суббота, 25 октября 2014 г.

ГОВОРИТ МИХАИЛ ШЕМЯКИН

"Попахивает фашизмом"


Виктор Резунков
Художник Михаил Шемякин
Художник Михаил Шемякин

Художник Михаил Шемякин о своих новых российских впечатлениях после полугода отсутствия в стране
Михаил Шемякин, приехавший в Россию из Франции, сразу открыл две выставки в рамках своего проекта "Воображаемый музей". В Воронежской академии искусств 3 октября начала работу выставка "Рука в искусстве", а уже 18 октября в Петербурге, в Фонде художника на Садовой открылась выставка "Метафизическая голова". Художник не был в России с мая, и многое из происходящего сегодня в стране его как минимум удивляет.

– Меня поражает, что в последнее время в России все чаще раздаются призывы порвать с Европой. Похоже, начинающие выживать из ума такие талантливые люди, как Задорнов (а я читал недавно его интервью), пишут, что "давно пора нам порвать дружбу с Европой… мы самодостаточны…" и так далее. Ну очнись, человече! О каком разрыве с Европой вы говорите? Я с кем должен порвать? С кем должны порвать россияне? С Эмилем Золя? С Мопассаном? С Полем Сезанном? С Флобером? С великими философами? С Монтенем? С Жан-Жаком Руссо? С великим писателем Камю? С кем? С интересными народами, которые сегодня делают любопытные спектакли? О чем вы говорите? Что за бред? Он сегодня нахлынул в Россию как эпидемия какой-то "психической Эболы" в мозгу постсоветского человека, которая развивается сегодня со страшной силой, как эпидемия Эболы в Африке.


Полная версия интервью Михаила Шемякина Радио Свобода

Когда я читаю таких яростных, ярко выраженных "сторонников" Путина, то мне кажется, что именно они и "наводят тень на плетень", потому что они принижают статус этого политика.
Я открываю газету "Культура", которая для меня – черносотенная газета. Там главный редактор Елена Ямпольская пишет на первой странице о том, как я должен себя вести. Она говорит о том, что российская интеллигенция никогда не должна стоять в оппозиции правительству. Ну тогда давайте вообще вычеркнем из нашей истории Чернышевского, Добролюбова, Белинского! Да и того же Достоевского! Ведь он до того времени, пока его не посадили, был в оппозиции… Пушкин был в серьезной оппозиции правительству! Значит, мы должны встать и на все, что правительство сделает, на любую "бяку" говорить: "Как это здорово!"? Это было уже у нас. Мы это пережили. Были художники-нонконформисты. Были поэты-нонконформисты. Нам что, возвращаться в старое ярмо? Если мне что-то не нравится из того, что делает правительство, я считаю, что я вправе сказать, что я


не согласен.

Я не со всем согласен и не очень хорошо знаю творчество Андрея Макаревича, но знаю, что он выступает в отношении "украинских дел" вполне определенно. Это его личное дело. Но объявлять его "врагом народа"? Кричать: "Бейте этого человека!"?

Мы что, получается, возвращаемся во времена каких-то неонацистов? Здесь уже попахивает, извините меня, каким-то фашизмом! Я читаю, например, какого-то философа Дугина, опять же в газете "Культура", которая вместо культуры занимается политикой. Так этот Дугин вообще пытается ту же Россию или российскую интеллигенцию в дугу согнуть!
Читаешь и понимаешь: ведь это бред сумасшедшего! "Нужно восстановить старые границы…" О чем ты, парень? Очнись! Я читал своей жене с чувством то, о чем он написал. Она просто хохотала. Надо встать талантливому актеру и со сцены с чувством прочесть то, что Дугин пишет, к чему он призывает. И в зале будет стоять хохот. Потому что это нереально. Это бред душевнобольного человека, который или просто безумно отстал, или хочет настолько выслужиться, но выслуживается глупо.

