантами». Тогда же, грешным делом, размечтался – вот эту бы женщину в президенты. Судя по реакции в Интернете не один я так подумал после телевизионного поединка Ирины Дмитриевны с Никитой Михалковым, когда она, шутя, разделала под орех гордость отечественного кинематографа. Получается, эти оба – потомки Иакова! В первый момент решил, что у израильтян из Форбса «крыша поехала», как в том анекдоте о спектакле оперы «Евгений Онегин», в котором  няня героини оказалась еврейкой. Ну, и - «браво няня!» Все смеются. Все-таки полез в Интернет… И, о ужас! Бабушка родная у Прохоровых – Анна Исааковна Белкина. Был бы хоть дедушка, но бабушка – значит, не ошибся Форбс: брат с сестрой евреи по Галахе и имеют полное право на репатриацию в Израиль.
 Нет, конечно же, они этим правом не воспользуются, но и надежда на избрание М.Прохорова или его сестры Ирины в президенты рухнула, хотя… Вот пишут патриоты в том же Интернете, что Путин и Медведев - жиды. Нет, права была моя тетя Мира Абрамовна Калик, когда уверяла родственников за праздничным столом, что все люди на свете – евреи.

КУЛЬТ НИЩЕТЫ И АНДРЕЙ ТАРКОВСКИЙ




 Потомков Иакова издавна упрекают в корыстолюбии, маниакальном пристрастии к злату, в каком-то особом эгоизме и забвении духовных ценностей.
Удивительно, что даже умные, талантливые русские люди постоянно впадают в некий «религиозный шовинизм», безжалостно отрывая тело человека от его души.
 Читаю в книге Н. Болдырева «Жертвоприношение Андрея Тарковского»: «Для Тарковского это жертвенно-молитвенное служение «тайна в себе» связано, прежде всего, с православием и с Востоком в противовес западному эгоцентризму и прагматизму». Болдырев подкрепляет сказанное словами самого режиссера: « Скажем, что такое шедевр, созданный на Западе? Даже во времена Ренессанса? Это всегда вопль человеческой души, который выражает тысячи претензий: посмотрите, как я страдаю, посмотрите, как я несчастлив, просмотрите, как я счастлив, посмотрите, как я люблю, какие негодяи меня окружают, посмотрите, как я борюсь со злом… То есть – я, я, я, я.  Это самое отвратительное, что для меня может быть. Претенциозность ужасная, желание утвердиться, доказать. Центром мира сделать самого себя. В противовес этому есть другой мир – поэтический, который я связываю с Востоком, с восточной культурой».
 Позволил себе такую длинную цитату, потому, что и согласен с Тарковским и не могу понять его географические, религиозные пристрастия. Сам же Андрей Арсеньевич ставил необычайно высоко прозу Пруста и Кафки за отказ от своего Я. Что это? Скрытый Восток, еврейство этих авторов. Не думаю, вижу за всем этим обычное желание упростить себе задачу «поиска смыслов», желание уйти от сложной гаммы красок на полотне к простоте и наглядности графики.
 Здесь и опасность указанного шовинизма: пусть мы бедны, несчастны, история наша - бесконечная полоса страшных травм, но как полон духовности наш мир, как прекрасна вера наша! Они там, на Западе, – черти, эгоисты и прагматики, а мы - сущие ангелы. Вот это опасно.
 Впрочем, сам Тарковский себя опровергает в ситуации экстремальной, на грани между жизнью и смертью. Вот что он пишет в «Мартирологе»: « «Сколько у нас ошибочных, предвзятых мнений о людях (о французах, неграх, да и об отдельных индивидах). Кто к нам относится лучше, чем французы?  Дали нам гражданство, квартиру, комитет собирает деньги  и все оплачивает, в том числе пребыван6ие в клинике. Там работает темнокожая медсестра, так она просто ангел; всегда улыбчива, готова к услуге, внимательна и любяща».
 «Прагматичное» общество, сумевшее выработать подобную систему на голову выше «духовного» с его жестокостью, равнодушием и грязью. Все, описанные Тарковским, достоинства темнокожей медсестры входят в понятие профессии. Улыбка, ласка, забота - те же лекарства. Высокий талант и профессионал кинематографа Андрей Тарковский попал в мир профессионалов и был удивлен этим обстоятельством.
