четверг, 23 декабря 2021 г.

В США мальчик дважды за день спас людей

 В США мальчик дважды за день спас людей

В США мальчик дважды за день спас людей

11-летний Дэвион Джонсон из города Маскоги (штат Оклахома) за один день сумел спасти двух разных людей, сообщает CNN.

Сначала маленький герой помог своему однокласснику. Один из учеников подавился крышкой от бутылки с водой, и Джонсон применил прием Геймлиха, чтобы помочь однокласснику. Крышка выскочила из горла и ребенок был спасен. 

Позже в тот же день Дэвион Джонсон стал свидетелем пожара и помог пострадавшей женщине спуститься с крыльца к машине. 

Как сообщает CNN, местный департамент полиции, офис шерифа и школьный совет отметили заслуги школьника. Ему вручили удостоверение почетного офицера, а также награду за героизм. 

Малоизвестные факты о Доди Аль-Файеде

 

Малоизвестные факты о Доди Аль-Файеде

Состоятельный продюсер Доди Аль-Файед вёл роскошный образ жизни и привлек внимание всего мира как романтический партнёр Дианы, принцессы Уэльской. Но жизнь возлюбленного Дианы оказалась сложнее, чем могло показаться.

https://www.youtube.com/watch?v=t_6HJZcZFLM



- Зaпpитe двepи пepeд мoим мужeм, - вeлeлa пpинцecca пocлe cвaдьбы

 

- Зaпpитe двepи пepeд мoим мужeм, - вeлeлa пpинцecca пocлe cвaдьбы


парадный портрет Стефании - на нём волосы принцессы кажутся темнее, чем были на самом деле

 

- Зaпpитe двepи пepeд мoим мужeм, - вeлeлa пpинцecca пocлe cвaдьбы

 

Светло-каштановые локоны струились по плечам, голубые глаза сияли - она была так очаровательна, что герцог забыл обо всём. Противоречия, которые предшествовали этому браку, сразу забылись. Но наследник Баденского дома напрасно радовался: он-то как раз не пришёлся по душе этой юной француженке. «Заприте двери перед моим мужем, - велела принцесса после свадьбы, - я ношу его имя, но не обязана выносить его самого».

 

 

Стефания де Богарнэ родилась в Версале спустя месяц после того, как случилась французская революция. Богатства больше не было, титул не имел значения. Опасаясь ареста, родители девочки часто переезжали. Скитания привели к потерям – заболела мать, и в 1791-м её не стало. Тогда отец принял решение: отдать Стефанию на попечение монахинь, и укрыться на время в Англии, пересидеть трудные времена.

 

Увы, стены обители в революционные времена были не столь надежны. Пансион для девочек, в котором находилась Стефания, вскоре закрыли. Воспитанниц разобрали по домам. А вот взять мадмуазель де Богарнэ оказалось некому – родня разбрелась по свету, или была заперта в темницах. Так что Стефания поехала на юг, в относительно спокойный Перигё, с двумя своими учительницами.

 

О девочке заботились по мере сил и возможностей. Когда платья Стефании становились короткими, снизу пришивали оборку из материи, которая оказывалась под рукой. Обед часто состоял из полупрозрачной похлёбки с куском хлеба. А в Париже, тем временем, рукоплескали её тетушке, Жозефине де Богарнэ.

 

Изабелла Росселини в роли Жозефины

 

Про девочку-сироту Жозефина вскользь упомянула при Наполеоне в 1802 году. Возможно, она и не вспомнила бы о ней, но в тот момент из Англии вернулся Клод де Богарнэ, отец Стефании. Бонапарт сразу отдал приказ – отыскать и привезти во дворец! Это же родственница! Поиски не заняли много времени, и в январе 1803 года Стефания приехала в Париж. Она была такой худой и бледной, что Жозефина ужаснулась. Девочку усадили за стол, и она призналась, что впервые в жизни увидела мясо и пирожные.

 

Следующие несколько лет ушли на то, чтобы наверстать упущенное: Стефания училась в столичном пансионе, изучала светские манеры при Дворе, и превратилась из угловатого подростка в симпатичную, элегантно одетую девушку. Наполеон, ставший к тому времени императором, принял решение удочерить Стефанию. Теперь к ней обращались «ваше высочество». Она стала принцессой, и для неё подыскивали подходящего по положению мужа. Выбор пал на представителя знатной семьи - отпрыска Баденского дома. Правда, тому прочили в жёны баварскую принцессу, и родные не были в восторге от союза с какой-то Богарнэ.

 

Карл II Баденский

 

Родная дочь Жозефины, принцесса Гортензия, недовольно кривила губы. Ей совершенно не нравилась ещё одна «дочь» отчима. Столкнулась Стефания и с неприязнью сестер Наполеона. Над «новенькой» смеялись или наоборот, демонстративно игнорировали. Можно только представить себе, как трудно было шестнадцатилетней девушке.

 

Зимой 1806 года Наполеон объявил: он обо всем позаботился. Стефания всё-таки выйдет замуж за наследного герцога Баденского. Тому 19 лет, он родственник шведского короля, и вполне хорош собой. Пришлось кое-что предложить в обмен на этот брак, но зато принцесса Стефания станет аристократкой с большой буквы. Вскоре жених пожаловал в Париж. И… сразу влюбился в свою наречённую.

 

Увы, но Стефании герцог не понравился. После роскошной свадебной церемонии 8 апреля 1806 года, новобрачная удалилась в покои одна.

 

- Заприте двери перед моим мужем, - велела принцесса своим слугам.

 

Конечно, об этом узнали. Двор потешался над молодожёнами. К тому же, Стефания явно демонстрировала расположение к Жерому Бонапарту: на всех балах она танцевала только с ним! Герцог отправился было жаловаться к своему «тестю», однако Наполеон тактично отказался вмешиваться в дела супругов. Он порекомендовал Карлу Баденскому подождать. И это оказалось самым разумным.

 

Пришло время новобрачным отправляться в свои владения. Стефании позволили взять с собой трёх подруг, которые должны были скрасить её пребывание на незнакомой земле. Но с мужем отношения никак не налаживались, и вскоре герцог и герцогиня зажили каждый в своем дворце. Отдельно друг от друга.

 

Однако в дело вмешалась гордость. На титул герцога Баденского могли претендовать и другие родственники. С собственными детьми. Отсутствие наследников у Карла позволяло предположить, что со временем его просто оттеснят. И не бывать тогда Стефании герцогиней! Но остаться снова без средств и имени она никак не хотела... Поэтому решительно отправилась к мужу, и даже попросила прощения за свое поведение. Вскоре на свет появился их первый ребёнок…

 

Занятно, но спустя 4 года после свадьбы, супруги Баденские стали счастливой семейной парой! Карл не зря подождал несколько лет! Герцог и герцогиня обожали друг друга, а когда со временем Карла не стало, Стефания наотрез отказалась снова выходить замуж. В двадцать девять лет она приняла окончательное решение – жить только для трёх своих дочерей, хранить память о любимом муже.

 

вид на Мангеймский дворец, где жила Стефания де Богарнэ

 

Несколько раз она приезжала в Париж. Стефания де Богарнэ, великая герцогиня Баденская, была радушно принята принцем Луи Наполеоном. Когда тот стал Наполеоном Третьим, Стефания получила исключительное право бывать в Елисейском дворце в любой момент, когда ей требуется.

 

Её не стало в 1860-м году, но потомки герцогини живут и поныне. Дело в том, что родная внучка Стефании стала… княгиней Монако. Так что правящий дом Гримальди имеет самое прямое отношение к девушке, которую удочерил Наполеон Бонапарт.



МУЖЬЯ ВЕРЫ

 



За каждым великим мужчиной, как правило, стоит неординарная женщина, а за творцом – муза. Значительно реже случается, когда одна и та же женщина объединяет несколько знаменитостей. У таких дам есть редкий талант быть супругой, помощницей, другом. Об одной из них и пойдет рассказ.

