среда, 25 марта 2020 г.

Минимальная стоимость бензина - $1.40 за галлон

Минимальная стоимость бензина - $1.40 за галлон

24 Март 2020 12:44
Даже если стоимость нефти на мировых рынках упадёт до одного цента за баррель, то стоимость галлона топлива в США не опустится ниже $1.40 за галлон. К такому выводу пришли ведущие специалисты в сфере бензинового бизнеса после падения стоимости нефти на мировых рынках до 18-летнего минимума. 
$1.40 - это та цена, в которой, фактически, нет стоимости самого бензина. Она формируется из федеральных и штатных налогов, сборов, акцизов, пошлин и других накруток. При этом заправиться по цене $1.40 за галлон в случае дальнейшего обвала нефтяных рынков смогут только жители нескольких штатов. Например, Миннесоты, где в 2015 году бензин временно подешевел до $1.40.  
Что касается Нью-Йорка и Нью-Джерси, где проживает большое количество русскоязычных иммигрантов, то в этих штатах минимальная цена топлива будет варьироваться в районе $1.80 - $2.20 за галлон. Более того, бензин в NY и NJ может подорожать даже в случае краха нефтяного рынка. Дело в том, что губернаторы Куомо и Мерфи активно продвигают программы по развитию электрического транспорта. Поэтому в ближайшее время на горючее могут быть введены дополнительные сборы. 
В целом, дешёвый бензин подарил небольшую надежду американским автоконцернам, которые до сих пор верят в возвращение на рынок больших бензиновых автомобилей с мощным двигателем. 
К счастью, легендарный General Motors, похоже, поставил крест на бензиновых проектах. В мае 2020 года американцам должны представить легендарный GMC Hummer EV - потомка классического Hummer - с полностью электрическим двигателем. Продажи мегаперспективного автомобиля должны начаться осенью 2021 года. Приблизительная стоимость - $70,000.
Максим Бондарь

Нетаниягу: каждый , кто заражается сам - заражает весь мир

Нетаниягу: каждый , кто заражается сам - заражает весь мир 25.03 20:50   MIGnews.com

Нетаниягу: каждый , кто заражается сам - заражает весь мир


Премьер-министр Биньямин Нетаниягу выступил перед народом Израиля.


Премьер сказал: “Говорят, что тот кто спасет одного, спасет целый мир. С этой страшной болезнью коронавирусом, это выражение тоже можно переделать в страшную форму: Тот кто заражается - заражает весь мир”.




Нетаниягу предупредил: “Я выступал перед вами всего пять дней назад. с тех пор в Италии и в Испании в два раза увеличилось количество больных, умерли тысячи и тысячи людей. Если у нас продолжится прирост больных нынешними темпами - еще две недели и у нас будут тысячи тяжелобольных. Здесь будет катастрофа! Оставайтесь дома!”

Нетаниягу призвал к немедленному созданию правительства национального единства для борьбы с коронавирусом.

А.К. Наивный Биби: плевать большевикам на все вирусы в мире. Ради власти они столбы фонарные зубами перегрызут и Кинерет до дна выпьют.  

Ривлин резко раскритиковал Эдельштейна

Ривлин резко раскритиковал Эдельштейна

Президент Израиля: «Для всех нас крайне важно подчиняться распоряжениям суда, и никто не может их не выполнять»
Ян Голд, 

Реувен Ривлин
Реувен Ривлин
צילום: מארק ניימן / לע"מ

Президент страны Реувен Ривлин выступил в среду, 25 марта, с речью о серьезном политическом кризисе в Израиле.
«В настоящее время мы являемся свидетелями самого интенсивного столкновения между властями - судебной и законодательной. Однако, несмотря на глубокие разногласия между лагерями и жесткую риторику между сторонами, я знаю, что большинство израильского руководства, правого и левого, понимают, что все мы должны подчиняться судебным решениям», - сказал Ривлин.
Президент раскритиковал подавшего в отставку спикера Кнессета Юлия Эдельштейна. «Даже если он считает, что суд допустил ошибку в своем решении, всегда необходимы поддержка и соблюдение демократических правил и норм, иначе будут разрушены основы государства. Теперь, когда спикер Кнессета уходит в отставку, я уверен, что решение Верховного суда будет соблюдено, и израильская демократия укрепится после этого трудного периода испытаний».
Как известно, Эдельштейн подал в отставку в знак протеста против решения Верховного суда, обязавшего провести не позднее сегодняшнего дня выборы нового спикера Кнессета.
Реувен Ривлин, раскритиковав Эдельштейна, также обратился к премьер-министру Биньямину Нетаньяху и председателю «Кахоль Лаван» Бени Ганцу с настоятельным призывом договориться, объединить свои силы и создать правительство единства.
Ривлин также напомнил об обязанностях гражданского общества соблюдать строгие ограничения, чтобы остановить распространение коронавируса: «Соблюдайте инструкции министерства здравоохранения и выполняйте решения правительства. Даже если иногда вы критикуете инструкции и считаете их ошибочными, необходимо их принять и подчиниться. Мы должны подчиняться и делать то, что от нас требуется. Я обращаюсь к вам, граждане Израиля, потому что это крайне важно».

А.К. И совсем уж стало не понять, кто рулит Израилем? Похоже, нет главнее тех, кого никто не избирал: какие-то президенты, суды... Демократия во всей красе!

ОБМАНУТЬ СВОИХ И ЧУЖИХ

Когда вы анализируете поведение "Кахоль-лаван", становится очевидна простая истина. Сколько бы они не повторяли, что Нетаниягу заботится только о себе и игнорирует нужды государства, все ровно наоборот.

