вторник, 15 апреля 2014 г.

ПОГОВОРИМ О СТАРОСТИ



 Жизнь – это всего лишь вынужденная очередь к смерти. Иногда ты пробуешь сбежать из очереди, но тогда тебя пристреливает охрана.
 Неудивительно, что старый автомобиль чихает, хрипит, кашляет и портит воздух, как и его старик – хозяин.
Жизнь полна парадоксов: старость бежит  вместе с днями, а молодость еле плетется.
 Сколько безвременно ушедших из этой жизни, но долгожитель почему-то жалуется на старость.
В молодости ты словно живешь в долг, но удивляешься, что с годами приходится долги отдавать….
 Все старики бухгалтеры. Просто потому. что в старости приходится подбивать баланс. 
 Молодость смотрит в небо, чтобы улететь. Старость - под ноги, чтобы не упасть.
   Но обратимся к людям более прозорливым и успешным, чем автор этих эссенций. 
На мой взгляд, шутки Вуди Аллена, «вкуснее», чем его фильмы. Вот  одна на заявленную тему: «Можно дожить до ста лет, если отказаться от всего того, ради чего хочется жить сто лет».
 Впрочем, острот и анекдотов на эту тему достаточно,  но прежде послушаем древних.
 Софокл: «Моя старость и величие моего духа побуждают меня, невзирая на столькие испытания, признать, что все – хорошо».
 Гиппократ: «Люди, подверженные ежедневно трудам, переносят их, хотя бы были слабы и стары, нежели люди сильные и молодые без привычки».
 Прочитал я этот афоризм и вспомнил один диалог в деревенской избе. Слышал его давным-давно, а забыть не могу.
-         Дед, – спросила захмелевшая невестка. – Ты чего так долго живешь?
-         Так привык жить, милая, - ответил старик.
Жизнь – это работа. И к ней привыкаешь, как к любому другому виду деятельности.
 Но вернемся к древним. Раскроем Талмуд:
 «Если старцы скажут тебе: «разрушай», а молодежь: « созидай», то разрушай, а не созидай, ибо разрушение старцев – созидание, а созидание молодежи – разрушение».
 Набрел на эти строчки – и оторопел. Вот настоящий приговор созидающим революции.
 «Чем старше становятся люди, живущие духовной жизнью, тем больше расширяется их умственный кругозор, тем более яснеет их сознание люди же, живущие мирской жизнью, с годами тупеют все больше и больше».
Цицерон: «Ничего так не следует опасаться в старости, как лени и безделья».
Полибий: «Чем меньше в тебе сил, тем больше старайся занять себя делами, чтобы отпугнуть смерь».
 А.Цельс: «Безделье ускоряет наступление старости, труд продлевает нашу молодость».
 Апулей: «Прекращение деятельности всегда приводит за собой вялость, а за вялостью идет дряхлость».
 Теперь мне понятно, почему в Израиле старики-репатрианты не остаются праздными до полной дряхлости. Оказывается тому виной не мизерное пособие, а стремление наших стариков как можно дольше сохранить молодость по совету древних.
 Впрочем, даже эти древние авторы не всегда были так определенны.
 Плиний младший: «Молодость и средний возраст мы должны посвятить родине, старость – себе».
 Плавт: «Плохая штука – старость». «Любимцы богов умирают молодыми».
 Публий Теренций: «Старость – сама по себе болезнь».
 Цицерон: «Все хотят дожить до старости, а когда доживут, ее же и винят во всем».
  Ладно, хватит древних. Слишком уж они серьезны в том, что сохранило время. Вот уж не знаю, почему так вышло: то ли они шутить не умели, то ли шутки не умеет хранить история.
 Так вот, пока они не стерлись в памяти человечества перейдем к шуткам о  старости.
 «Старость – это период жизни, когда мы становимся терпимыми к грехам, способность к которым еще сохранили, гневно осуждая те, которые уже не в состоянии совершить», - сказал Амброз Бирс.
 Он же: «Опыт – это откровение, в свете которого мы отрекаемся от прошлых юношеских ошибок в пользу будущих старческих».
 С циником Бирсом спорит Джекоб Броде: «Нет юного дурака, который сравнился бы со старым дураком, - опыт ничем не заменишь».
 Эмиль Брагинский и Эльдар Рязанов не только вместе писали киносценарии они и шутили вместе: «Не радуйся, что «скорая помощь» едет не к тебе. Это только вопрос времени». Несчастный опыт подсказал им эти горькие слова. Кстати, об опыте существует множество народных пословиц.  
 Грузия: «Даже слепой старик пройдет по горной тропе быстрее, чем зрячий юнец».
 Болгария: «Тот, кто не уважает старость, готовит для самого себя трудное будущее»
 Таиланд: « Ошибку старика еще можно исправить. Ошибку молодого – никогда. Опыт никогда не толкнет пожилого человека в пропасть».
 Франция: «Старость не слабеет в любви. Просто опыт учит стариков находить удовольствие не только в сексе».
 Китай: «Дураку от роду даже опыт не впрок.  Мудрый старик и в молодости был умен».
  Да, народная мудрость тоже очень серьезна, а потому вернемся к шуткам.
 Дж. Космен: «Средний возраст - это когда узкая талия и широкий ум меняются местами».
 Генри Киссенжер: «Чем больше проходит времени, как я не у дел, тем более непогрешимым я себе кажусь».
 М.М. Жванецкий: «Раньше думал – женщины, теперь – ни дня без строчки».
 Тимоти П. Крик: « В конфликте поколений всегда побеждает молодость, но чаще всего – когда состарятся».
 Эмиль Кроткий: «Лучшее средство от седины – это лысина». «Самое плохое в жизни это то, что она проходит».
 Л. Лагин: «Это очень большая ошибка думать, что все люди до самой смерти живые».
 Мартти Ларни: «Зрелость – это вступление в тот возраст, когда человек начинает терять волосы, зубы и иллюзии.
 Дон Маркиз: «Средний возраст – когда человек все время думает, что через неделю или две он будет чувствовать себя также хорошо, как обычно».
 К. Мелихан: «Возраст и скорость сбавляет лишь тот, кто в себе не уверен», «Старость – это когда лекарство становится едой, а еда – ядом».
 Гектор Мунро: « У молодости имеются мечты, которым не суждено сбыться, а у стариков – воспоминания о том, чего никогда не было».
 Вот здесь я должен поспорить, не могу сдержаться. Все было, было, конечно, но не так, как вспоминается.
 Старость – молодость – вечная тема для шуток. Здесь, как мне кажется, я выбрал самую удачную:
 «Сегодняшняя молодежь ужасна. Нот еще ужаснее то, что мы не принадлежим к ней».
 Продолжим тему шуткой Марка Рассела: «Молодые люди, не унывайте; чем старше вы становитесь, тем меньше заповедей будете способны нарушить».
 Эмиль Сьоран: «Молодость кончается в тот момент, когда перестаешь выбирать себе врагов и удовлетворяешься теми, которые под рукой».
 Женщины и старость тоже тема неисчерпаемая для шуток. Вот несколько образцов:
 Ларошфуко: «Старость – вот преисподняя для женщин».
 Ланкло: «Когда женщине стукнет тридцать, первое, что она начинает забывать, - это свой возраст; в сорок он уже совершенно изглаживается из памяти».
 Ф.Диллер: «Старость – это когда пигментные пятна начинают проступать даже через перчатки».
 Генри Менкен: «Мужчине хочется заплакать при мысли, что он скоро умрет. Женщине – при мысли, что она родилась так давно».
 Ф.Г. Раневская: «Отвратительны паспортные данные. Посмотрела в паспорт, увидела, в каком году я родилась, и только ахнула.
 Паспорт человека – это его несчастье, ибо человеку всегда должно быть восемнадцать, а паспорт лишь напоминает, что ты не можешь жить, как восемнадцатилетняя.
 Старость – это просто свинство. Я считаю, что это невежество Бога, когда он позволяет доживать до старости. Господи, все уже ушли, а я все живу. Страшно, когда тебе внутри восемнадцать, когда восхищаешься прекрасной музыкой, стихами, живописью, а тебе уже пора, ты ничего не успела, а только начинаешь жить!
 Старость – это время, когда свечи на именинном пироге обходятся дороже самого пирога, а половина мочи идет на анализы.
 Старость – это когда беспокоят не плохие сны, а плохая действительность».
 Оскар Уальд: «Тридцать пять лет – очень привлекательный возраст. Лондонское общество полно женщинами, которые по собственному желанию оставались тридцати пяти лет целые годы».
 Этот Оскар Уальд очень был озабочен проблемой возраста. Даже замечательную повесть написал об этом: «Портрет Дориана Грея». Впрочем, все значительные писатели и поэты много размышляли о проблеме старения. Их и послушаем.
 А.Твардовский: «Старость – не радость, но ее должно переживать, не роняя достоинства, не впадая в жалобную растерянность, отчаянное озлобление, и даже уметь с удовлетворением воспользоваться некоторыми преимуществами этого возраста.
 Иго старости опустошает душу и низводит человека до уровня биологического вида тогда, когда он переживает самого себя, то есть утрачивает интерес к безостановочному развитию жизни, к лучшим стремлениям новых поколений».
 Нет, все-таки стихи Твардовскому удавались гораздо лучше, чем «расуждизмы».
 Слушаем дальше Эрнста Хемингуэя: «Великое заблуждение – о мудрости стариков. Старики не мудры. Они только осторожны.
 А. де Сент-Экзюпери: «Животное и в старости сохраняет изящество. Почему же так изуродована благородная глина, из которой вылеплен человек».
 Красиво сказано, но и с этим я не согласен. Молодой волк видит в старом те же уродства, что и юноша в старике.
 А.Камю: «Продлить молодость зрелому мужчине может только счастливая любовь. Любая другая превращает его в старика.
 Стареть – значит переходить от чувств к сочувствию.
 Годы юности тянутся так медленно потом, что они полны событий, годы старости бегут так стремительно оттого, что заранее предопределены».
 Л.Арагон: «Молодые люди мечтают. Старики вспоминают».
 Ф.С. Фицджеральд: « В восемнадцать лет наши убеждения подобны холмам, с которых мы смотрим вниз; в сорок пять – это пещеры, в которых мы прячемся.
 Ф. Кафка: «Вечная молодость невозможна; не будь даже другого препятствия, самонаблюдение сделало бы ее невозможной
 Счастье исключает старость. Кто сохраняет способность видеть прекрасное, тот не стареет».
 А. Моруа: «Искусство старения заключается в том, чтобы быть для молодых опорой, а не препятствием, учителем а не соперником, понимающим, а не равнодушным».
 А под конец этих заметок я приберег афоризм американского писателя Филиппа Рота: «Еврей, у которого живы родители, до конца своих дней остается пятнадцатилетним».

