четверг, 9 июня 2016 г.

КАК НАПИСАТЬ СЦЕНАРИЙ

ЧТО УБИВАЕТ ТВОРЧЕСТВО


Лекция Элизабет Гилберт о том, что убивает творческих людей последние 500 лет
В 2009 году писательница Элизабет Гилберт прочитала лекцию на конференции TED. Публикуем ее расшифровку.
Я — писатель. Писать книги — моя профессия, но, конечно, это гораздо больше, чем просто профессия. Я бесконечно люблю свое дело и не жду, что когда-либо в будущем что-то изменится. Но недавно произошло нечто особенное в моей жизни и в моей карьере, что заставило меня переосмыслить мои отношения с моей работой.
Дело в том, что недавно я выпустила книгу «Ешь, молись, люби». Она очень не похожа на все мои предыдущие произведения. Она стала сумасшедшим, сенсационным международным бестселлером. В результате, теперь, куда бы я ни пошла, люди обращаются со мной как с прокаженной. Серьёзно. Например, они приходят ко мне, взволнованные, и спрашивают: «А ты не боишься, что ты больше никогда не сможешь написать что-то лучше? Что никогда не выпустишь книги, которая была бы столь же важна людям? Никогда? Никогда?»
Обнадеживает, не так ли? Но гораздо хуже было бы, если бы я не помнила, как около 20 лет назад, когда я была подростком и впервые начала говорить вслух, что я хочу быть писателем, я встречала реакцию того же рода. Люди говорили: «Ты не боишься, что ты никогда не достигнешь успеха? Ты не боишься, что унизительность положения отвергнутой убьет тебя? Что ты будешь трудиться всю жизнь, а в итоге ничего не выйдет, и ты умрешь, погребенная под несбывшимися мечтами, переполненная горечью неудачи и разочарования?» И так далее.
Короткий ответ на все эти вопросы — да. Конечно, я боюсь всего этого. И всегда боялась. И я боюсь еще очень многих вещей, о которых люди и не догадываются. Например, водорослей и прочей жути. Но когда речь заходит о писательстве, возникает проблема, о которой начала задумываться недавно, и удивляюсь, почему дело обстоит именно так. Неужели рационально и логично бояться той работы, для которой люди, предназначены? Знаете, есть нечто особенное в творческих людях, что, кажется, вынуждает нас очень сильно беспокоиться об их душевном здоровье, чего не встретишь в отношении других занятий. Например, мой отец был инженером-химиком. Я не припомню ни единого случая за всю его сорокалетнюю карьеру, когда кто-то спросил его, не боится ли он быть инженером-химиком: «Эта деятельность не мучает вас? Всё ли вам удается?» Никогда такого не было. Надо признать, что инженеры-химики в целом за все годы своего существования не заслужили репутации маньяков, страдающих алкоголизмом и склонных к депрессии.
У всех творческих людей, кажется, прочно утвердилась репутация душевно нестабильных существ.
Мы, писатели, имеем репутацию такого рода. И не только писатели. У всех творческих людей, кажется, прочно утвердилась репутация душевно нестабильных существ. Вполне достаточно взглянуть на длинный отчет о смерти ярких творческих людей за один только ХХ век, на тех, кто умер молодым, и часто — в результате самоубийства. И даже те, кто не покончил жизнь самоубийством буквально, были в конце концов прикончены собственным даром. Норман Мейлер перед смертью сказал: «Каждая из моих книг понемногу убивала меня». Крайне необычное заявление о работе всей своей жизни. Но мы даже не вздрагиваем, когда слышим нечто подобное, потому что слышали это уже сотни раз и уже осознали и приняли ту мысль, что созидательность и страдание каким-то образом взаимосвязаны, и искусство в итоге всегда ведет к муке.
Вопрос, который я хочу сегодня задать — вы все согласны с этой мыслью? Вы согласны? Потому что выглядит так, будто согласны или близки к тому. А я совершенно не согласна с таким предположением. Я думаю, что это ужасно и опасно. И я не хочу, чтобы такое отношение проследовало в следующее столетие. Я думаю, что лучше бы нам вдохновлять великие умы жить как можно дольше.
Я точно знаю про себя, что было бы очень опасно идти по этой темной дороге, учитывая все обстоятельства в моей карьере.
Я достаточно молода, мне только 40. Я способна работать ещё, пожалуй, лет 40. И чрезвычайно вероятно, что всё, что я напишу с этого момента, будет оцениваться в мире, где уже вышла одна моя книга, которая имела столь пугающий успех. Я скажу прямо — ведь здесь сложилась столь доверительная атмосфера — очень вероятно, что мой величайший успех уже позади. Господи, вот это мысль! Как раз такого рода мысль и ведет людей к выпивке в девять часов утра. И я туда не хочу. Я предпочту заниматься делом, которое люблю.
Однако, встает вопрос — как? И после долгих размышлений о том, как я должна работать, чтобы продолжить писать, я пришла к выводу, что должна создать некоторую защитную психологическую конструкцию. Что мне необходимо найти некоторую приемлемую дистанцию между собой как человеком пишущим — и моим очень естественным страхом перед тем, какую реакцию может вызвать моя работа с этого момента. И я искала ролевую модель для такой задачи. И я присматривалась к разным временам в человеческой истории и разным цивилизациям, чтобы убедиться, что кто-то подошел к ее решению разумнее, чем мы. К задаче, как помочь творческим людям преодолеть неотъемлемые эмоциональные риски созидательных способностей.
И мой поиск привел меня в Древний Рим и в Древнюю Грецию. Сейчас моя мысль сделает петлю во времени.
Древние греки и римляне не верили, что творчество вообще является свойством человека. Люди верили, что творческие способности — это дух и спутник божественного и что они приходят к человеку из далеких и неизвестных источников по неясным, неизвестным причинам. Греки звали этих божественных духов «демонами». Сократ верил, что у него есть демон, который вещал ему мудрость издалека. У римлян была схожая идея, но они называли это «свободное творческое проявление гения». И это здорово, потому что римляне не думали, что гений — это некоторый одаренный индивидуум. Они верили, что гений — это своего рода волшебная сущность, жившая, буквально, в стенах дома творца, этакий Добби, кто приходил и невидимым образом помогал художнику с его работой, формировал результаты этой работы.
Римляне не думали, что гений — это некоторый одаренный индивидуум. Они верили, что гений — это своего рода волшебная сущность, жившая, буквально, в стенах дома творца, этакий Добби, кто приходил и невидимым образом помогал художнику с его работой, формировал результаты этой работы.
Восхитительно — это именно та дистанция, о которой я говорила, и которую я искала для себя, —психологическая конструкция, призванная защитить вас от результатов вашей работы. А все ведь понимали, как это работает, верно? Творцы античности были защищены от разного рода вещей, как, например, нарциссизм. Если ваша работа была превосходна, вы не могли целиком и полностью брать на себя лавры её создания. Все знали, что вам помог гений. Если ваша работа была плоха, все понимали, что у вас просто гений-калека. И именно так западные люди думали о созидательных способностях долгое время.
А затем пришел Ренессанс, и всё изменилось. Появилась новая идея о том, что индивид должен быть в центре мироздания, превыше богов и чудес, и нет больше места мистическим существам, которые слышат зов божественного и пишут под его диктовку. Так начался рациональный гуманизм. И люди начали думать, что творчество берет начало в человеке. Впервые с начала истории мы услышали, как про того или иного человека стали говорить «он гений», а не «у него есть гений».
И я вам скажу, что это была огромная ошибка. Понимаете, это позволило людям думать, что он или она является сосудом, источником всего божественного, созидательного, неизвестного, мистического, что является слишком большой ответственностью для хрупкой человеческой психики. Всё равно что попросить человека проглотить солнце. Такой подход деформирует эго и создает все эти сумасшедшие ожидания от результатов труда творческого человека. И я думаю, что именно груз такого отношения убивал творческих людей за последние 500 лет.
И если это так (а я верю, что это так) возникает вопрос, а что же дальше? Можем ли мы действовать иначе? Может быть, стоит вернуться к древнему восприятию отношений между человеком и загадкой творчества. Может быть, нет. Может быть, мы не сумеем стереть все 500 лет рационально-гуманистического подхода в одной восемнадцатиминутной речи. И в аудитории наверняка есть люди, которые подвергнут серьезному научному сомнению существование, в общем-то, фей, которые следуют за человеком и осыпают его работу волшебной пыльцой и подобными вещами. Я не собираюсь убеждать вас в этом.