 
Blue and White Party gantz
 
Глава "Кахоль-лаван" Бенни Ганц не оставляет усилий сформировать правительство с Авигдором Либерманом и арабскими партиями. Если ему это удастся, Израиль столкнется с серьезным кризисом в отношениях США.
"Совсем недавно Ганц пообещал президенту Трампу, что возглавляемое им правительство возьмется за осуществление "Сделки века", но теперь становится абсолютно ясно, что обещания Ганца - это одно, а вот дела - совсем иное.
Мало того, что Ганц даже не пытается сдержать свое слово. Он просто растаптывает свои прежние обещания.
Он ведь говорил о стабильном правительстве, реализующем детали плана. Но это может произойти лишь в том случае, если он создаст коалицию с правым блоком во главе которого стоит Нетаниягу. Если же он сформирует правительство меньшинства с Либерманом и левыми, зависящее от антисионистского "Общего арабского списка", ни о каком продвижении плана Трампа, вроде распространения суверенитета на Иорданскую долину, уже не будет и речи. Более того, такое правительство станет еще и откровенным нарушением его предвыборных обещаний.
Неужели Ганц, как в свое время Эхуд Барак, решил выдать себя за этакого правоцентриста, понимая, что лишь так у него будет шанс победить на выборах?
Достаточно приглядеться к поведению "Кахоль-лаван" в других областях, чтобы заметить очевидные противоречия и непоследовательность.
Например, вопрос о верховенстве закона. С одной стороны, "Кахоль-лаван" позиционирует себя едва ли не главным защитником верховенства закона и сохранения израильской демократии. Но, с другой стороны, похоже, что самым неотложным делом для ее лидеров, как и для главного партнера Либермана является откровенное подавление народного волеизъявления, иными словами, подрыв демократии с помощью продвижения персональных законов "только-не-Биби", направленных конкретно против того, кто получил едва ли не половину голосов избирателей.
Ну, или, например, кризис эпидемии коронавируса и идущий за ним по пятам экономический кризис. Обе эти проблемы, вероятно, являются одними из наиболее серьезных и опасных, с которыми Израиль когда-либо сталкивался.
Угроза распространения эпидемии ставит Израиль перед ыбором между плохой альтернативой и еще худшей. Следует ли вводить драконовские ограничения, буквально парализующие страну? Как предотвратить крах системы здравоохранения с учетом ожидаемого количества пациентов? Что делать с бешено растущей кривой безработицы?
Чем же занимается в этот момент "Кахоль-лаван"? Его вожди яростно выступили против действий правительства, направленных на защиту общества, и договорились до того, что Нетаниягу сотрудничает с коронавирусом, запугивая граждан страны ради удовлетворения своих личных нужд.
А что с экономикой? Есть у КЛ предложения о том, как спасти экономику?
Очевидно, если мы пойдеD0 на четвертые выборы, Ганц, Лапид и их соратники надеются изыскать способ как обвинить Нетаниягу в росте безработицы, не упоминая о том, что это стало результатом шагов, предпринятых для спасения десятков тысяч израильтян от гибели в эпидемии. Но сильно ли поможет это обществу?
Есть ли у лидеров "Кахоль-лаван" представление о том, как учить детей Израиля при закрытых школах? Как родителям работать из дома и одновременно следить за детьми?
Помнится, Буги Яалон собирался стать министром образования. У него есть предложения для решения нынешнего кризиса?
Три недели назад я присутствовала в Вашингтоне на конференции CPAC - Центральной конференции консерваторов и республиканцев США.
Меня пригласили выступить на сессии, посвященной вопросу суверенитета Израиля в Иудее и Самарии, и там не было ни одного оратора, кто требовал бы раздела Иерусалима или разрушения поселений. Напротив, там было широко представлено мнение о том, что Израиль должен распространить свои законы на все области, где это представляется целесообразным. Ясно, что ситуация изменится в одно мгновение, если кандидат от Демократической партии победит Трампа. Тогда Израилю придется иметь дело с враждебным президентом, возглавляющим враждебную партию. Есть у "Кахоль-лаван" план на этот случай?
Короче говоря, когда вы анализируете поведение "Кахоль-лаван" по всем актуальным вопросам повестки дня, становится очевидна простая истина. Сколько бы они не повторяли, что НетаниягD1 заботится олько о себе и игнорирует нужды государства, все ровно наоборот.
Нетани=гу работает круглосуточно, чтобы защитить Израиль от коронавируса и спасти экономику. А что делают его оппоненты? У них одни личные обиды, куча амбиций и полное отсутствие понимания ситуации.
Каролин Глик, Исраэль а-йом
Перевод Александра Непомнящего