 Удивительно точная формулировка секрета молодости  народа Торы.

ДАН ПАЙЗ - ШПИОН РАДИ ДОЧЕРИ


  

  Дан Пайз работал на первого директора «Мосада» Рувена Шилоя. Он сам считался начальством – этот Пайз, командовал газетой лейбористов «Давар». Серьезная была газета, официоз. И сам ее редактор внушал доверие. Крайне важным делом он решил заняться и предложил свои услуги, за отдельную плату конечно, «Мосаду». Пайз через своих друзей и знакомых в СССР создал сеть агентов в России. Эта организация работала, по его словам, на благородное дело сионизма, возвращения советских евреев а Эрец -Исраэль.
 На самом деле этот Пайз хорошо читал Ильфа с Петровым и создал свой «Союз меча и орала». И под это фиктивное объединение исправно получал солидное финансирование от доверчивого  Рувена Шилоя.
 Однако, история деятельности и разоблачения Пайза интересна, прежде всего, тем климатом, в котором она происходила. И совершенно неожиданным финалом разоблачения Пайза, говорящим о трогательной молодости нашего государства гораздо больше, чем иные толстые исторические труды.
 Но начнем с начала. Океаны, моря, реки – явления серьезные, но нет ничего веселее и полезней, чем добраться до истоков, до первого чистого глотка воды, не замутненного пространством и временем. И у «Мосада» были эти истоки. Удивительные достижения на старте деятельности, но и фантастические ошибки и просчеты.
 Сталин посадил советских евреев под колпак из бронированного стекла. Вроде бы они есть, евреи, видны, но на самом деле одной видимостью контакты с ними и ограничивались.
 Понять  этот феномен тоталитаризма было трудно. Мир  страха находился не просто за «железным занавесом». Он существовал в другом измерении, и нормальные связи между империей Сталина и другими государствами были практически невозможны. Демократия, права человека – вот эсперанто цивилизованного человечества. СССР говорил с остальным миром на языке чужом,  и не доступном переводу. 
 1952 год. Израилю нужны репатрианты, как воздух. Фараон Сталин держит у себя 3 миллиона рабов. Мало того, готовит их на заклание. Рувен Шилоах считал одной из главных задач «Мосада» - способствовать репатриации евреев из России. И Шилоах и другие руководители молодого еврейского государства не хотели или не могли понять, что выпустив евреев из СССР, Сталин мог сразу закрыть «лавочку», признав свою собственную империю банкротом. Делать он это не собирался, а потому, чем больше горячился на эту тему Израиль, тем сильнее стягивалась петля на горле советских евреев.
 Но не бывает трагедии без фарса. Дан Пайз, еще в начале 50 года сообразил, что он может выгодно использовать безобидные письма своих друзей из России, подлинные фамилии и должности друзей, подчас немалые. Пайз был хорошо знаком с шефом «Мосада». Ему он и предложил свои услуги по организации еврейского подполья в СССР. Услуги  с благодарностью приняли и сразу же оплатили.
 Редактор «Давара» считался человеком пишущим и пишущим неплохо. В любом случае, с фантазией у него был полный порядок. «Работа» кипела. Агентурная сеть в Москве вербовала все новых и новых членов. Ширились масштабы сопротивления большевизму. Дан Пайз обещал, что в скором времени его люди добьются разрешения на репатриацию для всех желающих покинуть СССР.
 Рувен Шилоах верил своему приятелю. В том мире идеализма, трогательной веры в неколебимость сионистских идеалов, казалось совершенно невозможным мошенничество на святом деле возвращения из галута в страну предков.
 Дан Пайз чувствовал себя уверенно. Его не испугала отставка Рувена Шилоаха и назначение на пост директора «Мосада» Иссера Харела. Он и с этим уроженцем Витебска был хорошо знаком. Одна партия, одни идеалы, одна судьба. Пайз не учел, что методы работы Шилоаха давно казались бдительному Харелу крайне сомнительными.
 Бен-Гурион отмечает в своем дневнике: « Ко мне зашел Иссер. Он считает, Рувен не справился со своими задачами». Из всех кандидатов на пост нового директора разведки Старик выбирает именно Харела, чтобы тот «справился».
 Знал ли об этом Пайз? Если и знал, то не придал тревожной информации значения. Он был убежден, что занят слишком важным делом, осуществляет жизненно важную операцию для Израиля, а потому он, как жена Цезаря, выше подозрений.
 И редактор «Давара» сам пошел на заклание. Не успел Харел занять новый кабинет, как к нему настойчиво постучался Пайз и потребовал выдать очередные 5 тысяч долларов. Сумму, по тем временам, весьма значительную.
 Харел удивился и спросил: зачем посетителю такие деньги, да еще и в валюте. Пайз стал рассказывать. Он говорил долго и вдохновенно. Земляк Марка Шагала внимательно слушал, не задавая вопросов. Харел не любил говорить. Он любил действовать и всегда с недоверием относился к болтунам. Выслушав Пайза, попросил его подождать некоторое время, объяснив паузу необходимостью войти в дела вверенного ему ведомства.
  Пайз отступил не сразу. Он заявил, что люди его подпольного Центра крайне нуждаются в деньгах и без них работа тут же прекратиться.
-         Мне нужно время, чтобы принять решение, - повторил Харел, не сводя глаз с посетителя. Редактор «Давара» понял, что перед ним не прежний доверчивый идеалист, а жесткий прагматик.
Утверждают, что немногословность Харела можно было объяснить красноречивостью его взгляда. Один из сотрудников писал об этом так: « Казалось, что холод лезвий его голубых глаз, словно острый нож вскрывал ваши самые сокровенные мысли. Разговаривая с людьми, он смотрел прямо в глаза, и никогда не отводил взгляда».
 Впрочем, одним «холодным ножом» дело не ограничилось. Харел  создал комиссию по расследованию работы Пайза. Опасности здесь не было никакой. В те времена любые комиссии состояли из членов одной, правящей партии «Мапай», а потому и выводы оставались за «семью печатями», особенно в той части, которая касалась секретных служб Израиля.
  Комиссии потребовалась неделя, чтобы установить очевидное: редактор «Давара» был обыкновенным мошенником и на протяжении долгого времени исправно «доил» доверчивого Шилоаха. И не только его. Пайз и министра иностранных дел Моше Шаретта убедил в эффективности работы своих агентов. 
 Девять месяцев ловкий Дан разъезжал по разным странам. И докладывал, что в США, Франции, Дании встречался со своими высокопоставленными друзьями из СССР, для координации деятельности еврейского подполья. «Мосад» компенсировал расходы редактора «Давар», причем полностью.
 Пайз занимался смертельно опасным мошенничеством для людей, отобранных их для «Союза меча и орала». Попади списки этой фиктивной организации на Лубянку, и Сталину не понадобилось бы «Дело врачей», чтобы решить окончательно «еврейский вопрос».
 Но все обошлось. Причем самым удивительным образом. Дело замяли и не только потому, что Пайз считался хорошим редактором официоза. Дан Пайз был хорошим и несчастным отцом. Его дочь тяжко болела. Лекарства, необходимые для ее излечения, можно было достать только в Европе и Америке, причем за очень большие деньги. Судя по всему, Пайз смог предоставить квитанции, доказывающие силу его отцовского чувства, точно так же, как в замечательном фильме  «Берегись автомобиля» угонщик машин Смоктуновский – Деточкин предъявил почтовые бланки переводов денег в Детские дома.

