пятница, 30 января 2015 г.

ЕВРОПА. ЗАТМЕНИЕ УМОВ?

КАРТ-БЛАНШ. Затмение умов как европейский тупик

В Евросоюзе обсуждают способы посильнее ущемить Москву

Об авторе: Евгений Евгениевич Григорьев – обозреватель «Независимой газеты».

ес, европарламент, ооссия, украинский кризис, санкции, греция, германия, ангела меркель, сша, барак обамаНа фото (слева направо): министры иностранных дел Бельгии Дидье Рейндерс, Люксембурга Жан Ассельборн и Германии Франк-Вальтер Штайнмайер. Фото Reuters
Как быть с Россией? Вводить ли дополнительные – жесткие или не очень – санкции, продлевать ли имеющиеся? А может быть, оставить это дело? Вчера в Брюсселе этими материями вновь во внеочередном порядке занялись министры иностранных дел стран ЕС. Поводом стала трагедия Мариуполя, хотя можно было бы собраться и парой дней раньше, после варварского удара по троллейбусу в Донецке. Но на войне как на войне. В политической и дипломатической не иначе. ЕС горой за Киев. А виновата во всем Москва.
Когда-нибудь в затмении европейских умов, допустившем на относительно благополучном континенте новый раскол и жесткое противостояние в политике, экономике, отношениях людей, разберутся. Быть может, разберутся и в дилеммах ответственности и двойных стандартов, присутствующих в сложившейся ситуации. 
В явно нездоровой обстановке вроде бы даже иные серьезные фигуры не выдерживают. Не далее как третьего дня известный немецкий социал-демократический политик Гернот Эрлер ужаснулся по телеканалу ZDF: как бы из-за позиции нового правительства Греции (см. «НГ» от 29.01.15) не пострадало «единство ЕС», базирующееся на антироссийских санкциях. 
Озабоченность прозвучала в тон газетам. Многие из них бьют в набат: «В Ципрасе Россия имеет нового союзника», «Угроза, что Россия вобьет между нами клин» и т.д. Но Эрлер – другое дело. Ведь он является уполномоченным федерального правительства по межобщественному сотрудничеству с Россией. Сотрудничество это, увы, заморожено, а его немецкий куратор утверждает, что «Москва неоднократно пыталась внести раскол в ряды ЕС, и было бы весьма прискорбно, если с избранием господина Ципраса такое единство окажется разрушенным». 
Гернота Эрлера я знаю десятки лет, неоднократно брал у него интервью, в которых он всегда выглядел сторонником партнерства – в прошлом с СССР, а в новые времена – с РФ. Он всегда вроде считал развитие российско-германских отношений непременным условием мира и безопасности в Европе. А тут  беспокоится за санкции, хотя не может не знать, что они немало болезненны для российского общества.
Вчера в Афины срочно наведался председатель Европарламента Мартин Шульц, не скрывая намерения побудить кабинет Ципраса остаться в рамках санкционной политики Брюсселя. Но ведь известно, что есть еще немало стран, стремящихся вернуться к нормальному партнерству с Россией, но вынужденных по тем или иным причинам подчиняться линии Брюсселя.
Верхам ЕС становится все труднее удерживать конфронтационный курс на российском направлении. При подготовке вчерашних внешнеполитических посиделок в Брюсселе не обошлось без споров. По сведениям из дипломатических кругов, в среду послы 28 стран ЕС не смогли договориться по главному пункту документа, предназначенного для обсуждения министрами. Одни, говорится в сообщениях из Брюсселя, «хотели бы жестче наказать Путина за новую вспышку боев в Украине, другие опасаются, что слишком чувствительные штрафы закроют еще имеющиеся каналы диалога с Москвой». Решающий пассаж заключительного заявления, касающийся темы санкций, послы оставили в скобках на усмотрение глав дипведомств, собравшихся на свою встречу только во второй половине дня.
В силу веса Германии в ЕС многое в дальнейшем ходе дел зависит от ее позиции. В информации о новом телефонном разговоре канцлерин Ангелы Меркель с президентом Бараком Обамой вновь выражается поддержка Киеву. Всего два дня тому назад министр финансов Вольфганг Шойбле говорил так: «Что касается санкций, важно, чтобы европейцы оставались сплоченными». Смысл понятен.
Но в Берлине не все так очевидно. Представители блока ХДС/ХСС ориентируются на сохранение антироссийских мер. Однако в канун заседания министров иностранных дел вице-канцлер, министр экономики и лидер СДПГ Зигмар Габриэль высказался иначе: «Полагаю, что в настоящее время слишком рано снова призывать к новым санкциям». И предположил, что министры иностранных дел ЕС не введут новые санкции из-за событий в Украине. «Даже в труднейшие времена нельзя отказываться от России и заявлять, что просто будем еще 30 лет жить с новой холодной войной». Разумные слова.

ЗАГАДКА В ИСТОРИИ ИЗРАИЛЯ

...
 
 
 
В ходе исторического голосования Генеральной Ассамблеи ООН 29 ноября 1947 года по вопросу раздела Палестины на арабское и еврейское государства голоса латиноамериканских стран были получены в обмен на обещание Государства Израиль не преследовать нацистских преступников.
 
Одна из загадок в истории Государства Израиль: почему правоохранительные органы всех стран совместно со спецслужбами постоянно занимаются поиском и преданием суду нацистских преступников, а легендарный Мосад, за исключением нашумевшей операции с поимкой и осуждением Адольфа Эйхмана, ни в чем подобном не замечен? Кому, как не разведчикам еврейского государства, вести охоту на главарей режима, поставившего своей целью полное уничтожение евреев, обагрившего руки кровью шести миллионов? 
 
Стоит вспомнить и то, что в самых крупных процессах, прошедших по Европе после Нюрнбергского трибунала и касавшихся сотрудничества с нацистами банкиров из разных стран, юристов, служивших нацистскому режиму, и прочих, отсутствовали свидетели из Израиля (тогда еще Палестины). Неужели среди евреев, вырвавшихся из кошмара концлагерей и гетто в Палестину, не нашлось ни одного могущего быть свидетелем? Неужто Мосад и Еврейское агентство не имели надежнейших документальных свидетельств о преступлениях нацистов, представавших перед судом? Конечно, это не так. 
 
Тогда в чем причина «пассивности» Израиля? 
Некоторые публикации последних лет, появившиеся, в частности, в США, свидетельствуют: причина такого поведения — среди того, что осталось за кадром исторического голосования Генеральной Ассамблеи ООН 29 ноября 1947 года по вопросу раздела Палестины на арабское и еврейское государства. 
 
Итоги того голосования многим казались и кажутся чудом: тридцать три государства-члена ООН проголосовали «за» и лишь тринадцать — «против»! (Согласно предварительной информации, за три дня до голосования, 26 ноября, картина была прямо противоположной.) Мало того, среди голосовавших «за» было немало тех, кто буквально вслед за провозглашением Израиля на десятки лет занял открытую антиизраильскую и даже антисемитскую позицию. А ООН постоянно принимала большинством голосов резолюции, осуждающие еврейское государство чуть ли не за каждый шаг.
 
Именно об этом — о закулисных событиях в духе шпионского триллера — поведала недавно книга американских журналистов Джона Лофтуса и Марка Аренса «Секретная война против евреев». 
 
Напомним: решающим фактором при голосовании стала позиция стран латиноамериканского блока, насчитывавшего девятнадцать голосов. Склонить их на сторону евреев казалось делом безнадежным — пронацистские (и, следовательно, антисемитские) взгляды их руководителей ни для кого не были секретом. Тысячи бывших эсэсовцев нашли приют именно в Южной Америке. 
 
Неясной была и позиция США — внешне самой дружественной евреям страны. На деле же лишь президент Трумэн поддерживал идею создания еврейского государства. Прочие представители американской администрации и госдепартамент, контролирующий внешнюю политику, были настроены против... Сотрудники госдепа тайно убеждали латиноамериканцев поддержать при голосовании арабов. В результате часть латиноамериканских стран, намеревавшихся не голосовать ни «за», ни «против», поддалась арабскому давлению, тайно поддержанному американской делегацией. 
Такая картина сложилась к 26 ноябрю 1947 года... 
 
...Именно в этот день в нью-йоркском кабинете известного бизнесмена и политика Нельсона Рокфеллера появились двое. (Неизвестно, кто и как убедил хозяина кабинета встретиться с этими людьми и выслушать их.) Незнакомцы молча положили на стол пухлую папку, после чего скромно отошли в сторону, ожидая, пока Рокфеллер ознакомится с ее содержимым. 
 
С первой же страницы он понял: ему принесли и любезно положили на стол веревку с уже намыленной петлей. Оставалось лишь набросить ее на шею и влезть на табурет. Два молчаливых свидетеля, ожидающих в кабинете, охотно выбьют этот табурет из-под его ног. 
 