Но вопрос, который я хотела бы задать — а почему бы и нет? Почему бы не думать таким образом? Ведь это дает едва ли не больше смысла, чем любая другая из мне известных концепций в качестве объяснения безумной капризности творческого процесса. Процесс, который (как знает любой, кто когда-либо пытался созидать, то есть, каждый из нас) далеко не всегда является рациональным. А иногда и вовсе кажется паранормальным.
Недавно я встретила удивительную американскую поэтессу Рут Стоун. Ей сейчас 90, и она была поэтом всю свою жизнь. Она сказала мне, что выросла в сельской местности в Вирджинии и когда работала в полях, слышала и чувствовала поэзию, приходившую к ней из природы. Это было как грозовой воздух, который подкатывался из глубины пейзажа. И она чувствовала это приближение, потому что земля сотрясалась под ногами. И она в точности знала, что надо делать — «бежать сломя голову». И она бежала в дом, где её настигала поэма, и нужно было быстро найти бумагу и карандаш, чтобы успеть записать то, что извергалось, успеть уловить это. А Рут она была недостаточно проворной. Не успевала вовремя, и поэма прокатывалась через нее и исчезала за горизонтом в поисках другого поэта. А в другие времена (я никогда этого не забуду), она говорила, были моменты, когда она почти уже упустила свою поэму. И вот она бежала в дом, и искала бумагу, и поэма проходила через неё. Рут брала карандаш в этот момент, и затем появлялось чувство, будто она могла бы ухватить эту поэму другой своей рукой, поймать её за хвост и вернуть обратно в свое тело, пока она старалась успеть запечатлеть поэму на бумаге. И в таких случаях поэма выходила идеальной, но написанной задом наперед.
Когда я услышала это, я подумала: «Поразительно, я пишу точно так же».
Это далеко не весь мой творческий процесс, я ведь не бесконечный источник вдохновения. Я мул, и путь, которым я иду, таков, что я должна просыпаться примерно в одно и то же время каждый день и трудиться в поте лица. Но даже я со всем моим упрямством сталкивалась с таким феноменом. Как, думаю, и многие из вас. Даже ко мне приходили идеи из неведомого источника, который я затрудняюсь отчетливо объяснить. Что это за источник? И как нам всем работать с этим источником и при этом не лишиться разума, а ещё лучше — сохранить его как можно дольше?
Творцы античности были защищены от разного рода вещей, как, например, нарциссизм. Если ваша работа была превосходна, вы не могли целиком и полностью брать на себя лавры её создания. Все знали, что вам помог гений. Если ваша работа была плоха, все понимали, что у вас просто гений-калека.
Лучшим примером для меня послужил Том Уэйтс, у которого мне довелось брать интервью по поручению одного журнала несколько лет назад. Мы говорили об этом, а ведь Том большую часть своей жизни буквально воплощал собой раздираемого сомнениями художника, пытающегося обрести контроль над всеми этими неконтролируемыми творческими импульсами, которые как будто бы принадлежали ему самому.
Затем уже он стал старше и спокойнее.
Однажды он ехал по трассе в Лос-Анжелесе и внезапно услышал крошечный фрагмент мелодии. Фрагмент пришел ему в голову, как водится, неуловимый и соблазнительный, и Том захотел ухватить этот фрагмент, но не мог. У него не было ни ручки, ни бумаги, ни записывающего устройства,
И он начал волноваться: «Я забуду это сейчас, и воспоминание будет меня преследовать вечно. Я недостаточно хорош, я не могу это сделать». И вместо паники он вдруг остановился, посмотрел на небо и сказал: «Простите, вы не видите, что я за рулем? Разве похоже, что я могу записать эту песню сейчас? Если вам в действительности так необходимо явиться на свет, приходите в более подходящий момент, когда я смогу о вас позаботиться. В противном случае, отправляйтесь беспокоить кого-то другого сегодня. Идите к Леонарду Коэну».
И вся его творческая жизнь изменилась после этого. Не работа — работа всё ещё была неясной и трудной. Но сам процесс. Тяжелая тревога, связанная с ним, прошла, как только он извлек гения из себя, выпустил его туда, откуда этот гений пришел.
Когда я услышала эту историю, она начала сдвигать что-то и в моем методе работы, и однажды меня это спасло. Когда я писала «Ешь, молись, люби», я впала в тот род отчаяния, в который мы все впадаем, когда работаем над чем-то, что не получается. Ты начинаешь думать, что это катастрофа, что это будет худшей из написанных книг. Не просто плохой, но наихудшей. И я начала думать, что я должна попросту бросить это дело. Но затем я вспомнила Тома, говорящего с воздухом, и попробовала сделать то же самое. Я подняла голову от рукописи и адресовала свои комментарии пустому углу комнаты. Я сказала, громко: «Послушай, ты и я, мы оба знаем, что, если эта книга не будет шедевром, это не совсем уж моя вина, верно? Потому что я, как видишь, вкладываю всю себя в неё. И большего я предложить не могу. Так что если хочешь, чтобы она была лучше, тебе бы стоило сделать свой вклад в общее дело. ОК. Но если ты не хочешь, то и черт с тобой. Я собираюсь писать в любом случае, потому что это моя работа. Я только хотела публично заявить, что я свою часть работы сделала».
Потому что... В конце концов, столетия назад в пустынях Северной Африки люди собирались и устраивали пляски под луной, и музыка продолжалась часы и часы, до рассвета. И они были изумительны, потому что танцоры были профессионалами. Они были прекрасны, верно? Но иногда, очень редко, происходило кое-что удивительное, и один из этих выступающих вдруг становился исключительным. И я знаю, что вы понимаете, о чем я говорю, потому что вы все видели в своей жизни подобное выступление. Будто время остановилось, и танцор ступил в неизвестное, в портал, и, хотя он не делал ничего нового, ничего того, что он не делал за 1000 ночей до, всё вдруг воссияло. Внезапно он переставал быть просто человеком. Его освещал огонь божественного.
И когда такое случалось, люди знали, что это, и звали это по имени. Они соединяли руки вместе, и начинали петь: «Аллах, Аллах, Аллах, Бог, Бог, Бог». Это Бог. Любопытное историческое замечание. Когда Муры вторглись в южную Испанию, они принесли с собой этот обычай. С течением времени произношение изменилось с «Аллах, Аллах, Аллах» на «Оле, Оле, Оле». И именно это вы слышите во время боев быков и в танцах фламенко в Испании, когда исполнитель делает нечто невозможное и невероятное. «Аллах, оле, оле, Аллах, изумительно, браво». Когда человек делает нечто непостижимое — сияние Бога. И это чудесно, потому что нам это необходимо.
Но любопытная вещь происходит на следующее утро, когда сам танцор просыпается и обнаруживает, что он больше не искра Божья, что он всего лишь человек, у которого болят колени, и, возможно, больше никогда не поднимется на такую высоту. И, может быть, больше никто не вспомнит имя Бога, когда он танцует. И что же тогда ему делать всю его оставшуюся жизнь? Это тяжело. Это одно из самых тяжелых признаний в творческой жизни. Но, быть может, такие моменты не будут столь болезненны, если вы с самого начала не верили, что самое изумительное и волшебное в нас исходит от нас самих. Что это дано нам в долг из какого-то невообразимого источника на какой-то период вашей жизни. И что будет передано другим нуждающимся, когда вы завершите свое дело. И, вы знаете, если мыслить так, то это всё меняет.
Я начала так думать. И думала так последние несколько месяцев, пока работала над своей новой книгой, которая скоро будет опубликована. Её выход наполнен сверхожиданиями на фоне моего прежнего пугающего успеха.
И всё, что я говорю себе, когда я начинаю нервничать по этому поводу — это «Эй, не бойся. Не унывай. Просто делай свое дело. Продолжай делать свою часть работы, что бы то ни было. Если твоя часть танец — танцуй. Если божественное, спонтанный гений, сопровождающий тебя, решит осветить тебя своим присутствием, всего лишь на короткий миг, тогда — „Оле!“ А если нет — продолжай танцевать. И „Оле“ для тебя, в любом случае». Я верю в это, и чувствую, что мы все должны научиться такому отношению. «Оле», в любом случае, за то, что у тебя хватило настойчивости и любви продолжать делать свое дело.

