пятница, 3 ноября 2017 г.

Теракт в Хэллоуин – это переход количества в качество

Владимир Черноморский: «Теракт в Хэллоуин – это переход количества в качество»

Очень хочу подметить важную деталь в связи с терактом в Нью-Йорке. Вполне резонны претензии и к Обаме, и к властям Нью-Йорка и т.д. Но я, как бывший ташкентец, немного знающий узбекский язык, а потому вдоволь пообщавшийся с новоиммигрантами из Узбекистана, знаю точно: многие из них радикализированы по причине неумелой адаптации. Не забудем и об активной работе среди тех, кто не нашел себе места в новой реальности, всякого рода проповедников, слежка за которыми запрещена городской администрацией еще при Блумберге.
Многие узбекистанцы оказались не готовы к адаптации прежде всего в силу, как это называется у «мультикультуристов», культурных традиций. Мужчины – узбеки и таджики – в определенной степени сибариты. Мои земляки помнят, что, например, русский язык женщины знали гораздо лучше мужчин… Если же говорить о городских мужчинах из обеспеченных семей, то жизненные достижения большинства, в основном, зиждились на непотизме, коррупции, родовой иерархии. И ВОТ САМОЕ ГЛАВНОЕ: В США ПРИЕХАЛИ ТОЛЬКО ОБЕСПЕЧЕННЫЕ ПО ТАМОШНИМ МЕРКАМ МУЖЧИНЫ, да еще и с претензиями выходцев из аппер-класса. Их женщины быстро приспособились: нашли работу хоуматтендентами, судомойками – наконец. Они ко всему привычные и ничего не чураются. А вот мужчины… Из аппер-класса…
Почему их подавляющее большинство? Ну, во-первых, можете ли вы представить себе дехканина, заполняющего анкету на лотерею Green Card? А еще и заплатившего от $5000 до 10000 за то, чтобы этой анкете дали ход?! Да, я это знаю точно из общения со многими выходцами из Узбекистана! И поинтересуйтесь: более 60 процентов – это бывшие жители одной только области Самаркандской! Почему не из густонаселенных Ферганской, Андижанской? Так у тамошних денег таких нет, как у баев и торгашей Самарканда, оберегаемых земляками – сначала Рашидовым, а потом Каримовым. И ЕЩЕ РАЗ ГЛАВНОЕ: СТОЛЬ ВЫСОКИЙ ПРОЦЕНТ САМАРКАНДЦЕВ (И ТАШКЕНТЦЕВ) ОБЕСПЕЧЕН ИМЕННО ДЕНЬГАМИ!
Автор Владимир Черноморский
Как же так, вроде, лотерея слепа?.. Не будьте наивными: те, кому платили, обеспечивали ей «зрячесть». А кто мог обеспечить? ТОЛЬКО КОНСУЛЬСКИЕ РАБОТНИКИ! Их, думается, быстро купили поднаторевшие на этом самаркандцы и ташкентцы. (Попутно: в Фергане и Андижане американских консульств нет.) Мне скажут: «Но ведь лохотрон крутился в Госдепе!..) Да! И убежден: как узбекские хлопковые взятки добирались до Кремля, так и «грин-картовские» – до обамо-клинтоновского Белого дома.
А теперь задумайтесь: как это за годы их правления в США въехало просто невероятное количество лотерейно-«гринкарточных» узбеков и таджиков (последние – самаркандские, там их больше, чем узбеков)? Больше, чем любого другого народа планеты! Необходимо расследование государственной измены!
А теперь вернемся к заплатившим хорошие бабки узбекским мужчинам, не обладающим ни приличными рабочими специальностями, ни знанием наук, ни способностью и желанием чему-нибудь учиться. И черную работу, как все мы на первых порах, они выполнять не хотят… Грузчики, водители – как это оскорбляет их байские чувства. За что платили, за что боролись?.. И тут им вовремя подсказывают: это все потому, что вы – мусульмане, берите пример с братьев, которые воюют с этим шайтаном в рядах ИГИЛ…
В общем, добром это не кончится; теракт в Хэллоуин – это переход количества в качество.

Деньги для террора: Иран и «Хизбалла» в Латинской Америке

Деньги для террора: Иран и «Хизбалла» в Латинской Америке

Среди тем, поднятых Дональдом Трампом в его первом выступлении на Генассамблее ООН, немалое внимание привлек его призыв противостоять “авторитарным режимам, которые стремятся разрушить ценности, системы и альянсы, предотвращавшие конфликты и направлявшие мир к свободе со времен Второй мировой войны”. Среди таких сил Президент США назвал, прежде всего, Иран, а также КНДР, Венесуэлу и прочие “социалистические диктатуры”, которые вместе с исламским экстремизмом и терроризмом, а также «международными криминальными сетями», по мнению хозяина Белого дома, и являются основными вызовами мировой стабильности.

Новая «ось зла»?

