воскресенье, 28 апреля 2019 г.

«Третий рейх был уродлив и страшен, но в сравнении с СССР... трудно сказать, что хуже»

«Третий рейх был уродлив и страшен, но в сравнении с СССР... трудно сказать, что хуже»


Дата: 04/27/2019 10:14
    (Из дискуссии, состоявшейся по мотиву содержания интервью историка К. Александрова, лишённого докторской степени за работу о власовском движении)
    Вынесенное в заглавие ёмкое, не в бровь а в глаз, сказанное в ходе указанной выше дискуссии (Новая газета от 15 01 2018), можно взять за основу в распутывании сложнейшего конгломерата наворотов и измышлений вокруг центрального, самого трагичного события 20 века – Второй Мировой Войны.
    То, что Германия в прошлом веке дважды растиралась в пух и прах кратно превосходящими силами альянсов ведущих мировых держав, сделало немцев заведомо виновными во всём и вся. И режим-то этот фашистский был самый жуткий – не в пример блестательно большевистскому... и людоедами-то эти немцы были самыми чудовищными – не в пример краснозвёздным доброхотам... И тому подобное. И в тисках этого исходного перекоса исторического фона бьётся ныне Европа – и не только Европа – во всё более жёстком противостоянии с разбойно-агрессивной путинской Россией.
    Так вот: – паритетность чудовищности этих двух режимов, обуявших два больших народа Евроазиатского пространства и обрекших русских и немцев на взаимоистребительную схватку в 20 веке – как исходная посылка для постановки, наиболее сложного, центрального вопроса нашей эпохи:
    Кто был более заинтересован в развязывании Второй Мировой Войны?
    Указанный подход корректен и с той точки зрения, что ни Холокоста – этого злодеяния вселенского масштаба, ни Депортационно-трудармейского истребительного злодеяния, свершённого Кремлём, также по национальному признаку, над российскими немцами, без ВМВ не состоялось бы.
    Германия, с приходом фашистов к власти в 1933 году, преследовала конкретную локальную цель – безопасный проход по территории Польши к своей провинции Восточная Пруссия. Что война на два фронта против альянса мировых держав для неё уничтожительна, показала недавно состоявшаяся Первая Мировая Война. Отсюда – в ещё одной мировой войне Третий рейх был категорически НЕ заинтересован. В поиске возможно более локального варианта решения указанной выше проблемы миссия Германии с главой МИДа Риббентропом прибыла в августе 1939 года в Москву. Что было вполне логичным ходом, поскольку СССР мог иметь какие-то свои виды относительно Польши, столетия входившей в состав Российской империи. Москву же, вполне осведомлённую о воинственном настрое Рейха в вопросе комуникационного прохода к восточной провинции, напротив, интриговала в этом визите возможность создания максимально осложнённого международного инцидента – вплоть до развязывания вожделенной Кремлём, ещё с ленинских времён, Второй Мировой Войны. Глобальной войны – в качестве важнейшего условия для большевизации Европы...
    На срочно созванном 19.08.1939 года в Кремле Пленуме, с представительнейшим приглашением деятелей Коминтерна, Сталиным был изложен подготовленный к подписанию с германской стороной текст будущего договора, который войдёт в историю как "Пакт Молотова-Риббентропа". Кроме прочего Вождь мирового пролетариата убеждал присутствовавших в чрезвычайной важности заключения договора о "ненападении" именно с Германией, а не с Англо-Французским альянсом, миссия которого, также с предложениями, в это же время пребывала в Москве, так как предлагаемый Кремлём вариант, мол, с большей вероятностью гарантирует глобальное военное столкновение ведущих капиталистических держав в Европе. "А для дальнейшего продвижения большевизма нужна БОЛЬШАЯ ВОЙНА В ЕВРОПЕ" – (Сталин).
    Центральной детонирующей составляющей Пакта являлся, инициированный Москвой, тайный Протокол по разделу сфер интересов, согласно которого предусматривалась обоюдосторонняя оккупация Польши. И в этой части своей речи Вождь конкретизировал, что СССР с определённой затяжкой предпримет вторжение – затяжкой достаточной, чтобы факт агрессии был максимально отнесён на счёт Рейха. А мы, мол, на волнах патриотико-миротворческих словопрений, сохраним за собой возможность отстранённого слежения за развитием военных действий. И именно эта, последняя уловка Вождя – заглавного поджигателя Планеты, разверзлась в полном кремлёвском, дьявольском замысле...
    Не прошло и двух недель после подписания в Москве злополучного Пакта (23.08.1939), как Англия и Франция, реагируя на пересечение Вермахтом границ Польши (01.09.1939), объявили ей войну. Будь это одновременное двухстороннее вторжение, на которое рассчитывала германская сторона, возможно и не решился бы Альянс сходу разверзнуть шлюзы Второй Мировой Войны в начале сентября 1939 г... Далее, Вождь информировал коминтерновцев, что в соответствии с тактикой и стратегией Кремля в новых условиях, будет развязана БОЛЬШАЯ ВОЙНА В ЕВРОПЕ, и будет важно содействовать тому, чтобы война продолжалась как можно дольше, до максимального истощения воюющих сторон, что облегчит, мол, наше вступление, в нужный для нас момент, в ход военных действий...
    Описанный проблеск полоски правды о последовательной ведущей роли СССР в развязывании ВМВ мог состояться благодаря короткому периоду Гласности, под занавес которой, в январском номере журнала "Новый Мир" за 1994 г., была опубликована стенограмма той ключевой речи Сталина. Экземпляр стенограммы, вопреки режиму секретности заседания того Пленума, через французского представителя Коминтерна, попал в западную печать... И с тех пор, и почти до наших дней кремлёвским агитпропом напрочь отрицается подлинность опубликованного экземпляра стенограммы. Но нашлась-таки реакция Кремля той, рафинированно-эзоповской поры, когда Москва лицедействовала в роли верного партнёра Рейха, на факт появления в западной печати текста указанной стенограммы. В одном из выпусков газеты "Правда" был опубликован ответ Главка на запрос германской стороны за разъяснением. В ходульной отписке утверждалось, что это, мол, не что иное как подстрекательская фальшивка агитпропа Альянса, развязавшего войну против Германии.
    Ход событий в соответствии с составленным и подписанным в Москве Пактом всё более конкретизировался для Рейха жёстко расставленным Кремлём капканом – что окончательно уточнилось откровениями Сталина в ходе его выступления 5 мая 1941 г. перед выпускниками Военных академий в Кремле. Сталин пространно и открыто наставлял слушателей, что удобный момент для вмешательства СССР в ход военных действий в Европе наступил именно сейчас. И что для этого Держава обладает абсолютно непревзойдённой мощи военно-промышленным потенциалом. И что "страдающие народы Европы" ждут, мол, ваших подвигов...