ВАВИЛОНСКИЕ КАЗНИ ХУСЕЙНА

history

Jewish.ru

Вавилонские казни Хусейна


08.06.2016

Приговоренным даже не закрыли лиц, а на груди повесили таблички «еврей» или «шпион». Репортаж о казни транслировался в прямом эфире. В Багдаде был объявлен праздник, общественный транспорт работал бесплатно, и школьников свозили к месту казни целыми классами. На площади Тахрир собралось полмиллиона человек. Так Саддам Хуссейн расправился с девятью иракскими евреями и положил конец вавилонской общине, существовавшей до этого на протяжении 27 веков.
В начале 1940-х в Ираке проживало 150 тысяч евреев, предки которых поселились в Вавилоне еще в описанные в Библии времена. Погром «Фархуд» в 1941 году привел к первой волне исхода вавилонских евреев в новейшей истории. Накануне провозглашения Государства Израиль, в 1948 году, евреев в Ираке оставалось уже 130 тысяч. Подавляющее большинство из них перебралось в Израиль в течение следующих двух-трех лет, но всё равно к 1960-м годам в Ираке жило менее 3 тысяч евреев.
В июне 1967 года Израиль одержал блистательную победу в Шестидневной войне, годовщина которой отмечается в эти дни, над превосходящими силами коалиции арабских стран, в число которых входил и Ирак. Причем количество иракских войск, участвовавших в войне, превышало численность израильских солдат и резервистов. И для Ирака военное поражение стало шоком. Одно из его последствий – государственный перевод и приход к власти партии «Баас», случившиеся год спустя после поражения в войне. Саддам Хусейн, курировавший в новом правительстве спецслужбы, взялся за активный поиск врагов. Иракские евреи оказались идеальной жертвой. Как говорили коллеги Хусейна из далекой северной страны, «был бы человек, а статья найдется».
В ночь с 3 на 4 декабря 1968 года подразделение иракской армии, находившееся в районе города Мафрак в Иордании, произвело артиллерийский обстрел израильской территории – киббуцев Иорданской долины. Следующим утром ВВС Израиля нанесли ответный удар. Один израильский самолет был подбит. Смертельно раненного летчика удалось эвакуировать с территории врага, но останки самолета доставили из Иордании в Ирак и выставили на всеобщее обозрение в Багдаде.
В то же самое время спецслужбы Саддама Хусейна доложили о раскрытии «сионистского заговора». В декабре в Багдаде и Басре прошли аресты. Подавляющее большинство арестованных были евреями. Начавшийся 4 января суд, если здесь вообще применимо это слово, был скоротечным. Даже если вообразить, что у обвиняемых действительно были шпионские помыслы, притом что никаких доказательств представлено не было, то какой разведывательной деятельностью может заниматься человек, которому отключили телефон, запретили выезд из страны, за чьим домом следят сотрудники спецслужб? Именно так выглядела жизнь евреев Ирака после Шестидневной войны. Не говоря уж о том, что весь бизнес к тому времени у них уже отобрали. А еще – выдали евреям особые удостоверения личности желтого цвета, видимо, перенимая «передовой» европейский опыт.
У иракских судей никаких сомнений в виновности евреев, естественно, не возникло: ведь полученное под пытками признание – царица доказательств, по определению товарища Вышинского. Этого иракским судьям было достаточно, и вечером 26 января 1969 года 13 обвиняемых, в том числе 9 евреев (остальные четверо – мусульмане и христиане), были приговорены к смерти.
Один из арестованных, Фуад Габай, заявил о своей невиновности во время прямого репортажа из зала суда. Некоторое время спустя, когда беременная жена навещала его в тюрьме, охрана пригрозила Габаю, что ее изнасилуют, а нерожденного ребенка вырежут из ее живота, если он не согласится признать себя виновным. Габай признался, что он израильский шпион.
США, Великобритания, Франция, Ватикан до последнего момента пытались по дипломатическим каналам повлиять на власти Ирака, убеждая их отказаться от приведения приговора в исполнение. Все призывы Ирак проигнорировал, заявив, что это «внутреннее дело Ирака». С этим определением, видимо, был согласен и генсек ООН У Тан, который отказался выставлять этот вопрос на обсуждение Совета Безопасности, хотя в конце все-таки осудил казни как таковые «по гуманитарным соображениям».
Незадолго до казни выяснилось, что одному из приговорённых, студенту, нет еще и двадцати лет, а в то время законы Ирака запрещали казнить лиц, не достигших этого возраста. Власти страны решили эту проблему, просто приписав ему лишний год. Верховному раввину Ирака хахаму Сасуну Хедури было разрешено навестить приговоренных, в числе которых был и его сын. Когда раввин начал читать «Шма, Исраэль», охранник толкнул его, направил на него винтовку и приказал читать не на иврите, а по-арабски.
На следующее утро, 27 января 1969 года (8 швата 5729 года по еврейскому календарю), приговор был приведен в исполнение. Виселицы были установлены на площади Тахрир. Приговоренным даже не закрыли лиц, а на груди повесили таблички «еврей» или «шпион». Репортаж о казни транслировался по радио в прямом эфире. В Багдаде был объявлен праздник, общественный транспорт в этот день работал бесплатно, и школьников свозили к месту казни целыми классами. Около полумиллиона человек собрались на площади Тахрир, чтобы танцевать, петь и веселиться рядом с повешенными. Дискриминация евреев продолжилась даже после казни. Тела мусульман и христиан были сняты с виселиц назавтра, а тела казненных евреев остались висеть на главной площади Багдада ещё много дней.
Но потом часть тел всё же удалось предать земле. Например, тело Эзры Наджи Зилки было захоронено на мусульманском кладбище Басры. У Эзры был брат, который также сидел в тюрьме. Через некоторое время ему удалось освободиться, и он получил разрешение перезахоронить тело Эзры на еврейском кладбище. Он делал это под охраной, потому что по дороге на кладбище мальчишки забрасывали его камнями, крича, что он «шпион и везет хоронить шпиона».
После известия о казнях в Багдаде по всему Израилю прошли митинги протеста. Премьер-министр Израиля Леви Эшколь, выступая в Кнессете, заявил, что единственным «преступлением» казнённых было их еврейство. Ирак же в ответ пообещал новые процессы над шпионами. Министр информации Ирака Абдулла ас-Самараи сообщил, что скоро под суд пойдут еще 65 израильских шпионов и врагов режима. И действительно, через семь месяцев после публичной казни в Багдаде еще трое евреев были повешены в Басре. Всего же в 1969 году в Ираке было убито и пропало без вести не менее 54 евреев, а более ста побывали в застенках и подверглись пыткам.
Селима Габай, вдова Фуада Габая, и ее трое детей были помещены в лагерь для интернированных. Выйдя на свободу, они сумели перебраться в Иран, а оттуда – в Израиль. Селима сумела создать в Израиле свой бизнес по производству детской одежды, действующий до сих пор. Не только у них, но и у всех остальных оставшихся в Ираке евреев после событий 1969 года было одно желание – вырваться из страны любой ценой. Они получили разрешение на это в начале 1970-х.
По последней доступной информации, в Ираке сейчас проживают шесть евреев. Исключение – Курдистан, где отношение к евреям всегда было лояльнее, чем в Багдаде, а в последние несколько лет это стало выражаться даже на уровне местных законов, после чего местные жители, десятилетиями скрывавшие свою принадлежность к еврейскому народу, перестали ее скрывать. Впрочем, даже их от силы несколько десятков человек. История вавилонских евреев, насчитывающая более 27 веков, подходит к концу. В Ираке. Но не в Израиле, сотни тысяч жителей которого могут сказать, что они наконец вернулись из затянувшегося вавилонского плена на родину.