 Русский талант, часто от зависти, от безнадежной нищеты быта, любит корить Запад за корыстолюбие, прагматизм, за мнимый поединок между телом и душой, когда победителем всегда оказывается тело. На самом деле Запад всегда умел превращать духовность в материю, а материю в дух, тем самым сохраняя лучшее в человеческой цивилизации, дух там имел и имеет цену. В то время, как Восток постоянно утрачивал накопленное, не умел его ценить и беречь.
 Как же мудр иудаизм, не принимающий аскезу и мучительство, не отрывающий душу человека от тела, понимая, что легко под прикрытием  высокой духовности, плодить нищету и бесправие, а следом неизбежное: зависть, ненависть, насилие. 

ПОЛКОВНИК КВАЧКОВ И ЕГО ВРАГИ





Недавно, 8 февраля 2013 года, Мосгорсуд признал Владимира Квачкова виновным в предъявленных ему обвинениях и приговорил его к 13 годам колонии строгого режима. 8 лет назад суд присяжных оправдал этого откровенного нациста. Оправданный решил, что ему все дозволено и переступил красную черту.
«Квачков готовил мятеж в нескольких городах России. Обвинение против бывшего полковника ГРУ Владимира Квачкова основано на показаниях одного из членов "Народного ополчения имени Минина и Пожарского", сообщает газета "КоммерсантЪ". Квачков является начальником штаба этой группировки.  Показания дал глава отделения в Тольятти Петр Галкин. Он рассказал, что в некоторых городах России формировались боевые группы из молодых людей, в основном уволенных из армии из-за сокращения вооруженных сил. По сигналу они должны были захватить и разоружить местные воинские части, а затем начать поход на Москву». Вот о чем 28 декабря сообщили русскоязычные СМИ Израиля. При этом явно поскромничали, и не сообщили, что власть над Россией принадлежит, по утверждению Квачкова, нам с вами, то есть евреям в компании с масонами, всем известной «мировой закулисе».  В. Путин с Д. Медведевым – агенты этой самой закулисы и означенный Квачков уполномочен самим православным Богом путем вооруженного, народного восстания свергнуть этот «жидовский режим», с этой целью он и создает успешно по всем стране «Ополчение имени Минина и Пожарского».
 Читатель в Израиле решит, что сей очередной параноик - плод моего воображения и ошибется. Обо всем этом отставной полковник объявил в своем выступлении перед большой аудиторией единомышленников, снятом на пленку еще 10 октября 2010 года. Привожу ссылку для желающих понять, что творится на тех землях, которые указанные «жидо-масоны» в своем большинстве давно покинули, видимо затем, чтобы замести следы своей власти над ней: http://rasa.moy.su/news/plan_kvachkova_osvobozhdenie_ot_evrejskogo_iga/.
 Прошу вас, не поленитесь, прослушайте этот план Квачкова и его единомышленников, план «освобождения от еврейского ига». Документ впечатляющий. Совсем недавно этого нациста, несмотря на бесспорные доказательства, суд присяжных признал невиновным в покушении на Чубайса. Беда даже не в этом, а в том, что все 12 присяжных оказались единомышленниками  откровенного нациста, невежды и мракобеса. Тенденция очевидна, события связываются в цепочку: «приморские партизаны», освобождение коричневого полковника, мятеж штурмовиков на Манежной. Двадцать лет в России ведется откровенная юдофобская, нацистская пропаганда. Коричневая сволочь, вроде Шевченко, Проханова, Караулова и прочих несла и несет в народ ненависть в эфире и с экрана телевизора. Полки книжных магазинов забиты сочинениями поклонников фюрера. Здесь работает свободный рынок. Спрос рождает предложение. И он велик этот спрос. Толпа черносотенцев в России начинает «заказывать музыку». Здесь все дозволено. Вы прослушали речь Квачкова? За малую ее долю в любой цивилизованной стране этот субъект давно бы уже увидел небо в клетку. В России он претендует на роль освободителя и народного героя. Коричневая толпа понимает, что он не только говорит милые ее сердцу слова, но и готовит активно штурмовиков для свержения «жидовской власти». Кандидатов в его «ополчение»  звать долго не придется, достаточно поднять руку в характерном жесте, названном  «зигами».