ПИСЬМА С ТОГО СВЕТА

Дела житейские
№41 (651)
В анналах литературного фальшака, довольно обширных, Уильям Генри Айрланд в ХVIII веке написал за Шекспира письма, завещание и целую пьесу, которая всеми шекспироведами была признана за подлинник и долгое время – до разоблачения талантливой подделки – шла в лондонских театрах. Юный Томас Чаттертон в том же XVIII веке, богатом на литературные мистификации, выдумал даже средневекового барда Томаса Раули, якобы жившего в IV веке, и писал за него на средневековом английском языке стихи, долгое время вызывавшие изумление и восторг ошарашенной публики. И далеко не юная, а – за шестой десяток, Ли Израэль в самом конце XX века в Нью-Йорке писала, продавала и печатала множество писем за умершую звезду немого кино Луиз Брукс. И  не только за нее, а за целое созвездие знаменитых актеров и писателей.
Израэль виртуозно словила оригинальные особенности писем умерших знаменитостей, их словесные манеризмы, их личный стиль и ауру времени - в те 15 месяцев, когда она продала сотни поддельных писем, и груду свистнутых ею подлинников – тридцати разным дилерам.
«Письма Ноэля Коуарда» - вышедшая в прошлом году, под восторженные отклики критиков и читателей, книга в славном издательстве Альфреда А. Кнопфа включает короткую, в стиле модных сплетен того времени, заметку о замечательной Джули Эндрюс. «Она – яркая талантливая актриса, - пишет Коуард, – и довольно привлекательная, особенно с тех пор, как она разделалась с этими её, сугубо английскими, торчащими верхними зубами». Но это письмо, как и другое, включенное в книгу писем Коуарда, на самом деле были написаны Ли Израэль. Надо сразу признать, что имитировать бесподобного Ноэля Коуарда, любимца публики 30-40-х гг., драматурга, кинорежиссера и актера, к тому же  острослова, злоречивого, но изысканного юмориста, стильного прикольщика и обаятельного остроумца, невероятно трудно. Поэтому можно понять торжество и злорадство Израэль, когда она узнала, что два из ее подложных писем были признаны подлинниками привередливым редактором издательства Альфредом А. Кнопфом.
Как видим, Ли Израэль – особа не слишком разборчивая, довольно циничная и рисковая, но безусловно талантливая. Каково писать письма за 20 с лишком умерших любимцев публики, всем известных своим личным стилем, манеризмами и незабываемой своеобычной интонацией! А Израэль, изготовляя фальшак, неизменно попадала в фокус оригинальной личности, виртуозно пользуясь ее словарем, любимыми словечками, интимными подробностями, звездным обаянием и чертами характера. И ни одно из более чем 400 этих фантастических писем из могил знаменитостей не пропало, все были распроданы матерым дилерам, которые собаку съели на различении подлинника, и тем не менее  глазом не моргнув расплачивались с Израэль за её подделки и, мало того, просили новых «уникальных» писем знаменитостей.
Конечно, её застукали и разоблачили. Поймали прямо на кропотливом изготовлении очередного литературного фальшака. В суде к ней отнеслись более чем милостиво – учитывая ее прежнюю безупречную репутацию и литературные заслуги, – и приговорили к пяти годам условно и к шести месяцам домашнего ареста. За продажу поддельных писем и воровство подлинников из библиотек и архивов.
Кто же такая Ли Израэль помимо её криминальной репутации? Оказалось, что она была известным и успешным, к тому же талантливым биографом: написала две отличные книги о звездах немого экрана и третью, нашумевшую и бестселлерную – о косметической королеве Эстэ Лодер. Несомненно, что в криминальную фазу своей карьеры Израэль привнесла таланты, которыми когда-то славилась, сочиняя вполне легитимные биографии знаменитостей.
Но на разоблачении поддельных писем и на судебном приговоре не кончается превратная литературная судьба Израэль. Годами она развлекала друзей на артистических тусовках рассказами о своем поддельном ремесле , «Меня ни разу не поймали», - гордилась она.А затем всё это записала, добавив, что две её фальшивки – письма Коуарда - были опубликованы издательством Кнопфа.
Здесь начинается третья и, похоже, самая увлекательная и сенсационная часть литературной карьеры Израэль. Она написала исповедальные мемуары «Сможете ли вы когда-нибудь простить меня?», где честно, как на духу, призналась в своих преступлениях – криминальных и литературных - и закончила страшным для неё эпизодом, когда дилер, заподозривший неладное, обратился в полицию.
Но тут случилось неизбежное. Зная её как литературную фальшивомонетчицу, издательства один за другим отвергали её шикарные мемуары, подозревая, что это очередной фальшак. Написав яркую, лаконичную, язвительную, экспрессивную книгу, Израэль вначале предполагала напечатать ее в каком-нибудь гламурном журнале. Естественно, на память пришел престижный Нью-Йоркер. Но там ей с ходу отказали, даже не просмотрев рукопись. Её подмоченная репутация вредила ей на каждом шагу.
Когда 60-летняя почтенная дама Ли Израэль, биограф, редактор и сочинитель фальшака, принесла свои мемуары в популярное издательство «Саймон и Шустер”, она попала в самый разгар «мемуаргейта», когда каждое издательство было начеку фальшивых мемуаров. Но ее мемуары, хотя и были всесторонне проверены редакторами, оказались чистой правдой. Фальшаком было то, о чем Ли Израэль лаконично, прикольно, цинично (несмотря на покаянное название книги) и увлекательно повествовала о своем теневом бизнесе, об упоительном авантюризме (да, она гордилась  своей изворотливостью), о своем преступном вдохновении (не забудем: свыше 400 подложных писем за 15 месяцев!) и о том, наконец, как ей удалось избежать тюрьмы.
Мемуары знаменитостей, особенно с исповедальной нотой в них, всегда привлекали широкую публику – будь то скабрезные признания кинозвезд, с грохотом павшего политика, проворовавшегося бизнесмена или серийного убийцы. Но нет ничего слаще и упоительней, чем читать об авантюрном и криминальном повороте в судьбе порядочной и известной в свое время писательницы и что никогда не поздно в корне изменить свою жизнь, изобрести новую, пусть и преступную карьеру и из полного ничтожества выскочить в скандальную, пусть и постыдную славу.
Но в своей книге «Сможете ли вы когда-нибудь простить меня?» Ли Израэль не стыдится своего мошенничества и гордится своей изобретательностью. Изображая себя этакой престарелой бедной Золушкой, которой не светит никакой принц и никакой источник заработка ( кроме вэлфера), Израэль и в самом деле чувствовала себя полным ничтожеством в литературных тусовках Нью-Йорка в начале 90-х годов.
Её бестселлерный успех с биографией Эстэ Лодер был давно забыт и истрачен, ей пошло за полтинник, она была без работы, без денег, без друзей и профессиональных знакомых, которых она измотала просьбами о помощи. Она жила в загаженной мухами и тараканами комнатке с 21-летним котом Джерси. Это был полный бесповоротный жизненный тупик. Израэль попыталась выйти из него, продавая ценные книги из своей домашней библиотеки в магазин «Стрэнд», и так надоела продавцам, что они в конце концов выгнали её из магазина. Затем кот умер, и его заместителя, Дорис, пришлось снести к ветеринару, чьи счета Израэль не могла оплатить.
И тогда её осенило. Криминальное вдохновение ударило, как молния, в самом мраке жизни. Выходя из библиотеки в Линкольн центре, она по пути прихватила из архива, куда имела доступ как печатный автор, три довольно заурядных письма Фанни Брайс. Засунула их в носки и вышла на улицу. Ей удалось продать их дилерам, имеющим дело с автографами, по $ 40 за штуку.
Израэль, которая уверилась в том, что большинство дилеров не знают, что «provenance» - это не столица Род-Айленда» ( столица – Провиденс), не испытывала никаких угрызений совести: письма, которые она слимонила, «были из царства мертвых. Дорис и я жили себе да поживали».
С этой кражи Израиль приступила к широкому производству собственных писем, написанных за умерших знаменитостей. Она приобрела несколько разного времени фирменных пишущих машинок, изготовила знаменитые печатные бланки, оттиснутые на антикварной бумаге, использовала старый телевизор как световой экран, на котором она прослеживала подписи знаменитостей. Поддельное дело было поставлено на широкую ногу. Израэль вдохновенно и талантливо ( в этом ей не откажешь!) писала за Брайс, Коуарда, Лиллиан Хелман, Дороти Паркер и особенно убедительно за Луиз Брукс. И многих других. У нее, несомненно, был таинственный дар или чутье схватывать индивидуальность человека, идеально имитировать – до запятой и восклицательного знака! – его личный стиль и словесные повадки. Короче, выставлять в письмах, как живую, его (или её) неповторимую личность.
Порой Израэль увлекалась, и письмо выходило за личные пределы той или иной знаменитости, получалось ярче, острее, ядовитее в шутках, чем бывало у подлинного, давно умершего писателя. В таких случаях Израэль не писала, а сочиняла за знаменитость, ни на шаг не выходя за пределы его самобытности. Опытные дилеры, которым она сбывала эти письма, особенно предпочитали и дорого платили за эти её «сочиненные» по вдохновению послания.
И она продолжала до конца («никак не могла остановиться, разглядывая драгоценные – в обоих смыслах – оригиналы, так запросто разложенные на столах и в ящиках библиотечных архивов») красть подлинные письма, засовывая их в обувь.
В конце концов Эф-Би-Ай пресекло ее махинации, пригрозило Израэль обыском, а она не смогла избавиться от этих пишущих машинок достаточно быстро, зашвыривая их, «одну за другой, в мусорные ящики вдоль полуторакилометровой Амстердам авеню».
Все это читаешь на одном дыхании в мемуарах Израэль «Сможете ли вы когда-нибудь простить меня?» Это ее сочинение – отчасти захватывающий триллер, отчасти – обоюдоострая психологическая проза, демонстрирующая уникальные «чревовещательные» способности автора. В этой книге Израэль уже от своего имени, а не под псевдонимами знаменитостей дает убийственные, остроумные и меткие характеристики этим самым знаменитостям, сообщает о них поразительные, ею в архивах отысканные подробности, создает целую галерею гротескных личностей, из которых самая эксцентричная и феноменальная – сама Израэль. Она достаточно зоркий автор и пишет также о собственной наглости и  время от времени, скверности. В ряде случаев откровенно рассказанных, ей очень трудно сочувствовать, и читатель не удивится, узнав, что Джэк Хок, ее партнер по продаже поддельных писем, «боялся ее до смерти».
Но именно эта прямодушная, не щадящая себя интонация, а также ошеломляющий авантюризм жизни автора и привлекают к ее только что, в сентябре, вышедшей книжки, которая, по словам критика, расхватывается читателями с прилавков магазинов, как «горячие, с жару с пару пирожки». Голливуд собирается поставить фильм «о бедной старой Золушке, вдруг осененной преступным вдохновением».
Один критик, прочтя «Сможете ли вы когда-нибудь простить меня?», заметил, что в рассказе Израэль о своей необыкновенной жизни остается, довольно зловеще, очень много не упомянутого и ничем не занятого времени, Что она делала тогда? Может быть, она скрывает другую фазу своей криминальной литературной активности? «Если бы я был библиотекарь, - пишет критик – я бы на порог не пускал Ли Израэль, но я , безусловно, позаботился бы, чтобы её новейшая книга стояла на полке. Если бы я был редактором, я бы немедленно заключил с ней договор на биографию Луиз Брукс – чтоб держать ее подальше от греха».

"С ЛЮБИМЫМИ НЕ РАССТАВАЙТЕСЬ"


"С любимыми не расставайтесь". Это не только о людях сочинил Александр Кочетков. Вчера случайно снял с полки толстый том, старую книгу, плохо напечатанную на жуткой, газетной бумаге, но огромным тиражом в 300 тыс. экземпляров. Мне ее подарили на день рождения. Всего 10 лет исполнилось. Мне сказали: "Рано тебе ещё, но попробуй". Я попробовал. Весь толстый роман прочел запоем, не отрываясь. И полюбил "Давида Копперфильда" на всю жизнь. Чтение было прорывом в мир неведомый, удивительный, почти сказочный. Роман Чарльза Диккенса стал моим учебником жизни, гораздо более дорогим, чем все школьные науки, но так уж получилось, что больше я эту книгу не открыл ни разу. И вот вчера, через 64 года, раскрыл, прочел первую страницу, и вспомнил всё то, нахлынувшее на меня волной чужих бед и счастья, предательства и верности, нищеты и богатства... Вспомнил, и сказал спасибо ветхим страницам. По делу, значит, увёз за собой эту книгу. Нельзя расставаться с любимым, кем и чем бы оно ни было: человеком, старой чашкой или книгой, ставшей для тебя чем-то, вроде черты на дверном косяке, где когда-то ты отмечал свой рост: не от пяток до макушки, а рост души - самого дорогого, что дарит нам судьба.