С одной стороны, "Крым наш". Я тоже согласен. Крым наш, это здорово. Он всегда был нашим. А с другой стороны, чувствуется состояние какой-то колоссальной растерянности




Я знаю лично Путина. Это совсем неглупый человек. Я знал его в первый срок, во второй. Помещение, в котором мы сидим, получено благодаря ему. Но, когда я читаю таких яростных, ярко выраженных "сторонников" Путина, то мне кажется, что именно они и "наводят тень на плетень", потому что они принижают статус этого политика. Один кричит, что Путин находится в опасности. Другой, как Дугин, изобретают уже "шестую колонну". Скоро, наверное, уже будет и седьмая. "Пятая колонна" – это понятно. Это мы – интеллигенция, паршивая, грязная, которая читает Камю. А "шестая колонна", по его мнению, более опасная, потому что это личное окружение Владимира Путина. Но он-то лопоухий, ничего не соображает. А вот Дугин, он может ему подсказать, кого расстрелять, кого посадить. Может, Кудрина, а …

Близкое окружение, оно мешает, оно не сегодня-завтра набросится на Путина с удавкой. Много душевнобольных всегда было, и на свободе ходило много, но давать им постоянно страницы газет, давать им возможность выступать в СМИ опасно. Это может привести к нездоровым всплескам. Народ русский – он заводной. Ленин это понял и завел Россию так, что до сих пор не можем это расхлебать. Поэтому ситуация на сегодняшний день очень тревожная. Я все-таки верю в разум и в то, что подобным психопатам не дадут развернуться на полную катушку. Но если их не утихомирить… Именно они ведут страну к заварухе. Они ведут страну к очень нехорошим, кровавым моментам, которые Россия должна в любом случае всегда избежать. К чему они призывают? "Давайте начнем кого-то истреблять!" Но мы уже столько наистребили народа, что опомнись, господин Дугин! Прими холодный душ!

– Что сегодня вас больше всего поражает в России?

У тебя здесь нет никаких прав. Тебя придушат, расстреляют, вот и всё. В этом разница между свободными государствами и несвободными
– Поражает эта озлобленность. С одной стороны, "Крым наш". Я тоже согласен. Крым наш, это здорово. Он всегда был нашим. А с другой стороны, чувствуется состояние какой-то колоссальной растерянности, потому что люди понимают, и газеты это подтверждают, что жили вы хреново, а будете жить еще хреновей. Почему же вы будете жить хреново? Ну, конечно, виноват, прежде всего, дядя Сэм. А дальше надо будет найти внутреннего врага. Не того врага, который довел Россию до этого состояния. Страну, которая является одной из самых богатых в мире стран, в которой люди живут за гранью нищеты. К какой колонне отнести это ворье, этих людей, которые вывезли и вывозят постоянно из России миллиарды, разворовывают ее, которые разрушили сельское хозяйство, космическую промышленность, медицину, образование? Это какая колонна? Это мы делаем? Интеллигенция? Почему этот Дугин, "талантливейший русский мыслитель", "гений", почему он не скажет: "А давайте, задумаемся, в чем трагедия России?"



Я не политик. Я брезгую политикой, не влезаю в нее, это не мое дело. Я могу сказать, что, когда меня спрашивают: "А в чем же наша проблема? Где наше несчастье?", я отвечаю: "Несчастье наше только в одном. Сделайте так, чтобы закон был один для всех". Как в той же Америке, которую сегодня "склоняют" в России. Там одного моего друга, коллекционера и сенатора, посадили в тюрьму на два года и выписали штраф на 350 тысяч долларов только за то, что была обнаружена растрата 5000 долларов, которые он потратил на оплату полета правительственного самолета для того, чтобы с друзьями слетать посмотреть не то хоккей, не то регби. И прокурор, выступая на суде, сказал: "Я знаю, что вы, сенатор, сделали для Нью-Йорка за последние десять лет очень много, но, к сожалению, вы нарушили закон". Я не скажу, что Америка – это рай. Эрнст Неизвестный, когда его спросили, почему он уехал из Швейцарии, ответил: "Рая на земле нет. Но, если выбирать лучший из адов, то это Америка. И я выбрал Америку". Я очень люблю Америку. Я прожил там тридцать лет. Там свои недостатки.