Или же предложат купить принесенную петлю. За сколько? 
Миллиардер молча листал документы, с трудом сохраняя бесстрастное выражение лица. Главным образом, это были фотокопии финансовых отчетов его банковского филиала в Швейцарии. Документы бесстрастно фиксировали объемы личных операций Рокфеллера с нацистскими деньгами. К отчетам была аккуратно подшита его личная переписка с немецкими фирмами, имевшими филиалы в Южной Америке. Стенограммы его переговоров с чиновниками Третьего рейха. И наконец, доказательства его содействия Алену Даллесу в нелегальной переправке нацистских преступников в Аргентину и другие латиноамериканские страны. 
 
Сказочное богатство Рокфеллера породило сказочный образ добродушного счастливчика с лучезарной улыбкой. Действительность оказалась куда прозаичнее. 
Еще в 1936 году семейство Рокфеллеров совместно с Джоном Фостером Даллесом (впоследствии — госсекретарем США) завязало тесные контакты с Германией. В 1939 году Рокфеллер завладел банком «Чейз Нэшнл Бэнк» и открыл в нем особый счет для нацистов в размере 25 миллионов долларов. Он передал в Германию списки десяти тысяч американцев, сочувствующих нацистам. Уже в годы войны нефтяные компании, принадлежавшие Рокфеллерам, снабжали немцев горючим — через франкистскую Испанию. Нельсону Рокфеллеру принадлежал крупный пакет акций печально знаменитого концерна ИГ Фарбен-индустри, производившего газ Циклон-Б, предназначавшийся для лагерей смерти. 
 
Рокфеллер продолжал поставлять нефтепродукты нацистам даже после того, как США начали войну с союзницей Германии — Японией. В ходе всей Второй мировой войны он занимался поставками противнику полезных ископаемых из латиноамериканских стран. Протесты англичан привели лишь к ответным санкциям со стороны Рокфеллера: Великобритания перестала получать из Латинской Америки сырье и продовольствие. 
Группа Рокфеллера позаботилась о том, чтобы в южноамериканских государствах ключевые посты заняли ее ставленники. Политический режим здесь не смущал американского миллиардера ни в малейшей степени.
 
Напомним, президент Аргентины Хуан Перон был инициатором создания профашистского блока стран региона. Этот блок в дальнейшем содействовал бегству нацистов в Южную Америку и переправке их капиталов из европейских банков. Информация обо всем этом и многом другом была содержимым принесенной папки. Как эти документы оказались в руках сионистского руководства? О существовании компрометирующих всесильного миллиардера материалов знали считанные люди — сотрудники американских и некоторых европейских спецслужб. 
 
Например, Интеллидженс сервис, осуществлявшей пристальное наблюдение за деятельностью Рокфеллера в Южной Америке в годы Второй мировой войны. Англичане и предоставили сионистскому руководству первый источник информации. Сработали экономические интересы: британским монополиям хотелось скомпрометировать конкурента. Правда, Д. Лофтус и М. Аренс убеждены: сионисты имели и другие источники информации — возможно, в американских спецслужбах, а возможно, и в финансовых кругах гитлеровского рейха. 
 
Во всяком случае, по утверждениям экспертов ЦРУ, разведка Бен-Гуриона располагала сведениями значительно более полными, чем Интеллидженс сервис. Неофициальную разведслужбу будущего первого премьер-министра Израиля возглавлял Реувен Шилоах (Реувен Засланный — кстати, уроженец России). Именно его сотрудники скромно стояли в углу кабинета, пока Нельсон Рокфеллер оценивал вес лежавшей перед ним папки. Публикация этих документов означала полный крах его финансовой и политической карьеры. 
 
— Чего вы хотите? — спросил Рокфеллер. — Голосов латиноамериканцев? Вы их получите. Но на определенных условиях. Первое: документы, копии которых хранятся в этой папке, никогда и ни при каких обстоятельствах не будут опубликованы... И второе, — сказал он после долгой паузы. — Вы хотите иметь свое государство? О'кей, но тогда забудьте о мести. Вы закроете глаза на бегство нацистов в Латинскую Америку. Никакой охоты. И никаких показаний на процессах, в первую очередь — на процессе против немецких банкиров. Либо месть нацистам, либо свое государство. Выбирайте. 
 
Трудно себе представить, что испытал будущий глава первого израильского правительства, когда ему доложили об условиях американского миллиардера. Шесть миллионов евреев были уничтожены нацистами и их пособниками. Кровь невинных требовала объявить палачам непримиримую войну. Но на другой чаше весов лежало осуществление тысячелетней мечты народа о своем государстве! О государстве, существование которого сделает невозможным повторение Катастрофы. 
 
Давид Бен-Гурион принял условия. И в тот же день — вернее, в ту же ночь — стало известно о кардинальном изменении позиции Бразилии. Днем позже Никарагуа, Боливия, Эквадор приняли решение голосовать «за» (они намеревались воздержаться). Аргентина, Колумбия и Сальвадор, накануне выступавшие против создания еврейского государства, теперь решили воздержаться (согласно уставу ООН, воздержавшиеся не учитываются при подсчете голосов). 
 
Настал день голосования. Арабы не верили собственным глазам: «за» проголосовало большинство в семьдесят два процента. 
 
Давид Бен-Гурион сдержал слово, данное Рокфеллеру. За исключением похищения Адольфа Эйхмана, Израиль воздерживался от преследования нацистских преступников — во всяком случае, до тех пор, пока премьер-министром был Бен-Гурион. И не случайно лавры «охотника за нацистами» заслужил Симон Визенталь, а не легендарная израильская разведка Мосад, где, кстати, до сего дня работают некоторые бывшие соратники Реувена Шилоаха.

 Читал "Секретную войну против евреев". Внешне все в ней правдоподобно. Увы, только внешне, хотя бы потому, что Израиль мог легко заниматься, разоблачением, ликвидацией беглецов-нацистов чужими руками, чем он, наверняка, и занимался. Да и хватало у страны стратегических и тактических проблем, чтобы не тратить большие силы на месть побежденных. 

ЛИБЕРАЛЫ ЗА ДЖИХАД


Радышевский Дмитрий, доктор, Израиль
Либералы за джихад
Редактор представляет: 
Известно – полуобразованность, замена знания нахваткой, часто соблазняют решать сложнейшие, неподъемные вопросы просто и быстро. Это одна из причин успеха нацистов, коммунистов, исламистов и т.п. с их методами – от «отнять и поделить» до «благородного террора». Но почему к ним присоединяются высокообразованные интеллектуалы и либералы, так называемые левые? Либерализм стал опасной болезнью западной цивилизации. В статье – анамнез болезни.
Электрон Добрускин.
редактор