Юридический форум: Ультиматум спикеру – опаснейший прецедент израильской демократии

Юридический форум:
Ультиматум спикеру – опаснейший прецедент израильской демократии

Судьи БАГАЦ не имели права вмешиваться в решение Юлия Эдельштейна отложить вопрос о переизбрании председателя Кнессета
Марк Штоде, 

Юлий Эдельштейн
Юлий Эдельштейн
Flash 90

Контроль Кнессета за деятельностью правительства очень важен – считают юристы Форума - тем более в нынешний тяжелый период, связанный с пандемией короновируса, когда правительство вынужденно принимать особо драматичные решения.
Вместе с тем, разделение ветвей власти является одним из главных принципов демократии. Поэтому Юридический форум в защиту Израиля считает, что судьи БАГАЦа не имели права вмешиваться в решение спикера Кнессета Юлия Эдельштейна отложить вопрос о переизбрании председателя израильского парламента. Такое вмешательство юридической ветви власти в работу законодательной ветви создает, по мнению юристов Форума, опасный прецедент и подрывает веру общества в судебную структуру.
Напомним, что Верховный суд распорядился избрать спикера Кнессета до 26-го марта, несмотря на письменное обращение Эдельштейна в БАГАЦ накануне, 23-го марта, в котором он отмечает, что переизбрание председателя парламента должно состояться не позднее даты заседания, на котором Кнессет будет утверждать новое правительство, а следовательно нет причин торопиться с этой процедурой в ближайшие дни. Эдельштейн также призвал суд не вмешиваться во внутрипарламенсткие дела.
Адвокаты Юридического форума надеются, что Верховный суд все-таки проявит сдержанность в отношении темы, находящейся полностью в ведении другой ветви власти.

Его сексейшество и дерзейшество Бекингем

Literature

Его сексейшество и дерзейшество Бекингем

Юрий Магаршак
Март 2020
дорогие друзья, 
после нескольких заметок о героях ТРЕХ МУШКЕТЕРОВ, читатели понуждают меня написать более цельный труд. Начало которого, только что завершенное, прилагаю. Ежели рискнете прочесть, гарантирую не соскучитесь. Сюжет продолжения абсолютно головокружительный, так как герой становится учеником Шекспира (которому полагалось два ученика не считая игравших Джульету, Офелию и Дездемону мальчиков), участвует в постановке Генриха Восьмого в Глобусе, на премьере которого театр сгорел, становится любимцем графа Ризли Саутгемптонского, но после того, как на него всего один раз на охоте взгянул король Англии Яков Стюарт становится Августейшим Любимцем, получает титулы лорда, адмирала, кавалера ордена подвязки, наконец главы правительства, а также само собой становится богатейшим из Лордов Англии, и среди много прочего после восшествия на престол своего приятеля Карла мчится во Францию, чтобы выдать за него младшую сестру Луи Тринадцатого Генриетту-Марию, попутно соблазнив королеву Анну, а может быть также и короля. После чего сюжет ТРЕХ МУШКЕТЕРОВ закручивается. Однако о тех, кто его закрутил, Дюма не рассказывает поскольку писал роман при реставрированных Бурбонах. История, мною начатая - если будет продолжена - предполагает восполнить этот колоссальный пробел.

Предисловие. Как известно, самый популярный роман всех времен и народов начинается так:
В первый понедельник апреля 1625 года все население городка Менга было объято таким волнением, словно гугеноты собирались превратить его во вторую Ларошель. Некоторые из горожан при виде женщин, бегущих в сторону Главной улицы, и слыша крики детей, доносившиеся с порога домов, торопливо надевали доспехи, вооружались кто мушкетом, кто бердышом, чтобы придать себе более мужественный вид, и устремлялись к гостинице «Вольный Мельник», перед которой собиралась густая и шумная толпа любопытных, увеличивавшаяся с каждой минутой.
В те времена такие волнения были явлением обычным, и редкий день тот или иной город не мог занести в свои летописи подобное событие. Знатные господа сражались друг с другом; король воевал с кардиналом; испанцы вели войну с королем. Но, кроме этой борьбы — то глухой, то явной, то тайной, то открытой, — были еще и нищие, и гугеноты, бродяги и слуги, воевавшие со всеми. Горожане вооружались против воров, против бродяг, против слуг, нередко — против владетельных вельмож, время от времени — против короля, но против кардинала или испанцев — никогда. Именно в силу этой закоренелой привычки в вышеупомянутый первый понедельник апреля 1625 года горожане, услышав шум и не узрев ни желто-красных значков, ни ливрей слуг герцога Ришелье, устремились к гостинице «Вольный Мельник».
И только там для всех стала ясна причина суматохи.
Молодой человек… Постараемся набросать его портрет: представьте себе Дон-Кихота в восемнадцать лет, Дон-Кихота без доспехов, без лат и набедренников, в шерстяной куртке, синий цвет которой приобрел оттенок, средний между рыжим и небесно-голубым. Продолговатое смуглое лицо; выдающиеся скулы — признак хитрости; челюстные мышцы чрезмерно развитые — неотъемлемый признак, по которому можно сразу определить гасконца[6], даже если на нем нет берета, — а молодой человек был в берете, украшенном подобием пера; взгляд открытый и умный; нос крючковатый, но тонко очерченный; рост слишком высокий для юноши и недостаточный для зрелого мужчины. Неопытный человек мог бы принять его за пустившегося в путь фермерского сына, если бы не длинная шпага на кожаной портупее, бившаяся о ноги своего владельца, когда он шел пешком, и ерошившая гриву его коня, когда он ехал верхом.”

Начало, как и весь остальной текст романа, блистательное! После которого, как помним, закручивается всему миру известный сюжет. Герцог Бекингем, влюбившийся в Королеву Франции, с помощью герцогини Шеврез проникает в покои Анны Австрийской. Будучи предупрежденным о том, что кардинал послал ведомых Рошфором гвардейцев его арестовать, успешно ретируется. Но прежде, чем расстаться с Мужчиной Сердца, в знак верности и любви Королева дарит ему двенадцать алмазных подвесков, незадолго до этого подаренных ей королем. О рандеву и дарении которых иностранному гражданину узнает Кардинал и поручает Миледи Винтер похитить их. Однако три мушкетера и Д’Артаньян (принятый в мушкетеры во второй половине первого тома романа) мчатся в Англию в резиденцию герцога, по дороге убив кучу народа, успевая вернуть подвески их обладательнице за миниту до того, как она была бы разоблачена. В результате королева Анна Австрийская не изгнана, продолжая оставаться влюбленной не в Короля.  Герцог Бекингем, собиравшийся вернуть территории на Континенте в отместку за то, что ему не позволили общаться с королевой как запланировал, убит по наущенью Миледи. Франция спасена, Англия продолжает существовать, королева остается в королевских покоях в ожидании счастливого мига, когда 13-ю годами спустя разродится Луи Четырнадцатым.

