понедельник, 23 июня 2014 г.

НЕВОЗМОЖНОСТЬ ДИАЛОГА

 
                           
Суть, так называемого, Ближневосточного конфликта в фатальной невозможности диалога, а не в пресловутой «борьбе за свободу палестинского народа», в спорах о земле, беженцах и прочих  словах, за которыми нет ничего, кроме понятного желания скрыть саму трагическую невозможность понимания и мира между «национальными идеями» евреев и арабов.

 "Израиль" - это, как говорят компетентные люди, наиболее инфернальное образование на Земле. (Для непосвященных - инфернальное - значит, созданное выходцами из ада)».
Из информации Палестинского информационного центра


Какой мир может быть между «чертями» и «ангелами»? Тем не менее, вновь начинается упрямое битье лбом в стену, именуемое поисками мира на Ближнем Востоке. Суета вокруг очередной инициативы на эту тему, похоже, будет вскоре похоронена, как и все другие многочисленные инициативы за шестьдесят лет существования Еврейского государства.

В чем причина? Почему наши соседи упрямо продолжают мучаться от нищеты и бесправия, а Израиль ведет утомительную и разорительную борьбу за выживание? На первый взгляд «мировой общественности» разрешение многолетнего конфликта не требует значительных усилий, но это только на первый взгляд. Дело в том, что конфликт этот не возник в середине прошлого века, а длиться тысячелетия и давно приобрел характер не препирательств о праве на существование,  собственности на землю, возвращения беженцев и прочего, а высокая трагедия, обусловленная самой невозможностью спора, диалога, дискуссии.

Интереснейшую, на мой взгляд, мысль нашел в книге Кейса Верхейла «Танец вокруг мира». Автор делает попытку сравнения русской и голландской культуры. Он пишет: «… когда человек говорит, реальность перестает иметь место. В результате такой основной идеи, как мне кажется, голландская культура – прежде всего культура живописи. Отсюда и сравнительной отсутствие у нас интересной литературы…

Русская культура в корне противоположна нашей. Если можно так выразиться, главная идея русской культуры: когда человек молчит, реальность перестает иметь место. Иными словами, русская идея, мне кажется, такая: логос порождает действительность, а не наоборот. Одно последствие такой национальной идеи – невероятное количество совершенно уникальной по своему качеству поэзии и прозы».

Дело здесь не только в искусстве. Сама Голландия будто создана молчанием рутинного, каждодневного труда. В России человек словно застыл в растерянности перед необозримыми пространствами своей державы, ясно понимая, что никаким трудом эту землю превратить в уютный, обихоженный уголок невозможно.

Как оказалось, стиль в культуре и сама история государств «ягоды» одного поля. Трагедия большевизма непосредственно связана с российской верой в созидательную способность слова, в возможность сохранить его сущность, вопреки самой человеческой природе. 70 лет страна шла за словом «коммунизм», понимая, что действительность ничего общего с идеалами этой утопии не имеет.

Время жестокий учитель.  Возможно, и нынешний кризис литературы, связан с тем, что кровавый кошмар ХХ века поставил под сомнение и само слово и эффективность любой идеи, которая за словом, как правило, стоит. Гуманистической, человеконенавистнической идеи? Не имеет значение какой. Существенно то, что поставлен под сомнение источник – ее порождающий.

А в чем, если так можно выразиться, «национальная идея» еврейской культуры? Мне кажется, что в этом случае реальность нашего бытия имеет место только в случае знания, как постижения, за которым неизбежно следует творчество. Здесь нет места молчанию, но нет и культа слова. Видимо, по этой причине самые выдающиеся достижения еврейского духа связаны с наукой, со способностью мыслить творчески. Да и сама земля евреев, превращенная за короткий промежуток времени в цветущий сад, – прямое тому доказательство.

Сам характер иудаизма, не терпящий догмы и фанатизма, основанный на диалоге человека с Богом, развил склонность к дискуссии в потомках Иакова. Диалог – это особая, демократическая форма словесной культуры, исключающая неравенство сторон. Иов, в рамках теодиции, спорил со Всевышним, как равный. Моше возражал Богу, а Бог спорил и опровергал Моисея.

Иов спрашивает - ЛАМА? Бог отвечает ему – КАХА. (Почему? А потому). После Катастрофы диалог этот возродился с новой силой, с новой страстью. И здесь дело не в ответе на извечный вопрос Иова, а в самой творческой силе диалога, в его огромной воспитательной силе, направленной на развитие  мысли человеческой.

За вопросом к Богу стоит мучительный вопрос юного человечества к природе земли, вопрос к враждебной, коварной стихии, перед которой были так беззащитны потомки Адама. Человек спрашивал у природы: «За что?». Природа отвечала ему беспощадной силой хищного зверя, наводнениями или засухой, бурями, землетрясением, извержением вулканов, тропической жарой или холодом Арктики. Человек упрямо искал ответ на свой вопрос и невольно сам находил на него ответы: способы защиты от коварства «равнодушной природы». Он изобрел тысячи способов этой защиты и продолжает их изобретать, все дальше и дальше погружаясь в тайны материи и пустоты.

Только один диалог: диалог человека с самим собой не приносит видимых результатов. Именно в этой неудаче и кроется суть всех апоплексических предчувствий «мыслящего тростника». В чем тут дело?
Всевышний дал человеку согласие на диалог  с Ним и  природой, но не с Синайским откровением. Закон – не объект для тренировки ума. Закон требует беспрекословной веры и подчинения. Культ Закона, как раз, и должен был сделать невозможным культа человека и зла, стоящего за этим культом. Слова Закона не случайно были выбиты на каменных скрижалях. Слово, тем самым, приобрело характер м о л ч а н и я, когда «реальность начинает иметь место». Собственно говоря, с точки зрения еврея, реально только пространство,   построенное на принципах «Десяти заповедей». Отсюда и пресловутая «чуждость» потомков Иакова в любом мире, подчиненном  иным принципам. Отсюда и непримиримость к любым формам язычества и полная неспособность  наладить диалог с ним, даже во имя своей собственной безопасности.

Происходит это по той причине, что язычество и сама возможность диалога – понятия несовместные. Хорхе Луис Борхес в своем предисловии к «Неизданным беседам с Освальдо Феррари», казалось, спорит с этим. Он пишет: «Лет за пятьсот до Рождества Христова в Великой  Греции произошло самое замечательное событие мировой истории: открытие диалога».

Это не совсем не так. За тысячу лет до Сократа и Платона евреи учились спору друг с другом, с судьями, царями, пророками, с Богом. Спором, дискуссией пропитана чуть ли не каждая страница Торы. Да и само христианство возникло, как следствие диалога канонов иудаизма с  ревизией этих канонов.