 Новая, старая болезнь России похожа на безумие суицида. Страна семимильными шагами движется к распаду и катастрофе. Расизм, ксенофобия, антисемитизм подобны термитам, пожирающим сваи основ, на которых держится Российская Федерация.
 Либералы Москвы считают, что нынешний всплеск националистических настроений – провокация Кремля. Вот, мол, не хотите нас, мечтаете о свободных выборах - получите националистов. Глупости это. Стенки национального котла с большим трудом выдерживают натиск горючего пара ненависти всех ко  всем. Хватит у Кремля ума и силы начать бороться с нацизмом в стране – спасется Россия. Нет – погибнет, рухнет так же быстро, как рухнул Советский Союз.
 Говорят, пока держатся цены на нефть – нынешнему режиму Кремля ничто не угрожает. Не так все просто. Сытому телу плохо живется при голодной душе, а в душе российской толпы крепко сидят бесы зависти, мести и злобы.  Кормить же этих бесов нечем.
 26 декабря 2011 г. на Пушкинской площади Москвы прошел антифашистский митинг, собравший по данным милиции 1 500 человек. Напомним – население столицы России, включая приезжих жителей Кавказа и прочих – 15 миллионов душ..
 Пишут, что Квачков пока что сидит в Лефортово, пользуется уважением  сокамерников, подает апелляцию на приговор и пишет мемуары, надо думать, под названием "Майн кампф"

НЕКОТОРЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА рассказ




Гражданка Израиля Элла Нурик весной 2003 года получила странное письмо из Белгорода: «Не будучи знаком с Вами, уважаемая Элла Исааковна, все-таки решился составить это сообщение, – писал отправитель. – Я – Сергей Иванович Потапов, 1933 года рождения, при некоторых обстоятельствах обнаружил запечатанный воском патрон на месте боев в нашей области. В патроне была найдена записка с данными погибшего красноармейца Исаака Абрамовича Флейшера. Я лично предпринял некоторые розыскные действия, в ходе которых выяснил, что Исаак Флейшер, год рождения 1912, место рождения г. Херсон, является Вашим отцом. В том случае, если мои данные верны, готов при визите в Государство Израиль встретиться с Вами и передать лично Вам в руки эту священную реликвию. С самыми добрыми пожеланиями, Сергей Потапов».
Теперь я должен рассказать, что за человек Элла Нурик, чей адрес в городе Бат-Ям был выведен крупным почерком на конверте письма.
Элла осиротела в ходе войны: отец ее пропал без вести летом 1943 года, а мать погибла сразу после войны на работах по лесосплаву. Близкие родственники сгорели в огне Холокоста. Элла Флейшер попала в детский дом тринадцати лет от роду. Дом оказался обычным по тем послевоенным временам, а потому, во многом, и судьба Эллы сложилась далеко не лучшим образом. Озлобленная на весь мир девушка-красавица пошла по дурной дорожке и к 1958 году «отмотала» пятилетний срок на зоне за воровство.
Спасла Эллу любовь военного человека, еврея – Бориса Нурика. Характер женщины оказался восприимчивым к покою, заботе и ласке. Часть ночи, после того как Нурик сделал ей предложение, Элла Флейшер горько проплакала, а утром проснулась без ощущения привычной горечи, радуясь наступающему дню.
– У тебя, Эллочка, лицо стало совсем другим, – сказал ей тогда Борис.
Это и в самом деле было так. С новым лицом Элла пошла учиться, закончила техникум и проработала технологом на местном металлургическом заводе почти сорок лет. Дети у Флейшеров родились друг за другом – в 1960 и 62-м годах, девочка и мальчик. Все складывалось в дальнейшей жизни Эллы как обычно, без особых проблем и событий. Но в 1981 году после продолжительной болезни умер ее муж, не дожив и до шестидесяти лет.