Всё это так и известно с самого детства. Однако зададимся вопросом: почему в самом начале романа – причем дважды в одной строфе – подчеркнуто, что действие начало разворачиваться в первый понедельник апреля 1625 года а не в какой либо другой день? Не произошло ли в мире события, которое с этой датой было бы связано?

Оказывается, произошло!  27 марта 1825 года, всего за несколько дней до того, как в обозначенный Дюма первый понедельник апреля начал раскручиваться сюжет романа Три Мушкетера, умер король Англии Яков I. Любовником, а также любовницей и Первым Министром которого являлся Герцог Бекингем, урожденный Джордж Ви́льерс. То самый, который сразу же после этого сломя голову мчится в Англию срочно (причина поспешности непонятна) выдавать Карла за младшую дочь Генриха Генриетту-Марию. Попутно (а может быть в этом и состояла главная цель авантюры) устраивая роман с королевой. С как минимум попустительствования короля.

После уяснения этого НЕ СОВПАДЕНИЯ возникает естественное желание переосмыслить роман. В котором четыре очаровательных охламона носятся по всей Франции (а Д’Артаньян и по Англии), делая все возможное и невозможное чтобы спасти королеву Франции от того, чтобы августейший супруг Людовик XIII узнал о ее адюльтере с главой Британского Кабинета (физическом или платоническом – но адюльтере, который ни в том, ни в другом случае не пристал Королеве, а в случае физического контакта она могла бы родить наследника от гражданина другой страны, что не только меняло династию, но – после его коронования после совершеннолетия – и политическую карту Европы). При этом истинным мотором событий – не исполнителем а мотором – являются вовсе не три мушкетера с примкнувшим к ним Д’Артаньяном. С прибытия которого в Лондон, похожему на прибытие в Париж Д’Артаньяна как если бы удальцы были сиамскими братьями, и начинаем рассказ.


Его дерзейшего и сексейшество Бекингем

Image result for бекингем

В третью пятницу апреля 1612 года всё население городка Aylesbury  было объято таким волнением, словно католики получили известие об удаче порохового заговора против короля Якова, произошедшего в Лондоне за семь лет до описываемого нами вечера наступившего после по временам пасмурного, а временами дождливого дня.  

 Некоторые из горожан при виде женщин, бегущих в сторону Главной улицы, и слыша крики детей, доносившиеся с порога домов, торопливо надевали доспехи, вооружались кто мушкетом, кто бердышом, а кто и дубиной, чтобы придать себе более мужественный вид, и устремлялись к лучшей в этом микроскопическом городишке с историей, восходящей к Древнему Риму,  гостинице «Королева Мария Стюарт», перед которой собиралась густая и шумная толпа любопытных, увеличивавшаяся с каждой минутой.

В те времена такие волнения были явлением обычным, и редкий день тот или иной город не мог занести в свои летописи подобное событие. Лорды сражались друг с другом; король воевал с парламентом; испанцы вели войну с Англией, в то время как Франция стремилась изгнать Англию с континента. Но, кроме всех видов этой борьбы — то глухой, то явной, то тайной, то открытой, — были еще и нищие, и католики, бродяги и слуги, лакеи и простолюдины, воевавшие с всеми не исключая друг друга. Горожане вооружались против воров, против бродяг, против слуг, нередко против владетельных вельмож, время от времени против короля, но против парламента — никогда. Именно в силу этой закоренелой привычки к свободомыслию, переходящему в свободу действий, которая восходит к отказу Короля Генриха подчинятся Римскому Папе и объявления себя Главой Англиканской Церкви, во всем остальном кроме наличия единоличного Лидера похожей на лютеранскую, в вышеупомянутую третью пятницу  апреля 1612 года горожане, услышав шум и не узрев ни вельможных карет, ни расшитых ливрей слуг герцога Саутгемптонского, ни шпионов всесильного графа Солсбери Сесила, устремились к гостинице ««Королева Мария Стюарт». Название которой после вошествия на трон сына казненной Якова перестало являться крамолой. Хотя вызывающим оставалось.

И только там для всех стала ясна причина суматохи.

Молодой человек… Постараемся набросать его портрет: представьте себе Аполлона осьмнадцати лет от роду, в нем же и Дон-Кихота без доспехов, лат и набедренников, в шерстяной куртке, густо-зеленый цвет которой приобрел оттенок, средний между палевым и дубововато-зеленым. Белое покрытое загаром лицо изумительной правильности и красоты; фигура, в которой даже под свободно висящей на юноше курткой угадывался божественный торс. Рост, позволявший красавцу смотреть свысока даже на гренадеров; взгляд открытый и умный; нос правильный и тонко очерченный; профиль настолько четок, словно его древнеримский ваятель высек из глыбы мрамора. Неопытный человек не женского пола мог бы принять его за пустившегося в путь фермерского сынка, если бы не длинная шпага на кожаной портупее, бившаяся о ноги своего владельца, когда он шел пешком, и ерошившая гриву его коня, когда он ехал верхом. В то время, как принадлежавшие к тому же полу, что Ева, от аристократок до простолюдинок, при одном взгляде на божественного красавца, наполнялись желанием и ощущением очарования жизни.

Молодой человек, красота которого не могла оставить холодной ни одну бросившую на него хотя бы мимолетный взгляд женщину, испепеляющим взглядом взирал на роскошно одетого дворянина, которому он только что (по уверениям очевидца – хозяина постоялого дома) отвесил пощечину за то, что тот иронически отозвался о лошади молодого красавца. Которая, в отличие от своего хозяина – если смотреть на нее без предвзятости – действительно скорее напоминала клячу чем скакуна.
- Теперь, молодой человек, я буду вынужден проколоть вас насквозь моей шпагой, проткнувшей десятки сердец знатнее, чем ваше  – вскричал дворянин, вынимая шпагу из ножен.
Сопровождавшие оскорбленного ( судя по одежде и выговору) шотландца, две ослепительно красивые женщины, одна из которых также была шотландкой, тогда как в блондинке угадывалась англичанка, возможно с французским флером, лет примерно пятнадцати (в возрасте, в котором в то время большинство принцесс уже были замужем, так что пятнадцатилетняя незамужняя – будь она королевских кровей – считалась бы старой девой) переглянулись и зашептались.

- Он видел нас вместе – прошептала черноволосая – теперь Вы, Генри, вынуждены его убить.
- Именно это я и собираюсь сделать – намного громче чем шепотом, так чтобы всем собравшимся было хорошо слышно, запальчиво  прокричал дворянин.
- У меня есть лучшее предложение – зашелестела блондинка. – Он ведь такой невообразимо хорошенький! Позвольте уладить это скандальное дело, из за которого Вы можете оказаться в Тауэре, мне. Которая в запутывании и распутывании самых пикантных и хитроумных интриг равных себе не знает и не имеет.
- И что же Вы намерены делать, чтобы распутать или запутать Гордиев узел, который между нами заплёлся? – прошептал дворянин, на этот раз по-настоящему тихо.
- Давайте займемся с этим красавцем любовью. После чего конфликт разрешится без кровопролития, мордобоя и уголовщины, к радости и наслаждению четверых.
- Как? Не втроем, как обычно, а вчетвером? Но это же аморально!
- Не ревнуйте, граф. Ведь насколько я знаю, вы одинаково любите не только нас, женщин, но, подобно королю Англии, и мужчин.  Склонность к которым с момента замены династии Тюдоров на Стюаров стала патриотичной сексуальной ориентацией.
- Возможно, это неплохая идея – проговорил, тот, которого дама назвала графом, задумчиво. Вместо того, чтобы, убив дворянина и оказаться в Бастилии, получить удовольствие? Действуйте!
С этими словами вложил украшенную изумрудами шпагу в ножны. Тогда как красавица с белыми спускавшимися ниже плеч волосами направилась к напоминавшему бога юноше и о чем-то ему зашептала.

