понедельник, 2 июля 2018 г.

ПУШКИН В ПОМОЩЬ

Пушкин в помощь

28.06.2018

Ярчайший поэт XX века, филолог и пушкинист Владислав Ходасевич дружил со многими. С Ахматовой, Мандельштамом, Белым и Горьким. Пытался подружиться и с большевиками – не вышло. Уехав в Европу, он прослыл самым ядовитым публицистом среди русских эмигрантов.

Он приветствовал первые стихи Анны Ахматовой, Осипа Мандельштама и Игоря Северянина. Был исследователем Александра Пушкина – можно даже сказать, его поэтическим наследником и его проповедником в послереволюционной России. Он дружил с Андреем Белым и Максимом Горьким, следил за творчеством Валерия Брюсова и Сергея Есенина. Был автором величественного «Некрополя» – литературного памятника поэтам Серебряного века. Его духу, боли, достоинству, тщете и нищете.
Ходасевич стал одним из героев романа воспоминаний «Курсив мой» Нины Берберовой – ещё одного исчерпывающего памятника времени. Он стал объектом изучения литературоведов, и одну из лучших монографий о нём написал Валерий Шубинский – «Ходасевич. Чающий и говорящий». Его биография – с достижениями и войной, поэзией и бытом, любовными треугольниками, личной и социальной драмой – бестселлер о начале ХХ века в России. Столько в ней имён, узлов, судеб и портретов. О Владиславе Фелициановиче весьма примечательно высказался Дмитрий Быков: «Нет поэта, которого бы я ненавидел и которому так же сострадал, как Ходасевичу».
Полуеврей, полуполяк, полуинтеллигент, наследник обедневшего то ли польского, то ли литовского дворянства и русского купечества. Тонкий, ранимый, желчный и прямолинейный. Или так – болезненный, худой, скуластый, в очках, немного надменный, но трогательный. Он родился в Москве шестым ребёнком в семье коммерсанта Фелициана Ивановича Масла-Ходасевича. Отец держал фотосалон, а после – магазин фототехники в Москве. Мать Ходасевича – Софья Яковлевна, в девичестве Брафман – была еврейкой, крещёной в католичество, как и вся её семья. Её дед Яков Брафман – известный в середине XIX века одиозный публицист, памфлетист и, несмотря на свое происхождение, знатный антисемит. Владю выкормила русская крестьянка – позже Ходасевич гордился этим обстоятельством, ведь оно роднило его с Пушкиным. Подросшему, мать читала ему перед сном «Пана Тадеуша» Адама Мицкевича.
В первые годы нового XX века его увлекла литература. В Москве по средам он посещал собрания писателей у Брюсова, ходил в Художественно-литературный кружок, читал на разных поэтических вечерах. Публиковался в «Весах», «Золотом руно», где в разное время печатались Гиппиус, Белый, Брюсов, Бальмонт, Бунин и Чуковский. С 1908 года, после книжки своих первых стихов «Молодость», Ходасевич стал писать активно, и не только стихи, но и критику, публицистику. В следующее десятилетие он вошёл молодым уверенным автором, публиковался в «Русских ведомостях», «Утре России», «Новой жизни».
Как и Блок, он принял февральскую революцию и согласился работать на пролетариат. Он был уверен в победе большевиков, в крайнем случае – левых эсеров, и сильно этим вдохновлён. До революции недолюбливать либералов приходилось, что называется, про себя, при том что его самого считали либералом. Теперь же он высказывался открыто и прямолинейно. Ходасевич был жёстким на язык, его побаивались, даже ненавидели за это. В марте 1917 года в здании редакции «Бюллетеней литературы и жизни» прошло первое собрание Московского клуба писателей. Перемена тона и тем обсуждений на собраниях литераторов стала сильно заметна. Писатели говорили о социальном, обсуждали общество, искали способы его изменений. Интеллигенты верили в просвещение и Пушкина, в то, что через просвещение пушкинский мужик зацветёт в России. Сейчас это кажется смешным, но они правда верили в это. Тут бывали Волошин, Белый и Бердяев. Устав клуба писали Михаил Гершензон и Сергей Булгаков. Ходасевич принимал активное участие в организации и работе клуба, читал лекции, вёл дискуссии.