Алексей Алексеев

БИЗНЕС НА ВКУСЕ

culture

Jewish.ru

Бизнес на вкусе


09.06.2016

Он придумал имидж «железной леди» для Маргарет Тэтчер и блестяще провел ее избирательную кампанию. Он же попал в Книгу рекордов Гиннеса, сняв для BritishAirways за рекламный ролик с участием 6,5 тыс. человек. Его рекламная империя вообще долго была крупнейшей в мире, пока он сам не переключил свое внимание на искусство. Сегодня вкусу 73-летнего Чарльза Саатчи доверяют аристократы и молодые художники, картины которых, попадая в его галерею, начинают стоить миллионы.
Оставив размеренную жизнь в Англии, в 17 лет он бросил школу и уехал в Штаты. Быстро освоившись там в рекламной индустрии и отточив опыт в небольших агентствах, которые благодаря его креативности заполучали больших клиентов, он возвратился в Лондон. Создав вскоре и собственное агентство, он сделал его одним из ведущих в рекламном мире. Говорят, что даже имидж «железной леди» в рамках проводимой рекламной кампании для Маргарет Тэтчер был его идеей. Став королем рекламы, Чарльз Саатчи со временем оставил этот трон, чтобы занять другой. Он стал самым успешным арт-дилером. Его называют величайшим коллекционером Великобритании, а некоторые даже провидцем. Ведь начав однажды, он до сих пор продолжает представлять публике новых художников, имена которых вмиг становятся известными, а работы – ценными. Конечно, порой они шокируют общественность, но Чарльз Саатчи, которому сегодня исполнилось 73 года, считает: «Одним людям нравится искусство, другим нравится получать шок от искусства. В итоге – счастливы все».
Коллекционированием он занялся еще в школе. Как и у большинства детей, это были комиксы, журналы и сигаретные вкладыши. Первую картину он приобретет к 30 годам, когда его имя будет широко известно в рекламном бизнесе. Предшествовали же этому годы кропотливой работы. Сначала мальчиком на побегушках в американских рекламных агентствах, где, мимоходом вставляя в разговор свои идеи, он быстро добился продвижения, попав в арт-команду. Затем, вернувшись в Лондон, Чарльз Саатчи сразу же привлек к себе внимание нетрадиционными подходами к рекламе. Позже скажут, что он «взял на вооружение прямоту и откровенность американского подхода к рекламе, добавив к этому британский колорит – остроумие, художественность, скрытую иронию». Проработав в разных агентствах, с легкостью меняя их, лишь только почувствовав малейшие признаки ограничения своего видения проекта, вскоре он стал одним из самых востребованных специалистов в сфере рекламы. А в 23 года, обзаведясь уже широким кругом знакомых специалистов в этой сфере и выбрав среди них близких по духу профессионалов, совместно с арт-директором Россом Крамером основал собственный бизнес.
Совсем скоро созданное ими рекламное агентство Cramer Saatchi представило плакат, который спустя годы был внесен в десятку лучших британских рекламных продуктов столетия по версии BBC. На плакате, призывавшем людей внимательно относиться к планированию семьи, был изображен самый обычный молодой человек, нежно поглаживающий рукой свой большой живот. Печальный и смиренный взгляд его сопровождался текстом под изображением: «А если бы Вы могли забеременеть, Вы бы были более осторожным?» В рамках рекламной кампании, заказанной министерством здравоохранения, плакат получил небывалое внимание прессы. Лучшей рекламы для нового агентства быть не могло. Заказы буквально сыпались один за другим. За два года агентство возглавило все возможные бизнес-рейтинги Англии. На фоне такого успеха компаньону Чарльза, Россу Крамеру была предложена перспективная и высокопоставленная должность, согласившись на которую, он ушел из агентства.
Чарльз же, недолго думая, предложил пост Крамера своему младшему брату Морису, и тот с удовольствием стал его компаньоном. Вообще, в семье Саатчи было четверо братьев, двое из которых продолжили бизнес отца – Натана, иракского еврея, основавшего по прибытии в Англию небольшую текстильную фабрику. Сам Чарльз также родился в Багдаде 9 июня 1943 года, но когда ему было четыре года, семья покинула пропитанный антисемитскими настроениями Ирак, и осознанное его детство было уже типично английским. Его брат Морис окончил Лондонскую школу экономики и политических наук. Так что в зарождавшемся тандеме отличавшийся вдумчивостью и способностью к построению долгосрочных стратегий Морис прекрасно дополнял креативного Чарльза.
В сентябре 1970 года журнал Campaign – своеобразная Библия рекламного мира – вышел со следующим заголовком на первой странице: «Братья Саатчи основали агентство с капиталом в размере 1 млн фунтов стерлингов». Это была первая и единственная реклама, за которую братья заплатили сами. На тот момент их капитал составлял не более двухсот тысяч, но реальность очень быстро догнала амбиции. В течение многих последующих лет братья и их агентство Saatchi&Saatchi будут новостью № 1 в рекламном мире.