Возможен ли плодотворный диспут между, отмеченной Кейсом Верхейлом, «голландской культурой молчания» и «русской культурой слова»? Конечно. Культуры в диалоге, в споре способны обогащать друг друга. Да и еврейская «культура знаний» не противоречит любой культуре, построенной на иных принципах. И происходит это потому, что в основе «национальной идеи», связанной с культурой лежит способность человека к творчеству.

Евреи издавна понимали под способностью к творчеству возможность свободы.  Физическое рабство в иудаизме неотрывно от рабства духа. Мало избавиться от цепей и бича, твоя мысль, человек, должна обрести свободу.  На этом постулате и базируется  цивилизация, которая сегодня и называет себя свободным миром. Но, как и  сорок веков назад, эта общечеловеческая «национальная идея» не годится для массового потребления.  Свобода мысли сопряжена с тяжким, утомительным трудом знания и постижения, а труд этот не в радость значительной части рода людского. Гораздо проще не вступать в диалог, не заниматься дискуссией, не погружаться в сложную стихию спора, а довериться чужому слову и чужой мысли. Любое патримониальное общество закрыто для диалога.

Израиль противостоит, прежде всего, такому обществу. Обществу, исключающему дискуссию на паритетных началах. Евреи, в рамках компромисса, готовы признать правоту арабских притязаний. Арабы органически не способны, по крайней мере на ближайшем временном отрезке, учесть точку зрения своих соседей.
Суть, так называемого, Ближневосточного конфликта в фатальной невозможности диалога, а не в пресловутой «борьбе за свободу палестинского народа», в спорах о земле, беженцах и прочих  словах, за которыми нет ничего, кроме понятного желания скрыть саму трагическую невозможность понимания и мира между «национальными идеями» евреев и арабов.

                                                         2007 г.

МИР ДО ПЯТНИЦЫ

На переговорах в Донецке договорились о прекращении огня - Кучма

Корреспондент.net, Сегодня, 20:20
На переговорах в Донецке договорились о прекращении огня - Кучма
Фото: AP
Кучма сообщил о временном перемирии до 27 июня

Стороны договорились о двухстороннем прекращении огня на Донбассе до утра пятницы.

Второй президент Украины Леонид Кучма, участвующий в переговорах в Донецке об урегулировании ситуации на востоке страны, сообщил, что стороны смогли договориться о прекращении огня до утра 27 июня. Об этом он заявил на брифинге после переговоров, сообщает Интерфакс-Украина.
"Мы договорились о двустороннем прекращении огня до 10 утра 27 июня", - заявил Кучма.
В свою очередь, присутствующие на встрече представители ОБСЕ заявили, что будут вести совместные работы по поиску группы, пропавшей в Донецкой области. "ОБСЕ способствует мирному урегулированию конфликта, однако мы должны быть уверены в том, что наша миссия будет находиться в безопасности", - заявила представитель миссии ОБСЕ.
Сегодня, 23 июня, в Донецкой областной государственной администрации прошли многосторонние переговоры между представителями Украины, самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик и Российской Федерации.
В переговорах принимают участие посол РФ в Украине Михаил Зурабов, представитель действующего главы ОБСЕ Хайди Тальявини, второй президент Украины Леонид Кучма, глава общественной организации Украинский выбор Виктор Медведчук, "премьер-министр" ДНР Александр Бородай, лидер движения Юго-Восток Олег Царев и представители самопровозглашенной "Луганской народной республики".
Бородай ранее заявил, что руководство ДНР надеется на переход к переговорам о мирном урегулировании конфликта до 27 июня. Он также подчеркнул, что "ополченцы" готовы прекратить огонь в ответ на аналогичные действия украинской стороны.