Когда приходилось общаться с народом непосредственно, вдруг обнаруживалось напряжение. Вблизи мужик пугал. Летом и осенью 1918-го Ходасевич работал в театральном отделе Моссовета, а потом и Наркомпроса, там же историко-театральным отделом одно время заведовал Вячеслав Иванов. Ходасевич пошёл в репертуарный отдел в распоряжение к Юргису Балтрушайтису. Они пытались протащить на сцену Мольера, Шекспира, Гоголя и Островского. Коммунисты жаждали сделать репертуар революционным, но он ещё даже не был написан. Пролетариат при этом требовал водевилей. Репертуарный отдел был завален рукописями – драматурги несли новые пьесы, иные в 28 действий! Тексты нередко представляли собой подлинный кошмар литературного редактора, но авторы требовали их взять, грозили пролетарским происхождением, поминали 1905 год. Если на рукописи красовалась рекомендация Ленина или Луначарского, её становилось совсем невозможно завернуть.
В 1920 году по приглашению «Всемирной литературы» Ходасевич приехал в Петроград. Издательству он продал три тома собственных переводов. Вместе с Лейбом Яффе он издал «Еврейскую антологию. Сборник молодой еврейской поэзии». В 1920 году вышла третья книга его стихов «Путём зерна», по-разному встреченная публикой и советской критикой. Сегодня она считается одной из лучших у автора. Авторам «старой школы» в начале 20-х годов оказалось заметно сложнее писать. В издательства хлынули молодые, из народа, едва освоившие грамоту, без глубоких знаний законов эстетики и драматургии. Среди них были даже талантливые, но дело не в этом. Центральный императив новые авторы поняли буквально: писать так, будто трудовому человеку хорошо. И выполняли они его старательно. Профессиональные писатели, не принявшие законов пролетарской литературы, оказались не у дел, их перестали публиковать, они были вынуждены зарабатывать переводами и редкой публицистикой. В конце 20-х годов перестали писать стихи Ахматова и Цветаева, Мандельштам жаловался на «творческую немоту», Блок успел пожаловаться на нее еще раньше.
В конце лета 1921 года Ходасевич со своей второй женой Анной Чулковой и её сыном отправился в писательскую коммуну в Порхов под Псков. По приезде в Псков узнали, что ближайший поезд на Порхов будет через два дня. Стали искать место в гостинице – глухо. Ни о какой частной сдачи внаем в городе тоже речи не шло. Вернулись на вокзал, заплатили носильщикам, устроились на ночевку в один из отцепленных вагонов. Среди ночи их разбудил патрульный обход, двое в кожанках и с наганами – фонарём в лицо, как водится. Всё могло закончиться скверно. Литератор стал объясняться, извлекать из карманов рекомендательные письма, в том числе и от Горького. В столицах оно открывало многие двери. Люди во Пскове на него тоже отреагировали, но по-своему. Один из них, глядя на подпись Горького, сказал, что бумажка никчемная, а Ходасевич – лопух! «Все знают, что Максим Горький – это не человек, а поезд. Человек такой если и был когда-то – давно помер». Ходасевич разразился громким хохотом в ответ, истерическим, надо думать. Чекисты его поддержали, уж слишком заразительно он заливался. За смехом они решили, что Ходасевич нормальный мужик, хоть и болван, раз не знает, что такое «Горький». И разрешили им с женой и ребёнком продолжить сон в вагоне. Эту встречу он вспоминал позже как одно из явлений просвещённого мужика и пример поражения всех мечтателей и пушкинистов.