    Перед фактом неминуемо нависшей, таким образом, войны на два фронта для Рейха, находясь лицом к лицу с кратно превосходящей громадой войск, стянутых Кремлём непосредственно вдоль всей линии соприкосновения сторон, Вермахту не оставалось ни малейшей возможности для поиска оптимальных вариантов действий, кроме как прибегнуть к широко известному в военной практике – превентивному удару. Сокрушительность, по всем правилам объявленного, упреждающего удара июня 1941 года общеизвестна. Именно эта, сокрушительная действенность, сделала войну затяжной – вопреки многократному превосходству совокупной мощи, сложившейся по ходу Антигитлеровской коалиции ряда мировых держав. И, именно, эта "затяжка" обеспечила физическую возможность – время – совершить США бросок от исходно мало значимого военного потенциала до уровня могучей военной державы с ядерной бомбой в арсенале. Этим, по Игорю Буничу ("Полигон сатаны"), были навсегда похоронены мечты большевистского Кремля о создании СССР всемирного масштаба...
    Лютование Кремля по поводу такого глобального разлада хода событий так мудрёно им задуманной и развязанной БОЛЬШОЙ ВОЙНЫ было просто безбрежным. "Ненависть, ненависть, и ещё раз ненависть к немцам как таковым" гласил ультимативный приказ обширному корпусу советского агитпропа. КА должна была срочно перековаться в войско беспощадных истребителей. (Иоахим Хоффман: "Сталинская истребительная война"). На сотни тысяч этнических немцев, прилежнейших, законопослушных тружеников страны, опустилась мрачная, смердящая туча массовых переселений, гонений и беспощадного истребления в лагерях НКВД, на смертоносной каторге, издевательски именуемой "Трудармией". А что от "армии истребителей" досталось немецкому населению Германии и этническим немцам Восточной Европы в завершающей стадии "освободительного?!" похода – так это просто предел чудовищности. Поголовное садистское истребление передовыми частями первопопавших жителей, повальное изнасилование женщин со сбрасыванием жертв в вороха растерзанных окровавленных тел... (Леонид Рабичев: "Война всё спишет). Из 14 миллионов изгнанных, под страхующей защитой советских танков, этнических немцев было более двух миллионов зверски убито, а над остальными мог каждый надругаться как хотел...
    Держава, исходно имевшая в "активе" около 20 миллионов жертв жесточайших междоусобиц, репрессий и расправ над собственным населением, подалась на вояж широкомасштабного "осчастливливания" народов – ценой развязывания самой кровопролитной войны в истории, и пожертвовала при этом ещё более 30 миллионов жизней своих граждан, не имеет ни малейшего морального права без конца вещать на весь Мир о вселенских каких-то своих заслугах перед Человечеством. Мировому сообществу следует это со всей ясностью наконец осознать и с неустанной настойчивостью напоминать Кремлю – для осаждения наступательного, разбойного пафоса Путинской России на международной арене.
    "Маховик" одностороннего, элементарно-необъективного, деструктивного бичевания вселенского зла прошлого века, запущенный Нюрнбергским судилищем победителей (каковым его считала, к примеру, и державная леди Маргарет Тетчер), настало время притормозить, а то и вовсе остановить. Доколе должно быть дано считаться патриотами своих Держав лже-писателям, лже-вещателям, лже-постановщикам..., когда темой является: "История мировых войн 20 века" – этих самых трагических событий в истории Человечества?!
    Об актуальности, острой востребованности, указанного корректива в действиях Мирового Сообщества свидетельствует и тот факт, что Парламентская Ассамблея Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) на сессии от 03.07.2009 года обвинила СССР наряду с Германией в развязывании ВМВ, а на сессии от 21.11.2011 уравняла степень виновности в этом вселенском преступлении эти два одиозных режима. А к 70-летию подписания зловещего Пакта (23.09.2009) Польским Сеймом принята резолюция с утверждением: – "...Польша пала жертвой двух тоталитарных режимов – нацистского и коммунистического". В октябре 2016 года принимается аналогичного содержания декларация солидарности трёх стран: – Украины, Польши и Литвы – с добавлением, что массовые расстрелы пленённых польских офицеров в Катыне осуществлены Советским Союзом (а не немецкими фашистами, как все эти десятилетия, с сокрушающей помпой, утверждалось Кремлём – как им, насквозь лживо, утверждалось и на том же Нюрнбергском процессе.)...
    Напрочь, буйствуя, отметая правомерность всего перечисленного, кремлёвские службы жестоко преследуют каждого, кто только посмеет упомянуть о вскрытых наконец фактах преступных деяний СССР по развязыванию Второй Мировой Войны. В тренде сейчас бум по небывалому возвеличиванию Сталина, хотя за ним, его стилем жесточайшего единовластного диктаторства, числится погубленных жизней многим больше, чем у Гитлера. Отсюда даётся полнейший карт-бланш и нынешнему, фактическому, диктатору Кремля, В.В. Путину. Кровавый, захватнический разбой, творимый ныне российскими военными в Украине – безо всякого объявления войны, буквально копирует захватническую экспансию СССР в предвоенный период. Когда, также безо всякого объявления войны, были захвачены половина Польши (со стартом 17.09.1939), все три страны Прибалтики, часть Румынии (Бессарабия и Буковина) – с общей численностью населения в 25-26 млн. человек. Мировому Сообществу, естественно, выражающему негодование по поводу путинской экспансии "вставания с колен", кремлёвские ястребы угрожают тотальной расправой, вызывающе бряцая небывалой мощи ракетно-ядерным щитом... Налицо востребованность чрезвычайной сплочённости всего цивилизованного мира перед лицом назревающей вселенской беды от этих, "потерявших чувство реального" (Ангела Меркель), кремлёвских "вставальщиков с колен".
    С невероятной быстротой, к сожалению, сбываются предсказания Александра Яковлева, изложенного им в Предисловии к обширному труду коллектива иностранных авторов: "Чёрная книга коммунизма", изданной в 2001 году в переводе с французского: – "Нынешний большевизм – красно-коричневый. Он рвётся к полной власти с остервенением маньяка. Способ захвата всё тот же – та же ложь о гибнущей России, о потерянном рае, о "великих завоеваниях социализма". Как и у Ленина в своё время, и по его следам – у Гебельса".
    Ингольштат, февраль 2019
    Эдмунд Шюле