РАССКАЗ ИОНЫ ДЕГЕНА




О пользе языка идиш

Ион Деген


   Михаил Ефимович Поляк пребывал в Лондоне более двух недель. Командировка затянулась. В политуправлении и в органах, вероятно, не предполагали, что понадобится так много времени для решения уже решенных вопросов. Полковник Поляк предпочитал репарацию из Берлина музыкальных инструментов, которой, надо сказать, он занимался не без удовольствия, репатриации в Советский Союз бывших белогвардейцев и предателей, оказавшихся в немецком плену. Коммунист и патриот до ядра каждой клетки, в глубине души он все же несколько сомневался в равнозначности их вины и того радушия, с которым партия встретит своих заблудших сынов. Но приказ есть приказ. Приказ не обсуждается, а выполняется. Сугубо гражданский человек, Михаил Ефимович и до внезапного получения полковничьих погон (для командировки в Берлин сразу после окончания войны) отлично усвоил эту истину в своей постоянно цивильной жизни. Берлинская командировка была приятнее. Арфы, рояли, челесты и прочие изымаемые музыкальные инструменты были предметами неодушевленными. Кроме того, им не грозила высшая мера наказания – смертная казнь. Но, повторял он себе, приказ есть приказ.
Полковник Поляк не удивился, что именно его послали в Лондон. Много ли в политуправлении офицеров, свободно владеющих английским языком?
Почти как большинство явлений, командировка состояла не только из отрицательных  элементов. Во-первых, он увидел Лондон, который оказался намного более привлекательным, чем можно было представить себе, прочитав всего Диккенса. Во-вторых, разрушения не шли ни в какое сравнение с теми, какие он увидел в Берлине. В-третьих, хотя после окончания войны прошло менее полугода и в Англии все еще была карточная система, изобилие и качество товаров не шло ни в какое сравнение с немецким. Правда, в Германии все ему доставалось бесплатно, а здесь, увы, приходилось платить. В-четвертых, форма полковника Красной армии оказалась очень удобной для лондонского социального климата.
Полковник Поляк прилично прибарахлился, как он это сформулировал для себя, и ему понадобились два вместительных чемодана. Командировка приближалась к завершению. Из Лондона он возвращался не в Берлин, а в Москву. Короче, в этот дождливый осенний день ему предстояло приобрести два чемодана. В Берлине чемоданов навалом. Правда, в основном из заменителей. Эрзац. В Лондоне можно было купить чемоданы из настоящей кожи.
Михаил Ефимович был достаточно опытным человеком, чтобы не делать покупки на Оксфордстрит или на Бондстрит.  Автобус привез его на северо-запад Лондона. Он сошел на оживленной торговой улице, пересекавшей тихий вполне респектабельный район, густо застроенный двухэтажными домиками с черепичными крышами, эркерами во весь фасад на первом этаже и аккуратными палисадниками, отгороженными от тротуаров невысокими заборами. Стайка мальчишек, возвращавшихся из школы, проявила интерес, увидев человека в незнакомой военной форме. А полковник Поляк, в свою очередь, отметил опрятный вид учеников, одинаковые полосатые галстуки, хорошо подогнанные ранцы, неназойливое любопытство, все то, что отличало их от знакомых ему школьников.
Дождь прекратился. Небо даже намекнуло на то, что сейчас может выглянуть солнце. Полковник Поляк, не спеша, осматривал витрины магазинов. Мужская одежда. Хозяйственные товары. Аптека. Книжный магазин. Филателия. Женская одежда. Обувь. Еще обувь. Ага!  Сумки и чемоданы. Над входом красовалась большая вывеска «Бернар Ланг». Зайдем.
Он открыл дверь. Звякнул колокольчик. В магазине пусто. Ни единого  покупателя. Продавец вскочил за прилавком и вытянулся, как дневальный перед командиром.
Продавец – высокий представительный мужчина. Косой пробор. Чуть удлиненные седеющие виски. Тщательно выбритое худощавое лицо. Хороший костюм. Отличная выправка. Этакий лорд, случайно попавший за прилавок.
- Могу я вам помочь? – спросил лорд.
- Я бы хотел купить два вместительных чемодана.
-  Одну минуту. – Лорд слегка повернулся к двери, завешенной портьерой и на идиш, на том самом идиш, который полковник Поляк слышал только в родном местечке и нигде больше, произнес, не меняя любезного выражения лица:
- Ривка, если я не ошибаюсь, это русский полковник. Дай-ка мне те два картонных чемодана.
Полковник Поляк тоже любезно улыбнулся  и на том же идиш его родного местечка, который отличается от идиш любого другого места на Земле, сказал:
- Вы не ошибаетесь. Я действительно советский полковник. Но те два картонных чемодана вы продадите кому-нибудь другому.
Лорд мгновенно испарился и на этом месте оказался еврей с отвисшей от удивления челюстью, полностью потерявший дар речи. Из-за портьеры  выглянула миловидная женщина лет сорока пяти. Медленно выныривая из шока, продавец на том же идиш спросил:
- Так получается – вы еврей?
- Так получается.
- Спрашивается! У какого гоя может быть именно такой идиш? Так откуда будет еврей?
- Из Москвы.
- И в Москве евреи говорят на именно таком идиш?
- Нет. На именно таком идиш говорят в моем местечке.
- А какое это местечко?
- Шпиков. Это на Украине.
- Он мне будет рассказывать про Шпиков! Мои родители из Шпикова. А как ваша фамилия?
- Поляк.
- Поляк?
- Поляк.
- А из каких Поляков вы будете?
- Я сын Хаима Поляка.
- Ривка, ты слышишь? Он сын Хаима Поляка! Ривка, иди поцелуй своего двоюродного брата!
Тут уже Полковник Поляк был в шоковом состоянии. Ривка обняла и поцеловала его, а бывший лорд возбужденно объяснял:
- У вашего отца Хаима, сына Мойше Поляка, был брат Фройка.
- Да. Он уехал в Америку.
- Ни в какую Америку он не уехал. Он уехал в Англию. Если бы вы приехали полгода тому назад, вы бы могли с ним поговорить. Он умер перед Пейсах. Так вот, Фройкина дочь Ривка – моя жена, ваша кузина. Понимаете?
- Вот это встреча! Невероятно! Ривка. А вас как зовут?
- Бернар.
- Послушайте, Бернар, у отца был еще один брат и сестра, которые тоже уехали в Америку. Что с ними?
 - Ицик и Рейзл. Ицик действительно уехал в Америку. Он умер еще до войны. А Рейзл поехала в Палестину. Тетя Шушана с детьми живет в Палестине. Кстати, сын Ицика тоже живет в Палестине. Я тебе потом все расскажу. Но чего же мы стоим?
Полковник Поляк вспомнил, что он пришел сюда купить чемоданы.
- Оставь свои чемоданы. Будут тебе твои чемоданы. Чемоданы! Господь привел к нам Ривкиного двоюродного брата, да еще накануне Рошашуне, а он говорит о каких-то чемоданах!
Бернар вдруг замер и всем видом напомнил пойнтера, делающего стойку перед обнаруженной дичью.
– Подожди минуточку. Причем здесь Ривка? У твоего отца Хаима была жена, тетя Песя. Я еще ее помню.
- Немцы убили ее. – Лицо полковника Поляка окаменело. – Так что ты хотел сказать о моей маме?
- Тетя Песя, зихроно левраха, моя тетя, моя родная тетя. Понимаешь?
- Пока еще нет. Если Ривка моя двоюродная сестра, то каким образом моя мама – твоя тетя?
- Чего же ты не понимаешь? У нашего деда Баруха Ланглейбена осталось после погромов двое детей?
 - Да. Дочь Песя и ее брат Абрам, который уехал в Америку.
- Опять в Америку. Ни в какую ни в Америку. В Англию он уехал. В Англию! И сегодня ты его увидишь. Как называется этот магазин? Бернар Ланг. Так это я и есть Бернар Ланг. Барух Ланглейбен. Сейчас ты уже понимаешь?  
Полковник Поляк сел на прилавок, обнял и расцеловал двоюродного брата Бернара, в котором сейчас не осталось ни крупицы от бывшего лорда.  
- Ну, дорогие двоюродная сестра и брат, вы даже не спросили, как меня зовут.
- Мы знаем, - ответила Ривка, - как нашего с тобой деда – Мойше.
 - Правильно, - рассмеялся полковник Поляк. – Только Баруху удобно быть Бернаром, а мне – Михаилом.
Бернар посмотрел на часы.
- Значит так. Картонные чемоданы я сегодня не продал. Кожаные ты получишь послезавтра. Завтра мы не работаем. Рошашуне. Сейчас мы закроем магазин. До нашего дома три минуты хода. Перекусим. Обрадуем твоего дядю Абрама  и все вместе пойдем в синагогу. Не каждый день у евреев Рошашуне. После синагоги мы, конечно, как следует пообедаем.
После того, как еще ребенком Поляк уехал из Шпикова, он ни разу не видел синагоги. Не будь этой невероятной встречи, он, как и раньше, не имел бы понятия о том, что сегодня вечером наступает еврейский Новый год. Дед Мойше и дед Барух. Отец Хаим и мама Песя. Дяди и тети. Двоюродные братья и сестры. Здесь и в Палестине. Его родные. Его народ. И невидимая пуповина к нему, которая, казалось, навсегда оборвана. Очень хотелось ему сейчас исполнить программу Бернара. Но…Не хватало, чтобы в синагоге, да еще в Лондоне, увидели советского полковника. Нельзя!  Он согласился заскочить к ним домой буквально на минуту, познакомиться с дядей Абрамом и увидеть, где они живут. Он должен вернуться к себе на службу. Увы, он не турист, а офицер, исполняющий задания пославших его в командировку. На обед он придет непременно.
 И пришел. За обеденным столом собралось такое количество евреев, что могло сложиться представление, будто половина жителей Лондона это его родственники. И каждому в отдельности он должен был рассказать о своей семье. Он опьянел от обстановки давно забытого детства. А фаршированная щука была такой, будто ее приготовила мама. После обеда Бернар затащил его в спальню, достал из шкафа военный мундир и продемонстрировал кузену шесть медалей. Полковник Поляк не знал их достоинства. Но его захлестнул прилив благодарности и гордости. Внук его деда сражался с нацизмом в рядах союзной армии. Слава Всевышнему, они не оказались по разную сторону фронта. Думая об этом, полковник Поляк упустил из виду, что на фронте он не был. Может быть потому, что завод, директором которого он работал во время войны, тоже был фронтом. За столом царил шпиковский идиш, и Поляк порой забывал, что он находится в Лондоне. Уже давным-давно, даже еще до войны у него не появлялось такого ощущения дома, как в этот новогодний вечер.
Только одно обстоятельство омрачало его и заставляло вернуться в реальность. Дядя Абрам сказал, что сейчас они не будут терять связи, что можно будет переписываться и даже при случае приезжать друг к другу в гости. Полковник Поляк не собирался делать военной карьеры. Более того, он надеялся, что демобилизуется сразу после возвращения в Москву. Но кто сказал, что в гражданской жизни поощряется связь с родственниками за границей, или даже просто их наличие?
Через день Бернар привез в гостиницу три вместительных чемодана из отличной кожи. Один до отказа был набит подарками. Попытку Мойше, - так обращались к нему родственники, - заплатить за чемоданы Бернар воспринял как личную обиду.
        Демобилизоваться полковнику Поляку удалось только через два года, заполненные самыми неожиданными командировками за границу. При поступлении на работу он заполнил внушительную анкету. На вопрос о знании языков он ответил: «Русский, украинский, английский, немецкий, французский – в совершенстве. Испанский, итальянский и польский – посредственно». Идиш он не упомянул. Вероятно, потому, что такого языка не существует. И родственников за границей у него нет. Ответ на этот вопрос в анкете был абсолютно определенным. И только выпивая с самыми надежными друзьями, Михаил Ефимович Поляк изредка позволял себе заметить, что не знает как на планетах в других галактиках, но на земном шаре, зная идиш, еврей  не окажется безъязыким.
� � � �= p> �го языка не существует. И родственников за границей у него нет. Ответ на этот вопрос в анкете был абсолютно определенным. И только выпивая с самыми надежными друзьями, Михаил Ефимович Поляк изредка позволял себе заметить, что не знает как на планетах в других галактиках, но на земном шаре, зная идиш, еврей  не окажется безъязыким.