Анализируя эти высказывания, авторы многочисленных публикаций в СМИ и профессиональных политологических изданий, задаются вполне правомерным вопросом – имел ли в виду глава ведущей супердержавы серию необязательно связанных друг с другом вызовов и угроз, или речь идет об очередной новой «оси зла», все или большинство элементов которой пребывают в некой взаимодополняющей интеракции?
Упоминание о дуге «режимов-изгоев от Ирана до Северной Кореи», которое в ходе своего драматического заявления об отношении США к “ядерной сделке” с Ираном, которое в пятницу, 13 октября сделал глава Белого дома, показало, что вторая из этих версий не лишена оснований. В каком-то смысле его версию подтвердили и представители самих упомянутых им стран, например, председатель парламента ИРИ Али Лариджани и его северокорейский коллега Ан Дон Чхон, которые в широко процитированной в СМИ беседе во время проходящей в Санкт-Петербурге ассамблее Межпарламентского союза, назвали свои страны «братьями по оружию» (почти не оставив у комментаторов сомнений, что речь, прежде всего, идет о партнерстве в военно-ядерной сфере). Но Дональд Трамп не остановился только на этом пункте, четко связав в своем выступлении эту «тоталитарную дугу» с такими странами, как «попирающие политические и религиозные свободы» своих народов «коммунистическая диктатура Кубы» и режим «социалистического угнетения в Венесуэле». А также режимы, поддерживающие «воинствующих исламистов» из таких группировок, как «Аль-Кайда» и «Хезболла».
Ядром этой формирующейся деструктивной системы Трамп назвал режим «иранских фанатиков», который, помогая «Хизбалле», ХАМАСу и прочим радикальным и деструктивным сообществам, превратил Иран в “главное государство-спонсор терроризма”, распространяющее «насилие, кровопролитие и хаос по всему миру». Что и требует, по мнению Президента США, «положить конец его ядерным амбициям», которые возросли после заключения крайне невыгодной для США и цивилизованного мира сделки великих держав (группа «5+1») с Тегераном. Поскольку эта сделка, как отметил глава Белого дома, обеспечила аятоллам широкую свободу действий и разморозила иранские валютные ресурсы, немедленно перенаправленные на «развитие ядерных технологий, разработку баллистических ракет и экспорт терроризма».
Похоже, что именно подобное сочетание исламистских и прокоммунистических диктаторских режимов, глубоко вовлеченных в международный криминал, и предполагает стать фокусом новой антитеррористической доктрины Белого Дома. Так, одновременно с подготовкой пакета санкций в отношении «управляющего звена» этого исламистского криминально-террористического проекта – высокопоставленных деятелей иранского Корпуса стражей Исламской революции и связанных с ним структур, Госдеп США разработал комплекс мер по противодействию глобальной деструктивной активности главного арабского «прокси» Ирана – «Хизбаллы».
По мнению экспертов американского внешнеполитического ведомства, эта радикальная шиитская исламистская группировка, благодаря постоянной и всеобъемлющей поддержке режима иранских аятолл, за двадцатилетие, прошедшее после ее внесения американцами в октябре 1998 года в список террористических организаций, немало продвинулась в развитии собственных и адаптации ранее действующих террористических ячеек. Причем, не только в регионе Ближнего Востока, но и далеко за его пределами. А также стала важным каналом взаимодействия Тегерана с авторитарными лидерами и криминально-мафиозными кругами в различных странах и континентах. В том числе – и с целью мобилизации финансовых, материальных и человеческих ресурсов для масштабной террористической активности.