    БАСЯ МЕЙЕРСОН - ОТВЕТ ГИТЛЕРУ

    ВСТРЕЧА ДМИТРИЯ БЫКОВА С БОГОМ

    Встреча Дмитрия Быкова c Богом

    26-04-2019

  • В ночь на 26 апреля, в четверг, как и было обещано Венедиктовым, в записи дали передачу Дмитрия Быкова. Делал он ее в палате из госпиталя (видимо, в Центре Бурденко). Голос у Быкова был немного севший, темп несколько замедленный (он это и сам сказал).
    Передача шла 90 минут, и в ней слышно три стыка, то есть, он ее записывал в три приема. Концовки, обычной для Быкова, и вовсе не было . Вдруг бодрый голос со стороны рявкнул: передача закончена.
    (https://echo.msk.ru/sounds/2414051.html )
    Все это, впрочем, технические детали. Нас же интересуют две вещи: как сам Быков понимает происшедшее с ним, и какой новый опыт он приобрел от этого промежуточного попадания в иной мир.
    Главным для него оказалось подтверждение того для него несомненного и ранее факта, что Бог существует. Об этом вы ниже прочтете в его собственном видении.
    Почти в самом конце Быков снова возвращается к этой теме (в распечатке этого нет) и говорит о новом откровении. Точнее, поправляется он, не в откровении - о бытии Творца он и ранее знал, а в зримом подтверждении этого. Ну да, Быков видел, как в зале, в котором он находится, Создатель собственноручно украшает зал фруктами и вообще плодами земными, выкладывая их каледоскопическими узорами. А по завершении работы дает стакан со смородиной Быкову. Дает через посредницу - одну из трех жен Быкова, которые все время присутствовали у постели отравленного. Где-то там близко проходил арабский шейх, он удивился: у нас только состоятельные люди могут содержать трех жен, значит, вы - богатый человек? Быков мог бы пошутить, что в России все наоборот и здесь три жены могут содержать одного своего мужа. Или даже чужого. Но он так не пошутил, а как-то смущенно пояснил, что жены эти у него имеются не параллельно, а последовательно, в порядке живой очереди.
    Прозрение Быкова по поводу экспериментального наблюдения Бога очень похоже на недавно полученное изображение Черной Дыры. Космологи и ранее не сомневались в ее существовании, но тут удалось получить ее наглядную фотографию. так что теперь в Черную Дыру уверовали все.
    Читаем самого Быкова.
    Валерий Лебедев

    Bykov Dmitry2019
    Дмитрий Быков: Я не могу, к сожалению, вам сообщить никаких сенсаций, потому что врачебную тайну здесь очень хорошо умеют блюсти. И, больше того, здесь очень умеют скрывать обстоятельства даже от самого больного. Я точно совершенно знаю, что причина моего отравления — это было отравление, — она не установлена. Мне мой врач-реаниматор, который мною занимался, сразу сказал: «Мы можем вас поставить на ноги, но причину пока найти не можем. Это более долгое дело».
    Я за это время успел прочитать массу комментариев хорошо осведомленных людей. И диабета-то у меня — почему-то считается диабет особенно унизительной буржуазной болезнью, поэтому ее очень любят приписывать, — должен вас огорчить, диабета у меня нет. Я очень следил за тем, чтобы его не было. И гипертония-то у меня — ну, гипертонии-то нету, вот представляете, беда какая. И, кроме того, не было у меня никаких ни алкогольных, ни наркотических излишеств, которые стали подозревать сразу наиболее простые сердца.
    Я не знаю, чем я отравился. Не знаю, из-за чего у меня случился этот скачок. И не понимаю, почему я фактически свалился на Уфу, потерял сознание, из-за чего мне пришлось лекцию об анекдоте и встречу с однополчанами уфимскими пришлось перенести. Там меня довольно быстро ввели в искусственную медикаментозную кому. После этого отправили в Москву. И здесь, в Москве, на четвертый примерно день пришел в себя.
    Есть две новости, обе хорошие. Во-первых, Бог есть. То есть я не могу списать это на действие медикаментов — все эти прекрасные сны и приключения, потому что такого не было в моем подсознании, я бы такого не выдумал, я такого не помнил. Бог есть, и он занимается, преимущественно украшением мира.
    Вот одним из самых ярких воспоминаний в этом путешествии между жизнью и смертью, в этом блуждании был небольшой, примерно 40-летний с внешностью Дроссельмейера человек, который развешивал украшения посреди реанимации. Причем видеть зал этой реанимации я не мог, я был еще под наркозом. Он в этом помещении развешивал золотистые ягоды и раскладывал невероятной красоты с арбуз величиной вкуснейшие сливы. А мне он протянул то, чего мне больше всего хотелось — стакан мокрой черной кислой свежей смородины.