ИЗРАИЛЬТЯНЕ В МОСКВЕ. ЕХАТЬ-НЕ ЕХАТЬ?

Московские израильтяне: ехать или не ехать?


23.06.2014

Стоит ли ожидать очередной волны репатриации российских евреев, собираются ли уезжать из России обладатели израильских паспортов и на что те и другие могут рассчитывать на исторической родине — с такими вопросами корреспондентJewish.ru обратился к русскоязычным израильтянам, много лет живущим и работающим в Москве.


— Чувствуются ли в московской еврейской среде эмигрантские настроения?

Олег Ульянский, интернет-предприниматель; приехал в Израиль в 1990 году, в Москве 12 лет: «Эмигрантские настроения вообще чувствуются в среде активных москвичей, независимо от их происхождения. Вопрос “пора валить?” звучит все чаще и чаще. Но если раньше многие только рассматривали теоретическую возможность переезда куда-нибудь, то сейчас этот интерес становится практическим. Люди интересуются покупкой жилья, возможностями работы, устройства детей в учебные заведения».

Михаил Гуревич, директор компании; приехал в Израиль в 1991 году, в Москве 10 лет: «Такие настроения существуют не первый день и не первый год. Они перманентно то усиливаются, то ослабевают. В последние полгода разговоры на эту тему, безусловно, активизировались. Некоторые знакомые уже приступили к процессу алии, другие активно прорабатывают этот вопрос. При этом многое зависит от их возраста и социального статуса: чем выше статус, тем разговоры активнее, но реализация сложнее».

Александр Елин, литератор; приехал в Израиль в 1990 году, в России 13 лет: «Эмигрантские настроения чувствуются, но Израиль в этом плане рассматривается мало. Причина — негде работать по специальности, да и жить там дорого».

Евгений Кербель, специалист HR; приехал в Израиль в 1994 году, в Москве 9 лет: «Нет, не чувствуются, и никаких действительно серьезных разговоров о грядущей эмиграции нет».

Михаил Сафран, предприниматель; приехал в Израиль в 1990 году, в Москве 10 лет: «Да, чувствуются. Многие думают как минимум о получении дополнительного паспорта». 

Арсен Даниэль, художник; приехал в Израиль в 1990 году, в Москве 5 лет: «Конечно, в стройном ряду снова модного надо валить” слышны и еврейские голоса. В целом тех, кто об этом говорит, намного больше, чем тех, кто реально бросается в посольства. В московской еврейской среде есть две субкультуры: “околосинагогальная”, где царит хабадная эстетика во всем, включая и отношение к Израилю, и “израильтянская”, составленная из людей с синими паспортами. И если первая населена во многом людьми, “очень любящими евреев”, но часто не имеющими никаких прав на репатриацию, то вторая прекрасно понимает свои возможности и шансы. Соответственно, произраильский фан-клуб гораздо активнее озаботился поиском бабушкиных метрик, в то время какпост-израильтяне” грустно листают скудные страницы израильских хедхантерских сайтов. И те и другие понимают, что на чемоданы сядут, только когда станет совсем плохо, и всё больше понимают, что это случится скоро. Одновременно с невеселыми пересудами о неизбежном окончании dolce vita в России звучат еще более печальные рассуждения о дороговизне и безрадостности жизни в Израиле».

Владимир, директор российско-израильской компании; приехал в Израиль в 1991 году, в Москве 10 лет: «В моем кругу общения происходящее сейчас в России вызывает антагонизм, создает внутреннее напряжение. Идут разговоры о возврате к СССР, а значит, мы все скоро встретимся в Иерусалиме. Хотя совершенно ясно, что большая часть российского общества относится к происходящему положительно. Пока это несерьезные разговоры, все на уровне выжидания, но если будет серьезное ухудшение ситуации, придет время для серьезных решений». 

Инна Лунева, журналист, телеведущая; приехала в Израиль в 2001 году, в Москве 6 лет:«Сейчас такие настроения чувствуются больше, чем когда-либо за последние годы. Те, кто когда-то гипотетически рассуждал о возможности отъезда, сегодня начали предпринимать конкретные действия. Это не просто разговоры. Многие уже стоят в очереди в израильское посольство на собеседование. Если повезет, их примут через два месяца. По некоторым данным, запись в посольство сейчас ведется уже на октябрь».


