суббота, 22 октября 2016 г.

ЖИВОЙ КАМЕНЬ

 КОГДА КАМЕНЬ ГОВОРИТ .....

Говорят, камень не может ожить. Но великие мастера своего дела давно доказали, что это не так. В их чутких руках рождаются непревзойденные шедевры — смотришь на них, и кажется, что вот-вот послышится тихий вздох и дрогнут ресницы.
Подборка скульптур со всего мира, поражающие своей красотой и реалистичностью.

Вирсавия

Бенджамин Виктор, 2013.

Расправь крылья


Под мраморной кожей бьется живое сердце

Один из ангелов кладбища Стальено в Генуе.

Галатея в руках Ациса


Под мраморной кожей бьется живое сердце

Скульптура фонтана Медичи в Люксембургском саду в Париже. Огюст Оттен, 1863.

Сатир и вакханка


Под мраморной кожей бьется живое сердце

Жан-Жак Прадье, 1833.

Погибший Авель


Под мраморной кожей бьется живое сердце

Джованни Дюпре, 1842.

Леда и Лебедь


Под мраморной кожей бьется живое сердце

Альбер-Эрнест Каррье-Беллёз, 1870. Музей Метрополитен.

Нимфа Салмакис


Под мраморной кожей бьется живое сердце

Франсуа Жозеф Бозио, 1826. Лувр.

Похищение Поликсены


Под мраморной кожей бьется живое сердце

Феди Пио, 1865.

Скорбящий ангел


Под мраморной кожей бьется живое сердце

Один из монументов кладбища Стальено в Генуе.

Девушка


Под мраморной кожей бьется живое сердце

Музей Крозатье.

Женщина в вуали


Под мраморной кожей бьется живое сердце

Джованни Батиста Ломбарди, 1869.

Беатриче Ченчи


Под мраморной кожей бьется живое сердце

Хариет Хосмер, 1857.

Бегущие из Помпеев


Под мраморной кожей бьется живое сердце

Один из монументов Ботанического сада Балларата.

Девочка с собачкой


Под мраморной кожей бьется живое сердце

Скульптура c кладбища Стальено в Генуе.

Архимед


Под мраморной кожей бьется живое сердце

Симон Луис Буке, 1752. Лувр.

БЫТЬ ДОМА

 

 Март 1990 г. Я впервые в Израиле. самолетного сообщения еще не было. Приплыл гостем из Кипра на греческом пароме. Все пассажиры внизу, на грузовой палубе. Полумрак, медленно опускается борт кормы парома. Он опускается, скрипя всеми суставами, как необычный, железный занавес. На сцене - совершенно чужой, залитый горячим солнцем, мир Хайфы. Первым на палубу врывается грузчик с огромной тележкой. Он орет что-то на чужом языке. Все, все вокруг ошеломляюще ЧУЖОЕ, но следом внезапное, радостное, непонятно откуда появившееся, чувство: Я ДОМА.
 С этим и жил всегда в Израиле, причем в любом состоянии: больной и здоровый, богатый и бедный, угрюмый и радостный. Все было в этой жизни, как и положено, но чувство СВОЕГО ДОМА не покидало никогда. Это и давало силы подняться, когда падал, мог дышать, когда, казалось, было совсем нечем.
 Работая журналистом, часто встречал людей, недовольных репатриацией и причины были для этого недовольства существенные, и проклятья в адрес Израиля можно было понять. Я выслушивал, я сочувствовал, я старался разобраться в чужих проблемах и помочь, хотя бы печатным словом, но, в конце концов, всегда спрашивал беднягу: "Скажите, вам как в Израиле? Вы чувствуете себя дома?". На меня, как правило, удивленно смотрели. а потом: "Дом у человека там, где ему хорошо. Мой дом был в Киеве, Красноярске, Кишиневе, Москве и так далее". Затем, почти в обязательном порядке, следовал рассказ, как хорошо было бедняге в оставленных географических точках СССР или России. И я понимал, что этому читателю нашей газеты всегда будет плохо. Даже тогда, когда он поднимется до любых высот благополучия. Ему всегда будет плохо, как любому, БЕЗДОМНОМУ человеку. Я и сейчас читаю разные злые слова в адрес Израиля: и денег мало, и правительство не то,  арабы достали и хареды сидят на шее. Я готов со всем согласиться. Денег мало, у власти могли быть люди получше и жить по соседству с дикарями и людоедами - не сахар. Я соглашаюсь, но почти всегда вспоминаю тот паром: внезапный, залитый солнцем, чужой город за кормой - и это все поглощающее, внезапное, непонятно откуда возникшее, чувство восторга: Я ДОМА.