Неудивительно, что в 1979 году предвыборная кампания Маргарет Тэтчер была доверена именно им. Конечно, сама по себе кампания не стала решающим фактором, который помог партии Тэтчер одержать победу на выборах, однако свой весомый вклад она, безусловно, внесла. И когда 4 мая 1979 года Маргарет Тэтчер пришла к власти, братья Саатчи с уверенностью могли сказать, что они тоже были причастны к этому событию. А один из рекламных плакатов в ходе этой кампании занял и первую строчку указанного выше рейтинга ВВС. Чарльз Саатчи задумал тогда сыграть на массовой безработице, охватившей Великобританию. Он изобразил на рекламных постерах огромную очередь безработных людей под лозунгом Labour isn't Working, построенным на игре слов: «Рабочая сила [лейборизм] не работает». Этот продуманный ход стал классическим примером грамотной политической рекламы. Примеры же успешных проектов компании исчисляются десятками. Так, созданный Саатчи в октябре 1989 года рекламный ролик Face для British Airways вошёл в Книгу рекордов Гиннеса. В нем участвовала самая многочисленная рекламная массовка: 6300 человек в разноцветных спортивных костюмах, снятые с высоты птичьего полета, перестраивались, чтобы составить гигантское изображение земного шара и лица человека.
К 1986-м агентство стало самым крупным в мире, поглотив около 80 компаний, и удерживало эту позицию до 1995 года, пока Морис и Чарльз из-за внутренних интриг не покинули его, тут же создав новое – М&C Saatchi. Правда, к тому моменту Чарльз уже отошел от активной работы в агентстве, переключив свое внимание на произведения искусства. Первую свою арт-покупку он совершил в 1973 году в Париже. Это была реалистическая работа британского художника Дэвида Хэфера. А к 1985 году Саатчи удалось открыть уже собственный музей, где впервые в Англии были широко представлены произведения Ричарда Серры, Франка Стеллы, Брюса Наумана. В коллекции его были и работы короля поп-арта Энди Уорхола и внука Зигмунда Фрейда, одного из самых значительных современных художников-реалистов Люсьена Фрейда. Впрочем, даже свою деятельность коллекционера современного искусства и владельца галереи Чарльз сумел поставить на деловые рельсы. Работы названных мастеров были проданы, и Саатчи начал не менее прибыльную, чем реклама, деятельность. Он принялся открывать новые таланты. Он скупал целые мастерские, устраивал показы и, по сути, вершил судьбы художников.
Именно с его подачи человечество узнало о таком явлении, как Young British Artists (YBA). Эпатажные, дерзкие, молодые и неизвестные британские художники вмиг стали феноменом современного искусства. А выставки, которые он организовывал, стали оказывать все больше влияния и на музейный бизнес, и на карьеру дотоле неизвестных художников, таких как Херст, Эмин и братья Чепмены. Как только Чарльз Саатчи проявлял интерес к любому из них, приобретая его работы, тут же происходил скачок цен на его картины, и именитые коллекционеры начинали скупать их следом. Неудивительно, что Саатчи не раз обвиняли в спекуляциях на арт-рынке. Обвиняют и сегодня, но продолжают скупать то, что нравится ему. Он же умело управляет этим процессом, также как и когда-то в рекламе. От перепродажи картин и объектов искусства всех видов он получает более чем солидные прибыли. Так, купив в 1991 году за $22 000 скульптурный автопортрет Марка Куинна «Я сам», выполненный из 4,5 литра собственной замороженной крови художника, хранящийся в стеклянной морозильной камере, в 2005-м он перепродал его за $2,7 млн. А заплатив в 1992 году $84000 за акулу, которую Дэмиен Херст замариновал в аквариуме с формальдегидом, Саатчи перепродал ее, выручив уже $13 млн.
Его галерея, в которую входят тысячи работ, побывала в крупнейших музеях мира. Но для выставок Саатчи всегда избирает не более сотни из них, чтобы посетители не бегали от одного экспоната к другому, пытаясь просмотреть все, а акцентировали внимание на внутреннем содержании каждой работы. В поддержку молодых художников им создан сайт, на котором выставить работы может каждый желающий без каких-либо комиссий в случае ее продажи. В 2010 году он объявил, что большая часть его галереи будет передана музеям Британии. Но после того как английские музеи стали выбирать из списка одни и отказываться от других картин, Саатчи обиделся и начал распродавать картины на аукционах. Многие решили тогда, что коллекционирование его уже явно утомило и Саатчи уходит на покой. Но, как показало время, они ошиблись. По признанию самого Саатчи, он просто «не сторонник хранить картины вечно, и если одна из них перестала радовать взгляд, ее нужно заменить». И до сих пор стены его галереи предлагают публике новые имена художников, а вкусу и интуиции Чарльза Саатчи доверяют так же, как и прежде. Равно как и многие пытаются получить от него ответ на вопрос, как же безошибочно определить талантливого художника. В ответ умудренный опытом коллекционер говорит: «Талант – это редкость. Скорее посредственность будет принята за великолепие, чем гений станет узнаваем».