— Кто именно поговаривает об отъезде в Израиль? Что это за люди? 

Олег Ульянский: «Прежде всего те, у кого уже есть израильское гражданство. И те, кто ищет возможность работать на две страны».

Михаил Гуревич: «Наверное, все могут судить только по своим знакомым. По моим наблюдениям, это москвичи в возрасте 30+, обычно семейные пары с детьми или одинокие матери».

Евгений Кербель: «В моем кругу практически никто, за редким исключением, об отъезде не говорит».

Михаил Сафран: «Люди, которые ранее только формально были евреями, люди среднего и ниже достатка. Предполагаю, что те, у кого был более высокий доход, о себе уже давно позаботились».

Арсен Даниэль: «Как ни странно, об этом говорят не только традиционно слабые и обездоленные. Дети “ни за что не уеду”-интегрированных евреев, переживших 90-е и убедившихся в правильности не-отъезда, дети всяческих главврачей и заведующих кафедрами. Все эти люди уже дожили до пенсии, так и не накопив на безбедную старость и лечение, и их потомки здраво оценивают шансы на соцобеспеченное прозябание в израильской “провинции” как альтернативу грядущему бардаку и безденежью».

Владимир: «В основном это средний класс, который как-то связан с Израилем, а также те, кто приехал из Израиля в Россию на работу. Возраст — в районе 40 лет и старше».

Инна Лунева: «Говорят об отъезде люди от 35 до 60 лет, с высшим образованием, с колоссальным опытом работы, профессионалы, достаточно обеспеченные — московский средний класс. Люди, которые, как правило, уже не один раз в качестве туристов побывали в Израиле. У кого-то там друзья, одноклассники, родственники, дети. Есть и такие, кто хочет уехать ради детей”».


— Если Израиль является лишь одним из возможных вариантов эмиграции, какие аргументы «за» и «против» звучат?

Олег Ульянский: «Возможность устроиться на работу и получать доход, сравнимый с текущим московским, — главное препятствие для переезда. Это же и главный аргумент в его пользу».

Михаил Гуревич: «Главный плюс Израиля в том, что, в отличие от США, он позволяет сохранить связь с Россией, как с точки зрения расстояния, так и в бизнес-вопросах. Кроме того, большинство московских евреев уже бывали в Израиле и могут оценить уровень развития страны и ее перспективы, а с этой точки зрения Израиль становится с каждым годом все более привлекательным. По моим ощущениям, в разговорах об эмиграции Израиль входит в большую тройку”, наряду с США и Великобританией, которой отдает предпочтение наиболее обеспеченная часть желающих уехать из России».

Евгений Кербель: «Аргументы “за” — возвращение на историческую родину, лояльность к иммигрантам».

Михаил Сафран: «На мой взгляд, речь все еще идет лишь о возможности уехать, а не о самом переезде». 

Арсен Даниэль: «Как обычно, для обустроенного москвича, Израиль — место милое, но с Москвой не сравнимое. Нечто вроде Алушты. Главная формула счастливого отъезда: фиксированный источник денежных поступлений здесь — спокойное безделье там. Крайне редко люди готовятся к профессиональной реализации в Израиле. Гораздо больше внимания уделяется налаживанию отношений с раввинами московских синагог, что позиционируется как залог ускоренного проникновения в израильское общество. Появилась мода на изучение иврита. При этом общий скепсис в отношении Израиля как довольно скучного местечка с убогими ресторанами и дорогим жильем — главная нота всех обсуждений. То есть, как всегда, едут не туда, а отсюда».

Владимир: «Серьезно это не обсуждается. Но даже для израильских граждан Израиль не единственная опция. Нужно понимать, что за годы жизни в России эти люди построили карьеру, создали свой бизнес, обеспечили свои семьи определенным доходом. Перенести это в другое место без потерь невозможно».

Инна Лунева: «За” — медицина, гражданство, свобода передвижения по миру, относительно спокойная жизнь с отличным от Москвы темпоритмом».


— Что стоит ожидать представителям московского среднего класса, уезжающим в Израиль?

Олег Ульянский: «Сегодня ситуация совершенно иная по сравнению с той, что была в начале 90-х. Все потенциальные эмигранты не раз бывали в Израиле, у всех есть здесь друзья и родственники, у кого-то уже куплена недвижимость, налажены деловые связи. Большинство говорит по-английски.Люди вполне адекватно могут оценить свои перспективы в Израиле и сравнить их с перспективами в других странах». 

Александр Елин: «Тем, кто все же решится на репатриацию, стоит ожидать сильного снижения уровня жизни. Найти себя в Израиле смогут лишь те, кто имеет хорошую международную техническую специальность. Гуманитариям там крышка».

Михаил Гуревич: «Все очень зависит от внутреннего настроя. Если человек полностью не осознает все сложности процесса репатриации, ему придется непросто».

Евгений Кербель: «Если речь идет о профессионалах в какой-либо востребованной области, то перспектива есть. С точки зрения открытия своего небольшого бизнеса перспектив намного меньше».

Михаил Сафран: «Нужно готовить себя к жизни свободной, без оглядки на то, что сказали, кому-то сделали и так далее. Но быть готовыми на два-три года к откату на 15 лет назад по статусу и ощущению контроля над своей жизнью. Деньгами, скорее всего, будут обеспечены, но вливаться в общество будут постепенно».


— Смогут ли эти люди найти себя в Израиле?

Олег Ульянский: «Если не смогут, то не приедут. Сегодняшняя эмиграция уезжает за лучшим качеством жизни, за лучшей общественной атмосферой и за лучшими перспективами для своих детей.При этом их сегодняшнее качество жизни и перспективы довольно неплохие. Так что в ущерб себе мало кто приедет». 

Михаил Гуревич: «Большинство обсуждающих репатриацию не едет с пустыми руками: они способны уже сегодня обеспечить себя в Израиле местом проживания и каким-то запасом на первое время жизни в стране. Дальнейшее зависит от их готовности идти на компромиссы и желания интегрироваться».

Евгений Кербель: «Израиль — маленькая страна, у моих друзей-израильтян, возвращающихся в Израиль после проектов в России, появляется ощущение низкого потолка и отсутствия перспектив».

