пятница, 15 июля 2016 г.

ЛОЖЬ, ТОЛЬКО ЛОЖЬ...



Ложь, только ложь
и ничего кроме лжи
 Институт сионистской стратегии проанализировал аргументы, с помощью которых организация "Адала" убеждает зарубежную общественность в том, что Израиль представляет собой "государство апартеида"
 Дов Конторер

Организация "Адала", аттестующая себя как "юридический центр в защиту прав арабского населения в Израиле" и существующая, подобно множеству организаций аналогичного типа, на средства Евросоюза, ряда европейских правительств, сороссовского "Института открытого общества", Фонда Форда и других зарубежных институций (в 2012-2014 гг. прямые дотации иностранных правительств составили 59 процентов ее бюджета), принадлежит к числу самых активных участников международной кампании по делегитимации Израиля. Представители "Адалы" регулярно участвуют в мероприятияхBDS, на которых им, как правило, поручается обосновать тезис о том, что Израиль представляет собой "государство апартеида".
Аудиторию этих мероприятий, просеянную уже по факту своего априорного сочувствия к требованию о политическом и экономическом бойкоте Израиля, характеризует доверие к любой клевете на еврейское государство - от стандартных заплачек об "ужасах оккупации" до старомодных инсинуаций в духе кровавого навета, получающих время от времени новую жизнь. Данное обстоятельство позволяет представителям "Адалы" не опасаться того, что публика потребует от них настоящих доказательств, или, если такое все же случится, что прозвучавшее требование будет поддержано организаторами мероприятия.
Как следствие, им бывает достаточно выйти на трибуну, представиться, взять нужную ноту негодования и заявить, что в Израиле действуют 57 законов, носящих дискриминационный характер в отношении арабского населения. Уже на то, чтобы просто зачитать список этих законов, уходит не менее четверти часа, после чего еще полчаса выделяется на краткую характеристику  некоторых из них. Далее следуют аплодисменты, одобрительные возгласы зала, причмокивания губами. Публика, составив компетентное мнение, расходится на кофе-брейк или встречает следующего оратора.
Действующий в Иерусалиме с 2005 года Институт сионистской стратегии решил произвести детальную проверку инсинуаций "Адалы" и поручил своим экспертам проанализировать список законов, упоминаемых в выступлениях представителей этой организации. Результаты произведенной работы составили текст доклада, занимающий свыше шестидесяти страниц. Ознакомившись с этим документом, нельзя не поразиться изобретательности сотрудников "Адалы", обнаруживающих признаки "апартеида" в самых неожиданных местах.
                                                                                                         * * *
Так, в 53 из 57 релевантных законов вообще не содержится упоминаний об этническом происхождении и/или религиозной принадлежности граждан Израиля, или, если таковые содержатся, они явным образом подчинены задаче недопущения дискриминации. Примерами последнего рода являются Указ о порядке отправления власти и правосудия (1948), в котором выходные и праздничные дни в Израиле определены согласно еврейскому календарю, и Закон об использовании еврейской календарной даты в официальных публикациях (1998). Оба акта выводят из сферы своего действия учебные заведения с преподаванием на арабском языке и местные органы власти в населенных пунктах арабского сектора. Им предоставлено право устанавливать выходные и праздничные дни по собственному усмотрению (за исключением Дня независимости, который определяется как единственный общегражданский праздник), и от обязанности указывать в своих публикациях еврейскую дату они также освобождены.