Южноамериканский плацдарм

Место, которое Дональд Трамп уделил в этой схеме Кубе и особенно Венесуэле не случайно, ибо Латинская Америка в последние годы выдвинулась на роль одного из ведущих ресурсных центров патронируемых Ираном криминально-террористических структур. В этой связи, заявление Белого дома о том, что отсутствие у США намерений ослаблять санкции в отношении этих двух государств объясняется не только неготовностью Каракаса, Гаваны и иных столиц аналогичных режимов восстановить демократию и политические свободы. Дело скорее в том, что правящие элиты этих стран оказались своеобразным элементом возникшей в этой части Латинской Америки специфической комбинации “социалистических диктатур”, местной креатуры ближневосточных исламистских террористических группировок и международных криминальных сетей, занятых, по словам президента США, “нелегальным траффиком наркотиков, оружия и людей”. Классическим примером этой комбинации, как считает президент Фонда защиты демократий Клиффорд Мей, является вице-президент все той же Венесуэлы, Тарек Эл Аиссами – член осевшей в Венесуэле семьи с ливано-сирийскими корнями, известной тесными связями с группами шиитских джихадистов в Ираке и кругами южноамериканских наркоторговцев. И несмотря, а возможно, именно благодаря этому, пишет Мей, “Эл Аиссами стал номером 2 в администрации венесуэльского прокоммунистического диктатора Николаса Мадуро”.
Активизация и усиление в регионе позиций Тегерана, который был и все еще остается важнейшим фактором этих схем, началась в 80-е годы, и ему уже тогда удалось создать масштабную сеть дипломатических и разведывательных миссий, а также деловых и инвестиционных инициатив. Изначальным фокусом этой деятельности была латиноамериканская часть диаспоры ливанских арабов-шиитов, поддержка и агентура из среды которых рекрутировалась через систему созданных Ираном культурных центров, мечетей и религиозных миссий, СМИ, и образовательных учреждений. Образовательные и культурные проекты стали также каналом по привлечению к исламу тысяч представителей местного христианского населения. Включая отбор перспективных кандидатов для их дальнейшей идеологической обработки, религиозного обучения в Иране и последующего привлечения к террористической деятельности. Объектом этих небезуспешных усилий оказался даже такой “бастион коммунистического атеизма” как Куба. Финансируемые иранцами институты – центр шиитской культуры (один из восьмидесяти таких центров, развёрнутых в ЛА) и шиитская мечеть в Гаване стали базой для призыва новых мусульман в ряды распространителей иранской революционной теологии во всех странах Латинской Америки.
Понятно, что подобная деятельность не могла осуществляться без согласия, а нередко – прямого участия местных режимов. Это справедливо даже в отношении Кубы, где до появления иранских миссионеров шиитской общины просто не существовало, и не могло возникнуть без благословения властей. Но в первых рядах в этом смысле находятся такие страны, как имеющая тесные связи с Ираном Венесуэла. Ставшая достоянием гласности, благодаря расследованию министерства финансов США, история выдачи Каракасом сотен венесуэльских паспортов членам иранского Корпуса стражей исламской революции и ливанской террористической группировки “Хизбалла”, стало одним из множества эпизодов такого рода. (Каковые, среди прочих, вероятно, и стали поводом включения Венесуэлы в список стран, на граждан которых распространены ограничения на въезд в США).
По данным известного исследователя процессов проникновения Ирана и “Хизбалла” в страны Латинской Америки Эммануэля Оттолеги, представленных в мае 2017 года в отчете сенатской комиссии по иностранным делам Конгресса США, именно “коррумпированные политические элиты таких стран обеспечивают, безопасную гавань растущим связям между исламскими террористическими сетями и воинствующими наркокартелями”. Среди арабских террористических группировок, внедрявшихся в регион через созданную Тегераном сеть влияния, особенно велика было роль упомянутого ближайшего “прокси” Ирана — “Хизбаллы”. Именно эта группировка, в частности, создала в Южной Америке сеть центров экономического и силового контроля и криминально-террористической деятельности, близких по структуре и функциям тем, которыми эта группировка радикальных исламистов располагала в южном Ливане, западной Африке и некоторых других местах. Почти четыре десятилетия “Хизбалла”, опираясь на упомянутые общины ливанских эмигрантов, активно конструировала свои сети влияния в регионе, предлагая себя в качестве брокера и поставщика финансовых услуг местным элитам и синдикатами организованной преступности.
Пример деятельности этого механизма можно обнаружить в так называемой «зоне трех границ» (Tri-Border Area) – плохо контролируемом властями анклаве вдоль сближающихся границ Аргентины, Бразилии и Парагвая. При поддержке Ирана, этот район широко использовался «Хизбаллой» в качестве операционной базы ее дальнейшего проникновения вглубь Южной Америки, включая развертывание системы полулегальных и нелегальных производств, каналов отмывания средств, подделок, грабежей и незаконного оборота табачных изделий и наркотиков. Во многих случаях “Хизбалла” также служила посредником между картелями, помогая им в транспортировке наркотиков и легализации незаконных торгово-финансовых процедур через развитую систему своих связей в западном полушарии, Западной Африке и Китае. Что, в свою очередь, были и остаются важным источником финансирования и снабжения операций «Хизбаллы» и ее союзников на Ближнем Востоке и в других регионах.
В итоге, Латинская Америка стала, по мнению экспертов, ключевым элементом глобальной финансовой системы «Хизбаллы», которую иранские покровители все годы, которые Тегеран находился под экономическими санкциями, подталкивали к поискам альтернативных источников финансирования своей деятельности. Притом, что со снятием в 2015 году санкций, финансирование Ираном деятельности «Хизбалы» увеличилось как минимум вчетверо – с 200 до 800 млн. (а по оценкам министерства обороны Израиля – даже до одного миллиарда) долларов в год, значение для группировки мобилизуемых в Южной Америке агентами и филиалами шиитских исламистов ресурсов отнюдь не уменьшилось. По имеющимся данным, ежегодный объем получаемых оттуда средств составляет от 200 до 300 млн. долларов в год, то есть от пятой части до трети той части ежегодного операционного бюджета группировки, которая формируется помимо иранских взносов.
Актуальность этих и иных привлеченных ресурсов «Хизбалы» резко возросла с того момента, когда иранские взносы в основном стали в меньшей степени расходоваться на обеспечения социально-гражданской и военной инфраструктуры группировки в самом Ливане. И в намного большей степени – на финансирование операций ее боевого крыла в Сирии и тех точках Ближнего Востока и за его пределами, где Тегеран заинтересован в усилении своего присутствия. Похоже, что эти обстоятельства и учтены при выработке новой антитеррористической доктрины США, осуществить которую в Вашингтоне предполагают в партнёрстве со своими ближневосточными союзниками – прежде всего, Израилем и прозападными суннитскими государствами, а также некоторыми союзниками по НАТО и не исключено – в режиме “конкурентного сотрудничества” с Москвой.
Среди параметров этой доктрины, на которые вполне прозрачно намекнул в своей “иранской” речи Дональд Трамп, находится и комплекс действий по ликвидации источников пополнения ресурсов “Хизбаллы” и прочих иранских “прокси” за счет контрабанды наркотиков из Латинской Америки. Равно как и “кровавых алмазов” из Западной Африки, нелегальных и полулегальных предприятий в этих и других регионах мира, и прочих подобных источников. Там же – изоляция союзников Ирана – неомарксистских и прочих антизападных диктаторских режимов, и создание блоков по противодействию радикальному исламизму Европе, на Ближнем Востоке и в юго-восточной и восточной Азии. И если это так, то у сторонников версии, что альтернативой “неудачному” соглашению “5+1” с Ираном может быть не только силовая опция, похоже, появляются новые аргументы.
Зэев Ханин