 

Родилась Вера Боссе 6 января 1889 года в Санкт-Петербурге в обеспеченной купеческой семье. Мать её была шведкой, отец – французом. Впоследствии Вера любила похвастаться дворянскими корнями, хотя на самом деле их у неё не было.

 

Образованна она была всесторонне – математика, французский, иностранные языки, музыка. К тому же барышня после окончания гимназии получила золотую медаль и имела право преподавать. Но ей хотелось учиться дальше, её манил Париж. Отец девушки решил, что если уж где и продолжать обучение, то только в Германии. И в 1910 году Вера стала студенткой Берлинского университета. И хотя она успела неплохо освоить некоторые предметы (философию, химию, анатомию, историю искусств и т.д.), закончить образование она всё же не смогла – закрутилась в романтическом водовороте, а потом началась Первая мировая война, и стало не до учёных премудростей.

Первый и второй её браки просуществовали недолго. Один расстроили родители, другой распался сам. Вера Артуровна меняла кавалеров и мужей почти так же, как обеспеченная дама - перчатки. Так что нет смысла разбираться в её воздыхателях и запоминать все фамилии, которые носила эта самобытная женщина. Но стоит поговорить о двух главных мужчинах, которые сыграли огромную роль в её жизни. А она, в свою очередь, способствовала их карьере и славе. 

Первым из них был художник Сергей Судейкин.

Вернувшись из Германии в Москву, Вера поступила в балетную школу – её давно привлекали театр и музыка. Карьеру в танцах она делать не планировала – понимала, что с её высоким ростом в балете делать нечего. Ей хотелось обрести грацию, умение двигаться, что для драматической актрисы тоже нужно. И она стала актрисой знаменитого Камерного театра под руководством А. Таирова. Там-то в 1915 году статную красотку и заприметил уже знаменитый и весьма популярный в то время художник С. Судейкин. Он оформлял постановку "Женитьба Фигаро" и, влюбившись в Веру, сочинил для неё испанский танец и придумал костюм для его исполнения.

 

Их роман вызвал бурную реакцию богемы. Ну, как же, у Судейкина есть чудесная жена Ольга! Не чурался он и однополых отношений. А тут в этот и без того запутанный клубок вклинивается Вера! Как не возникнуть толкам? Веру в свете называли "Бякой" и переживали за брошенную "всеобщую любимицу" Ольгу Судейкину. Однако резкого разрыва не было, и Судейкин некоторое время держит около себя обеих женщин. Он изображает их вместе на картинах (в частности, на полотне под названием "Моя жизнь" запечатлены обе дамы сердца), вдвоем Ольга и Вера демонстрируют придуманные им наряды.

 

630 300

 

В 1916 году Вера с Сергеем перебираются в Питер и занимают одно из лидирующих положений среди людей искусства. Но благоденствие длилось недолго – Судейкина призывают в армию и отправляют на фронт, а Вера уезжает в Москву к матери. Через некоторое время к ней приезжает комиссованный по болезни Судейкин. Начинается смутное время, и в июне 1917 года они отправляются в Крым.

Там Вера вынуждена делать всё – доставать продукты, готовить пищу, убирать, мыть, стирать… Но жалоб от неё никто не слышал, лишь в дневнике она фиксирует то, что её тревожит. В ноябре 1917 года она писала: "Мы так перевернуты тем, что делается в Москве и Петрограде, что не находим себе места. Скифы, разрушающие свои собственные храмы!"

А затем: "В Крыму началась борьба с большевиками. Под Симферополем бой, в Севастополе расстреляны сто пятьдесят офицеров. В Ялте был митинг с угрожающей резолюцией против буржуев, и поэтому все в паническом состоянии..."


 

340 400

В феврале 1918 года влюблённые регистрируют свои отношения. С. Судейкин одержим Верой и мечтает сделать выставку её портретов.

 

В июле 1918 года Вера Артуровна записывает: "Серёжу выводит всё из терпения, он плохо работает и начинает меня упрекать в моих постоянных болезнях. Он садится перед моей постелью и начинает серьёзно говорить со мной. Я урегулировала его половую жизнь, я должна урегулировать его рабочую жизнь. У него таланта пропасть, так же, как и полового чувства. Прежде он дня не проводил, не употребив две-три женщины, – это шло в ущерб его работе. Теперь он должен был бы писать одну меня – он повторяет это уже в сотый раз…"

 

Надо полагать, что Вера могла бы сделать карьеру актрисы. Она снялась в нескольких фильмах, и роль Элен Безуховой в фильме Я. Протазанова и В. Гардина "Война и мир" (1915 г.) ей определенно удалась. Да и внешность у неё была яркая и киногеничная. Но она отказалась от собственных устремлений и выбрала иной путь – служение тому, кто гениален, став женой с большой буквы.

Связав свою жизнь с Судейкиным, Вера записывает правила, которым с этих пор должна следовать:

1. Заставлять работать художника хотя бы палкой.
2. Любить его работы не меньше самого художника.
3. Каждому порыву работы идти навстречу, зажигаться его новыми замыслами.
4. Держать в порядке работы, рисунки, наброски, карикатуры. Знать каждую работу, её замысел, значение.
5. Относиться к новым работам как к неожиданным подаркам.
6. Уметь смотреть картину часами.
7. Быть физическим идеалом, а потому быть его вечной моделью.

Обязанности жены художника Вера исполняла чётко. Не женщина, а прямо-таки мечта творца! Судейкин же отмечал, что в придачу к этому Вера спасла его от болезненного пристрастия к алкоголю. А о его влиянии Вера говорит так: "Я так знаю и понимаю теперь искусство, что этого богатства ничто и никто у меня не отнимет". У неё открылся художественный дар, она приобщилась к живописи и стала рисовать сама.

Странствия четы Судейкиных продолжаются – в апреле 1919 года они в Тифлисе (ныне Тбилиси), затем – в Баку, а в 1920 году оказываются в Париже, куда бегут от голода, разрухи, неразберихи, социальных и политических перемен.

 

На чужбине русские эмигранты стараются отвоевать место под солнцем и продемонстрировать свои способности. Заявляет о себе и С. Судейкин. Критики называют его картины и зарисовки "легкими и зрелищными", отражающими "романтическую и одновременно болезненную до гротеска эпоху Гоголя и Островского". Он работает сценографом в кабаре, оперных и балетных постановках.

 

630 300

 

Но в феврале 1921 года происходит еще одна судьбоносная для нескольких человек встреча – театральный и художественный деятель, видный антрепренёр Сергей Дягилев знакомит Веру с именитым композитором, большой величиной в культуре ХХ века, Игорем Стравинским. Между ними вспыхивает страсть.

Игорь и Вера старались держать свой роман в тайне, чтобы не ранить близких (у Веры ревнивый муж, у Стравинского жена и четверо детей). Переписку они вели через секретаря музыканта. Но долго так продолжаться не могло. И весной 1922 года Вера уходит от Судейкина и становится доверенным лицом Стравинского в делах. В обществе опять возникают сплетни и пересуды.

По отзывам современников, Вера была эффектной шатенкой, энергичной, целеустремлённой и артистичной. Она привлекала внимание, к ней тянулись люди. А. Бенуа писал о Вере: "Очень красивая, полногрудая, статная, лупоглазая…". Каким-то особым образом Вера умела создавать уют и одним своим присутствием успокаивать окружающих.


 

280 480

Организаторские и художественные способности Вера демонстрировала неоднократно. В частности, в Париже у неё был магазин театральных принадлежностей, а в Беверли-Хиллз – галерея, где выставлялись как её собственные работы, так и Шагал, Пикассо, Дали и т.д. Она делала костюмы для балетной труппы Дягилева, работала декоратором, а своими полотнами привлекала на выставки жителей разных городов и стран.