Алексей Викторов

ЭШЕЛЬ РАЗОБЛАЧАЕТ БИБИ

Возможное повторение
старого сценария
 Трудно поверить в то, что Натан Эшель решился бы впервые в жизни написать статью о политических планах Нетаниягу без ведома своего патрона * У обозревателей возникает предположение о том, что глубина расследования снова может обернуться глубиной отступления
 Дов Конторер
Публикация статьи Натана Эшеля в номере газеты "Гаарец" от 3 июня вызвала на этой неделе значительный резонанс в израильских СМИ. Причиной общественного внимания к данной публикации стало, во-первых, то, что "Гаарец" предоставила трибуну человеку, покинувшему свой высокий пост в канцелярии премьер-министра при обстоятельствах, которые были бы сочтены зазорными даже для прыщавого подростка, и, во-вторых, само содержание статьи, написанной человеком, который все еще остается лицом, приближенным к Биньямину и Саре Нетаниягу.
В статье, озаглавленной "Левый лагерь поступается миром", Эшель обвиняет израильских левых в неспособности преодолеть свою давнюю неприязнь к Нетаниягу и второстепенные соображения собственной политической выгоды в момент, когда ситуация требует от них встать на сторону премьер-министра. Почему ситуация требует от израильских левых именно этого? Потому, утверждает Эшель, что в настоящее время Нетаниягу "готов к осуществлению решительных политических шагов, вплоть до полного осуществления мечты левого лагеря".
Главной причиной введения Авигдора Либермана и его партии в правящую коалицию Эшель называет желание премьер-министра "продвинуть политическое решение по принципу два государства для двух народов". Свой основной упрек Эшель адресует парламентскому блоку Аводы и партии Тнуа, который не решается присоединиться к коалиции Нетаниягу, выбить из нее "партию Нафтали Беннета, опирающуюся на голоса ультраправых", и тем самым открыть дорогу успешному продвижению мирного процесса. Неспособность левого лагеря подняться до понимания связанных с этим перспектив бывший глава канцелярии Нетаниягу называет "величайшей трагедией".
Ряд представителей Ликуда поспешил заявить, что статья Натана Эшеля не была написана с подачи Нетаниягу и не отражает намерений последнего, но в израильском журналистском сообществе данный тезис вызывает скептическую реакцию. В самом деле, трудно поверить в то, что Эшель впервые в жизни написал статью о политических планах Нетаниягу, да еще и сдал ее в редакцию "Гаарец", не согласовав своих действий с тем, кто по-прежнему остается его патроном (и кто выжил из своей канцелярии всех, кто привел к огласке позорящих Эшеля фактов). Соответственно, в обсуждаемой публикации "Гаарец" большинство обозревателей видит аутентичный призыв Биньямина Нетаниягу, обращенный к израильским левым.
В том, каким образом этот призыв был доведен до публики, угадываются признаки отчаяния. И поскольку коалиционная ситуация, при всех связанных с нею трудностях, не дает премьер-министру поводов для подобного самочувствия, причины предполагаемой озабоченности Нетаниягу своим положением ищут в других областях.
Политический обозреватель газеты "Едиот ахронот" Шимон Шифер находит их в совокупном воздействии таких факторов, как неблагоприятные для семьи Нетаниягу решения судов по трудовым вопросам, критикующие поведение главы правительства доклады госконтролера и недавняя рекомендация полиции об уголовном преследовании супруги премьер-министра. Шифер также упоминает и о "других, неизвестных пока расследованиях". В связи с этим он, возвращаясь к давней оценке действий Ариэля Шарона, которая бытовала в правых кругах в 2004-2005 гг. и гласила, что "глубину отступления определяет глубина расследования",  высказывает мысль о том, что сегодняшняя нервозность Нетаниягу имеет ту же природу.
5 июня, когда цитируемая статья Шимона Шифера увидела свет в "Едиот ахронот", ее тезис еще не казался достаточно обоснованным, однако в последующие дни, с публикацией новых сообщений о затрагивающих Биньямина Нетаниягу подозрениях в получении незаконных пожертвований от французского бизнесмена Эрно Мимрана, уверенности в том, что Шифер наводит тень на плетень, стало значительно меньше.

НАСТОЯЩЕЕ КИНО. "РИМ" ФЕЛЛИНИ


https://my-hit.org/film/20819/
Выделить ссылку и "перейти по адресу..."

"Рим" Федерико Феллини - один из любимых моих фильмов. Наверно, все шедевры великого мастера - признание в любви. "Рим" - признание в любви к этому городу. В очередной раз режиссер сочинил фильм - настоящую симфонию или роман, в котором есть все: юмор и боль, надежда и отчаяние. Гений в любой сфере искусств немыслим без мужества, а мужество - это фантастическая возможность соединять несоединимость, говорить предельно просто о самом сложном, уходить в космос прошлого, дня сегодняшнего и в грядущее, каким его видел пристальный и мудрый взгляд художника. В фильме вы увидите живого Феллини в живом Риме, и невольно попадёте в тот мир, в котором можно выжить - мир гения. В наши дни мы, как мне кажется, начинаем забывать, что такое возможно. 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЗОЛОТА


Желтый металл, простой химический элемент с атомным номером 79. Предмет вожделения людей во все времена, мерило ценности, символ богатства и власти. Сколько человеческих жизней было погублено ради обладания этим металлом!? И сколько еще будет погублено? В отличие от железа или, например, от алюминия, золота на Земле очень мало. За всю свою историю человечество добыло золота столько, сколько оно добывает железа за один день. Но откуда же этот металл появился на Земле?…

Считается, что Солнечная система образовалась из остатков взорвавшейся когда-то в глубокой древности сверхновой. В недрах той древней звезды происходил синтез химических элементов тяжелее водорода и гелия. Но в недрах звезд не могут синтезироваться элементы тяжелее железа, и стало быть, золото не могло образоваться в результате термоядерных реакций в звездах. Так, откуда же этот металл вообще появился во Вселенной? 

Похоже, астрономы теперь могут ответить на этот вопрос. Золото не может рождаться в недрах звезд. Но оно может образоваться в результате грандиозных космических катастроф, которые ученые буднично называют гамма-всплесками (ГВ). 

Астрономы пристально наблюдали за одним из таких гамма-всплесков. Данные наблюдений дают достаточно серьезные основания считать, что эта мощная вспышка гамма-излучения произведена столкновением двух нейтронных звезд – мертвых ядер звезд, погибших в сверхновом взрыве. Кроме того, уникальное свечение, сохранявшееся на месте ГВ в течение нескольких дней, указывает на то, что во время этой катастрофы образовалось значительное количество тяжелых элементов, в том числе – золото. 

«По нашим оценкам, количество золота, образовавшегося и выброшенного в пространство во время слияния двух нейтронных звезд, может сотавить более 10 лунных масс»,– сказал ведущий автор исследования Эдо Бергер из Гарвард-Смитсоновского астрофизического центра (CfA) во время пресс-конференции CfA в Кембридже, штат Массачусетс.

1483691_original
Слияние нейтронных звезд

Гамма-всплеск (ГВ) – это вспышка гамма-излучения от чрезвычайно энергичного взрыва. Большинство ГВ обнаруживаются в очень отдаленных областях Вселенной. Бергер и его коллеги изучали объект GRB 130603B, находящийся на расстоянии 3,9 миллиардов световых лет. Это один из самых близких ГВ из замеченных до настоящего времени.

ГВ бывают двух видов – длинные и короткие, в зависимости от того, сколько длится вспышка гамма-лучей. Длительность вспышки GRB 130603B, зафиксированной спутником НАСА «Свифт», составила менее двух десятых секунды. 

Хотя само гамма-излучение исчезло быстро, GRB 130603B продолжал светить в инфракрасных лучах. Яркость и поведение этого света не соответствовали типичному послесвечению, которое возникает при бомбардировке ускоренными частицами окружающего вещества. Свечение GRB 130603B вело себя так, как будто оно исходит из распадающихся радиоактивных элементов. Вещество, богатое нейтронами, выброшенное при столкновении нейтронных звезд, может превратиться в тяжелые радиоактивные элементы. Радиоактивный распад таких элементов порождает инфракрасное излучение, характерное для GRB 130603B. Именно это и наблюдали астрономы. 

По вычислениям группы, во время взрыва было выброшено вещества с массой около одной сотой солнечной. И часть этого вещества была золотой. Примерно оценив количество золота, образовавшегося во время этого ГВ, и число таких взрывов, произошедших за всю историю Вселенной, астрономы пришли к предположению, что все золото во Вселенной, в том числе и на Земле, возможно, было образовано во время таких гамма-всплесков. 