К дискриминационным, с точки зрения "Адалы", относятся все законы, выражающие через различные элементы государственной сиволики принцип существования Израиля в качестве национального государства еврейского народа: Закон о государственных флаге, гербе и гимне (1949), Закон о государственной печати (1949) и т.п. Фактом дискриминации "Адала" считает уже и то, что на бело-голубом полотнище израильского флага нашлось место маген-давиду, но не нашлось места мусульманскому полумесяцу или, допустим, свастике, которая была любимейшим символом великого муфтия Аль-Хусейни и его берлинских единомышленников, входивших в круг отцов-основателей палестинского национализма.
Как ни странно, данный тезис кажется убедительным спонсорам "Адалы", многие из которых представляют страны, использующие крест в качестве главного элемента на своих флагах (Великобритания, Дания, Швеция, Норвегия, Финляндия, Швейцария) и не находящие в этом ущемления прав своих мусульманских меньшинств, не говоря уже о живущих в этих странах евреях. Всего по признаку установления ненавистных арабским националистам элементов израильской государственной символики "Адала" относит к категории "дискриминационных" восемнадцать законов.
В 21 случае лживый диагноз "Адалы" также основан на общей концепции этой организации, в рамках которой противоправным считается существование любых институций, выражающих связь Государства Израиль с еврейским народом. По этому признаку в список "Адалы" включены такие акты, как Закон о статусе Всемирной сионистской организации и Еврейского Агентства (1952), Закон об институте "Яд Бен-Цви" (1969), Закон о сельскохозяйственной школе "Микве-Исраэль" (1976) и т.п. Однако в фактическом отношении деятельность всех этих институций является дискриминационной точно в такой же степени, как и деятельность любого учебного заведения арабского сектора, Музея исламского искусства в Иерусалиме или даже самой "Адалы", претендующей на выражение интересов арабского населения в Израиле.
Несомненное преимущество евреям дает лишь Закон о возвращении, призванный исправить многовековую историческую несправедливость, соответствующий решению ООН о создании еврейского государства и имеющий аналоги в юридической практике ряда демократических стран. Иммиграционная политика государства может носить избирательный характер, в отличие от его внутренних установлений, и этот принцип был зафиксирован Высшим судом справедливости: "Ключ от дверей нашего дома действительно выдается в первую очередь представителям еврейского народа, но все те, кто уже живут этом в доме, будучи гражданами Израиля на законных основаниях, пользуются равными правами".
Как минимум в тринадцати случаях существует огромная разница между фактическими положениями осуждаемых "Адалой" законодательных актов и тем, как они интерпретируются этой организацией, причем иногда даже самая злонамеренная интерпретация оставляет место вопросу: в чем именно состоит предлагаемый к осуждению факт дискриминации? Например, Закон о Голанских высотах (1981), распространивший на территорию северного плато действие израильского судебного и административного права, не нравится экспертам "Адалы" по вполне понятным причинам (им не нравится все, что служит интересам Израиля), но доказать наличие в этом законе хоть каких-то элементов дискриминации категорически невозможно – ведь именно он предоставил право на получение израильского гражданства всем жителям Голанских высот.