 

С. Судейкин после расставания с Верой перебрался в США. И хотя он продолжал много работать (его приглашали оформлять спектакли крупнейшие театры мира), надо полагать, что пережить разрыв с женщиной, которая была для него всем, он так и не смог. Последние его годы были горькими, ему не хватало движущей силы, он болел и нуждался. Незадолго до своей кончины он успел повидаться с Верой. Не стало С. Судейкина в 1946 году.

Статус любовницы на положение законной супруги Стравинского Вера сменила лишь в 1940 году, и после этого пара обосновалась в США.

Вера Артуровна была человеком волевым, деловитым, предприимчивым и уверенным в себе. Она умела заботиться, умиротворять и создавать такой порядок, который бы способствовал творческой деятельности подверженного перепадам настроения, впечатлительного и нервного Стравинского. Именно будучи вместе с Верой, Стравинский активно гастролировал в Европе и США и выступал в качестве дирижёра собственных произведений. Также он сделал много аудиозаписей своих сочинений. Вера смогла даже пробить его поездку в СССР в 1962 году, и они побывали в Москве и Ленинграде, где маэстро дал несколько концертов.

Когда Игорь Стравинский заболел, Вера обеспечила ему первоклассный уход. Но еще до его кончины она распланировала похороны и рассчитала, кому и за сколько продаст его архив, чем вызвала возмущение детей композитора. Но в этом была вся Вера – практичная, сильная, несгибаемая.

 

Игорь Стравинский скончался 6 апреля 1971 года. Он был погребен в Венеции на "русской" части кладбища Сан-Микеле. Вера Артуровна пережила мужа на 11 лет. Она часто его вспоминала, издавала книги о нём и считала единственным великим человеком, которого ей удалось встретить в жизни.

 

До последних дней В. Судейкина-Стравинская была активной, деятельной, здравомыслящей и при этом совершенно необыкновенной. Вот как вспоминал о Вере Артуровне Соломон Волков: "Самой экзотической женщиной, которую мне довелось встретить, была, без сомнения, Вера Стравинская, вдова великого композитора. Когда мы познакомились в Нью-Йорке в 1976 году, Вере Артуровне было восемьдесят восемь лет. Ошарашила она меня сразу, почти с порога предложив сначала выпить, а потом закурить. Я в смятении отказался. Стравинскую это нисколько не озаботило: сначала она с лихостью опрокинула стопку водки, а затем преспокойно задымила…"

 

Ушла из жизни Вера Артуровна 17 сентября 1982 года в Нью-Йорке. Похоронена она рядом с последним мужем.



Мария Морозова

 

судейкин Портрет жены 1930-Рµ РіРі (548x700, 244Kb) Судейкин Портрет жены 1930-е гг



40 лет спустя (4 сестры фотографировались вместе каждый год)

 

40 лет спустя (4 сестры фотографировались вместе каждый год)

Музыкальное сопровождение: 1940's Slow Dance (Sting) - Doug Maxwell/Media Right Productions

https://www.youtube.com/watch?v=aNjpAuF-w0Y

Джиоти в Америке | Самая маленькая женщина в мире | TLC

 Джиоти в Америке | Самая маленькая женщина в мире | TLC

Индианке Джиоти Амге двадцать шесть лет. Она занесена в Книгу рекордов Гиннеса, как «Самая маленькая женщина в мире», потому что ее рост - шестьдесят один сантиметр, а вес - всего пять килограмм.

https://www.youtube.com/watch?v=KwZWaOKcdo8



Я думаю, что мы уже всем надоели и надо завершать

 18:31 , 23 декабря 2021


Я думаю, что мы уже всем надоели и надо завершать

Смотреть пресс-конференции президента можно только, если вы сидите дома и вам нечем заняться – или если вам это нужно по работе. Как мне, к сожалению. Это зрелище с каждым годом всё тоскливее и безысходнее и все крепче чувство, что в стране вообще нет никакого президента в профессиональном смысле. То есть, нет человека, который четко представляет себе положение дел, понимает, что существуют проблемы, хотя бы примерно представляет как их решать. И при этом, желательно, еще и говорит правду. Ничего из перечисленного у нашего президента, к сожалению, нет. Вот его спрашивают про Навального, а Путин, который никак не может выучить это имя, предлагает перевернуть страницу. Вот так это и работает: отравили – перевернули страницу, посадили – перевернули страницу, сломали людям жизнь – перевернули страницу. Люди, жизни человеческие – это всего лишь страницы, которые мы листаем туда-сюда. Спрашивают про убийц Немцова и Политковской, а Путин отвечает, что для раскрытия преступлений сделано всё. Как верно заметила Таня Фельгенгауэр, «и Геремеева допросили? Неужто он дверь открыл?». Это обман, который просто на поверхности. Но и эту страницу они уже перевернули – точнее, сразу обе за два убийства.

На мероприятие позвали иноагентов, но слова не дали никому. Очередь не дошла, бывает. На рекламу сервиса «Яппи» из уст звезды сериалов время нашлось, на серьезные вопросы – не хватило. Но ведь позвали же, дали возможность поприсутствовать. А серьезные темы все равно нашлось, кому поднять. Про тех же иностранных агентов. И Путин в который раз транслирует чепуху, вспоминая закон об иноагентах в США. Сто раз уже всё это было разобрано и показано, что законы эти не аналогичные, а совершенно разные. И если американский закон действительно нацелен на иностранцев, то наш закон наотмашь бьёт по своим. И что это значит? Что президент нас обманывает? Или что он просто не знает, о чем говорит? Или его вводят в заблуждение советники? Любой вариант плох. Потому что обманщик у власти – это скверно, но и некомпетентный человек, которого легко ввести в заблуждение – не лучше. А Путин добавляет, что процент иноагентов у нас и в Америке одинаковый. Да причем здесь вообще Америка? Мы в России живем! Про пытки вопрос – и снова стрелки переводятся куда-то в сторону Вашингтона, что у них тоже кого-то пытают. И во Франции, и вообще в мире. Да плевать мне на Францию с Америкой! Почему у нас пытают людей? Почему как какая-нибудь дичь творится – сразу киваем на Запад? А когда начинаем сравнивать уровень жизни, зарплаты, медицину, образование – то Запад нам уже не пример, а надо потерпеть и затянуть пояса? И так во всём. Никаких ошибок мы не признаем. Все беды только от того, что нам кто-то мешает снаружи или внутри, но по указке внешних врагов. Сочетание бравады на пустом месте, страхов советской юности и диких комплексов. Ключевую же фразу Путин произнес в конце пресс-конференции: «Я думаю, что мы уже всем надоели и надо завершать».

Вашингтон пытаются лишить оперативного пространства в Сирии

 

Вашингтон пытаются лишить оперативного пространства в Сирии

3321351-46dddddddd

Американские солдаты и курдский ополченец. Фото: Getty Images / John Moore

Атаки на позиции американских и курдских сил на подконтрольном им северо-востоке Сирии участились. За ними стоят проиранские силы.

Американские позиции в Сирии в очередной раз оказались в зоне риска. Лояльные официальному Дамаску СМИ сообщили о падении реактивных снарядов в районе лагеря Демократических сил Сирии (ДСС) — близких к США неправительственных формирований, костяк которых составляют курдские отряды, — на северо-востоке. Это вторая за почти две недели попытка поставить под удар интересы Вашингтона в Арабской Республике. Нападения, которые стабильно приписывают проиранским силам, участились на фоне операций ВВС Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ). В экспертной среде называют обстрелы частью общей тактики оппонентов США, которая имеет сомнительную выгоду.