 В советском фильме   раскрутили совершенно невероятную, фантастическую историю. В летописи «Мосада» был и в самом деле этот мошенник Пайз, отпущенный на все четыре стороны без всякого наказания только потому, что ему нужны были деньги, чтобы спасти от смерти любимую дочь.  

ТРАГЕДИЯ ЯЗЫКА В РОССИИ

  Перечитываю прозу Аксакова, Пушкина или Толстого, написанную в позапрошлом веке, и все меня радует, все мне понятно, все по сердцу. Читаю современных, модных русских авторов - ничего понять не  могу, полный мрак, слова какие-то странные, зашифрованные, что ли? Прежде думал о себе: устарел, отстал, а недавно стал догадываться, что новая русская литература написана совсем на другом языке, мне неведомом - вот и весь секрет.

Когда-то, читая талантливых русскоязычных писателей Израиля, таких, как Григорий Канович, Эли Люксембург. Феликс Кандель, Дина Рубина ( могу назвать еще несколько замечательных имен). Так вот, читая их книги, подумал, что история языка полна парадоксов. А что, если вдали от родины, русский язык сохранился гораздо лучше и чище, чем в самой России? И отрыв этот плодотворен. Судя по всему, догадка моя верна. Видимо, бывают в истории стран и народов тяжелые времена, родной язык убивающие. Писатель, живущей далеко от языковой агрессии улицы, и  язык речи человеческой способен сохранить без грязи, невежества, пошлости и искажений.

Катастрофа: печальные последствия прошлогоднего набора в МГУ

Из беседы с преподавателем университета: «100 баллов за ЕГЭ — это «через чюр»
- Первокурсники журфака написали проверочный диктант по русскому языку. Подтвердили ли они оценки, с которыми поступали?

— Установочные диктанты для выявления уровня знаний первокурсников мы пишем каждый год. Обычно с ними не справляются 3-4 человека. Но результаты приема 2012 года оказались чудовищными. Из 229 первокурсников на страницу текста сделали 8 и меньше ошибок лишь 18%. Остальные 82%, включая 15 стобалльников ЕГЭ, сделали в среднем по 24-25 ошибок. Практически в каждом слове по 3-4 ошибки, искажающие его смысл до неузнаваемости. Понять многие слова просто невозможно. Фактически это и не слова, а их условное воспроизведение.
Ну что такое, например, по-вашему, рыца? Рыться. Или, скажем, поциэнт (пациент), удастса (удастся), врочи (врачи), нез наю (не знаю), генирал, через-чюр, оррестовать… Причем все это перлы студентов из сильных 101-й и 102-й групп газетного отделения. Так сказать, элита. А между тем 10% написанных ими в диктанте слов таковыми не являются. Это скорее наскальные знаки, чем письмо. Знаете, я 20 лет даю диктанты, но такого никогда не видела. Храню все диктанты как вещдок. По сути дела, в этом году мы набрали инопланетян.

- У вас, правда, был такой слабый набор?

— В том-то и дело, что формально сильный: средний балл по русскому языку — 83. То есть не просто «пятерка», а «суперпятерка», поскольку отличная оценка по русскому языку в этом году начиналась с 65 баллов. И это очень скверно, поскольку, когда ребята завалят первую же сессию, нам скажут: «Вы получили «супертовар». А сейчас ребята не могут воспроизвести простеньких русских слов. Как это вам удалось сделать из суперотличников супердвоечников?!». Кстати, в этом году благодаря ЕГЭ победители олимпиад и золотые медалисты не смогли поступить на дневное отделение: все они учатся на вечернем. Мало и москвичей. Впрочем, журфаку еще грех жаловаться. Сколько-то самых безнадежных студентов нам удалось отсечь с помощью творческого конкурса. А вот что получил, скажем, филфак, страшно даже подумать. Это национальная катастрофа!

- В чем ее причина?

— В какой-то степени в «олбанском» интернет-языке. Однако главная беда — ЕГЭ. По словам первокурсников, последние три года в школе они не читали книг и не писали диктантов с сочинениями — все время лишь тренировались вставлять пропущенные буквы и ставить галочки. В итоге они не умеют не только писать, но и читать: просьба прочесть коротенький отрывок из книги ставит их в тупик. Плюс колоссальные лакуны в основополагающих знаниях. Например, полное отсутствие представлений об историческом процессе: говорят, что университет был основан в прошлом, ХХ веке, но при императрице Екатерине.

По итогам диктанта прошло заседание факультетского ученого совета. Вырабатываем экстренные меры по ликбезу. Сделаем, конечно, что сможем, но надо понимать: компенсировать пробелы с возрастом все труднее, и наверняка выявятся ребята необучаемые. Да и часов на эти занятия в нашем учебном плане нет. Так что, боюсь, кого-то придется отчислить, хотя ребята не дебилы, а жертвы серьезной педагогической запущенности.

- Многих можете потерять?

— Не исключаю, что каждого пятого первокурсника. ЕГЭ уничтожил наше образование на корню. Это бессовестный обман в национальном масштабе. Суровый, бесчеловечный эксперимент, который провели над нормальными здоровыми детьми, и мы расплатимся за него полной мерой. Ведь люди, которые не могут ни писать, ни говорить, идут на все специальности: медиков, физиков-ядерщиков. И это еще не самое страшное. Дети не понимают смысла написанного друг другом. А это значит, что мы идем к потере адекватной коммуникации, без которой не может существовать общество. Мы столкнулись с чем-то страшным. И это не край бездны: мы уже на дне. Ребята, кстати, и сами понимают, что дело плохо, хотят учиться, готовы бегать по дополнительным занятиям. С некоторыми, например, мы писали диктант в виде любовной записки. Девчонки сделали по 15 ошибок и расплакались.

Как разрушают язык

Хочешь уничтожить народ – уничтожь его язык. Язык – это средство выражения национального мышления. За каждым словом в мозгу человека встает образ. А тем более – в русской речи, которая является переносчиком русской идентичности. Убивая русскую речь, нынешние «расейские элитарии» убивают русскость. Они порождают уродливый воляпюк – «российский язык».

Следующая ступень деградации русского языка и превращение его в «россиянскую мову» – насыщение уголовными словечками. Теперь ими сыплют даже высшие чиновники триколорного государства, большинство из коих никогда зону «не топтало». И это невероятно уродует и обедняет нашу великую речь. Ненавижу слово «наезд» в его нынешнем смысле! Почитайте русских классиков: Чехова, Тургенева, Толстого. Какой-нибудь Иван Петрович любит бывать у Василия Федоровича «наездами»? То есть, не приезжать в гости, а являться на веренице джипов, паля в воздух из всех стволов. Есть ведь тьма отличных великорусских слов и выражений, синонимов «наезда» — наскок, нападение, бросить вызов, попереть на рожон, покатить бочку. Для каждого случая – свой. А чудовищное слово «разводить»? Обманывать, объегоривать, дурить, облапошивать – здесь целый арсенал слов нормальной речи. Вся эта «фенизация» великого русского языка – мерзейшее преступление.
Меня поражает та лёгкость, с которой нынешние русские утрачивают слова своей родной речи. Словно дурные попугаи, они подхватывают и повторяют нынешний пиджин-рашен. Господи, ну сопротивляйтесь же вы этой колонизации, этому разрушению вашей национальной идентичности! По сравнению с временами СССР произошла дичайшая языковая регрессия.