Арсен Даниэль: «В принципе, в случае повторного массового исхода в Израиле опять образуетсябольшая русская алия”, с обновленной, замкнутой на себя инфраструктурой — и работу найдет масса специалистов, обслуживающих “русскую” эмиграцию. Оживут русские медиа и реклама, задышит новым воздухом розница и туризм. Разумеется, никуда не делся список востребованных специалистов — резко поднимутся врачи и программисты. Несколько печальнее придется деятелям культуры, всяческим киношникам и театральным критикам. Ну и, разумеется, очень плохо станет классу “выше среднего”, гурманам и снобам из ресторана “Пушкин”. Эти люди, скорее всего, уедут жить в Нетанию, где, глядя на махровое гетто прошлого заезда, будут извергать волны презрения к убожеству и уездности страны, заседая в русских ресторанах и увязая 18-сантиметровыми шпильками в мягком асфальте. В любом случае все они окажутся в Израиле, только если в России действительно разразится кризис и разруха. Только тогда можно будет говорить о некой системной конструкции “русской алииXXI века”. Единичные же репатрианты сегодняшнего дня — люди, как правило, мотивированные и готовые к усилиям. Как это и было в последние 20 лет».

Владимир: «Да, это люди с богатым опытом управления, будь то собственный бизнес или работа на высокой должности в какой-либо корпорации. Плюс они знакомы с израильскими реалиями и умеют ориентироваться в бизнес-среде Восточной Европы». 

Инна Лунева: «Если они смогут полюбить страну, влюбиться в Израиль и не требовать сразу положения в обществе, карьерного и социального роста, высоких доходов, если они готовы начать все с чистого листа, невзирая на свои прошлые заслуги, должности и звания, готовы учиться и работать, жить и “дышать” вместе с этой страной, тогда да, они смогут найти себя в Израиле и не разочароваться в нем». 


Более трети работающих в Москве израильтян, к которым корреспондент Jewish.ruобратился с вопросами о возможном отъезде из России, отказались от участия в опросе, сославшись на то, что в сложившейся сегодня в России общественно-политической обстановке подобная публикация с упоминанием их имен может им навредить.


Материал подготовил Семен Довжик

РЕАЛЬНОСТЬ НОРВЕГИИ - МЕЧТА ДЛЯ РОССИИ


2014 » Июнь » 23
Норвегия. Реальность Норвегии – Мечта для России

 
Норвегия с населением 4,5 млн. человек занимает территорию около 323 тыс. км3, это равно 7 стран как Эстония, но, как говорят в народе, мал золотник, да дорог. Норвегия – страна, где никто не ездит с охраной, нет мигалок, нет коррупции, где в королевском дворце в Бергене ставят ночные оперы, а летом на улицах идут спектакли, король, который назначает и снимает министров (в правительстве 7 министров и один премьер-министр ) и предоставляет парк перед дворцом для всех желающих, попросив только отгородить прозрачной сеткой небольшое место для своих уединенных прогулок.

Норвежцы руководствуются чувством равенства. Такой подход является причиной и следствием использования экономических рычагов власти государства.

Во всем мире и в России тоже доктрина снижения роли государства и внедрение законов свободного рынка потерпела крах. И наступивший экономический кризис еще раз доказал правильность избранного жизненного пути Норвегии-ставка на государственность при конституционной монархии. 
Генрих Ибсен писал, что «норвежцы-интраверты. У нас каждый второй человек – философ». Однако интравертные отшельники – норвежцы быстро вписались в глобализацию, когда стали добывать у себя нефть.

Еще в начале ХХ века Норвегия представляла «рыболовецкую провинцию» с развитым судостроением, достигшим высокого технологического уровня. Открытие в декабре 1969 года (одновременно с Россией) первого нефтяного месторождения «Экофиск» полностью изменило ситуацию.

Нефть объявлена достоянием народа, как и все природные ресурсы страны. Деньги от нефтяных доходов идут на социальные программы и Фонд Всеобщего Благоденствия. И Норвегия постепенно стала превращаться в одну из богатейших стран мира, где ВВП на душу населения достигает 40 тыс. долларов. За 30 лет доход Норвегии составил 454,5 млрд.долларов.

Сегодня нефтегазовая промышленность дает 20% ВВП Норвегии. В Северном и Норвежском морях эксплуатируется 60 месторождений нефти и газа, и на очереди еще 136. Доля доходов от экспорта нефти и газа в общих от экспорта доходов составляет 45 %.

На личный счет каждого норвежца поступают отчисления от полученной прибыли нефтяных доходов. На сегодняшний день эти отчисления составляют более 100 000 долларов у каждого норвежца. На каждого ребенка, при рождении открывается счет в банке, куда поступает не менее 3 тыс. долларов доходов от налога на прибыль.

Медучреждения в Норвегии преимущественно государственные или муниципальные, а государственные субсидии на них обеспечивают высокий уровень медобслуживания (операции, лечение в больницах бесплатное). И никаких особых больниц.

Если вчера король Харальд V лежал в палате больницы (скрепя сердце главврач разрешил полицейскому дежурить у двери, а то пациенты замучили короля автографами), то сегодня там лежит обычный работяга.

Королю достаточно того, чем пользуются подданные. Просто потому, что этого достаточно. В стране действует мощнейшая социальная структура медобслуживания старшего поколения (сиделки, медики, дома престарелых). Дома престарелых представляют собой на одного человека однокомнатную квартиру или коттедж, у каждого пациента пояс с кнопкой для вызова медсестры, которая появляется мгновенно. Существуют Общества больных, которые следят за качеством лечения.

Образование бесплатное. В Норвегии самый высокий в мире уровень затрат на обучение учащегося. Школьная система действует с активным участием родителей в обучении детей: школы рекомендуют, родители решают, что является лучшим предложением для учеников (с 7 лет дети идут в 1 класс, обучение 9 лет, дальнейшее обучение добровольное с 16 до 19 лет), в школах дается серьезное преподавание информатике и английскому языку, (все норвежцы прекрасно знают английский язык), формируют гуманистическое мировоззрение ненасилия, толерантность, любовь к природе, трудолюбие. А трудолюбия норвежцам не занимать. Многие норвежцы, работая по специальности, занимаются рыболовством или содержат семейную ферму.

Сельское хозяйство является в Норвегии высокоразвитым и ориентировано на обеспечение внутренних потребностей страны в продуктах питания за счет семейных ферм. Его основу составляет животноводство, полностью покрывающее потребность населения страны в мясе и молочных продуктах. Основная доля овощей и фруктов выращивается в таком количестве, что даже позволяет поставлять черешню и клубнику в Западную Европу (и это при том, что 200 000 фермерских хозяйств обрабатывает 3% земли).

С целью сглаживания колебаний доходов от продажи нефти и газа и главное для финансирования растущих расходов по выплате пенсий по старости и инвалидности в Норвегии был создан Государственный нефтяной фонд(NGPF).

Компенсируя снижение запасов нефти и газа финансовой активностью NGPF, правительство снижает зависимость экономики страны от экспорта сырья. Государственный нефтяной фонд Норвегии функционирует в долгосрочном плане как сберегательный фонд, а в краткосрочном – как стабилизационный.