МОЛИТВА О ДОЖДЕ


Скоро, скоро, скоро дожди!
Давным – давно сидел с девушкой в сквере под летним проливным дождем и ели мы с ней раскисшие шоколадные конфеты из раскисшей картонной коробки, а потом целовались сладко и долго шоколадными губами. Каюсь, забыл, как звали ту девушку, а острое ощущение счастья помню…
Вот и несчастье с дождем связано. Он моросил холодный, мерзкий и бесконечный, как казнь небесная. Я стоял под дождем, преданный, обманутый. нелюбимый и не хотел больше жить. Вокруг шумел равнодушный к моему горю мир: гремели трамваи, разбрызгивали лужи машины, торопились пешеходы в плащах и под зонтами, а мне казалось, что этот мир живого равнодушен ко мне, не замечает меня, потому что и замечать нечего. Я уже не существовал в этом мире и не был достоин быть в нем….
Случалось потом всякое, а несчастья большего, чем в тот дождливый, осенний день, и  вспомнить не могу.
Для счастья, выходит, сущий пустяк нужен. Несчастье – это серьезно, и причина настоящего горя должна быть серьезной…
Нет, и здесь простой формулой не отделаться. Помню холодный, дождливый, мерзкий июнь. Был я тогда один в деревне, в маленьком, неуютном доме. Сырые дрова плохо разгорались, печь дымила, электричество вырубили во всей округе. Ну, пустяк на пустяке, а  был несчастен в то лето, под несмолкаемый шелест дождя по крыше. Без каких-либо существенных причин, кроме этого шелеста, чадящей печи и отсутствия электричества, подумывал о самоубийстве.
Дождь. Как давно его не было. Но молиться о дожде здесь, в Израиле, нет смысла. Он пойдет, когда настанет его время, не раньше и не позже. Он напоит  землю и даст жизнь всему живому. Без влаги небесной нет счастья и нет несчастья – нет жизни. Нет смысла молиться о дожде, но мы делаем это вопреки самой невозможности влаги небесной.
Мы устали без дождя. Лето нам кажется не просто бесконечным – вечным. Мы забываем, что зимой ждем солнца и тепла, проклиная сырость и непрошеные ливни. Сегодня любой потоп кажется невозможным, немыслимым. Мираж облаков дразнит наше воображение.
Хамсин – жаркая удавка пустыни безжалостно сушит наши тела и души. Хамсин – ветер не ветер – горячее дыхание дьявола. Одни лишь кондиционеры способны противостоять  жестокой пытке хамсином. 
"А вдруг!" – думаем мы, проклиная хамсин. Вдруг случайные облака  подарят нам ливень, такой желанный, такой замечательный. Мы верим в чудо дождя.
Летом мы даже не смотрим в небо. Что смотреть, если над нами один проклятый реактор всеиспепеляющего солнца. Мы не смотрим в небо, но беззвучно молимся о чуде, призывая дождь.
Капли из черных трубок питают сады и поля Израиля. Зимой мы копим дождевую влагу, а летом ее распределяют по справедливости бережливые и мудрые компьютеры. Летом воды хватает. Краны на кухне поят нас безотказно, душ омывает разгоряченные тела. Но все эти дары цивилизации – всего лишь имитация дождя. Необходимое Н2О дает жизнь Израилю, но исключает возможность чуда.
Чудо дождя. Там, на севере, я не понимал, какая благодать – вода с неба. Не только я был так наивен, но все вокруг, избалованное влагой: и мох лесной, и травы в поле, и цветы луговые… Все растущее засыпало или умирало зимой, под холодным покрывалом снега, зато весной и летом расцветало в буйстве и радости, торопясь дать жизни все, на что оно было способно.
В Израиле все не так. Времена года в оттенках зеленого. В яркой зелени – зима, в пожухлой, вялой – лето.
Цветение в Израиле обходится почти без запахов, таких сладких и привычных в северных широтах. В ближневосточном климате нет смысла приманивать ими насекомых. Конкуренция почти отсутствует. И так прилетят разные пчелы-бабочки и сделают свое жизнетворящее дело.
Осени и вовсе в Израиле не бывает. Чудо листопада происходит чаще летом, чем в сентябре – ноября. Кстати, и самый крепкий запах природный тоже улавливают еврейские носы летом, когда в середине июля "кипит" и опадает золотым цветом особый вид акаций. 
Осень в России – пора сумеречная, грустная, поэтическая, романтическая, поэтами любимая. В Израиле с этими самыми сумерками накладка. Солнце на юге не встает, а вскакивает, не садится, а падает.
Природа Израиля, тем не менее, скачков не терпит. Резких движений не признает. Не любит всяких встреч – прощаний. Пульс ее бьется ровно. Зимой света чуть поменьше, летом чуть побольше – разница невелика.
В России зимой я обычно "спал", как медведь в берлоге. В Израиль прибыл в январе – сонный, но сразу проснулся, окунувшись в тихое и теплое зимнее море. С тех пор брожу шатуном, никак не могу успокоиться и понять, что не будет больше покоя и душного тепла берлоги. Чужая жизнь? Ерунда все это. Климат чужой – вот в чем проблема.
Урожаи в Израиле идут один за другим. Дожди сменяют засуху. Прохлада – пекло. Вот и все времена года. В горах легче. Умные предки нынешних евреев жить старались на высоте. К морю спускаться не любили, да и пустыню не жаловали. Затем поселились на высотах арабы, а евреям пришлось осваивать самые гиблые места.
Климат, между прочим, тоже двигатель прогресса. Большую часть года гудят в Израиле кондиционеры. Они везде: на работе, в транспорте, дома. Евреи, как обычно, выкрутились, победили жару, духоту, сушь проклятую, убивающую все живое.
 Что завтра? Ученые наверняка придумают, как собирать над Израилем облака, как придать влаге в вышине достаточную тяжесть и заставить пролиться дождем в нужном месте и в нужное время. И сам прогноз погоды будет выглядеть совсем иначе.
-         Сегодня, - скажет диктор, - будет запланированный дождь над окрестностями Арада, в пустыне Негев. Продолжительность дождя 1 час 42 минуты. В остальных районах Израиля дождь не запланирован.
Замечательно! Тогда и не понадобиться больше молитва. Молитва о дожде. Сладость ожидания чуда уйдет. Что-то разрушится безвозвратно, просто потому, что вся еврейская жизнь – сплошное ожидание: ждут евреи Мессию – Машиаха, долгожданного прорыва из одиночества, вечного мира на земле, вот и дождя ждут, о дожде молятся старики древнего народа, вышептывая высохшими губами вечную молитву: "Господи, верни нам молодость с ее счастьем и горем, а вместе с молодостью и дождь. Только молодость – навсегда, а дождь – на время.  