    И когда я начал в себя приходить — вы знаете, как вот, когда выходишь из наркоза, ты уже видишь одновременно еще и ту реальность, и как-то еще и эту. Я видел сына, сидящего у моей кровати и пытался его подтолкнуть с тем, чтобы он передал мне этот стакан. Вот в том-то и дело, что сын-то был, а стакана не было. И в результате я очнулся с большой резиновой грушей в постели. Груша эта служит для разработки руки.
    Я довольно быстро восстановился, без каких-то проблем начал уже на второй день ходить. Вы себе не представляете, хотя, наверное, если у вас есть опыт, то представляете, как это удивительно через, не знаю, час-два после пробуждения от тяжелого наркоза начать пить холодную воду. Просто холодная вода в горле — это главное блаженство, чудо и приключение. Естественно, таким же блаженством выглядит потом первый съеденный кусок вот этой сливы, первый ветер из открытого окна, вид весеннего московского вечера, зеленых листьев.
    Ну, не могу сказать, что я радикально изменился. Просто у меня пока еще более-менее замедленная речь, но прелесть именно в том, что меня всегда ругали за ее ускоренность, поэтому сейчас, мне кажется, мы, наконец, достигли идеального темпа. Но прежней моя жизнь не будет в том смысле, что у меня случались моменты понятные — моменты метафизического сомнения, то есть я всегда знал, что Бог есть, но не всегда знал, что я на правильной стороне, что, может быть, я его достоин. А может быть, ему, наоборот, нравятся суровые люди действия. Но то, что я увидел, меня убедило в том, что, в общем, я на правильной стороне. Поэтому прежним я не буду в одном — я не буду прислушиваться к глупым и злобным мелочам, к подтявкиваниям из подворотни и не буду больше сомневаться. Вот это меня чрезвычайно утешило.
    Понимаете, быть на стороне Бога очень просто. Достаточно украшать мир, достаточно привносить в мир последовательную человечность, — потому что мир бесчеловечен, — условно говоря, развешивать цветы и конфеты по реанимациям. А вот для того, чтобы быть не на стороне Бога, а быть, условно говоря, на стороне смерти, я, честно говоря, не знаю, какие там стимулы. Ведь кроме самомнения решительно никаких. Но ведь я был великий обманщик, и самомнение это обернется полной потери меры и вкуса.
    Вторая хорошая новость, которой я радостно с вами делюсь, заключается в том, что стихи, действительно, помогают. То есть искусство, оно имеет, видимо, отчасти божественное происхождение или оно, во всяком случае, находится в гармонии с миром. Дело даже не в том, что мне очень многое там представлялось арт-терапией, которой я подвергался. Например, я видел совершенно новую форму спектакля. Сцена, которая вся заставлена резными деревянными щитами, то есть мы не видим происходящего. За ними происходят диалоги, голоса. И по этим голосам и диалогам мы должны догадаться о происходящем, как, собственно, мы и догадываемся о Боге, потому что он лично нам не показывается.
    Но главное, что помогают и сами по себе стихи, поэтические тексты. Я со слезами, которых совершенно не стыдился, потому что после наркоза плакать естественно, и мне многие об этом опыте рассказывали, — я со слезами повторял про себя наизусть почти всего Лосева, почти всего Блока, многие песни Щербакова, которые оказались тоже ровно настолько божественными, насколько казались мне в молодости.
    То есть это всё, действительно, имеет отношение к каким-то легким воздушным, высшим структурам ненавязчивых иерархий, волшебных, прекрасных танцев — танцев воображения. Это доказывало мне, что в мире широко развит этот духовный шоколад, и совершенно не обязательно все время окунаться в духовную грязь и духовную злобу, и духовный навоз, в котором миллионы людей погрязают почему-то с таким аппетитом. Вот причины истоков этого аппетита я тоже не могу понять. Неужели это только так, как у Достоевского — мой произвол, моя воля, вот чтобы, действительно, миру погибнуть, а мне чтобы всегда чай пить. Вот только этим апофеозом своеволия могу я объяснить, действительно, гипертрофированную тягу некоторых людей ко злу.
    В принципе же, мир полон блаженств и блаженств, действительно, легко достижимых. Естественно, быть счастливым, естественно, наслаждаться пейзажем или борьбой с природной, или путешествием… То есть иными словами, мы живем не в конкретном времени. Мы живем в бесконечно разнообразном и пестром божественном мире, и поэтому игнорирование искусства, глухота к нему — это просто черная неблагодарность. То, то поэзия вытягивают из любых состояний, вытягивает из них физиологически. Что можно по стихам, как по нитке, выкарабкаться из бездны, я в этом убедился. Я в те два дня, что я приходил в себя довольно медленно и мучительно, я все время повторял стихи. Оказалось, что я их помню очень хорошо — это одно из преимуществ хорошей памяти. Память надо иметь хорошую.
    ****
    Более всего в интернете заинтересовались словами Быкова об отравлении. Тут сразу запахло интригой, детективом, заговором и высокой политикой. Ниже - несколько соображений по этому поводу из разных блогов.
    ****
    Отравленный Владимир Кара-Мурза почувствовал себя плохо спустя 6 часов после последнего приёма пищи. Случай с Д.Быковым очень напоминает непонятное отравление В.Кара-Мурзы.
    ****
    Отравление может иметь целью не убийство, а устрашение. В любом случае Д.Быкову следует связаться с независимыми аналитическими лабораториями.
    ****
    Ну слава богу что поправился, но плохо что держит читателей за идиотов. Для профессионального уха это нечто странное: точно знаю что отравление, но совершенно не знаю причину. Это блеф. Есть в медицине понятие токсидром. Это симптомокомплекс, позволяющий довольно быстро сориентироваться в группе токсина, который наиболее вероятно был съеден, ибо и мы уверены, что Дмитрий не колол себе в вену всякие гадости и не нюхал всякие мерзости. Установить что и где он ел проще простого. Во-вторых, существует токсикологический анализ крови, мочи, прочих биологических жидкостей, который в течение 24-48 часов дают результат вещества. Если это не сделано тогда конечно нас толкают в теорию заговоров, а если сделано и показало отрицательный результат, то может причина вовсе не отравление. Короче, мутит воду Дима, а зря
    ****
    Одним из первых предположил, что Быкова могли отравить, оппозиционный политик Константин Боровой. 19 апреля он написал своем твиттере: "Говорят, Диму Быкова все-таки отравили". В ноябре прошлого года "Новая газета", с которой давно сотрудничает Быков, опубликовала интервью экс-соратника Евгения Пригожина под заголовком "Повар со своими тараканами. Кто создал «фабрику троллей», организовал DDos-атаки против СМИ, избивал блогеров и «увольнял» главреда РИА «Новости»". В нем бывший соратник Пригожина Андрей Михайлов рассказал, что еще в 2013 году против Быкова предпринимались разные провокации, потому что он "считался по значимости вторым человеком после Навального". Вот фрагмент этой беседы:

    "— Начало 2013 года — это история с Дмитрием Быковым? Кстати, почему именно Быков?
    — Надо было найти «продажного журналиста».
    Возникла идея с Быковым, так как он у нас считался по значимости вторым человеком после Навального. Предложили, было сказано: работаем по нему. Связались с Быковым через агентство, которое организовывало его поездки. Вытаскивали как можно дальше из больших городов, чтобы не возникло форс-мажоров. Так появилась Нижняя Тура. Договор заключался с агентством, согласовали дату, 22 февраля. Договорились с ДК, развесили афиши. У Евгения Викторовича [Пригожина] все шло в режиме быстро-быстро, времени на подготовку никогда не было, все «с колес».