Теперь я понимаю, как стремительно утрачивалась нормальная латинская речь на обломках Римской империи. Нынешних молодых в Интернете вычисляешь мгновенно: по режущим глаз ошибкам, по "воляпюковскому" написанию слов: «от куда» вместо откуда, или «за чем» вместо зачем. Если видишь такое, то ясно – пишущий годков рождения от второй половины 1980-х и дальше. Безграмотность вопиющая. «Не» везде пишется у них отдельно. «Не вкусный» вместо «невкусный», «не даром» вместо «недаром». Разницы между в «в течение» и «в течении» они не ведают. Про все эти «разочерования», «извените», «циган», «девченка», «вкустно» даже говорить не хочется.

Нынешние книги читать невозможно: ошибка на ошибке. Разрушается грамотность – причем полностью. Чувство языка полностью утрачено. Ну, сколько раз объясняли дуракам: «бесталанный» — это несчастливый, ибо талан – это счастье, удача. Нельзя говорить о талантливом человеке «небесталанный» — он именно талантливый, способный. И точно так же «бедовый» — это не тот, кто в несчастья влетает, а бойкий, шустрый. Все без толку: хоть кол на голове теши. Кстати, именно теши, а не чеши. Кол, как известно, топором тесают-тешут, его нижний конец заостряя. Потому с великим удовольствием читаю книги русско-советских лет: там – нормальный язык. Деградация нынешних книг ускоряет гибель великого и могучего. И это – симптом регрессии русских как народа.

Но вот что примечательно: параллельно с деградацией русского языка идет деградация "россиянских" переводчиков. Наблюдается утрата культуры знания иностранных языков.
Все вокруг говорят: вот книга Джона Колемана «Комитет трехсот». Просто бешусь: ну нельзя быть такими быдляче неграмотными! Таких фамилий у англосаксов отродясь не бывало. Это – Джон Коулмэн (Coleman). Распространенность «колеманства» удручает.

Если по такой логике писать иностранные имена, то автором «Гамлета» будет Виллиам Схакспеаре, а не Уильям Шекспир. В Ялте встречались Сталин, Рузвельт и английский премьер Чурчилл. Или Цсхурцхилл? Или Чарчилл? В общем, никак не Черчилль. Впрочем, тогда уж не Рузвельт, а Роозевелт. А недавно скончался известный американский поп-певец Михаил Яксон. И в «Фантомасе» играл не Жан Марэ, а Джеан Мараис. И первый аэроплан построили братья Вригхт. Слава Богу, что книгу про комитет трехсот написал не Бьюкенен (Buchanan). А то поставили бы на обложке: «Буханан». Или Бучанан. Или Бачанан.

Если советский литературный переводчик был человеком высочайшей культуры и большого кругозора, знавший несколько языков, а русский – особенно, то бело-сине-красный толмач – это полуграмотный студент, не знающий ничего, кроме плохого английского. И с кругозором выпускника школы для умственно неполноценных.

Переводные книги, издающиеся в РФ, невозможно читать без карандаша – надо править ляпы на каждой странице. Вот некоторые перлы. Премьером Японии во Второй мировой был некий Тойо. Финн, что ли? Да нет – это кретин-переводчик так переделал фамилию Тодзио (в английской транскрипции – Tojo). Президентом Чехословакии накануне захвата ее немцами был некий Хача, а не Гаха (Hacha).

Так и представляешь себе матерого кавказца в кепке-аэродроме. Просто "россиянский" халтурщик не знает истории, и в справочник ему заглянуть некогда. По страницам шествуют великий китайский полководец Сань Цу (не сразу понял, что имеется в виду Сунь Цзы), подводная лодка «Ксиа» («Ся») и прочие перлы. На страницах другого романа француза маниакально именуют Николасом, хотя читается это имя – Николя. Может быть, вы будете писать «кабернет» вместо «каберне», а «Тиссот» — всесто «Тиссо»?

"Россиянские" СМИ тут тоже отличаются местечковой дремучестью. Ну, нет фирмы «Делойт и Туш» — есть компания «Делуа и Туше». Нет теннисного турнира «Ролан Гаррос», есть «Ролан Гарро», ибо «с» на конце не читается. Ролан Гарро был великим теннисистом, а также и летчиком Первой мировой. И если вы его перекрестили в «Гарроса», то тогда знаменитым оркестром дирижировал Паул Мориат, в океан нырял капитан Коустеау, а Франция выпускает автомобили «Ренаулт» (Поль Мориа, Кусто и «Рено» соответственно). Однажды я слышал, как спортивные комментаторы упорно именовали французского теннисиста Рауксом. Так они прочли его фамилию – Raux. То, что на самом деле он – Ро, им в башку не пришло.

Я выбросил книги Зефирова, где он расписывает славных пилотов Третьего рейха. Читать их невозможно. Эсминец «Иванхое» (Ivanhoe) – это он так «Айвенго» прочитал. Фамилии немцев перевираются безбожно: Штахл – вместо Сталь, Похлманн – вместо Польман, Махлке – вместо Мальке. И всю эту лабуду пропустили все корректоры и редакторы издательства. Ну, рекорд невежества. Отправил в корзину и книгу «Тайная миссия НАСА» Хогленда. Перевод как будто недавно выучившийся русскому нигериец делал: таких корявых предложений я еще не видел.

Но добил меня перл: икона «Наша дама Гваделупе». Блин, это – икона богоматери Гваделупской! «Нотр Дам Гваделупе» — так в подлиннике. «Нотр Дам» дословно – «наша дама», но мне еще в английской школе № 35 города-героя Одессы, преподавая азы перевода, объяснили, что это французское прозвание Богородицы. И даже рассказали историю о халтурном переводчике, который, взяв роман «Собор парижской Богоматери» («Нотр Дам де Пари»), перевел заглавие как «Наша дама из Парижа».

Господи, кого же выпускают наши вузы? Полных олухов? И мы, русско-советские, на их фоне – просто гимназисты старых времен. Зайдя в магазин, едва не умер от хохота. На прилавке стояло немецкое вино «Молоко любимой женщины» — если верить ценнику. Блин, кретины, это же «Молоко Богородицы» (Либенфраумильх)! Немцы, хотя народ своеобразный, женщин доить еще не додумались.
Тупость нынешних переводчиков и СМИшников торчит на каждом углу. Старого седого дядьку, правящего в Монако, называют принцем. А его дочь – поп-певицу — принцессой Монако. Болваны, они не принц и не принцесса – они князь и княжна, ибо слово prince – это не только принц, но и князь. Ведь Монако – это княжество.

Глядишь фильм про Дракулу – слышишь о «принце Трансильвании» или о «принце мира сего», хотя слово king везде переводят как «король». Мне говорят о королях древней Персии, античной Греции, ведической Индии. Однако в русской традиции они – цари. А короли появляются лишь в Средневековье и то у германских и романских народов, да у кельтов – на Востоке. На Руси же королей не водилось. Но я почти навзничь упал, встретив выражение «Античная Русь». Древняя, уроды, древняя!

О чем все это говорит? О том, что разрушение русского языка в РФ привело к разрушению общей лингвистической культуры, к гибели отличной школы русского перевода, коими славились и Российская империя, и СССР, и что, как следствие, ведет к гибели самой культуры и знания!
Это говорит о том, что в Российской Федерации разрушают все – не только науку, промышленность, образование, инфраструктуру и ЖКХ, но и сам наш великий индоевропейский язык. Это говорит о том, что школы и вузы страны начали массово штамповать брак — незнаек и невежд, полуграмотных «узкоспециализированных» дебилов...

ОН СПАС ИСПАНИЮ



В Испании разрушают памятники генералу Франко...
Мнение, какое событие Второй мировой войны было самым важным, зависит от того, кого вы спросите. Русские ответят, конечно, что это Сталинградская битва. Американцы ответят, наверное, что это высадка союзников в Нормандии в 44-м. Можно ещё спросить немцев.
...Герман Геринг в нюрнбергской тюрьме сообщил: "Гитлер проиграл войну, когда отказался от намерения сразу же вслед за падением Франции вступить в Испанию - с согласия или без согласия Франко, - захватить Гибралтар и вторгнуться в Африку".
...Адольф Йорген заявил на Нюрнбергском процессе: "Неоднократно подтвержденный отказ генерала Франко разрешить немецким вооруженным силам пройти через Испанию для овладения Гибралтаром явился одной из причин поражения".