Восемь законов, включенных в список "Адалы", очевидно направлены на обеспечение личной безопасности граждан Израиля, к какой бы группе населения те ни принадлежали. Эти законы относятся к лицам, подозреваемым в террористической деятельности, и они не проводят различия между евреями и арабами. Если угодно, сама готовность считать данный пласт израильского законодательства направленным исключительно против арабского меньшинства говорит о дискриминационном подходе самой "Адалы", огульно отождествляющей с арабами любых потенциальных преступников.
В семи случаях "Адала" объявляет дискриминационными законы, относящиеся к лицам, которые не являются гражданами Израиля, и к неизраильским институциям. О масштабах лжи и абсурда, заключенных в таком подходе, говорит следующее обстоятельство: в список осуждаемых "Адалой" законов включен Указ о торговле с вражескими странами, оставшийся в корпусе израильского законодательства со времен британского мандата. Данный акт объявлен дискриминационным на том основании, что все три государства, на которые он распространяется в настоящее время, являются арабскими и/или мусульманскими странами: Сирия, Ливан и Иран.
В ряде случаев осуждаемые "Адалой" законы если и содержат элементы дискриминации, то таковая направлена не против арабов, а против еврейского большинства. Например, Основной закон о Кнессете, одно из положений которого (статья 7а) запрещает участие в парламентских выборах партиям, отрицающим существование Израиля как еврейского и демократического государства. Эта поправка фактически использовалась до настоящего времени лишь однажды – против списка раввина Меира Кахане на выборах 1988 года. Также и критикуемый "Адалой" Закон о социальном содействии демобилизованным солдатам (1994) обеспечивает служащим в ЦАХАЛе представителям национальных меньшинств явное преимущество в сравнении с евреями, на которых лежит безусловная обязанность трехлетней воинской службы. И это – даже безотносительно к тому обстоятельству, что сама ситуация, при которой израильские арабы освобождены от воинской службы, обеспечивает данной группе населения огромные преимущества на старте социальной карьеры, полностью компенсировать которые не могут никакие льготы демобилизованным военнослужащим.
В других случаях тезис о дискриминационном характере того или иного закона основывается на статистическом анализе контингента лиц, осужденных за его нарушение. Иначе говоря, по изумительной логике "Адалы", то, что арабы составляют большинство среди преступников, осужденных за совершение определенного преступления, доказывает, что нарушенный ими закон специально направлен против арабов.
Наконец, к числу дискриминационных "Адала", конечно, относит и те законы, которые если не запрещают полностью, то, по крайней мере, проблематизируют некоторые аспекты, связанные с ее собственной деятельностью: Закон о причинении ущерба государству через содействие антиизраильскому бойкоту (2011), Закон о финансировании некоммерческих организаций (те его положения, которыми НКО предписывается сообщать о получении финансовых средств от иностранных правительств), поправка к Закону об основах бюджетной политики (ею запрещается перевод государственных средств общественным учреждениям, насаждающим тезис о накбе) и т.п.
Напластования лжи в публикациях "Адалы" и в выступлениях ее представителей едва ли способны по-настоящему удивить израильтян, но в том, чтобы опровергнуть их на фактическом уровне, была объективная необходимость, и с этой задачей успешно справился Институт сионистской стратегии. Данная статья дает лишь самое первичное представление о масштабах проделанной им работы. Всем, кто желает составить более обоснованное мнение о затронутой здесь проблеме, может быть рекомендован полный текст доклада "Организация "Адала" против Государства Израиль", доступный – к сожалению, лишь на иврите - на сайте упомянутого Института (http://izs.org.il/).