Наутро, когда часы на городской башне пробили полдень, восемнадцатилетний красавец протер глаза. После чего, смутно припомнив события ночи и обыскав комнату, обнаружил потерю.
- Куда подевались две красивые девушки с шотландским снобом, которые сняли для нас четверых вчера комнату наверху? - строго спросил он хозяина постоялого дворика, одевшись и спустившись в прихожую.
- Они уже часа три, как уехали в направлении Лондона, сударь. Дамы в карете, а тот, которого они называли графом, верхом.
- А кто они, знаете?
- Понятия не имею. Я их впервые видел. Документы у постояльцев – если они дворяне – нам запрещено требовать предъявлять.
- Мерзавцы! Они украли у меня самое дорогое.
- Неужто деньги?
- Письмо к верховному адмиралу Чарльз Говарду от соседа моего батюшки капитана Королевского Флота. Который под началом сэра Френсиска Дрейка во время Гравелинской битвы, положившей конец доминированию Испании на море, командуя маневренным парусником потопил  четыре испанские галеона и семь галер.
- Везет же Вашему батюшке на соседей! Моё им, а также и Вам, почтение. И о чем же было это письмо?
- Оно содержало просьбу зачислить меня в королевский флот warrant officer как беспримерно себя проявившего в ученье морскому делу, которому в течение четырех лет капитан Воррен меня наставлял. За неимением в Лестершире  моря или хотя бы озера, на суше и реках. И вот теперь, после прибытия в адмиралтейство, куда я намерен направиться сразу после прибытия в Лондон, кроме, бесстрашия, удали и готовности за Англию потонуть, мне нечего показать.
- Ничем не могу помочь, сударь. Кроме того, что за ваш ночлег было уплачено.
- Слабое утешение. Но лучше, чем ничего.
С этими словами красавец вздохнул во всю свою прекрасную грудь, сел на своего Буцефала и рысью поплелся в направлении Лондона. С каждой проделанной милей наполняясь присущими ему решимостью, самоуверенностью и оптимизмом всё больше и больше.