 Третейским судьёй можем взять Уинстона Черчилля. В своих мемуарах Черчилль записал: "Если бы Гитлер овладел Гибралтаром, исход войны был бы другим"...

 Судьбоносная встреча Адольфа Гитлера и генерала Франко, единственная их встреча, состоялась в октябре 1940 года в Эндайе на франко-испанской границе. Описание её историками почти комично. Бесноватый фюрер требовал от каудильо пропустить немецкие войска для захвата Гибралтара. Франко ни за что не соглашался. Гитлер вдохновенно живописал: "Мы перебросим танки на африканский берег и двинем их на восток". Франко монотонно возражал: "Танки увязнут в песке".
 После 10 часов бесплодных переговоров Гитлер в бешенстве покинул встречу. "Я нюхом чую в нём еврея. У него чисто семитская рожа. Один нос чего стоит", - разорялся фюрер. Но двинуть войска на Франко он не решился.

Сколько европейских лидеров устояли перед Гитлером? Премьеры гордых Англии и Франции без единого выстрела сдали Гитлеру в Мюнхене Чехословакию. Да и свою свободу Франция защищала всего 12 дней. Сталин домогался дружбы фюрера. Главы либеральных Бельгии и Норвегии предоставили Гитлеру свои страны без возражений. Сейчас Норвегия выступает моральным ментором мира, определяя главного миротворца года. В 1940 году Квислинг создал правительство, приветствовавшее немецкую оккупацию Норвегии. Национальная гордость норвежцев, нобелевский лауреат Кнут Гамсун поддержал нацизм и отправил своего сына сражаться в войсках СС. Географически вся Норвегия - граница со Швецией. Однако норвежцы зорко следили, чтобы евреи не могли спастись, сбежав в нейтральную Швецию. Норвежские евреи были депортированы из своей страны в концлагеря на территории Польши без приказа из Германии. Характерно, что выжившие в лагерях норвежские евреи после войны в Норвегию не вернулись.
 А что же Испания и "враг прогрессивного человечества" генерал Франко? Только за 1940 год укрытие в Испании нашли 40 000 евреев, а за всю войну цифра спасённых испанским диктатором евреев приближается к 200 тысячам. В крупнейшем еврейском центре юго-восточной Европы Салониках Франко спас от департации в Освенцим 5000 евреев, объяснив это тем, что как сефарды, чьи предки были изгнаны из Испании за 460 лет до того, они имеют право на въезд в Испанию. Франко спас 1600 евреев из Берген-Бельзена. В разных странах - называют Венгрию, Румынию, Грецию и вишистскую Францию - посольства Испании получили инструкцию выдавать въездные визы евреям. Это как раз такое деяние, за которое мы почитаем шведского дипломата Валленберга и японского дипломата Сугихару героями и заслуженно присвоили им звание Праведников народов мира. Но напрасно вы будете искать в этом почётнейшем списке имя генерала Франко.
 Так чем же объясняется неблагодарность евреев генералу Франко? В гражданскую войну 1936-39 годов в Испании мятежные войска под его предводительством разбили армию правительственной коалиции сталинистов, троцкистов, социалистов и анархистов, распавшейся ещё во время войны. Об этом распаде можно прочесть в книге Джорджа Оруэлла "Памяти Каталонии" или в мемуарах Ильи Эренбурга. За коалицию сражались интернациональные бригады, состоявшие в большой степени из европейских евреев, а также из "военспецов", посланных в Испанию Сталиным. Это поражение и не могут простить Франко левоориентированные люди. Недаром опереточный злодей Никита Хрущёв в пору работы главой СССР стучал в ООН ботинком по трибуне во время выступления представителя франкистской Испании. А многие евреи как в Израиле, так и в Америке до сего дня ориентированы в ту же сторону, что и Хрущёв.
 Будучи не из крупнейших игроков в глобальной драме Второй мировой, Франко демонстрировал чудеса эквилибристики, поддерживая Германию в войне против России, оставаясь нейтральным в войне западных союзников против Рейха и поддерживая Америку в войне с Японией. И когда по окончании войны казалось, что коммунизм поглотит Европу (Франция и Италия были на грани прихода к власти коммунистических партий), антикоммунист Франко выстоял против бойкота и международной изоляции и с середины 50-х повёл страну к тому, что экономисты назвали "испанским чудом", когда темпы экономического роста в стране уступали только японским.
 По поводу интуиции Гитлера: по материнской линии Франко происходил, как считают, из почтенного еврейского рода Пардо, давшего известных раввинов Иосифа, Йошеа и Давида Пардо. По отцовской линии он, полагают, также происходил из марранов.
 Последние годы в Испании разрушают памятники генералу Франко. В 2009 году, спустя 34 года после смерти Франко мэрия Мадрида лишила его, спасшего Испанию от двух страшных напастей ХХ века - от коммунизма и нацизма, всех титулов и наград. Память праведного Иосифа, спасшего когда-то Египет от голода, впрочем, тоже не хранится в современном Египте.

МОИ ВНУЧКИ

 Все думаю, как это чудом удалось прожить свои года в сравнительно благополучном мире. Что-то достанется на их долю, моих лбимых? Но знаю точно: все, что делал в литературе, журналистике кино - это слабая, но все-таки попытка защитить их от своры безумных, кровожадных политиков, которые ведут себя так, будто нет у них не только совести и здравого смысла, но нет и детей, и внуков. 

ВИКТОР ЦОЙ - АГЕНТ ЦРУ


"Евгений Федоров, депутат Госдумы от правящей партии "Единая Россия", ранее утверждавший, что в его стране действует "широкомасштабная американская шпионская сеть", вновь шокировал общественность утверждением о том, что культовый рок-музыкант Виктор Цой, основатель группы "Кино", был агентом ЦРУ, а его знаменитые песни написаны сценаристами Голливуда.
Об этом пишет во вторник, 15 апреля, новостной сайт NEWSru.com.
На своем сайте депутат поместил видеоролик, где он излагает эти измышления.
Издание напоминает, что Федоров является одним из инициаторов запроса к генпрокурору Юрию Чайке, в котором авторы требуют признать развал СССР незаконным и привлечь к уголовной ответственности виновных, в числе которых – первый и единственный президент страны Михаил Горбачев".

 Блогеры уже устали ждать, когда на заседаниях Госдумы появятся врачи и санитары из психиатрической больницы. Видимо, медперсонал понимает, что при массовом и остром характере заболевания все меры по изоляции больных бесполезны. Здесь еще и вычеркнутые слова из каватины Людмилы ( опера Глинки "Руслан и Людмила) о любимом Киеве и Днепре. Но дело нешуточное, потому что нет более опасного и заразного заболевания, чем безумие. Психозы мгновенно становятся пандемией, а следом принимают агрессивные формы. Таким образом начиналось большинство войн на земле. Так что это Федоров с его разоблачением Цоя - всего лишь симптом острого, массового заболевания, ставящего под угрозу мир на нашей планете.

МАТРОС ЖЕЛЕЗНЯК В УКРАИНЕ


Есть возможность смотреть телевидение Украины. Смотрю 5-ый канал: заседание Рады. Впечатление удручающее. Кто-то дремлет, кто-то мается, "отбывая номер". Ораторы "спасают" Украину при полном равнодушии собравшихся. У меня такое чувство, что во-вот на пороге зала появится матрос Железняк и объявит, что караул устал. И эти патриоты покорно разойдутся по своим богатым норам. По сути дела, в Думе заседают те, на чей совести коррупция, полный развал, бедность на Украине. Это они должны были убрать пахана Януковича, а не Майдам. Это на них лежала вся ответственность за страну. Это на них вина за развал "незалежной". И они же сейчас спасают, а, по сути, опять предают свое государство.
 Украина обречена. И Москве только стоит легко толкнуть Киев в спину - и он рухнет. Потом можно будет до бесконечности искать врага в Путине, журналистах, в "зеленых человечках", в равнодушии Запада - все это не будет иметь никакого смысла, просто потому, что враг Украины - она сама.