ТРАМПКЛИН АМЕРИКИ

Трампклин Америки

Циля Львовна политическая обосревательница с Брайтон Бича
Наблюдая паталогическую президентскую кампанию в США и дебаты, достойные даже не кухни а Вороньей Слободки, мой выросший в Америке сын иронично заметил: если бы в современной Америке кандидатами в Президенты от Республиканской и Демократической партий были бы Гитлер и Мао Дзе Дун, а Авраам Линкольн и Франклин Делано Рузвельт были бы кандидатами Либертарианской и Зеленой Партий, то, не имея Большого экрана и Большой прессы, Рузвельт и Линкольн в сумме набрали бы не больше 15% голосов избирателей.
 
И он прав. Глубоко и фундаментально прав! Ведь это же дико: при наличии четырех кандидатов, выбирают только из двух по принципу: голосую за того, кто мне отвратителен меньше. А остальных не рассматривают, потому что о них не знают. Как будто выбор только из двух. И решают только один вопрос: кто из двух опасней и хуже. 
 
И это при том, что на прай ма риз республиканцев шоумен Трамп отмел замечательных кандитатов. Разметал, как Титан! 
 
Что-то произошло с демократией. Не только в Америке, но на всей Земле, на которой бывшие жены и дочери Президентов от Индии и Америки до Аргентины и Филлиппин становятся Президентами, а без поддержки Большого Бизнеса, Большой Прессы и Больших Денег достойный выдающийся человек никуда избран не будет. Рассказ Марка Твена КАК Я БАЛЛОТИРОВАЛСЯ В ГУБЕРНАТОРЫ (те кто не читал, позабыл или хотел бы заново посмеяться может прочитать здесь), еще лет двадцать назад казавшийся юмористическим, описывающим невозможное, превратился в образец для Президентских Дебатов в США и обсуждения кандидатов в Прессе от New York times до BBC.  
 

