четверг, 1 июня 2017 г.

ЖЕНИТЬСЯ НА СЕБЕ

Тренд: Очень одинокие люди начинают жениться на себе самих

Если секрет удачного брака заключается в том, чтобы найти подходящего партнёра, то теперь можно расслабиться и перестать искать. По крайней мере, так считают «сологамисты». Это новый тренд в отношениях, который заключается в том, чтобы связать узами брака самих себя.
Эрика Андерсон – как раз представитель сологамистов.
«Я бы описала это так: женщина говорит себе «Да», — объясняет она. – То есть нас самих вполне достаточно, даже если мы не связаны отношениями с кем-то ещё».
Во многих отношениях эта 37-летняя «невеста» выглядит так же, как любая другая в день своей свадьбы. Она одета в белое платье и в руках у неё букет из белых цветов. На свадебных фотографиях Андерсон выглядит счастливой на фоне Бруклинского моста и панорамы Нью-Йорка за спиной.
Разница только в том, что никто не ждёт её у алтаря.
Андерсон говорит, что устала отвечать на вопросы, почему она до сих пор одинока. Поэтому, на виду семьи и друзей она вышла замуж за саму себя.
Этот тип брака – сологамия – тренд, который стремительно набирает обороты. Частично его появлению мы обязаны поп-культуре – подобный эпизод появился в «Сексе в большом городе», но идея в последнее время носилась в воздухе.
Сейчас это движение превратилось в глобальное и некоторые компании уже пытаются к делать на нём деньги.
Компания «Marry Yourself» («Женись на себе» или «Выходи замуж за себя») из Канады предлагает консультации по организации церемоний и соответствующие свадебные фотосессии.  Копания из Сан-Франциско во главе с Джеффри Левином предлагает пакет свадебных услуг для сологамистов, включая музыкальную группу, рассылку приглашений, и прочее.
«Я думаю, с годами этот тренд будет усиливаться, — говорит Левин. – и со временем общество будет относиться к нему с большим пониманием».
Андерсон вышла замуж за саму себя, чтобы подчеркнуть свою независимость и считает, что многие другие должны последовать её примеру.
«Вы этого заслуживаете!», — говорит она.
После свадьбы Андерсон отправилась в компании самой себя в свадебное путешествие в Мексику. И ещё она сказала, что, несмотря на замужество, она открыта для новых романов и не прочь выйти замуж за другого человека.
В конце концов, в глазах закона она по-прежнему свободная женщина.

ФЕНОМЕНАЛЬНЫЕ СПОСОБНОСТИ





ЕВРЕЙ ПО-ПАКИСТАНСКИ

Фишель vs Фейсал, или еврей по-пакистански

Фишель Бенхалд
Фишель Бенхалд
Еще вчера он был Фейсалом, а сегодня стал Фишелем. Так зовут первого официально зарегистрированного за последние десятилетия в Пакистане еврея. Фейсал Бенхалд появился на свет 29 лет назад в Карачи четвертым из пяти детей в семье мусульманина и еврейки. Мать, рожденная в семье иранских евреев, соблюдала традиции — каждую пятницу выпекалась хала и читались благословения над субботними свечами. «Когда она закрывала глаза руками, то чувствовала себя такой безмятежной, — вспоминает Фейсал/Фишель. — Я всегда молился вместе с ней».
Большую часть времени семья жила за границей, отец работал инженером-механиком в Северной Африке. Осиротев (мать мальчика умерла в 1996 году, а отец — в 1998-м), подросток отправился жить к дяде — правоверному мусульманину. Как и все дети, он изучал ислам, но никогда не практиковал его как религию.
Братья Фейсала игнорируют свое еврейское происхождение, он же, напротив, с 2014 года пытался официально сменить вероисповедание на «иудей» в удостоверении личности. В стране, более 95% населения которой являются мусульманами, а 76% требуют смертной казни для вероотступников, — это требует немалого мужества.
Два года Национальное управление регистрации населения просто игнорировало его просьбы, пока в дело не вмешался глава британско-пакистанской христианской ассоциации Уилсон Чоудри, и (вероятно, под нажимом Соединенного королевства) Бенхалд официально стал евреем. Это не просто символический жест — в 185-миллионном Пакистане удостоверение личности (с указанием вероисповедания) необходимо даже для приобретения билетов на общественный транспорт или мобильного телефона.
В общине встречают еврейский праздник, архивное фото
Впрочем, каминг аут Фишель совершил еще несколько лет назад — после ряда интервью и кампании по упорядочиванию заброшенного еврейского кладбища в Карачи, которое превратилось в притон для наркоманов и преступников.
История местной общины не уходит корнями в глубь веков — евреи появились на территории современного Пакистана лишь в середине XIX века — в основном, выходцы из общины Бней-Исраэль в Индии, осевшие в Карачи. В 1893 году в Карачи (община насчитывала уже около тысячи человек) была построена синагога «Маген шалом», а в 1916-м в ней открылась школа. Кроме того, функционировал небольшой молельный зал для живших в городе афганских евреев. Первым евреем, избранным в городской совет Карачи, стал в 1936-м Абрахам Рубен. К тому времени небольшие общины существовали и в других местах — в Пешаваре работали две синагоги, в Лахоре афганским евреям принадлежал молитвенный зал, и еще один такой зал был в Кветте.
Ко времени обретения независимости от Британии в 1947 году в стране жило порядка 1500 евреев, но 15 августа на карте мира появилось новое государство — Пакистан, и спокойная жизнь для евреев закончилась. Мусульманские беженцы из Индии, ринувшиеся в Пакистан, часто были очень агрессивно настроены по отношению к иноверцам. Поэтому многие местные евреи, не видя своего будущего в независимом исламском государстве, бежали в обратном направлении — в Бомбей.
Наметившийся было союз сионистских лидеров с новым игроком в мусульманском мире провалился. «Наше маленькое государство в Палестине, — писал Хаим Вейцман в январе 1948 года первому министру иностранных дел Пакистана Зафрулле Хану, — скоро последует по стопам вашего (то есть, получит независимость, — прим. ред.). Многие проблемы будут общими для нас, и я искренне надеюсь, что мы сможем обсудить их на благо наших народов». Хан (впоследствии — председатель Генеральной Ассамблеи ООН и президент Международного суда ООН в Гааге) даже встретился с Вейцманом в Нью-Йорке и… занял резко пропалестинскую позицию.
Когда в мае 1948 года Израиль провозгласил независимость, и США признали еврейское государство, в Карачи прошел митинг протеста, участники которого напали на синагогу «Маген шалом». Это лишь подстегнуло исход — часть евреев репатриировалась в Израиль, другие осели в Канаде и Великобритании.
Антиеврейские беспорядки возобновились во время Суэцкой кампании 1956 года и Шестидневной войны в 1967-м. Кто мог уехать — уехал, и в 1968 году пакистанская еврейская община насчитывала всего 350 человек, причем, после этого никаких сведений о евреях за пределами Карачи не поступало.
Два десятилетия спустя по распоряжению президента Зия Уль-Хака была снесена синагога в Карачи — дабы расчистить площадь для торгового центра Madiha square — в аккурат после обращения оставшихся евреев с просьбой использовать историческое здание для общественных нужд.
На еврейском кладбище Карачи
Кладбище, последняя хранительница которого скончалась в 2006 году, заброшено и окружено мусульманскими могилами, и Бенхалд пока без особого успеха пытается привлечь внимание к этой проблеме.
И, наконец, вишенка на торте. По данным Избирательной комиссии Пакистана, в стране сегодня зарегистрировано около 900 евреев, просто они, в отличие от Бенхалда, не афишируют свое происхождение, а, напротив, всячески его скрывают. Как знать, вдруг после решения Фишеля, твердо намеренного бороться за восстановление еврейского присутствия в стране, тенденция изменится. Очевидно, он в это верит.
Александр Файнштейн