Совсем недавно левые были сторонниками коммунизма – с его ГУЛАГом, уравниловкой и цензурой. Сейчас они поддерживают ортодоксальных исламистов с их джихадом, шариатом и паранджами.
Различные тоталитарные режимы, возникшие в последние сто лет, похожи друг на друга в их ненависти к консервативной Америке, христианству и Израилю: нацисты, коммунисты и фанатичные исламисты маршируют вместе. Почему к ним присоединились левые – интеллектуалы и либералы? Ведь тоталитарные идеологии неприкрыто и радикально анти-либеральны: ислам – ярый противник женского равноправия, гомосексуалистов, свободы слова, политического плюрализма и любого другого проявления либерализма.
Почему же левые, позиционирующие себя как сторонники прогресса, гуманизма и демократии, так рьяно поддерживают ортодоксальный исламизм – идеологию реакционную, жестокую, подавляющую любую свободу, кроме свободы убивать «неверных»?
Потому что они зачарованы Силой – жестокой, беспринципной, подлой – какой угодно – если эта сила убивает, насилует и подавляет ради провозглашенной Высшей Цели, к которой стремятся левые. Цель эта – «всеобщее счастье», равенство и братство, а главное – единство людского рода, не важно, под какими знаменами – красными или зелеными.
Левые предпочли бы, чтобы всеобщее единство формировалось под разными знаменами, в том числе, под радужными флагами геев. Но, несмотря на извращенное понимание вещей, они хорошо знакомы с соотношением сил в мире и понимают, что реальной возможностью запихнуть человечество в вожделенное единство обладают только хорошо организованные тоталитарные идеологии.
Привлекательность таких идеологий не только в жестокости и готовности переступить любые людские страдания ради Высшей Цели, но и в гарантированной быстроте ее достижения. Левые не верят в вечную жизнь – результат им нужен сейчас. Шалом Ахшав! Быстрота достижения гарантируется простотой решения: это радикальное разделение человечества на своих и чужих, хороших и плохих (пролетариев и буржуев, арийцев и недочеловеков, мусульман и неверных и т.д.) с немедленным уничтожением «не наших» и насильственным подчинением каждого индивидуума простым правилам всеобщего счастья – будь то законы рейха, компартии или шариата.
Чем более убедительна тоталитарная идеология, чем полнее ее Власть и эффективнее поддерживающий ее режим – тем больше он привлекает левых. Даже если они сами становятся ее жертвой.
Почему же левые так самоубийственно страстно, как бабочки на огонь, стремятся к своей Высшей Цели? Дело в том, что ими движет не только жажда достижения цели, но нетерпение Спасения. Спасения с большой буквы – как окончательного решения вопроса тяжести земного бытия. На внешнем уровне – это проклятые вопросы бедности и социальной несправедливости. Только тоталитарные идеологии гарантируют их быстрое решение: братство трудящихся или мусульман, устранение бремени конкуренции – для процветания и карьерного роста необходимо соревноваться лишь в ненависти к врагам и верности вождям – политическим или религиозным.
Существует еще более важный, внутренний уровень, из-за которого левые безоглядно бросаются в объятия тоталитаризма. Это надежда на окончательное решение проблемы искупления греха, которая томит левых больше, чем любого доминиканца.
Хотя левые, как правило, не религиозны и отрицают существование души, но она у них имеется и томится тем сильнее, чем упорней отрицается ее вечность (если скоро конец – надо спешить!). Души левых – так же как и большинства людей – стремятся к святости, к преодолению психологической неудовлетворенности и мучительного чувства вины.
Переживание собственной греховности свойственно всем людям – это голос совести, дарованной человеку Всевышним. Совесть – это индивидуальный определитель добра и зла, моральности или аморальности поступков, инструмент духовного роста и освобождения личности. Представление о совести в западную культуру внесли евреи, и они же предложили рецепт успокоения совести: необходимо попытаться понять волю Всевышнего и подчиниться ей. Христиане внесли в этот рецепт свои вариации, но общая парадигма – познание Абсолюта, который является идеалом и мерилом человеческой жизни – осталась неизменной.
Однако свободный разум европейца, восстав в эпоху Просвещения против «диктата Бога», решил сократить путь к святости, блаженству и успокоению совести – он изобрел собственную, более «эффективную» религию – гуманизм, в которой всеобщим мерилом является сам человек и его свободный разум…, извилины которого немедленно превратились в змея-искусителя. Идеалом стало не постижение полноты и сложности мира, взаимосвязанного мириадами нитей, мира видимого и невидимого. Неисповедимы пути этого Божественного мира, но их постижение и есть стратегия духовного развития человечества; «терпимость», «права человека», «социальная солидарность» и т.п. – это вырванные из целого и абсолютизированные частности. В соответствии с догматами гуманизма именно эти частности возводятся в абсолют, тогда как все остальное – «мелочные» заповеди иудаизма, пуританская ограниченность христианства – относится к числу архаичных, второстепенных, «лишних» деталей.
Однако терпимость и прочие похвальные принципы отношения к ближнему – это лишь детали Храма, несомненно, чрезвычайно важные – вроде золотых шестов к Ковчегу Завета – но имеющие смысл лишь в гармонии с сотнями других деталей – в гармонии с целым, а не сами по себе. Терпимость и прочие аспекты гуманизма являются непререкаемыми и праведными только в сочетании с диктумом: «Ненавидь грех, но люби грешника». Однако свободный разум, отказавшись от Абсолюта, отказался и от абсолютных категорий добра и зла, греха и праведности. Если все относительно, то и греха нет (кто мы вообще такие, чтобы определять, что есть «грех»?) и надо просто любить грешника, безусловно придерживаться терпимости, которая и приведет куда надо.
В результате к ХХ веку гуманизм лишь запутал сознание западного человека, не приблизив его ни на шаг к вожделенной «светской» святости. Наоборот, терпимость по отношению к другим начала превращаться в терпимость к нетерпимым, любовь к бедным - в грабеж раскулачивания, права человека – в узаконенный аморализм и т.п.
Совесть, привнесенная евреями, по-прежнему болела, святости по-прежнему хотелось, но сокращенный путь к ней – светский гуманизм – завел лишь в тупик, выхода из которого не видно. Однако иудейские и христианские пути – Галаха, Катехизис и даже неконфессиональный путь индивидуального диалога с Творцом по-прежнему претили «свободному» интеллектуалу.
В ХХ веке появились идеологии, предложившие кратчайший, но радикальный путь к миру с совестью и миру во всем мире - коммунизм и нацизм. Коммунисты решили любой ценой воплотить утопию социального равенства, построить общество без бедных и богатых; Гитлер провозгласил своей целью освобождение человечества от «вируса совести» и «рака жидовства».
Хотя эти идеологии привели к катастрофе целые народы, период отрезвления левых не был продолжительным. Исламизм предложил свое - простое и радикальное - решение проблемы страдания и проклятия совести: живи по нехитрым правилам Шариата, стань частью Уммы – и дай покой разуму.
При этом левые, конечно, не признаются даже себе в том, что для них неприемлема сложность христианского и еврейского способов примирения с совестью, что шариат привлекает их своей простотой. Многие из них вполне искренне утверждают, что молчать им не позволяет «социальная совесть» - сострадание к обездоленным и угнетенным (иммигрантам, палестинцам и т.п.).
Действительно, желание быстро решить социальные проблемы – это важный, но не основной, не главный мотив. Главное – более или менее осознанное ощущение крушения основ светского гуманизма как пути к святости: отсюда – чувство греховности и мазохистское желание быть наказанным, чтобы очиститься. Поэтому левые так страстно отдаются исламистам: «Убейте нас, мы это заслужили! Палками и камнями загоните нас в рай, сделайте нас святыми насильно, так как у нас самих не получается, нет для этого внутренних, душевных сил …»
Сложен комплекс левизны: геополитика в нем смешалась с арабской нефтью, социология – с нашествием иммигрантов-мусульман, культурология – с засильем социалистов, пацифистов и псевдогуманистов в культуре и СМИ. Но в наибольшей степени это психологический комплекс, включающий ядовитую смесь чувства вины, смутного стремления к святости и мазохистского желания быть наказанным в сочетании с похотливым стремлением к власти, безнаказанности и триумфу на стороне победителей.
В этом комплексе содержится также подростковая потребность в психологическом реванше – возможность «заткнуть всех этих моралистов – родителей и учителей, евреев и христиан, считающих, что мы – извращенцы, богема, эгоисты, метросексуалы, старые девы, короче – маргинальные и безответственные представители общества. На самом деле мы святее вас: у нас есть audacity for Change: мы ломаем привычную экономику, мы отбираем деньги у богатых и раздаем бедным, мы рвем глотку ради обездоленных палестинцев, наконец, мы эффективнее вас - пока вы нудите и лицемерите, заседаете в своих парламентах, церквях и синагогах, мы представляем Социальный Протест, Кампанию Перемен, Джихад – мы строим Божье царство: здесь и сейчас».
Возрожденный Израиль выбивается из этой картины. Быстрое освобождение откладывается, так как Библейский Бог снова выходит на сцену и дает зримый, осязаемый знак того, что к Единству и Спасению мы все равно будем идти по Его плану, включающему возрождение Израиля: идти медленно и долго, восставая против Его законов, раскаиваясь и принимая их, мучаясь и борясь с совестью…
Но, может быть, Израиль - это мираж, досадное недоразумение, а не проявление замысла Всевышнего, случайность, ошибка ООН, тактическая неудача Садата? Тогда ее нужно исправить! Неважно, что официальный Израиль и значительная часть его элиты отрицает какую бы то ни было связь «сионистского образования» с Богом, наличие какой-то особой миссии этого государства и вообще клянутся в том, что разделяют левые цели. Мы-то знаем, нутром чуем, что это опять еврейский заговор – попытка закабалить весь мир с помощью морали их деспотичного Бога, протащить понятие совести в мировую политику, написать новую главу, видимо, не завершенной Библии. Нет, этот план не пройдет!
И левый надевает куфию, выходит жечь израильские флаги, собирает деньги на помощь Газе (Хамасу) или садится писать протестный очерк в «Гардиан». Пожалеем его, похвалим за стремление к святости – каким бы извращенным и ложным оно ни было. Постараемся доказать ему – не словами, а делом, что наша дорога к единству и святости – надежнее и вернее, чем его мнимый выбор.
Мяч, как всегда, на нашей стороне - у врат Иерусалима.