В августе того 1921-го арестовали Гумилёва. Известие об этом вызвало в литературных кругах шок. Друзья пытались вытащить его из застенков: Горький, говорили, лично ездил к Ленину просить за него. Никто не мог поверить в происходящее, да и он не верил. Домой писал из тюрьмы, чтобы не беспокоились: сочиняю стихи, дескать, играю в шахматы. Через несколько дней в том же августе – ещё одна трагедия. Не получив вовремя разрешение на выезд для лечения в Финляндию, умер Александр Блок. Ему был всего лишь 41 год, и эта смерть на фоне всеобщих событий переживалась всеми очень тяжело.
Луначарский, посыпая голову пеплом, после писал: «Мы буквально замучили его». Действительно. Согласившись сотрудничать с большевиками, в последние годы он почти перестал писать. Разменял себя на работу во всевозможных комиссиях, комитетах, заседаниях в разнообразных пролетарских организациях по обеспечению нужд трудящихся и прочих. В состоянии жуткого бардака и вечной нехватки всего на свете. За несколько месяцев до смерти он жил практически без денег и умер от застарелой болезни сердца в своей квартире, так и не дождавшись медицинской помощи. Его похоронили 10 августа. А 1 сентября на столбах в Петрограде были расклеены объявления о приведённом в исполнение приговоре по делу «Таганцевского заговора» с именем Николая Гумилёва среди прочих расстрелянных. Ольга Форш писала, что прохожие буквально застывали у столбов с этими объявлениями. Пролетариат победил и оказался совсем не тем, чем его рисовали себе интеллигенты, поддержавшие революцию. В тех объявлениях это было ясно окончательно.
Личная жизнь Ходасевича тогда претерпела существенный разворот – он встретил Нину Берберову. Завязавшиеся отношения давали много сил, хотя чувство вины перед женой их отнимало. Анна Ивановна страдала, он хотел закончить отношения с ней максимально цивилизованно. Взял на себя обязательства материально её обеспечивать и выполнял их после. Однако разойтись хорошо поначалу все равно не выходило. Жена и не думала об отъезде из России – Ходасевич к тому времени об этом уже страстно мечтал. На фоне встречи с женщиной всей его жизни – так тогда во всяком случае считал Ходасевич – бежать из беспросветного бытия советской действительности захотелось особенно горячо. Перспектив на Западе пока не было никаких, но тут для себя он больше их тоже не видел.
Заграничные паспорта деятелям культуры СССР в начале 20-х только начали выдавать с кучей оговорок. Заполучить документ стало сложнее после того, как Бальмонт, опьянев от воздуха свободы, стал якобы критиковать большевиков по приезде в Париж. «Всё, что совершается в России, сложно и так перепутано», – вот и все, что он на самом деле сказал. В результате визы аннулировали сразу нескольким писателям. В том числе Вячеславу Иванову и его жене, которую ждало лечение от туберкулёза в Европе – она так и умерла, не добравшись до санатория.
Ходасевичу выбить себе командировку не удавалось, но его родители были уроженцами Литвы, и литовское подданство распространялось на него автоматически. Юргис Балтрушайтис, старый друг Ходасевича, поэт и посол Литовской республики с 1920 по 1939 годы, стал человеком, благодаря которому многие покинули Россию в 20-е годы. Его помощью воспользовался и Владислав Фелицианович. В качестве «горсти землицы в дорогу» он взял восемь томиков Пушкина – путешествовать собирался налегке. О полноценном отъезде он тогда не думал. 30 июня 1922 года Ходасевич с Ниной Берберовой прибыли в Берлин.