УКРАИНА В ОТКРЫТОМ ЭФИРЕ

СЕРГЕЙ ЕСЕНИН - ПЕВЕЦ НЬЮ-ЙОРКА

                                                    Есенин и Дункан в США

Давно известно, не болезнь убивает настоящего поэта, а ложь и пошлость жизни. Не умеет он жить во лжи и пошлости, а приходится. Вот от этой муки и смерти преждевременные: от чужой пули или своей, в петле веревочной, в удавке голода, от удара бритвы по венам. 
 Поэт большого таланта не может жить в компромиссе с действительностью, если действительность эта олицетворяет зло. Тоже и с народами происходит, если путь их отмечен печатью Гения. Но об этом потом. Сталин велел чтить Влад. Маяковского, занес это имя в хрестоматии пролетарского государства. Есенина Сергея Александровича он чтить не велел, как поэта нетрезвого, певца отсталого крестьянского быта. В лучшем случае, «попутчика», как определяли в те времена литературные начетчики от пролеткульта. 
 Однако, Есенин всегда стремился быть своим и не ссориться с властями. Он и монарха российского жаловал и большевиков, по мере сил, старался не обижать. Даже угодить пробовал. Еще в 1918 году он написал с друзьями киносценарий «Зовущие зори», в котором всячески прославлял дух революционный и подвиги Красной армии, только - только родившейся.
 Но доктрину марксизма принять поэт никак  не мог. Слишком глубоки были у Есенина крестьянские корни. И все-таки нашел он почву для компромисса. Им, как ни странно, стал манок «цивилизации, просвещения, прогресса».
 Таланты, вопреки всему не покинувшие Совдепию, сочли для себя возможным поверить, что иного пути скорого и успешного развития развалившейся Империи нет и быть не может.
 Пример благополучной Европы и особенно США, при положенной критике, вдохновлял их на апологическое творчество. 
 Новый, неведомый путь в Коммунизм с помощью рывка социального поворота был обречен, потому как на поверку он стал древним, как мир, способом стать на рельсы чужого развития. Дурацкий лозунг Хрущева: « Догнать и перегнать Америку» - по сути дела был заурядной и бездарной страстью уподобиться Соединенным Штатам. 
 « Мы наш, мы новый мир построим» – было ложью, иллюзией. На самом деле Россия, решительно отказавшись от давних традиций и веры, стала на путь подражательства, путь нетерпеливой страсти стать такой, как все «цивилизованные» страны. Подражательство, как и прямой плагиат, - удел бездарности. Утратив свое, подчеркнем – любое по качеству - ни один народ мира не способен жить чужим. Страна, выбравшая бездарный путь, обречена на крушение.
 Обречены были на гибель и самые талантливые певцы поворота к, так называемой, «новой жизни». Ну, с Маяковским все понятно, а вот фигуру Есинина принято считать его антиподом, а это далеко не так. 
 Оставим поэзию в стороне. Есенин был автором блестящего очерка о США. Ничего не поделаешь, талантливый человек талантлив во всем. Очерк этот мало известен. Когда-то не поленился переписать  его из газеты «Известия» за 1924 год, сидя под зеленой лампой, юношеского зала Публичной библиотеки в Ленинграде. За год до публикации этого очерка Айседора Дункан увезла Есенина в круиз по Европе и Америке. Спасти хотела поэта от пьянства, смятения духа, угреть в своих объятиях, цивилизовать белокурого ангела из Рязанской деревни, вогнать его в норму западно - европейского бытия. История достаточно типичная. Точно также повела себя и Марина Влади, пробуя вытащить Высоцкого из гибельной ямы московской артистической тусовки. 
  Тогда же сделал пометку в школьной тетради с переписанным текстом: « Путь подобия гибелен». 
 В очерке этом спел Есенин восторженную песню величию Американских Штатов. О родной и любимой деревне он писал просто: « Мне страшно показался смешным и нелепым тот мир, в котором я жил раньше. Вспомнил про «дым отечества», про нашу деревню, где чуть ли не у каждого мужика в избе спит телок на соломе или свинья с поросятами, вспомнил после германских и бельгийских  шоссе наши непролазные дороги и стал ругать всех цепляющихся за «Русь», как за грязь и вшивость. С этого момента я разлюбил нищую Россию. Милостивые государи! С того дня я еще больше влюбился в коммунистическое строительство. Пусть я не близок коммунистам, как романтик в моих поэмах, - я близок им умом и надеюсь, что буду, быть может,  близок и в своем творчестве». 
 Как тут не вспомнить и замечательные, стихотворные строчки поэта: « Теперь со многим  я мирюсь / Без принужденья и утраты. / Иною кажется мне Русь. ,/ Иными кладбища и хаты.»/
 Написано это до путешествия по Америке и Европе. В США Есенин нашел подтверждение своим стихам. 
 Сергей Александрович и Владимир Владимирович толкались на Парнасе локтями. Тесно им было рядом. Считалось, что Пегас поэзии не вывезет двоих. Маяковский гвоздил при всяком удобном случае Есенина. Есенин не упускал ни одного удобного момента, чтобы не «вставить перо» Маяковскому. И в том же очерке читаем: « На шестой день, около полудня, показалась земля. Через час глазам моим предстал Нью- Йорк.  Мать честная! До чего бездарны поэмы Маяковского об Америке! Разве можно выразить эту железную и гранитную мощь словами?! Это поэма без слов. Рассказать ее будет ничтожно. Милые, глупые российские доморощенные урбанисты и электрофикаторы в поэзии! Ваши «кузнецы» и ваши «лефы» – как Тула перед Берлином или Парижем".
 Принял, полюбил США  Есенин. Взял за образец. Ради образца этого был готов отказаться даже от Всевышнего: « Америка внутри себя не верит в Бога. Там некогда заниматься этой чепухой. там свет для человека …»
 И дальше следует узловой, смысловой центр очерка. Вот он страшен по-настоящему: 
 « Обиженным на жестокость русской революции культурникам не мешало бы взглянуть на историю страны, которая так высоко взметнула знамя индустриальной культуры». 
 О чем это Есенин? О миллионах погибших в ходе Гражданской войны, умерших от голода, замученных в застенках ЧК. Не беда. Главное, вслед за Маяковским утверждает Есенин, взметнуть над могильником страны «знамя индустриальной культуры» .
 Он старательно ищет аналогии. И находит их без труда. Ну, провели бандиты в России геноцид интеллектуальной элиты: аристократов, помещиков, буржуазии, ученых. Не беда. Америка тоже прошла через геноцид индейцев: « Красный народ стал сопротивляться, начались жестокие войны, и в результате от многомиллионного народа краснокожих осталась горсточка ( около 500 тысяч)… Но все же, если взглянуть на ту беспощадную мощь железобетона, на повисший между двумя городами Бруклинский мост, …. не будет жаль, что дикий Гайавата, уже не охотится здесь за оленем. И не жаль, что рука строителей этой культуры была иногда жестокой. Индеец никогда бы не сделал на своем материке то, что сделал «белый дьявол»». 