Вот еще одна интересная, но ужасно спорная версия: 

В процессе формирования Земли расплавленное железо спускалось вниз к её центру, чтобы составить её ядро, увлекая с собой большинство драгоценных металлов планеты, таких как золото и платина. Вообще, драгметаллов в ядре хватит на то, чтобы покрыть их слоем четырёхметровой толщины всю поверхность Земли. 

Перемещение золота в ядро должно было лишить внешнюю часть Земли этого сокровища. Однако распространённость благородных металлов в силикатной мантии Земли превышает расчётные величины в десятки и тысячи раз. Уже обсуждалась идея о том, что это свалившееся на голову сверхизобилие имеет своей причиной катастрофический метеоритный ливень, который настиг Землю после образования её ядра. Вся масса метеоритного золота, таким образом, вошла в мантию обособленно и не пропала глубоко внутри. 

1393767260_102215085_1371833183_0113

Для проверки этой теории доктор Маттиас Виллболд и профессор Тим Эллиот из Бристольской изотопной группы Школы наук о Земле подвергли анализу собранные в Гренландии профессором Оксфордского университета Стивеном Мурбатом породы, возраст которых насчитывает около 4 миллиардов лет. Эти древние камни дают уникальную картину состава нашей планеты вскоре после формирования ядра, но до предполагаемой метеоритной бомбардировки. 

Затем ученые начали исследовать содержание вольфрама-182 и в метеоритах, которые называют хондритами, – это один из главных строительных материалов твердой части Солнечной системы. На Земле нестабильный гафний-182 распадается cобразованием вольфрама-182. А вот в космосе из-за космических лучей этот процесс не происходит.

В результате стало ясно, что образцы древних горных пород содержат на 13% больше вольфрама-182 по сравнению с более молодыми горными породами. Это дает геологам основание утверждать, что когда Земля уже имела твердую кору, на нее обрушилось около 1 миллиона триллионов (10 в 18-й степени) тонн астероидного и метеоритного вещества, которое имело более низкое содержаниевольфрама-182, но при этом гораздо большее, чем в земной коре, содержание тяжелых элементов, в частности золота. 

Будучи весьма редким элементом (на килограмм породы приходится всего около 0,1 миллиграмма вольфрама), подобно золоту и другим драгоценным металлам он должен был войти в ядро в момент его формирования. Как и большинство других элементов, вольфрам подразделяется на несколько изотопов – атомов со сходными химическими свойствами, но слегка различающимися массами. По изотопам можно с уверенностью судить о происхождении вещества, а смешивание метеоритов с Землей должно было оставить характерные следы в составе её изотопов вольфрама. 

Доктор Виллболд заметил в современной породе сокращение количества изотопа вольфрама-182 на 15 миллионных долей по сравнению с гренландской. 
Это небольшое, но многозначительное изменение превосходно согласуется с тем, что и требовалось доказать – что избыток доступного золота на Земле является положительным побочным эффектом метеоритной бомбардировки. 

Доктор Виллболд говорит: «Извлечение вольфрама из каменных образцов и анализ с необходимой точностью его изотопного состава были крайне сложной задачей, принимая во внимание небольшое количество имеющегося в камнях вольфрама. Фактически, мы стали первой в мире лабораторией, которая успешно выполнила измерения такого уровня». 

0bad564c647b

Упавшие метеориты смешались с земной мантией в ходе гигантских конвекционных процессов. Задачей-максимум на будущее является выяснение продолжительности этого перемешивания. Впоследствии геологические процессы сформировали континенты и привели к концентрации драгоценных металлов (а также вольфрама) в залежах руды, которая добывается в наши дни. 

Доктор Виллболд продолжает: «Результаты нашей работы показывают, что большая часть драгоценных металлов, на которых основывается наша экономика и многие ключевые производственные процессы, была занесена на нашу планету по счастливой случайности, когда Землю накрыло где-то 20 квинтиллионами тонн астероидного вещества». 

Таким образом, мы обязаны своими золотыми запасами настоящему потоку ценных элементов, которые оказались на поверхности планеты благодаря массированной астероидной «бомбардировке». Потом в ходе развития Земли в течение последних миллиардов лет золото вступило в круговорот пород, появляясь на ее поверхности и вновь скрываясь в глубинах верхней мантии. 

Но теперь ему путь к ядру закрыт, и большое количество этого золота просто обречено оказаться в наших руках. 

И еще мнение другого ученого: 

- Происхождение золота оставалось до конца невыясненным, поскольку, в отличие от более легких элементов, таких как углерод или железо, оно не может образовываться непосредственно внутри звезды, — признался один из исследователей центра Эдо Бергер. 

Ученый пришел к этому выводу, наблюдая за гамма-всплесками — масштабными космическими выбросами радиоактивной энергии, вызванными столкновением двух нейтронных звезд. Гамма-всплеск был замечен космическим аппаратом НАСА Swift и длился всего двух десятых секунды. А после взрыва осталось свечение, которое постепенно исчезало.

Свечение же при столкновении таких небесных тел свидетельствует о выбросе большого количества тяжелых элементов, утверждают специалисты. А доказательством того, что после взрыва образовались тяжёлые элементы, можно считать инфракрасный свет в их спектре. 

7ae61f349197609f0792675f814a7fc3_resized_width_7746f48b97e088b90f69aea9f44b5e97_500_q95

- Дело в том, что нейтронно-богатые вещества, выброшенные при коллапсе нейтронных звезд, могут генерировать элементы, претерпевающие радиоактивный распад, при этом испуская свечение преимущественно в инфракрасном диапазоне, — объяснял Бергер. — И мы полагаем, что при гамма-всплеске выбрасывается примерно одна сотая доля материала солнечной массы, в том числе золото. Причем, количество золота, произведенного и выброшенного во время слияния двух нейтронных звезд, может быть сравнимо с массой 10 Лун. А стоимость такого количества драгоценного металла равнялась бы 10 октильонам долларов — это 100 трлн в квадрате. 

Для справки, октильон — это миллион септиллионов или миллион в седьмой степени; число, равное 1042 и записываемое в десятичной системе как единица с 42 нулями. 
Также сегодня учеными установлен тот факт, что практически все золото (и прочие тяжелые элементы) на Земле — космического происхождения. Золото, оказывается, попало на Землю в результате астероидной бомбардировки, которая произошла в далекие времена после застывания коры нашей планеты. 

Практически все тяжелые металлов «утонули» в мантии Земли на самом раннем этапе формирования нашей планеты, именно они образовали твердое металлическое ядро в центре Земли. 

Алхимики XX века 

Еще в 1940 году американские физики А. Шерр и К. Т. Бэйнбридж из Гарвардского университета начали облучать нейтронами соседние с золотом элементы – ртуть и платину. И вполне ожидаемо, облучив ртуть, получили изотопы золота с массовыми числами 198, 199 и 200. Их отличие от естественного природного Au-197 в том, что изотопы неустойчивы и, испуская бета-лучи, максимум за несколько дней опять превращаются в ртуть с массовыми числами 198,199 и200. 