Кто он – глупый козел или нежный лев?

Кто он – глупый козел или нежный лев?

муж-козелЗавтра ваш муж встанет на рассвете, сходит в цветочный магазин, принесет букет роз, сварит кофе, поцелует, скажет: Любимая! Сегодня твой день! Когда последний раз он это делал? Вчера? Месяц назад? Год назад? При первом свидании?…
Вы так привыкли к его равнодушию. Он не интересуется вашими новыми нарядами, съедает ужин без умиления в глазах к вашей заботе о нем, единственного, дорогого человека. Вы его любите. А он холодный. Иногда он выполняет свой долг мужа в постели, но и тогда вы не чувствуете, что это проявление искреннего чувства. При этом еще наезжает: мол, я мужик, настоящий самец – как и положено, брутальный. На том и конец разговора.
С латинского языка слово «бруталис» переводится как жестокий, зверский. Однако что же делать нам, мужикам, когда женщина согласно общепринятым стереотипам «ведется» на эту первобытную силу? Чтобы завоевать себе самку ты должен быть «животным». Только женщине нужен не какой-то там «козел», а «ласковый и нежный зверь».
Ну как тут соединить жестокость и нежность! С ума сойду, ища золотую середину! Однако вот что интересно. Вы, несомненно, видели по телевизору Джорджа Клуни. В представлении многих – это настоящий мужчина, брутальный самец. Никто не скажет, между тем, что он грубый и невоспитанный.
Впрочем, каким бы он ни был в реальной жизни, его экранный образ соответствует тому идеалу, о котором мечтают женщины всего мира. Поэтому и выбирают американца в качестве одного из самых сексуальных и привлекательных людей планеты.
clip_image001
Естественно, кино – это красивая картинка. В повседневной жизни все намного сложнее. Мне, между тем, думается, что кино – это не только и не столько фантазия, сколько отражение определенных реалий. А модели поведения героев фильмов взяты из мира простых людей, а не с Луны.
Мужчина должен быть жестким, но это не значит, что он должен быть насильником. Жестокость – это еще и принципиальность, твердость в защите себя, своей милой половинки, семьи, это честность и порядочность.
Мужики, возможно, иногда просто забывают о своем долге быть всегда на высоте, не опускаться даже в бытовых вопросах до уровня маленьких мальчиков, которые таскают девочек за волосы и таким образом показывают свою симпатию. Наигрался, потаскал в школе – и достаточно. Теперь пришла взрослая пора: быть суперменом – сильным и … добрым. Иначе твоя пассия пойдет к другому самцу.
«А если не пойдет? – Думаешь ты. – Она такая – потерпит и успокоиться. Кому она нужна, кроме меня? «Ты сильно ошибаешься. Все мы кому-то нужны. Да, не каждый находит свою половинку. Но однажды, нагруженная сумками с продуктами, она одна будет идти по пустой улице. И вдруг возле нее остановится машина счастья … Ей улыбнется кто-то из-за стекла и предложит подвезти до дома …
Это будет тот настоящий мужчина, который ее просто полюбит с первого взгляда. А ты останешься вместе со своей искусственной «брутальностью» и наивной верой в собственную незаменимость для той единственной, которая уже не с тобой. Она не одна. Она со своим Джорджем Клуни.
Люби ее не только по праздникам – и будьте счастливы. Вместе. Будь нежным львом, а не глупым «козлом». У тебя еще есть шанс…

Любопытные факты о драгоценностях

Любопытные факты о драгоценностях

Brilliant-Titanika_thumb%25255B15%25255D

На протяжении всей истории, люди носили, продавали и придавали большое значение ценным металлам, редким драгоценным камням и ювелирным украшениям. Но даже если вы считаете себя экспертом в вопросах связанных с ними, возможно здесь вы найдете несколько новых фактов, которые вас удивят…

clip_image001

Вес самой большой жемчужины найденной в дикой природе, которая носит название жемчужина Аллаха или жемчужина Лао-Цзы, составляет 6,3 кг. 

clip_image002

Коллекция драгоценностей Королевы Елизаветы II Великобритании оценивается в 57 миллионов долларов. 

clip_image004

Все алмазы с течением долгого периода времени превращаются в графит. 

clip_image005

Хотя алмаз считается самым твердым веществом в природе, были созданы синтетические наноматериалы, которые намного тверже алмаза. 

clip_image006

Несмотря на высокую твердость алмаза, он достаточно хрупкий. Если ударить по нему молотком, он расколется. 

clip_image007

Обручальные кольца были объявлены обязательными для брака папой римским Николаем I в 860 г. н.э. 

clip_image008

Опалы могут на 30 процентов состоять из воды. 

clip_image009

Изумруды очень высокого качества считаются более ценными, чем бриллианты. 

clip_image010

Чистое золото всегда желтое, и меняет цвет только если к нему добавляют другие металлы. 

clip_image011

Один из самых крупных сапфиров носит название “Звезда Азии”, и сейчас находится в Смитсоновском музее естественной истории. 

clip_image012

Все золото, которое было добыто в мировой истории, можно сжать в 16-метровый куб. 

clip_image013

В океанах находится около 10 миллиардов тонн золота. 

clip_image014

Жемчуг формируется только в 1 из 10 000 устриц. 

clip_image015

Только один из миллиона добытых алмазов становится ювелирным украшением. 

clip_image016

Возраст всех алмазов составляет больше 3-х миллиардов лет. 