СОВЕТСКИЕ ЕВРЕИ В АМЕРИКЕ


Зив-Ами Лиора, Израиль
Советские евреи в Америке (О трех группах стереотипов)
Редактор представляет: 
Мне уже приходилось говорить приходилось говорить, что самосознание людей не поспевает за изменениями реальной жизни. Поведенческие стереотипы не соответствуют новым условиям, и растет нужда в том, чтобы открывать себе и другим новую действительность. Но самосознание людей изменить не так просто. Стереотипы живучи. Представляю статью о стереотипах, которые мешают советским евреям в Америке увидеть в советских евреях новое социальное явление. Мешают понять свою роль и значение. Мешают понять, как и почему поднимается новая волна антисемитизма. Электрон Добрускин. редактор

Как учил Жаботинский, начинать надо с главного. Но что главное? В моих докладах, беседах, спорах и обсуждениях, при своем общении с советскими евреями в Америке, главное можно было уложить в шесть основных тем:
1. Развитие цивилизации привело к созданию принципиально новой ситуации:
• традиционные общества разрушаются;
• разрушение традиционных обществ выбрасывает часть каждого народа в диаспору;
• образование многочисленных диаспор разрушает существующие развитые государства;
• эти взаимосвязанные процессы порождают массы дезориентированных людей;
• массовость дезориентированных людей ставит существование человечества под угрозу;
• Выходом из ситуации является создание новой формы самоорганизации народов.
2. Создать эту форму могут только евреи по двум причинам:
• уникальность разнообразного опыта самоорганизации нашего народа на протяжении 2500 лет, с момента образования первой диаспоры в Вавилоне;
• уникальность структуры нашего народа, включающего евреев почти из всех стран мира и превратившегося в "человечество" в процессе 2000-летнего рассеяния;
3. В современном еврействе объединяющей силой могут быть только советские евреи по двум причинам:
• поколения советских евреев за «железным занавесом» утратили связь с коллективным опытом жизни еврейской общины, но приобрели индивидуальный опыт жизни граждан современного государства, стали носителями нового еврейского самосознания, основанного не на конфессии, а на цивилизации.
• только у советских евреев есть личные связи практически со всеми народами мира;
4. Создание новой формы самоорганизации народов - это та цель, ради которой евреи были рассеяны среди народов мира. Поэтому оно является высшей формой служения Б-гу, к Единству Имени которого народы приходят не через конфессии, как это было до сих пор, а через цивилизацию.
5. Евреи не выполняют свой долг перед Б-гом из-за того, что являются пленниками стереотипов, и, прежде всего, стереотипа служения Б-гу, сформированного 2000-летним безгосударственным существованием.
6. Невыполнение евреями своего долга перед Б-гом порождает негодование народов в виде нового вида антисемитизма, который принимает очертания глобального явления.
Но оказалось, что главное – другое. Даже когда мне казалось, что удалось донести свою мысль, я обнаруживала, что она, как в болоте, увязла в очередном укорененном в сознании людей стереотипе.
Главным, с чего начинать, оказались те три группы стереотипов, через которые приходилось пробиваться:
1. Стереотипы отношения к разговору о Б-ге.
2. стереотипы отношения к России
3. стереотипы отношения к Израилю и мультикультурному обществу.
Вот с этого и начнем:
1. Стереотипы отношения к разговору о Б-ге.
Стоит мне заговорить о Б-ге, как тут же передо мной вырастает стена.
У светской части публики уже сформировался устойчивый стереотип: аппеляция к Б-гу - это несерьезно, так как от Имени Б-га можно нести любую чушь. И я эту публику понимаю, так как и сама вижу, сколько трепачей развелось вокруг Имени Б-га. И меня воспринимают как одну из них. Поэтому после первых слов "Б-г", "Творец" и проч. публика начинает излучать скепсис, не дожидаясь конца первого предложения. Все, оказывается, уже заранее знают, что никакого отношения к реальности разговоры о Б-ге не имеют.
- Ну, скажите, - спрашиваю я их, - разве есть еще один сценарий, который бы осуществился с такой точностью, как сценарий объединения человечества, предсказанный еврейскими пророками? Неужели вы думаете, что человеческая фантазия может придумать нечто подобное? И вы живете в то время, когда это свершилось. Ведь это же самое настоящее чудо! А вы называете это чудо всего лишь глобализацией.
Бесполезно. Вам расскажут все, что угодно про объективность процессов – исторического, технологического, социального и др. Но чудо? Ни за что. Мы в такие чудеса не верим. В кудесников всяких, в гороскопы поверить готовы. А в Провидение Б-жье ни за что.
"Религиозная" часть публики излучает скепсис по другой причине. "Религиозные" уже научены любую мысль отбивать цитатой из источников. Все, что в моих идеях они находят соответствующим цитатам, они встречают с усмешкой: "Подумаешь, открыла Америку. Рабби X об этом говорил в таком трактате, а рабби Y в другом." Все, что в моих идеях они находят несоответствующим цитатам, они отвергают с порога, потому что ни рабби X, ни рабби Y об этом не говорили.
Им я задаю другой вопрос:
- Ну скажите, разве самым великим мудрецам прошлого, включая рабби X и рабби Y, приходилось решать те проблемы, с которыми наш народ столкнулись в настоящее время? Достаточно всмотреться в наш народ, который после 2000 лет рассеяния полностью видоизменился, превратился в "человечество", чтобы понять: произошедшие в народе перемены должны наполнить Высшим Смыслом нашу избранность, которая не могла проявиться во времена рабби X и рабби Y. Достаточно предположить, что эти изменения произошли по Воле Всевышнего – а наши источники не только позволяют это предположить, но и обязывают к этому – как опыт рабби X и рабби Y тут же обнаруживает свою ограниченность. Или вы считаете рабби X и рабби Y равновеликими Б-гу, знающему наперед, что именно произойдет с народом?
Бесполезно. В представлении наших "религиозных" я не ведаю, что говорю, потому что ведать может лишь тот, кто изучил трактаты рабби X и рабби Y. А я их не изучила. То, что я прихожу к своим выводам, анализируя не трактаты, а реальную жизнь народа, каковой она раскрывает себя в Израиле, значения не имеет. Трактаты первичны. Жизнь вторична. Поэтому та часть жизни с ее проблемами, которая не влезает в прокрустово ложе трактатов, объявляется как бы несуществующей.
2. стереотипы отношения к России
Стоит мне заговорить о России, как тут же я натыкаюсь на другой стереотип.
Россия? Это неактуально. Это наше прошлое, с которым покончено.
- Ну, как же покончено? - спрашиваю я, - Ведь все вы сформировались в лоне русской культуры, не просто говорили по-русски, но формулировали свои мысли на русском языке и, что самое главное, продолжаете это делать. Посмотрите, как вы преуспели в иммиграции. Разве в этом только ваша заслуга? Вы получали образование в русских университетах, ходили по улицам великих русских городов, посещали русские музеи и библиотеки. А ведь все это поколениями создавал другой, русский народ. И создавал, кстати, для себя, а не для вас. Неужели вы не понимаете, что это прошлое многих поколений живет и в вашем настоящем, что вы питаетесь этим прошлым другого народа?
Бесполезно. Любое упоминание мною России объясняется очень просто: я там, в своем левантийском захолустье страдаю от ограниченности и ностальгии. А вот они тут, в самой передовой державе мира, от всего этого избавлены, так как именно здесь, в США, можно ощутить в полной мере, насколько культура есть явление мировое, а не только русское. И мне тут же приводят в пример какого-нибудь профессора-генетика, родом из Швейцарии, который утром трудится над своим выдающимся открытием в ведущем американском университете, а вечером играет на виолончели, как Пабло Казальс. Это для того, чтобы я не воображала, будто Россия - центр культурного мира.
Но разве я об этом? Неужели я не понимаю, что культура - явление мировое? Я же говорю о культурных накоплениях, которые мы, евреи, сделали в среде разных народов мира, и утверждаю, что они не могут быть использованы исключительно для личной пользы. Есть в этом Высший, обязывающий нас Смысл. Прошлое живет в настоящем и определяет будущее. Ошибка в оценке прошлого, может разрушить будущее. В Израиле это очевидно, так как вся израильская культура построена на такой ошибке.
И я задаю следующий вопрос.
- С Россией связано только наше прошлое? А вам не приходило в голову, что с Россией может быть связано наше будущее? Почему именно Россия сыграла такую уникальную роль в нашей судьбе? Ведь евреи жили не только в России. Однако отцы-основатели почему-то практически поголовно были русскими евреями. Из всех стран евреи приносили и продолжают приносить готовые культурные накопления, которые укореняют в нашем государстве. Но только нечто, что невозможно определить иначе, как "русский Дух", позволило в собственном государстве творить то, чего нигде прежде не было. Этот иррациональный "русский Дух", который несли в себе русские евреи, породил новые формы политического мышления (кроме абстрактной герцлианской, все конкретные политические идеи зарождались в головах у выходцев из России), новые формы социальной жизни (уникальные киббуцы, заслуженно ставшие символом израильского идеализма). Иврит возрождали русские евреи. Литературу, театр создавали русские евреи. Даже во втором поколении "русских", то есть у уроженцев
страны "русского" происхождения, еще сохранялся этот творческий "русский Дух". И все чудеса Израиля закончились, как только "русский Дух" стал угасать. Или вы полагаете, будто русский антисемитизм, а не "русский Дух" дал импульс этой поразительной способности создавать то, чего не было в стране исхода? Тем, что мы не обнаруживаем Б-жественную природу этого "русского Духа", мы сами себя наказываем: мы утратили мечту, утратили масштаб.
Бесполезно. Они теперь американцы. Им "русский Дух" неинтересен. Они нынче поклонники "духа англо-саксонского, американского". Но ведь тот, кто не способен оценить "русский Дух", тот не способен оценить и "американский Дух". И это проявляется со всей очевидностью. Америку, слышу я на каждом шагу, создали иммигранты.