О том, что несколько реактивных снарядов разорвалось вблизи лагеря ДСС, который расположен рядом с военной базой США на севере провинции Дейр эз-Зор, сообщило агентство SANA. Сведений о пострадавших и материальном ущербе не было. Инцидент стал продолжением серии нападений на американские позиции. Последний эпизод произошел 5 декабря, когда база США и западной антитеррористической коалиции, находящаяся рядом с населенным пунктом ат-Танф, подверглась ракетному обстрелу. По данным канала Al-Arabiya, тогда ударов было несколько, а на территории самого военного объекта были слышны несколько взрывов. Ответственность за подобные вылазки традиционно возлагают на шиитские формирования. По данным арабских и западных изданий, проиранские силы, которые поддерживают правительственную Сирийскую арабскую армию (САА), заметно участили атаки на американские позиции после того как ВВС ЦАХАЛf провели 8 и 14 октября операцию в районе аэродрома Т-4, который находится к юго-востоку от Пальмиры. Тогда сообщалось, что ущерб от израильских нападений понес центр по управлению полетами иранских беспилотников. В последнее время еврейское государство заметно расширило географию ударов на сирийской арене. Так, одно из недавних нападений пришлось на якобы принадлежащие проиранским силам склады, которые находились в порту Латакии — в 15 км от российской базы «Хмеймим».
О том, что обстрелы американских позиций на северо-востоке Арабской Республики стали носить характер возмездия, газета New York Times сообщала еще в ноябре. По данным издания, нападения на район ат-Танфа, которые произошли в октябре, были асимметричным ответом шиитских группировок на действия израильтян. Отмечалось, что в них были задействованы беспилотники иранского производства. Акция, впрочем, носила скорее символический характер: так, за несколько часов до описываемого удара по ат-Танфу большая часть из 200 военнослужащих США, дислоцированных на военном объекте, была эвакуирована благодаря оперативно поступившим разведывательным данным о готовящейся военной диверсии.

Вполне очевидно, что соответствующие удары рассчитаны на то, чтобы заставить администрацию президента Джозефа Байдена свернуть деятельность своих сил в определенных районах северо-востока. Соответствующий фон создают и завершение активной боевой миссии США в Ираке, и поспешный уход иностранного контингента из Афганистана. Однако пока что американская сторона не намерена понижать свою активность. Так, агентство SANA на днях сообщило, что вертолеты ВВС США высадили на восточном берегу реки Евфрат в Дейр эз-Зоре десант, который провел операцию против некой ячейки «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). Высадка стала результатом совместных действий американцев и курдских бойцов.

«Обстрел позиций ДСС и американских войск — очередной эпизод в тактике сужения оперативного пространства, в которую сепаратно друг от друга вовлечены как российские и сирийские правительственные силы, так и ячейки разведки, маскирующиеся под ИГ, различные ополчения с разной степенью иранского влияния и арабские племена, поставляющие бойцов для лояльных Дамаску Сил национальной обороны, — заявил приглашенный исследователь вашингтонского Института Ближнего Востока (MEI) и эксперт Российского совета по международным делам Антон Мардасов. — Кроме того, определенную роль в этом играют турецкие военные и союзные им силы сирийской оппозиции». Аналитик допускает, что между Россией и Турцией есть намеченные в ходе астанинского процесса договоренности о давлении на американскую зону интересов. «Успех подобных попыток отгрызть очередные куски от территории, условно не контролируемой Башаром Асадом, зависит от политического решения со стороны Вашингтона — продлять миссию на востоке Сирии и поддерживать ДСС или нет, — обратил внимание Марадсов. — Учитывая желание части американского политического истеблишмента вывести войска, подобные эпизоды — обстрелы из минометов, переброска средств противовоздушной обороны и радиоэлектронной борьбы — дают поводы для новой критики в Конгрессе». Это, по его словам, тешит самолюбие оппонентов США. «С другой стороны, Америка как контролировала воздушное пространство на востоке Сирии, так и продолжает контролировать со всеми вытекающими отсюда последствиями, вроде необходимости согласования российской стороной перемещения своей авиации. Кроме того, такое давление играет против процесса переманивания курдов на правительственную сторону: несмотря на все визиты, переговоры и продажу нефтепродуктов Асаду через братьев Катерджи (лояльные Дамаску сирийские бизнесмены. — «НГ»), представители ДСС прекрасно знают, кто организовывает диверсии на их территории и чего ожидать от Дамаска, который несколько лет назад уже показал, что готов наносить авиаудары по их территории».

Игорь СУББОТИН

Источник: «Независимая газета«

Сенатор Манчин, как зеркало американской революции

 

Сенатор Манчин, как зеркало американской революции

Clip2Net Menu_211223180800ggggggggg

В пятницу наш замечательный вице-президент Камала Харрис, которая, как известно, стала первой женщиной, да к тому же не белой, на этом высоком посту, дала интервью 43-летнему чернокожему красавцу Ленарду Ларри Маккелви, который ведет свое шоу на канале Comedy Central под псевдонимом Шарлемань Та Год, присвоив себе имя французского короля Карла Великого и «фамилию» Творца.

«Хочу знать, кто на самом деле президент этой страны, — спросил Шарлемань, — Джо Байден или Джо Манчин», имея в виду сенатора-демократа от Западной Вирджинии, имя которого полощется в политических пересудах чуть ли не чаще, во всяком случае, уважительнее, чем Байдена. «Да ладно тебе, Шарлемань, это Джо Байден», — не задумываясь, ответила Харрис, на что тот заметил, что иногда такого не скажешь. «Не, нет, нет, нет, вступилась за нашего 79-летнего президента его напарница, — это Джо Байден, и не заводи разговор как республиканец, президент он или нет. Это Джо Байден, а я вице-президент, и меня зовут Камала Харрис. А правда в том, что мы у власти и делаем такие вещи, как снижение налогов на семьи с детьми, что на 50% сократит бедность чернокожих детей, и мы на пути к этому». Харрис добавила, что слышала критику, но следует не отрицать значение уже сделанного, а признать, что еще многое нужно сделать. Тут Шарлемань пошел на попятную и заявил, что просто хотел сказать, что вице-президент Камала Харрис очень даже ему нравится, и ему бы хотелось видеть ее чаще.

“Эта беседа, — отметил обозреватель консервативного журнала National Review Зэкери Ивенс, — проходила, когда сенатор Манчин по-прежнему воздерживался от поддержки проекта закона “Build Back Better”, на который администрация предлагает выделить почти два триллиона долларов. В Сенате 48 демократов и двое независимых, а так как решающий голос принадлежит вице-президенту, демократы пытаются провести этот билль о расходах простым большинством голосов». Но выходит, что это «простое большинство» буксует из-за упрямца Манчина, которому не нравится расточительность президента и его рати. 74-летний Джозеф Манчин, который заседает в Сенате двенадцатый год, а до этого был губернатором своего штата, на недавней встрече с руководством газеты Wall Street Journal сказал, что такие расходы только подстегнут инфляцию, при которой цены на потребительские товары будут расти быстрее, чем за минувшие 30 лет. «Неизвестность, с которой мы сталкиваемся сегодня, — сказал сенатор Манчин, — намного больше наших ожиданий».