Абсурд становится повсеместным, угрожая цивилизации. Если бы в современной Америке кандидатами в Президенты от Республиканской и Демократической партий были бы Гитлер и Мао Дзе Дун, а Авраам Линкольн и Франклин Делано Рузвельт были бы кандидатами Либертарианскаи партии и партии Зеленых, то не имея Большого экрана и Большой прессы Рузвельт и Линкольн в сумме набрали бы не больше 15%. Это бесспорный факт. Он же диагноз какой-то пока не определенной болезни. Требующей срочного лечения. И лекарств
 
 
Дональд Трамп и Хиллари Клинтон
на фото - Трампклин Америки

ЕСЛИ ЗВЕРСТВА ПРОДОЛЖАТСЯ...


Европа будет дожидаться новой кровавой бани в Сирии?

Саммит ЕС в Брюсселе не поскупился на суровые слова о бесчеловечных бомбардировках Москвы и Асада, но побоялся дать России четкий сигнал в форме санкций, сетуют СМИ. "Испортил блюдо", которое готовили для Кремля жестко настроенные страны, итальянский премьер Ренци. В итоге ЕС всего лишь "рассмотрит доступные варианты действий, если зверства продолжатся". Накануне Меркель и Олланд говорили о Сирии и Украине лицом к лицу с Путиным, и ничто не свидетельствовало, что он пересматривает позиции.
На саммите ЕС итальянский премьер Маттео Ренци принудил ЕС к отказу от новых санкций в отношении России, которые предлагалось ввести в наказание за бомбежки Алеппо, пишет корреспондент The Financial Times Артур Бизли.
Канцлер Германии Меркель, президент Франции Олланд и премьер-министр Великобритании Мэй накануне саммита призвали к "дальнейшим ограничительным мерам в отношении физических лиц и организаций, поддерживающих режим" Асада. Но в окончательном коммюнике говорится лишь, что ЕС "рассматривает все доступные варианты действий в случае, если продолжатся зверства, которые происходят сейчас".
В среду Меркель и Олланд обсудили с Путиным конфликты в Сирии и на Украине. "По словам дипломатов, ничто не свидетельствовало, что Путин пересматривает свою позицию в Сирии", - говорится в статье.
Меркель сказала, что российская поддержка бомбежек Алеппо "совершенно бесчеловечна".
Издание передает слова неназванного дипломата: обсуждение санкций на саммите проходило "сложнее", чем ожидали Берлин, Париж и Лондон. "К санкциям осторожно отнеслись в Испании, Австрии, на Кипре и в Греции, но другие несогласные держались на заднем плане, а Ренци взял на себя инициативу", - сообщил источник.
"Вчера Терезе Мэй не удалось убедить лидеров Евросоюза прямо пригрозить президенту Путину санкциями за "тошнотворные зверства" в Алеппо, устроенные Россией и сирийским режимом", - пишет другая британская газета, The Times. Премьер-министр Великобритании призвала наказать Путина, но, "пока она выступала в Брюсселе, российская флотилия боевых кораблей шла к Ла-Маншу, чтобы присоединиться к бомбардировочной кампании в Сирии", утверждают журналисты.
Великобритания, Франция и Германия призывают другие страны ЕС согласиться на санкции, подобные наложенным на Россию за ее агрессию на Украине, однако сопротивление Италии, Австрии и ряда других стран привело к тому, что блоку пришлось ограничиться неуточненным обещание рассмотреть "варианты" реагирования.
Источник в британском правительстве сказал, что Мэй призовет к более жесткой позиции на рабочем обеде и упомянет, что Россия использовала кибератаки для подрыва западных демократических институтов.
Саммит Евросоюза показывает, что зачастую Европа оказывается бессильна перед крупными проблемами, пишет Маркус Бекер в Der Spiegel.
"Недостатка в суровых словах на брюссельском саммите ЕС не было, особенно когда речь заходила о действиях России в сирийской войне", - рассказывает корреспондент.
Британский премьер Тереза Мэй, к примеру, заявила, что Россия совершает там "ужасные зверства". Председатель Европарламента Мартин Шульц обвинил Россию в нарушении международного права, а канцлер Германии Ангела Меркель упомянула о "бесчеловечных бомбардировках", которые россияне устраивают в Алеппо.