Прыжок в высоту. Почему биткоин стоит дороже $7000 и что будет дальше

Прыжок в высоту. Почему биткоин стоит дороже $7000 и что будет дальше

В первый четверг ноября криптосообщество всего мира в очередной раз затаило дыхание — стоимость биткоина на цифровых торгах достигла исторической отметки в $7300. Небывалая динамика заставляет задуматься о причинах такого резкого роста, а также о возможных последствиях для представителей криптобизнеса.
На сегодняшний день тому, что курс основного криптоактива, выросший за два года в 10 раз, продолжает бить рекорды роста буквально каждую неделю, мы обязаны следующим событиям и факторам.
Во-первых, из Чикаго прилетела горячая новость о том, что крупнейшая в мире фьючерсная биржа CME Group объявила о планах запуска криптовалютных деривативов до конца года. Решение вызвано очевидным повышением интереса клиентов биржи к бурно развивающемуся рынку. Фьючерсы на биткоины — это твердое и весьма однозначное свидетельство того, что биткоин покоряет традиционных инвесторов. На фоне этой новости и ожидания деривативов курс просто не мог не совершить очередной скачок.
Во-вторых, нельзя забывать про азиатских игроков, чьи движения неизбежно влияют на криптономику в целом и кривую курса в частности. После прошедшего недавно XIX съезда Компартии Китая появились слухи, что Поднебесная наконец откажется от биржевых ограничений и снимет запрет на торговлю криптовалютами в паре с юанем. Биржи OKex и Huobi Pro также пообещали запустить аналогичную торговлю. После запрета на ICO и явную демонстрацию контроля китайских властей в этой сфере подобные изменения в регулятивном секторе и подключение азиатских бирж стали спонсорами роста биткоина.
В-третьих, на стороне биткоина — спекулятивный фактор. Учитывая, что криптовалютный рынок печет коины, как горячие пирожки, на фоне падения многочисленных альткоинов биткоин натурально показывает стремительный рост. Инвесторы перекладываются в растущий актив, обращаясь к биткоину, и неизбежно подталкивают его цену все выше и выше. Не забываем и о тех, кто еще недавно ставил на понижение, а сегодня вынужден закрывать свои короткие позиции.
Наконец, ближайший прогноз похож на межсезонье за окном. В ноябре мы ожидаем коррекцию на рынке. Многие, кто отдавал предпочтение биткоину даже при цене $3-4 тысячи, вот-вот зафиксируют свою прибыль перед предстоящим хардфорком биткоина SegWit2x. Он намечен на 15 ноября и вызывает огромные споры в криптосообществе.

Чего ждать от рынка криптовалют?

Кто виноват — относительно понятно, а вот что делать? Как подобный прыжок в высоту до исторического максимума отразится на уже существующих игроках криптобизнеса, кроме учащения сердечного пульса и выброса адреналина в кровь и на рынок?
Все зависит от того, на каком поле игрок и какая на нем форма. Криптофондам, или же криптофондовым площадкам вроде нашего, рост биткоина лишь на пользу — неизбежно происходит выгодный нам всплеск операций, большое количество ежедневных вводов, выводов, обменов.
Этот же фактор — растущее число операций, а следовательно комиссий — играет на руку электронным кошелькам, биржам, брокерам и обменным сервисам.
Неплохо себя чувствуют и те фонды, большая часть активов которых сегодня находится в биткоине. Если они могут спекулировать быстро, точно — в чем иногда приходится сомневаться — то и рост будет зависеть от скорости операций.
Кто же оказался среди недовольных ростом биткоина? В первую очередь — компании, которые уже провели ICO и торгуются на криптобиржах. Из-за скачка роста они видят большой спад в цене их токенов, отчего, соответственно снижается и капитализация.
Тем, кто проводит ICO в эту минуту, резкий рост биткоина также не идет на пользу. Например, сегодня биткоин стоит $7000 и они соберут миллион, а завтра, после коррекции, цена опустится до $5000 — в этом случае капитализация обрушится, как старый сарай, как и стоимость проектов в долларах.
В целом, профессиональные игроки в условиях высокой волатильности крипторынка и лихих коррекционных скачков стараются максимально сбалансировать портфель и избежать убытков.
Владимир Смеркис

О социализме и капитализме (коллективизме и индивидуализме) и о наилучшем устройстве общества

О социализме и капитализме (коллективизме и индивидуализме) и о наилучшем устройстве общества

О коллективизме и индивидуализме я уже писал («Коллективизм и индивидуализм»). Но тема настолько богатая, что исчерпать ее одной статьей невозможно. А главное, бурные дебаты, происходящие в России по вопросам экономики, строя, идеологии и т.п., постоянно возвращают спорящих к этой дихотомии. При этом видно, что до полного понимания ее по-прежнему далеко. Это побудило меня продолжить тему и добавить то, чего не успел сказать в предыдущей статье.
Первое, что хочу заметить, это что как в эпоху строительства социализма «в одной стране», так и сегодня наблюдется склонность абсолютизировать и даже фетишизировать понятия коллективизма и индивидуализма, социализма и капитализма (впрочем, не только их). Т.е., во-первых, полагать, что возможен некий абсолютный коллективизм. А во-вторых, полагать, что, если такового добиться, то сразу будет великолепная экономика, любовь к ближнему и т.п.

 Для того чтобы развеять это заблуждение, хочу обратить внимание, что в истории попытка реализовать абсолютный коллективизм всегда приводила к «вождизму» самой худшей пробы. Фашизм с его фасцией – символом коллективизма, дал нам Гитлера, Муссолини, Франко и толпы фюреров рангом поменьше, которые требовали от рядовых своих сограждан тотального коллективизма, но сами возвышались над этой коллективной толпой, как боги Олимпа над простыми смертными и возносили свой индивидуализм до мании величия. Причем идея коллективизма (фасция) у фашистов причудливо переплетается с идеей сильной личности, которой все позволено, т.е. с индивидуализмом. И социалистический коллективизм в крайних формах, советский ли, китайский или арабский баасовский породил вождизм в лице Сталина, Мао, Саддама, Асада и прочих тоталитарных вождей. И хоть здесь не провозглашалась идея сильной личности, но позволено было социалистическим вождям, может быть, больше, чем фашистским.