За минувший уикенд Джо Манчин появился на нескольких телеканалах, а сообщения о его выжидательной позиции захлестнули сообщения СМИ. «Манчин сеет сомнения, осложняя путь…», — сообщил кабельный канал МCNBC, верный оруженосец демократов, а нейтральное издание Politico написало, что «Манчин ‘отказался’ принять звонок из Белого дома перед тем как убить (билль) Би-Би-Би». Агентство Reuter сообщило, что «Манчин наносит потенциально смертельный удар» по планам Байдена истратить 1,75 триллиона долларов; аналитик канала CNN Кирстен Пауэрс заявила, что с такими взглядами сенатору Манчину лучше бы вообще выйти из Демократической партии, а в воскресной программе канала ABC «This Week» прозвучало мнение, что «сенатор-одиночка всерьез намерен отменить всю программу президента». Несколько изданий написали, что «Манчин вбил гвоздь в гроб» байденовского билля. Этим «гвоздем» стала воскресная беседа Манчина с Бретом Бэром, ведущим своей программы на канале Fox News. «Я всегда говорил это, Брет, — сказал ему Манчин,- если я не могу поехать домой и объяснить народу Западной Вирджинии, то я не могу голосовать за это. Не могу голосовать за эту часть закона. Просто не могу. Перепробовал все человеческие возможности. Не могу». Бэр на всякий случай переспросил, так ли это, и услышал подтверждение, что некоторые сравнили с пятничной беседой Камалы Харрис с Шарлеманем, где тоже прозвучало подтверждение, что наш президент все-таки не Джо Манчин, а Джо Байден.

Белый дом отреагировал соответственно, и в воскресенье пресс-секретарь Джен Псаки заявила, что «сенатор Манчин обещал в ближайшие дни продолжить с обсуждение и работать с нами для достижения общей позиции, а если его слова на Fox и письменные заявления указывают на конец таких попыток, это неожиданный и необъяснимый поворот его позиции и нарушения его обязательств перед президентом и коллегами в Палате представителей и Сенате». Сенатор-республиканец Линдси Грэм поднял эти слова на смех, в своем твиттере сравнив заявление Джен Псаки и «нападки Белого дома на сенатора Манчина за его решение голосовать против программы Build Back Better” с выступлениями по иракскому телевидению бывшего министра информации Саида аль-Саххафа по прозвищу «Багдадский Боб», в котором, в отличие от названия плана Байдена, всего две буквы Би. Сенатор Грэм напомнил об этом плане, в который входит «зеленая революция», которая «драматически усилит инфляцию», и напомнил, что «реальная стоимость Build Back Better — 5 триллионов за 10 лет, а не 1,75 триллиона». Линдси Грэм назвал это «плохим лекарством от болезней экономики страны» и сослался на данные Бюджетного управления Конгресса, что план Байдена увеличит дефицит бюджета на 3 триллиона долларов.

Прогрессисты Палаты представителей ожидаемо ополчились на сенатора Манчина, и конгрессвумен Ильхан Омар, демократ из Миннесоты, в воскресенье с присущей ей прямотой правоверной мусульманки в своем твиттере назвала все объяснения Манчина дерьмом, пояснив, что «народ Западной Вирджинии выиграет от заботы о детях, расширения Медикера и обслуживания немощных точно так же, как миннесотцы». На канале MSNBC Омар заявила, что Манчину «нельзя доверять», а наставник прогрессисток Палаты представителей сенатор-социалист Берни Сандерс предложил коллегам в любом случае проголосовать за проект закона «трех Би», пояснив, что он посмотрит, как Джо Манчин подаст свой голос против перед всей Америкой и всем миром. Как сообщил изданию Politico анонимный, но достаточно авторитетный сотрудник Белого дома, перед воскресным интервью сенатора Манчина на канале Fox News с ним пытались связаться по телефону, но сенатор не отозвался.

В прошлую среду корреспонденты Politico Берджес Эверетт, Алекс Томпсон и Джонанат Лемайр написали, что, «хотя в этом году Манчин и Байден наладили теплые отношения и сотрудничали по нескольким важным законодательным актам, запутанные темпы переговоров между двумя Джо угрожают их дружеским отношениям. Разочарование в Манчине среди помощников Белого дома растет и растет. И хотя Манчин нравится Байдену лично, президент тоже устал от затянувшихся переговоров и скоро подтолкнет его к принятию решения и поддержке законодательства». Сославшись на два источника в Белом доме, корреспонденты Politico, сообщили, что заместитель пресс-секретаря Белого дома Эндрю Бейтс оспорил это утверждение в электронном письме словами, что «любой, кто хочет так представлять президента или спекулировать своими контактами с членами (администрации), не знает, о чем они говорят». Ни Байден, ни Манчин, отметили журналисты Politico, не рассматривают вероятность того, что этот законопроект не будет принят до 2022 года.

Сто с лишним лет назад Владимир Ленин назвал еще живого Льва Толстова «зеркалом русской революции» за то, что классик довел до логического конца идеологию тогдашней России, которая, как известно, добром не кончилась. Сравнение 74-летнего сенатора Джозефа Манчина с 80-летним Толстым некорректно ни исторически, ни этически, ни тем более политически, но в какой-то мере и Манчина можно считать зеркалом того безобразия, которое творится в попытках совершить в сегодняшних Соединенных Штатах «зеленую» революцию.

NASA удалось заснять комету Леонарда: видео

 

NASA удалось заснять комету Леонарда: видео

Телескопам NASA удалось заснять полет сверхбыстрой кометы Леонарда, которая в последний раз проходила мимо Земли 80 тысяч лет назад.

На сайте агентства уточняется, что наиболее близко объект подошел к планете 12 декабря.

Полет кометы удалось запечатлеть с борта космического корабля Solar Orbiter. Уточняется, что она будет видна в небе как в северном, так и в южном полушариях до конца этого месяца.


3 января комета приблизится к Солнцу. Если она не распадется, ее выбросить в межзвездное пространство, потому космический объект больше никогда не вернется к Земле.

Опрос: Жители Газы винят в кризисах ПА и ХАМАС

 Опрос: Жители Газы винят в кризисах ПА и ХАМАС


Опрос: Жители Газы винят в кризисах ПА и ХАМАС

Опрос общественного мнения показал, что большинство жителей Газы считают, что администрация Палестинской автономии и ХАМАС несут ответственность за продолжающиеся кризисы в Газе, сообщает The Jerusalem Post.

Опрос был проведен Палестинским центром исследований "Атлас", в нем приняли участие 1000 палестинцев, живущих в Газе. 

45% респондентов считают, что ПА несет ответственность за различные кризисы в Газе. 25% заявили, что виноват ХАМАС, и только 15% обвиняют Израиль. Результаты опроса также показали, что только 7% респондентов винят в кризисах Египет. 


Опрос также показал, что большинство палестинцев в Газе считают, что их условия жизни останутся прежними или ухудшатся. 87% опрошенных чувствуют себя в безопасности при правлении ХАМАСа в Газе, еще 59% довольны тем, как работают правительственные учреждения, контролируемые ХАМАСом. 

Что касается конфликта с Израилем, 47% опрошенных выразили поддержку "вооруженному сопротивлению" как предпочтительному методу восстановления прав палестинцев.

Стоит подчеркнуть, что Палестинская автономия, ХАМАС и ряд международных организаций считают Израиль виновным в "экономическом и гуманитарном кризисе" в Газе, где проживает около 2 миллионов палестинцев. 

К слову, в 2017-2018 годах председатель ПА Махмуд Аббас ввел санкции в отношении Газы в попытке подорвать ХАМАС и добиться падения группировки, захватившей контроль над Газой. Санкции включали, среди прочего, сокращение зарплат госслужащим и финансовой помощи малообеспеченным семьям. 

  Читайте нас в Telegram.