    Нужно было, чтобы Быков сказал что-нибудь в поддержку местного политика, которого играл наш Сергей Соловьев. Быкову про поддержку политика не говорили, его к этому подвели. Он встречался с нашим Соловьевым, очень представительным мужчиной. Соловьев сказал, что будет баллотироваться куда-то, все выступление Быкова снималось на видео, и что он должен был сказать, он сказал. Что было задумано, получилось. (Это интерпретация Михайлова. В реальности Быков не стал рекламировать «депутата», а только поблагодарил его за приглашение — «Новая»)".
    О том, как "люди Пригожина" могли быть связаны с отравлениями оппозиционеров, писали многие издания. В частности, Навальный связывал с расследованиями против Пригожина нападение на мужа юриста ФБК Любови Соболь в ноябре 2016 года. Тогда неизвестный мужчина напал на антрополога Сергея Мохова — вколол ему в бедро какую-то жидкость, после чего скрылся. Мохов потерял сознание.
    В публикации "Новой газеты" под названием "Повар любит поострее. Почему с врагами и оппонентами Евгения Пригожина случаются несчастья. История нескольких провокаций"рассказывается о проведении самых разных операций с помощью химических препаратов против неугодных лиц.
    Отравления оппозиционеров и известных деятелей, публично критикующих власть, в последние годы стали всё более распространены. К примеру, об истории отравления оппозиционера Владимира Кара-Мурзы Младшего можно прочесть здесь. “За какие-то десять-пятнадцать минут из совершенно здорового человека я превратился в человека, которому очень плохо”, – делился он потом своими ощущениями.

    В сентябре 2018 года был отравлен издатель «Медиазоны» и участник Pussy Riot Петр Верзилов. По его словам, случившееся с ним - месть за расследование гибели журналистов в ЦАР (о том, как Пригожин может быть связан с ЦАР, читайте в материале издания"Проект"). philologist
    Материал подготовил Валерий Лебедев
  • ТЕРАКТ В СИНАГОГЕ САН-ДИЕГО. ВИДЕО

    19-летний террорист, открывший стрельбу в синагоге, подозревается в поджоге мечети. ВИДЕО

    Джон Эрнест из Сан-Диего был автором «манифеста», в котором утверждал, что в прошлом месяце поджег близлежащую мечеть, и заявил, что черпает вдохновение у боевика, который убил около 50 человек в двух мечетях. в Новой Зеландии.
    По сообщению Reuters, шериф округа Сан-Диего заявил, что полиция и ФБР расследуют «возможную причастность» Эрнеста к поджогу утром 24 марта Исламского центра Эскондидо, городе в 24 км к северу от Пауэя. При пожаре в мечети никто не пострадал. Шериф подчеркнул, что у Эрнеста в прошлом не было судимостей.
    В США в последнее время комментаторы различают два вида антисемитизма — исламистский и бело-расистский. Поскольку серди белых расистов в США достаточно много сторонников Трампа, то этот вид антисемитизма власти считают второстепенным, хотя и осуждают. Вероятно поэтому Трамп осторожно заявил, что случившееся в синагоге «… похоже на преступление на почве ненависти. Трудно поверить …».

    Узник Освенцима, адмор Холокоста: умер Менахем Мендл Тауб

    Узник Освенцима, адмор Холокоста: умер Менахем Мендл Тауб
    Он прошел через все круги ада, остался один из большой семьи, на нем ставил свои страшные опыты доктор Менгеле, он до последних дней своих занимался сохранением памяти о жертвах Катастрофы

    Менахем Мендл Тауб.  Фото: Эли Мандельбаум
    Менахем Мендл Тауб. Фото: Эли Мандельбаум
    Бывший узник Освенцима ребе Менахем Мендл Тауб, адмор из Калива, скончался в воскресенье, 28 апреля, в возрате 96 лет в Иерусалиме. Потерявший всех своих близких во время Холокоста и перенесший опыты, которые проводили над ним в нацистских концлагерях, он до конца своих дней занимался увековечением памяти жертв Катастрофы европейское еврейства. Признавая его выдающиеся заслуги на этом поприще, раввина Тауба уважительно называли "адмор ха-Шоа" (адмор Холокоста).

    Менахем Мендл Тауб  основал в Бней-Браке большой хасидский центр, выступал в йешивах и религиозных школах, рассказывая ученикам о том, что видел и пережил в годы Холокоста. На каждой своей лекции он просил, чтобы присутствующие встали и вместе с ним прочли молитву "Шма Исраэль" - в память о евреях, погибших в Катастрофе. Это были последние слова, которые евреи произносили перед смертью.

    В 2011 году адмор из Калива выразил мнение, что "Шма Исраэль" должны произносить и религиозные, и светские евреи, когда они стоят во время сирены в День Катастрофы и героизма европейского еврейства. Он считал, что одной сирены недостаточно.

    "Любые поступки человека должны преследовать практическую цель, "тахлес", как говорят на идише, - говорил раввин. - Если зазвучит сирена и вы вытянетесь по стойке смирно, это как-нибудь поможет душам шести миллионов евреев? Я спросил своего помощника, что он обычно делает во время сирены. Он ответил: открываю том Мишны и учусь в память о погибших. Это и есть та практическая цель, о которой я говорю".
    Менахем Мендл Тауб.  Фото: Эли Мандельбаум
    Менахем Мендл Тауб. Фото: Эли Мандельбаум
    Несмотря на то что в ультрарелигиозном сообществе отношение к Шоа (Холокосту) противоречивое, раввин Тауб считал, что не следует думать о причинах, породивших эту величайшую трагедию. По его мнению, следует хранить память о ней и передавать из поколения в поколение.