Отчисления в Нефтяной фонд осуществляются при высоком материальном уровне населения и предоставления государством своим гражданам больших социальных благ: прежде чем заботиться о будущих поколениях, необходимо создать достойные условия ныне живущим.

В Норвегии все доходы стекаются в бюджет. И только потом принимают решение о переводе части денег на счет, причем только в том случае, если бюджет государства сводится с профицитом: сумма отчислений ежегодно определяется в процессе утверждения бюджета парламентом. Максимальное годовое перечисление средств бюджета достигает 6% ВВП.

Формально норвежский Государственный нефтяной фонд представляет собой счет в норвежских кронах в банке Norges Bank, принадлежащий правительству страны. Согласно законодательству Норвегии Norges Bank может инвестировать средства только в иностранные ценные бумаги, их тип и то, в какие стран можно вкладывать деньги определяет правительство страны.

Норвегия не вступила в ЕС, так пожелал народ, не захотевший быть причесанным под общую гребенку, выйдя с плакатами на демонстрации против ЕС, но в стране действует шенгенское соглашение, так что границу со Швецией вы можете и не заметить: только изменится цвет флага и будет другая разметка на дорогах.

Самая демократичная монархия в мире поставила закон выше всего, выше религии и традиций. Беспрекословное подчинение закону начиная с первого лица страны - короля. В Норвегии каждый должен следовать норвежскому закону, это касается и иностранцев, несмотря на то, что он может идти вразрез с привычной для вас традицией.

Порядок и организованность является стилем жизни норвежцев. Все работает четко: общественный транспорт, скорая помощь, промышленность, сервис (историки утверждают, что главным залогом успехов в походах викингов была их организованность). Здесь нет нуворишей и олигархов, скупающих замки и яхты по всему миру – норвежцам этого не надо, что бы утверждать себя, им не свойственно стяжательство.

Четыре года подряд ООН ставит Норвегию на первые места в мире по «человеческому развитию».
Рабочий день длится 7,5 часов с 8 до 15.30 . Адвокат получает 400 000крон в год, уборщица 220 000 крон (1 крона - 4,5 руб).

Осуществляется строгий контроль государства за жилищным строительством. Большая часть ссуд предоставляется государственным жилищным банком, а строительство осуществляется компаниями с кооперативной формой собственности.

Из-за особенностей климата и рельефа строительство обходится дорого, тем не менее, соотношение между числом проживающих и количеством комнат довольно высокое. На жилье, состоящее из 4 комнат площадью 103,5 м3, приходится 3 человека. Примерно 80,3% жилого фонда принадлежит проживающим в нем физическим лицам. Стоимость 3-х комнатной квартиры составляет 50-300 тыс. долларов.

Как правило, в семье работает только один из супругов, другой занимается духовными поисками, самосовершенствованием и воспитанием детей. Время от времени они меняются ролями.

Социальное обеспечение в Норвегии поражает воображение. Действующее законодательство предписывает выплату «семейных надбавок» к зарплате с учетом количества детей.

Все норвежцы, включая домохозяек, по достижению 65 лет получают основную пенсию. Дополнительная пенсия зависит от доходов и трудового стажа. Средняя продолжительность жизни норвежцев 79-81 лет. Средний размер пенсии соответствует 2/3 заработка. Государство гарантирует всем гражданам, включая домохозяек, право на 4-недельный оплачиваемый отпуск. Кроме того семьи получают пособие в размере 1620 долларов в год на каждого ребенка моложе 17 лет.

Каждые 10 лет все трудящиеся имеют право на годовой отпуск с сохранением полной заработной платы для обучения в целях повышения квалификации.

В Норвегии самый низкий процент безработицы -1% и самые высокие пособия от 800-1500 евро (при полной оплате государством безработным жилищно-коммунальных услуг, транспорта).

К сожалению этим пользуются приезжающие по найму на работу, перестают работать, садясь на шею органам социальной защиты: целыми днями пьют, жалуются на скуку и во вторник встают в очередь деклассированных элементов на получение сумок с продуктами, причем первоклассных : банок кофе, мяса, рыбы, чая, печенья, овощей, которые организует «Голубой крест», запасаясь на неделю, кроме того, каждый вечер, все магазины перед закрытием снимают все продукты с витрин, завертывают их в полиэтиленовые пакеты и не закрывая мусорные баки на ключ укладывают все продукты в бак, чем и пользуются обленившиеся приезжие работники.

В то время когда министры большинства стран мира в ужасе хватаются за голову от очередных отрицательных показателей в экономике, главный финансист Норвегии Кристина Халворсен не может решить, куда лучше инвестировать 60 млрд. долларов.

Так как, имея более чем 300 млрд. долларов в Суверенном Фонде Благосостояния Норвегии, годовой экономический рост в 3% и бюджетный профицит в 11%, правительство Норвегии не очень тревожит будущий экономический кризис.

То, что Норвегию практически не затронул тяжелейший со времен Великой Депрессии кризис, объясняется в первую очередь ее особой моделью экономического развития: основа которой – главная роль в экономике страны принадлежит государству.

Именно государственные структуры контролируют топливно-энергетический комплекс, который сделал Норвегию самой процветающей страной.

В отличие от России, норвежцы исходят из того, что природные ресурсы, нефти и газ – это не достояние отдельных лиц, отдельных компаний, а всего общества, и от их разумного использования зависит будущее страны.

Это проявляется в том, что разведка и добыча нефти находится под контролем государства, а с частных, иностранных компаний берутся огромные проценты ( 80% ) в доход государства. Занимая 3 место в мире по экспорту нефти сразу после Саудовской Аравии и России, Норвегия сегодня мощная нефтяная держава, является 7 производителем нефти в мире.

Для увеличения Нефтяного фонда, средства вкладываются в государственные ценные бумаги развитых стран: 50-60% в Европу, 20-40% в США, 10-30% в Азию и Океанию. Только по итогам одного года дивиденды по этим ценным бумагам и проценты по вкладам превысили 3 млрд. долларов.
Доходы от деятельности нефтяной и газовой промышленности инвестируются в государственный пенсионный фонд на благо будущих поколений.

Через фонд производится долгосрочное размещение средств, он является ресурсом для надежных компаний всего мира. Открытость занимает центральное место в деятельности фонда. Каждый норвежец легко может получить информацию о том, в какие именно иностранные акции и облигации вложены деньги Государственного пенсионного фонда.

Казалось бы, подсчитывайте дивиденды, но нет, норвежцы решили, что их фонд будет ориентироваться на «этические» инвестиции, и для этого организовали в сентябре 2005 года при фонде специальный совет по этике. И пригласили поработать в нем профессионального философа Хенрика Сиза.