Константин Купервейс: двадцать лет со звездой

 

Константин Купервейс: двадцать лет со звездой


К 85-летию со дня рождения Людмилы Гурченко

Фото из семейного архива

Я давно не была в Эйн-Ходе – уникальном поселении на склоне горы Кармель, организованном художниками, скульпторами, артистами в далеком 1954 г. Эта деревня многие годы была одним из центров культурной жизни Израиля. Но в декабре 2010-го случилось несчастье – на горе Кармель четыре дня бушевал пожар. Сгорели не только леса, оливковые рощи, виноградники, но и колония художников… И, что самое горькое, сгорели произведения искусства. Нестерпимо больно было даже приблизиться к пепелищу. Увы, я не обладаю силой духа скульптора Валентины Брусиловской, которая, стоя перед руинами своего дома, сказала: «Этого уже нет… Значит, нужно двигаться дальше»…

С тех пор прошло много лет. Недавно я снова побывала в Эйн-Ходе. Деревня художников восстановилась. Над ней словно витает образ птицы Феникс – не в метафорическом, в самом прямом смысле. Лишь одно утрачено безвозвратно – произведения мастеров. В том числе картины всемирно известного художника Михаила Брусиловского. Но тут уж ничего не поделаешь. Разве только убеждать себя, что к непоправимому нужно относиться философски.

В тот вечер в новом красивом доме Валентины Брусиловской было много гостей. Среди них чета «свежих» репатриантов – музыкант и композитор Константин Купервейс с женой Наташей. О Купервeйсе я прежде слышала немало, но встретились мы впервые. Оказалось, израильское гражданство они с женой получили еще в 2016 г., но пока живут на два дома – лето проводят в Москве, поскольку Константин тяжело переносит жару. Но более всего тормозит окончательный переезд неуверенность: удастся ли музыканту найти в Израиле профессиональное применение? В Москве у него работа, гастроли, сложился творческий тендем с актрисой и певицей Ириной Мирошниченко. А что ждет в Израиле, неизвестно.

Я бы слукавила, если бы не призналась: мой интерес к Купервейсу подогревался дополнительным обстоятельством: Константин в течение почти 20 лет был мужем Людмилы Гурченко. Когда она умерла, российское телевидение и пресса атаковали Купервейса расспросами о скрытой от публики жизни актрисы, ее экстравагантных выходках, сложных отношениях с дочерью, о внуке, погибшем от передозировки наркотиков… При этом сам он всегда оставался «за кадром», словно состоять «при Гурченко» было его главным занятием в жизни.

«Как странно, – думала я, читая очередное интервью, – почему никого не интересует личность человека, которого любила такая яркая, талантливая, особенная женщина, какой была Людмила Гурченко? Разве судьба и творчество Купервейса не достойны самостоятельного внимания?» Сейчас, когда представился случай, мне захотелось перенести акцент с Людмилы Марковны на самого Константина, узнать побольше о его творчестве, о семье, об отце Тобяше Купервейсе, чью книгу «Исповедь старого еврея» он мне презентовал.

 

– У вашего отца редкое имя. Кажется, в ТАНАХе есть персонаж Тобиягу, это как-то связано?

– Видимо. Ведь папа вырос в ортодоксальной еврейской семье.

– Расскажите о нем.

– Папа был необыкновенным человеком, добрым, мудрым, талантливым пианистом. Родился он в Польше. В России оказался, когда часть Польши стала советской. Все его родные погибли в Треблинке, он остался жив чудом. Герой фильма Полански «Пианист» Владислав Шпильман и вся его история как будто списаны с папы. Когда вы прочтете книгу, многое поймете о моем отце. Он умер в преклонном возрасте несколько лет назад. О его кончине мы не решились рассказать маме, ей уже исполнилось сто лет… Мама тоже была пианисткой. Они с папой прожили долгую, сложную и, я считаю, счастливую жизнь. Мне их очень не хватает.

– Как пианист вы продолжили династию?

– Получается так. Хотя ощущение призвания появилось позже. Я отслужил в армии в танковых войсках. В 20 лет женился, вскоре развелся. Осознание того, что музыка для меня все, приходило постепенно. Я поступил в консерваторию, несколько раз становился победителем на музыкальных конкурсах. Переехал из Харькова, где мы жили, в Москву. Был принят в московский эстрадный оркестр под управлением Александра Горбатых. Его так и называли – «оркестр Горбатых». Когда в Союз приехал на гастроли испанский певец Рафаэль, аккомпанировал ему. Будущее обретало реальные очертания. Потом был джазовый оркестр «Товарищ кино», где я познакомился с Людмилой Гурченко.

 

Наша беседа потекла достаточно сумбурно: от прошлого мы перескакивали на современную Россию, на отношения московской интеллигенции с властью, сегодняшние музыкальные тенденции. И в том или ином контексте возникала Гурченко. Константин припоминал ее высказывания, эпизоды совместной жизни. Поначалу меня несколько смущало присутствие его жены Наташи: не уязвляют ли ее воспоминания о прошлом Константина? Улучив момент, я его об этом спросила. Он пожал плечами:

 

– Как это может ее уязвлять? Мы с женой уже 28 лет, вместе прошли огонь и воду. Наташа знает, что значит для меня. Она подарила мне настоящий дом, самого себя. Я ведь, как мой папа, по природе человек домашний, семьянин. Когда по утрам Наташа спрашивает: «Костя, что тебе приготовить на завтрак?», я не верю, что это происходит со мной. С Люсей подобное и вообразить было невозможно. Она была совершенно безбытной, одержима профессией, все остальное – дочь, маму, мужей – отодвигала на десятый план. Но Люся – почти двадцатилетний кусок жизни, который не вычеркнешь. Да я и не хочу ничего вычеркивать. В конце концов, это и моя жизнь.

– Простите, Константин, если мой вопрос покажется некорректным, но… как вам удалось столько лет прожить с актрисой, чья звездность не благоприобретенная, а заложенная в самой генетике, делала ее небожительницей? Для меня Гурченко кумир с подростковых лет, я считаю, что таких разнообразно одаренных синтетических актрис в мире раз-два и обчелся. Кроме Марлен Дитрих никто и в голову не приходит. Но семейная жизнь с Примадонной, думаю, тяжелое испытание…

– (Улыбается) Больше всех недоумевал по этому поводу Иосиф Кобзон. Мне передавали, что он постоянно удивлялся: как этот парень с ней уживается? Кобзон и Люся были абсолютными лидерами, их брак был нонсенсом. Надо сказать, Люся тоже вспоминала Кобзона без особого удовольствия. Его постоянные измены, думаю, наложили отпечаток на ее характер и отношение к мужчинам. Впрочем, она нелестно отзывалась и об остальных мужьях. До меня их было четверо.

– Вы общались с Кобзоном?

– Нет. Пересеклись один раз, пожали друг другу руки и разошлись. А его жена Неля шепнула мне: «Мы с вами собратья по несчастью…» Люся, конечно, была сложным человеком, но насчет ее «примадонности» – это заблуждение. Ни примадонной, ни барыней она не была. Легко переносила бытовые тяготы, никогда не привередничала в еде, не капризничала, не истерила.

Помню, как в начале нашего знакомства пригласил ее на свой день рождения. Пригласил и тут же испугался: как она отреагирует на убогую родительскую хрущевку в Люблино?! Я даже не знал толком, хочу ли, чтоб она пришла…

Люся появилась поздно, когда гости уже расходились. Она только что посмотрела фильм Лукино Висконти, была взволнована, делилась впечатлением, села за рояль, спела несколько песен. Наш «незвездный» быт даже не заметила. Она сама себе шила наряды, которые потом всех восхищали. Носила сережки, которые я бог знает из чего слепил. Жила с мамой и дочкой в двухкомнатной квартире. Когда я к ним пришел, мы стали жить вчетвером. Ни о каких хоромах Люся не мечтала.

– Ни домом, ни хозяйством она не занималась?

– Нет, конечно. Житейские заботы были на ее маме и в какой-то степени на мне. Если нужен был ремонт в квартире или Люсе вдруг приходило в голову оклеить двери, что-то подкрасить, это делал я. И еду нередко готовил. Люся обожала жареную картошку, могла проснуться среди ночи: хочу картошку! Я брал сковороду и жарил.