    В интервью Ynet в 2014 году адмор с горечью констатировал, что память о Холокосте постепенно стирается, национальную боль подменяют формальные церемонии. "Обидно, что люди вспоминают о Холокосте только один раз в году, при звуке сирены, - говорил он. - Я готов отдать глаза, чтобы этого не видеть, готов лишиться слуха, чтобы не слышать. Но они стоят передо мной постоянно, все шесть миллионов, среди которых мои родители, мои братья, мои сестры..."

    Есть особая символика в том, что раввин Тауб умер в канун Дня Катастрофы и героизма, который в этом году выпадает на 2 мая. Вся его жизнь была связана с этим страшным периодом, о нем он говорил: когда меня не станет, я с Небес буду напоминать: не забывайте! Шма Исраэль!"

    Менахем Мендл Тауб родился в 1923 году в Трансильвании. Он был прямым наследником основателя династии раввинов из Калива в седьмом поколении (начиная от ребе Ицхака Изака из Калива, ученика ребе Элимелеха из Лиженска). До войны у него было шесть братьев и сестер, жена, с которой они мечтали иметь много детей.
     
    Еврейские дети, на которых ставились опыты в Освенциме
    Еврейские дети, на которых ставились опыты в Освенциме
    В Освенцим он попал в 1944 году. Он попал в блок, где свои опыты на живых людях проводил Йозеф Менгеле, прозванный "доктор Смерть". В результате этих чудовищных экспериментов Менахем Менд утратил способность иметь детей, у него более не росла растительность на лице.

    После Освенцима он был в Бреслау, Варшавском гетто, Берген-Бельзене. После освобождения он уехал в Швецию, где воссоединился с женой. Оттуда семья направилась в США, а в 1962 году обосновалась в Израиле.

    До тех пор, пока хватало сил, адмор из Калива выступал с рассказами о Холокосте - в йешивах, колелях, школах. В 2014 году он адресовал специальное обращение к президентам Бараку Обаме и Владимиру Путину.

    В последние годы адмор работал над созданием религиозного музея Катастрофы. Его планируется построить в Иерусалиме, в районе, в котором проживают каливские хасиды.

    Из воспоминаний ребе Тауба

    В Варшавском гетто, рассказывал ребе, его с товарищами на два дня заперли без еды и питья. "Мы
    выжили благодаря хлебным крошкам. Все узники вывернули карманы, и вскоре на столе образовалась небольшая кучка крошек. Их было решено использовать в качестве неприкосновенного запаса на случай, если кто-нибудь начнет терять сознание от голода. Такие единство и взаимопомощь сегодня редки. Люди не готовы делиться с ближними, они завидуют и ненавидят друг друга. Почему? Почему?"

    ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ



    ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ

    Отличный рассказ настоящего друга моей юности. Судьбы и выбор этой судьбы разлучили нас. И теперь уже ничего не вернешь. Как же много глупостей мы совершаем в этой жизни.

    Роман Фурман.

                         Первый день эпохи возрождения

       -----------------------------------------------------------------------
       Журнал "Химия и жизнь".
      
       -----------------------------------------------------------------------


       - Пора...
       - Вы что-то сказали? Вы мне?
       - Не вам. Вообще... Говорю, пора...
       - Давно пора. Чего они тянут.
       - Сверяют со списками. Все должно сойтись.
       - Нас тут не так уж и много. Развели канцелярщину. Чушь...
       - Порядок есть порядок.
       - Все равно, что-нибудь да напутают. Кого-то наверняка забудут.
       - Во всяком случае, не должны. Это приказ Администрации - забрать  всех
    до единого. Всех...
       - Значит, это последней? А если не хватит мест?
       - Они могут в  сто  раз  больше,  в  тысячу.  Разве  не  видите,  какая
    громадина. Дух захватывает.
       - Неужели-таки всех?!  А  если  кто-то  не  успеет?  Или  просто  решит
    остаться? Что тогда?
       - Остаться? Здесь? Зачем?!
       - Мало ли что. Захочет - и все.
       - Стало быть, он сумасшедший. Вот вы же не хотите? Или хотите?
       - Я?! Что я здесь забыл, в этом проклятом пекле?
       - То-то. Все так рассуждают. Никто  не  хочет  пропадать  в  этом  аду.
    Ничего, скоро мы уже будем _там_ и сможем забыть все, отдохнуть.  А  потом
    начнем жить...
       - Вот теперь действительно начинают. Видите, впустили первую группу.
       - Прямо не верится... Через пару часов очередь дойдет и до нас.
       - А я почему-то боюсь. Не знаете, это опасно? Что говорят?
       - Не знаю. Лично меня это не волнует.  Лишь  бы  вырваться  отсюда.  На любых условиях. Терять уже нечего...
       - Но все-таки, что они с нами сделают? Что мы почувствуем?
       - Я же говорю вам, не  знаю.  Засушат,  заморозят,  растворят  -  какая разница!
       - Бррр!.. Ну и юмор у вас. Я же серьезно.
       - Да что вы пристаете  с  пустяками.  Спросите  у  них  самих,  а  меня оставьте в покое. Вон ходят двое - Капитан и первый помощник. Они вам  все расскажут. Ну, сбегайте.
       - Вы что, смеетесь? Я и так еле на ногах держусь, не то  что  они...  А кто из них Капитан? Коренастый?
       - Да. Он уже сделал двенадцать рейсов. А  первый  помощник,  я  слышал, впервые здесь. Новичок. Он даже родился _там_.
       - Эх, везет людям.
       - Это верно, кому как повезет. Его  родители  попали  в  первые  рейсы.
    Вас-то еще и на свете не было.
       - Меня? Возможно. Кстати, я в своем роде знаменитость.
       - Вы? Вот уж не сказал бы, глядя на вас. Ну и чем же?
       - Моложе меня никого здесь нет, хотя мне уже сорок  два.  Я  последний, кому позволено было родиться. Последний,  понимаете.  Потом  Администрация приняла решение - больше ни единой души.
       - Ну и правильно. Надо было еще раньше. Иначе бы они еще и через десять лет не увезли всех отсюда. Все-таки мы живем в самую гнусную эпоху.  Эпоху бегства от самих себя.
       - Это вы в точку попали. Гнуснее и не  придумаешь...  Еще  одну  группу впустили. Дело движется. Медленно, но верно.
       - Моя очередь движется уже  четырнадцать  лет.  Так  что  я  привык.  К движению...
       - Что же вы раньше не записались?
       - Раньше... Все мы жертвы, как  говорится,  стадного  чувства.  Сначала никто не хотел, первых отправляли в принудительном порядке. Конечно,  были добровольцы, но они не в счет. Масса, толпа... Глупцы, и я такой же... Мне
    уже пятьдесят девять. Кто знает, сколько еще осталось.  Но  хоть  год-два, хоть сколько-нибудь пожить по-человечески, а не так, как  мы  сейчас.  Или умереть, все равно...
       - Нет-нет, я не  согласен  умирать.  Жизнь  -  это  чудо,  даже  здесь. Величайшее чудо, которое еще осталось у человека.
       - Хм, да вы философ! Поэт! Стишки сочиняете?
       - Оставьте... Лучше посмотрите, что это там виднеется.
       - Где?
       - Почти у горизонта. Непривычный зеленый  цвет.  Правее  тех  барханов,
    видите?
       - Ну и что? Камень, наверное. Какая разница. Подвиньтесь, теперь  можно стать под навесом. Пожалуй, они стали работать быстрее.
       - Странно, очень странно.
       - Вы о чем?
       - Да вот это зеленое.  Вчера,  кажется,  там  ничего  не  было.  Вы  не заметили?
       - Мне все равно. Считайте, это мираж.
       - Я бы не сказал.
       - Тогда сбегайте и узнайте. Потом расскажете всем нам.
       - Мне что, больше всех нужно? Просто к слову...
       - Вот она, типичная философия потребителя.
       - Будто вы не потребитель. Созидатель нашелся. Именно такие, как вы,  и довели до всего этого кошмара!
       - Слушайте, мне  надоели  ваши  праздные  разговоры.  Давайте  помолчим лучше, чем попусту молоть языком.
       - Пожалуйста. Только, по-моему, вы начали первый. Да, вы. Вы сказали...
       - Что я сказал? Какой вы все-таки нудный.
       - Ну, знаете ли... Я попрошу вас выбирать выражения!
       - Да идите вы...
       - Что-что?!
       - ...!
       - ...!!