===========================



Приложеньица

Главной пружиной действия романа ТРИ МУШКЕТЕРА являются не четыре симпатичные молодца которые один за всех и все за одного, не озабоченный благом Франции кардинал Ришелье, не королева, спальню которой муж не посещает годами, и не король Франции Луи-чертова-дюжина. Главной пружиной действия самого знаменитого романа всех времен и народов является Герцог Бекингем. Поступки которого заставляют кардинала быть начеку, мушкетеров скакать к Ламаншу опрометью, убивая и избивая всех попадающихся по дороге, короля выйти из летаргического блаженства, а королеву использовать все свое лицемерие и все рычаги, чтобы привязанность к прекраснотелому и прекраснолицему англичанину закамуфлировать под этикет.
В Романе о четырех мушкетерах образ Бекингема идеализирован. В соответствии с историческим Бекингемом, во имя любви он может идти на риск, красив и очень неглуп. Но представить себе, чтобы королевский любовник, которому в декабре 1624 года (за пять месяцев после начала разворачивающихся в Романе событий) Яков I писал: 
“Молю Бога о нашем брачном союзе на Рождество. Да осенит тебя благословение Божье, жена моя, да пребудешь ты утешением великим своего старого отца и мужа.” Называя таким образом Герцога, Главу Правительства и Адмирала Королевского Флота своею женой!
поведет себя на любовном свидании с королевой и в парке, и в её будуаре как куртуазнейший кавалер, можно только читая гениальное литературное произведение. Но не в реальной жизни реального Бекингема.
Поскольку Джордж Ви́льерс, известный под дарованным ему именем Бекингем, сыграл важнейшую роль не только в романе Дюма, но и в Европейской Истории, вглядимся в его биографию, а также в биографии тех, кто определил его дерзновенный беспрецедентный полет.
Джорж Вильерс происходил из древнего, но обедневшего рода в  графстве Лестершир  на северо-западе Англии. В 1614 году, будучи молодым человеком 22 лет от роду,  Джордж сумел был представленным королю Англии и Шотландии Якову I (которому в это время исполнилось 45 лет).Король воспылал к необыкновенно красивому юноше страстью, которую (если бы она была обращена к женщине) можно было б назвать любовью с первого взгляда . О котором, по свидетельству современников, говорил: «лицо стини (производное от Святого Стефана) сияет, словно лик ангела благодаря его неуемной ветрености и готовности к любому распутству». Свойства, которые очаровали Монарха так же, как и богоподобная внешность любовника, которого в письмах к нему он называл то женой, то мужем. В следующем году предшествующий фаворит короля графа Сомерсета  арестовывают и приговаривают к смерти – не без участия "стини" с лицом, сияющим, как у ангела. Ж Вильерс же, поднимаясь все выше и выше, был возведён в рыцарское достоинство, пожалован титулами виконта Вильерса , графа Бекингема, маркиза, адмирала, и, наконец, герцога Бекингема (1623 год) — первый герцогский титул в Англии более чем за 50 лет. Начиная с 1623 года он становится главой правительства, ведя себя под прикрытием короля на этом посту настолько нерасторопно и нагло, что произошедшая в 1649 году казнь сына Якова Карла, у которого Бекингем оставался премьер-министром, хотя, кажется, не любовником, по каждому пункту обвинений соответствовала тому, что совершил Бекингем.
Яков I Шотландский был сыном Марии Стюарт, казненной Елизаветой Тюдор за то, что она имела больше прав на английский престол, чем правящая королева Англии, которую католики считали незаконнорожденной. Его избрание было определено Елизаветой, когда на смертном одре она уже не могла говорить, но глава тайной полиции всесильный Роберт Сесил провозгласил во всеуслышание присутствовавшим при смерти королевы-девственницы придворным, что расслышал именно эти слова, сказанные ему на ухо. Король Яков был блестяще образованным человеком и знаменитым поэтом. При нем начала создаваться и быстро расти Британская Империя, над которой никогда не заходит солнце. Однако в то же самое время распутство, охватившее двор начиная с самого короля, через два десятилетия после его смерти привело к победе пуритан и приходу Кромвеля.
Между тем Бекингем-Вильерс, правивший Англией и Шотландией самодержавно, игнорируя и парламент, и полностью подчиненного ему (несомненно начиная с ложа любви и поз, в которых ложе не требовалось) стареющего короля, предпринимал очень решительные и неожиданные шаги. В течение нескольких лет, в соответствии с традициями того времени, Короли Англии и Испании вели переговоры о браке между Карлом и испанской инфантой. При этом по принятому в Европе обычаю будущие жених и невеста видели друг друга только на сделанных художниками портретах. От которых таким образом, зависели судьбы династий. Вильерс захотел решительно изменить эту традицию, поехав в Мадрид вместе с дофином Карлом,чтобы ускорить процесс. С точки зрения морали 21 века это был совершенно естественный шаг, но встреча августейших жениха и невесты за четыреста лет до этого казалось верхом безнравственности – подобной открытию лица невесты на публике до драка в странах Ислама.  Поездка была почему-то совершена не на корабле, а через Францию. В Амьене приятели Карл и Джорж оказались на празднованиях двора. Где Бекингем произвел завораживающее впечатление на всех без исключения дам. Включая и королеву. Свидание с королевой наедине согласно придворному этикету состояться не могло ни при каких условиях, но вмешавшаяся доверенная подруга Анны Австрийской незадолго до этого ставшая герцогиней Шеврез, лучшая интриганка века, устроила тет-а-тет свидание герцога с королевой, 24-летней красавицей, абсолютно забытой мужем.  Что произошло между ними остается загадочным, но ставший первым министром вскоре после этой исторической встречи кардинал Ришелье, знавший скандальную репутацию красавца Бекингема, был озабочен и провел расследование. Которое тогда никаких существенных результатов не дало. А поскольку королева в течение следующего года не забеременела, опасность того, что наследник французского престола будет зачат не только не королем, но даже и не французом, отпала. Как оказалось не навсегда.
В Мадриде сексейшество и наглейшество Герцог, как и повсюду, произвел завораживающее впечатление на дам. Но только не на короля и не на мужское его окружение. К тому же Карл (который и в самом деле был мал ростом и не здоров) на инфантe, дочь Филиппа III Марию Анну Испанскую произвел отталкивающее впечатление. Результат был плачевен. Переговоры Якова I c королем Испании Филиппом IV провалились. Вернувшийся в Англию в ярости Бекингем без одобрения парламента послал на помощь терпевшим от Испании, которым Северные Территории (Бельгия и Голландия) принадлежали,  поражение за поражением протестантам Нидерландов корпус английской армии, начав тем самым войну с Испанией. Таким образом в то, что Голландия и Бельгия получили после окончания 30-ей войны независимость, вклад Бекингема а благодаря ему Англии бесспорен.
27 марта 1925 года (за несколько дней до того, как Дюма начал разворачивать сюжет трех мушкетеров) умирает любовник Бекингема король Яков. Который за четыре месяца до смерти писал своему мужу и жене одновременно: Молю Бога о нашем брачном союзе на Рождество. Да осенит тебя благословение Божье, жена моя, да пребудешь ты утешением великим своего старого отца и мужа.”  На престол восходит друг Бекингема Карл, к этому времени все еще холостой. Чтобы у Короля Англии была достойная Державы, над которой уже перестало заходить солнце, невеста, Бекингем организует поездку во Францию делегации, целью которой является сватовство Карла на младшей дочери Генриха IV и сестре Луи XIII  Генриетте Марии. Посольство состояло из 700 человек и было настолько блистательно, что затмило даже Французский Двор. Разгуливая на балах между придворными, Бекингем якобы невзначай несколько раз рассыпал жемчужные ожерелья, отказываясь наклоняться, подразумевая что жемчужины будут взяты придворными и лакеями. Придворные дамы, как обычно при виде суперкрасавца, ставшего к этому времени самым богатым человеком Англии, были потрясены. Сильное впечатление Бекингем произвел также на королеву.  При этом, памятуя о безграничной наглости Герцога, а также о его бисексуальных наклонностях, который в гомосексуальной своей половине только что лишился любовника-короля, можно предположить что в его авантюристической голове промелькнула афера сделать своим любовником короля Франции, а любовницей – королеву.
Все это происходило на глазах всесильного Ришелье, который с этими планами – которые нельзя было исключить априори ни в какой части – начал активно бороться. Королева встречается с Бекингемом наедине. В том, что Его Наглейшество случая обрюхатить французскую королеву – если такой случай представится – Бекингем не сомневался. О том, что (усилиями интриганки Шеврез) успело произойти между королевой и Бекингимом в действительности мнения историков и литераторов расходятся. Дюма уверяет, что свидание прошло куртуазно по правилам средневекового рыцарства. Королева в знак безграничной любви подарила Бекингему алмазные подвески, подаренные ей королем-мужем незадолго до этого. Историк и писатель начала XX века Рафаэль Сабатини уверен, что Бекингем попытался вести себя очень фривольно, согласно мужскому плану и обычаям того (да и не только того) времени, однако нравственность королевы и бдительность ее окружения предотвратили беду.
Однако в отличие от Испании, переговоры о браке Карла с сестрой тринадцатого Луи, дочерью Генриха IV Генриеттой-Луизой Бекингем провел успешно. 11 мая 1625 года Генриетта-Мария по доверенности вышла замуж на Английского Короля. Через три дня после этого Бекингем снова приезжает в Париж, на этот раз чтобы сопроводить невесту к жениху в Англию.  В блеске неслыханной роскоши Герцог, потомки которого были простыми , держался как с равным, запанибрата с королем Франции. Которой (очень возможно, учитывая его наклонности и предпочтения) также был увлечен тридцатитрехлетним Красавцем. Как минимум платонически.
В течение всей недели, которую он провел в Париже перед тем, как отбыть с невестой своего короля в Лондон, Герцог искушал королеву повсюду: в Лувре, во дворце лидеров французских католиков Гизов и, само собой разумеется, во дворце герцогини Шеврез, в котором и королева Анна, и Герцог Джорж могли делать абсолютно все, что хотели. Без какого либо контроля со стороны Ришелье и его “гвардии” доносителей. Что для того, чтобы представить что там происходило между красавицей королевой и суперкрасавцем Герцогом, история не повествует, а потому каждый может смело включить собственное воображение.
Что бы там ни было, королева (к облегчению кардинала) в этот год не забеременела. Не забеременела и в последующие десять лет (что вызывало не облегчение, а озабоченность). Каким образом после 23 лет бездетного брака у королевы Анны и её мужа Людовика внезапно родится Людовик со следующим четырнадцатым номером, историки судачат каждый на свой манер, политологи находят трогательные объяснения (главное из которых – была гроза, во время которой Анна позвала мужа, а когда он пришел, под громы и молнии произошло Августейшее Зачатие Короля Солнца, словно рождение Зевса или Геракла). Чьим сыном является Луи XIV наше время, когда генетическая экспертиза определяет и не такое, установить проблемы не составляет. Только вряд ли это в сегодняшней Франции кому-нибудь нужно. Точнее говоря, антинужно. Однако построение похожей на реальность картины происходящего НАД сюжетом Трех Мушкетеров настолько захватывает воображение, что усилия восстановить ее хотя бы частично затраченные усилия оправдает.

Графство Лестершир на карте
Портрет
Роберт Карр (англ. Robert Carr1587 — 17 июля 1645), граф Сомерсет (1613—1615, 1624—1625), виконт Рочестер (с 1611 года) — шотландский дворянин, в 1610—1615 годах, фаворит короля Якова I, член Тайного совета, Лорд-камергер, которого устранил и заменил Бекингем.
Его Карра продолжалось до 1615 года, когда враги Карра, главным образом Бекингем, огласили против него обвинение в убийстве. Смертная казнь, к которой был приговорен Карр, была заменена непродолжительным тюремным заключением, но после освобождения он уже не играл заметной роли. Его письма к Якову служат ценным материалом для характеристики этого государя.

Война в условиях пандемии. Коронавирус может стать катастрофой для Ливии, Сирии и Йемена

Война в условиях пандемии. Коронавирус может стать катастрофой для Ливии, Сирии и Йемена

Пока в одних странах из-за эпидемии вводят карантин и отменяют массовые мероприятия, в других продолжаются военные действия.

syria_coronavirus_arab
Фото: Reuters
Распространение COVID-19 стало еще одним вызовом для регионов, которые и без того страдают от непрекращающихся конфликтов. Но даже в таких условиях местные власти пытаются принимать меры для сдерживания заболевания. Рассказываем, как охваченные войнами Ливия, Сирия и Йемен живут в условиях пандемии.