«Он заслужил прозвище президент-кризис»

«Он заслужил прозвище президент-кризис»

Дмитрий Петров о семейной стратегии и семейной трагедии клана Кеннеди.
Трамп на него не похож. Да, он тоже рыжий. Да, и его избрание одни приняли с восторгом, а другие — с проклятиями. Да, политику обоих есть повод называть экстравагантной. Но на этом сходство кончается. Возможно — к счастью для потомков президента США Джона Кеннеди, которому, будь он жив, исполнилось бы 29 мая сто лет.
Джон Кеннеди — последний в череде убитых президентов США. Первый — Авраам Линкольн, его застрелил идейный противник в 1865 году. Второй — Джеймс Гарфилд, павший в 1881-м от пули сумасшедшего. За ним — Уильям Мак-Кинли, его в 1901-м убил анархист Леон Чолгош. Умирая, президент видел, что охрана бьет стрелка, и сказал: «Полегче, ребята». А Чолгош по пути на электрический стул молвил: «Я убил президента, потому что он был врагом хороших рабочих людей».
Джон Кеннеди ничего не сказал. Как и тот, кого назвали его убийцей. Первый молча упал на колени жены. Второй — на бетон в полиции Далласа.
Он ли убил? В одиночку ли? Или это заговор? Домыслов море. «Ты знаешь — кто?» — спрашивали многие, когда моя книга о Кеннеди ушла в печать. Я отвечал: «Нет, но его жизнь безмерно интереснее смерти».
Она началась 29 мая 1917 года. В городке Бруклайн, в семье дельца-ирландца, жаждущего успеха. Не будем излагать биографию героя, она подробно описана. Когда речь идет о столетнем юбилее, есть смысл говорить о том, что открыло ему путь в политику, в историю и в нашу память. И это — семья.
За месяц до рождения мальчика, которого окрестят Джоном, США вступили в мировую войну. Его отец Джозеф служил в фирме, строившей боевые суда, но не уплыл в Европу. А едва смолкли пушки, пошел в бой за первый миллион — на Нью-Йоркскую биржу. И победил.
Теряя и возмещая с лихвой, он делал деньги.
В 20-х покупал кинотеатры и киностудии, продавал с прибылью, а ее вкладывал в фильмы со звездой Глорией Свенсон. И хотя отменил прокат одного (будучи католиком, не выпустил на экран сцену совращения монахини), романа с актрисой не избежал.
Усердный прихожанин знал толк в амурных приключениях. Слаб человек… Джон перенял эту склонность. Но если вершиной побед отца стала Свенсон — секс-символ Америки, то сын покорил секс-символ мира — Мэрилин Монро.
Как с этим справлялись их жены, знали только они и Бог. Впрочем, для мужей подруги жизни всегда были на первом месте. После бизнеса и политики.
Джон, став президентом, назначил своей супруге Джеки адъютанта с заданием: всегда сообщать, что она едет домой. А его отец как-то после многих дней руководства биржевой битвой из номера в «Уолдорф Астории», где телефон был вечно занят, получил телеграмму: «У тебя дочь!» — и, бросив все, ринулся домой, в Бостон.
Семья была для Джозефа любовью и перспективным предприятием. Его отец и тесть стояли одной ногой в бизнесе, другой — в политике. Джо знал: эти ремесла (или искусства?) идут рука об руку. И создал стратегию возведения клана Кеннеди на вершину бизнеса через политику. А главную роль в ней отвел сыновьям.
Его первенец Джо должен стать президентом. Второй — Джон — государственным секретарем или военным министром. Роберт — министром юстиции или финансов. Дочки — женами видных политиков, крупных бизнесменов, военных и воротил шоу-бизнеса. А младшего Эдварда надо двинуть в сенаторы. С прицелом на пост главы палаты.
Джо видел цель и был настойчив. Не зря он жертвовал десятки тысяч долларов на выборы Франклина Рузвельта. Не зря занимал посты в его администрации и стал послом в Лондоне. Не зря дал сыновьям отличное образование и продвигал их при президентах Трумэне и Эйзенхауэре.
Его план должен был удасться. И удался. Почти…
Сначала помешала война. Старший сын — пилот Джо — погиб в Битве за Англию. Моряк Джон едва не пошел на дно Тихого океана. Но, тяжело раненный, выжил и спас свою команду. Получил высшие награды и стал национальным героем. Это помогло ему пройти трудный путь через палату представителей и сенат — в Белый дом. И, упорно двигаясь вперед, побеждая лень и страх, помнить: он замещает брата и выполняет план отца. Он — Кеннеди.