Мне смешно слышать, когда говорят – мол, Гурченко сидела на диетах, выматывала себя на тренажерах… Да она вообще не знала, что такое калории, для нее не существовало понятий «полезно – вредно», ела что придется. И ни о каком спорте речи не могло быть. Даже 100 метров пробежать не могла – уставала. Но если в кадре нужно бежать километр и звучала команда «Мотор!», летела и никакой усталости не ощущала.

– Было что-нибудь в профессии, что ей не давалось?

– Было: не смогла научиться курить. В фильме «20 дней без войны» есть кадр, в котором Никулин, игравший главного героя, и Люся курят. Режиссер – а это был не кто-нибудь, а Герман, – жестко требовавший от артистов полного правдоподобия, настаивал, чтоб Люся по-настоящему затянулась. Но она, сколько ни пыталась, не смогла. Люся и спиртное практически не употребляла. Ей достаточно было выпить бокал вина, и наутро она просыпалась с жуткими отеками под глазами.

– Костя, в каком году вы встретились с Гурченко?

– В 1973-м.

– То есть в 1956 г., когда на экран вышла «Карнавальная ночь», вы были детсадовского возраста. Вряд ли вы можете вообразить, каким событием стал дебют Гурченко в роли простодушной Леночки.

– Почему же, я не единожды смотрел фильм.

– Дело не только в фильме. Картина удивительно совпала со временем: прошло три года после смерти Сталина, в воздухе висело ожидание перемен, всем хотелось другой жизни. «Карнавальная ночь» – легкая, веселая, без удушающей идеологии и назиданий, – что называется, попала в нерв. А непохожая на привычных советских киногероинь Гурчено казалась жар-птицей, залетевшей из самого Голливуда. Впечатление было настолько сильным, что даже в годы, когда Гурченко не снимали или снимали в третьесортных картинах, она оставалась ряду самых обожаемых актрис. Ей подражало несколько поколений девочек. Но вы обо всем этом знали лишь понаслышке. Кем она была для вас? Кинолегендой из прошлого?

– Нет, конечно, не легендой. Я видел в ней большую актрису, к которой относился с огромным почтением. Кстати, наше знакомство совпало с новым этапом в жизни Люси: она как раз начала сниматься у Виктора Трегубовича в «Старых стенах». С тех пор у нее пошла долгая полоса везения. Вплоть до 1993 г., когда мы расстались.

– Позвольте еще один некорректный вопрос: как вы объясняете, почему она выбрала в спутники жизни именно вас, скромного музыканта, значительно моложе себя? Ведь Гурченко могла найти влиятельного мужчину, способного помочь в карьере? Так делали и делают многие актрисы…

– Нужно знать Люсю, чтобы вопрос о «влиятельном мужчине» даже не возник. Она была слишком чистой и самолюбивой, чтоб личную жизнь связывать с карьерными соображениями. Ни режиссеров, ни покровителей у нее никогда не было. Собственно, щепетильность Гурченко в этом смысле – причина ее многолетней опалы: она отказала в притязаниях чиновнику высокого ранга, а он оказался злобным и мстительным.

– У Гурченко были близкие подруги?

– Скорее, друзья-мужчины. В юности у нее была любимая подруга Мила Гитштейн. Они даже родились в один день. Вспоминая о ней, Люся всегда смеялась: папа, Марк Гаврилович, приговаривал о семье Милы: «Евреи, а хорошие люди». В свою очередь мама Милы высказывалась о нем: «Приличный человек, хоть и не еврей»…

– У самой Люси не было на этот счет предубеждений?

– Абсолютно! Она ценила еврейский юмор, тонкость, чувствительность.

– Как же случилось ваше сближение?

– В джазовом оркестре «Товарищ кино», необыкновенно тогда популярном, в котором участвовали самые известные киноактеры страны – Борис Андреев, Нонна Мордюкова, Алла Ларионова, Наталья Фатеева, Олег Анофриев, Иннокентий Смоктуновский. И, конечно, Гурченко. По сути, это было шоу, где пели, танцевали, читали стихи.

Первое наше пересечение произошло после очередной репетиции. Я еще сидел за роялем, когда Люся подошла и сказала: «Вы великолепный пианист». Это был, кажется, единственный комплимент, который я от нее услышал за все годы. Я дал Гурченко послушать кассету с рок-оперой «Иисус Христос – супезвезда». Через месяц на кинофестивале в Лужниках она вернула ее мне со словами: «У меня умер папа. За несколько дней до смерти он сидел в сатиновых трусах, слушал кассету и плакал. Между прочим, он тогда впервые узнал, что Иисус еврей. Думал, что это так, разговоры…»

В тот вечер Люся пригласила меня в пресс-бар гостиницы «Россия» – самое элитарное место в Москве. Попасть туда обычному человеку считалось нереальным. Гурченко была возбуждена, безумно щедра, платила за всех, знакомых и незнакомых. Думаю, это были своего рода поминки по папе.

По поводу же того, почему она выбрала меня, у нее имелось объяснение: «Там, наверху, забрали моего отца, но послали тебя. Ты мне дан „за папу“».

А жить мы стали вместе, когда через какое-то время она позвонила и пригласила на просмотр картины Ташкова «Дети Ванюшина». После просмотра я провожал ее домой. По дороге она сказала: «Давай, зайдем ко мне». Я зашел. И остался на 20 лет.

– У вас была свадьба?

– Нет, мы ведь не расписывались. Люся сразу поставила два условия: детей не будет и пятый штамп в паспорте ей не нужен. Зато у нас был незабываемый медовый месяц. В то лето я поехал отдыхать в Севастополь, жил у родственников. Вдруг получаю от Люси телеграмму: «Я к тебе приеду!»

Телеграмма привела меня в ужас: родня жила в фанерном домикe, без душа, с туалетом во дворе… Зря волновался, «звезде экрана» все очень понравилось. Мы много гуляли, загорали, бездельничали. Люся не красилась, носила черные очки, чтоб не узнавали. Нам было очень хорошо.

Как-то собрались в ресторан, она решила, что ей нужен новый наряд. Сбегала в магазин, купила ткань и за пару часов пошила себе элегантное платье. Это была чудесная неделя! Правда, закончилась она трагикомически. На пляже я имел неосторожность обратить внимание на девушку с красивыми длинными волосами. Я был молод, мне нравилось смотреть на женщин, я не находил в этом ничего предосудительного. Люся же, ни слова не говоря, собрала сумку и быстро ушла. Назавтра она улетела в Ленинград. Ничего не понимая, я помчался вслед за ней. Откуда мне было знать, что она до безумия ревнива. Впоследствии эта черта сильно осложнялa нашу жизнь.

– Вы давали поводы?

– В том-то и дело, что нет. Я был ей верен. Тем не менее доходило до смешного. Мы концертировали с Роксаной Бабаян. Люся знала, что с Роксаной мне легко и комфортно работать. И устроила сцену ревности. Ревновала к тому, что мне может быть интересно аккомпанировать кому-то, кроме нее. Пришлось отказаться от работы с Бабаян. При всем том мы хорошо жили, во всяком случае, лет пятнадцать. Каждый реализовывался в своей профессии: Люся постоянно снималась, я работал с ансамблем, был аккомпаниатором у Майи Кристалинской, однажды играл даже с Утесовым… Но где бы ни находился, если звала Люся, все бросал и мчался к ней. Я был не только ее аккомпаниатором и писал для нее песни, но также секретарем, финансовым директором, менеджером, продюсером. В этот период созданы лучшие Люсины программы, в том числе «Песни военных лет», «Любимые песни». Мы вместе готовили книгу «Мое взрослое детство»: Люся диктовала, я печатал на машинке.

– В написании книги Гурченко никто не помогал?