Но в конечном итоге угроза санкций в адрес Москвы, даже спрятанная за дипломатическими формулировками, озвучена не была, сожалеет обозреватель.
Как стало известно из дипломатических кругов в Брюсселе, Франция и Великобритания поддержали санкции, однако Венгрия, Греция и Италия выступили против. Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер также отозвался о них скептически, отметив, что "угрозы введения санкций никому в Алеппо не помогут".
На саммите ЕС в Брюсселе российские авиаудары в Сирии подверглись жесткой критике - однако решения о новых санкциях принято не было, сообщает Die Welt.
"Саммит в Брюсселе проходил под впечатлением от войны и смерти - от продолжавшихся недели напролет российских авиаударов по школам, больницам и жилым домам в сирийском Алеппо. Канцлер Германии осудила эти действия как "абсолютно бесчеловечные". Однако последствий пока нет. Европа предпочла занять выжидательную позицию и смотреть, будет ли Путин и дальше сбрасывать бомбы на Сирию", - критикуют авторы статьи.
"ЕС рассматривает все варианты на случай продолжения зверств в Сирии, включая санкции против лиц или организаций, которые поддерживают режим", - говорится в итоговом документе саммита. По мнению авторов комментария, это "беззубые угрозы, которые не произведут на российского президента ровным счетом никакого впечатления".
Споры стали отличительной чертой встречи в Брюсселе. "Испортил блюдо", которое готовили для России страны ЕС, требующие жестких мер, в том числе Великобритания и Франция, премьер-министр Италии Маттео Ренци, говорится в статье. "Я не думаю, что имеет смысл даже указывать на возможность санкций", - заявил он. По словам итальянского премьера, он не хочет еще больше вредить и без того шаткой итальянской экономике путем введения новых антироссийских санкций.
Лишь немногие ведущие европейские политики смогли найти четкие формулировки, чтобы охарактеризовать действия Кремля в Сирии, замечают корреспонденты. Среди них был премьер-министр Эстонии Таави Рыйвас, который сказал, что Москва и сирийский режим хотят превратить Алеппо в новый Грозный. А по словам главы Евросовета Дональда Туска, "очевидно, что целью российской стратегии является ослабление ЕС", передает издание.
"Париж, Берлин и Лондон, казалось, сумели склонить на свою сторону европейцев: новые санкции ЕС могут обрушиться на Россию, если она откажется расширить за пределы нескольких дней временное прекращение бомбардировок Алеппо, на которое согласился Владимир Путин", - пишет корреспондент Le Figaro Жан-Жак Мевель.
"Закручивание гаек - это только вариант, а не твердое решение или немедленный шаг, - поясняет автор. - Однако оно отражает неожиданное ужесточение ЕС по отношению к Кремлю". Встреча в Берлине с Франсуа Олландом и Ангелой Меркель, состоявшаяся в среду вечером, прошла неудачно. Госпожа канцлер даже сказала о "жестких и трудных моментах", говорится в статье.
В проекте итогового документа саммита, представленного на одобрение 28 глав государств, говорилось, что ЕС "рассматривает все варианты, включая дополнительные ограничительные меры против лиц и организаций, которые поддерживают режим" Башара Асада. "На дипломатическом жаргоне это объявление новых санкций, - полагает автор статьи. - Россия не названа в качестве объекта санкций, но наказание больше не исключено. В этом основное отличие от решения, принятого три дня назад министрами иностранных дел ЕС".
"Чтобы наложить новые санкции, требуется единогласие. Таким образом, остается окончательно убедить такие страны, как Венгрия, Словакия, Греция, Кипр и в меньшей степени Италия, которые, как правило, не решаются игнорировать гнев Кремля", - пишет Мевель.