«Не хотите играть? Не ходите на поле. А вышли — играйте. А то вас отправят есть на кухню. Не выпендривайтесь. Если кто-то из Кеннеди ошибется, будьте спокойны. Но не слишком. Носитесь как угорелый и орите как оглашенный; но не делайте вид, что вам «вштырило» — Кеннеди могут решить, что это сарказм. Не задирайте соперников. Среди них могут быть Кеннеди. Они этого не выносят.
Им по нраву крепкие орешки. Те, что вечно падают носом в грязь. Смейтесь, вывихнув ногу и порвав штаны. Они решат, что футбол вам так же важен, как им. Но не играйте слишком хорошо. Пусть Джек забьет больше. Первый номер здесь — он».
Джеком звал Джона отец. А эти советы написала одна из его подружек в своем дневнике (они вошли в первую биографию президента Кеннеди, но автор остался анонимен). И впрямь спорт, споры за столом, состязательность во всем, достойная репутация в школе, Гарварде и армии, неспособность обмануть надежды отца — таковы законы семьи.
И дело не в том, что в день совершеннолетия он перевел на ваш счет миллион. А в том, что указал предназначение — возглавить страну.
Исполнить его можно лишь вместе с семьей. Не зря с первых выборов Джона в сенат во главе его штаба — брат Бобби; сестры агитируют работниц, фермерш и городских домохозяек; а главная по ТВ — мама Роуз.
Роуз — образец хозяйки. Надежная подруга. Мать девятерых детей. Прекрасно воспитанная и образованная, знающая языки, чудная пианистка. Заботливая и строгая, внимательная и нежная. Дом навсегда в ее руках. Джо это чувствует и знает. И потому отважно рискует в бизнесе и политике, порой проигрывая, но чаще побеждая. У него есть Роуз. Вперед, родной! Тыл обеспечен.
С детства болезненный Джон, с ногами разной длины, трижды почти умиравший, получивший травму, играя в футбол, раненный на войне, страдавший от болезни Эдисона (одна из форм иммунодефицита), почти постоянно терпевший боль, выжил и стал тем, кем он стал, благодаря не только воле отца, но и нежной заботе любимой мамы.
Позже ее роль, хотя лишь отчасти, примет красавица Жаклин, девушка, чьи родители — постоянно ссорившиеся отважная французская наездница и бесшабашный ловелас-финансист, — неведомо как научили ее отваге, самоотверженности и вере в себя.
Поэтому, когда после инаугурации Джон замер, счастливый, в колоннаде Белого — теперь его, пусть временного, но какого! — дома, она крепко взяла его за подбородок и поцеловала. Да так, что сотрудник, не успевший отвести взгляд, замер соляным столпом.
Имела право.
Если бы не бессонные ночи, проведенные Жаклин у постели Джона, недавно пережившего ряд сложнейших операций, мир бы не знал президента Кеннеди.
Президента, который никогда бы не был избран без помощи отца — без его связей, советов и денег. И без участия всех близких в его избирательных кампаниях. Включая главную.
Того, кто заслужил прозвище «президент-кризис». Ведь, начиная с провальной попытки свергнуть Фиделя Кастро, весь его неполный президентский срок прошел под знаком конфликтов, по меньшей мере дважды ставивших мир на грань атомной войны.
Того, кто смирил такого партнера, как Никита Хрущев; дал единственное интервью президента США газете «Известия»; и за недели до смерти выступил в Берлине — с ярким манифестом свободы, а в Американском университете — с речью, указавшей путь мирного обновления человечества.
Но клан Кеннеди как династия лидеров США не состоялся.
В отличие от династии дельцов Рокфеллеров. Может, потому, что ее родоначальник Джон Д. Рокфеллер видел миссию широко — служить благу человечества, а Джо ставил задачу узко — «завоевать» Америку? Он вырастил, воспитал и пережил трех сыновей — воина, президента и кандидата на этот пост. Они исполнили свое предназначение. А он потерпел поражение.
Но когда, приняв присягу, Джон в открытой машине ехал в Белый дом, сотни гостей инаугурации видели: президент встал и поднял цилиндр. Люди аплодировали — думали, он приветствует их. Но он салютовал отцу. А тот впервые снял шляпу перед сыном. Воплотившим мечту, к которой он шел много лет. И убитую в Далласе 22 ноября 1963 года.
Чем стал опыт Кеннеди для возможных создателей династий — предупреждением или примером? Кто способен его повторить? Мы не знаем. Но он есть.
Дмитрий Петров
Автор — журналист, писатель, автор книг «Аксенов», «Василий Аксенов. Сентиментальное путешествие», «Джон Кеннеди. Рыжий принц Америки» и других