Ливия принимает меры
Ситуация с вирусом в Ливии выглядит подозрительно спокойно. Пока там не зафиксировано ни одного случая заражения COVID-19. Несмотря на это, власти принимают жесткие меры для того, чтобы предотвратить возможное распространение инфекции. Причем усилия прилагают обе стороны конфликта: международно признанное Правительство национального согласия (ПНС) Фаиза Сараджа в Триполи и его противники - временный кабинет Абдаллы Абдуррахмана ат-Тани, действующего на востоке страны и поддерживаемого Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршала Халифы Хафтара.
Режим чрезвычайного положения по всей стране объявили еще 14 марта. Выступая по национальному телевидению, Сарадж сообщил, что его кабинет выделил 500 млн ливийских динаров ($360,54 млн) на борьбу с коронавирусом. Кроме того, с 16 марта страна закрыла все сухопутные, воздушные и морские границы на три недели. В Ливии не работают учебные заведения, отменены все культурные и спортивные мероприятия, закрыты залы для проведения свадеб и торжеств, в мечетях отменены молитвы.
Между тем правительство на востоке Ливии ввело свой план по смягчению последствий распространения вируса. Он тоже касается закрытия границ и создания собственной лаборатории для выявления вируса. Это позволит сэкономить время и не отправлять образцы тестов в Триполи.
Кроме того, глава МВД временного правительства Ибрагим Бушнаф распорядился со среды ввести 12-часовой комендантский час - с шести вечера до шести утра. Исключение распространяется на машины скорой помощи и транспорт надзорных органов. Оба ливийских "правительства" ранее заявляли, что анализы семи больных из разных частей страны, у которых подозревали коронавирус, оказались отрицательными.
Ситуацию осложняет фактическое состояние войны, в котором находятся конфликтующие стороны. К тому же в стране действуют иностранные наемники, которые вполне могут стать переносчиками инфекции. Другую опасность представляют  примерно 50 тыс. беженцев и мигрантов, надеющихся пересечь Средиземное море и попасть в Европу.
Ранее глава ООН Антонио Гутерриш призвал силы ПНС и ЛНА соблюдать перемирие, срыв которого грозит боями за Триполи.
"Учитывая и без того тяжелую гуманитарную ситуацию в Ливии и возможное влияние пандемии COVID-19, генеральный секретарь призывает стороны объединить усилия для устранения угрозы и обеспечения беспрепятственного доступа гуманитарной помощи по всей стране", - отмечается в заявлении главы ООН.

Первый случай в Сирии
О первом случае заражения в Сирии официально стало известно лишь 22 марта. Долгое время власти страны сообщали, что в республике нет больных. Между тем в соседнем Иране число погибших перевалило за 1,5 тыс. В Пакистане по крайней мере восемь случаев заражения были связаны с пациентами, прибывшими из арабской республики.
Оценить ситуацию в отдельных регионах страны трудно. Например, в неподконтрольной провинции Идлиб, где с декабря по март продолжались активные боевые действия. Наиболее опасно ситуация выглядит в лагерях для вынужденных переселенцев. У беженцев не всегда есть возможность банально поддерживать гигиену, не говоря уже о квалифицированной медицинской помощи.
Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) разрабатывает план реагирования для идлибской территории. Он включает в себя осмотр людей на пунктах пересечения границы, распространение защитных средств и обучение медработников. Три больницы на северо-западе Сирии оснастят аппаратами для вентиляции легких, а другие обустроят для оказания помощи потенциальным пациентам с коронавирусом. ВОЗ указывает на высокий риск ухудшения эпидемиологической ситуации в регионе. Как отмечают в организации, из-за девятилетней гражданской войны только 50% государственных сирийских больниц функционируют в полном объеме.
Что касается официального Дамаска, то власти активно принимают профилактические меры. Назначенные на 13 апреля парламентские выборы в Сирии перенесли на май. Кроме того, с 14 марта правительство отменило занятия в школах, техникумах и университетах и перевело госучреждения на сокращенный режим работы. Закрытыми остаются рестораны, спортивные залы и другие места массового скопления людей. Как заявил посол Сирии в РФ Рияд Хаддад, система здравоохранения республики находится в состоянии повышенной готовности, но испытывает проблемы из-за международных экономических санкций.

Йемен на замке 
Ситуацию в Йемене, где за пять лет гражданской войны погибло более 100 тыс. человек, не раз называли крупнейшим гуманитарным кризисом современности. Массированные бомбардировки саудовской коалиции, продовольственный кризис и эпидемия холеры превратили страну в зону отчуждения.
Нападения на больницы и другие объекты инфраструктуры сделали йеменскую систему здравоохранения неспособной предотвратить даже обычные заболевания. По данным ООН, только 51% ливийских медицинских центров "остаются полностью функциональными". ВОЗ определила только два учреждения во всей 29-миллионной стране, где могут быть организованы карантин и диагностики коронавируса. И это при условии наличия электричества, с чем в Йемене тоже большие проблемы.
Даже до войны страна сильно зависела от иностранных медработников, но с начала боевых действий большинство из них уехали за рубеж. Кроме того, Йемен находится в морской блокаде, что сказывается на доступе к гуманитарной помощи, медикаментам и медицинскому оборудованию.
Как и в случае с Ливией, официальные власти пока не зафиксировали ни одного случая заражения COVID-19. Они связывают это с тем, что страна и так практически на замке из-за долгой войны и блокады. Исключения составляют лишь рейсы ООН. Однако и правительственные силы, и противостоящие им мятежники-хуситы начали принимать меры для замедления возможного распространения вируса. Международно признанное правительство Йемена отменило все рейсы из страны на две недели и распорядилось закрыть школы на одну неделю. Всех прибывающих путешественников помещают на карантин.
В провинциях, контролируемых хуситами, где проживает большая часть населения, ополченцы отменили рейсы ООН из Саны и обратно, а также закрыли школы и отправили на домашнюю работу 80% гражданских служащих.
"В то время, когда мир борется с пандемией, стороны конфликта должны прекратить противостояние друг с другом и убедиться в том, что мирное население не столкнется с еще большими бедами, чем те, которые и так выпали на их долю", - заявил специальный посланник ООН в Йемене Мартин Гриффитс.

Надежды на перемирие
Ситуация остается непростой не только в Сирии, Ливии и Йемене, но и в других государствах с нерешенными конфликтами. Например в Афганистане, где подтвердили первую смерть от коронавируса, а общее число зараженных составило 40 человек. Или в Палестине, где местные власти зафиксировали первые два случая заражения.
Отказ воюющих сторон объявить перемирие хотя бы на несколько месяцев грозит стать настоящей катастрофой для этих стран. Заразиться рискует любой независимо от военных преимуществ и политических успехов. Кроме того, боевые действия во время эпидемии могут полностью заморозить всякую иностранную помощь. Без нее враждующие лагеря останутся один на один с эпидемией и вряд ли смогут преодолеть ее малыми жертвами. Дипломаты ООН настаивают, что их усилия по мониторингу региональных кризисов и конфликтов будут продолжаться.
"Мы намерены сделать все, чтобы Совбез играл основную роль в поддержании глобального мира и безопасности", - написал в Twitter временный посол Великобритании в ООН Джонатан Аллен.
"COVID-19 - глобальный вызов для всех, но мы не забыли о Сирии, Ливии, Йемене", - подчеркнул он.
Однако пока заседания международной организации отменены, а страны ООН больше заняты не международными вопросами, а разрешением локальных кризисов, связанных с пандемией.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..