пятница, 21 октября 2016 г.

МАССОВАЯ АССИМИЛЯЦИЯ ЕВРЕЕВ


Это то,   что происходило в Германии и СССР перед Катастрофой

Массовая ассимиляция: как исчезают еврейские общины США и Канады


В настоящее время в США проживают 5.7 миллионов евреев. Из них 58% американских евреев заключают браки с представителями других национальностей и других религий. По мнению социологов, это говорит о том, что процесс ассимиляции евреев в США идет полным ходом, и евреи постепенно перестают идентифицировать себя как часть еврейской религиозной и культурной общности.




По словам профессора Серджио Делла-Пергола, профессора Еврейского университета, процесс ассимиляции отражает глубину участия евреев в американской культурной и общественной жизни. Он отметил, что в Нью-Йорке по-прежнему наблюдается высокий процент браков среди евреев, однако, в штате Калифорния ситуация существенно отличается.

«Это часть общего процесса американизации, который затрагивает, в том числе, и евреев. Еврейское население постепенно перемещается с востока на запад страны, отрываясь таким образом от концентрации еврейской культурной и общественной жизни, и на новом месте процесс ассимиляции проходит гораздо быстрее и естественнее», - пояснил профессор.

Делла-Пергола подчеркнул, что американские евреи, заключившие смешанные браки, не отрицают своего еврейского происхождения: «Они не пытаются искусственно разорвать связь со своим историческим прошлым и вообще относятся к ассимиляции довольно просто. Они говорят: «Я еврей по происхождению и горжусь этим». В то же время они не менее рады быть частью американского сообщества». 

Профессор Хайфского университета Гур Альрой отметил, что до 1970 года количество американских евреев, заключавших смешанные браки, составляло не более 17%. Однако теперь этот показатель достиг 58%, что говорит о тревожной тенденции.

По словам профессора, сегодня среди американских евреев можно встретить множество атеистов и христиан, что говорит о том, что на каком-то этапе они или их родители перестали исповедовать иудаизм, заменив его тем, что им было удобнее в соответствии с новым окружением.

По данным Альроя, сегодня в США треть детей, родившихся от смешанных браков, посещают синагогу и отмечают еврейские праздники. Однако 20% еврейских детей не имеют никакой связи с иудаизмом.

В то же время рекордный показатель заключения смешанных браков с участием евреев, зафиксирован в Канаде — 63%. В Австралии таким образом уже ассимилировались 37% евреев, в Великобритании — 26%, в Бразилии — 17%. 

Orbita.co.il 20.10.2016 15:27

  

Область прикрепленных файлов

ФАНТАСТИЧЕСКИЙ РЕБЕНОК

ПОЛЕВЫЕ ЖЁНЫ ШАБАКА

Полевые жёны ШАБАКа


26.05.2016     Александр Непомнящий

В небольшой комнатке внутри израильского посольства в Париже молодая израильтянка арабского происхождения внимательно смотрела на сидящего напротив неё за скромным деревянным столом напряжённого мужчину.

– Твой муж совсем не тот, за кого себя выдает, – глядя ей прямо в глаза, говорил глава французского отдела «Моссада» Сами Мория. – Он не араб и не мусульманин, он еврей, выполнявший особую миссию в вашей деревне. Вы поженились, у вас есть дети, и он любит тебя, но всё, что ты знала о нём, не имеет ничего общего с действительностью…

И прежде чем шокированная женщина успела отреагировать, Мория предложил ей вернуться в Израиль вместе с детьми и мужем, пройти гиюр и присоединиться к еврейскому народу, обещая ей государственную поддержку «до 120 лет». После чего женщина, потеряв сознание, рухнула со стула на пол. Мория вздохнул: ему предстояло повторить эту мучительную беседу ещё много раз.

Это была, возможно, одна из самых драматических операций израильской контрразведки ШАБАК. Некоторые из её подробностей были раскрыты лишь несколько лет назад, хотя не исключено, что определённые детали продолжают оставаться засекреченными до сих пор.
 Все началось в 1952 году, когда «отец израильских спецслужб» Иссер Харэль – единственный в истории страны человек, возглавлявший одновременно и разведку «Моссад», и контрразведку ШАБАК – пригласил к себе 28-летнего сотрудника Сами Мория.
Мория был уроженцем Басры и еще подростком принимал активное участие в операциях еврейского подполья, нелегально переправляя евреев в Палестину вопреки запрету иракских и британских властей. Сразу после образования еврейского государства он и сам перебрался в Израиль, став вскоре сотрудником арабского отдела ШАБАКа, специализирующегося на предотвращении разведывательной деятельности арабских стран. По историям, связанным с Сами Мория, можно было бы снять детективный сериал, но эта, пожалуй, оказалась самой долгой и особенно трагичной.

Под прикрытием Корана
Задача, поставленная Харэлем перед Мория, требовала невероятного профессионализма и предельной аккуратности. Ему предстояло руководить операцией «Улисс» – внедрением молодых еврейских агентов в арабское население страны. Сейчас уже не вполне ясно, какой видели конечную цель сами инициаторы операции. 
Вероятно, она была продиктована желанием понять, что же на самом деле происходит внутри арабского общества в преддверии неизбежных будущих войн с соседними арабскими странами. Внедренные агенты обязаны были своевременно предупредить «Центр» о готовящихся палестинскими боевиками беспорядках и терактах, которые должны были совпасть с нападением на еврейское государство извне.
Мория с энтузиазмом принялся за дело: тщательно отбирал молодых людей, учитывая все факторы – от готовности к самопожертвованию и преданности еврейским идеалам до внешнего вида и владения арабским языком. В результате жёсткого отбора осталось около десятка молодых уроженцев Ирака, лишь недавно репатриировавшихся в Израиль. 