В БОЙ С ЛИСТОМ ЛАВРОВЫМ


>  Когда насекомые
> пробрались в дом, избавиться от
> них очень непросто. Как только ты
> увидел таракана или муравья на
> своей территории, будь уверен:
> поблизости скрывается гораздо
> больше вредителей.Сегодня мы
> расскажем как избавиться от
> насекомых самым безвредным
> способом! Даже если в доме есть
> дети или животные, ты можешь
> смело использовать это
> средство.Борьба с
> насекомыми-вредителямиВсё что тебе
> понадобится — немного лавровых
> листьев! Разложи их по углам
> своего дома, и ты навсегда
> забудешь о присутствии
> нежелательных гостей в своем
> жилище!Весь секрет
> состоит в том, что такие
> насекомые как тараканы, муравьи,
> мухи, комары и моль просто не
> переносят запах лаврового листа.
> Также следует поместить
> лавровые листья в банки с
> крупами, таким образом, ты
> предотвратишь появление мелких
> жучков в своих продуктовых
> запасах.Вот сколько пользы
> может принести такое копеечное
> средство! Расскажи об этом
> удивительном методе своим
> друзьям

ПОЧЕМУ ИМЕННО ФРАНЦИЯ?

 Побоище в Ницце - жесткое и страшное убийство. Убежден, что этот удар, наконец-то свалит правительство капитулянтов и ничтожеств во Франции. Иначе, мы можем ждать еще более страшных ударов слуг Аллаха по этой стране.
Почему именно Франция стала направлением главных атак исламского нацизма. Да точно по той же причине, что и в годы нацизма германского. Франция отравлена идеями социализма и современного либерализма. Идеями, разрушающими страну и народ французский. Весь этот бред сытых буржуа поставил на колени великую республику в мае 1940 года. Он же готов вынудить Франции к капитуляции сегодня.. Франция добра к беженцам, Франция готовы приютить еще сотни тысяч "несчастных" жертв голода и войн. Франция до черного знамени ИГИЛ на Эйфелевой башне не поймет, что она, в очередной раз, теряет свою независимость.  Но, самое подлое, что теряя ее у себя, Олланд и его банда Социтерна, мечтают навязать капитуляцию евреям Израиля.  По старой памяти они надеются, что новое рабство под знаком Корана, даст им возможность, как и в ХХ -ом веке, танцевать и веселиться, предав и отправив на смерть своих потомков Иакова. Французы, видимо, убеждены, что новые грабли вновь мягко ударят ручкой по их медному лбу. Они ошибаются. Это атака дикарей и людоедов не успокоится, пока не разрушит Лувр и не взорвет Пантеон. В Израиле давно поняли, как отвечают слуги Аллаха на доброту и попытки мира. Французам, да и всей Европе, только предстоит это понять.

Парикмахер Олланда зарабатывает почти 10 тыс. евро в месяц

"Такой пятилетний контракт должен быть выгодным для того, кто его подписал. Начиная с 2012 года личный парикмахер Франсуа Олланда получает 9895 евро в месяц без вычета налогов, как указано в его трудовом договоре, опубликованном в среду изданием Le Canard enchaîné. Это - всего лишь - на 5000 евро меньше, чем ежемесячное вознаграждение самого Франсуа Олланда", - пишет редакция Le Figaro в разделе Scan politique".
 Cудя по всему, и по этой причине не хватило денег, чтобы обеспечить безопасность граждан на Английской набережной в Ницце.

Очевидцы теракта в Ницце рассказали журналистам, что в толпе, в сторону которой направился грузовик, было много детей, а раненых перевязывали полотенцами. Управляющий одним из пляжей Ниццы Микаэль поведал в эфире BFM, как грузовая машина въехала в толпу, собравшуюся на Английской набережной.
"Он заехал на тротуар прямо напротив нас и начал умышленно давить людей. Возникшую панику просто нельзя описать, люди спасались, где могли, на этом праздновании 14 июля было много детей, мы видели много людей на земле, в том числе погибших, а чтобы делать повязки для раненых, использовали полотенца", - рассказал Микаэль, которого цитирует РИА "Новости".
Другие свидетели происшедшего рассказали, что выстрелы поначалу были приняты за взрывы петард на празднике, однако затем толпа побежала с криками "Теракт!", многие прятались в ресторанах.

"Когда все успокоилось, мы посмотрели наружу (из ресторана), там был белый грузовик, и мы увидели, что он заехал на набережную и протаранил толпу, рестораны дали простыни, чтобы укрыть тела жертв", - рассказал очевидец.

НЕ РАЗДЕЛЯЙ И НЕ ВЛАСТВУЙ


14.07.2016 16:42 Автор: Александр Майстровой 3 комментария

Не разделяй и не властвуй

Критика, которой подвергся премьер-министр за решение о строительстве 600 домов в арабском пригороде Иерусалима Бейт-Сафафа, в лучшем случае глупа и неуместна, в худшем — пример дешевой демагогии.

Помоги врагу своему…
В январе 2002 года, в разгар второй "интифады", мне довелось брать интервью для газеты "Новости недели" у Зухейра Хамдана, главы Совета деревни Цур-Бахер, расположенной в Восточном Иерусалиме рядом с кварталом Армон ха-Нацив. Хамдан — личность незаурядная. В прошлом боевик "Подразделения-17" ООП, впоследствии полностью разочаровавшийся в палестинском руководстве.
Принимая нас (встречу устроил глава организации "Корни и крона" Арье Галин) у себя дома, Хамдан не скрывал отвращения к вождю и недавним соратникам. Арафата он называл "мафиози", "интифаду" — "кровавым игрищем", а палестинских бонз — "сборищем лжецов и преступников".
За несколько месяцев до встречи боевики Маруана Баргути, подкараулив его возле дома, выпустили в него 12 пуль. Пять попали в цель. По мнению врачей, лучшее, на что он мог рассчитывать, — инвалидность. Зуэр выжил, полностью вернулся в форму и продолжил свой бунт против Рамаллы.