– Нет. Весь текст – ее. Она даже редакторские правки отвергала. Это было хорошее время. Мы общались с замечательно талантливыми людьми – Никитой Михалковым, Юрием Никулиным, Нонной Мордюковой, Ириной Купченко…

И дома было нормально. Я дружил с Люсиной мамой, ее дочка Маша называла меня папой, хотя была младше всего на десять лет. Девочка делилась со мной своими секретами, я ходил к ней в школу на родительские собрания. Чтоб выглядеть солиднее, отпустил бородку, бакенбарды…

– Мама не интересовалась дочкой?

– У них были непростые отношения. К тому же после «Старых стен» Люся беспрерывно снималась.

– А авторитарность Гурченко вас не угнетала?

– Конечно, были недоразумения, обиды. Например, когда Люся в своих выступлениях пела песни на мою музыку, она никогда не называла имени композитора. Если кто-то из близкого окружения спрашивал, отмахивалась: мол, Косте не нужна публичность. Людмила Марковна была настолько амбициозна, что беззастенчиво присваивать себе авторство не казалось ей некрасивым. Я написал музыку к фильму режиссера Анатолия Эйрамджана «Моя морячка». Гурченко потребовала, чтоб композитором в титрах значилась она. Режиссер удивился: «Но музыка ведь Кости?» – и Люся разозлилась. В итоге настояла на своем.

– Вы проглотили?

– Проглотил. Я многое глотал. Даже когда она препятствовала общению с моими родителями, я практически не сопротивлялся.

– Кстати, как родители относились к вашему союзу?

– Отец очень плохо. Он считал, что она испортила мне жизнь, карьеру, что из-за нее у них с мамой нет внуков.

– Вы так не считаете?

– Сложный вопрос. Наши отношения были далеки от традиционных ролей «муж – жена». Но я многим ей обязан. Она научила меня работать с полной отдачей, познакомила с видами искусства, о которых я имел слабое представление. Люся была великой актрисой и великой женщиной. Теперь, когда ее нет и все мелкое ушло, я точно знаю, что люблю память о ней. И потом… Судьба может повернуться так или этак, но в ней не бывает ничего случайного.

– Константин, вы, как говорится, забегали ей все дороги. Из-за чего случился разлад?

– Я все чаще стал проявлять самостоятельность. Люсю это раздражало. Любая моя инициатива воспринималась чуть ли не как предательство. Собственно, это и стало причиной разрыва.

– Вы, наконец, решились вырваться на волю?

– Я ничего специально не решал. Так вышло… Есть известная американская актриса Ширли Маклейн. Как и Люся, профессионал самого высокого класса, которой также было доступно все, от трагедии до мюзикла. Даже внешне они походили друг на друга. Люся не раз говорила, что не прочь была бы сняться с Ширли в одном фильме. Однажды, когда мы были на гастролях в Америке, наш американский продюсер Марина, тоже отмечавшая сходство между Люсей и Ширли, неожиданно сказала: «Наверное, было бы интересно попытаться объединить этих актрис в одном проекте. Подумай, Костя, в какой форме это можно подать». Мысль показалась мне заманчивой, и я набросал сюжет: во время Второй мировой войны две родные сестры потерялись, каждая прошла свой путь, обе стали актрисами и во время кинофестиваля оказались соперницами. Обе были так хороши, что жюри затруднялось, кому присудить первое место. В конце концов его разделили на двоих. Вскоре сестры узнают о своем родстве. Хеппи энд! Замысел продюсеру понравился. Мы улетели в Москву. Я уже забыл об этом случае, когда неожиданно врывается к нам домой взволнованная Марина: она зарегистрировала у адвоката заявку на сценарий по моей идее, уже есть деньги для постановки, можно приниматься за работу. И тут Люся говорит: «Нет!» Как нет? Почему нет?! Нет и все! Не будет она участвовать в проекте по моей идее! Уговоры были бесполезны.

– Но это же совершенно иррациональный поступок!

– Такой уж была Людмила Марковна. Рядом с ней мог быть только тот, кто оставался в ее тени. На этот раз я разозлился по-настоящему, что со мной не часто случалось. Хлопнул дверью и ушел. С одним паспортом. Взрыв должен был произойти рано или поздно, все к этому шло. Я подозревал, что у Люси уже идет какая-то своя, параллельная жизнь. Не то чтобы я думал, будто появился другой мужчина, она никогда не начинала новых отношений, пока не завершались прежние. Но что-то у нее происходило. В моей жизни тоже. Появилась Наташа… Собственно, знакомы мы были давно, но между нами ничего не было, кроме взаимной симпатии и приятного делового общения. Даже в последние годы, когда с Люсей все разлаживалось, я не считал себя свободным. А у Наташи росла дочь, муж занимал высокое положение, в общем, вроде была нормальная семья. И только когда я ушел из дома, что-то изменилось в наших с Наташей отношениях. Давняя дружба перерастала в более глубокое чувство. Вскоре Наташа оставила мужа… Мы уже жили вместе, когда Люся, где-то встретив меня, подошла и ласково сказала: «Костя, пойдем домой!»

– И вы вернулись?

– Да. И еще дважды возвращался. Мы пытались «начать все с чистого листа». Не получалось. Как-то Люся загорелась: «Поедем в Севастополь!» Этот город для нас был знаковым – 20 лет назад там все начиналось. Может быть, она надеялась, что эти далекие счастливые дни напитают нас новой энергией? Или хотела что-то закольцевать? Поездка превратилась в настоящий ад. Будучи тонким человеком, Люся чувствовала, что я изменился. Она спросила напрямую: «У тебя кто-то есть?» Я признался. Реакция была ужасной. На этом мы расстались окончательно. Потом многие годы мне снился кошмар: я нахожусь у Люси, а внизу меня ждет Наташа. Вероятно, я кричал во сне. Наташа будила: «Что, опять Гурченко приснилась?» А я думал: «Господи, как хорошо, что это был сон. И что рядом Наташа».

– Константин, и все же: почему после разрыва вы трижды возвращались? Так любили ее?

– Это было что-то другое… Я растворился в ней, превратился в зомби. К тому же нас крепко связывала музыка, в ней мы были как бы единым организмом. Люся практически не знала нот, но обладала такой музыкальностью и упорством, что при желании могла выучить и сыграть ноктюрн Шопена. Нам обоим совместная работа многое давала.

– Как начиналась ваша жизнь с Наташей?

– Наташа сразу стала родным человеком. С ней все становилось проще, чем было на самом деле. Но ей пришлось пройти со мной через трудный этап. Я тяжело переносил разрыв с Гурченко. Не сам разрыв – я о нем не жалел, переживал саму ситуацию: на дворе начало 1990-х, мне уже сорок с небольшим, я без работы, куча житейских проблем. К тому же физически плохо чувствовал себя, развинтились нервы. Наташа повела меня к психологу. Тот спросил: «Сколько лет вам было, когда вы сошлись с Гурченко?» – «23». – «А ей?» – «З8». – «Чего же вы хотите? Вы перескочили через 15 лет естественного мужского взросления. Ни юношей, ни молодым мужчиной быть позволить себе не могли. Нужно было постоянно догонять стареющую женщину, соответствовать ей. По сути, вы выпали из своего возраста. Чтобы войти в колею, потребуется какое-то время. Но все образуется».

– Образовалось?

– Безусловно. (Неожиданно у Константина подозрительно заблестели глаза…) Я уже сказал: Люся не хотела детей. К падчерицам – Маше и Лене – я относился очень тепло, они платили мне тем же. Но с возрастом все печальнее было сознавать, что у меня не только нет своих детей, но на мне обрывается род Купервейс. И вдруг дочь Наташи, взрослая семейная женщина, после 28 лет нашего с ее мамой брака сообщает, что взяла мою фамилию! И теперь она Елена Купервейс. Представляете?!

– У меня мороз по коже.

– И у меня.

 

Беседовала Инна СТЕССЕЛЬ

 

 



Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..