По некоторым данным, девять человек. Их отправили на полуторагодичное обучение на тренировочную базу разведки под Рамле. Там они изучали навыки шпионской работы и жизни в тылу противника, штудировали Коран и, самое главное, осваивали палестинский диалект арабского языка, который сильно отличается от иракского выговора. А на практику молодых людей отправляли работать на фабрики, где трудились местные арабы – для приобретения нужных привычек и стиля поведения, языковых нюансов и других деталей.

В те годы немало арабов нелегально проникало в Израиль с оккупированных тогда Иорданией территорий Иудеи и Самарии. Под видом подобных инфильтрантов молодые агенты, одетые в лохмотья, и возникли на улицах израильских городов. Некоторых из них арестовала полиция. Двоих, задержанных в арабском городе Умм-эль-Фахме, полиция даже жестоко избила при задержании, но наблюдающие со стороны кураторы, естественно, не могли ничего сделать, дабы не сорвать процесс внедрения. Под видом следователя ШАБАКа, ведущего допросы, Мория посещал арестантов в тюрьме.
Однако операция чуть было не провалилась из-за случайных столкновений новоиспечённых «арабов» с евреями, знакомыми им ещё до репатриации. Например, в тюрьме один из еврейских охранников, тоже уроженец Ирака, узнал своего земляка среди заключённых. Дело с трудом удалось замять, когда попавший под подозрение арабских сокамерников агент блестяще провёл пятничную молитву, «доказав» свою глубокую веру и знание Корана. 
Другой раз, уже после внедрения, водитель высокопоставленного полицейского чиновника, прибывшего в арабскую деревню, углядел в одном из жителей своего бывшего соседа. Ему, однако, просто не поверили, а «араб», конечно, всё отрицал. «Я могу себе представить араба, выдающего себя за еврея, но наоборот… Не смеши меня», – убеждал своего водителя полицейский начальник.
В итоге агенты всё же расселились в арабских деревнях на севере страны, а также в Яффо и бедуинских посёлках Негева. Некоторым из них ШАБАК даже сумел организовать уважаемую в деревнях должность преподавателей Корана. Мория продолжал курировать своих подопечных, регулярно встречаясь с ними. Гораздо сложнее агентам было видеться со своими родственниками.
Брак по службе

Спустя некоторое время стала очевидна и самая главная для агентов проблема: молодые, красивые, обеспеченные и уважаемые в своих деревнях «арабы» вызывали восхищение у местных девушек и стали завидными женихами. Старейшины давили на них, убеждая, что даже с точки зрения Корана «таким хорошим парням негоже ходить в холостяках». 

Долго отказываться было нельзя, чтобы не вызвать подозрений и не провалить миссию. «Центр» сообщил, что каждый агент должен решать этот вопрос по своему усмотрению. Вскоре большинство из них женилось на местных арабских девушках, ничего не подозревающих о настоящем происхождении и миссии своих мужей. Потом родились дети.

Шли годы, и становилось ясно, что армиям арабских соседей Израиль не по зубам, границы еврейского государства нарушить никто не посмеет, а арабские жители слишком разобщены и серьёзной угрозы не представляют. А главное, выяснилось, что использование многочисленных информаторов из среды самих арабов вполне обеспечивало ШАБАК надёжной информацией, позволяющей точно знать, что происходит внутри арабской общины. И по итогам операции «Улисс» оказалось, что для подавляющего большинства ее участников выгоды от нее совершенно несопоставимы и неоправданны по сравнению с теми жертвами, на которые им пришлось пойти.
Сами агенты стремились вернуться к своей настоящей жизни, быть в Израиле, а не в отрыве от своих еврейских корней и семей, но при этом они хотели, конечно, сохранить одновременно и свои арабские семьи. И руководство ШАБАКа просто не представляло, как выпутаться из этой ситуации.
Эта история тянулась до самого конца 1950-х, когда наконец было принято решение о расформировании этого подразделения. Мория, возглавлявший к тому времени отдел «Моссада» в Париже, собрал агентов и их семьи в столице Франции, что само по себе потребовало проведения спецоперации: необходимо было обеспечить десяток семей паспортами, приглашениями, визами и осуществить транспортировку в Париж, не вызвав никаких подозрений ни у арабских соседей, ни у самих жен.
После того как Мория ввёл жён агентов в курс ситуации, он предложил им вернуться в Израиль, но уже в еврейскую, а не в арабскую общину страны. А вскоре группа из трёх раввинов во главе с главным армейским раввином генерал-майором Шломо Гореном, специально прибывших во Францию по просьбе Мория, организовала «полевой» раввинат для ускоренного прохождения гиюра. 