       И они замолчали.
       Да и о чем говорить?.. Через час-другой их, да и всю эту вереницу людей в прозрачных оболочках, ожидает глубокий сон едва  ли  не  по  ту  сторону бытия  -  долгосрочная  теплохимическая  консервация  организма.  И  какая
    разница - что они думают друг о друге и обо всем остальном.
       Каждые семь  минут  горстка  пассажиров  входила  в  камеру  шлюзования огромного  космического  корабля.   Там   они   принимали   снотворное   и располагались в пластиковых капсулах. Дальнейшее от них уже не зависело. И
    они засыпали с надеждой, что через шесть лет - световых лет - они вернутся к жизни, но уже _там_, на четвертой планете звезды Бертольда.
       Эта планета, которую переселенцы назвали Младшей Землей, М-Землей, а  в разговорной речи Эм-землей, имела вполне  приемлемые  условия  для  жизни,
    почти такие же, какие были на  покинутой  Земле  в  мезозойскую  эру.  Так Человек, Венец Творения, выбрался, наконец, из своей  земной  колыбели,  и
    зашагал по этажам мироздания с видом победителя,  бесцеремонно  заглядывая
    во все его комнаты, обшаривая закоулки и опустошая кладовые. Ибо  что  ему еще оставалось делать? Только побеждать. И пожинать плоды своих побед...
       А пока последние люди покидали Землю. Очередь уже сократилась на  треть - вереница странных фигур  в  прозрачных  оболочках  под  палящими  лучами
    солнца  на  стартовой  площадке.  Люди  уезжали  без  багажа  и  в  камере шлюзования  оставляли  все,  что  было  на  них,  вплоть   до   контактных линз-очков. Одна старушка пыталась  пронести  под  своей  оболочкой  кота. Через минуту рука робота вышвырнула кота прочь. Обреченный зверь,  корчась
    на  раскаленном  песке  в  разреженном  воздухе,  прекратил  свое   жалкое существование на глазах у безучастной толпы, словно напоминая, что  отсюда
    надо убираться, и поскорей.
       Двое из экипажа проверяли по спискам каждую группу, а Капитан с  первым помощником неторопливо прохаживались по территории городка. В  полете  все члены экипажа тоже погружались в сон, но  лишь  после  того,  как  корабль
    ложился на курс, и в консервацию  вводил  их  сам  Капитан.  Он  оставался последним бодрствующим существом на борту, - роботы не в счет.
       На все четыре стороны открывался один  и  тот  же  унылый  вид:  зыбкие гребни барханов под ослепительным  небом,  бесформенные  каменные  торосы, полуразвалившиеся строения из металла и пластика. Ничто здесь не  радовало
    глаз, на всем были печать и дыхание смерти. Голая и обезвоженная,  готовая испустить последний дух, последний  живой  крик.  Земля  стала  пройденным этапом для того, кто ее топтал и, как казалось ему, благоустраивал...
       И только одно привлекало внимание - зеленое  пятнышко  близ  горизонта. Что это? Почему зеленое? Капитану захотелось узнать, и жестом он предложил
    помощнику следовать за собой.