Как признался сам 40-летний профессор, он тогда не мог отличить акции от облигации. Но от него никто и не требовал знание биржевых тонкостей - для этого хватало специалистов. Его функции заключались в том, чтобы помочь ориентировать инвестирование денег фонда в те компании, которые не связаны с производством оружия массового поражения или другими антигуманными действиями. «Мы не хотим пенсий, которые базируются на кровавых деньгах» - заявляют управляющие Государственного Пенсионного фонда.

Так из-за несоблюдения гуманного отношения к природе и людям, фондом были проданы акции российской компании «Норильский никель». В Норвегии принят «Этический кодекс» для политики инвестирования нефтяного фонда, который исключает из возможного инвестирования те компании, которые нарушают права человека, причиняют вред окружающей среде, основным принципам гуманизма.

Норвежцы тщательно берегут все природные сокровища, следят за чистотой воздуха и воды (Норвегии приходиться выделять для России огромные суммы на подъем старых затопленных подлодок и их захоронение, а также оплачивать правильное хранение ядерных отходов на Кольском полуострове).

Долгосрочной целью государственной политики в Норвегии является превращение страны в государство-рантье, чтобы обеспечить будущим поколениям возможность воспользоваться преимуществом, связанным с нынешним нефтяными богатствами страны. Поэтому Нефтяной фонд называют также «Фондом поколений».

Россия, по примеру Норвегии, создала Стабилизационный фонд, руководство России многократно заявляло об «инвестициях в человека», но, видимо, задачи в действительности, были другие.

На счет кого-либо из россиян, правительством не положено ни одного рубля. Ни во времена Гайдара, ни во время Путина. Вопрос – почему правительство Гайдара, а затем и Путина, до сих пор не открыло индивидуальные лицевые счета каждому россиянину? Вопрос виснет в воздухе.

Поэтому пока мы не изменимся, пока мы очень сильно и осознанно не захотим избавиться от позорной российской бедности, мир вокруг нас не изменится. Потомки викингов изменили себя и сделали свою любимую страну процветающей.

КАК ЭТО УСТРОЕНО НА АЛЯСКЕ
В 1976 году был учрежден Перманентный фонд штата Аляска.
Перманентный фонд штата Аляска (англ. Alaska Permanent Fund) — созданный государством фонд, который управляет прибылью от добычи нефти в Аляске.
Фонд был создан в 1976 году в результате референдума о поправке к Конституции Аляски.
25 % прибыли государства от оборотов нефти поступают в Фонд. Половина дохода через дивиденды напрямую распределяется среди жителей Аляски. Каждый житель ежегодно получает одинаковую сумму. Выплата каждый год пересчитывается и зависит от доходов последних пяти лет, а также от числа людей в соответственном году, которые должны получать деньги.

Заявители на долю дивиденда не могут быть ранее судимыми. Они должны быть жителями Аляски не менее одного календарного года и на момент подачи заявления на получение выплаты высказать намерение дальнейшего проживания на территории штата. Доходы подлежат обложению налогом.
pastarchives
Фонд создавался как источник инвестиций на отдаленное будущее, когда доходы от нефти неизбежно сократятся. Фонд, неподконтрольный исполнительной власти штата, аккумулирует до 50% рентных доходов штата. Основной капитал этого фонда не может расходоваться без согласия избирателей. Доходы от капитала направляются, во-первых, на защиту капитала фонда от инфляции, во-вторых, перечисляются в виде ежегодных дивидендов жителям Аляски (от 800 долл. на 1 человека в 1980 году до 2069 долл. – в 2008 году).
20 млрд. долл. – его уставный капитал. 37% активов фонда размещены в акции американских предприятий, 16 % - в акции иностранных предприятий, 35% и 2% соответственно в американские и зарубежные облигации, 10% - в недвижимость. Фонд входит в сотню крупнейших инвестиционных фондов мира.

В 1990 году был учрежден Конституционный бюджетный резервный фонд штата Аляска. В нем аккумулируются суммы пеней и штрафов от разрешения споров по нефтяным налогам и роялти. Ежегодно решением парламента штата его средства направляются в операционный бюджет штата. Баланс фонда составляет 3 млрд. долл.
Несмотря на наличие столь стройной системы изъятия и использования ресурсной ренты в штате Аляска, и здесь имеют место многочисленные факты приватизации ренты благодаря огромному политическому давлению на власти штата со стороны нефтяных корпораций. По заключению независимых экспертов, именно благодаря лоббизму или прямой коррупции, нефтяным корпорациям удалось добиться от законодателей штата отмены раздельного учета доходов компаний на Аляске и зарубежом, что привело к фактическому падению ставки налога на доход нефтяных корпораций с 10 до 3 %.
К перераспределению нефтяной ренты в пользу корпораций привело и согласие законодателей штата на необоснованное повышение тарифов за транспортировку нефти через нефтепровод Транс Аляска, который на 95% принадлежит нефтяным компаниям BP, Exxon Mobil, Phillips Petroleum.

Независимые эксперты полагают, что в настоящее время нефтяная рента Аляски распределяется следующим образом:
Получатели ренты
Сумма млрд.долл
Процент от общей суммы
Нефтяные компании
15,6
42,5
Бюджет штата
12,4
33,8
Федеральный бюджет
8,7
23,7
Итого
36,7
100
При этом нефтяники постоянно жалуются на непомерно высокие налоги и бюрократическую зарегулированность предпринимательской деятельности.
По состоянию на 26 декабря 2012 года, размер Перманентного фонда составил 43 582 900 000 долл.. По итогам деятельности фонда в 2012 году, каждый из примерно 722 800 жителей Аляски, получит годовые дивиденды от коммерческого использования природных ресурсов штата в размере 878 долл. Общий размер выплат дивидендов за истекший год составит около 634 600 000 долл.
Что хотелось бы сказать по этому поводу. Это, конечно, не самый лучший годовой результат, но для аляскинцев, даже эти скромные дополнительные доходы, лишними не будут. Хотя у них есть ещё и зарплаты, и пенсии, и другие меры соцподдержки. Например, зарплата начинающего педагога на Аляске составляет около 3100 долл. в месяц.
А ведь наши граждане могли бы жить ничуть не хуже, а то и лучше жителей Аляски или Норвегии, где действует похожая система изъятия и распределения природной ренты.

Многим нашим соотечественникам будет интересно узнать, что инициатором проведения референдума и создания Перманентного фонда штата Аляска, был … прежний губернатор Джей Хаммонд. Он же являлся одним из главных его учредителей.
В связи с этим, хочется задаться смешным для России вопросом: «Знаем ли мы, русские люди, хотя бы ОДНОГО губернатора, выступившим с таким предложением?!».
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..