В результате, чтобы уберечь женщин от гнева их арабских родственников, ШАБАК всё же устроил большинство семей в Париже. Многие из них оставались во французской столице вплоть до 1967 года, став на какое-то время частью еврейской общины города. ШАБАК, естественно, продолжал заботиться обо всех семьях, но одна лишь финансовая помощь не могла решить всех проблем. 

Драма самоопределения затронула и женщин, и особенно детей. Многие из них в итоге так и не пошли служить в израильскую армию, другие связались с криминальным миром. Лишь некоторые вписались в израильское общество и достигли успеха в карьере.

Хата для Арафата
И всё же не все жертвы участников операции «Улисс» оказались напрасными. Согласно информации, просочившейся недавно в СМИ, по крайней мере, два агента, переведённые после расформирования подразделения из ШАБАКа в «Моссад» и остававшиеся еще долгие годы под прикрытием, сыграли важную роль в обеспечении безопасности еврейского государства.

История одного из них, скончавшегося от рака в конце 1960-х, стала известна в 2013 году. В прессе его называют Меир (а иногда Ури) Исраэль, хотя не исключено, что настоящие имя и фамилия были совсем другими. Известный в арабской среде под именем Абед Аль-Хадер, а в ШАБАКе под псевдонимом «Ладья», он стал активистом ФАТХа, проведя под прикрытием 15 лет. Он женился в Яффо на молодой арабской красавице Рание из христианской семьи, обвенчавшись с ней в церкви в Аргентине. 

Жена, арабская националистка, поддерживающая деятельность своего мужа (как она её себе представляла), сопровождала его во многих поездках, когда транзитом через третьи страны он регулярно посещал столицы арабских государств. Вскоре у них родился сын.

Рассказывать жене об истинном положении вещей Меиру пришлось самому. По версии израильского публициста Ронена Бергмана, во время пребывания в Бейруте жена «застукала» «Ладью» возле передатчика за отправкой кодированного сообщения. Так или иначе, но спустя несколько месяцев, уже находясь в Париже, Меир предложил Рание жестокий выбор – принять его таким, какой он есть, и вместе вернуться в Израиль или выбрать любую арабскую страну по своему усмотрению и уехать туда одной. В любом случае ШАБАК брал на себя все дальнейшие расходы.

Поначалу Рания всё же поехала с мужем и сыном в Израиль. Они жили в Бат-Яме – приморском городке к югу от Тель-Авива. Их сын, Бени, рос в еврейской среде, много общаясь со своими родственниками. Однако в 1967 году, после Шестидневной войны и сокрушительной победы Израиля над армиями арабских соседей, Рания сообщила, что не может больше жить в Израиле. Она забрала Бени и уехала в Париж. «Я обязательно сбегу из Франции обратно в Израиль», – уверял маленький Бени своего дядю. В реальности, однако, всё вышло иначе. Ещё год Меир регулярно ездил к своей жене в Париж, а затем он встретил в Израиле другую женщину. Они поженились, у Меира снова родился сын. А через несколько лет Меир Исраэль умер от рака. Бени стал писать своим израильским родственникам всё реже, пока наконец связь окончательно не прервалась. ШАБАК продолжал исправно платить пенсию вдове своего агента, хотя к тому времени Рания уже стала женой одного из высокопоставленных лидеров ФАТХа.


Среди рассекреченных операций Меира Исраэля – подготовка квартиры, где никому тогда неизвестный Ясир Арафат и его напарник Халиль аль-Вазир («Абу Джихад») впервые встретились, планируя стереть Израиль с карты мира. В «Моссаде» внимательно прослушивали все их разговоры, аккуратно записываемые аппаратурой, установленной Меиром. Уже тогда руководитель европейского отдела «Моссада» Рафи Эйтан предложил главе организации Меиру Амиту «уничтожить обоих чайников, пока они не подросли». Однако решение так и не было принято. И за эту ошибку Израилю пришлось дорого заплатить.

ГЕНИЙ ИЗ ЛЮБЕКА


Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..