Я верю в российский ум, верю в российскую интеллигенцию и, в общем, верю в русский народ. Но, если народ превратят в толпу озверелую, тогда будет очень кисло. Здесь ведь постоянно идет подмена. Есть понятие "народ", а есть понятие "масса", "толпа". У глупых, жестоких правителей есть всегда попытка, как у Гитлера, превратить народ в толпу. Талантливый немецкий народ был превращен в эту оголтелую, ошалелую фашистскую массу. И если, допустим, превращать русский народ в толпы, в злобного монстра, тогда не поздоровится тем, кто к этому этот народ подталкивает и превращает его в толпу.




Господин Дугин должен думать об этом. Потому что придет время, и что-то он где-то прокололся, что-то не так сказал, придут "более честные" Дугины, более кристального разлива, и Дугину тогда не поздоровится. И будет сидеть на нарах и думать: "На хрена я затеял всю эту хренацию? Ведь мог сидеть, тихо чай пить!"Мне всегда не нравится, что Америка сует свой нос туда, сюда, в дела других государств. Но россияне должны понять, что масса американцев всегда были против этого.

Американцы остановили когда-то войну во Вьетнаме. А вот, если здесь в России россияне попытаются чего-то добиться, исправить, то хрен с два ты здесь чего-нибудь сдвинешь, исправишь. Потому, что у тебя здесь нет никаких прав. Тебя придушат, расстреляют, вот и всё. В этом разница между свободными государствами и несвободными. Поэтому все печально. Я очень люблю Россию, очень люблю, прежде всего, Северный Кавказ, который является моей Родиной, к которому я принадлежу по крови и по роду. И там трагедия, и здесь может не сегодня-завтра начаться трагедия. И я бы хотел, чтобы все развивалось мирным

– В Америке я бываю редко. А в Европе… Во-первых, я не подписант. Мне никто и не предлагал его подписывать, потому что это бесполезно. Я был возмущен, когда Александр Розенбаум подписал такое письмо в "Известиях" против Михаила Ходорковского. Я теперь с Розенбаумом не здороваюсь. Письмо было такое жуткое, что даже сама газета "Известия" открестилась от него, сообщив, что печатает его на правах рекламы. Это, конечно, был позор. Сколько можно? Я в советское время видел столько этих газет, столько таких писем! Интеллигенция подписывает одно воззвание, другое! Язык высунут. Сколько можно? Нет. Я не из этой породы. Я не люблю подписывать.
– В марте российские деятели культуры подписали открытое письмо в поддержку политики Владимира Путина, его действий в отношении Крыма. Письмо подписал, в частности, и Валерий Гергиев. Вы его не подписывали. Валерий Гергиев недавно на пресс-конференции рассказал, что теперь во время гастролей в Европе и в Америке испытывает некоторое неудобство. К нему, к его музыкантам обращаются люди и спрашивают: "Как вы можете поддерживать такую политику Владимира Путина?" А вы не чувствуете изменения отношения к вам в Европе и Америке?



Во-вторых, вы же знаете, Гергиев дружит с Путиным вовсю. Я себя другом Путина никак не могу обозначить. Мы встречались, он ко мне хорошо относится. Но у меня, например, была довольно досадная история. Не так давно ко мне во Франции в шесть часов утра ввалилась вооруженная полиция. Замок был оцеплен. Начался обыск. Искали деньги, искали не понимаю что. И когда я спросил о том, что они ищут, полицейские ответили, что ищут незадекларированные ценные вещи. Требуют открыть шкаф. Открываю. А там книги. У меня везде, куда они ни сунулись, были книги. У меня ведь там библиотека – тысячи книг. И даже они сами уже сказали: "По-моему, наше начальство ошиблось. Мы пришли не туда". А потом они мне сказали: "Ну, мы же видим, что вы дружите с Путиным. Мы просматриваем телевизор, там вы – с Путиным. Поэтому мы думаем, что вы где-то что-то укрываете". Я говорю: "Я плачу налоги. Все нормально". Мне отвечают: "Но, может быть, вы в Америке не заплатили налоги? И поэтому оттуда уехали?" Я отвечаю: "А вот из Америки меня хрен бы кто-нибудь выпустил, если бы я не заплатил налоги! Поэтому, господа французы, вы явно ошиблись, но я вас буду судить за незаконное вторжение". И сейчас мы ведем процесс.