Самым дорогим ювелирным изделием, созданным для кино, стало колье героини Николь Кидман для фильма “Мулен Руж”. Его цена составила 1 миллион долларов. 

clip_image018

Все 12 камней, соответствующих каждому месяцу рождения, происходят от 12 племен Израиля. 

clip_image019

Обручальное кольцо носят на безымянном пальце, так как считается, что там проходит вена, которая идет к сердцу. 

clip_image003

Бриллиант “Сердце океана” из фильма “Титаник” Джеймса Камерона не был в полной мере художественной выдумкой. В ту роковую ночь вместе с Титаником затонул довольно крупный сапфир.

clip_image020

Через много миллионов лет Солнце превратится в одну большую алмазную звезду. 

ХОДЯЧИЕ МЕРТВЕЦЫ

Ходячие мертвецы

Их похоронили раньше времени и теперь не дают вернуться в мир живых

Кадр: фильм «Похороненные заживо»
«Я — живой призрак», — жалуется 63-летний румынский повар Константин Релиу. 16 марта суд отверг его доводы и признал умершим. В Румынии знают толк в нежити (вспомните графа Дракулу), но эта история напоминает не столько Брэма Стокера, сколько Кафку. «Лента.ру» выяснила, что происходит с людьми, которых бюрократы похоронили раньше времени.
Релиу узнал о своей смерти в январе, когда прилетел в Бухарест из Турции. Проблемы начались, как только он вышел из самолета. Его отвели в кабинет начальника пограничной полиции аэропорта. Офицер включил компьютер, показал на экран и сказал: «Смотрите: Константин Релиу объявлен мертвым по настоянию супруги». Согласно информации в базе данных, он умер пятнадцать лет назад.
У пограничников были все основания подозревать, что Константин пытается въехать в страну по чужим документам. Они допрашивали его больше шести часов и не верили ни одному его слову. Их убедили только цифры: расстояние между его глазами оказалось таким же, как на старой фотографии в паспорте. Только после этого его согласились отпустить.
Константин поселился с престарелой матерью в деревне недалеко от Бырлада, и конца его злоключениям не видно. «Официально я мертв, хотя и жив. У меня нет заработка, и я не могу ничего делать, потому что считаюсь умершим», — жалуется он. Искать выход из юридической трясины приходится самому: покойникам адвокаты не полагаются.
Мужчина вернулся на родину не по собственной воле и не планировал задерживаться там надолго. Из-за просроченных документов ему пришлось уехать из Турции, где он с 1992 года работал поваром. Константин рассчитывал получить в Румынии новый паспорт и тут же уехать обратно. Будь он жив, это не составило бы труда. Для человека, которого признали умершим, это превратилось в невыполнимую задачу.
Источником проблем оказалось свидетельство о смерти, которое его жена оформила в 2016 году. Они поссорились в 1999-м, когда Константин последний раз навещал семью. Он обвинил жену в супружеской измене, укатил в Турцию и пропал.
Румынские законы допускают развод без обоюдного согласия, если супруг или супруга бросили семью, однако жена Релиу пошла другим путем. В 2013 году она потребовала признать мужа умершим. По ее словам, он исчез после разрушительного землетрясения в Турции. Возможно, он молчит, потому что погиб. Предположение показалось суду убедительным, и ее ходатайство удовлетворили.
Спустя два года Константин Релиу попытался оспорить решение суда, но проиграл дело. Суд отказался отменить свидетельство о его смерти, потому что апелляция была подана слишком поздно. Хотя решение не может быть обжаловано, одна лазейка осталась. Мужчина по-прежнему может обратиться в суд, который выдал свидетельство о смерти. Возможно, хотя бы он встанет на его сторону. Особенно после того, как эта история обошла СМИ всего мира.