ЗАГАДКА ЭРДОГАНА

Загадка Эрдогана

Я бы выдвинул президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в качестве наиболее противоречивого, загадочного и, следовательно, непредсказуемого крупного политика на мировой арене. Его победа на недавнем референдуме официально предоставляет ему почти диктаторские полномочия, что угрожает Турции, Ближнему Востоку и миру за пределами этого региона большей степенью неопределенности, чем когда-либо еще.
Вот некоторые из загадок:
Вопрос #1: Проведение референдума. 16 апреля турецкие избиратели принимали участие в необычном национальном плебисците, предметом которого было не типичное голосование о выпуске облигаций или отзыве политика — а основополагающие конституционные изменения, затрагивающие саму природу правления: должна ли страна продолжать идти прежним курсом далекой от идеала демократии последних 65 лет или перейти к модели централизованной политической власти в руках президента? В соответствии с новым уставом, пост премьера упраздняется и президент получает огромную власть над парламентом, судом, бюджетом и армией.
Турки осознают важность 18 предложенных изменений в конституции. Известная писательница Элиф Шафак выразила мнение многих, заявив, что референдум в Турции «может изменить судьбу страны для будущих поколений». Некоторые из протестовавших публично оплакивали результаты референдума. «Турции, которую мы знали, уже нет, она осталась в прошлом» — написал журналист Явуз Бейдар. По оценке журнала «Оборона и иностранные дела» референдум является, возможно «наиболее значительным и преобразующим изменением в Евразии, на Ближнем Востоке и частях Африки после распада СССР в 1990-91 гг.»
Любопытно, что в течение многих лет Эрдоган уже пользовался полномочиями, которыми наделил его только что проведенный референдум. Он давно является главным боссом в Турции, распоряжающимся страной в соответствии со своими прихотями. Любой — карикатурист, владелец кафе или приезжий канадец — обвиненный в «оскорблении президента» может быть оштрафован или брошен за решетку. Бывший премьер-министр или президент, осмелившийся разойтись во мнениях с Эрдоганом, исчезает из общественной жизни. Он один выбирает войну или мир. Эрдоган получает все, что захочет, независимо от конституционных тонкостей.
Фиксация Эрдогана на официальном наделении президентства обширными полномочиями, которыми он фактически уже пользуется на практике, побудила его подделать результаты выборов, уволить премьера, начать почти гражданскую войну с курдами и спровоцировать кризис с Европой. Зачем он пошел на все эти излишества?
Вопрос #2: Результаты референдума. Эрдоган оказал огромное давление с целью добиться решительной победы на референдуме. Он полностью воспользовался своим контролем над большинством СМИ. Мечети были мобилизованы. По словам одной международной организации, в ряде случаев оппоненты «столкнулись с полицейским вмешательством в ход предвыборной кампании, многие были арестованы по обвинению в оскорблении президента или организации незаконных публичных мероприятий». Некоторые из противников потеряли работу, были подвергнуты бойкоту со стороны СМИ, столкнулись с перебоями электричества или были избиты. За неделю до проведения референдума Эрдоган даже объявил, что сторонники опции «нет» рискуют своей загробной жизнью. Кроме того, по мнению шведской НПО, «широко распространенное и систематическое мошенничество в ходе выборов, случаи насилия и скандальные меры, предпринятые» выборной коллегией, «омрачили голосование».
Несмотря на все это, референдум принес подозрительно скудную победу: всего 51,4 против 48,6 процентов. Если он был проведен справедливо, то зачем Эрдоган рисковал потерпеть поражение, тем самым унижая свое положение и уменьшая свое влияние? Если же результат референдума был подделан — что вполне возможно, учитывая послужной список его партии — то почему процент голосовавших «за» настолько низок, ведь можно было присвоить себе более внушительные 60, 80, или — почему бы и нет — 99 процентов? Невпечатляющее большинство 51,4 процента фактически приглашает оппозиционные партии, поддерживаемые Европейским Союзом и другими, оспорить законность референдума, поднимая неудобные вопросы, обсуждения которых Эрдоган, безусловно, предпочел бы избежать.
Вопрос #3: Гюлен. Эрдоган легкомысленно разорвал ключевой союз со своим бывшим коллегой по исламизму Фетхуллахом Гюленом, превратив того из прочного союзника в заклятого внутреннего врага, бросившего вызов примату Эрдогана и раскрывшего его коррумпированность. Продолжая свою политическую войну с Гюленом, пожилым мусульманским священнослужителем, живущим теперь в регионе Поконо в сельской Пенсильвании, Эрдоган нелепо утверждал, что именно движение Гюлена провело планирование и попытку предполагаемого переворота в июле 2016 года. Затем он расправился с последователями Гюлена, а заодно и с теми, кого он считал неблагонадежными, что привело к 47 тыс. арестов, 113 тыс. задержаний, 135 тыс. увольнений или отстранений от должности, а также многим, многим другим мерам, обрекающим людей на «социальную смерть». Но Эрдоган пошел еще дальше, требуя от Вашингтона экстрадицию Гюлена в Турцию и угрожая разрывом, если он не получит свое: «Рано или поздно США должны будут сделать выбор. Либо Турция, либо [Гюлен]».