Вот что значит быть "другом Путина" в их понимании! Это значит, что у тебя должны быть спрятаны какие-то вещи, бриллианты, золото, деньги. Такое отношение к русским. На сегодня оно очень плохое. Я недавно открывал скульптуру в городе Гусев, там, где происходило сражение в Первую мировую войну. Я сделал памятник с очень сложным постаментом. Туда вмонтированы фотографии времен этой войны. Памятник этот интернациональный. Там и французы, и американцы, и русские, и англичане. Открытие было очень торжественным. Были немецкие генералы, русские генералы, Мединский (министр культуры России Владимир Мединский. – РС) открывал, но бронзу отливали в Америке. Она пришла без всяких проблем.
А гранит делался в Болгарии. Так болгары делали всё, чтобы памятник не открылся. И, когда я стал спрашивать, мне объяснили: "Он идет в Россию, а мы не хотим ничего хорошего делать россиянам". Это болгары! И вы знаете, когда туда приезжал недавно Лавров (министр иностранных дел России Сергей Лавров. – РС), то болгары устроили демонстрацию, обзывали Владимира Владимировича (Путина. – РС) нехорошим словом, стояли и скандировали. Мне было сказано, что болгары на сегодняшний день ведут по отношению к русским себя очень и очень скверно. Но это не только болгары. Во всех странах сейчас меняется отношение к русским, и к ним относятся не очень доброжелательно. На нас смотрят как на агрессоров, и поэтому все телевизионные программы, майки с портретами Путина, лозунги в его поддержку – всё это журналистская туфта. На самом деле я живу там и знаю, что отношение к русским переменилось, к сожалению, не в лучшую сторону. Это очень печально

ОБНОВЛЯЕТСЯ КРУГЛОСУТОЧНО

Har ha-Bayt_l
НАШИ ПОДБОРКИ ЧИТАЙТЕ В FACEBOOK
Фотография профиля
ПОПОЛНЯЮТСЯ КРУГЛОСУТОЧНО!
yehudinfo_5

ИЗРАИЛЬ В ФОТОГРАФИЯХ

...

[Письмо показано не полностью] Показать целиком

НЕ ЛЮБЯТ ОНИ ПРЕЗИДЕНТА



Известные россияне о России

Русские о русских...

















*With kindest regards,

Boris Shapiro

НЕВИДАННЫЙ СОЦИАЛИЗМ В КРЫМУ


Дух Потемкина в крымских больницах


Виктор Ядуха

Невиданный на постсоветском пространстве социализм, устроенный властями РФ в медицине Крыма, резко контрастирует с реалиями остальной России — там идут массовые сокращения больниц и медперсонала, а людей подчас некому, нечем и не на что лечить. В этом есть грустный символизм: бутафорские деревни Потемкина, если верить популярному мифу, тоже строились в Крыму.

Состояние медицины в украинском Крыму было откровенно тяжелым. Интерьеры больниц, в одной из которых безнадежно влюбленый автор этой статьи десять лет назад едва не околел, напоминали что-то среднее между чернобыльской заброшкой и руинами Донбасса. Во многих не было ничего, кроме панцирных коек, остатков советского оборудования и врачей. На лечение своих граждан в стационаре Украина выделяла по 25 центов в сутки, поэтому лекарства, шприцы, бинты, еду – буквально все пациентам приходилось покупать самим. Причем покупать лекарства людей вынуждали в прибольничных аптеках по завышенным ценам — в противном случае врач мог отказаться использовать "ненадежный" препарат. А потом еще приходилось платить врачам и нянечкам, иначе итог операции был непредсказуем. В общем, Украина в полный рост.