  Вот вам и добрый, мягкий, лирический поэт «деревенских ситцев» , кленов и березок. Чума революции поразила Есенина точно так же, как и его антипода – Маяковского. 
 Есенин погиб в петле за три года до большевистского геноцида «индейцев» из своего, собственного народа. Не дожил до истребления русской деревни во имя «индустриальной культуры» и имперских захватов. 
 Поэт писал об индейцах: « Дикий народ пропал от виски. Политика хищников разложила его окончательно. Гайавату заразили сифилисом, споили и загнали догнивать на болота Флориды, частью в снега Канады».  Это он о чужом народе, не понимая, что тоже неизбежно случится и с его, любимым, русским народом. 
 Дело не в праведности американского пути по расчистке территории для строительства своего государства. Эмигранты построили  с в о е, ни  чем не похожее на другие образцы, отечество. Революционная Россия, повторим это, искала оправдания своей людоедской сущности в примитивном желании «догнать и перегнать» уже существующие образцы. Социальная демагогия, вроде бы отличная от принципов развития капиталистического общества, была чем-то, вроде маски, прикрывающей заурядный лик завистливого подражателя. 
 Есенин, добрая душа, не мог представить размаха геноцида, предпринятого Сталиным и его командой в начале тридцатых годов. Но и он, в угаре преданности идеям нового мира, не пожалел своего земляка, своих родных, братьев и сестер, отца и мать:  « Перед глазами море электрических афиш… Когда все это видишь или слышишь, то невольно поражаешься возможностям человека, и стыдно делается, что у нас в России верят до сих пор в деда с бородой, и уповают на его милость. Бедный  русский Гайавата!»
 Он обречен этот «дед  с бородой». Он сопьется или погибнет в снегах Сибири. А на землях одного, погибшего  народа возникнет сверкающий электрическими афишами мир нового, счастливого народа.
 Бред, кровавый и глупый бред  жертвы советской  пропаганды. Есенин в припадке малодушия идет за красивым мифом в ложь иллюзий. По сути дела, он задолго до смерти становится на путь самоубийства, ибо понимает то, что хорошо бы не понимать, забыть, не видеть:  « Та громадная культура машин, которая сделал славу Америке, есть только результат работы индустриальных  творцов и ничуть не похожа на органическое выявление гения народа. Народ Америки – только честный исполнитель заданных ему чертежей и их последователь…. Сила железобетона, громада зданий стеснила мозг американца и сузила его зрение.». И заканчивает Есенин свой очерк весьма странно: « Европа курит и бросает. Америка подбирает окурки, но из этих окурков растет что-то грандиозное».
 Вот оно четкое понимание вторичности воспеваемой Есениным «индустриальной культуры» . Окурок – он и есть окурок. И ничего путного, кроме отравного дыма, дать не способен. И вопреки всему этому, индивидуальность большого таланта лихорадочно искала компромисс, оправдывая грязную волну самоубийственной ереси и насилия, захлестнувшую России. 
 Затмение нашло на поэта? Бес, в лице престарелой танцовщицы, попутал? (Кстати, и она сама отдала дань революционной романтике). Другие строчки Есенина никак не могу забыть: « Что-то всеми навек утрачено./ Май мой синий! Июнь голубой! / Не с того ли чадит мертвячиной / Над пропащею этой гульбой». Написана «Москва кабацкая» в год путешествия по США. 
 Два в одном. Два непримиримых начала. Невозможность дикого, взаимоисключающего замеса в душе. Все это взорвало, убило Маяковского. Как мы видим, и Есенин сам, задолго до рокового дня в «Англетере» приговорил себя к смерти. 
 Знаю, что ныне делаются попытки обвинить  большевиков в прямом убийстве лучших поэтов России. Критики не желают понять, что советский строй поступил с ними  более жестоко. После долгих пыток и мучительства он просто заставил их лечь в могилу. Но это так, к слову. 
 Собственно, не за тем искал я этот очерк Есенина в тот давний год. Мне этот поэт казался лютым юдофобом, но грамотные люди спорили со мной. Они и навели на текст в двух пожелтевших и хрустких номерах «Известий» . Есенин не мог пройти мимо еврейского быта в Нью-Йорке. Он и не прошел, отозвавшись о быте этом тепло и даже с симпатией.  Впрочем, и это в те годы считалось необходимым для публикования в подцензурной печати. И все же его анализ Бруклина тех времен интересен:  « Для русского уха и глаза вообще Америка, а главным образом Нью-Йорк, - немного с кровью Одессы и западных областей. Нью-Йорк на 30% еврейский город. Евреев главным образом загнала туда нужда скитальчества из-за погромов. В Нью-Йорке осели они довольно прочно и имеют свою жаргонную культуру, которая ширится все больше и больше. У них есть свои поэты, свои прозаики, свои театры. От лица их литературы мы имеем несколько имен мировой величины…. Здесь есть стержни и есть культура. В специфически американской среде – отсутствие всякого присутствия». 
 Евреи, по мнению Есенина, совершили в США невозможное: они и чужие «окурки подобрали» и умудрились сохранить свое лицо. 
 Все верно. И по сей день еврейская община Штатов сопротивляется подобию, но процесс «плавильного котла» необратим. И чем кончится успешный, на первый взгляд, эксперимент с «Вавилонской башней» США одному Богу известно. 
 Мы же вернемся к «пролетарской» русской революции и судьбе настоящего поэта.  Написал эти заметки без претензии на критический анализ творчества  Сергея Есенина. Я  всего лишь русскоязычный литератор. И не мое это дело. Я написал этот очерк лишь затем, чтобы еще раз выяснить для самого себя, как гибелен путь подобия, компромисса, иллюзий, лжи и для больших талантов, и для Гения любого народа:  еврейского, в том числе. 
 В наших «избах» мы не содержим скотину. Мы грамотны поголовно и по своему железобетону Тель-Авив успешно догоняет прекрасное чудовище Нью-Йорка. Но смотрим мы, подчас, на Европу и Америку  наивными, восторженными глазами белокурого русского поэта. Мы готовы отдать свою великую, вечную культуру за мираж «культуры индустриальной». Продать свое первородство за «чечевичную похлебку».
 Мы вечно голодны, как был голоден несчастный Исав. Голоден наш мозг и наша душа. Мы жадно, как губка, впитываем в себя достижения мира, и не задумываемся, что существует роковая грань, переступать за которую смерти подобно.