Зухейр Хамдан, выступление на телеканале Кнессета

С начала "второй интифады" Хамдан не только сам демонстрировал солидарность с Израилем, но, более того, призывал к этому старост других арабских деревень в пределах Иерусалима. Вместе с умеренно настроенными "мухтарами" Абу-Тора, Бейт-Цафафы и Шуафата он отправился в Гило, чтобы выразить сочувствие жителям этого района, пострадавшим от теракта, а затем, после зверского убийства двух еврейских детей, — в Ткоа. Он приезжал в Нетанию после очередного теракта в этом городе и в Гиват-Зеэв, чьи жители оплакивали утрату двух жителей.
Хамдан говорил, что арабы в Иерусалиме ненавидят Арафата, но смертельно боятся его. В городе уже орудовали "эскадроны смерти" Джибриля Раджуба ("человека мира" для отечественных левых), похищавшие и убивавшие тех, кого подозревали в сотрудничестве с Израилем, или просто в "неблагонадежности". Только за последний год, говорил он, бесследно исчезли 65 человек.
Зухейр не скрывал горечи в отношении Израиля. Израильские журналисты, с прилежанием пай-мальчиков выслушивающие нотации и нравоучения Арафата и его "жирных котов", с мрачным сарказмом говорил он, демонстративно игнорируют тех арабов, которые осуждают палестинский режим и выступают на стороне Израиля. После покушения с Хамданом не встретился ни один израильский журналист, а правительство не сделало ничего, чтобы его деревня могла нормально развиваться. Это сводило на нет его попытки обуздать местных экстремистов. Столь необъяснимое пренебрежение к собственным союзникам побуждает относиться к Израилю как к временщику, на которого бесполезно и опасно полагаться, сетовал Зухейр.

Иерусалимская мозаика
Любой человек, мало-мальски знакомый с ситуацией в Иерусалиме, знает, сколь сложна она, неоднозначна и мозаична, и сколь неуместны огульные подходы, свойственные и левым, и правым. Утверждение, что всем арабам вообще надо априори предоставить режим особого благоприятствования в городе, столь же абсурдно, как и противоположный тезис, что их нужно держать в смирительной рубашке.
Арабский Иерусалим — не нечто цельное и монолитное, у него много ликов, и различия проходят вдоль невидимых границ арабских деревень. Каждая деревня зачастую являет собой самостоятельный микрокосм, со своими законами, традициями и историей отношений с евреями.
В то время как Цур-Бахер все еще остается сравнительно спокойной деревней, соседний Джабель-Мукабр давно превратился в осиное гнездо террора, в поставщика серийных убийц. Если вы слышите о теракте в столице, можете смело предположить, что это дело рук выходца из этой деревни. Отсюда, например, родом техник "Безека" Абу Джамаль, совершивший наезд на улице Малкей-Исраэль 13 октября прошлого года. Он — родственник братьев Абу Джамаль, которые в ноябре 2014 года учинили бойню в иерусалимской синагоге "Кеилат Бней Тора" в Хар-Нофе, и Имрана Абу Дэйма, направившего машину на израильтян в районе А-Тур 20 мая этого года.