Но как только Крым присоединили к России, в местном здравоохранении началось что-то невероятное. Уже весной на медобслуживание крымчан было выделено 2,856 млрд рублей. На стационарную помощь 1,8 млрд руб и еще 1 млрд руб — на помощь амбулаторную. До конца 2014 года Крым получит еще 1,6 млрд руб на модернизацию здравоохранения и 1,7 млрд руб на новое оборудование. А в 2015 году в Крыму планируется построить 382 новых медицинских объекта. И все это – на два с хвостиком миллиона человек.

Сегодня врачи в Крыму получают по 30-40 тыс рублей — больше, чем во многих российских регионах. При этом все услуги в государственных больницах бесплатны, а попытки врачей возобновить украинскую практику поборов караются немедленным увольнением.

Операции, пока оборудование не закуплено, делают с помощью временно завезенных новеньких аппаратов. "Росбалт" уже писал, как в полусельской больнице Бахчисарая, где раньше и аппендицит-то был серьезным делом, шефы из Казани делают операции на сердце. Кормят в крымских больницах сегодня тоже бесплатно и не без шика – мясо на пару, отварной лосось и т.п.

Не узнавая знакомых больниц, крымчане в соцсетях изумленно опрашивают россиян: "Это что, в России везде так?". "Конечно, нет, — отвечают не менее изумленные россияне. — У нас многое хуже и надо платить". А дальше следуют обычные горькие шутки в стиле: "Владимир Владимирович, присоедините к России и нашу Вологодскую область тоже!"

Действительно, такого медицинского рая, как в Крыму, нет сегодня в России, наверное, больше нигде. По мере продвижения реформы здравоохранения число государственных больничных коек, врачей, да и самих больниц в РФ продолжает сокращаться. Московское правительство приступило к массовой ликвидации ряда больниц, роддомов и других медицинских учреждений. План-график этой "оптимизации здравоохранения" столицы опубликован на сайте rusmedserver.com. Из документа следует, что сотрудники 28 учреждений, включая 15 больниц Москвы, будут уволены, помещения высвобождены, а оборудование передано другим учреждениям. Сокращено будет и число отделений в оставшихся московских больницах.

Но Москва, безусловно, находится не в самом худшем положении. Вот, например, жутковатый рассказ 24-летнего фельдшера Владимира Сорокоумова из поселка Ерофей Павлович на границе Приамурья и Забайкалья, опубликованный 3 октября в правительственной "Российской газете".

"На всю "скорую" нас двое осталось: я и участковый терапевт, вот так по очереди и шпарим, — поведал Владимир. — В смену бывает по 10-15 вызовов, чаще всего гипертония, стенокардия, дети часто болеют. Серьезно, по стандартам, помощь оказывать нечем. Медикаменты часто за свой счет покупаем, мочегонные всегда сами приобретаем, лейкопластырь тоже".

Кроме станции, Ерофей Павлович, больница, где работает фельдшер Сорокоумов, обслуживает еще пять населенных пунктов. До села Игнашино — 70 км, ехать больше четырех часов. Рядом проходит федеральная трасса "Амур" — все ДТП тоже на совести этой больницы. Но при ДТП скорая ничем пострадавшего обезболить не может: кроме анальгина и кеторола, ничего нет.

"Кислорода нет, пеногасителя нет, а без него отек легкого просто не снять, — рассказывает Владимир об оснащении "скорой". — Сама машина ничем не оснащена, в ней даже стоек для капельницы нет. Печка зимой вечно не работает, иней в салоне шубой висит, а у нас морозы под пятьдесят градусов давят. А тяжелых больных на этой машине возим в районную больницу, до которой двести километров. Приходилось в машине и роды принимать. Женщина и новорожденный выжили чудом. Мы оснащены только фонендоскопом и тонометром".