Зачем Эрдоган ввязался в драку с Гюленом, создав сумятицу в рядах турецких исламистов и поставив под угрозу отношения страны с Соединенными Штатами?
Вопрос #4: Семантический пуризм. Европейский союз крайне неохотно согласился на безвизовый режим для 75 млн. турок внутри огромной Шенгенской зоны, что потенциально позволило бы Эрдогану вытеснить нежелательных курдов и сирийских беженцев, не говоря уже об увеличении своего влияния в таких странах, как Германия и Нидерланды. Но ЕС поставил свое разрешение в зависимость от уточнения расплывчатых формулировок турецких законов по борьбе с терроризмом. Он потребовал «пересмотра законодательства и практики по борьбе с терроризмом в соответствии с европейскими стандартами». Эрдоган мог бы сделать эту бессмысленную уступку и продолжать арестовывать кого пожелает по другим обвинениям, но он отказался («Пересмотреть законодательство и практику по борьбе с терроризмом невозможно», заявил один из его министров) и, таким образом, оказался отрезанным от такой необыкновенной возможности.
Вопрос #5: Хитрость или мания величия. Эрдоган стал премьер-министром в 2003 году и в течение восьми лет правил осторожно, ускорив экономический рост, умерив притязания военных, обладавших прежде абсолютной властью в стране, а также успешно проводя политику «ноль проблем с соседями». В отличие от незадачливого Мохаммеда Морси, который продержался всего год на посту президента Египта, Эрдоган сумел совершить свои ходы с такой ловкостью что, к примеру, почти никто не заметил в июле 2011 года, когда он покончил с властью военных.
Но это было тогда. Начиная с 2011 года, однако, Эрдоган неоднократно создавал проблемы самому себе. Он беспричинно превратил главу Сирии Башара аль-Асада, бывшего прежде его любимым иностранным лидером (они оба вместе со своими женами однажды даже отдыхали вместе) в смертельного врага. Он сбил российский истребитель, после чего ему пришлось униженно извиняться. Он перечеркнул свои шансы на участие в трубопроводе, транспортирующем восточносредиземноморский газ в Европу.
Он незаконно построил себе на заповедной земле дворец абсурдных размеров, наибольший в мире после катастрофического Народного дворца Николае Чаушеску в Бухаресте. Разыграв особенно неблагородный фарс, Эрдоган появился на похоронах американского боксера Мухаммеда Али с тем, чтобы произнести речь, одарить подарками и сфотографироваться с членами его семьи, однако все его запросы были отвергнуты и ему пришлось убираться восвояси, поджав хвост.
Он создает врагов везде, где бы он ни появился. В Эквадоре телохранители Эрдогана заключили в наручники трех курдских эквадорских женщин и отогнали парламентария, пытавшегося их защитить. Когда его спросили об этом инциденте, вице-спикер законодательного органа Эквадора ответил: «Пока телохранители Эрдогана не напали на нашего депутата, нашей общественности не было известно о Турции. Никто не знал, кто турок, а кто курд. Теперь все знают и мы, естественно, на стороне курдов. Мы не хотим видеть Эрдогана в нашей стране снова.»
Что случилось с лидером, известным своей хитростью десятилетия назад?
Исламистские сторонники Эрдогана иногда полагают, что он собирается объявить себя халифом. Возможно, эта идея кажется ему заманчивой в канун столетия после упразднения стамбульского халифата. Если он использует исламский календарь, это может произойти 10 марта 2021 г., а если христианский — 4 марта 2024 г. Вы услышали об этом впервые здесь.
К сожалению, реакция запада на выходки Эрдогана была смущенной и слабовольной. Ангела Меркель не препятствовала вызову комика Ян Бомерманна в суд за высмеивание Эрдогана. А Дональд Трамп даже поздравил Эрдогана с его тиранической победой и наградил его встречей в следующем месяце. Австралийцы в угоду ему отменили празднование юбилея битвы при Галлиполи.
Пришло время увидеть Реджепа Тайипа Эрдогана таким, каков он есть в действительности — в качестве диктатора, исламиста, антизападного эгоиста, и защитить своих соседей и себя от ущерба, который он оказал и еще больших проблем в будущем. Удаление ядерного оружия США с авиабазы Инджирлик послужило бы шагом в правильном направлении. Еще лучше было бы поставить Анкару в известность, что ее активное членство в НАТО будет под угрозой, если она кардинально не изменит свой курс.
Даниэль Пайпс
Подлинник (оригинал) статьи на английском языке: The Erdoğan Enigma
Перевод с английского: И. Эйдельнант