террорист Абу Джамаль

Отсюда и Мухаммад Наиф Джабис, совершивший "бульдозерный теракт" 4 августа 2014 года в Иерусалиме. Почти все они — представители одного клана.
Абсурд, но отношение государства к обеим деревням практически одинаково.
Сходный парадокс мы наблюдаем и в отношении других деревень. Исауия на севере Иерусалима — постоянный источник головной боли для жителей района Гива-Царфатит. Поджоги машин, хулиганство, нападения на пограничников, стрельба, домогательства к еврейским девушкам — норма жизни в этом квартале, вынуждающая евреев продавать квартиры и переезжать в более безопасные районы.
В то же время в соседнюю Бейт-Ханину жители кварталов Писгат-Зеев и Неве-Яаков приезжали за покупками даже в разгар "интифад" — прошлой и нынешней.
В Шуафате сложилась своеобразная ситуация. Сама деревня не только не была оплотом "революционной борьбы", но, более того, здесь немало зажиточных мусульман, живущих в богатых виллах, и арабов-христиан, тесно связанных с еврейским населением столицы. Но именно в этом квартале расположен лагерь беженцев, откуда выходит всевозможный сброд, мешающий нормальной жизни Шуафата. Этот сброд, подпитываемый идеологически и подкармливаемый финансово палестинскими группировками и спецслужбами, превратился в раковую опухоль деревни, вынуждая местных арабов перебираться в соседние еврейские районы.
Власти не сделали ничего, чтобы удалить эту опухоль, позволив ей беспрепятственно разрастаться, и тем самым способствовали созданию заповедника террора в границах Иерусалима.


Беспорядки в районе трамвайной линии в пригороде Шуафат

Любопытно, что когда Барак в страстном желании заключить в объятия Арафата на зеленой площадке Белого дома выразил готовность передать ему Шуафат и Бейт-Ханину, сотни местных арабов бросились покупать жилье в Бейт-Сафафе, которую предполагалось оставить в составе еврейского Иерусалима.
Теперь — о самой Бейт-Сафафе, строительство в которой вызвало такое возмущение у отечественных патриотов. Любой житель Иерусалима знает, что Бейт-Сафафа, расположенная между кварталами Гило и Тальпиот, — одна из наиболее дружественных и спокойных деревень. За все эти годы здесь практически не зафиксированы случаи нападений на евреев; отсюда не выходили (во всяком случае, пока) смертники, "террористы-одиночки", здесь не функционировали ячейки ХАМАСа и "Исламского джихада".
Евреи, жители Гило и Тальпиота, беспрепятственно ведут дела с местными жителями, покупая у них продукты и ремонтируя машины. Теперь нам предлагают иссушить этот оазис нормального сосуществования во имя "патриотической идеи": не будем строить для арабов — будем строить только для евреев. В действительности, государство, если только оно государство "разумное", должно строить и для тех, и для других. При условии, что и те, и другие согласны играть по правилам, установленным государством. И, конечно же, оно ни в коем случае не должно мерить одной меркой тех, кто ненавидит евреев, и тех, кто стремится жить с ними в мире.

Кланы: государства в государстве
Модель выстраивания отношений с арабами Иерусалима вполне может быть перенесена на отношения с арабами Иудеи и Самарии.
Четыре года назад, в июне 2012 года, мухтар Хеврона шейх Абу Хадер Джаабри обвинил израильских лидеров в чудовищной некомпетентности, глупости и недальновидности. Евреи, по его словам, вместо того чтобы начать диалог с главами местных кланов в Хевроне, Шхеме, Бейт-Лехеме и других городах, привезли в Иудею и Самарию головорезов из ООП во главе с Арафатом и его сворой.