- Да, - соглашаются со мной, - мы знаем, что основы США заложили англо-саксы. Но теперь это значения не имеет, так как американцами становятся все.
Нет, как раз это имеет принципиальное значение. Все иммигранты являются "американцами", пока живет и здравствует "американский Дух", который хранят в себе потомки отцов-основателей США. И хранят именно как наследие своих отцов, так как такие вещи, как "дух", есть явление иррациональное. Ему обучиться нельзя. Поэтому все развалится, как только этот "американский Дух" в этих наследниках истощится. А ведь все к этому идет. И я цитирую в докладе президента Клинтона, который уже радостно объявил, что к 2050 году потомки отцов-основателей в США окажутся в меньшинстве.
3. Стереотипы отношения к Израилю и мультикультурному обществу
Стоит мне упомянуть Израиль, как вырастают новые стереотипы, которые выражают позицию данной еврейской персоны в "еврейском вопросе". Уже сам выбор этой персоны, сделанный не в пользу Израиля, свидетельтвует о том, что эта еврейская персона хочет быть "евреем Мира". В национальном государстве этой еврейской персоне тесно.
Но объяснить-то этот выбор нужно. А как можно это сделать без создания соответствующих стереотипов? Никак нельзя. Вот "евреи Мира" эти стереотипы и создают.
Среди "евреев Мира" есть убежденные космополиты. Они в восторге от глобализации, которая позволяет им затеряться среди орд иммигрантов из разных стран. Поэтому Израиль их откровенно раздражает: он, увы, напоминает им о национальном вопросе и, что самое досадное, о собственной принадлежности к определенному народу. А они этого не хотят и в этом смысле ничем не отличаются от своих дедушек-прадедушек-бабушек-пробабушек. Только те верили в пролетарский интернационализм, на который нынче мода закончилась, а эти верят в мультикультурное общество.
- О каком мультикультурном обществе вы говорите? - спрашиваю я их. - Загляните в Б-гооткровенную Книгу. Б-г разделил человечество на народы, придав тем самым человечеству определенную структуру. И это стало Законом природы. Его нарушение порождает хаос. Ну хорошо, вы не верите в Б-га и в Б-гооткровение. Присмотритесь тогда к реалиям жизни. Ведь все люди, так или иначе, ощущают эту структуру, испытывая иррациональное чувство принадлежности к своему народу. Эта иррациональная солидарность позволяет каждому народу создавать среду своего обитания. Иммигрируя в среду другого народа, человек ставит под удар, прежде всего это иррациональное чувство. И если первое поколение иммигрантов еще тешит себя мыслью, что в другой народ можно вступить, как в общественную организацию, то второе поколение обнаруживает, что выпало из природной структуры. Вот оно-то, второе поколение, и начинает создавать всякого рода искусственные "интернациональные" структуры - кто записывается в коммунисты, кто в хиппи, а кто в Аль-Каиду.
Бесполезно. Наши космополиты бредят человечеством, мировой культурой, и не желают видеть конкретного человека с его проблемами, обусловленными как раз культурной традицией народа, к которому человек принадлежит. Кстати, проблемы евреев обусловлены нашей культурной традицией нисколько не в меньшей мере, чем проблемы всех прочих народов.
Евреев-космополитов сама эта мысль приводит в бешенство. Они хотят вырваться из этих проблем, порожденных еврейской культурной традицией. И поэтому прилагают максимум усилий, чтобы структуру человечества сломать, не осознавая, что посягают они на Закон, такой же закон, как закон всемирного тяготения. Совершая это действие, они порождают противодействие, то есть силу, направленную на восстановление закона.
Увы, этой силой оказывается нацизм.
Нашим евреям-космополитам кажется, что с нацизмом покончено благодаря Катастрофе европейского еврейства, которую "евреям Мира" удалось превратить в оружие борьбы за новый, как им представляется лучший, мировой порядок. Под знаменем Катастрофы они неистово борются с нетерпимостью, ксенофобией, гомофобией и прочими "фобиями". Дескать, кому, как не евреям, знать к чему эти фобии проводят. "Евреи Мира" руками и ногами за терпимость, толерантность и прочие столпы мультикультурного общества.
Проблема лишь в том, что Катастрофа европейского еврейства, трактуемая таким образом, обернулась средством борьбы с Законом разделения человечества на народы. И теперь иммигрантов в странах европейской культуры защищает...кровь 6000000 евреев. Стоит европейцам призвать к ответу разбушевавшихся иммигрантов, как им тут же тычут в нос: " Вы опять за свое, нацисты, расисты, ксенофобы?".
Но терпение народов не бесконечно. Поэтому и результат рано или поздно окажется прямо противоположным тому, который ожидают наши еврейские космополиты. Хаос разрастается. И вопрос "кто виноват?" задается. И ответ становится все отчетливей: "это евреи своей Катастрофой сеют хаос". И вывод делается соответствующий: Гитлер был прав.
А значит, и возрождение нацизма становится неизбежным. Свастики становятся популярней день ото дня. И это не отдельные случаи, а симптомы будущей эпидемии.
Есть среди "евреев Мира" и прямая противоположность космополитам - пламенные патриоты. Естественно, со своими стереотипами.
Пламенные патриоты гордятся своей принадлежностью к еврейству, составляют списки знаменитых евреев, выискивают капельки еврейской крови в каждом, кто чем-то прославился. За Израиль они горой. У них на учете каждое достижение Израиля, которым они также громогласно гордятся.
Но я их патриотизм категорически отвергаю и вовсе не из-за того, что они предпочли Израилю другое государство. Я утверждаю, что без непосредственной вовлеченности в дела нашего государства патриотизм не только бесполезен, но и вреден из-за своей бесплодности и иллюзий, которые он порождает.
- Государство - это не просто собрание отдельных людей, пусть самых талантливых и трудолюбивых, - объясняю я свое неприятие их патриотизма. - Государство - это система взаимодействия людей, объединенных общим миропониманием, которое является базисом любой культуры. Если это условие не соблюдено, то есть отсутствует общее миропонимание, государство распадается, и нет силы, которая могла бы удержать этот распад. Поймите же, наконец: у нашего народа этого общего миропонимания нет. А это значит, что у нас, во-первых, нет национальной культуры, а во-вторых, нет возможности создать необходимую нам систему взаимодействия людей, то есть, построить государство. Наша культурная традиция расcчитана на племя. На нацию она не рассчитана и по этой причине препятствует формированию нации. Отсюда и все наши проблемы. Мы оказались культурно зависимыми от других народов и прежде всего от европейцев. Поэтому одна, значительная часть нашего народа, к которой принадлежите и вы, под любым предлогом цепляется за право жить в цивилизованных странах европейской культуры. Другая же, не менее значительная часть нашего народа, по той или иной причине не прошедшая европейскую аккультурацию, вполне удовлетворяется материальными плодами цивилизации, не осознавая, насколько ментально она к современной цивилизации не подготовлена. Вы предпочли держаться на расстоянии от этой правды. Но в Израиле от нее никуда не скрыться. Она обнаруживает себя на каждом шагу и никакими достижениями отдельных евреев эту правду не укрыть и не замазать. Государство деградирует не из-за народа, а из-за нашей племенной культуры.
Бесполезно. О реальных наших проблемах, каковыми они обнаружили себя в условиях независимого государства, патриоты слышать не желают. И я прекрасно знаю, по какой причине: наши израильские проблемы мешают патриотам гордиться своим еврейством и петь дифирамбы нашей еврейской культуре, от реалий которой они предпочитают держаться на почтительном расcтоянии. В Израиле, по их убеждению, все обязано быть самым лучшим, чтобы они могли расхаживать по просторам мира с гордо поднятой головой.
- Вы, израильтяне, должны быть на высоте там, чтобы мы могли гордиться собой здесь, - объясняют самые искренние из них.
Все наши проблемы такому патриоту очень удобно сваливать на арабов, благо сами арабы дают для этого повод. Поэтому патриотическим шиком стали разглагольствования о том, какие евреи замечательные и какие арабы ужасные.
- Отвлекитесь от себя, любимых, - призываю я их. - Посмотрите на мир. Ведь всего 200 лет назад мы оказались в том же положении, что и арабы в наши дни. Наша традиционная община разваливалась, а сами мы рвались в европейскую культуру. Дети порывали с родителями и уходили из семей в революцию, чтобы переделывать мир. Да, у нас это выглядело иначе, чем у арабов. Но проблема-то универсальная: развал традиционного общества, приобщение молодежи к европейским знаниям, обозленность на этот неправильный мир, который не хочет принимать чужаков, и головокружение от возможностей разрушить этот мир якобы Зла во имя воображаемого торжества мирового якобы Добра. Арабы не последние борцы за новый мировой порядок. За ними последуют другие. И что самое прискорбное - Мировое Зло все они будут объяснять "еврейским заговором", так как должен же кто-то нести ответственность за разрушение традиционного мира. Не надейтесь, что мы избежим этого обвинения. Мы его не избежим потому, что действительно "виновны": принесли в мир Идею Единства - Единого Б-га, Единого человечества, Единого мирового порядка. Глобализация бросила нам вызов и мы обязаны его принять: создать новую модель Единства. Для этого мы и вернулись на ту землю, на которой всегда создавали то, что в дальнейшем становилось общечеловеческим достоянием. Но наша племенная культура, которую вы так восхваляете, не позволяет нам объединить даже собственный народ. Настоящий патриот не может закрывать глаза на эту правду.
Бесполезно. Наши патриоты объясняют все наши проблемы происками врагов. Так легче и удобней жить, расхаживать по миру, задирая нос и не отягощая свою жизнь лишними заботами.
Есть среди "евреев Мира" и третья группа. Их бы я назвала посторонними. Они живут в разных странах, которые считают своими. Израилем они интересуются в той мере, в какой интересуются любой другой страной - Чили, Румынией, Гондурасом. Эта категория "евреев Мира" убеждена, что все, происходящее в Израиле и вокруг Израиля, касается только нас, израильтян. К ним все это не имеет прямого отношения, так как в современном мире людей объединяет их гражданство, а не национальность.