"Анализы, через раз делаем, — продолжает Сорокоумов, — лаборант умный, а реактивов нет. Гемоглобин посмотреть не можем. В прошлом году такого не было и зарплата была тысячи на три больше. Я работаю сутки через двое, двое суток работает врач. Наш бывший главный врач работал месяц один и на "скорой", и в больнице. Без единого выходного. Не выдержал — запил. Уволили его. Да я и сам один месяц работал один. И то по зарплате "обули". Ребенок больше в школу уносит, чем я зарабатываю. Этот круг не разомкнуть. У нас одна нормальная проверка, и больницу можно закрывать. Я, когда услышал по телевизору, что зарплата у среднего медперсонала в Амурской области 26 тысяч, чуть с дивана не упал. Ну, разве можно так врать? У меня редко когда больше двенадцати тысяч в месяц выходит".

"На все наши вопросы ответ один: денег нет, — рассказывает фельдшер из Приамурья. — Дескать, мы себя не оправдываем, затратные мы. Знаете, я так и не могу понять, как "скорая помощь" может себя материально оправдать? Мы же априори бесплатны! Часто ощущаю себя дерьмом: не могу спасти человека, хотя можно".

Подобных историй по стране множество. Но удивительно ли это, учитывая, что неизменная цель реформы здравоохранения с 2004 года – стряхнуть максимум болеющих россиян с шеи государства? В России 280 тысяч детей живут с постоянной болью, сообщают СМИ: государство экономит на паллиативной помощи безнадежным больным. Мало того, сейчас, на фоне кризиса, Минфин предлагает урезать траты на здравоохранение в РФ сразу на 90 млрд рублей. А глава Счетной палаты Татьяна Голикова — пустить под нож ФЦП по развитию фармацевтической отрасли и медицинской техники.

Очевидно, что нынешний аттракцион невиданной щедрости в медицине Крыма – политически мотивированная демонстрация выгод российского выбора крымчанам и ревниво наблюдающим за ними украинцам. Ведь пока от присоединения к России в Крыму почти все, кроме бюджетников и пенсионеров, экономически проиграли. Я лично только рад за крымчан: дай бог, чтобы все здесь так и было дальше. Но, думаю, эта демонстрация носит временный характер: трудно представить себе длительное сохранение на 180 градусов противоположных трендов в медицине одной страны.

Сегодня власти обещают крымчанам, что медицина и дальше будет бесплатной, нужно лишь получить полисы обязательного медстрахования. Мол, страховку за неработающих оплатит бюджет региона, а за остальных – работодатели. Однако мало кто задумывается, какие медицинские услуги и в каком количестве гарантирует полис ОМС.

Между тем, "бесплатное" обслуживание одного человека по программе ОМС включает лишь 0,318 вызова врача и 3 посещения врача в год стоимостью не более 320 рублей каждое. Это в амбулатории. В стационаре полис ОМС оплачивает владельцу одну госпитализацию или половину койко-дня в год. Стоимость вызова "скорой" по ОМС не должна превышать1500 руб, а стоимость самой неотложной помощи – 410 руб. Понятно, что если вы не чиновник, не военный и не правоохранитель, закрепленный за ведомственной клиникой или госпиталем, то любое мало-мальски системное лечение вам придется либо оплачивать из своего кармана, либо покупать полис добровольного медстрахования.

В общем, если все будет "как в России", то с 1 января 2015 года раздача слонов в крымской медицине сменится переходом к платным услугам. Конечно, учитывая строительство новых медучреждений и закупки оборудования, услуги эти будут значительно лучше, чем были, и лучше, чем во многих других российских регионах. Однако тем крымчанам, которые все еще подсознательно думают, что они попали в СССР, и в которых власти РФ сегодня по политическим мотивам поддерживают эту иллюзию, наверняка еще предстоит убедиться: в жизни среднестатистического россиянина ничего бесплатного нет. И ничего дешевого тоже.







*With kindest regards,
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..