ПОД МАСКОЙ ДЕМОКРАТИИ

Под маской демократии

Важнейшим событием регионального масштаба стали президентские выборы в Иране.
Поскольку в Исламской республике не существует системы опросов общественного мнения, на которую можно всерьез полагаться, не так просто делать обоснованные прогнозы насчет победителя такого рода кампаний в этой стране. Тем не менее, в данном случае фаворит просматривался изначально: им был действующий президент Хасан Рухани, относящийся к лагерю умеренных, сторонник реформ в иранском обществе. Он и одержал убедительную победу. Вообще избрание действующих президентов на вторую каденцию – это иранский тренд, а вот на третью подряд они уже не имеют права баллотироваться во имя сохранения видимости демократии. И хотя у президентских выборов в Иране имеются некие демократические признаки, считать их по-настоящему демократическими невозможно. Фактически реальные власти страны в лице верховного лидера Али Хаменеи и его советников дают народу возможность выбирать из узкого круга лиц, приемлемых для этих властей. Если же Хаменеи что-то не понравится, он может лишить граждан и этой демократической подачки.
Именно так было в 2009 году, когда из-за очевидных подозрений в подтасовках в Иране вспыхнули массовые беспорядки. Впоследствии источники в Тегеране неоднократно признавались, что те события были восприняты Хаменеи и его окружением как серьезнейшая угроза режиму. В качестве наименее опасного для власти фактора в данном контексте была упомянута даже длительная и кровавая ирано-иракская война. Вспыхнувшая в 2011 году так называемая »арабская весна» привела к падению ряда режимов на Ближнем Востоке и еще больше укрепила Хаменеи во мнении, что игра в подтасовку выборов, сопровождаемая репрессиями, может обойтись дорого. Не секрет, что духовный лидер Ирана относится к Рухани с большой неприязнью, однако в преддверии выборов не было оснований считать, что президент, являющийся главой исполнительной власти, перешагнул за те рамки, которые установил ему Хаменеи.
Свои кандидатуры на выборы выставили 1636 человек, однако Совет стражей конституции зарегистрировал всего шестерых. Среди тех, кого отвергли с порога, был и приснопамятный бывший президент Махмуд Ахмадинеджад, в котором Хаменеи глубоко разочаровался. Двое кандидатов сошли с дистанции по ходу гонки, и в ней осталось всего четверо. Изначально основное соперничество развернулось между Рухани и представителем консервативного лагеря Эбрахимом Раиси. Последний рассматривался как ставленник самого Хаменеи, однако его кандидатура вызывала вопросы, так как Раиси, утверждающий, что ведет свой род от пророка Мохаммеда, был человеком малоизвестным в широких кругах. То есть не выглядел тем, кого выбирают для того чтобы победить довольно популярного президента из противоположного лагеря. В связи с этим возникли предположения, что в окружении Хаменеи не очень-то и хотели победы своего ставленника, ведь, как уже говорилось выше, Рухани держался в установленных ему рамках, а по ключевым политическим вопросам решает все равно не он. Но, что более вероятно, престарелый Хаменеи просто просчитался в своих прогнозах.
Сами выборы проходили, в основном, под экономическими лозунгами, и здесь консерваторы рассчитывали на то, что население еще особо не успело прочувствовать положительный эффект так называемой »ядерной сделки», приведшей к увеличению бюджетных доходов и некоторому притоку в Иран иностранных инвестиций. Как часто бывает у консервативного лагеря в такой стране как Иран, Раиси сделал ставку в первую очередь на социально слабые слои населения, в том числе и при помощи популистских обещаний, например, увеличить пособие по безработице сразу втрое. Однако ни это, ни намерение »закрутить гайки» во всем, что касается и без того ограниченных личных и гражданских свобод в Иране, не вызвало поддержки избирателей. Кандидатура Раиси, в чьем послужном списке числится работа судьей в специальных комиссиях, которые в конце 80-х приговорили к смерти несколько тысяч противников режима, в итоге не вызвала большого энтузиазма у электората.
Явка в день голосования оказалась весьма высокой: изъявить свою волю пришли более 40 миллионов из 56.4 млн обладателей избирательного права. Если бы ни один из кандидатов не набрал 50% голосов, состоялся бы »финал» с участием двух претендентов, заручившихся наибольшей поддержкой. Однако этого не произошло. Победа Рухани оказалась более чем убедительной – примерно 57% или 23.5 млн голосов, в то время как его главный соперник удовольствовался всего 38%. Итак, народ Ирана однозначно дал понять режиму аятолл, что поддерживает путь реформ и ослабления тех самых »гаек», о которых говорилось выше.