- Напрасно вы игнорируете наших мудрецов, - обращаюсь я к посторонним. - Наши мудрецы предупредили: евреев объединяет их еврейство. Поэтому все евреи ответственны друг за друга. Посмотрите, как сама жизнь доказывает правоту этих слов. Вспомните, как в СССР всех евреев упрекали в сионизме, в том числе и тех, кто понятия не имел о том, что такое сионизм и с чем его едят. Вы думаете, положение изменилось? Ничуть. Загляните в Интернет и вы увидите подтверждение этому. Израильтяне ведут войну, на которой, увы, убивают людей, как на любой войне? Общественное мнение тут же делает вывод: все евреи убийцы (убили Б-га, христианских младенцев, "палестинский народ"). Израильская система образования терпит крах? Вывод: всем евреям, как паразитам, нужна чужая культурная среда, чтобы быть умными. Израильские политики торгуют землей, обменивая ее на мир? Вывод: Вольтер был прав, когда написал "дайте евреям государство и они его продадут". Все евреи торгаши.
Но объяснять все это посторонним бесполезно. Посторонние игнорируют очевидные факты. Все их мысли и все их усилия направлены на то, чтобы интегрироваться в новом государстве, и они отметают все, что препятствует этой их цели.
Аудитория, перед которой я выступала в Бостоне, на первый взгляд не имеет ничего общего с этими тремя группами "евреев Мира". Однако это лишь на первый взгляд. Фактически же эта аудитория удивительным образом объединяет в себе качества всех этих трех групп.
Все присутствующие, так или иначе, счастливы оттого, что живут в мультикультурном обществе. Они руками и ногами за свободу, за толерантность и всякие другие красивые вещи. И в этом смысле они ничем не отличаются от космополитов. Причина понятна: как евреи они таким образом вписываются в любое общество и не только избавляют себя от преследований, от которых страдали поколениями их предки, но и получают прямой доступ к культурным достижениям других народов, прежде всего, разумеется, народов Европы.
Но ведь и другие, не только евреи, вписываются в мультикультурное общество и получают такой же доступ к культурным достижениям народов Европы. И подобно евреям все другие также проникают в европейские университеты, обучаясь там не только естественным наукам и технологиям, но и искусству создавать идеологические концепции, использовать средства распространения идей. И рядом с синагогами строят, свои культовые здания, в частности, мечети.
А почему же нет? Порядок-то один на всех.
Проблема в том, что университеты, где куется будущая элита общества, превратились в рассадник юдофобии, а современные мечети в места проповедей ненависти к евреям и призывов к новому Холокосту. Все это, разумеется, не может евреев не тревожить. Они-то думали, что в мультикультурном обществе им, наконец, ничто не будет угрожать. И просчитались: угроза нарастает с каждым днем.
Все присутствующие несомненно являются патриотами. Они гордятся своим еврейством, поддерживают Израиль всевозможными акциями. Против моей критики современного Израиля они ощетинились, как и положено патриотам. С пеной у рта они выкладывали мне аргументы, типичные для патриотов: конкретные достижения израильтян в тех конкретных областях, в которых они сами являются специалистами, причем высокого класса. Что же касается израильских проблем, то ничего специфического, кроме "арабской" проблемы, они не обнаруживают. Дескать, и другие страны страдают от бюрократии, коррупции, от несовершенства системы образования и проч. Израиль на фоне большинства стран совсем неплохо выглядит.
О еврейской культуре они говорят в самых восторженных словах, дескать, сидели евреи в ешивах, оттачивали свои мозги, а как только вышли на просторы мира, сходу завоевали все науки и искусства. Специфических проблем нашей племенной культуры они также не обнаруживают, хотя связывать себя с ними не пожелали - против Израиля проголосовали ногами.
Самого же главного все присутствующие так и не поняли. И не потому, что не в состоянии были понять, а потому что не желали этого: национальное государство с современным мультикультурным обществом несовместимо. Национальность порождает порядок со всеми его достоинствами и недостатками. Мультикультурность порождает хаос. Мультикультурное общество есть смертный приговор национальному государству.
Достаточно посмотреть на то, что творится в Европе, чтобы в этом убедиться. В Европе, где каждый народ поколениями создавал свое национальное государство, которое теперь усиленно превращают в мультикультурное, иммигранты требуют, чтобы в этом мультикультурном государстве их признали в качестве полноправных граждан, имеющих право устанавливать собственные нормы. Но тем самым они всего лишь восстанавливают ту среду, из которой сбежали в Европу, а европейские государства разрушают. Тот же процесс идет и в Штатах. Что же касается Израиля, то он просто не жилец в условиях мультикультурности.
Таким образом складывается парадоксальная ситуация: выступая за выгодное для самих себя мультикультурное общество, то есть будучи по существу космополитами, эти евреи подписывают смертный приговор Израилю, патриотами которого они якобы являются.
Я же собрала их для того, чтобы снять это противоречие между космополитизмом и патриотизмом. Я предложила новую форму самоорганизации народа, государство нового типа "Диаспора-Метрополия". Я ведь не агент Сохнута и никогда никого не агитировала за переселение в Израиль. Напротив, анализируя ситуацию, в которой оказался наш народ, я пришла к выводу, что наличие диаспоры необходимо для создания государства нового типа. И дело тут не в евреях, а в глобализации, которая породила диаспоры практически всех народов мира.
Это значит, что миллионы людей столкнулись с необходимостью быть и "людьми мира", и патриотами одновременно. То есть проблема взаимоотношения диаспоры с собственным народом стала универсальной. И я утверждаю, что эта проблема решаема. Необходимо лишь понять суть универсальных проблем современных народов, и увидеть, как они преломляются и решаются в условиях конкретных народов.
Таких универсальных проблем не так уж и много. Я говорила о двух основных.
Одна из них - проблема "прав Человека", которая не решается ни путем вмешательства одного государства в дела другого, ни путем активизма самозванных деятелей общественных организаций, как это нынче повелось. Только сам народ может решить эту проблему.
Но как ее решить, коль скоро "права Человека" - это исключительно европейское завоевание, которое стало возможным благодаря развитию христианско-протестантских идей? Ведь необходим был долгий процесс формирования самосознания человека, чтобы возникла идея разделения властей, всеобщего равенства перед законом и проч..
Совершенно очевидно, что копирование такого опыта невозможно. Запад и в самом деле «против всех» уже потому, что любое незападное общество основано на культе отцов нации, которые заполняют любую государственную структуру собственным кланом. В Израиле это очень быстро проявилось. Нам хватило всего лишь несколько десятилетий, чтобы восстановить политическую и социальную культуру нашего традиционного общества, которая порождает бесправие масс и всевластие элиты. Тот факт, что у нас законодательная и исполнительная власть до сих пор не разделены, а Верховный суд присвоил себе полномочия духовных наставников нации, является не случайностью, а закономерностью. Каждый год нас огорошивают отчетами государственного контролера. Но народ уже привык к бесполезности этих отчетов, так как проблема в культуре, не позволяющей сформировать самосознание гражданина.
Христианским патентом мы воспользоваться не можем. Значит, мы должны придумать иной патент. Я и предлагаю такой патент, который состоит в особом взаимодействии части народа, живущего в диаспоре с другой частью, живущей в национальном государстве. Диаспора, независимая от отцов нации и свободная от традиционных культурных стереотипов, должна взять на себя правозащитную функцию. Это единственный способ постепенного формирования государства и самосознания его граждан.
Другая проблема - это подготовка человека к современной цивилизации. Ведь современную цивилизацию европейцы народам мира навязали. И не случайно. Культурное насилие обусловило само традиционное общество, препятствующее развитию человека. И тут нельзя не обратить внимание на то, что все знания и навыки, необходимые нашему народу для воссоздания государства, мы обрели лишь порвав с традиционным обществом и его системой образования.
Однако в собственном государстве мы быстро обнаружили, что означает отсутствие собственной традиции подготовки человека к современной цивилизации. Наша система образования терпит крах. И никакие отдельные и даже многочисленные гении положение не спасут, потому что задачей государственной системы образования является создание общества цивилизованных людей. Устойчивые каналы для передачи культурного капитала из диаспоры в метрополию собственного народа - единственное средство достижения этой цели. Мы, евреи, фактически уже опробовали этот патент при воссоздании государства Израиль. Наш народ ничего не мог бы сделать, располагая лишь собственным культурным капиталом.
Особенность ситуации в том, что эти проблемы не являются особыми израильско-еврейскими. Они как раз характерны для всех незападных народов и в еврейской среде вовсе не стоят острейшим образом. Но в том и состоит иррациональная потребность евреев быть "людьми Мира", что евреи угадывают свою связь с общемировыми проблемами. Евреи могут создать такой тип самоорганизации народа, в котором нуждаются и другие. Для этого необходимо сотрудничество с диаспорами других народов. США в этом отношении как раз являются уникальной ареной этого сотрудничества.
А что сейчас? У евреев диаспоры нет алгоритма взаимодействия с диаспорами других народов, населяющих хотя бы США. А ведь эти диаспоры также хотели бы видеть народы, из которых они вышли, процветающими. Отсутствие такой направленности на созидание как раз и создает всеобщую дезориентацию и растерянность.
Государство "Диаспора - Метрополия" создает такой алгоритм взаимодействия диаспор.