Могильный камень Хуаны Эскудеро

53-летняя испанка Хуана Эскудеро Лескано оказалась в похожей ситуации семь лет назад. В 2010 году женщина обратилась к врачу, которого давно знала. Врач ввела ее имя в компьютер, прочитала то, что он выдал, и в некотором замешательстве повернула экран, чтобы Хуана тоже увидела. Напротив ее имени стояла пометка: «скончалась». Дата смерти: 13 марта 2010 года.
В управлении социальной защиты, куда обратились Хуана, ее заверили, что произошла ошибка. Возможно, кто-то опечатался, или компьютер глючит. Женщина надеялась, что проблему быстро решат, но не тут-то было. За семь лет она обошла все возможные инстанции и везде находила новые подтверждения того, что ее нет в живых.
Реклама 28
В лучшем случае чиновники отказывались иметь с ней дело. Это причиняло массу неудобств. Хуана не могла получить водительские права и даже обратиться в клинику. Но хуже всего пришлось в казначействе: там женщину сочли самозванкой и хотели привлечь к ответственности за кражу личности. «Им мало того, что они меня убили, хотят вдобавок оштрафовать, даже не выслушав, что я говорю», — говорит она. В ее смерть не верили только банки, поэтому ей приходилось исправно оплачивать страховку и кредиты.
В 2016 году Хуана случайно узнала, что ошибка существует не только на бумаге. Оказалось, что у нее есть могила на кладбище в городе Малага. Точнее, была: за неуплату городской совет постановил перенести погребенные там останки в оссуарий (костехранилище, используемое в католических странах для экономии места на кладбищах).
При первой же возможности Хуана съездила в Малагу и посмотрела на свой могильный камень. Кто знает, может, лежащую под ним женщину тоже звали Хуана Эскудеро Лескано? Полное совпадение имени, фамилии и даты рождения маловероятно, но могло бы объяснить путаницу, из-за которой она страдала столько лет.
Хуана обратилась в местный суд и попросила разобраться, кто именно похоронен в ее могиле. Это помогло. В октябре 2017 года регистрационную запись о ее смерти аннулировали и отправили ДНК останков на анализ. Ее сравнят с ДНК самой Хуаны и ее племянника: есть подозрение, что в Малаге похоронили ее потерянную сестру.

Несуществующая девушка

Проблема Константина Релиу и Хуаны Эскудеро Лескано заключалась в том, что с точки зрения закона они умерли. 22-летняя американка Алисия Фейт Пеннингтон страдала по другой причине: согласно бумагам она даже не родилась.
В феврале 2015 года девушка опубликовала на YouTube просьбу о помощи. «Я родилась дома, но родители не позаботились о получении свидетельства о рождении и не стали регистрировать меня иными способами, — рассказала она. — Они также не оформили мне номер социального страхования. Меня обучали дома, поэтому я не была записана в школу. И я никогда не лежала в клинике, поэтому у меня нет медицинской карты».
Иными словами, с точки зрения государства, Алисии просто не существует. Это сильно затруднило ей жизнь. Без номера социального страхования и прочих документов невозможно получить водительские права, поступить в колледж, завести счет в банке, купить авиабилет или участвовать в выборах.
Алисия оказалась в таком положении не случайно. Ее родители — фанатичные христиане, и не желают оформлять детям номера социального страхования по религиозным соображениям. По той же причине они не отпустили ее в школу и по мере возможностей ограничивали контакты с государством.
«Так делают по разным причинам, — объясняет глава организации Homeschool Alumni Reaching Out Райан Столлар. — Антиправительственные настроения, намерение скрыться от ‘системы’, нежелание давать детям независимость или отпускать в колледж, вера, что любые государственные документы представляют собой "метку Зверя" и тому подобное».
Чаще всего фанатики лишают детей документов, чтобы те полностью зависели от них. В этом случае можно добиться полного их повиновения даже после совершеннолетия. Неспроста чаще всего жертвами «идентификационных злоупотреблений» оказываются девушки. Религиозные родители пытаются сохранить контроль над дочерьми, чтобы насильно выдать их замуж.
Родственники помогли Алисии сбежать из дома в сентябре 2014 года, когда ей было 18 лет. Мать девушки объявила в своем блоге, что во всем виновата некая «безбожница, которая давала дочери глупые советы и подстрекала обмануть нас и уйти». Когда историей Алисии заинтересовались СМИ, родительница обвинила дочь во лжи и попыталась свалить отсутствие регистрации на акушерку, но не смогла подтвердить свои слова.
Видео Алисии посмотрели полтора миллиона человек. В 2016 году при помощи юристов и члена Конгресса, которые вызвались ей помочь, она получила свидетельство о рождении, водительские права и номер социального страхования. «Я два года добивалась этого и наконец добилась! — писала она в Facebook. — Возвращалась из отделения социального страхования в слезах».
Теперь Алисия пытается помочь другим. По данным Homeschool Alumni Reaching Out, документов нет у 3,5 процентов американских детей, которые родились в религиозных семьях и обучаются дома. Это десятки тысяч человек, и все они рано или поздно столкнутся с теми же трудностями.