Элла тяжело переживала смерть Бориса, но горе свое не выказывала при посторонних и детях. Трудная судьба научила ее сдержанности, даже суровой сдержанности, которую малознакомые люди принимали за черствость характера и даже жестокость, обычную для людей с тяжелым детством и криминальной юностью.
Так вот, Элла Нурик прочла послание из Белгорода будто это была квитанция на оплату за электричество. И сунула письмо в деревянную распорку, где лежали эти самые оплаченные квитанции, потом вышла на балкон своей квартиры и закурила. Элле понадобилась не одна, а три сигареты, чтобы прийти в себя.
Ей исполнилось 70 лет, но до сих пор она не могла простить своим родителям их смерть и то, что подростком попала в ад послевоенного детского дома. «Я ненавижу вас! – немо кричала она тогда в вонючую, грязную подушку. – Ненавижу!»
И вот теперь обида вновь возникла в сердце пожилой женщины, но продолжалось это недолго, и Элла вдруг решила, что полученное письмо – весточка от отца, который просит у нее прощения за то, что не смог сберечь себя на фронтах страшной войны с нацизмом.
Выкурив третью сигарету, Элла Нурик вернулась в холл, села за письменный стол и, не раздумывая долго, сочинила ответ Сергею Потапову:
«Уважаемый г. Потапов! Спасибо за память о моем отце. Буду рада встретиться с вами в Израиле. Элла Нурик». И все. Она не стала расшаркиваться перед незнакомцем. Решив так: если он человек добрый, – не обидится, а если злой, – то и комплименты в этом случае не помогут.
Теперь о том, как в руки Потапова попал патрон с запиской Исаака Флейшера. Его сын – Дмитрий Потапов – зарабатывал себе на жизнь «черной археологией». Раньше он служил шофером в райкоме партии, возил начальство, а с 1994 года занялся новым и весьма прибыльным делом.
Человек обстоятельный и серьезный – Дмитрий – начал с того, что приобрел необходимые знания и инструменты для успешного ведения дела. Он стал читать труды генералов и военных историков. И не просто читать, а внимательно прорабатывать найденный материал. Затем он составил подробные топографические карты и приобрел современный металлоискатель. Младший Потапов не рискнул работать в одиночку. Он прекрасно знал буйный характер местных «черных археологов», но постепенно, благодаря «научному» подходу и связям с «братвой», добился определенной независимости и перестал работать на «общий котел».
Специализацией Дмитрия Потапова стало оружие. В лесах и окрестных полях его было множество. Глинистая почва способствовала сохранности металла. Впрочем, он только чистил найденное оружие. Его реставрацией, переделкой и продажей занимались другие люди в специальной мастерской. Потапов даже не знал, где она, эта мастерская, находится. Каждую неделю он встречался с посредником, отдавал ему «улов» и получал вознаграждение, как правило, в валюте.
Попадалось Потапову, конечно, не только оружие, но и памятные знаки погибших солдат. Причем не одних солдат Красной армии, но и немцев. На знаках тоже можно было заработать, но этими реликвиями Дмитрий не занимался. Он сдавал их другим «черным археологам» и тем самым гарантировал свой покой при основном направлении бизнеса.
Иногда, из досужего любопытства, он вскрывал найденные солдатские памятки. Вот и патрон с запиской Исаака Флейшера вскрыл. 

– Жидок попался, – сказал он отцу. – Исачок… Слушай, может, торгануть записочкой этой? Евреи – народ богатый – расплатятся.
– Все они, что ли, богатые? – насупившись, спросил Сергей Потапов.
– Все, даже бедные, – решительно ответил «черный археолог».
Надо сказать, что отец Дмитрия антисемитом не был. Он просто по складу своего характера не мог им быть. На эту тему Сергей Потапов часто спорил с сыном еще в советские времена. И вообще отношения между ними никогда нельзя было назвать мирными и спокойными. Яблоко от яблони далеко упало – бывает и такое.
Не любил, если уж честно, старик сына. Он внуков любил безмерно, а потому и навещал часто семью Дмитрия. И вот во время такого визита и произошел у них разговор по поводу патрона с данными на красноармейца Флейшера.