Эта модель позволяет иранской диаспоре включиться в государственные проблемы Ирана, там самым полностью изменив политическую ситуацию вокруг Ирана. Эта модель позволяет арабам поставить перед собой те проблемы, которые и в самом деле являются для них животрепещущими, вместо навязанной им извне "палестинской проблемы", в которой арабы и сами запутались. Эта модель позволяет каждому народу мобилизовать свои силы для обустройства собственного отечества, что является единственным способом остановить переселение народов, изрыгающих их своего чрева потоки отчаявшихся людей.
Наконец, подобное взаимодействие народов и есть та высшая Цель избранности евреев, которые избраны не для того, чтобы задирать нос, а для того, чтобы привести все народы к единому кодексу Законов сыновей Ноя.
Единство - базисное понятие. Единство - идеал, сформулированный нашей конфессией, но конфессией недостижимый, причем даже внутри нашего собственного народа. Ни для одной части израильского общества расколы не характерны в той степени, в какой они характерны для наших ортодоксов. Только цивилизация, ради которой евреи бежали от своей конфессии впереди собственных ног, объединяет людей. Поэтому задачей евреев является создание модели Единства на базе цивилизации, чтобы объединить народы, сохраняя при этом их обусловленное Законом разделение.
Ведь все это так просто. Почему же мое выступление вызвало такое яростное сопротивление? Причину я вижу в том, что люди, которые меня слушали, совмещали в себе не только качества космополитов и патриотов, но и качества третьей группы - посторонних. Они страстно хотят вписаться в американское общество. Это является их главной, и по существу единственной целью. Все остальное - средство ее достижения.
По-человечески я их понимаю. Ведь они приложили титанические усилия, чтобы достичь того положения, которое занимают. Они хотят заслуженного покоя. И вдруг я сваливаюсь на голову и вношу беспокойство своим категорическим НЕТ.
Чтобы вписаться в американское общество они взяли за образец американских евреев: хотят так же, как те, общаться с элитой и постепенно становиться ею, ходить во фраках на благотворительных балах и помогать в качестве великих представителей великой державы нашему "маленькому героически-несчастному Израилю".
А я говорю им: "НЕТ. Не делайте этого. Американские евреи уничтожили Израиль. Американские евреи навязали Израилю свои галутские идеалы, не имеющие ничего общего с мечтой отцов-основателей о продуктивном труде. Американские евреи вернули израильтян к галутской привычке жить на подачки, сделав ненужным развитие еврейской государственности. Без американских евреев был бы невозможен Ословский заговор и изгнание из Газы. Уже по тому критическому состоянию, в котором оказались в Израиле левые маргиналы, втянувшие нас в "мирный процесс", видно, что без помощи извне, они бы не смогли навязать народу это безумие. Это американское еврейство, млевшее от удовольствия на лужайке перед Белым Домом, когда Ицхак Рабин пожал руку Арафату, виновно в гибели тысячи израильтян и, кстати, арабов тоже. Американское еврейство закончилось. Поэтому не копируйте их. Идите новым, "советским" путем и, может быть, вам удастся удержать от гибели то живое, что еще в американском еврействе осталось".
Фантастический успех многих советских евреев в США, где пришлось начинать с нуля, несомненно укрепил уверенность моих слушателей в личной самодостаточности. А я опять со своим НЕТ.
- Не обольщайтесь своими личными достижениями. Вы забыли, что другие народы создавали условия, позволившие вам стать теми, кто вы есть. Из России вы привезли свои знания. И даже если бы вы привезли их из Франции или Швейцарии, ваш успех все равно не был бы исключительно вашим личным успехом. Не забывайте, что американцы создали условия для вашего переселения из разваливавшегося СССР на Запад. Вам не кажется, что вы в долгу перед народами? А долги ведь нужно отдавать. А то народы спросят за эти долги своим способом.
Все присутствующие несомненно ощущают себя евреями и гордятся своим еврейством. А я опять свое НЕТ.
- Все ваше еврейство - это спектакль с еврейскими декорациями, потому что суть современного еврейства в поиске Единства, причем не только национального, но и общечеловеческого. Государство нового типа является средством проявления этой сути современного еврейства.
Но им это не нужно потому, что им так, как есть, удобней. Как честно признался один из присутствующих: "Америка - удобная страна".
И впрямь - удобно быть евреем в США. В субботу можно прийти в синагогу, чтобы побыть "настоящим евреем". Еще на недельке можно посетить какой-нибудь кружок, пообщаться со своими и послушать лекцию раввина. А все остальное время - гуляй себе на воле как "человек Мира": в понедельник теннисный корт, во вторник "Общество книголюбов". В остальные дни тоже что-нибудь: концерт, пари и, разумеется, святое - шаапинг. И в самом деле, очень удобно.
Все присутствующие несомненно счастливы своей принадлежностью к "золотому миллиарду". Сбылась мечта всех советских граждан об изобилии. И тут опять я со своим НЕТ.
- Материальное благополучие "золотого миллиарда" не может строиться на бедственном положении остальных миллиардов людей и варварском разрушении среды их обитания. Рано или поздно народы спросят: "Кто навязал нам этот порядок?" Спросят с евреев по одной простой причине: евреи принесли в мир идею Единства человечества и Единого мирового порядка. И не имеет значения, что "золотой миллиард" состоит вовсе не из евреев. Просто евреи обязаны работать над изобретением патента Единства. Однако мы, евреи, поставили перед собой совсем иную цель: добиться для Израиля статуса обычного государства, как у всех остальных народов. Но эта цель не только обессмысливает само еврейское существование и ведет к разложению израильское общество, но и превращает Израиль в мировую мишень. Безумие, которым окружен Израиль на мировой арене, лишь первые тучки на горизонте, предупреждающие о приближении цунами. Не думайте, что положение таково из-за "палестинской проблемы", оплаченной арабскими нефтедолларами. Борьба за "Палестину" уже дав
но превратилась в протест всех тех, кто не вошел в "золотой миллиард", против установившегося мирового порядка. Европейцы подали всему миру идею "заговора сионских мудрецов", которая постепенно овладевает массами. ООН предоставила трибуну для озвучивания мировых претензий к евреям. Откройте свои глаза и уши, задумайтесь хоть на мгновение!
Бесполезно. Не хотят ни видеть, ни слышать, ни думать.
Я, конечно, могу замолчать и никого не тревожить своим НЕТ. Но я ведь вижу, что мы идем по тому же кругу, по которому уже прошли однажды, начав с эмансипации и закончив гибелью европейского еврейства.
Тогда нам тоже казалось, что мы хорошо устроились. Веками преследовавшая нас церковь, постепенно утрачивала свое влияние в Европе. И мы с легким сердцем побежали записываться в европейские народы в полной уверенности, что отныне нам ничто не грозит. Нам и в голову не могло прийти, что на смену христианскому антисемитизму шел антисемитизм расовый, направленный как раз на то, чтобы изъять нас из других народов и восстановить Закон разделения на народы.
Теперь же нарушение этого Закона обрело вселенский размах и мы вновь проявили поразительную заинтересованность в этом деле. А значит, и восстановление Закона обретет вселенский размах: антисемитизм превратится в глобальное явление. Это в свою очередь означает, что положение будет еще хуже, чем во времена нацизма. Не будет единой силы, способной противостоять нашим врагам, как это было в случае антигитлеровской коалиции. Врагами будут все, хотя и по разным причинам.
Для того, чтобы этого не допустить, наш народ обязан осознать, что уникальная по своей благости ситуация, в которой он оказался во второй половине XX века, является лишь условием служения Высшей Цели и не может быть использована исключительно для личного удовольствия. Всевышний создал условия для служения Ему на новом уровне. Но наш народ об этом и не помышляет.
Я рассказала присутствующим об этом уровне служения, предложила еврейство всерьез. А они хотят еврейство понарошку.
Вспомнилось мне содержание одной открытки, фотографию которой я увидела в израильском журнале. Открытка была послана еврейкой из Германии в "Палестину" накануне то ли 1930, то ли 1931 года. В "Палестине" тогда в тот период было неспокойно: погром общины Хеврона, беспорядки в связи с претензиями арабов на Западную стену Иерусалимского Храма. Естественно, что эта немецкая еврейка выражала беспокойство положением своих то ли родственников, то ли знакомых и желала им всего наилучшего. Но самое главное было в конце - фраза, которую я не могут забыть: "Нет на земле места более благословенного для евреев, чем Германия".
До прихода Гитлера к власти оставались считанные годы.
Слепота? Но она ничем не отличается о той, с которой я столкнулась вчера. Порой мне казалось, что я нахожусь не в Штатах XXI века, а в Веймарской республике века XX.
Post scripum
Это же надо!
Уже не первый раз такое случается. Я прихожу логически к определенным заключениям, не подтвержденным фактами. И тут же, как по волшебству, эти факты откуда-то выпрыгивают на меня: "раз ты так думаешь, вот тебе подтверждение".
Только что зашла в Интернет просмотреть сводку новостей и тут же на меня выпрыгнула информация, подтверждающая факт, к неизбежности которого я пришла путем логического размышления.
Итак, в канадском городе Калгари прошел антиизраильский (читай антиеврейский) митинг, организованный некоей организацией "Арийская гвардия". Замечательное это название в сочетании с "еврейским вопросом" уже само по себе говорит о многом.
Но самое пикантное не это: к такому названию нам не привыкать. Самое пикантное то, что одним из организаторов митинга был некий Шади Абуд, мусульманин, который отметил, что на митинге "самые различные группы были представлены как один голос". В этих "самых различных группах" активную роль играли мусульмане.
Так вот этот Шади Абуд, как утверждают авторы заметки, не ожидал такого единодушия участников. А вот я ожидала и не далее, как вчера вечером даже объясняла аудитории, почему подобный симбиоз "арийцев" с "неевропейцами" неизбежен.