О неразрешимости арабо-израильского конфликта

Александр Кацман

О неразрешимости арабо-израильского конфликта

Не думаю, что я скажу что-то новое. Столько об этом уже сказано разными людьми. Многие для себя нашли, как им кажется, очевидные ответы. Причем ответы разные, часто прямо противоположные... Особенно если это евреи и арабы. Но и среди евреев ответы тоже часто противоположные. Что уж говорить о европейцах и американцах.
Говорят, что всё уже известно, и нечего обсуждать. Я согласен, что всё известно. Но, как и всегда, работает правило Аристотеля: Известное известно немногим. Кроме этого, иногда важно услышать всем известную вещь, но в такой формулировке, что она бы вдруг стала понятной. Как говорят в Израиле, чтобы «асимон упал». Я попытаюсь, прежде всего для себя, сформулировать основные причины, по которым арабо-израильский конфликт неразрешим (по крайней мере, теми методами, которыми его пытаются решить последние 30 лет).
Есть две проблемы: территориальная и идеологическая.
Территориальная проблема – это якобы оккупация Израилем палестинских земель. Арабы говорят: прекратите оккупацию – и наступит мир. Здесь у них, правда, есть расхождения, что считать палестинскими землями. Некоторые говорят о границах 67- го года. Другие – что весь Израиль на палестинских землях, а значит надо Израиль просто ликвидировать, и наступит мир. У большинства евреев прямо противоположный взгляд: вся земля здесь наша, но мы можем отделить часть территории, чтобы на ней проживали палестинцы (раз уж так получилось, что они объявили себя народом – и поверили в это). Но только без армии, поскольку мы уже знаем, чем кончается самоуправление палестинских арабов. Проблема кажется неразрешимой. На самом деле, ее можно было бы решить, если понять, что проблема эта вторична, и является только предлогом для непримиримой борьбы арабов за уничтожение Израиля. А настоящая проблема, как и всегда, лежит в непримиримости идеологий, религии, в разных культурах восточной и западной цивилизаций. Итак, Идеологическая проблема. Факт, что арабы-христиане куда лучше относятся к Израилю, чем арабы-мусульмане (хотя есть и исключения). Что бы они ни рассказывали про мирный ислам, факт, что большинство терактов совершают мусульмане. Конечно, не все, конечно это радикальные исламисты... Но остальные мусульмане тоже не спешат их осуждать. Неужели всё дело в религиозной войне? Нет, не все так просто. Жили ведь евреи и мусульмане рядом веками, и многие великие евреи писали свои книги на арабском (вспомним хоть Рамбама). Что вдруг случилось, что началась такая вражда? Не хочу углубляться в эту тему – как формируются такие устойчивые негативные мемы, как антисемитизм. Но это то, что мы имеем сейчас: в арабском мусульманском обществе возник, вырос и окреп самый махровый антисемитизм. Умело подпитываемый, он превратился в настоящую ненависть к евреям, к израильтянам. Как так получилось? Кто первый эту заразу сюда занес? Сейчас уже не так важно. Но вот уже несколько поколений арабских детей воспитываются на этой страшной (и как им кажется, героической) сказке: мы – такие мирные, светлые, духовные, благородные... Но нас захватили коварные и злобные евреи, которые отняли у нас землю, хотят нас поработить... (и далее в меру фантазии). Что же делать бедным арабским детям? Как спасти свой народ? Единственный способ - идти и убивать евреев. А чтобы было не так страшно, рассказывают сказку про рай на небесах, про то, что их там ожидают 72 девственницы-невесты... В эту сказку теперь верят и взрослые арабы – им же её с детсва расказывали... Можно ли их теперь убедить, что родители их обманули? Что евреи их не захватывали, и на самом деле хотят им добра, мира и благоденствия? Вряд ли. Тем более, что эта сказка очень удобна – и для их правителей, и для них самих. Она освобождает от необходимости чего-то добиваться в жизни, учиться, пробиваться, самореализовываться... Достаточно просто взять нож, или пистолет, и пойти убить еврея (не важно – левого, правого, старика или ребенка), и сразу все проблемы решены: тебя окружат почетом, будут прославлять и называть улицы в твою честь, семье выделят хорошее денежное пособие, а ты сам попадешь в рай, или в худшем случае в израильскую тюрьму, где 3-х разовое хорошее питание, спортплощадка, общение с «единомышленниками», обучение – ну вот просто рай, только на земле. А если ты взорвешься в автобусе с детьми, и убьёшь много евреев, твоя мать будет просто счастлива, она будет гордиться тобой и собой, ходить по всей деревне и раздавать конфеты... И палестинским правителям хорошо: к ним никаких претензий, власть и деньги – при них, не надо развивать производство, медицину, науку – деньги им дают добрые спонсоры, как угнетаемым и притесняемым (это уже другая сказка – для европейских «правозащитников» и функционеров, а там свои интересы...). Ненависть к евреям – это главная «скрепа», которая и создала «палестинский народ». Отними её у них – и останется бедное, малообразованное, неконкурентоспособное население. А так – они «палестинский народ», который борется за свои права, о котором говорит весь мир, которому выделяют большие деньги на эту борьбу... Поэтому палестинские «лидеры» так рьяно поддерживают сказку про оккупацию и злобных коварных евреев, поэтому они выделяют деньги семьям террористов (и тем больше, чем больше убил евреев), постоянно осуждают Израиль за антитеррористические операции, представляя их как геноцид арабского населения. А какие лидеры – такие и правила жизни. Давным давно Конфуций сказал: правитель подобен ветру, а народ подобен траве... Люди живут по тем правилам, которые заданы в их окружении. Раз большинство так делает, значит это правильно, и они поступают так же. Если все бегут на красный свет, значит и он побежит. Раз все плохо работают, и он будет плохо работать. Раз почётно убивать евреев, значит он пойдет убивать...
Какой же выход? Да и есть ли он? Для начала надо понять этот замкнутый круг: «лидеры» определяют правила, народ их принимает, а затем выбирает новых «лидеров», которые провозглошают уже то, что от них ждут. Если вдруг они начнут говорить, что евреи хорошие и мирные, то им самим не сдобровать – убьют свои же (вспомним Анвара Садата). Может ли Израиль, опираясь на демократические,
гуманные методы, победить террор? Ответ кажется очевидным: не может. Мы ведь не можем убить всех их лидеров. Мы не можем убивать и самих террористов, если они не застрелены на месте (и даже не можем их добивать, когда они уже «не представляют опасности» - вспомним Элиора Азарию, осужденного за то, что пристрелил раненого террориста, который пришел убивать наших солдат). Мы только «подстригаем когти тигру»... Израиль сам себя сковал по рукам в борьбе с террором – чтобы в мире, не дай бог, не подумали, что мы здесь занимаемся геноцидом арабского населения... Мы и сами уже не уверены – а может мы их захватили и притесняем?
И всё же, если причина в антисемитизме, и в лидерах, которые его подпитывают и провоцируют (а не в территориях) – эту проблему можно решить. Так же как она была решена с гитлеровской Германией. Ситуации похожи. Там был ничем не сдерживаемый фанатичный антисемитизм – и не было сил его остановить... Погибло почти всё европейское еврейство, больше шести миллионов. Страшно представить... Ненависть арабов подпитывается теми же ядовитыми компонентами геббельсовской пропаганды: зависть, религиозная и национальная нетерпимость, кровавые наветы… В этом котле ненависти обвинение евреев в оккупации просто заняло место геббельсовского тезиса о засилии евреев во всех областях германской жизни… Сейчас, если дать волю палестинским арабам, они вырежут всех евреев в Израиле, тоже больше шести миллионов...
У нас есть армия, и это нас спасает. Но мы должны уже понять – это война. Война с непримиримым врагом, который нас не убивает, только потому, что не может. А когда может – убивает. И мотивация его – не территории, а само наше существование. И главное в этой мотивации – ненависть к евреям. Разве это не та же ситуация, что с гитлеровским фашизмом? Так почему мы не действуем так же, как с тем фашизмом? Просто ещё не осознали? Боимся, что нас не поймут?
Фашизм надо победить, уничтожить их лидеров и проповедников, судить их за преступления против человечности, за разжигание и проповедь ненависти, сломать эту машину ненависти. А затем перевоспитывать арабское палестинское общество – так, как это сделано было в Германии с немцами. И тогда мы лет через 50 станем с ними друзьями, как сейчас с Германией. Пусть при наших внуках... Но начинать надо сейчас.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..