То же самое – попытка довести до абсолюта индивидуализм, наблюдаемая на современном Западе и приведшая к таким явлениям как оголтелая погоня за успехом и выпячивание своей индивидуальности любой ценой, включая публичную демонстрацию своей интимной жизни да еще со всеми мыслимыми и немыслимыми извращениями, эпатаж как главное средство привлечения к себе внимания творцами в искусстве, безумные сэлфи и даже теракты одиночек.
Другое заблуждение – это отождествление социализма, да еще вкупе с тоталитаризмом, с коллективизмом, а демократии с рыночной экономикой — с индивидуализмом. На самом деле, тут хоть и есть определенная корреляция, но далеко не тождество. Первоначально капитализм, базирующийся на протестантской морали, был далек от нынешнего индивидуализма с фриками и жаждой наживы любой ценой. Конечно, и тогдашний капиталист-предприниматель не мог вообще пренебрегать прибылью. Но это не значит, что для любого капиталиста тогда это был главный, тем более единственный мотив деятельности, тем более такой мотив, который отметает любые ограничения морали и заботу о других людях. Нормальными мотивами деятельности капиталиста – предпринимателя той поры, а какой-то части и сегодня, была жажда деятельности, реализации своего потенциала на благо и себе и людям. А иногда еще и романтика, страсть к риску и т.п. Бил Гейтс, Марк Цукерберг с их колоссальными пожертвованиями на преодоление бедности и образование во всем мире и Илон Маск с его дерзкими проектами на благо человечеству – тому яркие примеры даже сегодня.
Аналогично и социализм, тоталитарный сталинский ли или с более-менее «человеческим лицом» эпохи Хрущева и Брежнева, вовсе не означает отсутствие индивидуализма или хотя бы, что его существенно меньше, чем при нормальном капитализме. Он означает лишь другие формы проявления этого индивидуализма. Отсутствие возможности реализовывать свою индивидуальность в предпринимательской деятельности компенсируется реализацией этой индивидуальности через карьерный рост. Советский начальник лишь по уставу должен был помышлять исключительно о благе народа и быть близок к нему. На самом деле советская номенклатура в массе своей была куда как дальше от народа, чем средний западный предприниматель, и заботилась об угождении более высоко стоящему начальству, а не о благе народа. Лучшее подтверждение этого – тот факт, что советская система экономически проиграла Западу. Заботились бы советские начальники о вверенном им производстве так, как капиталист о своем, не проиграла бы.
Из вышесказанного видно, что понятия: коллективизм, индивидуализм, социализм, капитализм не исчерпывают понятийную базу для корректного описания состояния того или иного современного общества и сравнения его с другим обществом. А как я показываю в книге «Единый метод обоснования научных теорий» (Direct Media, М. – Берлин, 2017, изд. 2-е;), набор базовых понятий и аксиом (аксиомы и определения базовых понятий теории связаны однозначной связью) определяет познавательную мощь теории и саму ее научность. Поэтому все эти яростные споры о наилучшем общественном устройстве, ведущиеся только в терминах: «социализм», «капитализм», «коллективизм», «индивидуализм», приводят в лучшем случае только к сотрясению воздуха. (Как говорил Ильф «В ночной тиши раздавался только стук лбов»). А в худшем случае они приводят к кровавым событиям.
Вот, к примеру, патриоты государственники коммунисты или тяготеющие к ним, недовольные нынешним состоянием экономики, которой руководят либералы, утверждают, что в экономике плохо, потому что в России сейчас капитализм. А вот Китай сохранил социализм и, смотрите, как у них все хорошо. Но в Китае сегодня разрешена частная собственность на средства производства и работает рынок. Причем частный сектор в Китае сегодня производит в процентах от ВВП больше, чем аналогичный показатель в России. Так какой смысл имеет утверждение, что у них социализм, а у нас капитализм? И хорошо с экономикой у них стало не при Мао, когда был более-менее чистый социализм (если вообще можно говорить о таковом), а тогда, когда у них от социализма осталась одна только коммунистическая партия. Но коммунистическая партия не есть гарант того, что с экономикой будет хорошо, что видно и из китайского опыта времен Мао и советского, времен Горбачева. Собственно, коммунистическая партия и привела к развалу Союза и переходу к плохой, якобы капиталистической экономике.

 А в североевропейских странах, где правят социалистические партии, там социализм или капитализм? Чем они отличаются от нынешнего Китая? И там и там есть частная собственность на средства производства и свободный рынок. Не считать же, что коммунистическая партия это социализм, а социалистическая – капитализм. Это ж даже звучит дико. Некоторые либералы, конечно, скажут, что в России и Китае нет настоящих свободных выборов и потому нет демократии, а значит и капитализма. Но демократия это ж не определитель капитализма. По Марксу и социализм должен быть демократическим (правда, как демократия может сочетаться с диктатурой пролетариата и как вообще возможна диктатура пролетариата, а не номенклатуры, это надо спросить у Маркса). А во вторых, одни выборы в конкретной стране международные органы могут признать недемократичными, а следующие в этой же стране, после каких-то изменений в выборном законодательстве и мер контроля, признают легитимными. Так что, это значит, что в этой стране поменялся строй? Так, спрашивается, из-за такой «пары пустяков» нужно делать революцию? А ведь делают же. И все из-за фетишизации и вообще путаницы понятий.