ИСТОРИЯ ОДНОЙ КОНФЕТЫ




Эту историю рассказал мне один скандинавский инженер, у которого я была переводчицей. Он приехал в Россию по делам какого-то международного проекта. Две недели мы с ним мотались по городам и весям моей необъятной Родины и, надо признаться, порядочно утомились. За всю поездку Ларс ни разу не выразил ни малейшего неудовольствия ни в чем, хотя бывало и транспорт у нас ломался, и графики летели к черту, и покушать было некогда и нечего, и спали урывками плюс много всякой бюрократической прелести, которую так любезно предоставляют нам наши чиновники.

Ларс выдержал все. Он довел дело до конца, разрулил сложнейший конфликт между участниками проекта, не сказав при этом ни одного грубого слова и даже почти всех помирил. Выдержка у него была отменная. Со мной он вел себя как истинный джентльмен и ни на секунду не забывал, что переводчик тоже живой человек, а не машина с винтиками. Глядя на него, мне невольно вспоминались слова классика «интеллигентный человек интеллигентен во всем».

В последний вечер перед его отъездом мы посидели в гостиничном баре, он немного расслабился и случайно обмолвился, что очень жалеет, что не доехал до Сибири. На мои вытаращенные глаза с немым вопросом «а при чем тут Сибирь?», он и рассказал эту историю.

«Это было давно, в начале 90-х. Я тогда в первый раз приехал в Россию. Тоже по делам одного проекта. Тогда все ездили, кому не лень было. Страна богатая, везде неразбериха, возможностей много, ну мои боссы меня и отправили. Тем более, что я в их понимании «говорил по-русски». То есть знал, может, слов тридцать и несколько предложений из разряда «колко стоит?»

На месте мне, конечно, выделили переводчицу. Девчонка совсем, только после школы, такая хохотушка с косичкой. Работать пошла, чтобы семье помочь прокормиться. Но толковая, язык знала как родной и переводила как профессионал. Тоже пришлось нам помотаться по разным местам, и занесло нас как-то в Сибирь. Дела я все предпочитал решать на месте, вот и оказались там.

Я пашу с утра до ночи, смотрю, девочка моя притихла. Говорит мне, давай, мол, уедем побыстрее, не по себе мне что-то. Я знай себе пашу. Думаю, дамские капризы. Вот дурак был, молодой, глупый. В общем, целиком ушел в работу, а ей-то все это переводить. Да еще после трудового дня я шел в гостиницу отдыхать, а она шла на поиски провизии. С едой была напряженка, а я себе, естественно, голову этим не забивал. Положено по условиям контракта, значит положено, и нечего тут. Говорю же, дурак был.

Вот так мы и жили. Она что сможет наварит, а я бывало еще и нос ворочу. Даже вспоминать противно. Когда гречка была с одним кусочком тушенки, она этот кусочек отдавала мне. И я брал. Последнюю печеньку из пачки она всегда оставляла мне «к чаю». И я ел. И все воспринимал как должное. Ну как же, я же ИНОСТРАНЕЦ, мне ПО КОНТРАКТУ ПОЛОЖЕНО.
А потом разгреб я дела и говорю ей, что съездим посмотрим одну перспективную лесопилку и обратно поедем. Отвезу ее откуда взял, а сам на самолет и на родину. Там в моей родной фирме меня уже поди все заждались. Ну и поехали мы. До места доехали, дела решили, а обратно пришлось ехать без водителя. Напился он до бесчувствия с местным знакомым, пока протрезвел бы, не меньше суток бы ушло, простой однако, нехорошо. Вот и поехали вдвоем, дорогу я знал. Ну то есть думал, что знал. Она ехать не хотела, но посмотрела на меня, вздохнула тихонько и полезла в машину. Сказала, что одного меня не оставит. Что я в чужой стране, и она несет за меня ответственность. Понимаешь ты это? Она почти на двадцать лет меня моложе и ОНА несет за МЕНЯ ответственность!»

Наступила тишина. Ларс плакал. «А что было потом?», осмелилась спросить я через пять минут.

«Мы заблудились. Я был самонадеянный идиот и поехал кратчайшей дорогой, чтобы сэкономить время. Сэкономил. Машина в сугробе, со всех сторон только лес, снег и темнота. И ни малейшего представления, где мы находимся. И холодно. Ты представляешь себе, что такое зима в Сибири? Не представляешь. Это ужас. Мобильных телефонов тогда не было, о нашей поездке знали очень немногие. Пешком мы бы много не прошли, замерзли бы в лесу. Не самая приятная участь, согласись. Решили остаться в машине и продержаться сколько сможем. Еды у нас с собой не было. Ничего не было. Она зачерпывала снег в ладони ковшиком, он таял потихоньку в тепле, и она давала мне попить. В очередной раз обшарив все углы и карманы, она, просияв, протянула мне шоколадную конфету, которой ее где-то когда-то угостили, страшный дефицит по тем временам. Я сказал, что не возьму. Сошлись на том, что поделим пополам. Она отломила себе крохотный кусочек, а остальное отдала мне. Мы были настолько измучены ситуацией, что она через несколько часов заснула, вложив свою руку в мою. Я стал строить в голове различные планы спасения, но тоже под конец уснул.

Очнулся я уже в больнице. Обморозился не сильно, потому что нашли нас довольно быстро, ибо искали очень старательно. Не поверишь, из-за машины искали. Машина-то у нас чужая была, вот владельцев жаба и задавила, нашли машину, ну и нас заодно. Вот так эта куча железа нам жизнь спасла.

Девочку мою оставили где-то в местной больнице, а меня отправили в город. И я с тех пор ее никогда не видел и найти не могу. Даже не знаю жива ли она. Как я ее искал! Ты не представляешь, как я ее искал. Я перелопатил пол-Сибири и всю европейскую часть России. В той больнице ее не оказалось, вещи ее из нашей гостиницы кто-то забрал. Фирмочка, в которой она работала, уже к тому времени закрылась, никто про девочку ничего не знал. Я не знал где она живет, не знал даты рождения, фамилия у нее была самая распространенная по всей территории бывшего СССР. Я ее не нашел. От нее на память осталась только та самая шоколадная конфета. Она была в кармане моей куртки, которую я получил обратно, выписываясь из больницы. Вот такая вот история.»

Ларс помолчал. Допил вино из бокала и сказал: «Я долго не мог успокоиться. У меня было ощущение, что вот пройдет совсем немного времени, и она появится. Она же знала и мою фамилию, и место работы, и мой телефон. И самое главное, она же сказала, что не оставит меня одного. Но она не появилась, и я не знаю почему.

Я со временем, конечно, успокоился, получил повышение, женился, родились сын и дочь, все хорошо. Дочь, кстати, назвал ее именем, жена об этом не знает. Живем мы более чем в достатке, все у меня есть, много путешествуем. Наверное, по общепринятым меркам я счастливый человек.

Только вот иногда накатывает такое щемящее чувство, что кажется, всего себя готов отдать и все свое благополучие, только чтобы еще раз ее увидеть. Мне скоро шестьдесят, я многое видел в этой жизни, о многом думал. В своей области я большой авторитет, мое слово имеет вес, а на самом деле я беднее самого последнего бедняка. И ничего уже не исправишь, жизнь идет к закату. Вот если случится что-нибудь, и мне придется взять только самое-самое ценное и уйти на край света, то это будет очень легко сделать. Драгоценностей у меня всего две. Маленький латунный сундучок, с мизинец размером, дочка на первые заработанные деньги купила и на Папин день подарила, и в нем маленький темный камешек.

Та самая шоколадная конфета».
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..