 « Вижу, взрезанной рукой помешкав, собственных костей качаете мешок». Сам Владимир Владимирович Маяковский предпочел петле пулю.          

ПРЕДАТЕЛЬСТВО Г.БАГРОВА



 Когда-то, давным – давно, в прошлом веке, пробовал читать роман, под названием «Записки еврея». Заказал в Публичной библиотеке на Фонтанке книжки Некрасовских « Отечественных записок», начал читать, но не смог осилить и двадцати страниц. Текст был злобен, глуп и бездарен. 
 Шимон Маркиш (светлой памяти) прочел всю тысячу страниц этого романа. Честь ему и хвала. Моя глупая молодость, преодолев лень, смогла бы еще тогда понять ясно то, что лишь сегодня кажется мне бесспорным. И скольких ошибок я бы смог избежать, прочти тогда внимательно этот характернейших труд русско-еврейского просвещенца. 
 Григорий Багров – писатель второй трети 19 века, дед убийцы Петра Столыпина – Дмитрия Багрова. Но интересен это посредственный литератор не только этим родством.
 Шимон Маркиш в своем блестящем исследовании «Третий отец-основатель», напечатанном в «Иерусалимском журнале» №6, написал  о Багрове глубокое и увлекательное исследование.
 Стиль Шимона Маркиша далек от скуки банального, литературоведческого анализа. В каждой строчке его, казалось бы, исторического эссе пульсирует живое время, наш сегодняшний день.  
 Сам посыл Маркиша к этой работе далек от критических изысков. Его не интересует значимость фигуры Багрова. Ему важно то, что стояло и стоит за этим человеком. 
 Что стоит за самим Маркишем? Прежде, мне казалось непонятным, почему этот настоящий еврей и патриот Израиля живет в Швейцарии, но чем активней знакомлюсь с идеологическими реалиями Еврейского государства, тем больше понимаю Шимона Маркиша. Иной раз так душно и страшно становится, что не только в Альпы сбежишь, но и в Гренландию. 
 Эта бездомность – горькая участь многих. Вот как пишет автор «Третьего отца-основателя»: « … чужими руками архивные документы не поворошишь, а до бывшего Советского Союза, включая Россию, Украину и Беларусь, далеко, и – главное- угрюмое нежелание встречаться с нелюбезным отечеством сильнее легкомысленного желания проставить в примечаниях вожделенные слова «единица хранения»».
 Маркиш предельно искренен, честен во всем, даже в своей «бездомности». Он, еврей из Швейцарии, работал над своим трудом о русском еврее-ассимилянте Багрове в Будапеште.
 Впрочем, и занят Маркиш  проблемой вполне интернациональной. Он пишет о еврейском отказе от себя, от своих корней, от своего Бога на примере беллетриста из черты оседлости. Но примере разительном, вмещающем в себя все подобные, многотысячелетние попытки ассимиляторства. 
 Нет ничего удивительного в еврейском, маниакальном желании евреем не быть. Детям Иакова всегда трудно жилось. Иудаизм во все века требовал следования традициям на грани подвига. Он, по сути, никогда не был верой в нынешнем банальном понимании, но всегда сложнейшей наукой, высшей школой знаний. 
 Можно упрекнуть слабое человеческое существо в попытке уйти от сложностей жизни, данных при рождении? Сложностей, порой, опасных смертельно? Нет, конечно. Евреи бегут от евреев всю историю нашего народа. Племя Авраама существует почти четыре тысячи лет. При любом демографическом подсчете в 21 веке народа Торы должно было быть сотни миллионов. На самом деле, не больше пятнадцати.
 Не знаю, возможно, и Всевышнему не нужна множественность «избранного народа». Он не за количеством гонится, а за качеством. Вот и Григорий Багров захотел уподобиться всем, но сделал это не совсем красиво, предательски сделал, оправдав свое отступничество юдофобской критикой еврейского быта, еврейских традиций, еврейского Бога. 
 От еврейства своего уходят. Повторяю, это нормально. И, возможно, не стоило бы заострять внимание на этом уходе, если бы не два урока ушедшего века: коммунизм и фашизм. Века  Катастрофы. 
 Коммунизм перешел к решительной атаке еврейства, как общности. Он побил все рекорды государственного ассимиляторства. Большевики провели свой геноцид блестяще. Багров пишет о четырех миллионах российских евреев конца века девятнадцатого. К Октябрьскому перевороту иудеев в имперской России было почти шесть миллионов. В наши дни не более полутора.
 И как тут не вспомнить пророчество К. Победоносцева: "Треть вымрет, треть эмигрирует, треть ассимилируется". 
 Фашизм подвел черту под попытками евреев скрыть за маской свое лицо. В газовых камерах погибали рядом ортодоксы и «просвещенные» последователи Григория и Дмитрия Багровых.
 Мир юдофобов не желает принимать жестоковыйный народ в любом виде: концентрированном, разжиженном, парообразном. И Маркс, и Сталин, и Гитлер поняли, что еврея без Бога не бывает. А для тоталитарного, классового, языческого сознания монотеизм – основная опасность. 
 Не учит, не учит никого и ничему история. Даже такой высоколобый народ, как евреи, не желает принимать в расчет ее уроки.
 Читал работу Маркиша, читал выдержки из трудов Багрова и видел перед собой наших, сегодняшних ассимилянтов, успешно продолжающих традиции вечного отказа от себя даже в своем, родном, добытом с кровью, государстве. 
 Багров: « …Никто из евреев теплее меня не относится к своей многострадальной нации, хотя, быть может, никто глубже меня не презирает ее идиотски подлое духовенство, с его бессмысленною, теологической курьезною схоластикой, никто более меня не ненавидит наших квази-представителей, вынырнувших из сивушной бочки». 
 Взято, как будто, из речений  воинствующих богоборцев Израиля.
 Ну, а это мог бы вполне повторить за Багровым любой функционер «Мереца»: 
 « Дайте еврею другое, более разумное и здоровое воспитание, развейте его мускулы физическими упражнениями, кормите его питательной пищей, дайте ему чистого воздуха вдоволь, и не мучьте его детскую голову сухими, бесполезными предметами Талмуда – и конечно, из него выйдет и здоровый работник, и смелый воин, и славный боксер». 
 Багров, как отмечает Шимон Маркиш, был один из первых литераторов,  решительно перешедших на русскоязычие. Ему, как пионеру русско-еврейской литературы, свойственна противоречивость мировоззрения на пути отказа от себя самого. Он без конца клянется в любви к своему народу, желая ему исчезнуть, как раз, по этой причине. Нынешние Багровы до нежных признаний не опускаются. Моветон это в сегодняшнем понимании наших атеистов. 
 Написал слово «исчезнуть». Думал ли об этом сам Багров? Уверен, что на уровне подсознания, не отдавая себе в этом отчета, стремится к национальному самоубийству каждый еврей, отрицающий необходимость своей идентификации. 
 Повторяю, нет трагедии в самом отказе. Исчезли, растворились без следа многие народы нашей планеты. Многое, надо думать, было утрачено, в результате. И все-таки жизнь продолжалась.  Трагедия еврейства в том, что мир не принимает его отказа. Он жаждет не перерождения еврея, а еврейской крови. Даже в ассимиляции, полной и окончательной, еврей не можем пойти по пути подобия.
 Григорий Багров не мог знать этого. Мы знаем, но это мало что меняет. 
 Внук писателя, полный выкрест, далеко ушедший от своего еврейства, все равно остался Мордко, а не Дмитрием. Он все равно совершил не обычное политическое и уголовное преступление, а преступление от лица своего народа, преступление  е в р е й с к о е. 
 Зря трудился во имя «светлого, просвещенного, цивилизованного» будущего своих детей и внуков Григорий Багров. Зря трудятся и сегодняшние благодетели Богоборцы. Все потомки Иакова останутся евреями  при любых обстоятельствах. Даже Багров понимал это, хотя, в глубине души, не хотел примириться с подобной участью: 
 « Быть евреем – самое тяжкое преступление; это вина ничем не искупимая; это пятно ничем не смываемое; это пятно, напечетливаемое судьбою в первый момент рождения; это призывный сигнал для всех обвинений; это каинский знак на челе неповинного, но осужденного заранее человека. Стон еврея ни в ком не возбуждает сострадания. Поделом тебе: не будь евреем. Нет, и этого мало! Не  р о д и с ь  евреем!»
 И все-таки поток желающих «не быть», вопреки очевидному, не иссякает. Мы не вольны над своим рождением, но вольны над смертью. Так, может быть, наш отказ от самих себя и есть демонстрация свободной воли. 
 Но не будем об этом. Трудно удержаться на скользком льду умозаключений. Шимон Маркиш каким-то чудом обходит все опасные рифы дидактики. Он далек от упрямого навязывания своей точки зрения. Он ее демонстрирует, не более, во всей выверенной красоте литературного стиля и верности логических построений. Тон его эссе образцов. Читая Маркиша, просто завидовал этому ученому, завидовал его уникальному  умению негромкого, доверительного разговора с читателем.   Приведу только один пример из его статьи в «Иерусалимском журнале»: /
 « Мне неизвестно, по каким именно петербургским редакциям долго скиталась рукопись «Записок»,… но интерес, проявленный Некрасовым, едва ли был чисто этнографическим. Не следует забывать, что великий печальник и певец русского крестьянства, главный редактор «Отечественных записок» был примерным юдофобом, о чем свидетельствует хотя бы поэма «Современники»… Тотальная атака на все еврейское, предпринятая не отступником, не выкрестом, но евреем же, так сказать изнутри, должна была ему импонировать. Как импонировала она и всем прочим, скажем, недоброжелателям евреев, которыми было – и, увы! продолжает быть – столь обильно русское образованное общество, русская интеллигенция, ныне обозначаемая расплывчатым термином «интеллектуалы».». 
 «Атака на еврейство». И Маркиш,  и многие израильтяне, включая автора этих строк, не соблюдают со всей строгостью традиции своего народа. Но это никак не мешает ясному пониманию, что дело багровых живо и собирает свои жертвы, вопреки всему, даже в Израиле. 
 Все эти, казалось бы, невинные попытки устроить «Светскую революцию» оттуда. Нет и быть не может в современном, демократическом Израиле «террора кагала», но и сегодня на Святой земле бьются некоторые евреи в истерике при виде человека в пейсах и черной шляпе. 
 Обычная, вечная  страсть уподобиться всем, перечеркнуть «проклятие рождения» просто скрывается за невинными пожеланиями ездить в автобусах по субботам, венчаться без хупы, и видеть на кладбищах буквы иврита рядом с крестом.
 Шимон Маркищ исследует все книги Багрова, но понимает его беллетристику, как продолжение установок, данных в «Записках еврея». И это верно. Предательство состоялось. Все остальные труды этого человека были всего лишь оправданием предательства. 
 И здесь следует отметить еще одну особенность «еврея отказа», еврея – ассимилянта: эти люди не просто вооружали идеологически кровавую армию юдофобов, врагов еврейства. Они сами по себе были вечным оправданием Холокоста, практики геноцида. 
 Не задумывался над этим Григорий Багров, не задумывались и его почитатели. К ним принадлежал и знаменитый, еврейский историк Семен Дубнов. Шимон Маркиш приводит цитату из его статьи о Багрове:  « Г Багров порассказал о евреях немало такого, что они охотно готовы были бы скрыть и что действительно скрывали, чувствуя всю невыгоду разоблачения; в своих рассказах он явился сильным их обличителем и бичевателем. « Увлекаясь защитой своей национальности, еврейские публицисты доходят до абсурда и вопиющей лжи в отрицании вполне справедливых фактов и отзывов, касающихся  темных сторон еврейского быта».
 Семен Дубнов на своей шкуре успел испытать все прелести гитлеровской юдофобии. Может быть, в последний час своей жизни он понял, куда привели все эти «разоблачения темных сторон». Верно, они существуют, как и в быту любого народа мира, но для «любых» «справедливые факты» не причина смертного приговора  всей нации. Только евреи платят за все кровью. Впрочем, за добро  чаще, чем за дурное. 
 Логика предательства. Шимон Маркиш пишет и о рассказе Багрова, где содержится прямой намек на вампиризм еврея. Рассказа, написан накануне первых погромов 1881-1883 годов, задолго до дела Бейлиса. Логика предательства всегда чревата «полным разоблачением». 

 Чем чреваты сегодняшние ассимиляторские попытки наследников Григория Багрова? Попытки людей, часто не знающих ни русского языка, ни русской истории, ни русской культуры. И все же потомков этого человека…. Я не хочу думать об этом. Я вынужден думать, слушая радио в Израиле, читая газеты и наблюдая за телевизионными дебатами. 
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..