– Подлость это! – сказал тогда Николай Потапов. – Человек погиб за родину, за Россию, а ты его памятью торгануть хочешь. Подлость это и негодяйство.
– Ты, папаша, глубоко неправ, – сказал сынок. – И пролежал бы этот патрончик до скончания века. Я работал, я его отрыл. Я, может, радость этим его жиденятам доставлю. Почему даром?
– Глаза бы мои тебя не видели пожизненно, – сказал старик. – Отдай мне этот патрон.
– Еще чего!
– Тогда продай.
– Сто баксов.
Сергей Потапов бедным человеком не был. Всю жизнь он и его покойная супруга помнили о черном дне, жили по-спартански в своем доме на окраине города и имели солидное хозяйство на десяти сотках чернозема.
Сто долларов сын получил.
– И чего ты с этой писулькой делать намерен? – спросил он.
– Найду родных этого человека и отдам патрон, – сказал Николай Потапов. – Хоть твой грех, подлеца, немного за молю.
– Псих ты, папаша, – улыбнулся Дмитрий. – Честное слово, псих.
Завладев патроном, старик тут же отправил письмо по имеющемуся в записке адресу. Ответа он не получил и, подождав больше месяца, сам отправился в город Херсон.
Никого из Флейшеров он, естественно, не нашел, но совершенно случайно встретил в порту старика – рыбака и горького пьяницу. Старик этот Флейшеров помнил. Потапов распил с ним бутылку и в конце распития узнал, что жена красноармейца эвакуировалась с дочерью на север и там, по сведениям старика, погибла, а дочь Флейшера была отправлена в детский дом. Рыбак дал адрес знакомой – пожилой женщины из Батайска, которая, он точно знал, переписывалась некоторое время после войны с женой Флейшера.
В общем, затянули поиски Сергея Потапова. Та женщина в Батайске умерла несколько лет назад, но дочь ее оказалась бережливым человеком и нашла старику необходимое письмо, но не от самой Фаины Флейшер, а от ее подруги. Подруга писала, что «моя дорогая и любимая Фанечка погибла утонутием, а ее дочь приютил наш местный домок для сирот».
Еще месяц шел старик по следу Эллы Флейшер. И, наконец, в его руках оказался адрес в Израиле, по которому он и отправил приведенное выше письмо.
Денег, потраченных на розыски, Потапов-старший не жалел. В долгих разъездах он перестал чувствовать острое и тоскливое одиночество безделья, от которого даже внуки не спасали.
Возможность отправиться по делу в далекую заморскую страну он воспринял тоже с радостью. Точку в его деле следовало поставить именно в Израиле.
Элла Нурик встретила Потапова в аэропорту и сразу спросила, где он намерен остановиться. «В гостинице, конечно», – ответил старик.
Элла промолчала и, только устроив гостя в своей машине, сухо произнесла, что он может пожить у нее.
Потом они сидели за столом, в холле квартиры Эллы Нурик-Флейшер, и пожилая женщина читала и перечитывала строки, написанные рукой ее погибшего отца.
Она хотела вернуть старику патрон с запиской.
– Что вы? – удивился Потапов. – Это – ваше.
– Скажите, – строго спросила гостя Элла, – вы долго меня искали?
– Пришлось побегать, – улыбнулся старик.
– Зачем вам все это было нужно?
– Не знаю, – Сергей Потапов пожал плечами. – Для равновесия, может, так… Сынок у меня… Ну, чтобы не было нарушения природы.
– Мои дети работают в США, – сказала Элла. – Они хорошие дети. Я человек не бедный и могла бы вернуть вам часть затраченных средств.
– Обидите кровно, – сказал Потапов.
Через две недели он улетел на родину, но спустя год вернулся в Израиль по приглашению Эллы Флейшер.
Для того чтобы зарегистрировать брак, старикам пришлось отправиться на Кипр. Элла ругала при этом израильские порядки, а Сергей Потапов был в глубине души рад еще одной возможности совершить не столь дальнее, но все-таки путешествие.

Из книги "Рассказы о русском Израиле"
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..