С тех пор эта банда, при попустительстве Израиля, не только терроризирует евреев, но и третируют местное арабское население, разрушая экономику, социальные и общинные связи и беспрепятственно обогащаясь на собственных согражданах, набивая карманы "гуманитарной помощью" с Запада.
"Нам было лучше до соглашений в Осло", — признался Хадер Джаабри.
После соглашений в Осло группа бывших арабских мэров Иудеи и Самарии устроила демонстрацию напротив Кнессета. Они не скрывали своей обиды на Израиль, разочарование и страх за свою жизнь и жизнь близких. "Мы делали ставку на Израиль, а нас бросили, как кость, псам Арафата, — сказал мне один из них. — Теперь у нас нет будущего".
Сегодня вряд ли возможно исправить ошибку, допущенную более 20 лет назад, но, по крайней мере, не стоит усугублять ее.
В XXI веке, как и тысячу, и сто лет назад, в арабской среде действуют традиционные племенные коды, и даже урбанизированные арабские семьи в больших городах, палестинских и израильских, не готовы отказаться от привычных патриархальных клановых отношений.
В 1995 году профессор социологии и антропологии Хайфского университета Маджид эль-Хадж написал статью "Клановые отношения и модернизация в развивающихся сообществах". Выводы его были далеки от оптимистических прогнозов западных и израильских коллег, считающих, что арабское общество вообще, и палестинское в частности, можно интегрировать в западную модель развития. "Модернизация и клановая система взаимоотношения несовместимы друг с другом", — признавал эль-Хадж.
Сегодня эль-Хадж — директор Центра мультикультурализма и образовательных программ в Хайфском университете — подтверждает точность анализа, сделанного им 20 лет назад. Модернизация оказала крайне поверхностное влияние на арабское общество, не изменив его глубинной структуры и коллективной психологии. Арабское общество стало, возможно, более потребительским, оно охотно использует технические достижения Запада, но сохраняет неизменную приверженность кланово-племенной замкнутости.
"Социокультурная среда арабского общества не изменилась, — констатирует эль-Хадж. — Она сохранила значительные элементы традиционного племенного разделения, она, как и издревле, покоится на фундаменте семейных отношений и отторгает демократическую культуру Запада".
Как и тысячу лет назад, каждый клан, каждая семья — это самостоятельный микромир, стремящийся к самоутверждению и влиянию. Как и прежде, кланы формируют племенные союзы, включающие целые деревни или даже анклавы.



Этот базисный принцип ближневосточных сообществ восходит к языческой культуре, утвердившийся задолго до формирования ислама, и даже наиболее безжалостные арабские диктаторы, вроде Асада, Саддама Хусейна, Каддафи и Арафата, не смогли сломить мощный каркас, на котором покоится арабское общество.
Мордехай Кейдар, директор Центра по изучению Ближнего Востока, говорит, что приверженность кланам, с их жесткими кодами и размежеванием на "свой-чужой" — причина того, что арабы так и не смогли принять европейскую модель национальных государств.
Однако разделение на семьи, "хамулы", племена и племенные союзы, не ограничивается только клановой закрытостью. Антагонизм намного глубже, ибо подпитывается традицией и историей клана.
Палестинское население формировалось в разное время и в разных обстоятельствах. Многие нынешние палестинцы — потомки переселенцев из разных стран Ближнего Востока и Африки. Одни ехали в подмандатную Палестину добровольно, желая заработать в быстрорастущих городах, на работах на плантациях и в портах; другие оказались жертвами обстоятельств.
В конце XIX века молодые египтяне бежали в Палестину от изнурительных, под палящим солнцем, работ по строительству Суэцкого канала, и создали свои общины, которые со временем разрослись в целые "хамулы" и деревни. Так появились кланы эль-Масри (т.е. "египетский"), Масарва и Фиума.
Племена Заркауи и Караки — выходцы из нынешней Иордании. Кланы эль-Хурани и Халаби имеют сирийское происхождение; кланы Сурани, Сидауи, Трабулси — ливанское. Нетрудно догадаться о родословной клана эль-Ираки — его название выдает страну исхода. Их связи между собой формальны, а отношения далеки от доверительных.
Значительная часть бедуинов Негева — потомки кочевых племен Аравийской пустыни, бежавших сюда от преследования более сильных племен, или просто кочевавших с места на места в поисках лучшей жизни.