И насчет формы собственности, как определителя капитализм-социализм. Вот в Америке сейчас основную массу ВВП производят корпорации, в которых собственность принадлежит огромному числу держателей акций и зачастую большинство работников корпорации имеют акции. Так что, там социализм?
Таким образом, понятия «капитализм» и «социализм» сегодня окончательно размыты и могут быть понимаемы и так и сяк. А требование однозначности понятий – первое требование единого метода обоснования и там, где оно не выполняется, нет науки. А есть пусто говорение, что и происходит в подобных полемиках.
Из прежнего понятийного багажа для описания системы «общество», я считаю, целесообразно сохранить такие непустые понятия как демократия, свобода, плановая или рыночная экономика, социальное или несоциальное государство. Демократия – это если власть избираема всем народом. Что такое свобода, в частности свобода слова, это более-менее понятно, хотя и тяжело проверяемо в реальности. Плановая (советская) экономика от рыночной тоже отличается довольно внятно. Социальное государство платит пенсии и т.п., в не социальном каждый заботится о своей старости сам и т.п. Эти понятия тоже нельзя фетишизировать и нужно понимать, что каждое из них может иметь место в большей или меньшей мере. Например, не бывает абсолютной свободы слова, в любой стране есть какие-нибудь ограничения на нее: нельзя проповедовать войну или наркотики или еще чего. Т.е. в оптимальную модель устройства общества надо вводить не просто свободу, а свободу вместе с ограничениями на нее, оценивая и доказывая разумность этих ограничения. Социальным государство тоже может быть в большей или меньшей степени и есть разумная мера социальности, превышение которой развивает паразитизм и делает экономику неэффективной. И то же с остальными понятиями.
Наконец, описание состояния общества должно быть пополнено еще такими понятиями как принятая в этом обществе система морали и ценностей и основанная на ней культура, и научная обоснованность управления процессами, текущими в обществе, в частности экономикой.
Капиталистическое общество в эпоху до сексуальной революции, исповедующее протестантскую мораль, было несравненно более здоровым и жизнеспособным, чем нынешнее, хотя там был тот же рынок, частная собственность и демократия. Кстати, хотя сексуальная революция произошла на Западе, но отсюда никак не следует, что социализм есть гарантия от сексуальной революции и ее системы ценностей. Духовный отец социалистической революции в России К. Маркс предвосхитил сексуальную революцию, утверждая, что семья есть буржуазный предрассудок и должна отмереть при социализме. И в первые годы после революции представители движения «Долой стыд» разгуливали по улицам голыми и публично совокуплялись. Также и абсолютизация и фетишизация свободы в искусстве, все эти абстракционизмы, футуризмы, и пр. начинались не на капиталистическом Западе, а в предреволюционной и пост революционной России. И в последний период зрелого (перезрелого) социализма, все эти постмодернистские, неолибералистские влияния проникали в Россию хоть и с Запада, но практически без сопротивления социалистического общества. Для тех, кто состояние общества и качества жизни в нем меряет исключительно калориями на душу населения, т.е. состоянием экономики, даю ссылку на мою статью «Экономика и мораль» (Воин А. М. Экономика и мораль//Начала новой макроэкономической теории. Direct Media, Москва – Берлин, 2014. с. 56-68), в которой я показываю, как экономика хоть социалистическая, хоть капиталистическая зависит от морального состояния общества. Это не говоря о том, что «не хлебом единым» и не каждый согласится променять свою бессмертную душу на коврижки и жить в относительном материальном благополучии, но в среде аморальной, нищей духовно и примитивной культурно. Как это имеет место на современном постмодернистском Западе, но в немалой степен касается и Советского Союза времен его последнего периода и нынешней России, особенно в период 90-х, но и сегодня все еще. При том, что в указанные периоды и в Союзе и в России и в материальном отношении было не мед.
Но, конечно, и экономика и даже моральное состояние общества определяются не только провозглашаемой моралью, но и качеством управления экономикой и обществом в целом. В советской школе детей учили правильным вещам: не воруй, не обманывай, говори правду и т.д. Но каждый ребенок, вырастая и сталкиваясь с жизнью, а еще до того от родителей узнавал, что все, кто говорил правду, давно сгнили в тюрьмах, «а молчальники вышли в начальники, потому что молчание – золото».
Качество управления зависит от многих факторов, но в современном обществе с его необычайно возросшей благодаря научно-техническому прогрессу сложностью оно зависит, прежде всего, от теоретического багажа, которым обладает правящая элита общества: политическая, бизнес элита и научное сообщество. Что значит теоретический багаж? Это те теории, которыми руководствуются люди, принимающие решения в государстве. Эти теории могут быть истинными и ложными. Соответственно, правильными или неправильными будут принимаемые решения. Это особенно хорошо видно на примере экономики.
Дело в том, что любая теория описывает некую конкретную действительность с ее объективными законами. Но действительность физическая ли, биологическая, социальная или эконмическая меняется, эволюционирует. В измененной действительности действуют другие объективные законы и требуется новая теория, описывающая их. Скажем, в физическом мире на том этапе его эволюции, когда еще не образовались атомы и молекулы, атомистические и молекулярные теории были неприемлемы. А если мы сегодня попытаемся описать окружающую нас физическую действительность и текущие в ней процессы без помощи атомистических и молекулярных теорий, то получим что-нибудь вроде «Море волнуется, потому что Нептун сердится». Но эволюция физического мира протекает настоль медленно (в масштабах продолжительности человеческой жизни), что мы живем практически в той же самой физической действительности, в которой жили наши отдаленные предки. И посему всякие там механики Ньютона, электродинамики Максвелла и т.п. по-прежнему прекрасно годятся для описания этой действительности. И новые теории требуются только для описания расширенной области действительности (теорий относительности в отношении механики Ньютона) или новых областей физической действительности, к которым прежние теории просто не относятся (квантовая механика и т.п.). А экономическая действительность, которую в отличие от физической мы сами творим, изменяется сегодня настоль стремительно, что теории, достаточно хорошо описывавшие эту действительность вчера, сегодня становятся уже непригодными, так как изменилась сама действительность и действующие в ней законы. Классическая макроэкономика Смита и Риккардо неплохо описывала экономическую действительность в условиях равной конкуренции всех участников капиталистического рынка. Что более-менее имело место на раннем этапе капитализма. Но произошла эволюция экономики, появились монополии, нарушившие чистоту конкуренции, и теория Смита и Риккардо перестала работать в этой изменившейся действительности. Ее сменила кейнсианская тория, затем фридмановская монетаристская и т.д. Но сменяются экономические теории только после того, как произошел очередной кризис, что, собственно и служит сигналом, не пора ли менять макроэкономическую теорию из-за изменившейся экономической действительности. Причем и сигналы эти доходят до принимающих решение тоже не сразу. В результате странам и человечеству наносится огромный ущерб. Кризисов и ущерба от них можно было бы избежать, если бы мы наперед, до столкновения с кризисом знали границы применимости нашей экономической теории и мониторили изменения экономической действительности. В моей книге «Начала новой макроэкономической теории» (Direct Media, М. – Берлин, 2014;) показано, что это можно сделать, опираясь на разработанный мной единый метод обоснования научных теорий («Единый метод обоснования научных теорий» (Direct Media, М. – Берлин, 2017, изд. 2-е;). Этот же метод дает критерии научности любой теории. И пока он не будет признан, качество управления не только экономикой, но и многим другим будет низким в любой стране и в мире в целом, независимо от капитализма, социализма, коллективизма или индивидуализма.
А. Воин