Но все равно это было здорово: впервые человек смог самостоятельно создавать нужные элементы. Вскоре стало понятно, как вообще можно получить настоящее, стабильное золото-197. Это можно сделать, используя только изотоп ртути-196. Этот изотоп достаточно редок – его содержание в обычной ртути с массовым числом 200 составляет около 0,15%. Его надо бомбардировать нейтронами, чтобы получить малоустойчивую ртуть-197, которая, захватив электрон, и превратится в стабильное золото. 

Computerworld_Online_1003-2_4424-1

Однако расчеты показали, что если взять 50 кг природной ртути, то в ней будет всего 74 грамма ртути-196. Для трансмутации в золото реактор может дать поток нейтронов 10 в 15-й степени нейтронов на кв. см в секунду.

С учетом того, что в 74 г ртути-196 содержится около 2,7 на 10 в 23-й степени атомов, для полной трансмутации ртути в золото потребовалось бы четыре с половиной года. Это синтетические золото стоит бесконечно дороже золота из земли. Но это означало, что для образования золота в космосе тоже нужны гигантские потоки нейтронов. И взрыв двух нейтронных звезд как раз все объяснял. 

И еще подробности про золото: 

Немецкие ученые подсчитали, что для того, чтобы на Землю был занесен присутствующий сегодня объем драгметаллов, понадобились всего 160 металлических астероидов, диаметром около 20км каждый. Специалисты отмечают, что геологический анализ различных благородных металлов показывает, что все они появились на нашей планете примерно в одно и то же время, однако на самой Земле не было и нет условий для их естественного происхождения. Именно это натолкнуло специалистов на космическую теорию появления благородных металлов на планете. 

Слово «gold», по мнению лингвистов, произошло от индо-европейского термина «желтый» как отражение наиболее заметной характеристики этого металла. Этот факт находит свое подтверждение в том, что произношение слова «gold» на разных языках похоже, например Gold (по-английски), Gold (по-немецки), Guld (по-датски), Gulden (по-голландски), Gull (по-норвежски), Kulta (по-фински). 

Золото в земных недрах 

В ядре нашей планеты содержится в 5 раз больше золота, чем во всех остальных породах, доступных для разработки, вместе взятых. Если бы все золото ядра Земли вылилось на поверхность, то покрыло бы всю планету слоем толщиной полметра. Интересно, что в каждом литре воды всех рек, морей и океанов растворено около 0,02 миллиграмма золота. 

Определено, что за все время добычи благородного металла из недр было извлечено около 145 тысяч тонн (по данным других источников – около 200 тысяч тонн). Производство золота растет из года в год, но основной рост пришелся на конец 1970-х годов. 

efd820c37f7a17174a8f3cdd52d

Чистота золота определяется различными путями. Carat (в США и Германии пишется «Karat») первоначально был единицей массы на основе семян рожкового дерева «carob tree» (созвучно со словом «карат»), используемого древними торговцами Среднего Востока. Карат сегодня в основном используется при измерении веса драгоценных камней (1 карат = 0,2 грамма). 

Чистоту золота также можно измерить в каратах. Эта традиция восходит к древним временам, когда карат на Ближнем Востоке стал мерилом чистоты золотых сплавов. Британский карат золота – неметрическая единица оценки содержания золота в сплавах, равная 1/24 массы сплава. Чистое золото соответствует 24 каратам.

Чистота золота сегодня измеряется также и понятием химической чистоты, то есть тысячных долях чистого металла в массе сплава. Так, 18 карат – это 18/24 и в пересчете на тысячные доли соответствует 750-й пробе. 

Добыча золота 

В результате природного концентрирования примерно лишь 0,1% всего золота, содержащегося в земной коре, доступно, хотя бы теоретически, для добычи, однако благодаря тому, что золото встречается в самородном виде, ярко блестит и легко заметно, оно стало первым металлом, с которым познакомился человек. Но природные самородки редки, поэтому самый древний способ добычи редкого металла, основанный на большой плотности золота, – промывание золотоносных песков. «Добыча промывного золота требует только механических средств, а потому немудрено, что золото известно было даже дикарям и в самые древние исторические времена» (Д.И.Менделеев). 

Но богатых золотых россыпей почти не осталось, и уже в начале XX века 90% всего золота добывали из руд. Сейчас многие золотые россыпи практически исчерпаны, поэтому добывают, в основном, рудное золото, добыча которого во многом механизирована, но производство остается трудным, так как часто находится глубоко под землей.

В последние десятилетия постоянно росла доля более рентабельных открытых разработок. Месторождение экономически выгодно разрабатывать, если в тонне руды содержится всего 2-3г золота, а при содержании более 10 г/т оно считается богатым. Существенно, что затраты на поиск и разведку новых золотых месторождений составляют от 50 до 80% всех затрат на геологоразведочные работы. 

Сейчас крупнейшим поставщиком золота на мировой рынок является Южная Африка, где шахты достигли уже 4-километровой глубины. В ЮАР находится самый большой в мире рудник Вааль-Рифс в Клексдорпе. ЮАР – единственное государство, где золото – главный продукт производства. Там его добывают на 36 крупных рудниках, на которых трудятся сотни тысяч человек. 

Savuka

В России добыча золота ведется из рудных и россыпных месторождений. О начале его добычи мнения исследователей расходятся. По-видимому, первое отечественное золото было добыто в 1704 году из Нерчинских руд вместе с серебром. В последующие десятилетия на Московском монетном дворе золото выделяли из серебра, которое содержало немного золота в виде примеси (около 0,4%). Так, в 1743-1744гг. «из золота, обретающегося в серебре, выплавленном на Нерчинских заводах», было изготовлено 2820 червонцев с изображением Елизаветы Петровны. 

Первую в России золотую россыпь обнаружил весной 1724 года крестьянин Ерофей Марков в районе Екатеринбурга. Ее эксплуатация началась только в 1748 года. Добыча уральского золота медленно, но неуклонно расширялась. В начале XIX века были открыты новые месторождения золота в Сибири. Открытие (в 1840-е гг.) Енисейского месторождения вывело Россию на первое место в мире по добыче золота, но еще до этого местные охотники-эвенки делали из золотых самородков пули для охоты.

К концу XIX века Россия добывала в год около 40т золота, из них 93% – россыпного. Всего же в России до 1917 год было добыто, по официальным данным, 2754т золота, но по оценкам специалистов – около 3000т, причем максимум пришелся на 1913 год (49т), когда золотой запас достиг 1684т. 

С открытием богатых золотоносных районов в США (Калифорния, 1848г.; Колорадо, 1858г.; Невада, 1859г.), Австралии (1851г.), Южной Африке (1884г.), Россия утратила свое первенство в добыче золота, несмотря на то, что были введены в эксплуатацию новые месторождения, главным образом в Восточной Сибири.

Добыча золота велась в России полукустарным способом, разрабатывались преимущественно россыпные месторождения. Свыше половины золотых приисков находилось в руках иностранных монополий. В настоящее время доля добычи из россыпей постепенно снижается, составляя немного более 50 тонн.

Читать далее:
http://www.softmixer.com/2014/05/blog-post_7690.html



Источник: http://www.softmixer.com/...
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..