       - Куда мы идем, Капитан?
       - Идем... У нас еще есть немного времени. Ты ведь сам попросился в этот рейс, не так ли?
       - Да. Я хотел все увидеть своими глазами.
       - Вот и смотри. Запоминай.
       - Что же тут интересного? Один песок и камень.
       - Именно. Вся штука в том, что мы идем по океанскому дну.
       - Вы шутите.
       - Увы. Это ложе бывшего Атлантического океана. Слыхал?  Вот  это  он  и есть.
       - Да ну?
       - Мало того. Где-то под этой толщей песков покоится древнейший  материк
    - Атлантида. Считается, что здесь родилась цивилизация.
       - Тогда это просто  забавно.  Последний  уходит  оттуда,  где  появился первый...
       - Тебе этого не понять. Твоя родина не здесь, а уже _там_.
       - Моя родина - весь мир, Космос.
       - Ошибаешься. Твоя родина там, где ты сделал первые шаги, где жили твои отец и мать. И куда бы ты ни умчался, она всегда с тобой...
       - Эмоции, мой Капитан. Мы с вами мужчины.
       - Да, конечно...
       - Ну, а вы-то?
       - Что - я?
       - Вы-то свою родину покидаете навсегда. Что у вас от нее останется?
       - Память. И сожаление.
       - Сожаление, о чем? Об этой пустыне?
       - О том, что мы сделали. Как умудрились обратить все в прах.
       - Простите,  но  вы  идеалист!  Разве  у  вас  был  другой  выход?  Все закономерно, любишь кататься - люби и саночки возить.
       - Не знаю, - сказал Капитан. - Возможно, и был выход.  Но  все  это,  к сожалению, за пределами жизни одного человека и даже целого  поколения.  А
    мы и теперь не научились думать о потомках...
       - Уж не хотите ли вы сказать, что такое же будущее ожидает нас там,  на Эм-земле?
       - Кто знает, кто знает...
       - Что же нам делать?
       - Я знаю лишь то, чего вам не надо делать.


       - Ну входите же, чего застряли?
       - Идите вы первый, я боюсь...
       - Да не тряситесь вы так, вас не убьют. Раздевайтесь, черт  подери,  да поживее. Иначе этот робот за вас возьмется. Тогда не обрадуетесь.
       - А ч-что он со мной сделает?
       - То же, что и с другими,  кто  не  хочет  выполнять  приказ.  Разденет догола своими железными ручками и засунет в капсулу.
       - Да? Уж лучше я сам...
       - То-то. И веселей, веселей!
       - Но все-таки, знаете... Когда я смотрю на эти соты с бывшими людьми...Честное слово, мне кажется, что я в крематории.
       - А вы не лишены чувства юмора!
       - Напрасно издеваетесь. Ох, напрасно. Сейчас вас самого испекут в  этой трубочке, как пирог с начинкой. Обман все это!.. От нас избавляются, мы  -
    лишние, никому не нужны!
       - Нервишки у вас того... Стыдно.
       - Стыдно, говорите? А я не хочу умирать! Слышите! Вот это все - смерть!
       - Успокойтесь вы, хлюпик! Мне-то все  равно,  можете  оставаться.  Ваше дело.
       - Да, остаться... Жить в оболочке, одному, как угодно... Но жить! А  вы все будете покойниками, все...
       - Ну вот что! Убирайтесь отсюда, живите. Только не  действуйте  нам  на нервы! Не омрачайте этих торжественных долгожданных минут!
       - И уйду, немедленно.  А  вы  оставайтесь...  Скажите  этому  дурацкому роботу, пусть уберет руки.
       - Эй, отпусти этого психа. Только я скажу ему на  прощанье  пару  слов, объясню кое-что. Так вот, знайте, любезный: через шесть часов Земля  будет взорвана. Весь шарик - вдребезги, в пыль! Ясно? Ну и вы,  стало  быть,  за компанию.
       - Откуда вы взяли?
       - А вы не знали? А что вы вообще  знаете?  Вот,  читайте,  висит  перед носом. Или вам прочесть? "К сведению переселенцев"... Так, где это  место, ага... "В научно-прикладных целях..."
       - Где, здесь?.. "Не представляет больше практической ценности...  Будет аннигилирована..." Просто глазам не верю. Как это? Почему?
       - Так вы уже не уходите? Решили с нами? Умничка.
       - Перестаньте. Будто вас это не касается!
       - Именно: не касается! Плевать!.. Заберусь в капсулу - и  баиньки.  Без сновидений. Повезет  -  проснусь,  стану  новым,  свободным  человеком  на прекрасной планете. А здесь пусть все провалится в тартарары... В клочья!
       - А мне, представьте, жаль.
       - Э, бросьте.  Лучше  берите  таблетку,  жуйте.  Теперь  забирайтесь  в капсулу. Вот так, рядом, сюда. Ногами вперед.
       - Ногами вперед...
       - Хорошо-о! А вам не тесно? Вы меня слышите?
       - Слышу. Прощайте.
       - Э, нет. Всего лишь "до свиданья". Надо быть оптимистом... Кстати, как вас зовут?
       - Не все ли равно.  На  этой  братской  могиле  имен  не  пишут.  Номер структурной схемы, и все...
       - Ну, ну, не падайте духом. Обойдется... Вас уже клонит ко сну?
       - Да.
       - Согласитесь, так привольно мы уже давно не спали. Без этих  проклятых оболочек, голышом, в приятной атмосфере... Эх, и житуха  теперь  настанет!
    Знаете, что я сделаю первым делом? Приму ванну. Прохладную. Даже  ледяную.
    Буду лежать в ней неделю, месяц... Остывать от этой проклятой жары.  Потом
    завалюсь где-нибудь на травке. Вы хоть  помните,  что  это  такое?  А?  Не
    слышит. Уже спит. Интересно, а сосед справа? Тоже  спит.  Все  спят,  один
    я... Гм! Странно. Почему на меня не действует? Эй, робот,  я  не  засыпаю!
    Подожди, не включай. Дай еще таблетку. Да подожди, тебе говорят!  Слышишь,
    железная твоя душа! Подожди, не вклю...


       - Извините, Капитан, но мне это кажется бессмысленным.
       - Что именно?
       - Наш поход. Ваши поиски. Ничего интересного мы там не найдем.
       - Ты устал? Плохо себя чувствуешь?
       - Нет. Но я привык тратить силы и время более рационально. А там просто ничего нет. Ничего такого, что вы надеетесь увидеть.
       - Возможно, но я должен убедиться.
       - Да в чем? Что жизнь здесь нереальна? Это очевидно. Разве вы  сами  не видите?
       - Ты можешь вернуться. Иди.
       - Нет, я не оставлю вас одного. Мало ли что...

    Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
    Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..