10 АСОВ ФАЛЬШИВОМОНЕТЧИКОВ

10 любопытных историй о выдающихся фальшивомонетчиках

Фальшивомонетчик, подписывавший свои подделки

Подделка монет не лучший способ заработать, однако все зависит от того, какие именно монеты вы решили копировать. Подделывая десятицентовики, банк вы точно не сорвете, тем не менее, есть несколько монет, которые стоят немалых денег. Например, монета 1933 года «Двойной орел» номиналам 20$ может сделать коллекционера миллионером.
Фальсификатор, известный как «Человек Омега», чеканит почти точные копии этой монеты. Почти точные? На самом деле монеты неотличимы — за исключением одного символа. Человек Омега преднамеренно наносит его на монету в качестве торговой марки. Это крошечное изображение знака омеги, видимое только под микроскопом. К нему относятся как к проявлению высокомерия Человека Омеги, потому что без знака даже эксперты не могут отличить подделку.
На самом деле, копии сделаны настолько тщательно и детально, что некоторые коллекционеры осознанно платят тысячи долларов за его реплики. Даже если ему будет недостаточно миллионов, которые стоят эти монеты, он может собой гордиться. Но далеко не всем, кто подделывает монеты сходит это с рук.

Дети, которые делали монеты из игрушечных солдатиков

По нынешним стандартам, подделка монет не самый эффективный способ зарабатывания денег, однако для ребенка, карман которого набит блестящими монетками, вполне может почувствовать себя миллионером. Можно ли обвинить ребенка за желание быть независимым?
Очевидно можно, потому что в 1962 году трое ребят из Теннесси в возрасте 16-17 лет решили сделать собственные монеты, расплавив свинцовых солдатиков. Власти быстро положили этому конец, не дав потратить и цента. Все трое попали под суд по делам несовершеннолетних. На самом деле, правительство приняло это настолько серьезно, что дело закончилось вмешательством Секретной службы. Надо заметить, что подростки были также арестованы и за грабеж, поэтому, возможно, полиция сделала правильно, взявшись за них по-полной.

Художник, рисовавший деньги

Представьте на секунду, что вы можете написать число на бумаге, и она, как по волшебству, превратится в купюру этим номиналам. Добро пожаловать в мир художника Д.С.Д. Боггса.
Боггс прославился нарисованными от руки «репродукциями» американских денег, которые он затем обменивал на товары и услуги. Эта история началась в 1984 году, Боггс сидел в кафе, безобидно рисовал изображение однодолларовой купюры на салфетке, позднее к нему подошла официантка и забрала салфетку, пологая, что это плата за кофе. С того дня Боггс объездил весь мир, обменивая его «деньги» на всё, от еды до проживания в отелях.
В нескольких странах его обвинили в фальшивомонетничестве. Однако формально его «деятельность» не могла преследоваться по закону, так как он не пытался выдать свои деньги за реальные. Художник вообще рисовал только одну сторону банкноты, а на другой оставлял отпечаток своего пальца и подпись. Поэтому оказалось довольно-таки трудно обвинять его в чем-либо.

Фальшивомонетчик, которого поймал Ньютон

Исаак Ньютон — один из величайших умов, которых когда-либо знал мир, но мало кому известно, что наряду с формулированием своих гениальных идей, он являлся главой Королевского монетного двора и на протяжении нескольких лет вел борьбу с не менее гениальным фальшивомонетчиком.
Уильям Чалонер был одним из «лучших» фальшивомонетчиков в Великобритании. Он потратил целое состояние, чтобы превратить себя в городского джентльмена, несмотря на отсутствие видимых признаков легального дохода. Если это не наглость, то вот ещё: однажды он предложил свои услуги Монетному двору, чтобы разузнать все их секреты. Попытка не удалась.
Когда Чалонер был арестован лично Ньютоном, но подключил свои связи и был мгновенно освобожден. Постоянно искушая судьбу, Чалонер решил высмеять Ньютона, назвав его мошенником, оплачивающим брошюры из собственного кармана. Взбешенный его поведением, Ньютон целых полтора года собирал против мошенника неопровержимые улики, которые в конечном счете и привели Чалонера к казни.

Добрый самаритянин фальшивомонетчик

Большинство людей становятся фальшивомонетчиками  из жадности. Почему бы не сделать свои собственные деньги, если их нужно много? Но Арт Уильямс не такой — он подделывал деньги из удовольствия.
Уильямс знаменит производством первоклассных100-долларовых купюр, которые не уступают в качестве легендарным контрафактным «Супер-банкнотам», похожим на настоящие 100 долларов как две капли воды. Но мы хотели бы уделить внимание менее известной стороне его жизни. Хотя подделки Уильямса были действительно выдающегося качества, по-настоящему заслуживает внимания и то, на что он их тратил.
Уильямс покупал на свои фальшивые сотни товары и провиант, которые немедленно направлял на благотворительность. Однако ничто не вечно, и Арт был в итоге арестован. К сожалению, во время интервью в 2002 году, он заявил, что испытывает гордость за свои поступки. Из-за этого его наказали ещё строже, расценив его заявление как «отсутствие раскаяния». Урок здесь видимо такой: «никогда никому не помогайте».