Вкратце изложу биографию старого-нового президента. В этом году Рухани исполняется 69 лет. После получения духовного образования в священном для шиитов городе Кум он изучал судебное право в Тегеранском университете. С юности занимался политической деятельностью, за что его неоднократно арестовывали шахские власти. Вместе с будущим лидером исламской революции аятоллой Хомейни находился в эмиграции во Франции. После возвращения на родину служил в различных властных структурах, в том числе и в таких значимых для иранской политики органах как Советы экспертов и целесообразности. Кроме того, Рухани возглавлял Высший совет национальной безопасности. В рамках этой должности он вел с западными странами переговоры по иранской ядерной программе. С середины до конца 90-х Рухани учился в университете шотландского города Глазго. Там он вначале получил степень магистра, а затем защитил докторат.
Если избиратели однозначно высказались за путь реформ и расширения свобод, значит ли это, что рамки, в которых до сих пор позволяли находиться Рухани, будут существенно расширены? Почти наверняка ответ отрицательный. Что касается внешнеполитического курса и ключевых внутриполитических вопросов, последнее слово было и останется за верховным лидером. Однако при желании Хаменеи может вмешаться в любой вопрос, даже не относящийся к первостепенным. Отличной иллюстрацией иранских реалий является тот факт, что такая могущественная силовая структура, обладающая в придачу колоссальными экономическими ресурсами, как Корпус стражей исламской революции (КСИР), президенту вообще не подконтрольна. Неудивительно, что в свете иранских раскладов выбор Рухани не на руку основным региональным оппонентам Тегерана, в частности, Израилю. Ведь главная суть иранской политики – экспорт »исламской революции», поддержка разнообразнейших террористических движений по всему региону и стремление к овладению ядерным оружием – никуда не делась. Всему этому умеренный Рухани помешать не может, даже если хотел бы. У него просто нет для этого достаточных полномочий. А вот в качестве »миролюбивой и прогрессивной» маски режима аятолл он функционирует прекрасно. Для всех противников жестких мер против Ирана вновь избранный президент Ирана олицетворяет отсутствующие в реальности умеренность и миролюбие этой страны. В связи с этим, как ни парадоксально, гораздо удобнее был бы Махмуд Ахмадинеджад, у которого на языке было то, что у режима – на уме. В те годы, когда президентом Исламской республики был Ахмадинеджад, Иерусалиму не надо было особо напрягаться с разъяснительными кампаниями по всему миру. Своими иногда просто поразительными по откровенности высказываниями основную работу в этом направлении вместо Израиля делал президент-экстремист. Причем делал настолько хорошо, что пренебречь его высказываниями не могли даже самые наивные люди, в упор не желавшие видеть исходящую от Ирана опасность.
Сегодня вести разъяснительную работу об угрозе, исходящей из Ирана, который благодаря Рухани выступает в качестве классического волка в овечьей шкуре, гораздо сложнее, чем раньше. А угроза эта, повторю, меньше при президенте-реформисте не стала. Другое дело, что выбранный вектор говорит о положительных тенденциях в иранском обществе и внушает определенный оптимизм. Однако пока в этой стране не произойдет полноценная смена режима, данный оптимизм, как говорится, на хлеб не намажешь. По крайней мере, с точки зрения Израиля, противостоящего иранской угрозе буквально на всех фронтах: и чуть ли не в первую очередь ее классической террористической составляющей в лице »Хизбаллы», и палестинского »Исламского джихада», и в некоторой степени ХАМАСа. С последним, кстати, у Тегерана после значительного отдаления с начала гражданской войны в Сирии наблюдается сближение. Лишним свидетельством тому стало теплое поздравление, которое направил Исмаилу Хании и Яхье Синуару в связи с их избранием на посты главы политбюро ХАМАСа и лидера этого движения в Газе командир подразделения »Кодс» в КСИРе генерал Касем Сулеймани, один из самых влиятельных иранских политиков. В функции данного подразделения входит координация работы с зарубежными союзниками, включая режим Асада и широкий перечень террористических организаций, оказание им помощи, а также проведение силовых акций за границей. К последним относится и классический терроризм. Собственно, Сулеймани уже не один год является террористом №1 в мире среди лиц, находящихся на государственной службе. Среди прочего, в послании генерала палестинским исламистам было высказано пожелание продолжать »постоянный джихад до тех пор, пока не будет освобождена вся земля Палестины». Понятно, что под словами »вся земля Палестины» подразумеваются не только территории Иудеи и Самарии, занятые Израилем в результате Шестидневной войны.
Несмотря на всю значимость президентских выборов, наиболее важное событие в иранской политике еще не произошло, хотя случиться оно может буквально в любой момент. Дело в том, что 77-летний Али Хаменеи тяжело болен. Его отход от дел по состоянию здоровья или в результате непосредственной отправки на тот свет теоретически может стать некой отправной точкой для серьезных перемен в иранских реалиях. Но всему свое время.
Давид ШАРП
«Новости недели»