Среди бедуинов встречаются выходцы из Африки, отличающиеся черным цветом кожи и являющиеся низшей кастой в межплеменной иерархии. Они не имеют права выдать дочь замуж за бедуина из высшей касты и живут отдельно от более высокородных собратьев.
Оседлые арабские кланы в равной степени презирают и темных, и светлых бедуинов, те для них — априори люди низшего сорта. Бедуины, в свою очередь, свысока смотрят на оседлых собратьев, видя в себе подлинных носителей древней арабской культуры, не искаженной влиянием западной цивилизации.
В Иудее и Самарии презирают выходцев из Газы, считая их невежественными и ленивыми; те же, в свою очередь, не спешат породниться с семьями на Западном берегу.

Уравниловка по-израильски
Все это многообразие, разноцветье арабской жизни имеет вполне четкие территориальные разграничения, и потому политическим структурам и группировкам типа ООП и ХАМАСа далеко не всегда удается навязать свой контроль отдельным кланам и деревням.
Османы, знакомые с особенностью структуры арабского мира и менталитета, делали все возможное, чтобы привлечь на свою сторону умеренные кланы и деревни и преподать урок непокорным и враждебным. Это была традиционная политика "кнута и пряника", и она доказала свою эффективность. Точно так же действовали и англичане.
Израиль контролирует Иудею, Самарию и арабскую часть Иерусалима уже почти 50 лет, но все еще не осознал, как должен вести себя хозяин земель, находящихся под его контролем. Израильские власти мечутся из стороны в сторону, то обрушивая на арабов коллективные наказания, то пытаясь ублажить их, предоставляя им всем равные льготы. И эта "уравниловка" не просто нелепа, она безрассудна и опасна.


ЦАХАЛ блокирует въезд в деревню Джабель-Мукабер после теракта

Как и в случае с Джабель-Мукабером, есть ряд деревень, где доминируют кланы, впитавшие исламистскую идеологию и культуру ненависти. Сегодня таким рассадником фанатизма стал Хеврон с прилегающими деревнями, где утвердился и обрел влияние связанный с ХАМАСом клан Кавасме, на счету которого многочисленные преступления против евреев: от похищения и убийства троих еврейских подростков в Гуш-Эционе в 2014 году и убийства Дани Гонена до серии терактов в дорогах Иудеи.
Еще одно гнездо террора — деревня Ята под Хевроном, откуда Мухаммед и Халид Махамрэ пришли в Сарону. Дядя террористов Талеб Махамрэ отбывает в израильской тюрьме 7 пожизненных сроков за убийство четырех израильтян в 2002 году. Из той же деревни и из того же клана вышел убийца 38-летней Дафны Меир, матери шестерых детей, заколотой на глазах своих детей в Отниэле.


Дафна Меир с мужем Натаном

Парадокс, но, несмотря на неприкрытую враждебность, эти кланы и деревни существуют в щадящем режиме, продолжая получать разрешения на въезд в Израиль. При этом коллективные наказания распространяются на целые районы Иудеи и Самарии, включая деревни, не имеющие отношения к террору. Например, после теракта в Сароне израильское правительство запретило въезд в страну 83 тысячам палестинцев на Рамадан. Большая часть из них — жители деревень, не причастных к террористической активности. Но блокада самой Яты была ослаблена уже через несколько дней после теракта в Сароне.
Этот абсурд возвращает нас к шумихе, поднятой вокруг Бейт-Сафафы. Должны ли мы пресечь стремление этой деревни нормально развиваться и запретить строительство? Или же, напротив, сделать максимум для ее процветания, одновременно максимально ослабляя деревни, ставшие оплотом для исламистов, и выкорчевывая кланы — разносчики фанатизма. 
Если мы выбираем первый путь, то не стоит удивляться, как в один прекрасный момент Бейт-Сафафа превратится в очередной Джабель-Мукабер, как это уже стало со многими другими деревнями, столь опрометчиво сделавшими ставку на еврейское государство.
authorАвтор: Александр Майстровой
С 1988 г. - в Израиле, печатается в русскоязычной прессе. Более десяти лет является политическим обозревателем в газете "Новости недели".
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..