Случайный фальшивомонетчик

Подделывание денег является преступлением, которое требует тщательного планирования, тонны материалов и детального знания предмета. Никто не может просто так, случайно, взять и начать подделывать… или может? Ответ, конечно, «да».
Эта история произошла во времена Великой гражданской войны. Её героем стал Сэмюэль Кёртис Апхэм по кличке » Честный Сэм», который случайно наводнил Конфедерацию тысячами поддельных банкнот.
Как? Когда началась война, старый Честный Сэм захотел подзаработать, и решил сделать фальшивую версию 5-долларовой купюры Конфедерации — в качестве декоративного сувенира. Однако деньги Апхэма оказались настолько реалистичными, что люди решили отрезать предупреждение, помещенное Апхэмом на все купюры, и потратить их как настоящие.
После того, как 5-долларовые банкноты были распроданы, Апхэм решил попробовать ещё раз, но с 10-долларовыми, потому что игрушечные деньги с более высоким номиналам выглядят ещё забавнее. Когда Апхэм наконец обнаружил, что произошло, он, тем не менее, решил продолжить выпускать фальшивки, т. к. они обесценили реальные деньги Кофедератов.
Фальшивки у Апхэма получались настолько хорошо, что к концу войны его «банкноты» были фактически идентичны настоящим. В попытке борьбы с ним Конфедерация установила смертную казнь за фальшивомонетничество. Но так как Апхэм жил не в Конфедерации, это ровным счетом ничем ему не грозило.

Дама, «стряпавшая» деньги на кухне

Исторически сложилось, что фальшивомонетничество является преимущественно мужским занятием. Тем не менее есть несколько женщин, которые тоже обучились этому ремеслу. Среди них Мария Баттерворт — леди, которая стала настоящей королевой контрафакции, делая фальшивки на своей кухне.
Метод Баттерворт был прост: не используя ничего, кроме утюга и ручки, она могла перевести рисунок банкноты на лист бумаги, который затем, на досуге, подробно обрисовывала. К 1723 году Баттерворт расширила свой бизнес, подключив к нему половину своей ненормальной семейки.
В отличие от практически всех остальных в этом списке, Баттерворт так никто и не поймал. Полиция, правда, проводила обыск её дома после семи лет штамповки поддельных денег, но не ничего подозрительного не заметила (нельзя же арестовать кого-то за наличие утюга). Баттерворт поблагодарила звезды и покинула преступный мир, дожив до 89 лет в ладу с законом.

Неудавшийся нацистский план

Возможно, одним из самых хитроумный нацистский планов была операция Бернхард — заговор с целью разрушить британскую экономику путем наводнения Англии миллионами поддельных фунтов стерлингов.
Но прежде чем операция начала осуществляться, британским шпионам удалось о ней разузнать. Когда первые несколько поддельных купюр были обнаружены, банкноты стоимостью выше пяти фунтов были изъяты из обращения, и план был зарублен на корню. К концу войны распространять фальшивые деньги было негде, поэтому нацисты бесцеремонно бросили большинство купюр в озеро Теплица.
Если вам интересно, насколько были похожи фальшивые купюры на настоящие, то судя по тем образцам, что попали в Великобританию, подделки были исключительного качества.

Струйный фальшивомонетчик

«Струйный фальшивомонетчик» — это прозвище Альберта Талтона, который с помощью струйного принтера, ноу-хау и старания, в середине двухтысячных выпустил в оборот около семи миллионов фальшивых долларов.
Он использовал многоступенчатый процесс впечатляющей сложности, но с одним большим недостатком — все банкноты носили один и тот же серийный номер. И все же он провернул махинацию с помощью принтера, который можно было купить в магазине за 200 баксов.
Продвинуться в этом помогла Талтону его любовь к экспериментам. Ещё в самом начале Талнот обнаружил, что реальная 100-долларовая купюра желтеет, если по ней провести специальным маркером для проверки подлинности, а так как большинство розничных продавцов проверяли именно так, то это была действительно единственная вещь, которую ему нужно было реализовать, чтобы сделать свои подделки убедительными.
В общем, Талтон  купил маркер и начал проверять им каждую бумагу, на которую натыкался. Материей способной обмануть маркер-детектор оказалась туалетная бумага. Или, точнее,бумага из вторсырья.
Обладая этой информацией, Талтон купил столько принтеров, сколько могло поместиться в его доме и начал буквально распечатывать свои собственные деньги. Деньги из туалетной бумаги, напечатанные на струйном принтере.

Старик рисовавший собственные доллары

В отличие от Боггса, который создал свои деньги из любопытства, Эдвард Мюллер создал свои по необходимости.
Большинство героев этой статьи часами кропотливо воссоздавали банкноты с идеальной точностью, деньги же Мюллера Секретная служба назвала «забавной подделкой» — возможно, он и их нарисовал в карандаше. Несмотря на это, он остается фальсификатором с самой долгой карьерой в американской истории, с 1938 по 1948 года.
Спустя годы, оборудование 62-летнего Мюллера испортилось, и его доллары стали заметно хуже по качеству. В конечном счете, неудачная попытка ремонта привела к орфографической ошибке в написании фамилии Вашингтон как «Ваишнгтон». Ещё смешнее получилось, когда правительство, наконец, разыскало этого неуловимого преступника. Сотни людей, которым попались эти банкноты, решили сохранить их как сувениры, вместо того, чтобы обменять на настоящие. Что, несомненно, позволило Мюллеру продолжать прожить своей тихой, безвредной жизнью на несколько лет дольше.
Однако все хорошее когда-нибудь заканчивается, и Мюллера в конце концов поймали, когда его дом сгорел, и дети обнаружили на пепелище оборудование.
Каково было наказание? Его посадили на год и один день в тюрьму, и выписали смешной штраф в 1$.
Но история на этом не заканчивается — когда руководители киностудии XX Century Fox услышали историю Мюллера, то немедленно купили права на нее, заплатив Мюллеру достаточно большую сумму, чтобы он мог прожить остаток дней, ни в чем не нуждаясь.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..