ТРАМП И НАСТОЯЩИЙ МИР

Их тиозавры и наши тиозавры

Мне хотелось бы напомнить всем хорошо знакомую сцену из романа Ильфа и Петрова. Помните, когда Остап Бендер сидел в канаве вместе с Паниковским и Балагановым, спасаясь от преследователей, а настоящий автопробег, «настоящая жизнь пролетела мимо, радостно трубя и сверкая лаковыми крыльями».
Настоящая жизнь проносится мимо тех людей в Америке, которые живут в мире мифов и пропагандистских фальшивок. К сожалению, они этого просто не замечают. Настоящая жизнь проносится мимо них именно так, как описывали классики – «радостно трубя и сверкая лаковыми крыльями».
В мире мифов Трампу с минуту на минуту грозит импичмент. В реальном же мире жена Трампа Мелания во время первого зарубежного визита разговаривала с президентом Франции на французском, с канцлером Германии – на немецком, а с папой Римским – на итальянском. Кто-нибудь из средств массовой информации упомянул об этом? Так, хотя бы для приличия?
Но смелых идти против ЦК Демократической партии не нашлось… И в самом деле, зачем прикормленным журналистам выставлять бывших первых леди Хиллари Клинтон и Мишель Обаму, которые иностранными языками не владеют, в неприглядном свете. Так что тот факт, что Мелания Трамп в совершенстве владеет пятью иностранными языками, в мире пропагандистских мифов просто не существует.
В мире мифов демократы призывали президента Обаму не далее как в декабре прошлого года уволить директора ФБР Коми за нарушение законодательства при расследовании сервера электронной почты Хиллари Клинтон. Когда же президент Трамп уволил Коми, эти же демократы зашлись в истерике. Почему? Да потому, что до них дошло, что с увольнением Коми в реальном мире исчезло последнее препятствие для уголовного преследования четы Клинтонов.
В мире мифов Трамп – единственный на встрече на высшем уровне G7, который нагло и демонстративно игнорировал все, что говорилось другими лидерами стран семерки, поскольку якобы не надел наушники, чтобы слушать переводчиков. В реальном же мире Трамп все-таки слушал переводчиков, но он использовал не стандартные громоздкие наушники, как все остальные, а имел один миниатюрный наушник, какой используют, чтобы слушать музыку на iPhone.
В мире мифов сразу определили, что странные красные импульсы света из окон Белого Дома в день приезда Трампа из первого зарубежного турне – это и есть тот самый секретный приемопередатчик для получения инструкций из Москвы. К сожалению для мифотворцев, когда номера газет с этой сенсацией уже были отпечатаны, выяснилось, что это были отражения проблескового маячка на крыше машины скорой помощи, которая проезжала мимо Белого Дома.
В мире мифов фото телезвезды канала CNN с отрезанной головой Дональда Трампа – это свобода слова (честно говоря, я и не знал до этого, кто такая эта Кэтти Гриффин и что она – звезда, но в мире мифов, как известно, свои табели о рангах). В реальном же мире визуальные ассоциации между средневековыми фанатиками из Исламского Халифата и звездами Clinton News Network были замечены всеми.
В мире мифов администрация Трампа недееспособна, а внутри Белого Дома царит хаос. В реальном же мире вся эта якобы негативная информация о внутренних разборках внутри Белого Дома исходит от сотрудников Обамы. Нет, это не оговорка – именно от сотрудников Белого Дома, оставшихся там со времен Обамы.
Дело в том, что традиционно все без исключения сотрудники Белого Дома были политическими назначенцами. То есть каждый новый президент полностью менял 100% всех сотрудников – телефонисток, машинисток, стенографисток, поваров, уборщиц, секретарей, компьютерщиков, водопроводчиков, фотографов и так далее. Всю обслугу.
Но в конце прошлого года, всего за месяц до ухода со своего поста, президент Обама президентским указом изменил статус работников Белого Дома. В одночасье все они стали не политическими назначенцами, а государственными служащими.
Одним росчерком пера Обама превратил Белый Дом в шпионское гнездо.
Ведь государственных служащих по закону нельзя уволить просто так. Реальность такова, что государственные служащие в Америке – это каста неприкасаемых, которых не просто уволить, а даже перевести с одного места работы на другое не так-то просто.
Надеюсь, теперь всем понятно, что все эти утечки совершенно секретной информации из Белого Дома – дело рук банды, члены которой лично преданы Обаме.
Именно поэтому Трамп проводит так много времени вне Белого Дома – либо в своем имении во Флориде, либо в своем клубе для гольфа в Нью-Джерси. Именно в Нью-Джерси, вдалеке от шпионов Обамы, Трамп и Генеральный прокурор Сешнс приняли решение об увольнении директора ФБР Коми. И действительно, никаких утечек в прессу в этом случае не было.
Как уволили Директора ФБР Коми? Это была блестяще проведенная секретная политическая операция. Трамп выждал, когда Коми будет вне Вашингтона вместе со всей своей командой телохранителей и советников. Он был в Калифорнии по официальному делу.
Трамп подписал приказ об увольнении и вручил его лично своему персональному телохранителю, который находится у него на службе уже более четверти века. Этот громила со своей командой и приказом Трампа приезжает в штаб-квартиру ФБР и захватывает кабинет теперь уже бывшего директора. Проводит обыск, изымает все документы, диски, записи, вскрывает персональные сейфы и компьютеры, и передает все это богатство в руки Генерального прокурора США. А это действительно богатство – весь компромат на вашингтонских политиков хранился именно в личных сейфах Директора ФБР.
Сам Директор ФБР Коми узнал об увольнении из теленовостей, но истинным шоком стала неприкрытая угроза Трампа, который в своем Твиттере написал, что теперь Коми надо быть весьма осторожным, потому что у него, Трампа, имеются записи частных бесед с Коми.
Все левацкие средства массовой дезинформации просто взорвались – как, мол, нехорошо Трампу записывать частные разговоры со своими сотрудниками в Овальном кабинете.
А потом все вдруг, как по команде, замолчали, как и сам уволенный Коми. Замолчали потому, что даже сквозь оглушительную истерику эфира реальность просочилась внутрь, и до всех наконец-то дошло, что Трамп имел в виду совсем не те магнитофонные записи.
Трамп имел в виду те записи, которые нашли при обыске в кабинете Директора ФБР. Записи, которые Директор ФБР хранил для себя. И только для себя.
Никому не известно, насколько хватит фантазии у профессионалов пропагандистских мифов, утечек и фальшивок. Интенсивность их работы пока не снижается, но что-то подсказывает мне, что их тиозавры начинают нервничать. Их тиозавры из мира мифов не выдерживают конкуренции с нашими тиозаврами из обычной реальности. Будучи людьми образованными, их тиозавры понимают, что слишком долго водить за нос американскую публику не удастся.
Их тиозавры знают по своему опыту, что ведь раньше-то все это работало. Работало годами. Десятилетиями. Но что-то изменилось, и жизнь пошла куда-то не туда. В сторону, диаметрально противоположную той, куда их тиозавры стремились привести нас.
Жизнь изменилась. Америка изменилась. Они же, находясь внутри ими же созданных мифов, этого не заметили. А реальная жизнь проносится мимо, радостно трубя и сверкая лаковыми крыльями.
Игорь Гиндлер
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..